Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

I. Об устроении государства

1. В [....] Але (Элла) — Амид (а/ы) 1 беэйса [...] на 2 негуш Ак

2. сума и владетель Химьяра и владетель Райдана и владетель Сабы,

3. и владетель Салхина и владетель Сыйамо и владетель бега и владетель

4. Касу 3, негуш негушей сын Махрема, который непобе

5. дим для врага 4. Поднялся он походом, чтобы собрать дань 5 со страны и дать ей закон. [164]

6. И кто говорил “да” 6, тому он не нанес вреда, а кто отказывался, того убивал

7. он. И он прибыл в ЛБХ 7, и там принес дань негуш

8. агуэзат СВСВТ 8 вместе со своими народами. И он дал

9. ему закон, и тот подчинился закону, и он послал его, чтобы он собирал дань со (своей) страны. И

10. он прибыл в ФНСХТ 9; и т[а]м принес дань негуш

11. Габаза 10 (по имени) СБЛ 11 вместе со своими народами; и он дал ему закон,

12. и тот (Подчинился закону, и он послал его, чтобы он собирал дань со (своей) страны. И

13. он прибыл в ХМШ 12, и туда прибыли вожди 13 Метын 14

14. все. И он дал им закон, и те подчинились [за] кону, и он послал и[х, чтобы] они со

15. бирали дань со (своей) страны. И он проложил дорогу и соорудил [...]

16. РМ... 15

21. ...и он прибыл к [.]МВМ 16 и дал ему закон. И он

22. прибыл к МТТ 17, и там сражался с ним, и отказался МТ

23. Т (в дальнейшем) причинять вред, проливая кровы 18, и поклялись его народы (в этом), и

24. он отдал свою дань. И он (= негуш Аксума) п[рибыл] в Самен 19, чтобы дать закон К

25. БЛМ 20. И он дал им закон и послал их, чтобы они дали закон (своей) ст

26. ране. И оттуда переправился он через р[е]к[у] 21; и принес дань

27. [.]ЛМ, негуш ВИЛК 22 [и] сказал: “Пришли [наши] народы,

28.а вместе с (ними) наши ДРБНЙТ 23. Дай нам закон (...)”.

Строки 29-38 очень сильно изглажены и не поддаются прочтению, за исключением нескольких отдельных слов.


Комментарии

1 Отнесение этой надписи ко времени какого-либо определенного царя наталкивается на ряд трудностей. Издатель Э. Литтман довольно уверенно приписывает ее Эзане, однако и сам вынужден признать наличие этих трудностей. Главная из них состоит в том, что перед именем “Але-Амида” (или “Элла-Амида”), у самого края камня, сбито не более трех знаков (напомним, что имеются в виду только знаки для согласных звуков, поскольку в южноаравийском письме гласные обычно не обозначались). Поэтому восстановление по типу “[Эзана, сын] и т. д. (см. надписи IV, V, VI) невозможно. Однако среди сбитых знаков все же можно более или менее различить первый — В, и издатель пытается выйти из затруднения, восстанавливая в начале надписи “[сын (по-эфиопски В(а)Л(е)Д)] Але-Амиды” и т. д. и предполагая, что имя сына (т. е. “Эзана”) выбито на противоположной или на верхней стороне стелы. Увы, ни довольно многочисленная южноаравийская эпиграфика, ни надписи аксумских царей не дают нам примеров столь неудобно расположенного написания имени правителя (или другого какого-либо автора надписи) в начале текста (другое дело в конце, когда оказывается, что просто не хватило места на лицевой стороне). Но возможно более приемлемое толкование (кстати, уже выдвигавшееся исследователями, но отвергнутое Э. Литтманом): в сбитой части начала текста стояло другое, не “тронное” имя царя Элла-Амиды. Именно такого рода пример мы обнаруживаем в надписи начала VI в. н. э., открытой и изданной недавно (см. “Надпись аксумского царя Калеба — Элла-Асбахи о походе на агуэзат и против Химьяра”, стк. 7-8), где “Калеб” — личное имя царя, а “Элла-Асбаха” — его тронное имя. В таком случае можно было бы допустить, что автор нашего текста — сам Але-Амида, или Элла-Амида (отец царя Эзаны, составителя надписей IV-VI), и в начале текста приведено его “личное” имя, возможно В[ЗН(М)], “Усана (с)” (I) аксумских монет, относимых исследователями ко времени незадолго до времени Эзаны (середина IV в. н. э., см. с. 179) (Не путать с другим “монетным” Усанас, датируемым V в. н. э. См.: Munro-Hay S. С. Aksumite Chronology: Some Reconsiderations. — VIII International Conference of Ethiopian Studies. Addis Ababa University, Institute of Ethiopian Studies, November 26-30, 1984, с 3-4, 20-21, 31-32.). По-видимому, менее вероятно восстановление В [ЗБХ] — “Уазеба” монет, — имя, которое и ранее нередко считали “личным” именем Але-Амиды, В(?)ЗБХ (“царь Аксума”) одной сабейской надписи из Южной Аравии (По данным нумизматики, Уазеба относится ко времени после Эзаны; что касается “ВЗБХ, царя Аксума”, то один из издателей надписи (А. Жамм) читает имя как ЗБХ.). О правлении царя Але-Амиды (Элла-Амиды), отца Эзаны, нам ничего не известно по другим источникам. Царь с таким же именем встречается еще в поздних эфиопских “Царских списках” и на легендах поздних (VI в.?) аксумских монет. Местная церковная традиция помещает его приблизительно за одно поколение до Калеба — Элла-Асбахи. Однако, судя по монетам, этот царь — будем называть его Элла-Амида II — должен был в действительности править или сразу же после Калеба, или, учитывая все более распространяющееся в науке мнение о практике соправления в ак-сумском престолонаследии (См.: Hahn W. R. О. Die Munzpraegung des Axumitischen Reiches. — Litterae numismaticae vindobonensis. Vindobon, 1983, 2, с 113-180, а также упомянутую выше работу: Munro-Hay S. С. Aksumite Chronology.), вместе с ним в последний период его царствования (в таком случае он мог быть сыном Калеба, носившим “личное” имя В'ЗБ).

2 Беэсйа [...]на. В этом выражении заключен еще один аргумент, колеблющий тезис об авторстве Эзаны: сын Але-Амиды называет себя всюду “беэсйа Халена”, и именно так восстанавливает здесь лакуну сам издатель. Но дело в том, что, как он сам пишет, на камне перед конечным “н” видны следы знака, скорее похожего на “ш”. В таком случае гораздо уместнее вспомнить, что в греческой легенде на монетах Усанаса I он называет себя “биси Гисен” (как известно, при передаче имен, содержащих звук “ш”, греки пользовались знаком для “с”). Термин “беэсйа” с определением в виде названия одного из “отрядов” (см. примеч. 10 к надписи III) встречается еще в титуле аксумских царей в следующих публикуемых нами надписях: IV, 2 — беэсйа [Ха] лена; V, 2 — беэсйа Халена; VI (греческая), 9 — биси Алене. “Отряд” Хален упомянут в стк. 34 надписи V. Кроме того, например, известный по легендам аксумских монет (на греческом языке) царь Эндубис называл себя биси Дакен [“отряд” Дакен (или: Даквен) упомянут в надписях III, 20, 23; IV, 10]; аналогичные (по форме) выражения с беэсйа (поздн. беэсе) встречаются и на монетах, и в надписях также других царей.

Термин “беэсйа” — “беэсе” в классическом языке геэз значит “человек (из)”, “относящийся к”, “происходящий из”. В связи с этим одно время существовало предположение, будто название “отряда” (а, как мы увидим ниже, оно, по-видимому, соответствует родо-племенной группе, из среды которой “отряд” формировался) обозначает род или династию, из которых происходил правитель; все выражение, таким образом, переводилось “человек (, происходящий из рода) Хален (Даквен и т. д.)”. Однако ныне это предположение все более теряет защитников. Ни один из известных нам царей Аксума не повторяет в выражении с беэсйа названия, содержащегося в аналогичных [166] выражениях других царей. Более того, в надписях царя Калеба — Эллы-Асбахи и его сына первый называет себя “беэсе Лазинэ”, а второй — “беэсе Хадафана (или Хадакана?)” [в стк. 27 последней надписи упомянут и “отряд Хадафан (или Хадакан)”].

Таким образом, вопрос о значении выражения с беэсйа остается спорным. Возможно, что в данном случае речь идет вообще только об “отряде”, а не о роде, его сформировавшем, и что царь считался одновременно предводителем одного из отрядов. Тогда не исключено, что приведенное выше значение термина “беэсйа” стало таким лишь в классическом геэзе, а ранее оно имело другое значение, ср. арабское “баис” — “храбрец, смельчак”; “байис” — “лев” (интересно, что в эпиграфическом языке Южной Аравии свободные мужчины-воины обозначались термином “асад” — “человек, люди”, но это же слово в арабском значит “лев”); вместе с тем, поскольку нам ничего не известно о правилах престолонаследия в раннем Аксуме, допустимо, во-первых, что царь мог обозначать себя по привилегированному роду, из которого происходила его мать, а во-вторых, что наследников престола поставляли по очереди привилегированные роды с последующим усыновлением правящим царем (нечто подобное происходило в некоторых древних государствах Южной Аравии и Восточной Африки).

Так или иначе, при нынешнем состоянии наших знаний мы можем считать, что упоминание в выражении с беэсйа одного и того же названия “отряда” служит в спорных случаях пока достаточным основанием для отождествления правителей и, следовательно, что надписи IV, V, VI составлены от имени одного и того же царя (см. также примеч. 1 к надписи IV).

3 См. примеч. 3 к надписи II.

4 К титулу негуш негушей, т.е. “царя царей”, см. примеч. 2 к надписи II и примеч. 10 к надписи III; к Махрему и т. д. см. примеч. 4 и 5 к надписи II.

5 Стоящее здесь выражение обычно переводится “чтобы восстановить страну”, однако в надписи сына царя Калеба (стк. 47) аналогичное выражение безусловно означает “собрать (дань)”. К тому же это подтверждается и всем последующим контекстом надписи и содержанием (24) — (28) строк Адулисской надписи. Понятие “дань” выражено далее в нашем тексте словом со значением “дар”, но именно принесение каким-либо царьком такого “дара” означало признание его зависимости от царя Аксума. Как следствие, он получал от него “закон”, видимо, соглашение, определяющее его отношения с царем Аксума, и право на сбор дани в свою пользу со своей страны, т.е. некоего рода инвеституру, разумеется чисто формальную, поскольку она лишь оформляла и без того сложившуюся практику. Однако она гарантировала такому зависимому царьку поддержку со стороны верховного правителя и известную безопасность.

6 Т. е. соглашался принести дань и “получить закон”.

7 ЛБХ — название не поддается вокализации и не идентифицируется. По-видимому, местность находилась где-то юго-восточнее Аксума, так как располагалась на территории геэзов.

8 Агуэзат — народ и царство геэзов; ср. примеч. 4 к надписи III. К тер мину “негуш” в связи с царьками, зависимыми от Аксума, см. примеч. 2 к надписи II и примеч. 10 к надписи III.

9 ФНСХТ — огласовка названия неизвестна. Возможно, местность на северо-востоке от Аксума.

10 Габаза (?)— название гавани древнего Адулиса.

11 СБЛ — имя читается условно и только по согласным.

12 ХМШ — возможно, совр. Хамасан в нагорье севернее Аксума.

13 Наш перевод “вожди” отличается от обычно принятого “племена”, “народы”, однако с точки зрения языка он вполне уместен и, на наш взгляд, более подходит по контексту, ср. надпись IV, стк. 14-16.

14 К Метын см. примеч. 10-11 к надписи III. В нашем тексте Метын не является еще (или уже?) “отрядом”, но лишь вступает, видимо, в союзнические отношения с царем Аксума, который во всяком случае от них не требует дани, как от прочих.

15 Текст строк 16 — начало 21 частично испорчен, и однозначный перевод затруднен.

16 [.]МВМ — издатель восстанавливает [Д]МВМ и предлагает чтение “Даммо” — название какого-то высокогорного района; однако не исключено, что здесь скрыто имя некоего правителя.

17 МТТ — может быть, имя правителя?

18 Перевод условен.

19 Область Самен (?) — см. примеч. 43 к Христианской топографии Космы Индикоплова.

20 Название народа?

21 Перевод условен.

22 Совр. область Валкайит южнее р. Такказе (?).

23 Непонятное слово; впрочем, в надписи царя Калеба — Элла-Асбахи последний называет себя в титуле “владетель ДРБТ”. Таким образом, возможен перевод “наши дарабийцы”. Какая-то этническая группа?

(пер. Г. М. Бауэра)
Текст воспроизведен по изданию: История Африки в древних и средневековых источниках. М. 1990

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.