Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КОРОЛЕВСКАЯ ГАЗЕТА ЗОЛОТОГО БЕРЕГА

(Декабрь 31, 1822)

Сведения, полученные в письменном виде от офицера государственной гражданской службы Золотого Берега, о путешествиях одного татарина.

I

§ 1. За несколько недель до 1 июня распространились слухи среди уроженцев Кейп Коста, что несколько европейцев прибыло в Кормаси, столицу Ашанти 1. Слухам этим не доверяли и даже не верили, но в тот день, ко всеобщему удивлению людей, находившихся там, прибыли от царя посланцы, сопровождавшие пожилого белого человека, одетого в старомодный мундир Африканской кампании [in a old uniform of the African Company]. 2 Это обстоятельство пробудило большое любопытство, которое еще больше усилилось, когда установили, что он прошел значительную часть Африканского материка: от Триполи до Кейп Коста Касла (Cape Coast Castle). К сожалению, оказалось невозможным в полной мере удовлетворить всеобщее любопытство и надежды многих не оправдались: незнание языка, на котором говорил этот человек, помешало получить от него удовлетворительные сведения, на что можно было рассчитывать ввиду его долгого пребывания в стране. Будем надеяться, что какой-нибудь более удачливый наш соотечественник в Европе получит их, если с путешественником этим не произойдет ничего плохого до его возвращения в Англию. 3 Лишь с большим трудом можно [9] было установить, кроме названий мест, встретившихся на его пути, немногие обстоятельства его странствований (Варги не знал ни слова по-английски и плохо понимал язык фанти, на котором говорил переводчик), так как единственная связь с ним была установлена при посредстве одного слуги, говорившего на языке марава или хауса [Marawa or Houssa], 4 некоторое знание которого [Варги] приобрел во время своего пребывания в глубине материка. При таких обстоятельствах ошибки и несоответствия должны были быть неизбежны.

§ 2. Имя путешественника Варги [Wargee]. Он татарин, по всей вероятности, какой-то орды, обитавшей на землях у подножия Кавказских гор. Он утверждает, что родился в Кизляре [Kislar] в Астраханской губернии [the province of Astrakan]. 5 Он не знает своего возраста, но полагает, что ему теперь около 70 лет, хотя выглядит он не старше 50—60 лет. Когда ему было около 15 лет, (Это подтверждается следующим. Когда его спросили, сколько ему было лет в то время, он указал на присутствующего тут мальчика, сказав, что “был примерно того же возраста”.) разразилась война между Россией и Портой, его брат взялся за оружие, а он сам должен был доставлять продовольствие и т. п. [в войска]. 6 Воюющие стороны встретились и сражались в местечке, которое он назвал Эбрег [Ebraig]. Успех в этой стычке был на стороне турок, и Варги был взят в плен. С поля боя он вместе с другими пленными был отправлен в Константинополь, куда они прибыли через 34 дня. Это случилось в царствование султана Селима. (Селим III (1789—1807) вступил на престол в 1789 г. В то время Турция и Россия вели войну; если принять, что Варги прибыл в Константинополь в год восшествия [Селима] на престол, и прибавить время, истекшее с тех пор, к его предполагаемому возрасту, когда он был взят в плен, то это составит всего лишь 48 лет. Это противоречит его уверению, что в настоящее время ему 70 лет. Если этот счет вести по лунным годам, то разница будет очень значительная. Однако это расхождение могло быть вызвано непониманием со стороны переводчика.) Варги стал рабом Саладара, о котором он говорит как о человеке высокого ранга. Он находился на его службе семь лет, но установить, чем он тогда занимался, не удалось: по его поведению было видно, что он избегал что-либо сообщать об этом. Возможно, причиной этого было его унизительное положение, а может быть, нежелание говорить через посредника, который явно ему не нравился и глупость и невежество которого были источником постоянных затруднений. Но надо отдать должное, что во всем прочем, особенно в том, что относилось к его пути во время путешествий, он проявил большое желание быть понятым.

§ 3. Он говорит, что в Константинополе со временем он стал важным купцом и по торговым делам совершал далекие путешествия как по морю, так и по суше. Так, он рассказал, что однажды он с несколькими верблюдами, нагруженными его собственными товарами, примкнул к большому каравану и проследовал из Константинополя, или, по его словам, из Истамбула [Istambol], до Канакало-Исмира [Chanakalo-Ismir], Смирны, Саркос-Кабриса [Sarkos-Kablis], Шам-Тараблиса [Sham-Tarablis], Триполи, Дамейша-Халеб [Dameish-Haleb], Диарбекира [Darbekr], Мосула [Mosul], Багдада. Из Багдада он спустился по Бар Диджлу [Bar Didjla] (Тигр) и в Корнале [Kornal] по Бар Фрату [Bar Phrate] (Евфрату) в лодке до Басры [Bassorah]. 7 В Басре он погрузился на судно, которое он называл Алмазия [Almazie], 8 управлявшееся командой из 25 человек, которое принадлежало Маскату [Muskat] 9 и направлялось в Маскат.

§ 4. Из Маската он продолжал путь на том же судне в Индию. Название тех мест, где он останавливался, он перечислил в четком порядке, [10] а именно: Сурат, Бомбей, Малабар, Мадрас, Калькутта. Он также посетил Яву и, возвращаясь Красным морем, оставался некоторое время в Моче 10 [Mocha]; так как в компании было много пилигримов, он также посетил Мекку и, хотя не был сам мусульманином, описал, как они выполняли свои обряды. 11 Когда он пересек Суэцкий перешеек, то отправился, по его собственным словам, в Маср (Каир), Рошид (Розетту), Аскандрию (Александрию) и из Аскандрии возвратился в Истамбул. 12 Мы так подробно останавливаемся на этом путешествии, длившемся два года, потому, что оно может быть проверкой правильности его сообщений и может послужить в какой-то степени критерием достоверности его африканских путешествий.

Главный товар, который он вез в Индию на продажу, была листовая медь, в обмен на которую он получил шелка и муслин.

§ 5. Он упомянул и другие торговые поездки в Сирию и в Египет и одно путешествие, когда он погрузился в Константинополе на [корабль] “Арнаут Лемал”, на котором он плыл [вероятно] через Архипелаг на “Хаварин” [“Havareen”] 13 и на Мальту, и оттуда вдоль Африканского побережья Средиземного моря с заходами в Тараблис (Триполи), мыс Тунис, Джезари [Jezzari], т. е. Алжир, и в Гибралтар. В доказательство того, что он имел представление об этих местах, он указал на одну сторону комнаты, говоря “Инглис” [Англия], а затем на другую сторону, говоря “Эспаньоль” [Испания].

§ 6. Он говорит, что его последнее, или настоящее, путешествие началось около пяти лет назад. 14 Он отплыл из Истамбула на турецком судне под командой армянина Абду 15 [Abdoo] с экипажем из 12 человек в Аскандрию, а оттуда в Арабский Тараблис (Триполи). Он уплатил хозяину судна 44 доллара (Он объяснил это так: вынул из кармана доллар и, держа его на пальце, черкнул карандашом 44 раза.) за свой проезд. Его товары состояли из железа, украшений, шелков и крепких напитков стоимостью в 1500 долларов. В Триполи он оставался довольно долго. Затем он проследовал в направлении к Мурзуку [Mourzook] вместе с караваном в 45 верблюдов. У него было три верблюда и двое слуг, его рабов. Один из верблюдов нес воду, другой — провиант, а третий — товары. Через тридцать пять дней они прибыли в Сокну и через восемь дней — из Сокны в Мурзук. В Мурзуке он оставался два месяца и затем через Чанаб [Chanab] (возможно, Ганат) [Ganat] к Асуда [Asouda] и оттуда в Агадес, 16 через день пути от которого они пересекли реку большой ширины. (Такой же ширины, как от ворот замка до женской школы, т. е. около 400 ярдов.) Так как в это время был сухой сезон, она была мелкой, и все же, хотя верблюды могли перейти ее, вода была им по плечи. Во время дождей она непроходима и переправляться можно только на лодках. 17 Агадес находится в Туриаке [Turiack], через эту страну протекает эта река. В одном дне пути от Агадеса находится Кашна [Kashna]. 18 От Мурзука до Кашны караван находился в пути 60 дней. 19 В Галибабе [Galibaba] в Кашне он был ограблен и лишился большей части своего имущества.

§ 7. От Кашны он дошел до Кано за пять дней. Около Кано — большой водный бассейн, река это или озеро, нельзя было ясно понять, называемый Гурби Махаджи [Goorbie Mak Hadgee], 20 о котором он говорил, что он достигает 150 ярдов ширины, но в период сухого сезона узкий; поэтому во время дождей есть сообщение между Кволой [Quolla], 21 о которой речь впереди, и Гурби Махаджи. На ней множество лодок (каноэ), в одной из них с четырьмя гребцами он был переправлен на другую сторону. [11] Его верблюды были привязаны за шею к каноэ, и так они переплыли.

Дома в Кано круглые и построены из глины. Он подчинен султану Хауса, мусульманину по имени Билу [Beeloo], 22 а столица его Сокото [Sekootoo]. По соседству с Кано на территории Нупе [Noofee] он оставался довольно долго и, по-видимому, отсюда путешествовал в разных направлениях: например, из Кано в Зегзег 23 [Zegzeg] в течение 5 дней, в Дан-Малика (?) [Malica] — 3 дня, в Фарин Дуце (?) [Falandoosa] 24 — 2 дня, в Ролла [Rollah] — 2 дня, в Дома [Domah] — 3 дня, в Ханафа [Hanafa] — 6 дней, в Галадина [Galadina] — 5 дней. Из Галадина в Туту (Tootoo), Абази [Abazee] и Куркунон [Koorkoonon] — 2 дня, Абакани [Abakanee] и Раба [Rabah] — 1 день, Иби [Ibee] — 1 день, Лури [Loorie] — 5 дней; всего 35 дней. 25

Некоторые из главных городов этой части [Африки] обнесены рвами для защиты, и, судя по тому, что можно было понять из его описания [города] Рабалла [Raball], подойти к ним чрезвычайно трудно. Он рисовал круги и линии, чтобы изобразить ров и проход через него по мосту [букв. доске]. Здесь его верблюды не могли пройти, и ему пришлось оставить их позади, а так как погода была сырая и плохая, они вскоре погибли.

§ 8. Возвратившись в Кано, он предпринял другое путешествие: из Кано в Терну [Terna] — 3 дня, в Галату (?) [Galata] 26 — 2 дня, Замфару [Samfera] — 2 дня, Банага [Banagah] — 5 дней, Довеасим [Doweassim] — 7 дней, Лаури [Laooree] — 6 дней; всего 25 дней.

В Лаури он оставался некоторое время и оттуда отправился в Зугу [Zoogoh], иначе Зего [Zeggo], и снова из Лаури в Гаия [Gayah] — 3 дня, в Фоган [Fogan] — 1 день, Карамана [Karamana] — 1 день, Кумбу [Cumba] — 1 день. В Кумбе он переправился через Кволу, большую реку, много шире Гурби Махаджи. Он переправлялся через нее около часа на лодке с 16 гребцами. Когда его спросили о направлении течения реки, он утверждал, что она течет “в направлении от восходящего солнца к закату”. 27 Переправившись через Кволу, он после 10 дней пути прибыл в Гурму [Goormah] 28 и еще через 10 дней в Муш (Moosh), 29 иначе Мусиду [Mooseedoo]. Следуя дальше, еще через 10 дней прибыл в Имбули [Imboolee]. (Пытаясь выяснить направление, в котором он предпринимал эти поездки из Кано до этого места, [мы получали] его неизменный ответ, что восходящее солнце находилось за его спиной, отклоняясь то вправо, то влево.) Между Имбули и Мушем он не переходил рек. Из Имбули он шел вперед 5 дней и затем достиг другой большой реки, называемой Барнил [Barneel], 30 через которую его переправили на лодке с 10 гребцами. Переправа заняла полчаса. Через три часа пешего пути он прибыл в Кабару (Кабру) [Kabarah, Kabra] — город на берегах небольшой реки, называемой Мазр [Mazzr], и еще через три часа из Кабары он достиг Томбукту [Timbuctoo]. 31

§ 9. Те немногие отрывочные сведения, которые удалось получить о Томбукту, являются по существу ответами на многократные вопросы, повторенные по различным поводам и тем самым уточненные, насколько позволял очень ограниченный и несовершенный способ получения сведений. 32

Он рассказывает о Томбукту, что это большой город, много больше, чем Кейп Кост, и много больше Кормаси; дома гораздо лучше и единообразные. 33 Одна длинная улица, но не очень прямая, пересекается другими. Дома построены из глины. Дом, в котором он поселился, [12] принадлежал султану Мохаммеду (Mahomed), который имел семь домов, превосходящих жилища его подданных; этот дом имел высоту два этажа, и в нем было несколько помещений в нижнем этаже, занятых слугами; на первом этаже — аппартаменты, в которых султан принимал своих друзей, а на верхнем жил он сам и его жены. Дом имеет плоскую кровлю и, за исключением фасада, обнесен стеной, замыкающей большой двор, на котором держат верблюдов и прочий скот. 34 Дом находится в центре города. Он довольно хорошо обмазан глиной, имеет двери и окна из досок и оштукатурен известкой, привезенной из Дженне. С большим трудом удалось установить достоверность этого. Он ясно описал род печей (нарисовав грубый чертеж на бумаге), в которых камни обжигались, и подражал шипению, которое происходило, когда наливали воду, чтобы погасить известь. Чтобы лучше в этом удостовериться, ему показали печь для обжига извести в замке Кейп Коста, и он сказал, что [печь эта] была в таком роде, но много меньше, и в ней обжигались камни, а не раковины. Ему показали корзину, которая могла вместить около полутора бушелей, и спросили, сколько могло стоить такое количество извести. Он ответил, что это стоило бы около доллара в Дженне, а в Томбукту, возможно, четыре. Он слышал, что обычно ее привозили в Томбукту в подарок знатным людям, которые в ответ дарили одежду. Это делается только знатью. Он полагает, что кровли домов покрываются только глиной, но не знал, примешивают ли в нее что-нибудь, чтобы ее закрепить. Дома богатых людей построены в том же роде, что и дома султана, и он упомянул дом Кахиа, назвав его везирем Мохаммеда, почти равный дому султана. Жилище простых людей — маленькие круглые хижины, крытые соломой. 35

§ 10. Султан — толстый, плотный и красивый; борода у него с проседью. Он миролюбивый, хороший человек, мусульманин, носит красивую одежду в магометанском стиле. Иногда он [Варги] видел его в шелках, но обычно он [султан] носит белую одежду и муслин.

Царские жены носят исподнюю одежду, обертывая ткань вокруг тела, а другую — накинутую поверх, белого цвета, но нижняя иногда голубая. Он говорит, что цветные ткани встречаются редко, преобладают белый и голубой цвета, различаясь качеством [ткани] соответственно образу жизни тех, кто их носит. На голове они (царские жены) носят нечто вроде красной шапочки, покрывающей только макушку, и на ней золотые украшения или золотые позументы. Они носят также на руках и на лодыжках серебряные украшения, а также золотые или серебряные серьги. Они носят серебряные цепочки на лбу, вокруг шеи и вокруг пояса: эти цепочки изготовляются в Сансандинге [Sansanding]. Серебро так высоко ценится в Томбукту, что оно идет по цене золота.

Султан имеет много мушкетов и бомбард, инкрустированных и украшенных серебром. У него также некоторое число солдат. Многие знатные люди также имеют мушкеты, но они немногочисленны. Цена самого простого мушкета 10 долларов. (Доллары упомянуты здесь не потому, что они были в Томбукту денежной единицей, а потому, что их стоимость была ему понятна.) Цена длинного ружья — 16 долларов. Эти ружья употребляют для охоты на слонов. Он говорит, что охотники идут пешком на поиски стада, выжидают цель, и, если выстрел не убивает наповал, охотник взбирается на дерево и наблюдает за животным. Раненые слоны иногда живут еще несколько дней. Слонов также убивают стрелами, длину которых он показал, вытягивая руки. Затем, отметив от плеча около трех дюймов до кисти руки, сказал, что это древко, а отсюда [13] до конца пальца — железо. Эти стрелы натирают жидким ядом. По его словам, он это видел, но не знает состава яда. Он желтого цвета и густоты пальмового масла. 36

II

(Январь 7, 1823)

§ 11. В реке Мазр ловят мелкую рыбу, на реке нет каноэ. Рыбы гораздо больше в Бар-Ниле [Bar-Neel]. Туземцы (которые плавают по реке в маленьких каноэ) ловят на удочку и сетями разные виды рыб, некоторые из них очень большие. Он говорил, что видел рыб величиной с восьмилетнего мальчика, на которого он показал, но этих рыб не употребляют в пищу. В Бар-Ниле водятся также крупные животные, головы которых столь же велики, как головы слонов, а зубы их продают торговцам из Феса. Этих животных убивают особым копьем или гарпуном 10—12 футов длиной. Некоторые из простых людей едят их мясо. (Гиппопотамы. Он был очень доволен, когда узнал зуб гиппопотама, который удалось показать ему в этот момент.) Эти животные, так же как и аллигаторы, очень многочисленны и в Кволле, и в Бар-Ниле. Около Томбукту и Дженне множество диких сов, а также и домашней птицы, в особенности уток. Там очень много крупного рогатого скота, коз, овец (очень больших), немного маленьких лошадей, никаких верблюдов, за исключением тех, которых приводят торговцы; бесчисленное множество ослов и собак. Из диких животных он упомянул слона, антилопу, рысь и лисицу; ручных кроликов разного цвета держат в доме. Трудность получить сведения через посредника, незнакомого с названиями [животных], была устранена при помощи таблиц в книге по естественной истории.

§ 12. Пищу основной части населения составляют домашняя птица, мясо крупного рогатого скота, коз и овец, а также рыба, которую приготовляют разными способами — варят, жарят и т. д. Он видел на рынке принесенную для продажи жареную рыбу; гораздо лучше поступают в Томбукту и Дженне, где из козьего и коровьего молока делают к рыбе приправу и едят ее с хлебом, но никогда не натирают ею тело. Они растирают зерно на камнях и делают из него нечто вроде хлеба; простые люди едят его с козьим молоком. В Томбукту есть ямы, из которых простой народ достает воду, но вода, которой пользуются высшие классы, доставляется из Мазра. Эту воду, которая, по его словам, отличная, привозят в кожаных мехах на ослах; чтобы дойти туда, требуется около трех часов. 37 Пьют также молоко, а те, кому доступно, пьют нечто вроде пива, называемого гиа [Geeah]. Оно делается из кукурузы, но процесса приготовления его он не знает; когда ему показали пиво, обычное для некоторых мест Золотого Берега, по названию питто [Pitto], он сказал, что оно похоже на гиа, но не такое хорошее. 38

Богатые люди пользуются ложками и вилками. Он видел там ложки, сделанные из золота, некоторые из серебра, а также из железа. Они пользуются тарелками; когда его спросили, каким образом они получают их, он ответил, что их привозят купцы из “Гибралта” [“Gibralt”]. Простой народ ест пальцами из деревянных мисок.

§ 13. В Томбукту плодов какао нет, и он не видал их нигде, пока не пришел в Кейп Кост. Нет ни ямса, ни бананов. Арбузов очень много, а также других плодов, которые нельзя было определить по его описанию. Ананасов в Томбукту нет, но он их видел в Дженне. Мед в изобилии, и в Томбукту есть особый сорт хлеба, в который при изготовлении [14] замешивают мед. Он говорит, что климат в Томбукту чрезвычайно жаркий. 39 В то время, когда он находился в Томбукту, он понял, что сезон дождей приближается, а было это, как он полагал, 13 месяцев тому назад. Он слышал, что дожди продолжаются около четырех месяцев, в течение первых двух они очень сильны, а затем в следующие два месяца — небольшие. По истечении первых двух месяцев приходят из Пустыни караваны, насчитывающие много сотен верблюдов. На полпути между Таудени [Tandeny] 40 и Томбукту, в месте, называемом Раван [Rawan], 41 они часто разделяются: одни идут на Сансандинг и Сого [Sogo], 42 другие — в Томбукту.

§ 14. У купцов Томбукту имеются при домах особые помещения, или склады, в которых товары сложены в ящиках. У них также много отрезов ткани, которые они развешивают в ряд, [выставляя их] напоказ против двери. Но те, что находятся внутри дома, предназначены для осмотра. 43 Он полагает, что для караванов арабских купцов, направляющихся на Феса и Мекнеса, требовалось три месяца, чтобы совершить путешествие до Томбукту. Товары, которые они привозят, состоят из хлопчатых тканей, одежды, шелков, железа, бус, серебра, табака в свертках, бумаги, глиняной посуды и смолы. В обмен они получают золотой песок, слоновую кость, зубы гиппопотама, гумми и страусовые перья; (Даже на большом расстоянии от Томбукту страусы встречаются редко. Их привозят туда купцы из Борну.) значительную часть их доходов составляют также рабы. Он утверждает, что цена мужчины раба, “если он красив”, примерно равна 30 долларам, в противном случае — 16 долларам. Цена молодой женщины около 25 долларов; цена ружейного пороха в Томбукту высока; когда его спросили об этом, он посмотрел вокруг себя и, увидя небольшой стеклянный сосуд на полке, взял его и сказал, что если его наполнить доверху (т. е. около полутора фунтов), то это стоило бы в Томбукту 3 доллара, в Салаге [Sallagha] — 2 доллара, а сколько это стоило бы в Кумаси, он не знал. Ружейный порох в Томбукту арабы не привозят, но его привозят купцы из Конга [Kong] 44 и других мест, непосредственно связанных торговлей с Ашанти. Он никогда не слышал о каких-либо медных рудниках внутри страны, так же как не видел, чтобы где-либо в тех местах, где он побывал, обрабатывали железо. В Томбукту железо получают из Феса, его перевозят в коротких брусках на верблюдах. Когда его спросили о цене [на железо], он отмерил дважды длину своей руки от локтя, прибавил еще одну пядь и сказал, что это стоит пять долларов.

В Томбукту много золота, но не столь много, как в Сансандинге, где, как он слышал, имеются богатые золотые рудники и много арабов проживает там для торговли. В Томбукту денежной единицей служат раковины каури. На них покупают продовольствие, но в торговле с арабами их не употребляют. Три тысячи каури равняются стоимости одного доллара.

§ 15. Их музыкальные инструменты — род грубой скрипки, флейты и барабаны.

Всякое преступление наказывается по приказу султана. Тяжелые преступления, в особенности сожительство с какой-либо из жен султана, карается повешением. Он никого не видел повешенным, но видел там виселицу. Он наглядно показал, как вешают, поставив двух человек на небольшом расстоянии друг от друга и поместив между ними табурет, положил палку на их головы, на ней укрепил свой платок так, чтобы он касался табурета, который затем вышиб ногой. Наказание за кражу — [15] заключение, порка и денежное возмещение [потерпевшему], а также отдача в долговое рабство вплоть до уплаты. Он говорит, что там есть дом, предназначенный для заключения, который охраняется четырьмя людьми, вооруженными мушкетами.

Обрезание обычно для всех жителей Томбукту, которые мусульмане.

Он не знает точного числа мечетей, но вспоминает три большие, две из которых были построены царем, а одна — арабскими купцами. 45

Он слышал, что Томбукту был прежде в подчинении у бамбара (Bambarra), но эта зависимость прекратилась со времени войны, которую они вели с фульбе [Foulahs] и в которой потерпели поражение. 46 Султан Мохаммед поэтому независим, хотя и не обладает большой властью, так как, по его [Варги] словам, его влияние не распространяется далеко за пределы самого Томбукту. Мохаммед наследовал султану Абубекру [Aboubekir], который, как говорят, умер около восьми лет назад; он не знает, кто был его предшественником. Абубекр был чрезвычайно богат. Варги оставался в Томбукту в течение пяти недель, всё это время он жил в доме султана Мохаммеда, и тот обращался с ним весьма милостиво. Он никогда не слышал, чтобы белый человек побывал когда-нибудь в Томбукту. 47

§ 16. Покинув Томбукту, Варги погрузился на Бар-Ниле (куда товары доставляются на верблюдах и ослах) на большую лодку, на которой десять человек иногда гребли, иногда же отталкивались длинными шестами. Река вблизи Томбукту глубока и течет в обратном направлении тому, в котором они двигались. Ширина ее около 200 ярдов. В лодке было значительное количество соли, которая была привезена в Томбукту из Таудени, и они останавливались в различных местах, чтобы ее отгружать. Через 11 дней после отъезда из Томбукту в месте, называемом Куна [Koonah], река, до тех пор бывшая почти одинаковой ширины, разлилась в большое озеро, мелкое у берегов. Здесь появились маленькие каноэ, чтобы принять соль. Столь же широкой оставалась река в течение четырех дней, пока они не прибыли в Кананна [Koonannah], где она сузилась до прежней ширины. Когда мы спросили его, имело ли озеро разные названия, он ответил, что его называли Бахари [Baharee] или Бар-Харч [Bar-Harch], 48 он заметил, что ширина его почти равнялась длине Соленого озера в Кейп Косте, т. е. около полумили. Через 22 дня после отъезда из Томбукту они прибыли в Дженне, который построен в том же духе, что и Томбукту, но много меньше. Он оставался в Дженне долгое время. Он говорит, что страна около Томбукту и Дженне ровная и плодородная, хороша для пастбищ и поголовье скота [там] значительно. Из Дженне он двинулся в Сурондума [Soorondoomah] и шел 25 дней, останавливаясь в некоторых местах, хотя все расстояние составляет не более 10 дней пути. Из Сурондума он прошел в Кери [Keri], Самако [Samaco], Галасу [Galasoo] и Конг за 33 дня. На пути из Дженне в Сурондума, Кери, Самако, Галасу и Конг восход солнца находился с левой его [Варги] стороны. От Кери он повернул к западу и после 10 дней пути прибыл в Фулахоа [Foulahoa], большой город, столицу страны того же названия, которая, по его словам, находится вблизи Бамбара, откуда он снова вернулся в Кери.

§ 17. Между Конгом и Галасу протекает довольно большая река, которую ему пришлось пересечь в каноэ; имя ее он забыл. Описывая ее ширину, он говорил, что она равнялась расстоянию от замка до дома, где он жил (около 100 ярдов), а направление ее течения — от восхода к закату солнца.

Конг — город значительной величины, но не такой большой, как Томбукту; жители его мусульмане; они занимаются преимущественно торговлей, с одной стороны, с ашантиями, а с другой стороны, с [16] фульбами Сансандинга. Дома глинобитные, с плоской кровлей, высотой в два этажа. Некоторые из них хорошие, но их нельзя равнять с домами в Томбукту. 49

Варги оставался в Конге 50 дней. В Дженне он взял себе жену, а в Конге она заболела, и потому его пребывание там так затянулось. Казалось бы, что к этому времени его средства должны были сократиться. Когда его спросили об этом, он подтвердил, что, помимо потерь в Галибабо, он истратил значительную часть своего имущества и многое у него было отобрано. Мы находим его в Конге, где он продавал на рынке какое-то снадобье в бутылочках, которое очень ценилось всеми как краска для век и бровей (возможно, это был свинец), и таким образом получал прибыль. Это [средство], говорил он, называлось арабами хайнар [Hainar], а жителями Конга — инкасса [incassah]. 50 Сначала мы поняли, что он покупал это у арабов, но при следующей встрече он объявил, что он запасся им в стране Намнам [Namnam], находящейся в 15 днях пути от Капо, жители которой каннибалы. Заметив, что это сообщение вызвало сомнение, он снова серьезно повторил свое утверждение и сказал, что, когда он был в Капо, султан воевал с Малимом Джего [Malim Jago], царем Намнама, 51 и он видел некоторых людей из этого народа, взятых в плен, которых продавали на рынке; однажды, когда один раб умер, султан, сомневавшийся в том, что они каннибалы, заплатил владельцу раба за его тело и отдал им его, и они его съели. Он сказал, что сам был свидетелем этого.

§ 18. Когда его спросили, видел ли он горы поблизости от Конга, он ответил, что видел большие горы, но либо не заметил, либо не запомнил их направление. Также нельзя было понять, составляли ли они непрерывную горную цепь. 52

Из Конга он шел на Гуна (Goonah) 15 дней, но в разных местах отдыхал по нескольку дней; теперь он направлялся на восток, так что лицом он был “в сторону восходящего солнца”. [Он шел] от Гуна до Фула [Foola] 8 дней, от Фула до Вана [Banah] — 12 дней, странствуя в противоположном направлении, т. е. солнце находилось с его левой стороны. Бана находится у границ Ашанти и подчиняется этому государству. Здесь он был остановлен одним из вождей Ашанти, который сказал, что он не разрешит ему идти дальше, пока не получит позволения царя. От Баны ему приказали идти в Дебойя [Deboyah], в 12 днях пути к востоку, а из Дебойи в Салагу в южном направлении — 8 дней. Когда его спросили, слышал ли он о стране Дагомба [Degwombah], он сказал, что она находится в 33 днях пути от Конга. Он далее сказал, что Дагомба и Енди [Yandee] — (см. примечания) одно и то же место, называемое первым именем народом хауса и марава, а вторым именем — народом моси [Moosh]. Салага находится в пяти днях пути в южном направлении от Дагомба. Салага, так же как и весь народ марава, включая хауса, платят ежегодную дань Борну. 53

§ 19. В Салага он оставался три месяца и 10 дней, а по истечении этого времени пришли люди от царя Ашанти, чтобы сообщить ему, что он может двинуться дальше. Он пошел другой дорогой, миновал много городов, но не мог узнать их имен, так как не было людей, которые могли говорить с ним. Через 14 дней он прибыл в деревню около Кормасси, 54 где ему приказали остаться, и там он получил в подарок овцу, фляжку рома и ямс от царя. Через четыре дня ему разрешили идти в Кормасси. Он увидел там царя, от которого он опять получил в подарок овцу, поросенка, ром, ямс, бананы и золото. Когда его спросили, куда он идет, он сказал царю, что совершил очень далекое путешествие и, узнав, что [17] англичане имеют земли невдалеке отсюда, захотел добраться туда, потому что знал, что они помогут ему найти дорогу обратно в его страну. На это царь ответил, что это хорошо и что его следует направить поскорее в замок Кейп Коста. Его держали в Кармасси 25 дней, затем царь назначил проводников сопровождать его в замок Кейп Коста, куда он прибыл через день. Во все время его пребывания в Кормасси царь оказывал ему много внимания и был к нему милостив.

ПРИМЕЧАНИЯ К ПУТЕШЕСТВИЮ ТАТАРИНА

1) Из того, что сообщает Варги, по-видимому, следует, что утверждение Адамса — “около города (Тимбукту) протекает большая судоходная река” — неправильно. Между сообщением Варги и описанием Льва Африканского много общего: последний говорит, что Тимбукту находится на расстоянии 12 миль от Нигера; Варги говорит, что от Тимбукту до Кабары (на Маззре, рукаве Бар-Нила, или Нигера, но не судоходном) три часа пешего пути и еще три часа от Кабара до слияния Маззра с основным руслом Бар-Нила. Что сообщение Варги в этом отношении точно, сомневаться нельзя, потому что он показал это грубым наброском.

2) Остров, образуемый Маззром (на картах он обозначен Джинбала), Варги называет Кабара. Он говорит, что ширина его около трех часов пути, а длина — около двух дней пути. Он видел множество ослов и скота, пасущихся там.

3) На вопрос, какой дорогой он пошел бы, если бы ему предстояло вернуться в Томбукту, он перечислил следующие пункты самой прямой дороги: от Кейп Коста до Кумаси — 9 дней, до Салага — 14 дней, Дагомба — 5 дней, Сансанеманго — 5 дней, 55 Кумфиела — 15 дней, Бусма — 7 дней, Мани — 3 дня, Имбули — 10 дней, Тимбукту — 5 дней, а всего 73 дня.

4) Любопытно, что сообщение Варги в некоторой степени подтверждает гипотезу, что воды Нигера вливаются в Египетский Нил. 58 Хотя его не наводили на эти ответы (когда он говорил о том, что течение реки Бар-Нила противоположно течению Кволлы: первый — с запада на восток, а вторая — с востока на запад), на вопрос, не знает ли он, куда каждая из них впадает, он ответил, что слышал о том, что Кволла впадает на западе в море. О Бар-Ниле он говорил о течении от Сегу к Сансандингу, Дженне, Томбукту, а затем, что он протекает по странам, в которых он не бывал; но оставляя Хауса к югу, он течет через страну Турикак [Turicak], будучи той же самой рекой, которую он [Варги] переходил в одном дне пути от Агадеса, направляясь из Мурзука в Кано. Река затем течет в Хабеш [Habesh], и, прежде чем достигнуть Масра (Каир), она сливается с Египетским Нилом. М-ру Хетчинсону, бывшему резидентом в стране Ашанти, мавры рассказывали, “что Кволла — это Нигер, а Нигер — это Египетский Нил и что они, мавры, знают его под этим именем от Дженне до далекой страны арабов, где его называют Бар-аль-Нил [Bar-al-Nil]. Затем, приняв много притоков, он протекает по Масру, Великому Каиру и впадает в средиземноморский Бар-аль-Нил у Аскандрии”. Мы спрашивали Варги об этом несколько раз, и нам стало ясно, что он убежден, что это разные реки: он никогда не слышал, чтобы реку, протекающую около Дженне, называли как-нибудь иначе, чем Бар-Нилом. 57

5) 30 сентября. Вскоре после этого Варги сообщил о времени дождей в Томбукту. Когда его опять спросили об этом, он ответил, что после отъезда из Томбукту и до его прибытия в Салагу прошло 7 месяцев. В Салаге он находился три месяца и 10 дней, путешествие до Кумаси — 14 дней, [18] остановка в деревне — 4 дня в Кумаси. 25 дней — путь от Кумаси до Кейп Коста. 21 день со дня его прибытия, в чем он точен до одного дня, 4 месяца и 10 дней (все в целом составляет 17 месяцев). Таким образом, отъезд из Томбукту приходится на 10 июня. Лев Африканский утверждал, что Нигер разливается в июле и августе.

6) Он никогда не слышал о каком-либо белом человеке, побывавшем в Томбукту или видевшем Бар-Нил. Однако он утверждает, что года три назад во время одной из поездок своих в окрестностях Кано он прибыл в место, называемое Лахурпур (Lahoorpoor), на берегах Кволлы и, увидев собравшуюся толпу, спросил о причине этого. Ему сказали, что привели двух белых людей, потерпевших крушение. В этом месте река течет между скал очень быстро, и лодки разбились об одну из них. Некоторые туземцы, увидев это, поплыли, чтобы пограбить. Однако местный начальник [head man] послал людей на помощь [путешественникам] и спас их имущество. Все люди были доброжелательны к ним, в особенности местный начальник. Они расположились в его доме, он дал им кур и т. д. и девушку прислуживать им. Он был в помещении, где они находились, но не смог говорить с ними и не видел ни книг, ни бумаг. В то время как он находился там, принесли большой волосяной канат. Его несли на шесте двое мужчин на плечах. [Ему показали разные канаты, среди которых оказался один, подобный описанному, он положил на него свою руку. Про другой он сказал, что тот похож, но больше, и показал знаками, каким образом он был сплетен]. Он видел также большой тюк, в котором, как он думает, были постельные принадлежности. Оба путешественника были совсем белые. Одному, по-видимому, было около 30 лет, другой немножко постарше. Они были одеты, в зеленые костюмы, и на голове у них были шерстяные в голубую и белую полоску шляпы. На ногах у них были гетры. Это Варги показал, обернув полами своей одежды ногу и показав на пуговицы. У них также были кортики или кинжалы (мы показали ему некоторые типы ножей, тот, на который он показал, сказав, что он похож, был коротким кортиком около 14 дюймов без гарды; те [ножи], которые они носили, сказал он, были похожи на этот, но с гардами около 4 дюймов, что он пояснил, охватив пальцами кортик), а также поясные ремни. Он оставался в Лахурпуре два дня, затем переправился через реку и направился в Лаури [Laoree], место, которое находится всего лишь на расстоянии половины дня пути от берега реки. Он больше ничего не слышал о них после этого, а также он не знает, откуда они пришли. 58 Он больше не возвращался в Лахурпур, который находится на территории Ганагана [Ganaganah]. 59

Комментарии

1. Название столицы государства Ашанти Кумаси в тексте сообщения повсюду пишется Кормаси — Cormasie, хотя в других английских изданиях начала прошлого века встречается также Coomassie.

2. По-видимому, во время своего путешествия Варги обносился и получил этот мундир, вероятно, в Кормаси.

3. О дальнейшей судьбе Варги ничего не известно.

4. О том, что Варги знал язык хауса, видно по его рассказу о напитках в Томбукту. См. прим. 37. Язык хауса был очень распространен в странах Западного Судана, и поселения торговцев хауса встречались даже в Бондуку и Конге. Мандинги называют хаусанцев мараба. По словам Делафосса, mara-ba не столько этноним, сколько географический термин: “Район Сахеля к востоку от Нигера и Гао, страна, населенная хауса и канури, а также народы, населяющие эти страны”. См.: M. Delafosse. La langue Mandingue et ses dialectes, tome II, Paris, 1955, р. 489.

5. Кизляр — город в предгорьях Кавказа. Впервые упоминается как название реки в донесениях 1605 г., где говорится, что “ногаи ныне кочуют близко Терсково города по Кизлару”. В 1735 г. была заложена Кизлярская крепость. См.: Е. Вейденбаум. Материалы для историко-географического словаря Кавказа. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. 20, Тифлис, 1894, стр. 23. — Название Кизляр производят от татарского слова “кизил” — красный и “яр” — обрыв, т. е. Красный Обрыв. См.: К. Ф. Ган. Первый опыт объяснений кавказских географических названий. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. 40, Тифлис, 1909, стр. 82. — В конце XVIII в. Кизляр был важным опорным пунктом России. Значительную часть населения города составляли армяне. Заключение английского офицера, опрашивавшего Варги, что он татарин какой-то орды, основано, очевидно, на том, что Варги внешне походил на восточного купца. Именно то, что Варги прожил долгое время среди мусульман, облегчило путешествие в странах Западного Судана, где он был своим среди арабских и турецких купцов.

6. Речь идет о русско-турецкой войне 1787—1792 гг.

7. В перечне городов некоторые названия приводятся дважды — по-арабски и по-гречески: Измир — турецкое название Смирны, Халеб, иначе Алеппо, Шам-Тараблис — арабское название Триполи (букв. сирийский Триполи), и др.

8. Almazie — небольшое судно, эго. Слово арабского происхождения al-madia было заимствовано португальцами, которые называли так небольшие суда или пироги прибрежного населения западной Африки: almadye, almadies, almades, almadia. См.: R. Mauny. Glossaire des Expressions et termes locaux employes dans l’ouest africain. Dakar, 1952, s. v. — В русских переводах XVIII в. описаний путешествий к берегам Верхней Гвинеи подобные суда называются “ладьями — Альмадиесами”. Название это сохранилось в наименовании крайней западной точки Африки, которая называется мысом Альмадий — Les Almadies (около Зеленого мыса).

9. Маскат в XIX в. был самостоятельным султанатом.

10. Моча — вероятно, Моха, город на берегу Красного моря.

11. Замечание Варги, что он не был мусульманином, также указывает на то, что он мог быть армянином.

12. В перечне городов Египта также приводятся арабские и греческие названия.

13. “Хаварин” — вероятно, Наварин (?).

14. Таким образом, путешествие Варги по Африке началось, вероятно, в 1815 г.

15. Упоминание о том, что командиром турецкого судна был армянин, весьма характерно. Это единственное упоминание о национальности лиц, с которыми встречался Варги.

16. Ганат — очевидно, нынешний Джанет, Асуда — современный Асоде.

17. Упоминание о реке около Агадеса непонятно.

18. Кашна — современная Кацина. Расстояние между Кациной и Агадесом много больше, чем указывает Варги. В этом месте своего сообщения он допускает неточность.

19. Путь от Мурзука до Кашны указан довольно точно. Непонятно, однако, где находится страна Туриак, где Варги пришлось переправляться через реку. По сообщениям путешественников по Сахаре, известно, что во время ливней образуются бурные потоки даже в безводных местах. Быть может, Варги попал на своем пути в такой поток.

20. Имеется в виду река Гурби Махаджи. Гурби — “река” на яз. хауса.

21. Кволла — на языке йоруба. Обозначает “река”, а также название реки Нигер. В данном случае речь идет о Нигере, но позднее (прим. 27) Варги называет этим именем реку Бенуэ.

22. Мохаммед Белло — султан Сокото (1817—1837).

23. Зегзег — старинное название города Зариа.

24. Фаландуза — возможно, Фарин Дутсе (?) “Белая скала” (хауса).

25. Судя по этому перечню, Варги посетил многие районы современной Северной Нигерии, которые тогда входили в состав султаната Сокото.

26. Галата — современная Галете (?).

27. В данном случае речь идет о реке Бенуэ, что видно из слов Варги о направлении ее течения. Значение этого указания оценил А. Г. Лэнг, о чем см. выше, стр. 6.

28. Гурма — страна к западу от реки Нигер. На языке сонгаи Гурма — название правого берега этой реки.

29. Муш — очевидно, Моси. См. также прим. 53.

30. Барнил — арабское название реки Нигер, которую считали верхним течением реки Нила. Правильнее писать — Bahr-el-Nil (Бахр-эль-Нил).

31. Мазр — один из рукавов Нигера, на котором находится Кабара — порт Томбукту.

32. Сообщения Варги о Томбукту полностью подтверждаются описанием этого города у Кайе. См.: Rene Caillie. Journal d’un voyage a Tombouctou et a Jenne…, t. III, ch. XXI, pp. 299-355.

33. Название города Томбукту в английском тексте сообщения Варги пишется Timbuctou. В описании путешествия Рене Кайе принято написание Tembuctou. Жомар в своих замечаниях, приложенных к изданию Рене Кайе, указывает, что наиболее ранним упоминанием о Томбукту является карта XIV в., где город этот назван Tenbuch. Ибн Баттута пишет без огласовки *** — TNBKTW, Лев Африканский упоминает Tumbutu Regnum. Сам Жомар считает возможным написание *** Timbuktu, но точнее *** Temboktu. В суданских исторических хрониках принято название Тинбукту, которое объясняется легендой о женщине по имени Букту, жившей там до основания города. Это, конечно, этиологическая легенда, основанная на истолковании первого слога Тин- из берберского языка, часто встречающегося в берберской топонимике. Эта версия принята и малийскими историками. Как мне удалось установить во время пребывания в Томбукту, местное сонгайское население называет свой город Тумбукту или Тумбуту. Вероятнее всего, название это происходит от сонгайского слова tumbutu — “пещера, землянка”. Численность населения Томбукту во времена Кайе, т. е. в начале XIX в., определяли около 100 тыс. чел. (Валькенер), Барт, посетивший этот город в 1852 г., насчитывал всего лишь 20 тыс., теперь в Томбукту 8 тыс. жителей.

34. В описании дома султана английский составитель отчета придерживается привычного для него счету этажей, начиная со второго (по нашему счету). Таким образом, дом султана имел три этажа. Описание домов и их архитектуры Томбукту см. у Дюпюи-Якуба, лучшего знатока культуры и языка народа сонгаи: Dupuis-Yakouba. Industries et principales professions de habitants de la region de Tombouctou. Paris, 1929.

35. Большинство построек в Томбукту делается из сырцового кирпича — ferey, лишь некоторые, наиболее богатые, дома сооружены из местного мягкого камня белого цвета, обтесанного в виде брусков, которые называются alhor. Среди глинобитных домов на окраинах города, около главного рынка и на пустырях — группы круглых в основании хижин, крытых соломой или циновками, которые называются bugu в отличие от домов — gar.

36. Р. Кайе сообщает, что охотники на слонов устраивают западни. См.: R. Caillie. Journal d’un voyage…, t. 2, р. 304.

37. Об этих водоемах ср. сообщение Р. Кайе (R. Caillie. Journal d’un voyage…, t. 2, р. 314).

38. Гиа — Geeah (в современном написании giya) — на языке хауса — “пиво из гвинейского зерна”. Зерно в течение трех дней выдерживают в воде, пока оно не начнет бродить. Затем его варят. Pitto — алкогольный напиток из кукурузы, широко распространенный в Гане. Как его название, так и напиток — хаусанского происхождения; на языке хауса fito — “алкогольный напиток из гвинейского зерна”. О приготовлении пива у хауса см.: A. Mischlich. Ueber Sitten und Gebrauche der Hausa. Mitteilungen des Seminars fur Orientalische Sprachen, B. XII, 1909, S. 237: GIYA — “это сорго проросшее, из него делают нечто вроде каши, потом его выдерживают, пока оно не заквасится как следует. Если его выпить, оно опьяняет, это и есть пиво”.

39. Кайе также отмечает, что нигде не испытывал такой жары, как в Томбукту. См.: R. Caillie. Journal d’un voyage…, t. 2, р. 302.

40. Таудени — место добычи соли, откуда ее караванами доставляют в Томбукту. В сообщении Варги всюду вместо Таудени пишется Tandeny. У Кайе в описании его путешествия встречается та же непоследовательность — Tandaye и Toudeyni. См.: R. Caillie. Journal d’un voyage…, t. 2, р. 309 sq.

41. Очевидно, оазис Араван, в 140 км к северу от Томбукту.

42. Очевидно, Сегу, в те времена — столица государства Ахмаду.

43. О складах при домах богатых купцов см. также у Кайе.

44. Конг — город и столица государства в пределах нынешней республики Берег Слоновой Кости. См.: E. Bernus. Kong et sa region. Etudes Eburneennes, t. VIII, 1960, pp. 239—323.

45. Варги точен в своем сообщении о мечетях. Недостоверность сведений Адамса видна из того, что он рассказывал об отсутствии мечетей в Томбукту. Главные из мечетей Томбукту: Джингеребер или Большая мечеть, мечеть Санкоре и Сиди Яхья, ныне перестроена.

46. Французский археолог и историк Судана Р. Мони, перечисляя периоды истории Томбукту, допускает ошибку, предполагая, что туареги господствовали в этом районе в 1780—1826 гг. В действительности их вытесняли некоторое время бамбара. См.: R. Mauny. Notes d’archeologie sur Tombouctou. Bulletin de l’Institut Francais d’Afriquee Noire, t. 14, № 3, 1952, р. 899.

47. Сообщение Варги о том, что он не слышал, чтобы какой-либо белый человек побывал до него в Томбукту, — новое доказательство ложности сообщений Адамса.

48. Названия озер явно арабские. Установить их местоположение не удалось.

49. О городе Конг см. прим. 44.

50. Очевидно, речь идет о хенне.

51. Джего, или Джегу, — город, игравший видную роль в торговле на границе стран Хауса. См. об этом: E. W. Bovill. Jega Market. Journal of the African Society, v. XII (1922—1923), p. 50. Страна Намнам упоминается нередко в сообщениях арабских путешественников, писавших о Судане. Само название страны ставят в связь с названием ньямньям, которым называли каннибалов, живших в Центральном Судане. Так, например, В. В. Юнкер в описании своего путешествия в Центральную Африку называл ньямньямами народ азанде.

52. В начале XIX в. географы были убеждены в том, что в верховьях Нигера и Вольты существовал горный хребет Конг, который отмечался на картах того времени.

53. Название народа моси, обитающего ныне в пределах Республики Верхняя Вольта, нередко писалось Mosh, Moosh.

54. Попав в страны, населенные народами акан, к числу которых относятся также ашанти, Варги оказался в областях, куда не проникали арабские купцы и где ислам был неизвестен.

55. Имеется в виду Сансане Мангу — крупное поселение и столица небольшого государства в странах Дагомба. О Сансане Мангу см.: Д. Ольдерогге. Западный Судан в ХV-ХIХ вв. М.-Л., 1960, стр. 192, 198.

56. О связи Нигера и Нила см. прим. 30.

57. Реку Нигер, протекающую около города Дженне, бамбара называют Джолиба, сонгаи — Исса Бер — “Великая река”. Название Барнил, собственно Бахр-эль-Нил, — арабское.

58. Вероятно, Варги видел Клаппертона или кого-нибудь из его спутников.

59. Местоположения Лахурпура и Ганагана установить не удалось.


Текст воспроизведен по изданию: Астраханец в Томбукту в 1821 г. (Путешествие Варги, уроженца Кизляра, в Западный Судан) // Труды института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. Africana. Этнография, история, языки народов Африки. Вып. VIII. 1971

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.