Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Донесение № 1 господину начальнику Российской императорской миссии в Абиссинии д. с. с. П. М. Власову состоящего в распоряжении начальника миссии штабс-ротмистра А. К. Булатовича, г. Аддис-Абеба, 6 января 1900 г. 30

Доношу Вашему Превосходительству, что. согласно выраженному императором Менеликом желанию, я представил его величеству мои соображения о состоянии западных границ Эфиопии и о мерах, которые необходимо предпринять на случай войны с Англией. Соображения эти заключены в трех письмах на абиссинском языке. Точный перевод и отчетную карточку я представляю при сем донесении.

Первое письмо, в котором излагаются данные, делающие войну с Англией неизбежной, я передал императору Менелику 3 декабря 1899 года. В следующее свидание император выразил мне благодарность за письмо, нашел все моя заключения истинными и сказал, что принял их в соображение, и записку хранит у себя.

Во втором письме разбирается состояние границ Эфиопии в оборонительном отношении, выясняется полная беззащитность Абиссинии со стороны р. Баро и на основании этого развивается вероятный план нападения Англии и предлагаются оборонительные меры.

Я представил это письмо императору Менелику 16 декабря, но в этот день прочесть всего не успел, так как император принял меня в 5 часов вечера и был, видимо, утомлен.

Ознакомив императора с расположением англичан на его границах и с их силами, я по его просьбе перешел к предлагаемым мною мерам. Когда я прочел о необходимости переместить дадьязмача Демесье в землю Джоти, император прервал меня следующими словами:

“То, что ты советуешь, чересчур важно. Я сегодня устал и вникнуть не в состоянии. Прочтешь мне это еще раз по возвращении из Булги. Твои советы исходят от сердца”. [80]

Я узнал, что на следующий день император отдал приказ дадьязмачу Демесье явиться в столицу.

2 января я представил императору второе и третье письма. В третьем письме изложены соображения об устройстве регулярной армии и подготовительные меры на случай наступления на Судан. Во время чтения этих писем рея свита была удалена и присутствовал только секретарь императора Алеко Габро Селассие.

Когда я стал выяснять беззащитность западных границ, делающую для англичан захват земли Джоти очень легким, император возразил: “Да разве мы все умерли, что пустим их?” Когда я стал приводить доказательства, что при теперешнем положении дел не пустить англичан он не в состоянии, император, сильно раздражившись, вернее, обидевшись, стал возражать мне, что ничего подобного нет, что у него там и войск много, которые не пустят англичан, что и сам он немедленно соберет свои войска и поспеет вовремя в Уалагу.

Такое заблуждение императора и полное несознавание действительной, весьма угрожающей обстановки было фактом настолько грустным, что я невольно потерял должную сдержанность и горячо возразил императору, что он не знает ни о географическом положении, ни о состоянии своих границ, что он спит в то время, как его враги подготовляются; с картой и фактами в руках доказал ему истинность моих слов. Император не возражал. Я продолжал чтение, но развить картину вероятного нападения англичан император мне не дал и прервал очень раздраженно словами: “К чему ты говоришь мне эти устрашающие вещи? Какой же это совет? Говори мне только советы, а это оставь”. Я приступил к изложению предлагаемых мною мер. Относительно перемещения дадьязмача Демесье в землю Джоти он заметил, что приводит это в исполнение; относительно телеграфа выразил мне упрек, что я не привез его ему, так как еще в прошедшем году он выразил мне свое принципиальное желание иметь его; с необходимостью устройства мостов и складов вполне согласился.

При чтении третьего письма, когда я намекнул о возможности напасть на Судан теперь, император заметил:

“Судан чересчур далеко”. На мои слова: “Что сегодня далеко, завтра становится близким. С Хараром без телефона тоже в один день не переговоришь и железа голыми руками не выкуешь. Приспособившись, и Судан [81] завоевать нетрудно” — император ответил: “Если англичан там не будет, Судан завоевать очень легко”.

Когда я приступил к критике войск отдельных начальников, император опять рассердился. Видимо, ему нестерпима, неприятна даже допустимость предположения, что на своих вождей он не вполне может рассчитывать, хотя внутренне он не может не сознавать справедливости этого. С необходимостью уменьшить число собственных войск отдельных начальников император вполне согласился. Относительно того, чтобы отделить постепенно управление областями от командования войсками, император заметил, что уже приступил к этому. О том. чтобы присвоить себе исключительное право на пожалование чинов и отличий, император выразил свое одобрение словами: “Полюбилось”. Относительно учреждений консульств в Хартуме, Джибути, Зейле и Массове сказал, что это “не к спеху”.

Свое желание иметь регулярную армию император вновь подтвердил; заметил также, что собрать для этого галласов и негров не доставит ему никакого труда

<...>.

Относительно разведок пути в Судан император сказал, что он это уже сделал и многократно посылал в Судан разведчиков. Лучший путь на Хартум, по его мнению, есть р. Абай. При этом император сказал:

“Напасть на Судан я и теперь мог бы и вполне готов для этого”.

Когда я окончил чтение, император приказал секретарю немедленно переписать мои советы “для Таиту”, но тут же спохватился и сказал: “Чтобы не забыть”.

Письмо первое

Джанхой 31 должен знать, что его главный враг — Англия, и относительно этого у него не должно быть никаких сомнений. Поэтому джанхой должен готовиться к войне с Англией.

Тридцать пять лет тому назад английские войска приходили в Абиссинию и поразили атье 32 Теодороса. В то время Эфиопия была маленьким, бедным государством, границы которого не доходили даже до р. Хауаша. Отдельные владетели областей вели друг с другом постоянную войну и не хотели никому покоряться. Все это не привлекало оставаться в Абиссинии, так как [82] владение ею не обещало никаких выгод и потребовало бы только больших расходов со стороны Англии. Поэтому англичане, воцарив атье Текла Георгиса 33, ушли из Абиссинии.

В это время англичане стремились завладеть Египтом и Суданом, которые не были еще в их руках, и проникнуть в неведомый центр Африки. В то время не было еще известно, откуда течет р. Белый Нил 34, и ходили слухи о необыкновенном богатстве земель, расположенных у его истоков. Поэтому англичане направили свои усилия на расследование верховий Нила и действительно открыли очень богатые гористые земли на берегах больших озер, из которых и вытекает Нил.

Англичане завладели этими землями, завладели также и Египтом и Суданом. Вслед за тем они заняли Бени-Шангул и начали производить разведки лежащих к востоку от Бени-Шангула галласких земель. Галлас-кие земли, по собранным сведениям, оказались очень богатыми, и, вероятно, англичане направили бы свои завоевания и в эту сторону, и, может быть, теперь их гарнизоны стояли на р. Хауаше, если бы бог не расстроил их замыслы.

В Судане вспыхнуло восстание дервишей, появился Махди. Он избил англо-египтян и изгнал их из Судана. В Судане образовалось самостоятельное государство дервишей, которое, для счастья Абиссинии, просуществовало 17 лет, закрывая собой абиссинские границы со стороны Египта и закрывая галлаские земли от английских взоров, чем и способствовало тому, что этими землями завладела Эфиопия.

За эти 17 лет в Абиссинии произошли такие важные и так много событий, которые происходят только в тысячелетние сроки. Императором Эфиопии стал атье Йоханес, и ему с помощью божьей удалось соединить воедино Эфиопскую империю. На севере у Эфиопии появился новый враг — Италия, с запада теснили дервиши, и атье Йоханес в продолжение всего своего царствования отстаивал Эфиопию от этих врагов. В Шоа царствовал негус Менелик и, направляемый богом, завоевывал одну за другой галлаские земли, расширяя границы своего королевства.

По смерти атье Йоханеса атье Менелик стал императором Эфиопии. Для вашего государства наставала решительная минута — предстояла война с Италией. [83]

Европейские державы — Франция, Англия, Германия, Италия, Бельгия, Испания и Португалия, имеющие владения на Африканском побережье и заинтересованные в завладении внутренностью материка, во избежание ссор между собой собрались на конгресс в Брюсселе и в Берлине 35 и согласились разделить между собою полюбовно всю Африку. При этом согласившиеся державы совсем не обратили внимания на то, что абиссинцы православный, христианский народ, имеют императора, ведущего свое происхождение от Давида, имеют законы. Они приравняли абиссинцев к негрским языческим и магометанским народам и отдали Эфиопию Италии.

Россия не принимала участия в этом совете и была возмущена его решением, но, не имея ни владений в Африке, ни прямых сношений с Эфиопией, не могла ничем помешать этому.

Как только состоялось это соглашение, Италия приступила к осуществлению своего плана завоевания Абиссинии. С этой целью она стала собирать и устраивать v себя туземное войско, нанимая на службу сомалей, данакилей, арабов и абиссинцев и обучая их строю. С этими войсками она двинулась на Тигре, вытеснила раса Мангашу из его владений и заняла Асмару, Керен, Адиграт, Адую, Макале и Амба Алаги. С некоторыми из тигрейских властителей итальянцы вошли в сношения и привлекли на свою сторону Хогоса и Себхата.

Джанхой объявил войну Италии. Бог помог джанхою соединить для этой борьбы всех абиссинцев воедино, несмотря на происки Италии, старавшейся поселить раз-лор между вашими вождями. У джанхоя, когда он пошел в Тигре, было 150 тыс. человек. У итальянцев было 30 тыс. человек, из коих 10 тыс. туземных войск.

С помощью божьей джанхой уничтожил своих врагов под Адуей. Тем не менее вы помните, как трудно приходилось вам и вашему войску во время этой войны. Хлебные запасы в крае истощились, и если бы война продолжалась еще несколько месяцев, то вашему войску нечего было бы есть. Это принудило бы вас или брать крепости итальянцев или атаковать их на их крепких подготовленных для боя позициях или отступить из Тигре. Последнее было бы равносильно поражению.

Джанхой знает, как трудно брать крепости, не имея артиллерии, и как опасно атаковать европейцев на позициях, подготовленных ими для боя. На таких [84] позициях местность очищена для обстрела, измерены дистанции для меткой стрельбы и батареи расположены так, что могут в самое короткое время уничтожить армию превосходной силы, если она атакует эту позицию, не подготовив атаки артиллерийским боем, не сбив неприятельских батарей.

Помнит также, джанхой, как хорошо дрались семь тыс. базуков (туземские войска) генерала Альбертоне, стойко держась против всей армии джанхоя и нанося ей громадные потери. Кто знает, будь у Альбертоне не 7, а 30 тыс. базуков, каков был бы исход боя?

Но бог разрушил разум разумных и силу сильных. Итальянцы, вместо того чтобы ожидать джанхоя на своих позициях, сами пошли к вам навстречу, надеясь захватить вас врасплох в вашем лагере, предполагая, что большая часть войска в фуражировке, а главные начальники в церкви по случаю праздника. Победа над Италией вернула Абиссинии ее самостоятельность.

Вслед за этим джанхой завоевал Ауссу, Угаден, Каффу, Борану, Фасокль, Бени-Шангул и недавно заявил английскому посланцу Родду, что считает своими границами 2-й и 14-й градусы северной широты и побережье Индийского океана и течение р. Нила.

В ваше царствование начинает сбываться пророчество, что для Абиссинии “вновь наступит время, когда она будет владеть землями, принадлежавшими Менелику I 36 и Давиду”... “...” Но чтобы пророчество сбылось. Абиссиния должна поразить своего последнего врага угрожающего ее существованию. Этот враг есть Англия.

После того как дервиши изгнали англо-египтян из Судана, англичане, оставаясь в Египте, выжидали удобного времени, чтобы вновь завоевать Судан. 12 лет они выжидали и подготовлялись к этому, и наконец пять лет тому назад 25-тысячная англо-египетская армия под начальством генерала Китченера двинулась на Судан.

Джанхой знает, как расчетливо и постепенно действовали английские войска, подвигаясь вперед по мере того, как строилась железная дорога, как ловко сумели англичане войти в сношения с дервишами и переманить на свою сторону подкупами и обещаниями многих арабских начальников.

Действующий отряд состоял почти исключительно из египтян, английских полков было очень мало. В египетских войсках старшие офицеры были англичане. [85]

Джанхой также слыхал про битву при Хартуме, где армия Халифа была уничтожена английской артиллерией, не дойдя даже на близкий ружейный выстрел до англичан. Последние потеряли в этом бою только 100 человек. Джанхою известно также, что, как только Хартум был взят, английские отряды появились тотчас же на границах Абиссинии и заняли Метаму, Фасколь, Насыр и английский отряд из Уганды двинулся к оз. Рудольф.

Теперь англичане хотя и покинули Метаму, но остаются в Фамаке, сильно укрепляются в Насыре и под предлогом волнений в сомалийской степи приближаются к Харару и намереваются устроить укрепленный лагерь в четырех днях пути от Харара.

Все это служит лучшим доказательством того, что англичане имеют в виду не только завоевание Судана и постройку железной дороги до Уганды. В действительности настоящая цель англичан состоит в том, чтобы отнять у Абиссинии все принадлежащие ей галлаские земли, а Шоа, Годжам и Тигре предоставить Италии.

Быть может, у джанхоя есть советники, которые говорят вам, что Англия не хочет войны с Абиссинией, а ищет мира и мирного согласия с ней. Может быть, эти же советники говорят джанхою, что Англия стремится только к владению Суданом и, имея в виду торговые выгоды, намеревается построить железную дорогу от Египта до Момбасы.

Так знайте, джанхой, что эти советники или ничего не понимают, или заведомо лгут, будучи подкуплены английским и итальянским золотом.

Джанхою известно, что Судан есть страна бедная, малонаселенная, маловодная, частью пустынная и обладающая знойным и нездоровым климатом. Джанхою известно также, что завоевание Судана стоило Англии много миллионов рублей. Так неужели же эти миллионы были истрачены только для того, чтобы владеть пустыней, в которой так жарко, что абиссинцы добровольно не согласились бы жить там? Рядом же со знойным Суданом возвышаются чудные Эфиопские горы, богатые водой, растительностью, скотом, кофе, хлебом, медом, хлопком, обладающие чудным климатом, в котором могут жить и работать европейцы.

Неужели Англия истратила столько денег и усилий [86] только для того, чтобы из бесплодных суданских степей глядеть на чудные Эфиопские горы?

Вам известно, Англия хочет провести железную дорогу от Хартума до занзибарского берега. В настоящее время железная дорога, должно быть, уже доведена до Хартума. Отсюда она должна пойти вверх по Голубому Нилу до Розейроса, а от Розейроса направиться напрямик к Насыру. В Насыре будет построен большой железнодорожный мост через р. Джубу, и отсюда железная дорога пойдет на соединение с железнодорожной ветвью из Момбасы.

Первоначально англичане хотели вести железную дорогу вверх по Нилу на Ладо, но оказалось, что это невозможно, так как выше впадения р. Собата в Нил находятся непроходимые болота. Поэтому англичане послали партии исследователей осмотреть путь от Насыра к южной оконечности оз. Рудольф. Одним из этих исследователей был Уельби, который с разрешения джанхоя отправился из Аддис-Абебы к оз. Рудольф, дошел до его южной оконечности и оттуда через землю Туркана прошел напрямик к Насыру на р. Джубе, отсюда на пароходе в Хартум. Произведенные исследования выяснили, что возможно провести железную дорогу от Насыра к оз. Рудольф.

По моему мнению, самый удобный и легкий путь для железной дороги есть долина р. Джубы, по которой спустились войска дадьязмача Тасамы, когда шли к Нилу. Следуя долиной этой реки, дорога может быть доведена до Мену (6° с.ш. и 35° в.д. от Гр[инвича]). От Мену до Каффы — 8 дней пути. Из Мену дорога пойдет по землям Туркана до южной оконечности оз. Рудольф. Еще неизвестно, какой путь выбрало английское правительство, но вероятнее, что выберет именно этот путь.

Таким образом, предполагаемая англичанами железная дорога будет пролегать на расстоянии более 1000 километров от Розейроса на Ниле до оз. Рудольф, рядом с границами действительных владений Эфиопии, частью же по самим ее владениям. Постройка одного километра железной дороги не может обойтись дешевле 40 тысяч талеров, а тысяча километров, следовательно, не может обойтись дешевле 40 миллионов талеров. Из тысячеверстного пути от Розейроса до оз. Рудольф 3/4 пролегает в пустыне, только долины рек Собата и Джубы густо населены неграми. [87]

Англичане утверждают, что строят железную дорогу с целью извлекать из нее торговые выгоды. Спрашивается, каким же образом торговля в пустыне может покрывать 40-миллионный расход по постройке. Спрашивается также, как могут англичане решиться строить такую дорогостоящую железную дорогу в такой близости от границы Эфиопии и частью по самим владениям джанхоя, не опасаясь того, что при первом столкновении между Англией и Абиссинией джанхой может немедленно разрушить железную дорогу.

Вероятно, этого Англия не боится потому, что надеется вскоре стать хозяйкой Абиссинии и решается на такие большие денежные затраты потому, что надеется покрыть их торговлей не с пустыней, а с богатой Эфиопией.

Мои предположения о враждебных замыслах Англии оправдались бы, вероятно, уже теперь, если бы этому не помешала война с Трансваалем. Но это только временная, случайная задержка приведения в исполнение английских замыслов. Трансвааль чересчур маленькое государство, чтобы мочь долго бороться против Англии. Почти несомненно, что из этой борьбы Англия должна выйти победительницей, разве этому помешают какие бы то ни было особые обстоятельства. Всех жителей в Трансваале 250 тыс. человек, считая стариков, женщин и детей. Способных носить оружие не более 50 000 человек. Англия же собрала уже против Трансвааля более 100 000 человек и может, если понадобится, прибавить еще столько же. Как только Англия покончит с Трансваалем, она обратится против Абиссинии, в ожидании же окончания войны постарается поддержать дружбу с джанхоем. Поэтому весьма вероятно, что находящийся теперь на пути в Аддис-Абебу английский посланец Гаррингтон везет джанхою самые мирные предложения Англии. Англия, может быть, согласится даже сделать джанхою уступки, если он предъявит ей свои требования. Может быть, Англия согласится даже дать джанхою письменное обещание о том, что будет соблюдать неприкосновенность его теперешних границ. Но да не прельстится джанхой всем этим! Дружеские заверения англичан будут продолжаться только до тех пор, пока Англия не будет готова к войне, и тогда она всегда найдет предлог, чтобы нарушить свои обязательства.

На дружелюбные заверения Англии пусть джанхой [88] отвечает дружелюбными же словами, но не дает никаких обязательств ни английскому правительству, ни частным английским компаниям. Учреждение в стране частных иностранных компаний есть очень опасная вещь. Пример этому у джанхоя на глазах. В Трансваал война возникла из-за английских компаний, разрабатывающих золото.

Бог отсрочил для Абиссинии минуту ее решительной борьбы с Англией. Воспользуйтесь этим, джанхой, и подготовьтесь к борьбе, которая неминуема. Вспомните евангельскую притчу о десяти девах мудрых и десяти неразумных и будьте готовы.

Англичане окружают Эфиопию с трех сторон, и от Кассалы до Индийского океана тянутся непрерывной полосой их владения.

Спрашивается, с какой стороны вероятнее всего ожидать нападения англичан, какими силами могут они обладать, каков наиболее вероятный их замысел действий и какие меры следует принять джанхою?

Письмо второе

Из моего предыдущего письма джанхой мог убедиться в том, что Англия намерена завоевать Эфиопию. Занятие Судана есть только подготовительное действие к этому.

Зная состояние, численность и расположение военных сил Эфиопии, познакомившись за мою последнюю поездку с ее западными границами, я пришел к убеждению, что Эфиопия совершенно открыта для неприятельского вторжения со стороны Судана и совершенно не подготовлена к войне с англичанами.

Англия окружает Эфиопию с трех сторон и может одновременно действовать из Судана, из Берберы и из Уганды. В Судане она может располагать для войны с Абиссинией 75-тысячным войском при 200 орудиях. В Уганду и Берберу войска могут быть присланы из Индии. Англия, не обременяя Индии, может располагать в Уганде и Бербере по 5-тысячному отряду при 15 — 20 орудиях каждый. В 75-тысячном суданском войске главное ядро составят туземные войска, к устройству которых уже приступлено. По взятии Хартума все пленные дервиши были обращены в солдаты. Маршан, будучи в [89] Хартуме, видел, как их обучают, и утверждал, что уже тогда их было до 25 тысяч.

По сведениям, которые я имел, в Бени-Шангуле англичане набирают новых солдат, принимают на службу всех беглых рабов. Поступает к ним также много абиссинцев. Но кроме этого англичане намереваются набирать солдат среди негрских племен, густо населяющих низовья р. Собат и берега Нила. Из них может быть составлено великолепное войско.

Если у англичан действительно уже собрано в Судане 25 тыс. туземцев, то через несколько лет число их достигнет 50 тыс. человек и тогда для войны с Абиссинией не потребуется присылки войск из Англии и будет достаточно 50 000 суданцев и 25 000 египтян.

Из Судана на Абиссинию можно наступать по трем дорогам.

1. Из Хартума на Метаму и Гондар.

2. Из Хартума вверх по Голубому Нилу на Абу-Хамед, Фамаку, Бени-Шангул, Фасокль и Аддис-Абебу.

3. Из Хартума по Белому Нилу на Фашоду по р. Собат на Насыр, по р. Баро на землю дадьязмача Джоти, на Уалагу. Леку и Аддис-Абебу.

Путь на Метаму не соответствует главной цели англичан — приобретению всех галласких земель. Наступление по этому пути затруднительно еще тем, что большая армия потребует громадных подвозов, железная же дорога может быть построена только до Метамы, дальше же вести ее будет невозможно. Потребуется громадный вьючный обоз, не менее как в 50 000 мулов для 50-тысячной армии. Верблюды для действия в горах не годятся. Наконец, английскому войску будет гораздо труднее воевать в гористой Абиссинии, чем в равнинной галлаской земле

Поэтому главные силы англичан не пойдут на Метаму. На Метаму двинут небольшой отряд суданцев в 3 — 4 тысячи человек, при нескольких орудиях. К отряду присоединятся несколько тысяч добровольцев-арабов. Целью этого движения будет напугать абиссинцев и удержать в Гондаре раса Мангашу Битуадеда и его войска. Если в Гондаре останется мало войска или, не приведи бог, армия джанхоя будет разбита в другом месте, то англичане нападут на Гондар.

Путь наступлению по Голубому Нилу тоже неудобен для главных действий против Абиссинии. Голубой Нил [90] судоходен только до Абу-хамеда. От Абу-хамеда до Фасокля 5 дней пути. От Фасокля до Бени-Шангула 5 дней пути. От Бени-Шантула до Аддис-Абебы 32 дня пути. Всего от Аддис-Абебы до Абу-хамеда 42 дня пути, считая один переход равным 20 километрам. Река же Баро судоходна до устья р. Гоби, и отсюда до Аддис-Абебы 25 дней пути. Поэтому для англичан будет наиболее близкой и удобной для наступления на Абиссинию река Баро, а не Абай. По Абаю же они могут двинуть один отряд тысячи в 2 — 3 человек на Губу, чтобы угрожать Годжаму, другой такой же силы отряд нa

Бени-Шангул и такой же силы третий отряд в Фамаку для поддержки двух первых отрядов.

Самый удобный путь для главных действий против Абиссинии есть р. Баро.

Имея в Судане 75 тыс. человек, оставив для внутренней охраны 5 тысяч человек, выделив в вспомогательные отряды в Бени-Шангул, Губу, Метамму и Фамаку 15 тыс. человек, англичане могут двинуть на Абиссинию по р. Баро 55 тыс. человек.

Западные области Эфиопии, лежащие к югу от р. Абая и к северу от р. Баро, разделяются реками Дидесса, Габа, Бирбир и Дабус на три части.

Река Габа отделяет Илу-Бабур от Уалаги. В Илу-Бабуре находится дадьязмач Тассама с 10-тысячным войском. В Уалаге расположены тысяч 7 человек дадьязмача Демесье. В Леке, на правом берегу р. Дидессы, находится постоянное местопребывание дадьязмача Демесье, главного начальника всех западных областей Эфиопии, и здесь расположены тысяч 5 его солдат, в том числе 1200 гондарцев (в г. Лекомти). По горам левого берега р. Абая, к северу от Уалаги, тянутся лентой владения дадьязмача Габро-Егзиабеера (сюзеренный галлаский властитель), имеющего около 4000 вооруженных ружьями галласов — солдат. Река Бирбир отделяет Уалагу от владений дадьязмача Джоти (сюзеренный галлаский властитель). У дадьязмача Джоти имеется около 3000 галласов, вооруженных ружьями. Абиссинских войск в его стране не расположено. К северо-западу от земли Джоти находятся арабские земли: шейха Ходжьоли земля Цоцо, Комаш — фитаурари Мохамеда и Бени-Шангул — дадьязмача Абдуррахмана. Река Дабус отделяет Цоцо и Бени-Шангул от владений дадьязмача Егзиабеера. В Бени-Шангуле и Комаш [91] расположены 2 небольших отряда дадьязмача Демесье, каждый отряд силой в 50 человек. Начальник первого — каньязмач Ишети-Буна, начальник второго — фитаурари Гуге-лату.

Все перечисленные реки в сухое время года непроходимы вброд, но с началом дождей они с трудом переходимы вплавь, и на это время р. Бирбир совершенно обособляет землю Джоти от Уалаги. Главный же начальник всего западного края, дадьязмач Демесье, отделяется, кроме того, от своих западных областей р. Дидессой, тоже с большим трудом переходимой вплавь. Таким образом, на время керемта полусамостоятельная галлаская земля Джоти, не занятая абиссинскими войсками, и вновь завоеванные арабские земли, очень слабо занятые абиссинцами, совершенно отрезаны и от прочей Эфиопии, и от своего главного начальника. Сверх всего этого, земля Джоти прилегает к судоходной р. Баро и совершенно открыта для неприятельского нашествия.

В начале керемта английский отряд в несколько тысяч человек подымется на барках и канонерках вверх по р. Баpo, высадится у устья р. Габы и беспрепятственно завладеет всем правым берегом р. Бирбир.

Доказательством тому, что англичане в действительности намерены так поступить, служит занятие Фашоды и Насыра. Англичане укрепляются в обоих этих пунктах, в особенности в последнем, где устраивают большие склады продовольствия и боевых припасов, с тем чтобы иметь возможность быстро доставить все эти предметы в Абиссинию во время войны с ней. От Фашоды до Хартума 8 дней пути на пароходе. От Фашоды до Насыра 7 дней пути на пароходе. От Насыра до устья р. Габы 5 — 6 дней пути на пароходе. Если бы у англичан не было складов в Фашоде и в Насыре, то им пришлось бы везти в землю Джоти все припасы прямо из Хартума. В этом случае пароход, отправившись из Хартума в устье р. Габы, возвратился бы обратно в Хартум для следующей отправки только через 1 1/2 месяца. Это чересчур замедлит перевозку, и поэтому англичане заблаговременно собирают все, что нужно будет для войны с Абиссинией, в Насыре, отстоящем всего в 5 днях от устья р. Габы. Когда война начнется, то часть пароходов будет перевозить войска между Хартумом и Фашодой, часть — между Фашодой и Насыром, большая же часть будет перевозить между Насыром и устьем р. Габы. В [92] настоящее время англичане имеют на Ниле 12 канонерок и 200 барок. В случае войны они должны будут увеличить это число настолько, сколько понадобится для того, чтобы перевезти в 3 1/2 - месячный срок от Хартума к устью р. Габы 55-тысячную армию с артиллерией, обозами и продовольствием на год. Ввиду этого вам, между прочим, следует тщательно следить, не увеличивают ли англичане число своих судов на Ниле, и это будет верным признаком близости войны.

На каждой барке помещается до 100 человек. Одна канонерка может тащить десяток барок. Следовательно, если между Насыром и Габой будут работать только 80 барок и 8 канонерок, то каждые 12 — 14 дней они могут доставлять к устью р. Габы по 6000 человек с соответствующим обозом и пушками.

Предположим, что в конце июля месяца у устья р. Габы высадится 6 — 7-тысячный английский отряд со своей артиллерией и вьючным обозом. Оставив на месте высадки небольшой отряд в 100 — 200 человек, он двинется вверх по р. Бирбир на Лало или Айру.

Расстояние от Айру до устья р. Габы равняется 100 километрам, или 5 переходам. Местность ровная, легко допускающая устройство колесного или рельсового пути. Выдвинув часть сил вперед, заняв Айру, остальной отряд пойдет вслед за передовым отрядом, разрабатывая дорогу. hа каждых 20 километрах будут устроены укрепленьица и в них оставлены отряды в 100 — 200 человек, которые должны будут охранять дорогу и сопровождать обозы. В каждом укреплении будут установлены световые телеграфы, а от устья р. Габы будет проведен обыкновенный или подводный телеграф на Насыр.

На шестой день по выступлении от устья р. Габы передовой английский отряд займет Айру, и затем каждые 12 дней сюда будут прибывать новые и новые войска и транспорты.

Айра очень удобное место для устройства укрепленного лагеря. Она находится на холмистой возвышенности, разделяющей реки Добус и Бирбир и протягивающейся от гор Уалеля к горам Сибу. Через Айру проходят главные дороги из Уалаги и Сибу в землю Джоти. Местность хотя холмистая, но открытая. Много воды, травы, топлива. Вершина Айры и прилегающая к ней местность могут быть сильно укреплены. Вероятно, англичане и выберут эту местность для своего укрепленного [93] лагеря. Главный лагерь они разобьют вокруг холма. Устроят в нем склады продовольствия и боевых припасов. Вокруг лагеря построят укрепления, из которых можно было бы обстреливать пушками все подступы к лагерю. Между укреплениями выроют траншеи для стрелков. Отдельные отряды будут высланы к р. Бирбир, в страну Манди и Сибу и к г. Гедаме; они займут все переправы на Бирбир и все дороги, которые ведут из Уалаги и Сибу в землю Джоти, снимут самую точную карту местности и выберут места, находящиеся вблизи от Айры, на главных дорогах в землю Джоти, где англичанам было бы удобно встретить джанхоя и сразиться с ним.

Заняв Айру, англичане совершенно отделяют землю Джоти и Беня-Шангул от Эфиопии.

Дадьязмач Джоти, имея всего 3 — 4 тысячи ружей, не будет в состоянии противиться англичанам. Первое время англичане не будут трогать его, но как только они утвердятся в Айре, отряд в несколько тысяч человек будет двинут на г. Гедаме, чтобы заставить Джоти покориться, а в противном случае разорят всю его страну и уничтожат в ней все хлебные запасы. Если Джоти присоединится к англичанам, то они потребуют от него устройства укреплений в неприступных местах, чтобы во время вторжения в его земли джанхоя могли бы укрыться в укреплениях женщины, дети и быть сложены хлебные запасы. Галласов англичане охотно вооружат ружьями и дадут небольшие отряды с пушками для защиты укреплений. Не может быть сомнения, что галласы будут на стороне англичан. Во-первых, потому, что англичане не будут ни обижать, ни грабить галласов, а, напротив, давать деньги, ружья и патроны. Во-вторых, предвидя вторжение а свою землю джанхоя, они не могут сомневаться в том, что их ожидает неминуемое разорение, избежать которого они не в силах; только англичане могут спасти. их от этого или облегчить их участь.

Во всяком случае, путем ли соглашения или силой, но англичане уничтожат в земле Джоти все хлебные запасы, и джанхой, придя туда, не найдет продовольствия для своей армии.

В то самое время, как главные силы англичан займут Айру, другие их отряды появятся в Метаме, Губе, Фасокле, Бени-Шангуле, у оз. Рудольф и около Харара.

В каком же положении окажется джанхой при открытии военных действий? [94]

О высадке англичан в земле Джоти джанхой узнает только через две недели после этого. Начальники прилегающих областей дадьязмач Демесье и дадьязмач Тасама получат соответствующие приказания джанхоя только через месяц после высадки, и, следовательно, дадьязмач Демесье может подойти к земле Джоти не ранее пяти недель, а дадьязмач Тасама не раньше семи недель после занятия Айры англичанами.

В это время года реки Бирбир и Дабус с трудом переходимы вплавь, и переправа через них будет еще значительно затруднена тем. что все допускающие переправу места будут охраняться английскими пушками. Кроме того, имея в своем распоряжении 30-тысячную армию, англичане не пустят в землю Джоти дадьязмачей Демесье и Тасаму, у которых в общем будет только 20 тысяч ружей.

Одновременно с тем, как джанхой узнает о наступлении англичан по р. Баро, он получит также известие о наступлении англичан на Метаму, Губу, Каффу, Бени-Шангул и Харар. Наступление англичан со всех сторон произведет сильнейшее впечатление на абиссинцев и помешает джанхою собрать все его войска для действия против главного английского отряда. Рас Мангаш Битуадед должен будет остаться в Гондаре со своим 15-тысячным войском.

Тигренцы, видя, что англичане теснят со всех сторон, едва ли покинут Тигре, чтобы помогать джанхою, и это уменьшит ваши силы еще тысяч на пятнадцать человек.

Годжамцы. угрожаемые со стороны Губи, останутся в Годжаме. У негуса Текла Хайманота тысяч 15 — 20 ружей.

Рас Вальде Георгис должен будет оставить в Каффе тысяч девять человек.

Харарские войска, около 15 тысяч человек, останутся в Хараре.

Не менее 7 — 8 тысяч человек должны быть оставлены в юго-восточных областях и столько же в Аддис-Абебе для охраны столицы и внутренних областей.

Следовательно, если джанхой считает свою армию равной 300 тысяч человек, то для похода в землю Джоти он будет располагать 200 тысяч человек.

Если джанхой. узнав о наступлении англичан, немедленно объявит сбор всем своим войскам, то ввиду [95] керемта (период дождей) войска соберутся только в середине сентября и джанхой может подступить к земле Джоти не ранее середины октября.

Главная задача джанхоя будет состоять в том, чтобы вытеснить англичан из земли Джоти. Но в состоянии ли будет джанхой выполнить это прямым путем, т. е. пойти на англичан и разбить их там, где он их найдет?

Атаковать англичан на их укрепленной позиции, не имея для этого артиллерии, вещь почти невозможная.

Но, может быть, джанхой также надеется на то, что ему удастся напасть на .англичан врасплох или ночью? Англичане будут наверняка очень тщательно оберегаться, а ночью не только охранять себя караулами, но и освещать местность вокруг электрическими фонарями, окружат лагерь железными сетками...

Силой джанхой не вытеснит англичан из Айры. Но на войне существуют и другие способы, чтобы заставить отступить противника.

Можно отрезать сообщение противника и прекратить этим подвоз продовольствия. Когда у противника нет достаточно продовольствия, то одна угроза отрезать сообщение может заставить противника отступить.

Можно заставить противника отступить, угрожая обойти его, и напасть на земли, находящиеся у него в тылу и которыми он дорожит. Абиссинская армия не нуждается в том, чтобы поддерживать [связь] со своей страной, и по сравнению с европейским войском настолько же быстрее и подвижнее, насколько конница быстрее пехоты. Поэтому обойти англичан, не вступая даже с ними в бой, и прорваться или в Бени-Шангул, или в землю Джоти не доставит джанхою никакого труда. Но вынудит ли он этим англичан отступить или идти искать боя с джанхоем, бросив свои позиции? Если англичане вздумают гоняться за джанхоем, они неминуемо погибнут, но они знают преимущества абиссинцев и не пойдут в ловушку, тем более что вторжение в Бени-Шангул и в землю Джоти ничем не угрожает им; предотвратить же его они не в силах. Единственно, что джанхой может сделать, ворвавшись в эти области, — это разорить их, оттеснить гарнизон в Бени-Шангул, а затем, истощив продовольствие, возвратиться обратно, потеряв массу животных и увозя массу больных.

Ни силой, ни хитростью джанхой не вытеснит англичан, так как их главное преимущество будет [96] заключаться в том, что, когда у джанхоя продовольствие истощится, англичане не почувствуют недостатка в нем, успев запастись во время керемта.

Из-за недостатка продовольствия джанхой не может вести долго войны с англичанами. Самый долгий срок, на который вы можете держать в сборе все ваши войска, — это от одного периода дождей до следующего. Но в У ал are не хватит продовольствия для 200-тысячной армии даже на это время. За этот год дадьязмач Демесье собрал со всех своих владений десятинный сбор (асрат) 30 тыс. даула (около 5 пудов). Следовательно, общий сбор зерна [в] его землях равнялся 300 тыс. даула.

На каждого солдата 200-тысячной армии приходится по полтора даула всего хлебного запаса западного края. Полтора даула могут пропитать одного человека в течение 6 месяцев. Но в действительности в абиссинской армии ртов раза в два-три более, чем ружей, при реквизициях масса зерна пропадает даром, много зерна будет скрыто; да, наконец, невозможно собрать все зерно все-то края, и поэтому абиссинцы, разорив вконец Уалагу, не продержатся в ней долее 2 — 3 месяцев.

Устройство подвоза из других областей при существующих условиях невозможно, и джанхой по истощении продовольствия должен будет немедленно отступить, а к началу дождей — распустить большую часть своего войска.

Что помешает тогда англичанам двинуться к р. Ди-дессе и занять Уалагу?

Утвердившись на левом берегу р. Дидессы, англичанам нетрудно будет вытеснить дадьязмача Тасаму из Илу-Бабура, занять Геру, Гуму, Гому и привлечь на свою сторону Аба-Джефара — короля Джимы. Рас Вальде Георгис окажется тогда отрезанным от Шоа и, угрожаемый одновременно со стороны оз. Рудольф, должен будет покинуть Каффу.

Галлаское население Уалаги, разоренное абиссинцами, встретит англичан как своих избавителей и с радостью примкнет к ним. Англичане вооружат галласов и на следующий год двинут их впереди себя на Шоа. Чем дольше будет продолжаться война, тем более будут увеличиваться силы англичан и ослабевать силы джанхоя. На второй год войны джанхою не собрать для защиты своей страны и половины своего прежнего войска. С [97] того времени, как англичане займут Уалагу, Эфиопская империя должна считаться погибшей.

Да простит меня джанхой за эту устрашающую картину.

Да не допустит бог, чтобы это так произошло!

Но вы сами сознаете справедливость моих слов, так как Эфиопия совершенно не подготовлена для борьбы с Англией и ничем не обеспечена от ее нападения.

Да не думает джанхой, что он избегнет опасности мирным соглашением с Англией и уступками на ее требования, Уступками англичан не удовлетворить, и они будут предъявлять все новые и новые требования. По примеру англичан Франция и Италия тоже предъявят свои требования... Пусть джанхой имеет в виду пример Китая и Индии, которые были когда-то в сотни раз могущественнее Эфиопии.

Поэтому если джанхой хочет сохранить самостоятельность Эфиопии, то война с Англией неизбежна. Если вы не уничтожите вашего врага, то он уничтожит вас.

Бог помазал вас, джанхой, на царство, даровал вам счастье и мудрость, соединив под вашей державой разрозненную Эфиопию, и вашим оружием присоединил к ней громадные новые области для того, чтобы в трудную, решительную минуту борьбы со смертельным врагом дать Эфиопии силу победить его.

Теперь господь проявляет еще раз свою милость к Эфиопии, выразившуюся в возникновении Трансваальской войны, чтобы дать джанхою время подготовиться.

Вы приказали мне сообщить вам о том, что угрожает Абиссинии, и о мерах, которые необходимо предпринять. Они видны теперь сами собой,

Главное преимущество англичан заключается в настоящее время в том, что р. Баро представляет из себя легкий доступ в Абиссинию, что в земле Джоти нет абиссинского войска, что эта земля во время керемта совершенно обособляется от прочей Эфиопии, что начальник западной границы и его войска находятся чересчур далеко от границ, что у джанхоя нет быстрого сообщения со своими западными границами, что нет достаточно продовольствия для ведения войны, что у джанхоя нет артиллерии и регулярного войска.

Но если доступ к р. Баро будет заперт для англичан, если в земле Джоти будет находиться дадьязмач Демесье со своим войском, которое встретит англичан с [98] первых дней их высадки, если джанхой будет в состоянии быстро узнавать о том, что делается на границах, и быстро отдавать приказания, если у джанхоя будет собрано продовольствие, которого хватит для его армии по крайней мере на год, то нападение на землю Джоти не обещает успеха и английский замысел легко завоевать Абиссинию не удастся им.

Поэтому я советовал бы джанхою предпринять следующие оборонительные меры:

I. Занять войсками долину р. Баро и запереть Баро выше Насыра.

Правый берег р. Баро представляет из себя низменность, населенную негрскими племенами ямбо и динк. Племена эти дадьязмач Джоти считает своими данниками, в действительности же они не принадлежат никому.

В двух-трех днях от р. Баро возвышаются на севере горы Уалель, населенные галласами. Эти горы принадлежат дадьязмачу Джоти. На их южных склонах, обращенных к р. Баро, находятся две области — Афило и Дае, управляемые баламбарасом Hypo, сыном Джоти.

Я советовал бы джанхою выделить эти две области и долину р. Баро и подчинить их отдельному начальнику. Назначить под его начальство отряд в 1000 человек, который довольствовался бы с Афило и Дае. Расположившись на горах, возвышающихся над долиной р. Баро, этот отряд выделил бы небольшой отряд в 100 — 150 человек, который стал бы на берегу р. Баро, у впадения в нее р. Гароэ, или еще ниже по течению, так, чтобы отстоять в 7 — 8 днях пути от Афило. От этого отряда отдельный наблюдательный пост человек в 30 — 50 был бы выдвинут к самому Насыру, чтобы наблюдать за тем, что делают англичане. У устья р. Гароэ или ниже по течению должно быть построено укрепление, вооруженное несколькими пушками. Из укрепления должно быть устроено сообщение световым телеграфом с Афило. В укреплении должны быть заранее устроены склады продовольствия и боевых припасов.

Несколько небольших укреплений, не занимаемых в обыкновенное время войсками, должны быть построены между устьем р. Гароэ и устьем р. Габы.

Устье р. Габы должно быть занято небольшим отрядом, здесь может быть построен торговый порт и отсюда проведена дорога в Уалагу. Джанхой может [99] позволить англичанам возить сюда свои товары и вывозить абиссинские.

В мирное время укрепление у устья р. Гароэ будет занято небольшим отрядом, который будет сменяться каждый месяц ввиду нездоровости климата.

При угрозе нападения со стороны англичан начальник долины р. Баро займет укрепление у устья р. Гароэ всеми своими войсками и загородит реку минами.

Мина есть ящик, наполненный динамитом. Поперек реки погружают в воду ряд таких ящиков. Каждый из них соединен двумя проволоками с берегом. Когда к одной из мин приблизится неприятельское судно, то люди, следящие за минами на берегу, соединяют две проволоки соответствующей мины, динамит в ней от этого взрывается, и судно летит на воздух. Есть мины, которые не соединены с берегом и взрываются сами собой от толчка, нанесенного неприятельским судном.

Неприятель не может пройти через минное заграждение, не вынув мин, и для этого должен оттеснить охраняющий мины отряд. С этой целью англичане должны будут высадиться ниже минного заграждения и атаковать укрепление. Для этого затратится немало времени и много усилий.

Занимающий укрепление отряд, когда ему невозможно будет удерживать укрепления дольше, отступит вверх по реке и укрепится в следующем укреплении и этим заставит англичан опять выбивать себя оттуда. Этим способом можно задержать по крайней мере месяца на два наступление англичан. Когда англичане все-таки прорвутся в землю Джоти, то отряд, заграждавший р. Баро, должен будет отойти вниз по реке и препятствовать англичанам подвозить войска и продовольствие, закладывать для этого в разных местах мины, устраивать засады и топить пароходы своими пушками.

II. Джанхой должен приблизить дадьязмача Демесье и его войско к западной границе и увеличить численность его войск.

Теперешнее местопребывание дадьязмача Демесье и большей части войска находится в Леке на правом берегу р. Дидессы, в 10 днях пути от земли Джоти и в 17 днях пути от Бени-Шангула. В г. Лекамти стоят 4 полка (700 человек) тигрейцев фитаурари Хайлу. Гон-дарцы получают паек, тигрейцы же кормятся с области Ноле Каба и разоряют ее. [100]

Я советовал бы джанхою расположить гондарцев в г. Гедаме, а тигрейцев в г. Челем и тем и другим выдавать паек. Местопребывание дадьязмача Демесье перенести в землю Джоти — в Лоло или Айру. Управлять Бени-Шангулом и другими западными областями, находясь в Леке, все равно что управлять Хараром, находясь в Аддис-Абебе.

Таким образом, в земле Джоти будет расположено, считая солдат самого Джоти, тысяч 7 ружей. Дадьязмач Демесье будет отстоять всего в 5 днях пути от р. Баро и в 7 днях от Бени-Шангула. Если англичане нападут тогда на землю Джоти, то с первых же дней высадки они будут иметь перед собою дадьязмача Демесье с 6 — 7-тысячным войском, которое через самое короткое время, если будет мост через р. Бирбир, увеличится до 12 — 15 тысяч. Беспрестанно нападая на англичан и на их обозы, Демесье не даст англичанам укрепиться в земле Джоти, собрать нужные запасы и удержать также на стороне Абиссинии галлаское население.

Джанхою может показаться, что, отняв у Джоти Афило и Дае и расположив в его земле своих солдат, он лишит себя этим одного из наиболее верных и постоянных источников дохода — подати золотом, которую платит ему дадьязмач Джоти в размере 800 — 1000 укетов (укет = 27 граммам). Но пусть джанхой не заблуждается этим. Переместив ваши войска в землю Джоти, сняв с Джоти золотую подать и заставив его платить расположенным в его землях войскам жалованье и паек, джанхой не только не уменьшит своих доходов, но увеличит их. 1000 укетов стоят 36 000 талеров. Заменив золотую подать содержанием и уплатой жалованья гондар-цам и тигрейцам, джанхой выиграет 14000 талеров. Но, кроме того, переместив дадьязмача Демесье из Леки в землю Джоти, джанхой может обратить Леку в свой мысленьнат [удел] и брать с нее одной столько доходов, сколько ему приносит теперь вся земля Джоти.

III. Необходимо, чтобы джанхой устроил телеграфное сообщение между Аддис-Абебой и западными границами. Обыкновенный телеграф стоит слишком дорого, часто портится и требует охраны линии. Я советовал бы джанхою воспользоваться световым телеграфом.

Для устройства сообщения между Аддис-Абебой, Лало и Гори потребуется установка 10 аппаратов в следующих местах: 1) дворец джанхоя, 2) гора Мангаш, [101] 3) холм у горы Чобо, 4) перевал Тока, 5) гора Кончи, 6) гора Роге, 7) г. Ноле-Коба, 8) Лало, 9) гора Гурачо, 10) г. Горе. Следовательно, понадобится покупка 12 аппаратов (2 — запасных) и наем десяти телеграфистов. Каждый аппарат с провозом обойдется около 400 талеров. Телеграфисты могут быть наняты за 50 талеров в месяц с довольствием от джанхоя. Они должны будут научить абиссинцев телеграфному делу, и через год число европейцев-телеграфистов может быть уменьшено вдвое.

Устройство телеграфной линии по прибытии телеграфистов и аппаратов в Аддис-Абебу займет не более 2 месяцев. Общая стоимость телеграфа в первый год обойдется около 20 тыс. талеров. На второй год содержание телеграфа обойдется в 5 — 6 тыс. талеров.

IV. Необходимо, чтобы джанхой построил постоянные мосты через реки Дидессу, Гибье, Добану, Бирбир и Дабус.

V. Необходимо, чтобы джанхой устроил склады продовольствия и патронов в земле Джоти и Уалаге.

В настоящее время десятинный сбор складывается при усадьбах старшин земельных участков (“аба коро”). Это чересчур неверный способ для хранения казенного зерна.

Склады должны быть устроены в особо указанных местах. Амбары должны быть каменные, прочно выстроены, окопаны рвом, окружены валом и должны охраняться особой стражей. Начальник склада должен быть ответствен за неприкосновенность зерна. Склады патронов в земле Джоти и в области Ноле-Коба должны быть устроены для того, чтобы джанхою не везти с собой патроны в походе и иметь их поблизости от места военных действий. Если джанхой находит чересчур опасным складывать патроны в земле Джоти, то можно ограничиться одним складом в Ноле-Коба. В Ноле-Коба есть очень удобное место для устройства склада, а именно труднодоступная скалистая гора Тулу Жирго. Вот те оборонительные меры, которые я советую джанхою предпринять, не теряя времени. Приняв их, вы лишите англичан возможности выполнить их теперешний замысел легкого завоевания Абиссинии. Для этого они должны будут прибегнуть к другим, более трудным способам, построить железную дорогу, увеличить численность войска — одним словом, затратить гораздо больше [102] средств и сил на это. Но тем не менее англичане не откажутся от раз задуманного дела и рано или поздно, тем ли способом или другим, но приступят к его выполнению.

Поэтому джанхой ограничиться одними оборонительными мерами не должен.

Если около вашего дома заведется леопард и будет по ночам таскать баранов, то защититесь ли вы от него тем, что забьете его лазейку и возвысите забор? На следующую ночь разве он не проделает или не найдет новой? Если вы хотите от него избавиться, надо найти его логово и убить его там. Так точно и с англичанами. Сколько вы ни укрепляйте границ, вы не будете обеспечены до тех пор, пока не поразите их в их же логовище — Судане.

Но для этого надо иметь послушное войско, устроить артиллерию, подготовить продовольствие и перевязочные средства, выбрать путь наступления и разведать его.

Письмо третье

Нападающего противника одним щитом не отразить. Когда защищаешься, надо иметь в одной руке щит, а в другой шашку или копье.

И джанхою одними оборонительными мерами не защитить себя от Англии.

Возьмите пример с Трансвааля. Когда буры увидели, что война с Англией неизбежна, они первые напали на англичан, не дав им [возможности] ни подготовиться, ни подвезти войска- Джанхою тоже следовало бы воспользоваться удобным временем и потребовать от англичан, чтобы они очистили Насыр и Фамаку, в случае же отказа двинуться на Судан.

Я не знаю, насколько вы подготовлены и насколько это соответствует вашим расчетам, но, во всяком случае, теперь время для этого замечательно благоприятно.

Если джанхой предпочитает выжидать дальнейших событий и подготовиться основательнее к борьбе с Англией в Судане, то необходимо принять следующие меры:

1. устроить регулярное войско и артиллерию;

2. разведать пути в Судане;

3- собрать продовольствие на западных границах. Армия джанхоя, по его словам, представляет из себя численность в 300 тыс. человек. Часть ее составляют [103] собственные войска отдельных властителей. Собственная армия джанхоя не превышает 60 тыс. человек. Главное зло в абиссинской армии есть существование самостоятельных войск отдельных властителей и солдат частных лиц. Эти солдаты не считают себя защитниками престола и отечества, признают же себя только за личных слуг тех лиц, у которых находятся. Они даже не клянутся именем Менелика, а клянутся именами своих господ. Поэтому джанхой может полагаться на эти войска только до тех пор, пока ему верны их начальники. Вполне же положиться он может только на свои собственные войска. Большая часть солдат отдельных властителей, в особенности в пограничных областях, состоит из галласов и рабов-негров. Этих солдат в большинстве случаев нельзя даже назвать “солдатами”, [а только] “носильщиками ружей”, так как стрелять они не умеют. Я видел однажды, как три таких молодца удирали со своими ружьями от одного негра, гнавшегося за ними с копьем в руке. Видел я также, как два таких молодца выстрелили с колена в стоящего перед ними на коленях и умоляющего о пощаде негра и как оба солдата промахнулись. До негра было никак не более 15 шагов.

А между тем из всех этих носильщиков ружей можно было бы сделать отличных солдат.

Теперь же каждый, даже самый маленький начальник старается набрать себе как можно больше ашкеров только для того, чтобы быть сопровождаемым большой свитой и удовлетворить этим своему тщеславию. Даже самый простой солдат заводит себе мальчишку, который носил бы за ним ружье и щит.

Большие начальники, чтобы приобрести в солдатах добрую славу и привлечь этим [к] себе как можно больше ашкеров, разоряют свои земли на пиры и подарки солдатам. Все множество этих людей, не служащих джанхою и нe приносящих государству никакой пользы, содержится и кормится за счет государства.

Чванство шумов 37 съедает землю.

На первый взгляд может показаться, что ваши солдаты обходятся вам очень недорого,

Действительно, часть солдат “калэбтанья” (“получающие паек”) сверх пайка зерном получает по 3 талера в год на соль и по 5 — 10 талеров жалованья, а кроме того, единовременные подарки в виде мулов, лошадей, ослов, отличий и т, п. [104]

Часть солдат — “мелканья” имеет земельные участки с не менее чем пятью крепостными семьями, с которых собирают ежегодно [налог] зерном, медом и скотом на сумму не менее двадцати пяти талеров. (Офицеры имеют по нескольку сот крепостных.)

Но разочтите следующее. В Леке и Уалаге имеется не менее как 100000 крепостных семей. Если с каждой семьи брать ежегодно только по одному “гундо” меду стоимостью 3 талера, то Лека и Уалага должны дать более 300 000 талеров в год доходу. В действительности же она приносит гораздо больше доходу. В Леке и Уалаге расположено 10 тыс. солдат джанхоя. На содержание их не хватает доходов с этих земель, и джанхой присылает ежегодно на жалованье не менее 50 тыс. талеров. Следовательно, каждый солдат в Уалаге обходится джанхою дороже 35 талеров. Так точно обстоит дело и в остальных областях Эфиопии.

Поэтому я советовал бы джанхою уменьшить число частных войск отдельных начальников, запретив им иметь более определенного каждому числа собственных ашкеров. Так, например, дадьязмачу можно было бы разрешить иметь 300 — 500 своих ашкеров, фитаурари — 100 — 300, младшим начальникам — от 30 до 100.

Я советовал бы также отнять у отдельных начальников право давать чины и награды и присвоить это право исключительно вам, джанхой, по представлению начальников. Теперь же в Абиссинии благодаря этому больше каньязмачей и геразмачей, чем простых солдат.

Уменьшив число солдат отдельных начальников, джанхой этим самым увеличит число своих войск, так как оставшиеся без места ашкеры пойдут большей частью на службу к джанхою.

Во избежание того, чтобы абиссинцы не шли наниматься к иностранцам и на службу соседних правительств, я советовал бы принять следующие меры:

Обложить всех слуг иностранцев налогом в 1 талер в месяц — 12 талеров в год.

Не позволять абиссинцам переходить абиссинскую границу без паспорта.

Назначить в Хартум, Массову, Джибути и Зейлу консулов, на обязанности которых будет вести наблюдение за прибывающими абиссинцами. Если среди них окажутся беспаспортные, то консул посредством местных властей будет высылать их на родину. [105]

Я советовал бы также джанхою обособить постепенно управление областями от командования войсковыми частями.

Начальником области мог бы быть мэсланье (управляющий), который собирал бы подати, производил бы суд и расправу и выдавал расположенным в области войскам продовольствие. Подати и судебные пошлины шли бы в казну, а казна высылала бы от себя жалованье войсками мэсланье. Начальник войсковой части в области проверял бы действия мэсланье.

Сразу осуществить эту меру невозможно, так как она вызовет общее неудовольствие начальников, но в освобождающиеся области, где предыдущий начальник умер или уволен в отставку, следует назначать особо начальников области и начальника войск. Этим способом джадхой значительно может увеличить свои доходы и на добытые средства образовать отличное войско из покоренных галласов и негров.

Под властью джанхоя находится гораздо более миллиона галласких и негрских семей. Каждая семья состоит не менее как из пяти человек, а у галласов еще больше. Если джанхой положит брать с каждых пятидесяти семей по одному молодцу ежегодно в солдаты, то через 10 лет можно набрать 200-тысячную армию. Набор людей не представит, вероятно, никаких затруднений. Самое трудное будет образовать достаточное количество хороших начальников и найти средства на содержание этой армии.

Джанхой высказал мне свое желание устроить у себя регулярную армию <...>. Я советовал [ему] при образовании армии поступить следующим образом. На первый год собрать 700 галласов, 600 негров, 300 кафцев, сидамо, куло и конто, 250 абиссинцев. Абиссинцы должны быть лично выбраны императором из лучших солдат, так как они предназначаются для офицерских должностей. Из этих новобранцев будут образованы 1 батальон пехоты в 1100 человек (400 галласов, 500 негров, 100 сидамо и 100 абиссинцев); 1 эскадрон кавалерии в 150 человек (100 галласов и 50 абиссинцев); 1 восьмиорудийная горная батарея (200 сидамо и 25 абиссинцев), 1 инженерная рота, заключающая и себе 1 взвод саперов, 1 взвод минеров, 1 взвод телеграфистов и 1 взвод понтонеров (.100 негров, 150 галласов и 25 абиссинцев). [106]

Чтобы обучить эти части, потребуется <...> следующее число учителей.

На батальон — 8 офицеров, 84 унтер-офицера и 4 горниста (они же барабанщики).

На эскадрон — 2 офицера, 13 унтер-офицеров и 1 трубач.

На батарею — 2 офицера, 9 фейерверкеров и 1 трубач.

На инженерную роту — 2 офицера, 20 унтер-офицеров.

На второй год джанхой соберет столько же новобранцев, как и в первый, и 1 батальон, 1 эскадрон, 1 батарея и 1 инженерная рота разовьются в 2 батальона, 2 эскадрона, 2 батареи и 2 инженерные роты.

На третий год, если занятия пойдут успешно, будут образованы еще 8 новых батальонов, 2 эскадрона, 6 батарей и 2 инженерные роты, для чего потребуется для пехоты 9200 новобранцев, для конницы — 300 новобранцев, для артиллерии 1680 — новобранцев и для саперов — 600 новобранцев. Всего на третий год около 12000 человек. В новых восьми батальонах все младшие офицерские и унтер-офицерские должности будут заняты лучшими людьми ранее образованных двух батальонов, для чего потребуется выделить из них 816 человек.

На четвертый и пятый годы, если у джанхоя окажутся нужные средства, его новая армия может продолжать развиваться, увеличиваясь ежегодно на 8 батальонов, 1 эскадрон и 6 батарей, то есть на 9000 штыков, 150 коней и 48 орудий. К концу пятого года вновь образованная сила джанхоя будет равняться 29 тыс. штыков, 900 коням и 160 орудиям.

Численность войска, как я уже выше сказал, будет зависеть главным образом от средств, которыми джанхой будет обладать. Если этих средств хватит, то армию недолго будет развить и до 200 тыс. человек.

Примечание. В европейских армиях на 1000 ружей приходится средним числом по 4 орудия и по 150 коней. По моему расчету, через пять лет армия джанхоя будет равняться 29 тыс. ружей, 160 орудиям и 900 коням. Большое увеличение артиллерии вынуждается тем, что желательно придать артиллерию и к существующим уже абиссинским войскам. Из числа 20 батарей 13 будут при новой, а 7 при старой абиссинской армии. [107]

Малая численность образуемой кавалерии вызывается трудностью снабжения хорошими лошадьми и дороговизной содержания кавалерийских частей. В Абиссинии есть отличный кавалерийский материал в лице конного галлаского и абиссинского ополчения и конных абиссинских солдат джанхоя. Если бы все эти конники были собраны в отдельные части, а не разбросаны среди остальных войск, если бы они умели действовать и атаковать массами и предпринимать самостоятельные, независимые от пехоты набеги, то они представили бы из себя грозную силу.

Когда у джанхоя будет вполне обученный кавалерийский полк и абиссинцы увидят, как управлять им, как коннице действовать и атаковать, [тогда] можно по этому примеру собрать в полки и обучить конных солдат джанхоя и во время войны распределить по этим полкам конное ополчение.

Во вновь образованной армии пехота будет делиться на следующие части: рота — “нефтанья амбэль” — 5 офиц[еров], 22 унт[ер]-оф[ицера], 256 ряд[овых], 4 горн[иста]. Рота делится на четыре взвода — “амса”. Амса — 1 оф[ицер], 5 унт[ер]оф[ицеров], 64 ряд[овых]. 4 роты составляют батальон — “ши амб эль” — 22 оф[ицера], 88 унт[eр]оф[ицеров], 1024 ряд[овых], 17 горн[истов], 4 батальона составляют полк — “арат ши амбэль” — 86 оф[ицеров], 352 унт[ер]-оф [ицера],4096 ряд[овых], 34 гор[ниста]. Полком командует фитаурари, батальоном — каньязмач, ротой — геразмач, взводом — баламбарас. При командире полка состоит для поручений один баламбарас.

Унтер-офицеры — “туки” разделяются в роте следующим образом. Старший из унтер-офицеров — “яамбэль-туки” заведует непосредственно всеми людьми роты и служит помощником ротному командиру. Непосредственный начальник людей взвода есть “яамса-туки”. Один из унтер-офицеров заведует ротным имуществом. Остальные командуют в бою над 16 человеками каждый.

Конница делится на: эскадрон — “фарасэнья амбэль” — 5 оф[ицеров], 13 унт[ер]-оф[ицеров], 123 ряд[овых], 3 трубача. Эскадрон делится на 4 взвода — “амса”. Амса — 1 оф[ицер], 3 утн[ер]-оф[ицера], 32 ряд[овых]. Четыре эскадрона составляют полк — “ши амбэль” — 22 оф[ицера], 52 унт[ер]-оф [ицера], 512 [108] ряд[овых], 14 трубачей (четырехэскадронный полк предпочтительней в горах шестиэскадронному).

Двумя полками командует фитаурари, при котором для поручении состоит баламбарас. Полком командует каньязмач. При нем для поручений также состоит один баламбарас. Эскадроном командует геразмач. Взводом — баламбарас.

Из унтер-офицеров эскадрона — один “яамбэль-туки” (вахмистр) и 4 “ямса-туки” (взводные унт[ер]-офицеры); один заведует эскадронным имуществом.

Артиллерия делится на: горная восьмиорудийная батарея — “ясымынт мэдф амбэль” — 6 оф[ицеров], 16 фейерверк[еров], 56 номеров при орудиях, 188 коноводов и 3 трубача. Батарея делится на четыре взвода — “хулаг мэдф” и ящичный эшелон с обозом — “яыир гуаз”. Взвод — 1 оф|ицер], 2 фейерв[еркера], 14 номеров при орудиях и 16 коноводов.

На каждое орудие положено при нем пять вьюков: снарядов — 10 ящиков — 104 снаряда и 114 зарядов (снаряды — 50 гранат, 50 шрапнелей и 4 картечи). Остальные заряды и снаряды на батарею везутся в ящичном эшелоне. В нем везется на каждое орудие по 200 снарядов с соответствующими зарядами.

Всего на батарею 80 вьюков — 160 зарядных ящиков — 1600 снарядов.

Ящичный эшелон — “яыир гуаз” — 1 фейёрв[еркер]. 14 кон[оводов] и обоз продовольственный — 1 фейерв[еркер], 16 кон[оводов], а также заводные мулы — 1 фейерв[еркер], 10 кон[оводов].

Примечание. Итальянские горные батареи шестиорудийные. На каждое орудие везется в батарейных ящиках по 74 снаряда, и в ящичном эшелоне по 60, всего 134 снаряда. По моему расчету, на каждое орудие при батарее и в ящичном эшелоне находится 300 снарядов. Таким образом, означенный боевой комплект батареи [превышает] более чем в два раза боевые комплекты нашей и итальянской горной батареи. Вызвано это тем, что в случае войны на военные сообщения нельзя будет рассчитывать, устройство же парков летучих и полевых еще на долгое время будет для Абиссинии чересчур сложным делом.

Восемью батареями командует фитаурари. Двумя батареями командует каньязмач, батареей — геразмач, взводом и эшелоном — баламбарас. При начальниках [109] 2 батарей и 8 батарей находятся для поручений баламбарасы.

Примечание. Такое деление артиллерии кажется мне наиболее удобным. В горах чаще всего придется, вероятно. действовать отрядами в тысячу человек, и такому отряду будет соответствовать батарея. Пехотному полку будут соответствовать две батареи.

Четыре полка пехоты — 16 батальонов, полк кавалерии — 4 эскадрона и 8 батарей — 64 орудия составляют “хулат элф” под начальством дадьязмача.

Вооружение, снаряжение частей, число лошадей и мулов.

На батальон

Винтовок со штыками - 1112

Винтовок без штыков (офицерам и горнистам) - 39

Револьверов (для офицеров) - 22

Шашек - 22

Щитов - 22

Кинжалов - 39

Боевой комплект патронов - 345300

(по 300 на ружье: по 100 в патронташ и по 200 в обозе)

Ежегодный отпуск патронов для обучения - 115000

Лопат малых шанцевых - 768

Топоров - 256

Шанцевый инструмент - 4 вьюка

Столярный, плотничий, кузнечный, слесарный инструменты - 4 вьюка

Аптека - 4 вьюка

Рожков - 17 вьюков

Железных сковородок - 128

Жестяных котелков - 128

Брезентовое полотно для ведер и баклаг, холсты для палаток офицерских и унтер-офицерских, кожа на патронташи, на 100 патронов каждый, и на вьючные принадлежности

Мулов офицерских с седлами и уборами - 22

Офицерских вьючных - 28

(Каньязмачу — 3, геразмачу — 2, баламбарасу — 1)

Унтер-офицерских вьючных по две на взвод и 1 фельдфебелю - 36 .

Под больных и слабых по 15 на роту (с седлами) - 60 [110]

Под аптечные вьюки - 4

Под инструменты шанцевый и пр. - 8

Под патроны (2000 патронов на мула) - 180

Под продовольствие, сухарей на 15 дней, приварка <дылых” (гороховая мука с солью и перцем) на 4 месяца

Под сухари - 120

Под приварок - 16

(Один мул поднимает сухарей для 10 человек на 15 дней.)

Всего - 474 мула

Примечание. В теперешних войсках джанхоя на полк в 300 человек приходится не менее 150 мулов и лошадей. На 1100 человек приходится не менее 600 животных, не считая ослов. Подымают же эти животные очень мало, так как находятся большей частью под седлами своих хозяев. На каждого солдата джанхоя имеется в походе не более 100 патронов. По моему же расчету, на 1100 человек приходится 474 мула, которые кроме офицеров, слабых и больных подымут: инструменты, аптеку, продовольствие на 15 дней, приварок на 4 месяца и по 200 патронов на человека.

Винтовок без штыков - 149

Шашек - 149

Револьверов (на офицеров и унтер-офицеров) - 18

Кинжалов 149

Копий (на рядовых) - 128

Щитов (на всех чинов, кроме трубачей) - 146

Сигнальных труб - 3

Боевой комплект патронов (300 на ружье) - 44 700

(Из 300 патронов 100 носится в патронташе и 200 в обозе.)

Желательно было бы еще увеличить число патронов на человека в коннице, так как кавалерист, находясь в постоянном соприкосновении с неприятелем, быстрее, чем пехотинец, расстреливает патроны.

Ежегодный отпуск патронов для обучения стрельбе - 12900

Динамит и подрывные инструменты - 8 вьюков

Шанцевый, слесарный, плотничий, кузнечный инструменты - 2 вьюка

Железных сковород - 19

Жестяных котелков - 19 [111]

Брезентовое полотно на ведра и баклаги; холст на палатки; кожа, вьючные принадлежности и патронташи.

Строевых лошадей Офицерских (с седлами и уборами) - 10

Строевых (с седлами и уборами) - 144

Заводных строевых - 20

Всего - 174

Вьючных офицерских мулов

Вьючных унтер-офицерских - 5

Под патроны (по 1200 патронов на мула) - 38

Под динамитные вьюки - 8

Под инструменты - 2

Под аптеку - 1

Под продовольствие:

Сухари - 21

Приварок - 4

(Один мул подымает сухарей для 7 человек на 15 дней.)

Всего мулов - 85

На батарею

Горных семисантиметровых орудий - 8

Зарядных ящиков - 240

(В ящике помещается 10 снар[ядов], 11 зар[ядов], 12 боевых винт[овок] и 15 вытяжных трубок.)

Винтовок без штыков (для коноводов) - 188

Винтовок для эшелонного офицера, трубачей и

эшелонных и обозных фейерверкеров - 11

Револьверов для офицеров, орудийных фейерверкеров

и орудийных номеров - 69

Шашек - 269

Кинжалов - 269

Запасных лафетов - 2

Боевой комплект снарядов

Гранат - 1200

Шрапнелей - 1200

Картечей - 32

Ракет - 32

Палительных свечей - 32

Зарядов - 2675

Боевых винтов к ударным трубкам - 2880

Вытяжных трубок - 3600 [112]

Шанцевый инструмент

Лопат - 16

Мотыг - 15

Кирок - 15

Топоров - 14

(перевозится на ящичных вьюках.)

Артиллерийский обоз: запасные части

запасные колеса, запасное железо, кузница, инструменты, войлок, мазь, коновязь и пр., аптека —

всего - 14 вьюков

Подзорная труба - 1

Биноклей - 4

Сигнальных труб - 3

Железных сковород - 34

Жестяных котелков - 34

Холст на палатки; брезентовое полотно на ведра

и баклаги; кожа на патронташи и принадлежности.

Боевой комплект ружейных патронов - 20000

Учебных снарядов и зарядов ежегодно по 100 выстрелов на орудие.

Учебных ружейных патронов по 100 выстрелов на орудие

Мулов

Офицерских подседельных (с седлами) - 6

Фейерверкских подседельных (с седлами) - 16

Орудийных (с седлами) - 24

Ящичных (с седлами) - 120

Заводных орудийных - 24

Заводных ящичных - 80

Вьючных офицерских -10

Вючных фейерверкских - 8

Под продовольствие и приварок - 32

Под артиллерийский обоз - 14

Всего - 334 мула

Довольствие рядового солдата в год

Мукой или зерном по 8 куна в месяц 5 даула

На приварок и соль, по 1 соли в месяц 3 талера На мясо по воскресным и праздничным скоромным дням

В год на солдата 2 барана или 4 талера

Жалованье - 4 талера

Одежда: толстая шамма или деньгами - 3 талера

Довольствие одного солдата, не считая зерна, обойдется в год - 14 талеров [113]

Унтер-офицеры получают довольствие в удвоенном размере. Взводные унтер-офицеры сверх удвоенного довольствия получают жалованье утроенное. Вахмистры и фельдфебели получают учетверенное довольствие и жалованья 12 талеров в год. Офицеры — баламбарасы, геразмачи, каньязмачи и фитаурари — должны быть уравнены по содержанию с соответствующими чинами собственной армии джанхоя.

При образовании новой армии необходимо иметь в виду следующее.

Собранные со всех концов Эфиопии новобранцы будут, конечно, недовольны привлечением на службу, и многие из них постараются бежать.

Трудные условия службы и строгость требований покажутся им особенно тяжелыми в первое время. Поэтому следует пресечь возможность побега и хорошим обращением и питанием приручить людей <..->.

Обучаемые части лучше всего расположить в областях, доступ к которые легко может быть закрыт заставами. Для этого очень удобны Цареилу и Гума. Расположить новые части в Аддис-Абебе, как предполагал джанхой, неудобно. Новые солдаты будут видеть остальных солдат джанхоя, которые, ничего не делая, пользуются полной свободой и получают большое содержание, и это отобьет у них охоту к своему делу. Кроме того, абиссинцы будут постоянно оскорблять новобранцев насмешками. Поэтому лучше всего было бы, обучив части вне Аддис-Абебы, привести их затем и показать джанхою и его войску.

Если джанхой задумал идти в Судан, то необходимо разведать путь в Хартум и собрать на соответствующих границах продовольствие. Самое важное место у англичан в Судане есть Хартум.

Когда у джанхоя будет сильное войско, которое беспрекословно пойдет куда ему прикажут, будет сильная артиллерия, путь в Хартум будет выбран и разведан и на границах будет собрано достаточно продовольствия, то джанхою с помощью божьей нетрудно будет выгнать англичан из Судана. Оттуда и до Египта недалеко...

В заключение повторяю те меры, которые я осмелился предложить джанхою в ответ на обращенный ко мне вопрос: “Что надо сделать для защиты Эфиопии?”

I. Выделить Афило, Дае и р. Баро в отдельную [114] область и занять ее отрядом в 1000 человек. Устроить на р. Баро укрепления и минные заграждения.

II. Расположить дадьязмача Демесье с гондарцами и тнгрейцами в земле Джоти.

III. Устроить световое телеграфное сообщение между Аддис-Абебой, Лало и Горе.

IV. Устроить постоянные мосты на реках Гибье, Дидессе, Добане, Габе, Бирбире и Дабус.

V. Устроить склады продовольствия в Уалаге, земле Джоти и в Гондаре и склад патронов в Ноле-Коба.

VI. Уменьшить число собственных войск отдельных начальников и заменить вознаграждение начальников, состоящее в отдаче областей на кормление, выдачей жалованья или пожалованием поместий.

VII. Отнять у отдельных начальников право пожалования чинами и отличиями и предоставить это право исключительно джанхою, по представлению начальников.

VIII. Обособить постепенно управление областями от управления войсковыми частями.

IX. Обложить всех слуг иностранцев особой податью.

X. Запретить переход абиссинской границы без паспорта и учредить консульства в Хартуме, Зейле, Джибути и Массове.

XI. Устроить войско из галласов и негров.

XII. Разведать путь в Хартум.

“Отчетная карточка” (Абиссиния от долготы Аддис-Абебы до Белого Нила). Нанесены места, занятые англичанами, предполагаемые жел[езные] дороги, предполагаемые абиссинские укрепления, предполагаемый торговый порт, телеграфные посты, предполагаемые места расположения абиссинских войск, мосты и склады патронов. (В рукописи ее нет.)


Комментарии

31 Джанхой — один из титулов императора Эфиопии.

32 Атье (ацэ) — государь.

33 Текла Георгис II — император Эфиопии в 1868 — 1871 гг., до коронации правитель области Ласта Гобэзе. В 1871 г. был разбит армией правителя области Тыграй Касы, провозгласившего себя императором под именем Иоханнес IV.

34 Истоком Белого Нила считается р. Кагера, впадающая в оз. Виктория.

35 Первая Брюссельская конференция состоялась 12 — 14 сентября 1876 г.. была созвана по инициативе короля Бельгии Леопольда II якобы для координации планов научного изучения Африки. В действительности, как и на следующих двух конференциях, на ней шел торг о разделе Африканского континента между колониальными державами. Вторая Брюссельская конференция длилась с 18 ноября 1889 г. по 2 июля 1890 г. Хотя на ней была принята декларация об отмене работорговли, практически это не затронуло применения различных форм принудительного труда в Африке. На Берлинской конференции 1884 — 1885 гг. была предпринята попытка согласовать интересы колониальных держав во время дележа Африки, в частности в бассейне Конго, и договориться об общих принципах эксплуатации ее богатств.

36 Менелик I — легендарный царь, по преданию — сын иудейского царя Соломона и царицы Савской, якобы от него вела свою родословную династия эфиопских императоров.

37 Шум — досл. “назначаемый” — в сельской местности — староста, в городах — с добавлением эпитета, обозначающего его ранг, — правитель.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100