Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. К. БУЛАТОВИЧ

ОТ ЭНТОТО ДО РЕКИ БАРО

Семья

Семьи, как мы ее понимаем, у абиссинцев не существует, и поэтому взаимная любовь между членами семьи, за очень редкими исключениями, отсутствует. Отсутствие семьи обусловливается положением в Абиссинии женщины и неустойчивостью брака. За очень малыми исключениями, все браки гражданские, для заключения его достаточно, чтобы жених и невеста в присутствии двух свидетелей — куас — объявили бы во имя негуса, что заключили брак, причем свидетели [92] смотрят имущество, приносимое женою, а также ответственны за обязательства, которые берет на себя жених по отношению к семье невесты. С момента клятвы именем негуса брак заключен, но развестись так же легко, как и жениться. При двух свидетелях муж отпускает жену, и при этом, если развод случился не вследствие обнаружения измены жены, то, уходя, она имеет право на половину всего имущества, которое тут же делится. Только после многих лет мирного сожительства супруги решаются совершить церковный брак, который ненарушим. Священники все женаты церковным браком.

Благодаря такой легкости развода и таким частым семейным переменам, у одной матери бывают дети от разных отцов и положение детей крайне неопределенное. Например, разведясь с первым мужем, мать берет грудного ребенка с собой, а другого оставляет мужу, затем она выходит второй раз замуж, имеет от второго мужа тоже детей, второй раз разводится — и всех детей, как от первого, так и от второго брака, оставляет второму мужу. Я мало видел любви родителей к детям. Больше всего дружны между собой братья и сестры. Дети поразительно скоро перестают быть детьми. Они очень серьезны, мало шалят, им можно поручать важные вещи, которые они исполнят и не напутают. Их самостоятельная жизнь начинается очень рано.

Абиссинская женщина страшно кокетлива, красива, но большей частью очень мала ростом, плохо сложена и редко имеет много детей. Последнее, должно быть, благодаря очень ранним бракам. Я знал случай, где выдавали девочек семи лет, а в девять лет — сплошь и рядом, несмотря на то что они физически были еще совсем не развиты. Положение женщины очень свободно в низшем классе и совершенно замкнуто в высшем. Ее стерегут евнухи, без громадного конвоя она двинуться не может, причем в этих редких случаях ее сопровождает весь штат ее горничных, евнухов, и сажают и снимают ее с мула не иначе, как плотно загородив от посторонних взоров шаммами. В высшем классе все почти женщины грамотны и даже начитанны. Очень часто важную переписку мужа ведет его жена. Так как сношения между полами очень легки, то нет почти случаев романов и ревности. Поймав жену в неверности на месте преступления, муж имеет право безнаказанно убить обоих и обыкновенно так и делает. Но до тех пор пока неверность явно не обнаружена, муж не выражает ни ревности, ни недоверия. Замкнутые условия женщин высшего класса обусловлены этикетом.

Рождение ребенка не составляет выдающегося, радостного события в семье, для абиссинской женщины ребенок почти всегда в тягость. При рождении его обрезывают, если он мужского пола — на седьмой день и крестят на двадцатый, а если женского — обрезывают на четырнадцатый и крестят на сороковой. При крещении дается имя какого-нибудь святого, причем они никогда не называют себя просто этим именем, а всегда с приставками, например Вальде Микаель — «рождение Михаила», Габро Мариам — «раб Марии», Хайле Иесус — «сила Иисуса». Большей частью они называют себя не именем, данным при крещении, а прозвищем, из которых некоторые бывают самые оригинальные, например Сентаюх — «Скольких я вижу» или Енатьенах — «Ты в мать», Сефраишу — «Ищите места», а женские, например, Терунешь — «Ты чистенькая», Уоркнешь — «Ты золотая», Десета — «Счастье».

Смерть у них очень горестное событие, оплакиваемое всеми родственниками и знакомыми. И в этом проявляется противоречие их характера. Безразличный в своих родственных чувствах, абиссинец приходит издалека, чтобы поплакать на могиле родственника. Абиссинец умирает спокойно, несмотря на то что во время тяжкой болезни за [93] несколько дней перед смертью в его доме толпится масса людей, раньше времени оплакивающих его. (Последнее, между прочим, я испытал на себе, когда был сильно болен в декабре 1896 года, — слуги мои полагали, что пришел мой конец.) Когда видно, что смерть неизбежна больной принимает куссо (слабительное), чтобы выгнать глистов перед смертью (считается неприличным умереть с этим животным), затем исповедуется и причащается. Мертвого обмывают, заворачивают в полотно и с громким плачем несут в церковь, где после обедни хоронят головой на восток. У них есть плакальщицы, но слезы в сосуды не собираются. Родные носят по умершим траур, состоящий из тех же, но только грязных, рваных и старых одежд. Самые близкие родные не выходят несколько дней из дома, и в это время приходят все знавшие покойного сделать его родственникам визит сочувствия и за бутылочкой тэджу (меду) поплакать вместе с ними. В этих случаях вполне выражается экспансивность характера абиссинцев. Если он радуется или горюет, то старается как можно больше выразить и оповестить про это. Мимика их и манера себя держать всегда замечательно соответствуют случаю. Оплакивая, например, смерть совершенно постороннего человека, абиссинец кажется на это время совершенно убитым горем и, убедив в конце концов в последнем самого себя плачет почти искренно.

Имущество умершего разделяется между детьми, и у них нет права майоратного наследования. Земля всегда, а очень часто все имущество покойного наследует тот из детей, который был ближе всего к умершему. [94]

Разделение на сословия

Нынешнюю Абиссинию некоторые писатели сравнивают с Европой в феодальную эпоху и отождествляют ее строй с феодальным строем. Но действительно ли это так? Первое условие феодального строя есть деление на сословия и наследственность владений и сословных преимуществ, чего в Абиссинии нет. В Абиссинии есть аристократия положения — люди, находящиеся в данную минуту у власти, есть купцы, священники, монахи, солдаты, ремесленники, крестьяне, но все это есть различие в положениях и занятиях, а не отдельные замкнутые сословия.

В Абиссинии нет потомственного дворянства, и оно даже немыслимо при ее семейственном строе. Есть несколько фамилий, ведущих свой род издалека, есть считающие себя потомками царей и в то же время находящиеся в самом низком положении. В абиссинском языке нет даже слова для выражения дворянства. Иногда в споре они говорят, что я — бале абат, что значит «имеющий отца», но это не для определения своего благородного происхождения, но в отличие от другого, отец которого был рабом, или он сам был им. С практическим умом абиссинца несовместимо понятие о потомственном, дворянстве. Они преклоняются перед богатством, положением, личными заслугами до тех пор, пока эти элементы силы налицо, но их больше нет — богатый обеднел, у начальника отняли его область, сильный при дворе подвергся опале,— дети сильного и великого человека ни по богатству, ни по положению не представляют из себя ничего выдающегося,— и тогда эти лица становятся наравне со всеми прочими, и самый последний солдат будет им говорить «ты». Но тем не менее, различая господ, они всегда отдают предпочтение тем лицам, отцы которых были в том же положении.

Выбор на высшие государственные должности основан на начале личных заслуг, и только для того, чтобы быть признанным как император, кроме, во-первых, фактической силы надо еще иметь возможность доказать свое происхождение от Соломона.

Расы и дадьязмачи очень часто бывают в свойстве или в родстве с царствующим императором и его женой. Их стараются более привязать к престолу тем, что выдают за них замуж своих родственниц. Но среди них есть вышедшие из самых низких положений.

Таким образом, мы видим, что дворянство как сословие не существует, а есть высший должностной класс, или служебная аристократия, состав которой наполовину случайный. Понятия о мезальянсе в высшем классе не существует. Жену выбирают себе по желанию, иногда из служанок. Дети высшего класса отправляются обыкновенно в раннем возрасте ко двору императора или главного начальника этого лица. Там они несут обязанности комнатных слуг и получают высшее абиссинское образование: учатся играть на лире — багана 73, игре в шахматы, чтению, письму, богословию, военным упражнениям. Став лично известными императору или тому лицу, при котором они находятся, они в конце концов, приобретя расположение и доверие последнего, добиваются какого-нибудь назначения. Но при дворах находятся дети не одних только высших должностных лиц, есть также много случайных.

Должности ни несменяемы, ни постепенны. Всякое должностное лицо считает себя непосредственным слугою того, кто его назначил. [95] Единственное сходство между нынешней Абиссинией и Европой в феодальную эпоху есть кажущаяся большая самостоятельность правителей областей, но, как мы увидим дальше, эта автономия очень относительная и владения не наследственны.

Жизнь высшего класса очень проста и единственно, чем отличается от жизни других, — это многолюдством двора и этикетом, представляющими в миниатюре двор императора. Их манера держать себя с подчиненными отличается замечательной выдержкой и достоинством. В общем, высший служебный класс обладает большими качествами. Они очень преданы назначившим их начальникам и своему делу и крайне ревностно охраняют интересы своих патронов.

.Абиссинское духовенство состоит из белого — священников и дьяконов, черного и дабтаров — книжников, светских лиц, живущих при церквах. Сходство с феодальной эпохой заключается в существовании церковных земель, очень больших и самостоятельно управляемых. Каждая церковь имеет свою землю, обрабатываемую исполу крестьянами, каждый монастырь тоже, кроме того, большими землями владеют их епископы и ычыгье (начальник монашеского ордена св. абуны Текла Хайманота). Каждый чувствующий призвание может перейти в духовное звание, но в священники посвящаются только подготовленные для этого и женившиеся церковным браком. Все дьяконы — дети. Те же, которые подготовляли себя к духовному званию, но не посвятились в священники, не чувствуя на это призвания, продолжают жить при церквах и называются дабтара — ученые, или книжники. Они имеют большое влияние на дела церкви. При каждой церкви начальник всего живущего там духовенства (причт достигает до 300 человек при одной церкви и никогда не менее 25) и церковных земель назначается из дабтаров. Духовенство имеет большое влияние на народ, в особенности дабтара и странствующие монахи. У каждого лица высшего класса есть духовник, играющий большую роль в его семейной жизни. В абиссинском духовенстве сохранилось много черт иудейских. Дабтара, например, заменяют прежних книжников и левитов, они поют во время богослужения, занимаются богословием и перепиской священных книг. У абиссинцев сохранились некоторые обряды, заимствованные у иудеев. Они чаще читают псалмы Давида, чем Евангелие. Но, несмотря на все это, абиссинцы, и в особенности их духовенство,— горячо и искренно верующие люди, и между их монахами есть много подвижников. (Подробнее см. главу «Церковь и вера».)

Военная служба — любимая профессия абиссинцев, но, обладая полной свободой личности в пределах принятых самим на себя обязательств, каждый поступает на службу по собственному желанию и выбору. Войско очень хорошо оплачивается и в мирное время не несет никакой службы. (О войске будет подробно сказано ниже.)

Купцы составляют как бы отдельный класс и подчиняются нагади-расам («начальник торговцев» — их трое). Некоторые города населены исключительно купцами и, несмотря на то что находятся среди других владений, управляются отдельно от прочих. Купечество отличается большой изворотливостью и торговыми способностями, которые унаследовали, по всей вероятности, от предков-семитов. Они обыкновенно перекупают товары у галласских купцов и везут к морю, некоторые даже в Аден. Принадлежность к торговому классу так же случайна, как и к остальным, и не обусловлена ни наследственностью, ни другими положениями.

Землепашец (крестьянства как сословия не существует) становится таковым по своему собственному желанию и бывает двух родов: [96] обязанный оброком тому, на земле которого сидит, будь то император или другой кто, и владеющий в некоторых провинциях собственной землей. Хозяйство абиссинцев менее многопольное, чем галласское, они не производят корнеплодов, но землю обрабатывают довольно хорошо теми же орудиями, как и галласы. Скотоводство у них то же, что и у галласов: быки, коровы, овцы, козы, лошади, мулы, ослы, но на севере есть особенная порода баранов с очень длинной шерстью.

Ремесленники — большей частью потомки феллашей — сосредоточиваются при дворах владетелей, ткачи же и кузнецы часто живут отдельно. Среди ремесленников есть кузнецы, столяры, кожевники, седельники, ткачи, золотых дел мастера, оружейники.

Рабство

Постоянные войны, дающие много пленных, и необходимость большого числа рабочих рук при образе жизни высшего класса вызвали рабство. Но оно только своим именем похоже на то, что мы привыкли под этим понимать. В данное время рабства не существует как отдельного института. Законом, изданным императором Менеликом, рабство в стране уничтожено и под страхом отрезания руки запрещено продавать и покупать рабов. Но тем не менее те, которые были взяты раньше, и вновь взятые в плен галласы и негры остаются при домах своих хозяев и продолжают на него работать, получая взамен пищу и одежду. Это весьма неопределенное состояние, которое нельзя назвать ни рабством, ни свободным состоянием; так, например, бежавшего в случае поимки возвращают прежнему хозяину и наказывают за побег, но дети рабынь — не рабы, а добровольно, вернее, по привычке остаются при домах и служат своим господам. Покупать и продавать рабов запрещено, но дарить можно. В данное время можно почти наверное сказать, что скоро уничтожатся и последние остатки рабства и абиссинцы перейдут к платному труду, так как ведение ими войн уже начинает менять свой характер, обращаясь из прежних набегов в завоевания новых земель и присоединение их. При этом способе война не будет давать рабов, так как все покоренные жители прикрепощаются к земле. Но и то, что есть в данное время, есть очень мягкий вид рабства. Обращаются с ними очень хорошо, не насилуют работой и считают их как бы членами семьи.

Распределение имущества

Распределение имущества в стране, несмотря на существование в большом числе нищенства, довольно равномерное. Мало кто выдается из общего уровня. Права земельной собственности существуют только в некоторых провинциях, а именно Тигре и Шоа, оставшихся вдали от императорской власти; вся же земля принадлежит императору. Распределение земель в Центральной Абиссинии сложилось исторически. Частью владеет непосредственно император, часть пожалована церкви, часть отдана во владение частных лиц исполу или по другим обязательствам, часть роздана военачальникам в виде окладов. Галласские земли вместе с их населением принадлежат императору по праву завоевания. Вcе галласы считаются обязанными оброком, и в данное [97] время там начинается тот процесс, который был в России во времена Бориса Годунова — процесс закрепощения. Считая сам себя свободным, галлас при недовольстве управляющим областью или тяжестью налогов бросает свой дом и переходит к другому, который его охотно принимает. Это явление служит, во-первых, уздой для чересчур алчных администраторов, но зато, с другой стороны, вызывает массу жалоб на соседей, постоянную переписку с требованием вернуть ушедших, что, конечно, очень редко удается. Большая часть галласов бежала раньше в автономные галласские земли — Леку, Уалагу, Джимму, но теперь император запретил правителям этих земель принимать новых переселенцев, и, должно, быть, это будет первым шагом к окончательному закрепощению всего галласского населения.

Вывозная и ввозная торговля Абиссинии находится в руках абиссинцев же и некоторых европейцев: французов, армян и греков. Ввоз заключается главным образом из оружия (через Джибути), бумажного дешевого полотна из Индии, стеклянной посуды (графинчиков), шелковых и бархатных тканей, мелких предметов. Вывоз же — из кофе, слоновой кости, золота, мускуса, кож. Как ввоз, так и вывоз направляются к четырем пунктам — в Массову, Джибути, Зейлу и Берберу. Массова теперь, с переходом политического центра Абиссинии на юг, потеряла прежнее значение. Джибути приобретает теперь все большее и большее значение как единственный пункт для ввоза оружия, но главная часть туземной торговли идет на Зейлу — Аден. Бербера служит портом для сомалийских земель и южных областей Джиммы и Каффы. Свой товар купцы сбывают на базарах, которые имеются в каждом маленьком населенном пункте. Обмен ведется на деньги. Монетная единица — талер Марии Терезии и куски соли — амулье длиной в шесть вершков, толщиной в один вершок. Их дают семь штук на один [98] талер. Теперь император делает попытки распространить монету собственной чеканки разного достоинства, но пока еще неудачно 74.

Игры

Говорят, что характеристикой народа служат препровождение бодного времени и игры. В этом отношении у абиссинцев замечательно распределение игр по временам года и приурочение их к большим праздникам. Абиссинец иногда не играет в несвоевременную игру, хотя бы все обстоятельства благоприятствовали ей.

В сентябре месяце на праздниках Маскаля, воздвижения креста, господня, все имеющие лошадь играют в гукс. Лошадей готовят к этим большим играм, и в день праздника все выезжают на равнину. Игра есть подражание действительному кавалерийскому одиночному бою. Разделившись сами собой на две части, некоторые смельчаки завязывают бой. Они летят полным карьером на кого-нибудь из противной партии и, не доскакав шагов на сто, круто поворачивают и ускакивают. Вызванные и с ними другие преследуют вызвавших и бросают в них дротиком без острия, который те парируют щитом, а некоторые ловкачи — дротиком же. Завязанный бой делается общим: тучи летящих дротиков, иногда сухой звук удара о щит и масса вперед и назад, полным карьером скачущих всадников. Между лошадьми шмыгают слуги господ и подбирают для них дротики. Редко какая игра обходится без несчастных случаев, иногда кончающихся смертью, так как помимо падений сила дротика, хотя и без наконечника, так велика, что пробивает щит, и я знаю случай, когда одному абиссинцу раздробили руку, причем дротик пробил насквозь щит. (Между прочим, галласы, переняв, эту игру от абиссинцев, увлекаются ею еще больше первых.)

С ноября начинаются подготовительные игры к большим играм гуна на рождество Христово, причем праздник называется в народе тоже гуна. Причина этому, я думаю, та же, что и у нас в России, где языческий культ приурочился к христианскому. Например, коляда, масленица, празднование Ивана Купала.

Игра гуна состоит в том, что две партии, вооруженные толстыми палками в аршин длиною, стараются перегнать ими в неприятельскую сторону маленькую деревяшку. Все, стар и мал, играют на рождество в эту игру, которая, как и гукс, редко обходится без несчастных случаев.

С началом великого поста наступает время для игры в уас — мяч из тряпок. Один, сев верхом на шею другого, бросает в кучу играющих мяч, поймавший его садится на шею бросившего, и игра продолжается до бесконечности.

На пасху опять гукс и так называемая гижи. Ставится тонкий [99] шест, и в него кидают с 50 шагов дротиком. Когда кто-нибудь попадет три раза, все остальные ложатся на землю, и попавший проходит по ним.

В августе после дождей играют в жираф — длинный кнут. Все, вооружившись длинным ремнем, делятся на две партии и стараются одна прогнать другую. В конце концов слабейший удирает. Тут тоже без увечья не обходится.

Эти игры имеют большое воспитательное значение. Ими увлекается весь народ, и они требуют от игрока много выносливости, ловкости, быстроты соображения и приучают к опасности.

Домашние их игры сентереи — шахматы и гебета — род трик-трака. Шахматные ходы те же, что и у нас, но условия другие: например, партия не считается проигранной, если король взят. Гебета похожа на трик-трак, но костей не бросают, а вся она основана на счете, так что требует большой сообразительности. На доске или просто на земле 12 или 18 ямок, из которых в начале игры половина принадлежит одному игроку, а половина — другому. В каждой ямке по три камешка, перекладывая которые последовательно по известным правилам отбивают у противника его ямочки и камешки. Завладевает ямочкой тот, у которого его последний шарик пришел на ту ямку, где три камешка.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УСТРОЙСТВО ЭФИОПИИ

Империя ныне царствующего Менелика II, царя царей Эфиопии, заключает в себе следующие владения. Перечисляя их с севера на юг, это будут:

Рас Мангаша Иоханнес — Тигре.

Рас Мангаша — побочный сын императора Иоанна IV. Его законный сын и наследник престола был рас Ареа, женатый на дочери Менелика — визиро Шоарег. Он умер. Границы Тигре доходили до самого берега моря, но сначала турки и египтяне, а в особенности в последнее время итальянцы оттеснили абиссинцев за р. Мареб. Хотя в последней войне они и были разбиты, но в договоре о мире границы Белеса – Мареб предполагалось оставить 75.

Рас Уали — горные провинции к югу от Тигре: Ласта Самьен, Еджю. Он брат императрицы Таиту, сын тигрейского раса Вальде Георгиса.

Династия Уагшумов — провинция Уаг и Дерру. Их два брата: Уагшум Уангуль и Уагшум Кабеда, у них сильный еврейский тип, и, по всей вероятности, они потомки феллашских царей, так как горы Самена и Уаг населены ими. (Феллаши — абиссинские евреи.)

Рас Микаель — Уоло.

Рас Микаель — крещенный императором Иоанном галлас, бывший царь Уоло.

Негус Текла Хайманот — царь Годжама, Дамота, Амхары, Гиндеберата, Джиммы, Лиму, Гудеру и Хорро.

Негус Текла Хайманот, раньше рас Адаль, сын раса Гошо, коронован в негусы атье Иоанном в 1881 году за завоевание Каффы.

Рас Мангаша Битуадед 76—Гондар и Бегамедыр. Титул «битуадед» значит «любимец», дается обыкновенно одному из самых близких к царствующему императору расов. Ему поручается также в управление [100] провинции Гондар и Бегамедыр. Город Гондар раньше был официальной столицей Абиссинии. (В данное время кроме раса Мангаши Битуадеда есть еще Битуадед Атнафи, старик, владетель маленькой области, любимец негуса.)

Азаджи — управляющие землями императора Менелика, генералы его собственной армии, управляют частями королевства Шоа, наследственного владения императора Менелика. Шоа заключает в себе провинции Тегулет, Ифат, Менжар, Булга и Анкобер.

Рас Маконен — Харар, Черчер, Иту, Ерер, Угаден. Рас Маконен — племянник императора по женской линии.

Дадьязмач Вальде Габриель — Бали и часть Арусси.

Рас Дарги — Арусси, метрополия галласского народа. Рас Дарги — сын атье Сахле Селасье, деда Менелика. Кроме этой провинции недавно завоеванной, владеет еще маленькой областью около Гондара. Он очень любим императором, имеет большое влияние.

Дадьязмач Балачио — Сидамо. Раньше Лыджь, Балачио — сын дадьязмача Бешаха. Балачио был в Петербурге с посольством Дамто. В этом году по смерти его отца, убитого под Адуей, император дал ему в управление прежние земли отца; другой половиной Сидама управляет дадьязмач Муль Сагед.

Фитаурари Абто Георгис — Гурагье и Содо.

Дадьязмач Хайле Мариам — Чобо, Бочо и Тикур.

Хайле Мариам — племянник императора, старший брат раса Маконена.

Дадьязмач Убье — Меча, Еджир-Салафу, Нонно. Убье женат на визиро Заудиту, второй дочери императора Менелика.

Дадьязмач Демесье — Гера, Гума, Гомо, Буна, Лека и Уалага. Он сын афа-негуса Насибу — главного судьи. Демесье женат на родственнице императрицы, визиро Асалефетч. Он имеет главное наблюдение за автономными галласскими провинциями Леки — дадьязмача Габро Егзиабеера — и Уалаги — дадьязмача Джоти.

Ликамакос Абата — Чалеа, Тибье Уобо и Сибу. Ликамакос — придворный чин, равняется генерал-адъютанту.

Дадьязмач Тасама — Илу-Бабур, Буна, Буре, Але и все юго-западные области Абиссинии. Тасама — сын дадьязмача Надоу, женат на крестнице императрицы Таиту, дочери галласского царя земли Гумы.

Рас Вальде Георгис — Ботор-Лиму, Куло, Кошо, Конта-Широ. Он также имеет главное наблюдение за королевством Джимма Аба-Джефара. (Негус Аба-Джефар — магометанин.)

Недавно завоеванная провинция Уаламу непосредственно подчинена Менелику. На этих днях покорился императору Абдурахман — царь Бени-Шангула.

Все эти владения не наследственные, а пожалованные императором (за исключением владений негуса Текла Хайманота, Тигре, королевства Джиммы, Леки и Уалаги). Величина каждого владения обусловлена чисто личными причинами, отношением императора к владетелю, его личными заслугами, и состоит из одной или нескольких провинций. Эта их связь не есть что-либо постоянное и может быть всегда нарушена или отнятием какой-либо из них, или прибавлением новой области. Все эти полемархи, как можно назвать правителей областей, вполне самостоятельные во внутреннем управлении, суде, распределении земель и должностей, но в остальном они, безусловно, подчинены императору, признают его власть и платят ему дань в виде налогов или подарков.

В общем, Эфиопия представляет из себя единое государство, [101] разделенное для управления между главными военачальниками, под безусловной императорской властью царя царей, вся сила которого лежит в войске и в любви народной.

Необходимым также условием, чтобы сделаться императором, есть принадлежность к дому Соломона и Менелика I. (Исключение из этого — династия Зате и императоры Феодор и Иоанн.)

Из этого мы видим, что Эфиопская империя есть чисто военное государство. К этому она пришла исторически, пережив раньше много других фазисов.

В рамки моего труда не входит описание истории Эфиопии, но я считаю нужным указать на выдающиеся моменты ее.

ИСТОРИЯ ЭФИОПИИ

Имя «Эфиопия», которое абиссинцы дают своей стране, есть греческое слово и в переводе значит «черное лицо». Гомер называл Эфиопией всю Центральную Африку, простиравшуюся от Красного моря и Индийского океана до Атлантического, а Диодор Сицилийский различал, кроме того, три Эфиопии: Западную — бассейн Конго, Высокую — нынешняя нагорная Эфиопия и Восточную — заключающую в себе низкий, восточный берег Африки и Юго-Западную Аравию.

В истории Эфиопии можно различить следующие моменты:

1. Период, предшествующий царице Савской, он нам почти совершенно неизвестен в том, что касается нынешней Эфиопии, и, по-видимому, не имеет к последней никакого отношения.

2. Царица Савская и следующая за ней династия Соломона 77, смещенная в лице царя Дель Ноада династией Заге в 901 г. по Р. X. По абиссинской Тарика Негест, царица Савская, услыхав про величие Соломона, ездила к нему и родила от него сына Менелика, или Ыбнахакима. Относительно этимологии этого слова существует много разногласий. Некоторые считают это слово происходящим от амаринского мен «что» и алых «говоришь», то есть «что говоришь или скажешь», другие переводят Менелик— «второй я». Но название Ыбнахаким, равнозначащее с Менеликом, — арабского происхождения, и самое вероятное перевести его — «происходящий от мудрого». Хаким —- «мудрый» — по-арабски было название Соломона.

Царица Савская, Азьеб, или Южная, имела еще много других названий: Македа, Никола. Абиссинцы утверждают, что Аксум был ее столицей, но арабы Йемена считают ее своей. Между учеными тоже рознь по этому вопросу. Одни, как, например, патриарх Мендес, Брюс 78, принимают легенду о ее путешествии к Соломону и считают ее действительно аксумитской царицей. Другие же (как Пинеда) считают ее за арабскую царицу. Вероятнее всего, что она владела и нынешней Эфиопией, и Аравийским полуостровом, по крайней мере частью той и другого, так как между Аравией и Эфиопией была в то время тесная связь, основанная на постоянном переселенческом движении семитов в Африку.

Легенда говорит дальше, что Менелик, достигнув зрелости, был послан в Иерусалим. Он должен был передать Соломону подарки от своей матери. У абиссинцев сохранилось предание, что во время его приема Соломоном в первый раз последний, желая испытать своего сына, стал в рядах свиты, а на троне посадил одного из своих приближенных. Менелик, хотя никогда не видел своего отца, поклонившись сперва [102] сидящему на троне, не передал ему подарков, а стал искать глазами в свите и, увидав наконец Соломона, поклонился ему.

Он был очень похож на своего отца и пользовался большой популярностью. Вследствие этого, говорят, Соломон, щедро одарив его и дав ему много левитов, священников и детей многих знатных родов, отпустил на родину. Уезжая, Менелик, говорят, увез ковчег завета и одну из скрижалей Моисея.

Он царствовал под именем Давида. Обратил весь свой народ в иудейство и уничтожил в стране идолопоклонство.

На девятом году царствования Базена, царя этой династии, родился Христос.

При сороковом царе этой династии, Абреха-Ацебаха, проник в Абиссинию свет христианского учения в лице св. Фрументия, называемого абиссинцами аба Салама (343г.).

Из этой же династии царствовал в 521 г. по Р. X. царь Калеб, предпринявший поход против иудейского царя Дзунауаса 79, известного своими притеснениями христиан Науада. іКалеб победил Дзунауаса, и было основано Эфиопское царство сыном Калеба — Абреха, который потом погиб при осаде Мекки. Его два сына были разбиты персами, и царство уничтожено.

3. В 901 г. по Р. X. воцаряется династия Заге и царствует до 1255 г., когда на императорском престоле опять появляется царь из династии Соломона благодаря настоянию св. Текла Хайманота. Восстановивший династию был Икуна Амлак. Из династии Заге выдающимся был царь Лалибала, причисляемый абиссинцами к лицу святых. Он известен как строитель церквей. Предание ему приписывает также попытку отвести воду Нила в Красное море 80.

4. Начиная с Икуна Амлака в Тарика Негест появляются более подробные описания. Этот период, продолжавшийся до нашествия Гранье в 1534 г., очень похож на средневековую эпоху в Европе. По-видимому, в это время процветала феодальная система, где царь был только первым феодалом своего царства. Существовала частная земельная собственность сословия с наследственными правами и преимуществами.

С 1434 до 1468 г. царствовал атье Зараокоб, и в его царствование Эфиопия достигла высшего блеска могущества и величины. Он был ревностный христианин и интересовался церковными догматами. При нем был созван первый собор и установлен догмат о святой троице, единой по существу и троичной в лицах. Им же завязаны первые сношения с Европой. Во время Флорентийского собора он написал через аба Никодима, настоятеля абиссинской церкви в Иерусалиме, письмо папе Евгению IV. Он завоевал Каффу, Мочу и Енарею и обратил их в христианство. Все эти имена, по преданию, даны им. Каффа — от слова кефу — «злой», Моча — от мот «смерть», а Енарея в переводе значит «рабы», так как побежденные были все обращены в рабство.

После смерти атье Зараокоба завязываются сношения с Португалией.

В Европе ходила легенда о «священнике Иоанне», царствовавшем где-то на Востоке, в Индии или в Африке. Король Иоанн португальский послал Иоанна Ковилахо и Альфонса де Пайва отыскать его. Второй умер в дороге, а первый добрался до Эфиопии, прибыл ко двору атье Ыскындыра и донес своему правительству, что отыскал «священника Иоанна».

По смерти Ыскындыра взошел на престол малолетний Лыбна Дынгыль, известный под именем Давида. Его бабушка, Елена, угрожаемая с востока и юга магометанами, послала Ковилахо с неким армянином [103] Матфеем к португальскому королю Дом Емануилу с просьбой о помощи. В ответ была прислана миссия, состоявшая из Эдуарда Кальвана, Родрига де Лима, Альвареза и Бермудеса. Все они, за исключением Кальвана, умершего на Коморинских островах, прибыли к Давиду II в 1520 г.

Войны Гранье и сопутствующие им миссии португальцев и иезуитов резко выделяются из остальной истории Эфиопии, составляя как бы отдельную эпоху. Про эти события в абиссинской Тарика Негест почти ничего не сказано, но португальские источники, и в особенности Жером Лобо («Voyage historique d'Abyssinie») 81, освещают нам эту эпоху, длившуюся с 1534 до 1635 г., когда иезуиты были изгнаны императором Фацилидасом 82.

5. Посольство Родрига де Лима и Альвареза вернулось в 1526 г., и с ними один абиссинский монах — Загазабо, или Христовль Ликонат. Первый с письмом к королю португальскому, второй — к папе. Но в 1534 г. появляется Гранье, и напуганный Давид посылает Бермудеса к королю португальскому с просьбой помощи и обещанием принять римскую веру и дать 1/3 земель португальцам. Король Иоанн III назначает Етьена де Гама, сына знаменитого Васко де Гама, вице-королем в Индию (Индией тогда назывался также весь восточный берег Африки и нынешняя Абиссиния) и приказывает ему истребить турецкий и арабский флоты в Красном море. Поиски турецкого флота не удались ему, и он высадил 400 португальцев под начальством Христофора де Гамы (своего брата) в Массове. Эта высадка была очень кстати, так как Эфиопская империя находилась в это время в критическом положении. Гранье успел за несколько лет предать огню и мечу всю, Абиссинию, начиная с Менжара и до Аксума, который он сжег и разрушил. Но кто такой был Гранье и что это были за орды, пришедшие с ним?

Лобо называет его мавром с мыса Гвардафуй и его полчища — тоже маврами (впрочем, португальцы почти всех магометан называют маврами). Брюс тоже называет его войско маврами. В португальских источниках он называется царем Адальским и эмиром Зейлы, и предполагают, что он был сомалиец. Но так ли это? У Лобо под именем Зейлы значится все восточное побережье Таджурахского залива и ничего не упомянуто про Харар, бывший в то время значительным городом и самостоятельной областью. Очевидно, она не была ему известна. Провинция Харар была первоначально населена народом, единокровным Агау, Гурагье, Каффы — одним словом, досемитическим обитателям плоскогорья. До своего нашествия в Эфиопию галласы заняли все земли Харара, и уцелевшие жители его собрались в одно место и построили город Харар и сохранили свою национальную самостоятельность до сих пор. Как галласы, так и харарцы, будучи близко от побережья и, следовательно, в сфере влияния исламизма, приняли магометанство одними из первых. Махомед Гранье родился, по единогласным преданиям абиссинцев, галласов и харарцев, вблизи от Харара и был галласом: указание в истории на то, что он был царь Адаля (адалями называются жители Ауссы и побережья Таджурахского залива, находящиеся к северу от сомалей), ничего не доказывает, так как, по всей вероятности, он был главой всего магометанского населения, в том числе и адалей и сомалей, и они, наверное, помогали ему в походах. Но главная часть его войск были галласы, что вполне доказывается тем, что на всех завоеванных у Абиссинии землях сели не кто другой, как галласы — галласы Уоло, Борена, Тулома. В рядах его войск были янычары, турецкие стрелки и артиллерия, которую ему прислали [104] по его просьбе после поражения, нанесенного ему португальцами. Указание на то, что будто бы адали были вооружены ружьями, я считаю очень мало правдоподобным, так как, если в последнюю Аусскую экспедицию адали, вместо того чтобы пользоваться розданными им итальянцами ружьями, предпочитали их вешать на деревья, то, я думаю, в то время и подавно они не были способны действовать огнестрельным оружием.

Высадившиеся португальцы были торжественно встречены Еленой, видевшей в них своих спасителей. Император Клавдий был в это время в Гондаре. Де Гама двинулся к нему. При Белуте происходит первая битва с Гранье, где 400 португальцев, благодаря огнестрельному оружию, разбивают наголову много раз сильнейшего неприятеля. Но тем не менее, ввиду своей малочисленности, они принуждены были зимовать в Мембрете, окруженные вновь собравшимися полчищами Гранье, к которому еще присоединились турецкие стрелки и артиллерия. В происшедшей там битве Христофор де Гама был убит, а остатки португальцев соединяются с императором Клавдием в Дамбее. Гранье идет туда, атакует Клавдия, но его убивает португалец Петр Лев, и этим решается исход битвы и нашествия галласов. Это случилось в 1547 году.

Гранье был выдающейся личностью и до сих пор еще жив в памяти народа, которая приписывает ему сверхъестественные качества; показывают, например, на Черчерской дороге источник, вызванный из камня ударом копья Гранье, показывают следы его сабли в скале и т. п. Он сумел соединить и направить к одной общей цели племена, страшно свободолюбивые и самостоятельные, из которых, кроме того, некоторые совершенно отличались от других и своим происхождением и языком. Эпоха Гранье грозила Абиссинии страшной опасностью, но с его смертью эта опасность прошла, так как ни до Гранье, ни после него не было личности, которая могла бы соединить все эти племена воедино. Часть вернулась назад, часть села на покоренных землях и занялась частными набегами на абиссинцев и междоусобной войной. На юге же продолжалась война отдельных родов за земли, и галласы, не переставая, понемногу подавались все более и более к западу.

Деспотизм, требовательность, отсутствие такта португальцев не могли возбудить к ним симпатий, и мы видим, что между императором Клавдием и ими начались раздоры и он изгнал патриарха Бермудеса. Но с этим изгнанием не кончились притязания Ватикана на Эфиопию, мы видим целый ряд католических патриархов Эфиопии, целый ряд иезуитских миссий, занимавшихся больше политикой, чем верой, и надеявшихся больше на силу и престиж Португалии, чем на силу убеждения. Результаты оказались те же, что и в государствах Европы, — ненависть народа, междоусобия, интриги, распри и в конце концов изгнание иезуитов. Эта эпоха была знаменательной в истории Абиссинии. Завязав сношения с Европой, освобожденная европейцами от гибели, она была очень близка к полному единению с Европой, будь только европейцы немного тактичнее и не так требовательны, но вместо этого случилось совершенно противоположное, пришлось спасаться от спасителей, и, получив такой урок, абиссинцы не только что до сего времени, но и долго еще будут предубеждены против белых.

6. Следующую за сим эпоху, начиная с 1635 до 1769 г., год смерти атье Айто Иоас 83, можно назвать эпохой развития императорской власти на почве разрушенной нашествием галласов феодальной системы. В эту эпоху заложены те основания, которые, законченные царем Феодором, составляют устои нынешней империи. Устои эти — военное [105] устройство империи и зависимость благосостояния каждой личности от милости императора.

Завоеванные было галласами коренные земли абиссинцев были вновь отбиты императорами и как бы на правах завоевания новых земель объявлены собственностью короля. Это произвело переворот в жизни народной. До того времени в Абиссинии существовало разделение на сословия: были дворяне, землевладельцы, были крестьяне, работавшие исполу на крупных землевладельцев. Этим же был нанесен удар дворянству, а крестьяне продолжали жить на прежних условиях, с той разницей, что стали обязанными за землю перед самим императором. Этот переворот произошел очень незаметно. Сначала было провозглашено только юридическое положение, что вся земля принадлежит императору, но владеть ею продолжали те же, кто и раньше, с согласия императора. Но по малейшим поводам мало-помалу земли отбирались и давались другим. Кроме того, образовались отдельные участки, обязанные какой-нибудь специальной службой, например участок копья, носильщиков и т. п. Всякий владел участком не иначе, как под условием известных обязательств в пользу империи. Маленькие несли вышеназванную вспомогательную службу, более значительные обязаны были поставлять известное число воинов в момент мобилизации. Число последних зависело от величины участка.

Таким образом, этим был совершенно нарушен старый феодальный строй и заложены новые основания, давшие империи громадную силу. Население разделилось на две части. Одна шла на известных условиях на землю, другая группировалась кругом трона, источника милостей и благосостояния, и в службе императору полагала всю свою надежду. У императоров образовалось значительное войско, которым они больше пользовались для расширения границ империи, чем для внутренних войн, тогда как раньше это было наоборот. Само войско как бы обязывалось вести войну, так как без нее не было бы средств удовлетворять его нужды. Таким образом, мы видим, что прежние граждане, бравшиеся за оружие только для самозащиты, обращаются в солдат, у которых война есть ремесло, а наследственные феодалы обращаются в ненаследственных полемархов.

7. В эту эпоху та же причина, которая в предыдущую эпоху возвела ее, теперь почти совершенно низвела. Это время, начавшееся со смертью атье Айто Иоас в 1769 г., продолжалось до воцарения императора Феодора II в 1855 г.

Благодаря сильно увеличивающейся власти отдельных военачальников в стране произошли междоусобия. Самый сильный из военачальников завладевал Бегамедыром и короновал своего претендента из дома Соломона, заставив последнего провозгласить себя «расой Битуадедом». Бегамедыра, и под этим титулом управлял империей. Среди этих Битуадедов была замечательная династия раса Гуксы. Гукса — внук Али Великого, галласа-магометанина, начальника племени иджю 84. Потомки Гуксы долго распоряжались троном Эфиопии по своему произволу.

Царствование Феодора II 85 было началом возрождения императорской власти, достигшей ныне своего апогея.

Я не стану распространяться про царствование Феодора II и Иоанна IV 86. В общих чертах эти царствования всем известны, а в подробностях каждое из них может быть предметом отдельного труда. Я остановлюсь только на истории воцарения императора Менелика и некоторых годах его царствования. Менелик — сын шоанского негуса Хайле Малакота, внук известного по сочинениям д'Эрикура 87 — Сахле [106] Селасье 88 (покровителя европейцев). Он ведет свой род от Соломона. Королевство Шоа, отделенное от остальной Эфиопии галласами Уоло, сохранило свою самобытность и старые традиции и мирно процветало в то время, как остальная Эфиопия раздиралась междоусобиями. Первоначально владетель Шоа, один из сыновей Зараокоба, носил титул меридазмача 89. С падением императорской власти меридазмачи Шоа приняли титул негусов и объявили себя самостоятельными. Император Феодор, задавшись целью объединить и восстановить империю, предпринял против Хайле Малакота, царя Шоа, поход. В 1856 г. шоанцы были разбиты, Хайле Малакот убит, а управление Шоа было отдано брату Хайле Малакота, Ато Аяле 90, с титулом меридазмача. Одиннадцатилетний Менелик (родился в 1845 г. 91) был уведен в плен вместе со всеми остальными родственниками Хайле Малакота.

Как только Феодор удалился, бежавший брат Ато Аяле, Ато Сейфу, соединился с Ато Безабы 92 и пошел против Аяле. Они победили последнего и разделили между собой Шоа. Но через четыре года Феодор вернулся наказать мятежников. Ато Безабы сумел получить прощение и заслужить доверие Феодора, а Ато Сейфу бежал и был убит. Все королевство Шоа было отдано в управление Ато Безабы, который и правил до 1866 г., времени возвращения Менелика. В этом году двадцатилетний Менелик бежит с одним только рабом Вальде Тадиком (теперь азадж Вальде Тадик, правитель Анкобера) к правительнице Уоло. Ее сын был в это время в плену у Феодора, и она, думая услужить ему и тем смягчить участь сына, заковывает пришедшего к ней Менелика и собирается выдать его императору. В это время приходит известие, что сын ее казнен. В отместку за это она освобождает Менелика и с почестями и конвоем отправляет его в Анкобер. Менелик торжественно вступил туда и был принят населением как законный наследник. Жестокость и несправедливость Ато Безабы успела за время его управления краем восстановить против него все население. Кругом Менелика немедленно собираются прежние солдаты его отца и деда, и он объявляет себя негусом. Узнавши про все это, Ато Безабы, бывший в то время на границах Шоа, спешит в Анкобер со всем своим войском, но накануне боя все солдаты переходят на сторону Менелика, Безабы взят в плен, и негус, заставив его заплатить пеню в 2000 талеров за «непочтение к законному царю», его прощает. Про этот эпизод я слышал еще следующий рассказ, что будто в день боя Менелик никем не сопровождаемый направился на неприятельскую сторону и своей речью, в которой объявил себя их законным царем и отдавал себя в их руки, привлек всех на свою сторону. Впоследствии Безабы опять возмущается и платит за это смертью. В 1868 г. падает Магдала, и царь Феодор кончает самоубийством.

После короткого междуцарствия на императорский престол восходит тигрейский дадьязмач Касса и коронуется в 1872 г. под именем Иоанна IV. Негус Менелик сначала не признает его и в год своего воцарения пишет письмо английскому резиденту в Аден, доказывая свои законные права на императорский престол. В 1881 г. император Иоанн, преследуя, как и Феодор, идею объединения и возрождения империи, идет против Менелика. Дело не доходит до боя, так как Менелик, заранее заручившись согласием Иоанна, приходит к нему в лагерь с выражением покорности — камнем на шее. Иоанн прощает его и утверждает в царском достоинстве.

Личность императора Иоанна была в высшей степени замечательна. Он был христианин-фанатик и задался целью не иметь среди своих подданных мусульман, Последних он обращал насильно в христианство. [107] Как и Феодор, он мечтал о восстановлении величия Эфиопской империи. Империю он предполагал составить из четырех королевств: Тигре, Годжам, Уоло и Шоа. В каждом королевстве он предполагал иметь отдельного епископа и с этой целью выписал четырех абун из Александрии, заплатив за каждого по 10 тысяч талеров. В 1881 г. он с этой целью короновал негусом годжамским раса Адаля, принявшего имя негуса Текла Хайманота. Но великим планам императора Иоанна не суждено было сбыться. В 1889 г. он был нечаянно убит при осаде Метаммы.

В это время Менелик, поддерживаемый Италией, составил заговор с негусом Текла Хайманотом против Иоанна.

Сношения Менелика с Европой начались с самого первого года его вступления на престол в Шоа. С занятием Италией Ассаба у него завязались с ней самые живые сношения. Возбудивши его честолюбивые замыслы, Италия думала поднять Менелика против Иоанна и, разделивши, порознь победить, следуя принципу «divide et impera».

Красноморское побережье принадлежало до XVI в. Эфиопии, но с потерей большей части своих земель во время нашествия галласов она также потеряла и береговую полосу. В 1557 г. Массова была занята турками, которые передали ее египтянам в 1866 г. В 1869 г. итальянское общество пароходства Рубатино купило у адальского султана Рахейты Берегана порт Ассаб с прилежащей территорией до Рахейты, а в 1879 г. передало все это итальянскому правительству.

С этого времени зарождаются у Италии интересы в Восточной Африке, и она пользуется всеми случаями для расширения своих владений. В 1881 г. заключается конвенция с рахейтским султаном Береганом о признании итальянского протектората (может быть, последняя конвенция такая же дутая, как и Уччиалийский договор). 15 марта 1883 г. заключен договор с аусским султаном о свободном провозе товаров через его владения. 22 мая 1883 г. заключается торговый договор с негусом Шоа Менеликом. В 1885 г. египтяне покинули Массову и свои владения на восточном берегу, и Массова была немедленно занята Италией. Новые владения получили название Эритрейской колонии, и этим было положено начало борьбе Италии с Абиссинией, так печально кончившейся для первой в прошлом году.

Италия страшно заинтересовалась новыми приобретениями. С Эфиопией завязались дипломатические сношения. Целый ряд путешественников отправился изучать страну, и многим из них это стоило жизни (Джулиети убит в 1881 г., Бианки убит в 1884 г., граф Порро, Киарини 93). У Италии зародились честолюбивые планы.

В 1887 г. произошла первая катастрофа. Считая занятие прилегающей к Массове территории посягательством на свои права, император Иоанн послал своего лучшего военачальника раса Алулу, который при Догали уничтожил целый итальянский отряд в 500 человек. Это повело к снаряжению в том же году целой экспедиции, которая без сопротивления заняла Саати в 1888 г.

Итальянская дипломатия в лице графа Антонелли деятельно работала в это время, чтобы посеять раздор и междоусобия в стране. Менелика подбивали против Иоанна, обещали ему поддержку и снабжали оружием. Старались также возмутить и годжамского негуса. В 1888 г. аусский султан принял протекторат Италии.

Негус Менелик, давно уже тяготившийся зависимостью от императора, составил заговор против императора Иоанна, согласившись действовать вместе с годжамским негусом Текла Хайманотом. Император Иоанн, узнав про это, написал обоим оскорбительные письма с угрозой [108] наказать их. Но положение его было тяжелое, враги его окружали со всех сторон. Оставив итальянцев, Иоанн пошел на годжамского царя и заставил его опять покориться. Покончив с ним, он хотел так же точно поступить со вторым своим противником, Менеликом, но в это время с запада нахлынули на Галабат дервиши, и Иоанн, отложив наказание Менелика до другого времени, пошел против них, где погиб при осаде Метаммы 11 марта 1889 г.

По получении известия о смерти Иоанна Менелик немедленно двинулся в Гондар и короновался императором. Между ним и негусом Текла Хайманотом, тоже претендовавшим на императорский престол, произошли междоусобия, кончившиеся полной победой Менелика, отнявшего у своего соперника почти все земли к югу от Абая и оставившего ему только его коренные владения.

Расом Битуадедом в Бегамедыр был назначен рас Зауди, но он составил вскоре заговор против Менелика. Сначала, казалось, все благоприятствовало Зауди, но в решительную минуту войска перешли на сторону своего законного царя. Зауди был схвачен, закован и до сих пор еще живет на одной из гор в Анкобере.

Правление Менелика отличалось справедливостью, сдержанностью, законностью и заботами о народе и войске. Боевой клич его солдат: Аба Ланья — «отец судья» (имя его лошади) — служит его лучшей характеристикой. Для солдат он не жалел ни денег, ни угощения и неустанно старался приобрести как можно больше ружей. Популярность его была очень велика, и войска его росли. Он их разделил на полки, по 1000 человек в каждом, и давал правителям на окраины, чем обеспечивал себя от возмущения последних. Царствование его ознаменовалось беспрерывными войнами против галласов и постоянным расширением территории. У него было несколько выдающихся военачальников: рас Гобана, фитаурари Габаю и некоторые другие. Первый теперь легендарная в Абиссинии личность. Он бывший галлас, замечательный кавалерист, выдающийся силач и храбрец, завоевавший Менелику все галласские земли к западу от Энтото до Бени-Шангула и к юго-западу до р. Баро, к востоку же и югу завоевал вместе с императором Харар, Арусси и Гурагье. Он умер в 1890 г. вследствие несчастного падения с лошади во время игры в гукс. Арусси было завоевано в 1886 г. В 1887 г. в битве при Чиаланко был разбит эмир Абдулахи, и следствием его поражения было присоединение Харара. В 1892 г. покорено Уаламу. В 1896 г. Менелик покрыл себя славою под Адуей и показал всей Европе, что такое нынешняя Эфиопия и какова ее мощь.

Но обратимся к продолжению истории сношений Менелика с Италией. Воспользовавшись смутным временем, переменой царствований, итальянцы постарались захватить как можно больше земель, что им и удалось. В год же вступления Менелика на императорский престол с ним был заключен Уччиалийский договор. Он настолько известен, что о нем я распространяться не буду 94.

Дружба Италии, будучи сначала для Менелика очень выгодной, становилась ему теперь в тягость, благодаря притязаниям и захватам итальянцев. Отношения быстро меняются к худшему и кончаются открытым разрывом и войной. В это время на помощь Менелику явилась другая держава, заинтересованная в неуспехе и ослаблении Италии, — Франция. Последняя тоже владела побережьем Красного моря, ближайшим к Шоа и Харару. В 1862 г. французы купили территорию Обока, в 1884 г. был учрежден протекторат над сомалийским берегом Таджурахского залива от Рас-Думейры (к югу от Рахейты) до колодцев Хаду (к югу от Джибути). В 1888 г. были разграничены сферы [109] влияния между Францией и Англией. В 1886 г. было учреждено губернаторство Обока и сомалийского берега, и с этого времени Франция заводит деятельные официальные сношения с Абиссинией, бдительно и ревниво следя за ее политикой.

Помощь Франции Менелику во время его борьбы с Италией заключалась в пропуске и доставке огнестрельного оружия. Мы знаем, чем закончилась эта борьба, нам известны подробности ее, и последняя война еще свежа в нашей памяти.

Из этого краткого очерка мы видим, что история Эфиопии есть беспрерывная война то с внутренними, то с внешними врагами. Основанием императорской власти может быть только действительная военная сила, и на войске, как на фундаменте, построено все остальное здание Эфиопской империи. Каково же оно? 95

ВОЙСКО

Почти все путешествовавшие по Абиссинии и писавшие что-либо о ней всегда давали сведения и о войске. Они описывали иерархию, численность, тактику и другие частности, многие восхищались храбростью его, но, как это ни странно, ни один из них не коснулся самой главной черты этой армии. Почему у одного много войска, а у другого мало? Может быть, только оттого, что у одного больше средств и земель? Нет, это справедливо только отчасти. Главное здесь солдаты, а чем им заплатить — добудется ими же. Абиссинское войско есть абиссинский народ с его отличительными чертами — самостоятельностью и критическим отношением ко всему. Оно более развито, чем остальное население, страшно чутко и такое же стихийное. Солдат идет служить тому, кто больше всего к нему подходит, кто популярен своей щедростью, счастьем, личностью. У атье Менелика, например, теперь 60 тысяч собственных солдат, а у Текла Хайманота — всего 5 тысяч, а раньше было почти наоборот. Абиссинская армия — это стихийная армия, кажущаяся нам, европейцам, неорганизованной, но при видимой неорганизации заключающая в себе исторически выработанные традиции, внутреннюю дисциплину и манеру ведения войны. Отношение ее к европейской можно уподобить отношению выезженной лошади к невыезженной. На первой поедет всякий, ознакомленный сколько-нибудь с правилами езды, а на второй — только хороший ездок. Абиссинская армия требует недюжинных военачальников и в действительности обладает отличным составом офицеров. Но разберем ее подробнее.

Численность и организация

Абиссинская армия состоит из следующих родов войск:

I. Собственные постоянные войска императора.

II. Частные постоянные войска отдельных военачальников.

III. Территориальные войска, собираемые только в случае мобилизации.

IV. Иррегулярные.

Собственные войска императора, или, как их называют, гондари, составляют главное ядро войска и опору престола. Их около 60 тысяч, часть разделена на полки в 1000 человек под начальством башей, [110] каждый полк разделен на сотни и полусотни: первые — под начальством ямато алака, а вторые — яамса алака. Начальник полусотни назначает себе в помощь фельдфебеля. Кроме того, полусотня делится на звенья от пяти до десяти человек. Полевые войска делятся на две части. Одна половина находится при императоре, а другая — на границах и у отдельных правителей с целью, во-первых, увеличить их военную силу против врагов внутренних и внешних, а во-вторых, с тем, чтобы этим их более держать в руках.

Частные постоянные войска отдельных военачальников состоят из солдат, лично ими навербованных, вооруженных, оплачиваемых и служащих лично им. Эти войска не раздроблены на полки, как собственные войска императора. Они распределены между офицерами того или другого военачальника, которые имеют право помимо солдат, даваемых им их старшим начальником, вербовать и своих собственных. Численность войск отдельных начальников для каждого отдельно не определена законом, а зависит от богатства, популярности начальника и величины области, дающей средства на содержание войска. В данное время их больше всего у раса Дарги — до 30 тысяч. В общей сложности этих войск будет тоже около 90 тысяч.

Территориальные и вспомогательные войска состоят из владельцев земельных участков, с которыми связано обязательство службы во время войны. Есть участки, поставляющие носильщиков, другие — воинов, число же поставляемых с каждого участка людей зависит от величины его. Эти вспомогательные войска не организуются в отдельные части, [111] а распределяются по уже существующим. Общая их численность — от 80 до 100 тысяч.

Иррегулярные войска состоят из добровольно присоединяющихся к армии жителей. Большая часть из них — галласы. Численность их весьма неопределенная и находится в зависимости от обстоятельств и предпринимаемого похода.

Военная иерархия

Как мы уже видели, только часть постоянных войск императора распределена на тысячные полки, все же остальные неравномерно распределены между войсковыми начальниками.

Военная иерархия страшно запутанна, и ее никак нельзя подвести под табель о рангах. В идее последовательность чинов и званий представляется в следующей постепенности:

Негус негест — император, главнокомандующий всеми армиями.

Негус — король, главнокомандующий армией своего королевства.

Рас — фельдмаршал, самостоятельный главнокомандующий армией своей области или одной из армий императора или негуса.

Дадьязмач — полный генерал или генерал-лейтенант, главнокомандующий или собственной армией, или отрядом императора, негуса или раса.

Фитаурари — генерал-майор, начальник или отдельной армии, или одного из отрядов императора, негуса, раса или дадьязмача. Фитаурари этимологически значит «вперед грабить», иначе говоря — начальник авангарда.

Каньязмач — полковник, начальник отряда. Это слово принято переводить как «начальник правого крыла», но это совершенно неверно. Они также часто бывают на левом крыле, как и на правом. Змач значит «боярин», а кань — «правая». Иначе говоря — «боярин правой»; раньше при торжественных выходах они становились направо от трона, так же точно как были ликаунты и азаджи правой и левой сторон. Дадьязмач значит «боярин дверей», они становились впереди трона, а еще дальше перед ними — фитаурари.

Геразмач — подполковник, боярин левой, начальник отряда императора, раса, дадьязмача или фитаурари.

Баламбарас — комендант. Дословный перевод — «где есть крепость начальник»; соответствует капитану.

Ямато алака — начальник сотни, капитан, штабс-капитан; яамса алака — начальник полусотни, поручик.

В тысячных полках императора начальники их — баши — соответствуют каньязмачам, или полковникам. Это военные чины, но, кроме того, всякая гражданская и придворная деятельность связана с командованием над своими солдатами, число которых превосходит иногда 1000 человек.

Афа негус — «рот негуса», главный судья, генеральный прокурор.

Азаджи — гофмаршалы или управляющие поместьями.

Баджеронды — тоже придворные должности казначеев или начальников мастерских. Из всех этих надо отметить ликамакосов — генерал-адъютантская должность. Они постоянно должны состоять при императоре и пользуются большим влиянием. Прежде на их обязанности лежало одеваться в одежды императора во время боя. Они имеют своих солдат и равняются по значению с дадьязмачем — начальником отряда.

[112] Эта иерархическая постепенность существует только в идее, в действительности же ее нет. Есть фитаурари гораздо важнее дадьязмачей, и соотношения фитаурари, каньязмачей, геразмачей и баламбарасов установить невозможно, даже в сравнении с гражданскими чинами. Например, азадж императора важнее дадьязмача какого-нибудь раса, а баламбарас императора важнее каньязмача кого-либо другого, да и у самого императора есть геразмачи гораздо более важные, чем фитаурари.

Как я уже сказал раньше, народный характер не допускает никаких отвлеченных рамок и положений, он всегда считается с действительностью, и если геразмач будет сильнее и влиятельнее раса, то он и пользуется большим значением.

Производство в чины не обусловлено постепенностью и зависит исключительно от воли лица, производящего в чин. Рядовой может быть с места сделан расом.

Находящийся в каком-нибудь чине не может быть разжалован. Он может быть смещен с должности и претерпеть любое уголовное наказание, но звание остается с ним навеки.

Право производить в чины имеют самостоятельные начальники областей: негусы, расы, некоторые дадьязмачи и фитаурари. При этом каждый из перечисленных имеет право производства во все чины до следующего за ним включительно, так, дадьязмачи — до фитаурари, а последние — до каньязмача.

Эти начальники в знак самостоятельности и власти имеют нагарит — литавры. Последние могут быть пожалованы только императором, негусом или расом. Число нагаритов у разных правителей весьма различно и зависит главным образом от величины области. У императора их более 40. Прерогативы власти, связанные с обладанием нагаритом, заключаются: в праве главнокомандования своей армией, самостоятельном управлении областью во всех отношениях, в праве уголовных наказаний до отрезания руки включительно и в праве производства в чины, как уже выше сказано.

Дислокация

Войска распределены на пространстве Эфиопской империи следующим образом:

На северных границах в Тигре — расы Мангаша, Уали и уагшум Уангуль — в общем около 10 тысяч.

В Центральной Абиссинии — рас Мангаша Битуадед — 15 тысяч.

На северо-западе и западе в Годжаме — негус Текла Хайманот — 5 тысяч.

На северо-западе и западе — рас Микаель в Уолло — 4 тысячи.

В нынешнем политическом центре Абиссинии, в Шоа,— 30 тысяч.

На западе и юго-западе в Хараре и Угадене — 18 тысяч.

На юге в Арусси и крайних южных границах — рас Дарги, рас Вальде Георгис — 40 тысяч.

В ближних западных галласских землях — дадьязмач Демесье, дадьязмач Балачио, фитаурари Абто Георгис— 17 тысяч.

На крайней юго-западной границе — дадьязмач Тасама — 8 тысяч.

На крайней западной границе — автономные галласские государства — Уалага дадьязмача Джоти и Лека дадьязмача Габро Егзибеера — 4 тысячи. [113]

Таким образом, мы видим, что главное ядро сгруппировано кругом столицы императора. Большая масса в прежнем политическом центре империи для предохранения от внутренних беспорядков. Северные, северо-западные и северо-восточные границы заняты сравнительно слабее, а южные, юго-западные и юго-восточные заняты сильнее всего, так как в этих направлениях империя распространяет свои завоевания, из года в год все более расширяясь.

Комплектование

В мирное время находятся под ружьем не все солдаты постоянного войска, а только необходимая их часть, остальные же пользуются льготой и живут на своих земельных участках.

Комплектование постоянных войск основано на принципе свободной личной воли и собственного выбора. Войска комплектуются добровольно поступающими на службу, причем срок не определяется, солдат служит столько времени, сколько хочет. Возраст при поступлении не имеет значения. Принимают людей, достигших некоторой возмужалости, а также не дряхлых. Самый прием происходит следующим образом: поступающий получает ружье (это не обязательно) и представляет поручителя — таяжа, отвечающего в случае бегства или пропажи ружья за того, кого берет на поруки. Вновь завербованного определяют к одному из начальников, и с этого момента начинается его действительная служба.

Территориальные войска комплектуются из желающих обрабатывать земельные участки, с которыми связаны обязательства. Владение таким участком большей частью переходит от отца к сыну.

Иррегулярные войска формируются из добровольцев в момент объявления войны.

Роды оружия, вооружение, снаряжение и довольствие

Полевые абиссинские войска составляют один род оружия — пехоту. Кавалерия почти вся иррегулярная и не составляет отдельных тактических единиц, артиллерия существует у самого императора и несколько пушек у некоторых из его военачальников, являясь как бы исключением.

Пехота (нефтенья) вооружена главным образом ружьями всевозможных систем. Есть ветерли, гра, винчестеры, ремингтоны, встречаются и новейших систем. У каждого солдата патронташ с 35 — 40 патронами. Общее число ружей в империи вместе с отбитыми в последнюю войну достигает 125 тысяч. Этого количества хватает на большинство постоянных войск императора и частных начальников, не имеющие ружей вооружены копьями. Холодное оружие пехотинца — сабля в виде кривого обоюдоострого ятагана или прямого большого меча. В последнее время в большем употреблении сабля европейского изделия. Предохранительное вооружение абиссинца есть щит, сделанный из кожи буйвола, гиппопотама или быка. С развитием огнестрельного боя они стали выводиться в пехоте.

Одежда солдат ничем не отличается от остальных граждан. Только [114] когда он идет в бой, он обматывает свою шамму кругом пояса или оставляет в лагере, а на плечи надевает лемд — шкуру баранью, какого-нибудь дикого животного или выкроенную наподобие шкуры бархатную одежду. Цель этой одежды — предохранить тело от колючек. Начальники одеваются особенно пышно, лошади их в богатых серебряных уборах, сабли отделаны золотом, на них львиные или бархатные лемды, обшитые золотыми украшениями, на голове у отличившихся львиные гривы.

Обуви войска не носят, только когда спускаются в низменные, песчаные равнины, то надевают род сандалий.

Каждый солдат получает или участок земли, или паек в виде муки, меда и масла. В галласских землях вместе с участком дается несколько габаров — крепостных. Денежное довольствие состоит из нескольких талеров в год на одежду и подарков в виде мула, лошади или осла. В общем, помимо продовольствия, каждый солдат обходится не менее 5—7 талеров в год. Я лично был свидетелем, как были розданы 50 тысяч талеров, присланные Менеликом для раздачи гондарцам, находящимся под начальством дадьязмача Демесье. Получали подарки разно и не все. Иные получали по 12 талеров на мула, иные по 8 на лошадь, и по 4 — на осла.

Для начальника является также обязательным угощать своих солдат. Император дает пиры два раза в неделю (по четвергам и воскресеньям) для своей личной гвардии и всех находящихся в столице начальников. По большим же праздникам он кормит всех наличных солдат, так же точно делают остальные начальники у себя дома.

Выдав солдату ружье и патроны и удовлетворив его пайком или [115] землей и жалованьем, начальник предоставляет самому солдату заботиться о своем снаряжении. Последнее бывает крайне разнообразно и зависит от благосостояния каждого отдельного солдата.

Территориальные и вспомогательные войска вооружены копьями, саблями и щитами. Одежда их одинаковая со всеми. Довольствия они никакого не получают.

Конное войско состоит из добровольно следующих за армией кавалеристов. Оно иррегулярное и не делится на тактические единицы. Кроме того, бьются на коне все начальники и те из солдат полевых войск, которые имеют лошадь. Кавалерист — фарасенья — вооружен несколькими легкими копьями, саблей и щитом. Лошади местной породы (см. выше). Седла маленькие, легкие, с передней и задней лукою, стремена в виде маленького кольца, пропускающие один только большой палец ноги. Удило мундштучное с кольцом вместо цепочки, страшно строгое. Езда вся основана на равновесии. Все управление — наружным поводом и шенкелями. Одежда кавалеристов не отличается от остальных. Довольствия они никакого не получают.

Артиллерия императора состоит из 101 орудия — 32 прежних и 69 отбитых в последнюю войну. В числе вновь отбитых 8 митральез, остальные горные. Из прежних пушек есть три бронзовые, три митральезы, остальные Гочкиса 37 миллиметров. Артиллеристы — медфанья — выбираются из более развитых людей, преимущественно же из побывавших на берегу моря. Главное начальство над артиллерией императора поручено ликамакосу Абата, любимцу негуса. В помощь ему — баджеронд Бальча и геразмач Иосиф. При каждом орудии состоят шесть номеров. Они получают большее сравнительно с другими содержание. Одежда их в обыкновенное время такая же, как и у остальных, в бою же они одевают красные рубашки, зеленые шаровары и зеленые с красным чалмы. Кроме императора орудия имеются у следующих: у раса Маконена — четыре крупповских орудия, отбитых у султана Абдуллахи, у раса Дарги — три орудия, у раса Мангаша Битуадеда — шесть орудий прежних и два вновь отбитых, у дадьязмача Уангуля — одно орудие, азаджа Вальде Тадика, дадьязмача Демесье — по одному орудию, у негуса Текла Хайманота — три орудия.

Мобилизация

Мобилизация абиссинской армии происходит очень быстро, что, ввиду дурных путей и того, что в мирное время большая часть армии распущена по домам, особенно замечательно. О мобилизации, общей или частной, отдельных военачальников, объявляется с боем в литавры — нагарит — на площадях, базарах, при дворах начальников провинций. Назначается сборный пункт и сколько каждый должен взять с собой провианта — и на этом все заботы о мобилизации кончаются, войска же собираются сами собой в назначенное место поразительно быстро. Я присутствовал при одной такой мобилизации в земле дадьязмача Демесье. Не успели пробить в нагарит, как по всем дорогам потянулись нескончаемые вереницы отдельных караванов солдат. Каждый шел сам по себе на сборный пункт.

Вся абиссинская армия может быть мобилизована и сосредоточена в 1/2 — 2 месяца.[116]

Походные движения

Абиссинские солдаты, выступая в поход, должны сами заботиться о своем довольствии, большей частью они берут своих жен, иногда детей, рабынь и слуг, если таковые есть, так что каждый солдат идет со своим обозом, что страшно затрудняет и замедляет движение войска.

В походе каждый идет там, где находит для себя более удобным, но на биваке становятся группами, окружая палатки своих начальников. Вблизи от неприятеля обоз остается сзади под прикрытием арьергарда — уобо, и войска идут в боевом порядке, пользуясь или несколькими дорогами, или главнокомандующий едет по тропинке, а остальные идут сплошной массой, спереди, справа и слева, сообразуясь с движением начальника, о котором судят по несомому над ним зонтику. Продовольствие в походе внутри государства состоит из дурго — продукты, приносимые местными жителями по приказанию властей как бы в подарок. В неприятельской стране продовольствуются грабежом и только в крайности прибегают к своим запасам.

Ведение войны

Судя по последней кампании с итальянцами и войнам с галласами, абиссинцы в зависимости от противника вели войну двумя различными способами. В первом случае, с европейцами, император старался держать свою армию в сборе, партизанская же война велась местными жителями и изменившими итальянцам войсками расы Себата. В борьбе с галласами война велась совсем иначе. Войдя в пределы враждебного племени, все войска, разделившись на маленькие группы, опустошали страну, сжигая жилища, добывая пленных и скот, а на ночь обыкновенно собираясь в лагерь. Главная цель войны была захватить царька или начальника племени, так как этим война оканчивалась и племя покорялось. Для этого пускались в ход и хитрости и подкупы. При сосредоточении неприятеля войска тоже сосредоточивались, и дело доходило до боя, причем он носил характер ряда одиночных боев.

Тактика

Тактика абиссинцев есть тактика охватов и обходов. Резерва не существует. Все войска вводятся в бой сразу. Так как каждый стремится как можно скорее сблизиться с противником, то охват является естественным последствием этого. Задние, видя впереди себя весь фронт уже занятым, схватывают с флангов. Строй трудно подвести под понятия рассыпного или сомкнутого. Он не сомкнутый, так как отдельные части не знают сомкнутого строя, и не рассыпной, так как не имеет вида цепи. В общем, это более или менее густая, применяющаяся к местности толпа людей.

Управление войсками до боя находится в руках главного начальника. Во время атаки направлением для нее и руководящим предметом служит зонтик главнокомандующего. Каждый солдат идет за своим прямым начальником, который уже самостоятельно, если не получил на то особого приказания, применяется к окружающей обстановке. [117] Атака обыкновенно сопровождается боем в литавры и игрой на трубах — малакат и флейтах — эмбильта. Введенные в бой войска выходят из рук своих начальников.

Действия отдельных родов оружия

Пехота стремится как можно быстрее сойтись с неприятелем на близкий ружейный выстрел и, укрываясь и применяясь к местности, открывает огонь. Как только противник начинает колебаться, они бросаются в атаку с холодным оружием и неустанно преследуют обращенного в бегство неприятеля. В случае неуспеха атаки или узнав про смерть своего начальника, его солдаты выходят из боя и, оплакивая начальника, выносят его тело или бегут, причем последнее не считается позором. Пехота предпочитает для боя закрытую и пересеченную местность.

Бой кавалерии есть бой одиночных всадников, которые, выбрав себе удобное для скачки место, на полном карьере подскакивают к своему противнику и мечут в него копьем. В случае замешательства пехоты или бегства они смешиваются с ней. Бой кавалерии против кавалерии состоит из целого ряда конных одиночных боев и происходит на одном месте. Кавалеристы подскакивают к противнику, бросают в него копье, затем круто поворачивают назад и ускакивают. За атаковавшим бросаются несколько кавалеристов в погоню, но на выручку уже летят новые с другой стороны, и таким образом бой продолжается, пока одни, почувствовав нравственное и численное превосходство противника, не принуждены бежать, и тогда другие преследуют их.

Артиллерия в бою под Адуей была вся вместе, построенная в батарею. Император очень был доволен ее действием, стреляла она частым огнем; по нашим понятиям, она еще оставляет желать многого. В последнем бою она имела скорее нравственное значение.

Действия холодным и огнестрельным оружием во многом отличаются от нашего. При стрельбе из орудий они еще до сих пор плохо применяются к прицелу и установке шрапнели. Из ружей они всегда стреляют с постоянным прицелом, изменяя только точку прицеливания в зависимости от расстояния. Саблей они рубят всегда справа вниз налево, и раны сабельные менее серьезны, чем могли бы быть при умелой рубке. Поразительно их умение владеть копьем, в особенности кавалеристов. Последние бросают его на полном скаку на 150—300 шагов.

Дух войска

Дух абиссинского войска страшно высок, и каждому отдельному солдату понятно его назначение — убить своего противника. Они не делают себе на этот счет никаких иллюзий и не считают нужным драпировать этот факт тем или иным способом. Он знает, что война есть убийство, и с радостью идет на него. Кроме того, война для абиссинца есть приятное препровождение времени, источник дохода, средство удовлетворить честолюбие, выказать свою доблесть и получить известные отличия 96. [118]

Убийство возведено в культ. Каждый ведет счет убитым им на войне и за каждого убитого имеет право заплетать волосы и помадить их в продолжение года. При возвращении героя встречают с песнями и плясками, и в сопровождении своих друзей он идет к своему начальнику, где с пафосом рассказывает о победе.

Главная психологическая разница их армии от европейской заключается в том, что война, как они ее понимают, представляется более активной. Абиссинский солдат идет убивать, в душе же большинства европейских есть скорее чувство готовности самопожертвования, чем желание лично убить противника.

Согласно с этим складывается весь дух войска. Бежать слабейшему не считается позором, но благоразумием. Атака вначале страшно энергична, но, отбитая, она редко повторяется. Случаев геройского самопожертвования целых частей, насколько мне известно, нет в их военной истории. Они обожают бой и идут на него с радостью. Они храбры и хотя горячи, но сообразительны в бою и умеют пользоваться местностью и обстоятельствами. Их самые младшие начальники и большинство солдат понимают обстановку. Кроме того, это войско страшно выносливо, довольствуется очень малым количеством пищи, отлично переносит холод, жару и громадные переходы. Но оно требует хороших начальников. Начальник, не пользующийся доверием и уважением подчиненных, не может вести их в бой. В противном случае солдаты ему в высшей степени преданны, даже в ущерб общей идее. В бою каждый солдат дерется не за общую идею, а за себя и своего прямого начальника и повторяет только боевой клич последнего 97. Патриотической панэфиопийской идеи не существует, а есть ашкер — слуга такого-то или такого-то.

Дисциплина и субординация

Что касается до дисциплины и субординации, то у них есть то и другое, но своеобразно и не похоже на наше. У них постоянное, сознательное и критическое отношение ко всему, и они не послушаются своего начальника, если тот прикажет им что-либо, по их мнению, неподходящее. Начиная с самых младших и до самых высших, начальник есть выразитель общей воли единичных личностей и редко в состоянии идти вразрез с ней, разве только обладая такой действительно исключительной нравственной силой, как Менелик II.

Но насколько ошибочным будет мнение, что абиссинская армия идеально организована и дисциплинированна, настолько же неверно будет считать ее недисциплинированной ордой. Хотя она организована на начале личной воли и поэтому служит только тот, кто хочет, и кому хочет, но это не имеет влияния на общую численность войска, так как милитаризм есть свойство их народного духа, изменяется лишь частная группировка у отдельных начальников. Хотя в их армии можно заметить зачатки преторианства, но в том виде, как они есть, они не [119] представляют опасности для империи. Хотя на вид их армия кажется недисциплинированной, но это с избытком восполняется их сообразительностью и пониманием обстановки, и можно смело сказать, что их боевой порядок есть тот идеал по личной инициативе, умению применяться к местности, к которому стремятся европейские армии. Недостаток обучения восполняется воспитанием и историческими традициями. Обучение же на европейский лад было бы для них в данное время весьма некстати, так как, говорят, «ученого учить только портить».

ГОСУДАРСТВЕННОЕ УПРАВЛЕНИЕ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ЗЕМЕЛЬ

В тесной связи с военной организацией находится все внутреннее управление в государстве. Вся страна разделена в отношении управления между главными военачальниками, и отсюда исключены только земли, принадлежащие церкви (около 1/10 всех земель) и императору.

Получив в управление какую-нибудь область, начальник выделяет часть ее для себя, часть распределяет между своими офицерами и солдатами, а часть остается во владении у обязанных какой-либо вспомогательной службой при войске крестьян.

Крестьяне различаются — габары и гиндебельты. Габар — этимологически «данник», а по значению «крепостной». За пользование землей владетеля или его офицеров и солдат он обязан ему трудом или податью. Последняя состоит в том, что он засевает известное количество земли на владетеля и отделяет для него часть меда и масла. Галласы считаются все габарами, крепостными, в Центральной же Абиссинии — только те, которые добровольно на это согласились. Гиндебельты — это владетели отдельных земельных участков, с владением которыми связаны известные обязательства, например поставление носильщиков в походе или другие. Габарами обыкновенно управляют начальники, называемые мелканья, a гиндебельтами— месланье. Общее же управление как теми, так и другими находится в руках азаджей императора или отдельных правителей. Каждый мелкий начальник ведает свои провинции во всех отношениях: собирает подати, разбирает жалобы, делает соответствующие административные распоряжения, объявляет мобилизацию и отправляет судебные функции, но обо всем сделанном им он обязан дать подробный отчет старшему начальнику. Землями, розданными офицерам, последние управляют на тех же основаниях, как и главный начальник всей областью. Они не обязаны последнему податью, но принято периодически дарить своему начальнику произведения своего хозяйства или какие-нибудь добытые на войне предметы. Солдаты сдают свои участки габарам исполу.

Земли императора тоже распределены между его офицерами, солдатами, габарами и гиндебельтами, последние две группы находятся под управлением азаджей.

Таков общий тип административного устройства и распределения земель. В каждой же области есть большие или меньшие отступления, но об этом я не решаюсь распространяться, не имев возможности более глубоко познакомиться с ними.

Отличительная черта народного характера — хозяин у себя дома и абсолютный начальник в пределах своей компетенции. Таково их управление. Каждый самый маленький начальник в высшей степени самостоятелен во всех частных вопросах управления. Дом каждого такого [120] начальника есть в миниатюре дом раса или императора. Этикет строго соблюдается. Но, будучи в частных вопросах так самостоятельны, они не смеют предпринять ничего, что мало-мальски может затронуть интерес начальника. Всякий из них ответствен за могущий произойти для старшего начальника ущерб. Это делает их страшно подозрительными и осторожными.

ПОЛИЦИЯ

Организованной полиции в стране не существует, но каждый абиссинец, видя какое-нибудь противозаконие, считает своим долгом противустать ему именем Менелика или главного правителя страны. В этом случае поразительно, насколько в них велико чувство законности 98.

СУДОУСТРОЙСТВО И СУДОПРОИЗВОДСТВО

Отправление судебных функций лежит частью на императоре, начальниках областей и участков, частью на самом народе. 1) Каждый начальник имеет право суда и наказания над своими подчиненными, и каждый частный человек — над слугами. 2) Мелкие гражданские дела и уголовные, кончающиеся штрафом, судятся кем бы то ни было по выбору тяжущихся. 3) Важные гражданские дела и поземельные споры, уголовные, кончающиеся наказанием не свыше отрезания руки, судятся главным начальником края. 4) Во второй инстанции важные дела судятся афа-негусом («рот негуса» — главный судья и генеральный прокурор). 5) Дела об убийстве, повторной краже и гражданские дела в последней инстанции, а также особо важные судятся самим императором.

Во всех этих случаях суд публичный и гласный.

Если тяжущийся обращается для решения своего спора к третьему лицу, то он судит их «ба Менелик алга» — троном Менелика. Происходит это следующим образом. Судья и все присутствующие садятся на землю, тяжущиеся же, обвернув половину шаммы кругом пояса, а другую держа в руках, излагают дело. Это всегда сопровождается жестами, мимикой, живописными позами, восклицаниями и божбой 99. Когда дело достаточно выяснено и допрошены свидетели, судья, посоветовавшись с присутствующими, постановляет приговор.

Суд начальников отличается от этого только тем, что происходит при дворе этого начальника и во время судебного заседания тот сидит на покрытой коврами кровати. Сам император выходит производить суд два, три раза в неделю, большей частью по средам и пятницам от 6 до 10, 11 часов утра. На суд собираются все высшие светские и духовные лица — ликаунты. Император сидит на своем троне, в особенном здании, называемом Саганейт, у отворенных на площадь [121] дверей. За императором стоит вся его свита. Внизу на площадке находятся афа-негус — главный судья, уамберы — судьи и высшее духовенство — ликаунты. Начальники гвардии и камергеры — агафари стоят впереди, наблюдая за порядком. Дело тяжущихся излагается одним из судей. Они стоят перед императором, окруженные и разделенные между собой камергерами, при этом их плечи должны быть обнажены. Во время изложения дела судьей им задают несколько вопросов. При постановлении решения император советуется в важных случаях с духовенством и приближенными. Приговор объявляет афа-негус. Некоторые уголовные наказания приводятся в исполнение тут же, как наказание жирафом — кнутом. Отрезание руки — палачами, в этих случаях бывают литаврщики.

Комментарии

73. Багана есть деревянная многострунная лира. Играют на ней сидя, держа между колен и обеими руками. Абиссинцы утверждают, что это лира Давида.

74. Любопытно, между прочим, средство, к которому император прибегнул, чтобы пустить в обращение мелкую монету. Во дворце он устроил лавку, где можно купить, хлеба, энджеры, свечей, водки, меда, вина, мяса, выпить кофе, поесть. Чтобы заставить своих приближенных пользоваться лавочкой, он приходил часто сам туда, дарил некоторым деньги и заставлял покупать что-нибудь съестное, что тут же съедалось, или выпивалось. Теперь лавочка в большом ходу.

Талер Марии Терезии существует нескольких чеканок, и абиссинцы к ним крайне разборчивы. Хотя на всех на них значится один год и даже на тех, которые чеканятся в настоящее время, но абиссинцы различают талеры с прямым и с горбатым носом, не принимают тех, у которых лицо стерто и недостаточно рельефен бант на плече. В некоторых местах предпочитают старые, а в некоторых — новые талеры. Он весит 27 граммов, и их чеканят в Вене.

75. Теперь эти границы оспариваются Менеликом.

76. Рас Битуадед (точнее, Битуаддед) — высшее придворное звание, учрежденное еще, видимо, в XIV в. Первоначально было два битуаддеда, занимавших места справа и слева от царя. Их положение было столь значительно, что титул этот давался сыновьям царя. В дальнейшем битуаддеды — доверенные сановники, число их увеличивается.

77. Здесь и далее А. К. Булатович передает предания, не имеющие ничего общего с исторической действительностью и возникшие, очевидно, в среде эфиопского духовенства, желавшего освятить происхождение Эфиопского государства и правящей династии при помощи библейской традиции.

78. Д. Брюс (1730—1794) — известный путешественник по Африке, шотландец по происхождению. Он исследовал побережье Красного моря, Эфиопию, побывал в Судане и других странах. В 1770 г. он открыл оз. Тана и истоки Голубого Нила. Описание его путешествий издавалось неоднократно (J. Bruce, Travels to Discover the Source of the Nile in the Years (1768-4773, vol. 1-8, 3 ed., Edinburgh, 1813).

79. А. К. Булатович применяет необычную транскрипцию собственных имен. Речь идет о химьяритском царе Зу-Нувасе, принявшем иудейство под именем Иосифа.

80. Проект Лалибалы объясняется желанием лишить Египет воды, обречь его на голод.

81. Jerоnimo Lobo, Historia de Etiopia, Coimbre, 1669.

82. Фасилидас правил с 1632 по 1667 г.

83. Иоас I (Адьям Сагад III) правил с 1755 по 1769 г.

84. Племя иджю, точнее, итту принадлежит к восточным галла.

85. Феодор II царствовал в 1855—1868 гг. Направленная на централизацию страны политика Феодора II возбудила недовольство феодалов и противодействовала колонизаторским замыслам Англии. Придравшись к убийству консула Камерона и нескольких европейцев, англичане в 1867 г. высадились в порту Зейла и осадили крепость Магдалу, где укрылся Феодор II, который, не видя выхода из создавшегося положения, застрелился.

86. Иоанн IV (1868—1889) — ставленник Англии; подстрекаемый ею, вступил в войну с махдистами и был убит в бою.

87. К. Роше д'Эрикур (С. Е. X. Rochet d'Hericourt) — французский путешественник, дважды посетивший Эфиопию и уделявший особое внимание области Шоа (см. его работы: «Voyage sur la cote orientale de la Mer Rouge dans la pays d'Adal et le royaume de Choa», Paris, 1841; «Second voyage sur les deux rives de la Mer Rouge dans le pays des Adels et le royaume de Choa», Paris, 1846).

88. Сахле Селассие — правитель Шоа (1813—1847), дед Менелика II.

89. Меридазмач, точнее, мередазмач (от мереди — «тот, кто заставляет трепетать» и азмач — «воитель», «воин») — титул, который присваивался командующему резервными корпусами.

90. Ато Аяле (Хайле Микаэль) — сын Сахле Селассие, дядя Менелика II.

91. Менелик II родился 18 июля 1844 г.

92. Абегач Безабе — претендент на трон Шоа. Абегач — «отец армии в походе» — титул, который давался командующему армией или же правителю пограничной области (в этом случае он соответствовал примерно маркграфу). Безабе был назначен императором Феодором. Об этих событиях см.: Quebre Sellassie, Chronique du regne de Menelik II, roi de rois d'Ethiopie, t. 1, Paris, 1930, стр. 86—106.

93. Д. Порро и его спутники были убиты весной 1886 г. по приказу правителя Хараpa. Кьярини умер в 1879 г.

94. Официальные дипломатические документы см.: С. Rossetti, Storia diplomatica dell'Etiopia durante il regno di Menelik II, Torino, 1910.

95. Об организации армии в Эфиопии на рубеже XIX—XX вв. см.: К. Арнольди, Военные очерки Абиссинии, СПб., 1908 (автор неоднократно ссылается на книги А. К. Булатовича).

96. Награды за военные отличия заключаются в пожаловании чинов, земель и во внешних знаках отличия: золотые наконечники на сабли, золотые митры на голову, украшенные золотом и серебром щиты, повязки из львиной гривы на голову, лемды из шкуры льва и бархатные, с золотыми украшениями; лошади и мулы с богатым сбором.

97. В бою абиссинцы подбадривают себя целыми речитативами, которые они выкрикивают хриплым, визгливым голосом, с пеной у рта: «Коретча Фарда! Аба Санчайо! Энье Зараф! Энье Гедай! Энье Яаба Данья Лыдж! Анчи ман нэш? Энье Яаба Данья ашкер! Знье Габро Мариам!» В переводе это будет: «Лошадь героя! Убийца! Я разбойник! Я убийца! Я дите Аба Даньи — Отца Судьи (название лошади Менелика). Ты кто такая? Я слуга Аба Данья! Я Габро Мариам (его, положим, собственное имя)».

98. Например, стоит только хотя бы зайти случайно на сенокос Менелика, как со всех сторон начнут кричать: «Ба Менелик! Ба Менелик Амлак!» — «Во имя Менелика! Богом Менелика! Туда идти нельзя».

99. Свою речь тяжущиеся начинают всегда следующей формулой: «Егзиабеер асайо, Крыстос иамалакето», что значит: «Да покажет вам бог и да засвидетельствует Иисус Христос».

Текст воспроизведен по изданию: Булатович А. К. С войсками Менелика II. М. Глав. ред. вост. лит. 1971.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.