Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

“Богатство царей"

Трактат о династическом перевороте в Абиссинии в XIII веке.

До самого XIV-го века история Абиссинии представляет ряд неразрешимых вопросов, незаполнимых пробелов и хронологических несообразностей. Литературная традиция, сводящаяся к каталогам царей с сухими и редкими пометками о наиболее важных событиях, не подтверждается ничтожным количеством уцелевших эпиграфических и нумизматических памятников и только путем натяжек может быть согласована с современными событиям иностранными известиями. Мало того, существует несколько параллельных литературных традиций взаимно друг друга исключающих. При этом историческая традиция нередко расходится и с агиологической. В таком печальном положении находятся источники всего Аксумского периода, этой наиболее интересной поры Эфиопского царства, когда оно играло не последнюю роль во всемирной истории и принадлежало к числу культурных стран умиравшего античного мира. Но и начало новой жизни Абиссинии, в которую эта страна мало по малу вошла в свои современные африканские условия, также окутано тенденциозными сказаниями. Я не буду здесь останавливаться на разборе этих сказаний о так наз. восстановлении так наз. Соломоновой династии: они уже не раз собирались и подвергались пересмотру и исследованию не только в иностранной 1, но и в нашей 2 ученой литературе. Достаточно будет [158] сказать, что не раньше конца XIII столетия сформировалась легенда о т. наз. «завете». Перемена династии произошла-де мирным путем: незаконно владевшие больше трех веков престолом цари Загвеи уступают его пребывающим в Шоа потомкам Соломона, а сами довольствуются провинцией Ласта; виновник этого великодушия преподобный Такла Хайманот, склонивший Загвеев своим авторитетом, получил треть государственной земли для содержания монахов и для своего монастыря привилегию поставлять эчегге — высших по митрополите церковных сановников эфиопской церкви, а Хайкская обитель, игумен которой Иисус Моа содействовал успеху предприятия своими молитвами, стал давать т. наз. акабэ-саатов — «блюстителей часа» — приближенных к царю архимандритов. Наконец Такла Хайманот потребовал, чтобы эфиопская церковь на вечные времена получала митрополита из Египта и ни один абиссинец не мог достигать епископского сана. Что дело не могло происходить таким образом, ясно помимо очевидных внутренних несообразностей уже из того, что ни одно житие Такла Хайманот не упоминает об этой его столь важной заслуге пред церковью и государством, а также из того общеизвестного факта, что обычай получать архиереев — коптов из Александрии современен появлению в Абиссинии христианства, засвидетельствован многими несомненными источниками и даже возводится к Никейскому собору, и что, с другой стороны, и после эпохи «завета» был случай появления на абиссинской кафедре сирийца. Наконец и самое время жизни Такла Хайманот не может считаться окончательно установленным: по одним источникам он жил не во время «завета» — в конце XIII в., а в VII столетии и был одним из ближайших преемников девяти преподобных, знаменитых распространителей монофиситского христианства и монашества главным образом в Тигре. Жития даже выставляют его продолжателем их просветительной деятельности на юге Абиссинии — в Шоа и упоминают о мириадах крещенных им язычников. Легенда, вводящая этого святого в историю восстановления дома Давидова, как это весьма правдоподобно предполагает Конти Россини, возникла в силу тех близких отношений, какие установились особенно со времен Зара-Якоба между двором и соседней Дабралибаносской лаврой, причем в полной своей форме появляется она лишь в памятниках XVIII в. и по-видимому была совершенно неизвестна даже «духовным чадам» великого представителя абиссинского монашества еще в половине XVII-го столетия. Эти поздние тексты представляют хроники, доведенные до первых десятилетий прошлого столетия, а также их пересказ у Bruce, путешествовавшего в Абиссинию, как известно, в конце его. Эти тексты дают в общем сходный [159] рассказ, причем краткие хроники передают его короче. Между тем в Британском музее есть один памятник специально посвященный данному событию и рассказывающий о нем совершенно иначе. Он носит странное название B’ela Nagastat «Богатство царей» и сохранился в двух рукописях, относящихся, если полагаться на палеографический авторитет Райта, к XVIII веку. Одна из них, Orient. 722, содержит житие и чудеса преподобного Такла Хайманот и заказана фитаврари (авангардным генералом) Губаной для церкви Св. Арх. Михаила в Гаце. Наш текст приписан другой рукой на задних белых листах уже после дарственной заметки жертвователя, вероятно кем-либо из церковников, который нашел уместным поместить его в число деяний великого аввы 3. — Другая рукопись (Orient. 503), относимая Райтом к самому концу XVIII в. представляет написанный разными руками сборник разных апокалиптических книг (Варуха, Эздры, Пророчество и Вознесение Исаии, книгу Даниила), а также родословные списки царей еврейских и абиссинских, кончая Василидом, что позволяет, если не самую рукопись, то оригинал ее относить к XVII в. «Богатство царей» и здесь помещено почти в конце, причем текст его не окончен, но зато снабжен большой раскрашенной картиной, изображающей царя Иекуно-Амлака, героя рассказа, принимающим мусульманских послов 4. Текст обе рукописи дают в общем сходный; существенных вариантов почти нет; первая рукопись производит впечатление большей исправности.

Трактат до последнего времени и был известен исключительно по описанию этих двух рукописей у Райта, который привел в оригинале и первые строчки его, кончая именем царя и суммой лет (372) загвейской династии. В таком виде на него ссылаются и Бассе 5 и Конти Россини 6. Последний не имел под руками полного текста, когда обрабатывал свои исследования о Загвеях и Такла Хайманот. Здесь мы имеем еще один пример того, что возможность пользоваться рукописями Британского музея только в Лондоне приводит к необходимости игнорировать это самое богатое собрание в Европе. [160]


* * *

(параллельный эфиопский текст опущен по техническим причинам – прим. расп.)

Во имя Св. Троицы пишем книгу, именуемую «Богатство Царей», которое приобретено рукою отца нашего, славного именем, отца вашего Такла Хайманот равноангельного и изрядного подвигами, которого не уклонили в леность лукавые нравом духи. Молитва и благословения его да избавят нас от искушения во веки веков. Аминь.

Сидел царь, восставший из царей Загвеев, по имени Заэльмакнун; и было время царствования его вместе с царями, которые царствовали вместе с ним, 372 года. И это царствие их — предмет рассказа ее. И когда прогневался Бог на дом Давидов, предал Бог царство Давида этим царям Загвеям. И когда был этот Заэльмакнун, восстал петух и прокричал в его доме, говоря: «съевший голову мою будет царствовать и наследует царство Давида и воцарится во век, и не перейдет царство его к другому». И пока он так продолжал петь, прошло 3 месяца, и не было знающего объяснения пения петуха ни среди судей его, ни среди князей его, ни среди любимых его священников и знающих писания, кроме одного царя Заэльмакнуна. И объял его страх и трепет. И когда он был в страхе, [161] пришел отец наш Такла Хайманот и вошел внутрь стана его с великим достоинством, и сказали царю люди дома его о приходе отца нашего Такла Хайманот, говоря: «вошел в стан твой один монах, которого благодать велика, лицо страшно и все существо возбуждает трепет, да поведаешь ему всю печаль сердца твоего. И когда они это сказали, он ответил, сказав людям дома своего: «где этот монах, о котором вы говорите, что он вошел в стан?» И они отвечали и сказали ему: «вот он в доме начальника твоей свиты». И услыхав ответное слово людей дома своего, царь Заэльмакнун встал со своими приближенными и судьями и князьями и пошел к отцу нашему Такла Хайманот, и пал пред ним и облобызал ноги и руки его. И отец наш Такла Хайманот встал поспешно и поднял его, и принял его радостно и весело, и они сели вместе и удалили от себя людей, чтобы побеседовать. И рассказал царь Заэльмакнун о крике петуха и объяснении слова его, и сказал ему: «когда я был на ложе моем в полночь, и пробудился от сна моего, я услыхал крик петуха вместе с голосом, объяснявшим его, а другие не слыхали. Отче, объясни мне все это дело: я не в состоянии истолковать и исследовать его, [162] какова причина его и какова причина такой речи его». Когда сказал ему царь Заэльмакнун умильным голосом, отвечал отец наш Такла Хайманот: «трудное дело ты изложил мне, какового не было от начала и не будет впредь». И он молчал долгое время в удивлении и изумлении, и отверз уста свои и сказал: «слушай, я объясню тебе дело, которое ты рассказал мне. Встань, схвати этого петуха, убей и съешь его голову, сообразно изречению голоса этого петуха: «от дома съевшего голову мою не отойдет царство, и он воцарятся во век». Тогда встал царь Заэльмакнун, пошел в дом царствия своего и позвал рабыню по имени Далилавит (а она была почетнейшая из всех рабынь его), и сказал ей: «встань, схвати этого петуха и убей петуха, кричащего всегда в моем доме, чтобы я его съел скоро, немедленно, и да не подступают другие женщины кроме тебя к этому петуху, но поступи с ним тайно и не явно, ибо сокровенна тайна его». И когда он это сказал ей, она встала поспешно, схватила его и убила и положила в него много 'aqaqirat, чтобы сделать вкусным этого петуха, а голову его бросила в печку по своему обыкновению. [163]

Жил в это время отрок по имени Иекуно-Амлак, избранный от чрева матери своей, чтобы наследовать престол Давида отца своего. И воспомянул Бог клятву, которою клялся Давиду, говоря: «и созижду в род и род престол твой.....

[Следуют 30 по 36 стихи 87-го псалма, отмеченные первыми словами]. И засим еще сказал Дух Святый усты давидовыми: «вознесох избранного от людей моих и обретох Давида раба моего и помазах его, ибо рука моя (заступит его) и мышца моя (укрепит его). Ничтоже успеет (враг на него). Etc. ibid. 20-29.

Вернемся к началу рассказа. Этот отрок Иекуно-Амлак жил, служа царю Заэльмакнуну, и служба его была, когда он косил траву для мулов царя и когда кормил коней царя и когда носил меч и плащ и щит пред царем. И [164] голову петуха, которую бросила та женщина в печь, нашел этот отрок Иекуно-Амлак, взял ее и съел. И наполнила внутренность его благодать, и сделала его высоким и сильным, так что он возвысился над всеми сильными. И озарила она лицо его, как солнце, и страх его устрашил всех рабов царя. И боялись все люди его, и удивлялись ему и полюбили его весьма, и положили его в сердца свои и уразумели, что Бог над ним, и говорил: «что совершилось над отроком сим?»

Опять обратимся к рассказу. Когда царь Заэльмакнун не нашел этой головы петуха в сосуде, он испугался, стал скорбеть, смутился и плакал сильно и катался по земле. Встал и пошел со свитой своей к отцу нашему Такла Хайманот. Они встретились и удалили от себя людей, как и раньше и остались одни. И спросил его отец ваш Такла Хайманот о голове петуха. И сказал он: «я поступил, как ты приказал мне и посоветовал мне, а женщина потеряла голову петуха и не нашла ее там, куда ее бросила, ибо думалось, что я не буду есть голову петуха. И поэтому, я печалюсь и сокрушаюсь [165] очень, и пришел к тебе рассказать и поведать об исчезновении этой головы петуха. Отче, на сколько возможно тебе, помоги мне и посоветуй мне, ибо у тебе власть (от) Бога, ибо молитва твоя много может поспешествуема, как сказал Иаков Апостол, брат Господень». Когда сказал это Заэльмакнун отцу нашему Такла Хайманот, отец, наш Такла Хайманот блаженный и могучий исполин, услыхав этот рассказ из уст царя, встал и стал прилежно молиться, и поднял лицо свое к небу и сказал: «Боже, Боже Богов и Господи господей, и Царю царей, услыши молитву мою и моление мое, Который услыши молитвы всех Пророков и Апостолов праведных и мучеников, девственных и монахов, молитвы бодрствующих Ангелов и молитвы Владычицы всех нас, не имеющей подобия из подобий и приятелища молений, и молитвы меня грешного, и открой этому царю исчезновение головы этого петуха». И когда это сказал, молясь, отец наш Такла Хайманот, явился ему Ангел с небес и сказал Ангел Божий: «не молись об этом царе Загвее; довольно с него данных мною ему многих дней — 372лет, хотя он и не достоин. Говорить сие тебе Бог: оставь, не молись и ныне я возвращаю царствие Божие Иекуно-Амлаку, [166] сыну давидову и семени его до века. И возвращает ему царство не царство только, но с рогом помазания по обычаю отцов его царей; и имена благовоний суть: фимиам и стакти, кинамон, пистики, мандрагора и миндальная вода, яблоки вместе с плодами винограда. Составив это и собрав, помести в один сосуд, а сам взяв числом три горсти ладану, ступай в святилище Божие и кади кивот завета Божия три седмицы дней. Когда же выйдешь из этого святилища, возьми рукою пепел кадильный и соединив его с водой, помести в эту чашу помазаний и повтори над ним из слов Давида: Вскую шаташася.... Господи, что ся умножжшася.... Внегда призвати ни.... Услышит тя... Господи, силою твоею... Суди Господи.... Боже, ушима нашима слышахом.... Отрыгну сердце.... Помилуй мя Боже по велицей милости... Да воскреснет Бог... Боже в помощь... На Тя, Господи, уповах... Боже, суд Твой цареви даждь...Благоволил еси... Приклони, Господи, ухо Твое... Милости Твоя, Господи, во веки воспою... Господь воцарися, да гневаются людие... Господи, услыша молитву мою... Вознесу Тя...6 И из пророков молитву Анны 7 и молитву Владычицы нашей [167] Марии 8 и молитву Захарии 9 и пять песней 10, Похвалы Владычицы нашей Марии 11 с «Дверью Света» 12 и молитву Евангелия.

Когда ты помолишься этими 24 молитвами, тотчас закипит у тебя это помазание царское. Тогда возьми Иекуно-Амлака и помажь его рукою своею, да будет царь над всеми царями и да обладает один всем миром. И сим помазанием не помажутся все цари, которые будут царствовать после него, кроме только Зара-Якоба праведного и того, кто востанет после Зара-Якоба во дни многи в 7160 году мира, а лет царствования царя, который воцарится тогда — дней его 43 года. И тебе да даст от царства своего Иекуно-Амлак часть и да будет тебе в Сына. Если кто похулит это твое установление и твое царство, да наследует проклятие. И вот я открыл тебе все тайны Божии, а ты не упусти, но помажь Иекуно-Амлака». И сказав это, восшел Ангел Божий на небеса, а отец наш славный Такла Хайманот, выслушав это из уст Ангела, помазал Иекуно-Амлака и послал его на [168] войну, чтобы воевать с тем царем. И он победил его и убил его и воцарился по воле Божией и по молитве отца нашего Такла Хайманот.

Зрите силу Божию, действующую над святыми Его. Здесь исчислим последние роды тех, у которых похищено их царство. Они следующие: Дельнаад родил Махбара Ведем; Махбара Ведем родил Агба-Сиона; Агба-Сион родил Ценфа-Арэд; Ценфа-Арэд родил Нагаша-Зарэ; Нагаша-Зарэ родил Асфеха; Асфех родил Иакова; Иаков родил Бахер-Асгед — 110 родов — Бахер-Асгед родил Эдем-Асгед; Эдем-Асгед родил Иекуно-Амлака, который вернул царство от Загвеев — 112 родов от Адама, и от Эбна-Хакима род 70-й, а 10 родов, тех, которые жили в изгнании, скитаясь по горам и пустыне и переселяясь из града в град и скрываясь в пещерах и пропастях земных до царствования Иекуно-Амлака. И когда он царствовал, был мир и покой во всех странах. Так сотворил для них отец наш святый Такла Хайманот силою Бога своего, Емуже вся возможна суть.


* * *

Приведенный рассказ состоит из двух частей: первая занимается петухом и царствованием последнего Загвея, вторая — собственно «Богатством Царей» т. е. царским миром. Что касается первой, то она представляет из себя приспособление весьма распространенной и [169] попадающейся почти у всех народов сказки о волшебной «счастливой» птице, ее голове и юноше, проглотившем последнюю и получившем после этого особое счастье и даже царство 13. Откуда непосредственно зашла в Абиссинию эта сказка и каково вообще ее происхождение в данном случае, решить мы не в состоянии, но полагаем, что в этом отношении может оказать некоторую услугу имя царя в нашем тексте: Заэль-Макнун, мне представляется каким-то гибридным эфиопским genetivus, от арабского имени. С другой стороны, это имя нигде не встречается ни в хрониках, ни в царских списках, ни в агиологических текстах. Все они помещают после Лалибалы его племянника Наакуето-Лааб, а затем сына Лалибалы Иетбарака и еще двух царей: Маирари и Харбаи. Переписчик рукописи Orient. 722 знал это, и потому к имени Заэльмакнуна, при его упоминании в первый раз, прибавил глоссу: «который есть Иетбарак, сын праведного царя Лалибалы». Перечень потомков законной династии, современных Загвеям, также у него совершенно тожествен с общепринятым. Приспособив ходячую сказку к династической легенде, неизвестный абиссинский автор дает и последнюю не в той форме, какая нам известна из летописей и житий. Кроме уже упомянутого необычного имени последнего царя династии Загве, прошлое нового царя и его рода изображается отлично от официальной традиции. Он живет при дворе и занимает близкую к царю придворную должность; предки его «живут в изгнании, скитаясь и переселяясь из града в град, и скрываясь в пещерах и пропастях земных», а не правят самостоятельно на юге, в Шоа, как это сообщает предание, сохраненное Vittorio Mariano 14 и Bruce 15. Наконец нет речи ни каком соглашении с последним царем-загвеем: престол у него отнимают насильно и он погибает, а не добровольно удаляется в Ласту, которую получает в наследственное владение.

Является вопрос о названии, времени и происхождении трактата. Что касается первого, то я полагаю, оно придумано как бы в соответствие к Kebra nagast — «Слава Царей». «Слава и богатство» — обычное сочетание в слоге ветхозаветных книг 16. «Богатством», вероятно, в данном случае названо миро, способ приготовления и освящение которого составляют [170] предмет 4-й главы. Я думаю, эта глава должна заставить нас отказаться от того понимания изданных Райтом вступительных строк, которое высказали Бассе и Конти Россини, не знавшие текста в целом. Они считают автором его Такла Хайманот, понимая в этом смысле *** ... etc. Но *** не значит «написан» или «составлен», а «достигнут», «приобретен», и мне кажется, фраза относится к «b'ela nagastat» — «богатство, приобретенное рукою... Такла Хайманота», т. е. дело идет о приготовлении этим святым мира для помазания абиссинских царей. Интересна заметка в той же главе: «и сим помазанием не помажутся все цари, которые будут царствовать после него, кроме только Зара-Якоба праведного и того, который востанет после Зара-Якоба во дни многи в 7160 году мира, а лет царствования царя, который воцарится тогда — дней его 43 года». Что здесь пророчество ех eventu — это ясно. Ясно также почему упомянут Зара-Якоб. Кроме своего центрального значения в истории эфиопской государственности и церковности, этот знаменитый царь, по заметке в книге «Кебра нагасты», возобновил обряды при коронации и посвящении абиссинских царей, установленные царем Габра-Маскаль, когда он «прибыл в стольный град Аксум, гордость всего мира, достояние царей» 16. Но какой царь после него должен удостоиться той же почести помазания? 7160 год от сотворения мира = 1667 от Р. X. был годом смерти царя Василида и вступления на престол Иоанна I; с этим согласуется до известной степени и то обстоятельство, что рукопись Orient. 503 дает родословную царей, кончая Василидом. Возможно, что наш трактат и возник около времени воцарения Иоанна. Это тем более вероятно, что обе рукописи дают тот же 7160 год. Почему именно этот царь удостоился такой чести, а также почему ему сулили именно 43 года царствования (на самом деле он просидел всего около 15), сказать мы не можем, Можно только предполагать, что в данном случае были не без влияния монашеских соображений Дабралибаносцев, из среды которых вероятно и вышел наш странный трактат. Не говоря уже о том, что центральной личностью в нем является Такла Хайманот, он именуется везде «абуна», т. е. «отец наш» — такой эпитет мог иметь место только в устах духовного сына этого святого, в устах монаха дабралибаносского устава; для всех других Такла Хайманота был просто *** «авва», абуной же мог называться только митрополит. [171]

Если наше предположение о времени памятника верно, то он окажется по крайней мере не новее других сказаний о воцарении Иекуно-Амлака и будет представлять самостоятельную обработку династической легенды. Общераспространенная и, может быть, заимствованная извне, сказка оказалась удобной для приурочения к столь важной в национальных преданиях смене династий; последняя кроме того была разукрашена подробностями ветхозаветного и апокалиптического характера; затем чисто все это, связанное механически, было включено в цикл преданий о великом основателе дабралибаносской конгрегации, которого хотели таким путем сделать вторым Самуилом давидова дома.


Комментарии

1. Basset, Etudes sur l’histoire d'Ethiopie. J. As. 1881, XVII, p. 432 сл. Conti Rossini, Appunti ed osservasioni sui re Zague e Takla-Haymanot. Reale Accad. d. Lincei Rendiconti 1896, 341-359; 444-468. Sulla dinastia Zague. Oriente II. Perruchon, Vie de Lalibala. Publik. de l’ecole d'Alger. P. 1892.

2. B. B. Болотов в Христ. Чтении 1898, ?, 95 сл.

3. Wright, Catalogue of the Ethiopic Mss. of the Br. Mos. p. 194 сл. (N 299).

4. Ibid. p. 21 (№ 27). 8) op. c. p. 433.

5. op. c. p. 25.

6. Псалмы: 2, 8, 4, 19, 20, 34, 48, 44, 50, 67, 69, 70, 71, 84, 85, 88, 98, 101, 144.

7. Царств I, 2 (Третья песнь канона).

8. Величит душа моя Господа...

9. Благословен Господь Бог Израилев... (9 песнь).

10. Песнь песней, разделенная в Эфиопск. церковном употреблении на пять зачал.

11. *** коптск. церкви, изд. Tuki. Эфиопск. перевод изд. Fries Lpz. 1892. См. у В. В. Болотова, Христ. Чт. 1887, II, 147 сл.

12. Иначе ***, помещенные в рукописях псалтирей после предыдущих. Изд. Guidi в Риме 1900 (Propag. f.). Перевод двух песней в моей статье в «Отчете о засед. И. Общ. Любит. Др. Письм.» 1896, прил. 20.

13. Сказки этого рода см. у Basset, Contes popalaires Berberes (Р. 1887), р. 75 и 181 сл. (указаны аналогии и литература), Stumme, Marchen d. Schluh v. Tazerwalt (Lpz. 1896), 119 и 208 (также указана литература), Lidzbarski, Geschichten а. Lieder aus d. neu-aramaischen Handschriften. (Weimar 1896), 263 сл. За эти указания приношу благодарность С.Ф. Ольденбургу.

14. См. у Conti Rossini, o. c. p. 6 и 7.

15. Напр. Пс. 111, 8.

16. Dillmann, Ueber die Regierung, inabesondere die Kirchenordnung des Koenigs Zar'a Jacob. Abhandl. d. K. Ak. zu Berl. 1884, p. 18 и 74-76.

(пер. Б. Тураева)
Текст воспроизведен по изданию: “Богатство царей". Трактат о династическом перевороте в Абиссинии в XIII веке. // Записки восточного отделения императорского Русского археологического общества, Том XIII, выпуск II-III. 1900

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.