Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЖОВАННИ ВИЛЛАНИ

НОВАЯ ХРОНИКА

NUOVA CRONICA

КНИГА ШЕСТАЯ

1. КАК СОСТОЯЛОСЬ ПОСВЯЩЕНИЕ ФРИДРИХА II В ИМПЕРАТОРЫ И О СЛУЧИВШИХСЯ ВЕЛИКИХ ПЕРЕМЕНАХ

В 1220 году, в день ноябрьского праздника святой Цецилии, в Риме был коронован император Фридрих II, король Сицилии, сын покойного императора Генриха Швабского и императрицы Констанции. Посвятил его в сан с великими почестями папа Гонорий III. Поначалу Фридрих был дружен с церковью, как и следовало ожидать, ибо церковь осыпала его милостями и благодеяниями: отец его Генрих с помощью церкви получил в жены Констанцию, королеву Сицилии, которая принесла с собой в приданое королевство Сицилии и Апулии. По смерти отца, когда Фридрих был еще младенцем, церковь по-матерински заботилась о нем и опекала его, защищала его королевство, избрала римским королем в пику императору Оттону IV, а затем и императором. Но сей сын неблагодарности отнесся к Святой Церкви не как к матери, а как к злой мачехе, противодействуя и преследуя ее во всем. Он и его дети даже превзошли в этом своих предшественников, как мы покажем ниже. Фридрих был императором тридцать лет, он славился доблестью и великолепием, был умудрен в Писании, отличался природным умом и разносторонней одаренностью. Он владел латинским и нашим народным языком, немецким, французским, греческим и арабским, был украшен всеми талантами, щедростью и обходительностью, отвагой и воинской наукой. Окружающие трепетали перед Фридрихом. И был он подвержен всем видам разврата, на сарацинский манер содержал многих наложниц и мамелюков и был предан телесным наслаждениям. Он жил как эпикуреец и вовсе не думал о загробной жизни; это одна из главных причин его враждебности к духовенству и Святой Церкви. Стремясь присвоить и захватить владения Святой Церкви для оплаты своих непристойных расходов, Фридрих разорил много монастырей и церквей в королевстве Сицилии и Апулии и по всей Италии, а причиной этому -его пороки и недостатки или же вина правителей церкви, не пожелавших или не сумевших договориться с ним и недовольных его императорской властью. Но, может быть, это был Божий суд, ибо он родился от монахини Констанции при попустительстве церковных властей, которые забыли о гонениях, воздвигнутых его отцом Генрихом и его дедом Фридрихом на Святую Церковь. Фридрих II свершил немало примечательных деяний: в каждом из главных городов Сицилии и Апулии он выстроил по укрепленному и богатому замку, и все они сохранились поныне. Еще он построил замок Капуана в Неаполе, великолепные ворота и башни на мосту через реку Вольтурн в Капуе, заложил парк для ловли птиц в Пантано ди Фоджа в Апулии и [134] охотничий заповедник в горах близ Гравины и Амальфи. Зиму он про. водил в Фодже, а лето — в горах, предаваясь охоте. Другие его постройки: замок Прато, цитадель в Сан Миньято и многие иные, о которых мы еще упомянем. От первой жены у него были сыновья Генрих и Конрад, и еще при жизни отца они поочередно избирались в римские короли. От дочери Иоанна Иерусалимского у него родился будущий король Джордано, а от других жен (их потомки причисляли себя к роду д'Антиохия) - короли Энцо и Манфред, враждебные Святой Церкви. При жизни Фридрих и его сыновья в полной мере отведали мирской славы, но за грехи их ожидал бесславный конец и пресечение их рода, как мы покажем ниже.

2. О ПРИЧИНАХ ВОЙНЫ МЕЖДУ ФЛОРЕНТИЙЦАМИ И ПИЗАНЦАМИ

На коронации императора Фридриха присутствовали многочисленные и богатые посольства всех городов Италии, в том числе немало достойных граждан Флоренции и Пизы. Случилось так, что некий могущественный римлянин в кардинальском сане, чтобы почтить послов пригласил на обед флорентийцев. Один из них увидел в доме вельможи хорошенькую комнатную собачку и попросил ее у хозяина. Тот пообещал удовлетворить его желание и прислать песика. На следующий день кардинал угощал пизанских послов, и одному из них понравилась та же самая собачка, которую он захотел получить в подарок. Кардинал запамятовал о своем обещании флорентийскому послу и посулил ее пизанцу. Флорентиец прислал за подаренной ему на пиру собачкой и получил ее. Когда за ней пришли от пизанского посла, оказалось, что песика увели к флорентийцам, и пизанец посчитал это за оскорбление, не зная, как обстояло дело. Встретившись на улице, послы начали препираться из-за собачки и вскоре дошли до грубостей, но первыми нападкам и поношению подверглись флорентийцы, так как с пизанцами были пятьдесят солдат. Тогда все находившиеся при дворе папы и императора флорентийцы (а их было очень много, потому что некоторые приехали в Рим сами по себе, и во главе стоял мессер Одериго де'Фифанти) сговорились напасть на пизанцев и сурово им отомстили. Те написали домой об обидах и притеснениях, причиненных им флорентийцами, и пизанская коммуна немедленно наложила арест на все товары и имущество флорентийцев в Пизе, что составляло немалую сумму. Чтобы купцы не потерпели убытка, флорентийцы несколько раз отправляли в Пизу послов с просьбой вернуть товары в память о старинной дружбе. Но пизанцы не согласились на это, утверждая, что товар уже продан. В конце концов флорентийцы дошли до того, что просили пизанскую коммуну вместо товаров отправить хотя бы такое же количество вьюков, нагруженных чем угодно, чтобы поступок пизанцев не выглядел таким оскорбительным для флорентийской коммуны, которая возмести[135] ла бы своим гражданам потери из собственных денег. В противном случае флорентийцы угрожали разрывом дружбы и войной, но им пришлось ожидать ответа довольно долго. Пизанцы же, в своей гордыне почитая себя хозяевами моря и суши, ответили, что как только флорентийцы выступят в поход, они преградят им дорогу. Так оно и случилось. Не в состоянии долее терпеть от пизанцев оскорбления и убытки, флорентийцы начали войну против них. И это было истинной причиной и поводом для войны, как нам стало известно от наших старожилов, чьи отцы были свидетелями указанных событий и записали их для памяти 1.

3. КАК ПИЗАНЦЫ БЫЛИ РАЗБИТЫ ФЛОРЕНТИЙЦАМИ У КАСТЕЛЬДЕЛЬБОСКО

В июле 1222 года флорентийцы выступили в поход против Пизы, а пизанцы, как и обещали, вышли им навстречу. Оба войска столкнулись у местечка Кастельдельбоско в пизанском контадо, где закипело большое сражение. В конце концов 21 июля пизанцы потерпели поражение, многие из них погибли и тысяча триста лучших граждан Пизы попали в плен. Таков был суд Божий, послуживший пизанцам уроком за их гордыню, дерзость и неблагодарность. Мы так подробно рассказали об этом предмете, чтобы никто не оставался в неведении относительно начала столь великой войны и продолжавшихся после нее раздоров, которые вылились в пагубную вражду и столкновения по всей Италии, особенно в Тоскане, между Флоренцией и Пизой. А началось все с такого пустяка, как обладание собачонкой, которую можно назвать скорее дьяволом в собачьем обличий, судя по причиненным ею бедствиям, как мы покажем ниже.

4. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ВЫСТУПИЛИ ПРОТИВ ФЕГГИНЕ И ПОСТРОИЛИ АНЧИЗУ

В 1224 году взбунтовались обитатели замка Феггине в Вальдарно, богатой и густонаселенной крепости, не пожелавшей подчиняться флорентийской коммуне. В этом же году, когда подеста во Флоренции был мессер Герардо Орланди, коммуна снарядила поход на Феггине, разорила его окрестности, но сам замок взять не удалось. Войско вернулось во Флоренцию, оставив гарнизон в замке Анчиза, из которого флорентийские отряды могли непрестанно нападать на Феггине.

5. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ХОДИЛИ ВОЙНОЙ НА ПИСТОЙЮ И РАЗОРИЛИ ЕЕ ОКРЕСТНОСТИ

В 1228 году, когда подеста Флоренции был мессер Андреа да Перуджа, флорентийцы снарядили войско против Пистойи, потому что пистойцы беспокоили своими набегами Монтемурло и притесняли его жителей 2. Войско выступило с кароччо и разорило окрестности Пистойи [136] до самых предместий, разрушило укрепленные башни Монтефьоре а замок Карминьяно сам сдался флорентийской коммуне. Примечательно, что в цитадели Карминьяно была башня вышиной в семьдесят локтей, а наверху из мрамора на два локтя над ней возвышались руки показывающие Флоренции кукиш 3. Флорентийские ремесленники даже имели обыкновение говорить в знак презрения, когда им предлагали деньги и тому подобное: "Не хочу смотреть, потому что вижу цитадель Карминьяно". Поэтому пистойцы выполнили приказания флорентийцев, которые им угодно было отдать 4, и разрушили крепость Карминьяно.

6. КАК СИЕНЦЫ ВОЗОБНОВИЛИ ВОЙНУ С ФЛОРЕНТИЙЦАМИ ЗА МОНТЕПУЛЬЧАНО

В 1229 году сиенцы нарушили мир с флорентийцами, напав в июне этого года на Монтепульчано вопреки мирному договору. Поэтому в сентябре, при подеста мессере Джованни Боттаччи, флорентийцы выступили против сиенцев, разорили их контадо вплоть до прихода Шьята у Кьянти и разрушили Монтелишьяи, замок в трех верстах от Сиены. На следующий год, когда подеста во Флоренции был Отто да Манделла из Милана, флорентийцы собрали всеобщее ополчение и 31 мая 1230 года выступили с кароччо против Сиены. Они прошли мимо нее в Санкирико а Розенна, разрушили Виньонскую купальню, затем прошли по долине Орчи до Радикофани и переправились через Кьяну, чтобы разгромить перуджинцев, помогавших сиенцам из-за своих притязаний на озеро 5, права на которое имело от маркиза Уго флорентийское аббатство. Но, поскольку перуджинцы попросили подмогу у римлян, флорентийское войско пересекло контадо Перуджи, возвратилось в сиенское контадо, разрушило там около двадцати замков и крепостей, в ознаменование того была срублена сосна 6 на Монтечелесте. На обратном пути флорентийцы разбили лагерь у Сиены, пробились к городским воротам и преодолели заграждения. Проникнув в городские предместья, они увели в плен более тысячи двухсот человек.

В том же 1230 году флорентийцы выступили против Капосеволи в Вальдамбре, на границе с Ареццо, потому что жители этого замка с помощью аретинцев беспокоили своими набегами флорентийское контадо в Вальдарно. Замок, находившийся в фьезоланском диоцезе и в дистретто 7 Флоренции, был взят и разрушен.

7. О ВЕЛИКОМ ЧУДЕ, ЯВЛЕННОМ ТЕЛОМ ХРИСТОВЫМ У СВЯТОГО АМВРОСИЯ ВО ФЛОРЕНЦИИ

30 декабря 1229 года, в день святой Флоренции, священник храма святого Амвросия по имени Угуччоне, отслужив обедню и закончив литургию, по старости забыл стереть остаток вина в чаше. На следующий день он обнаружил в этой чаше подлинную воплощенную [137] кровь, в чем убедились все находившиеся в монастыре женщины, соседи, клирики, сам епископ, а затем и все флорентийцы. Они благочестиво собрались к монастырю, перелили кровь из чаши в хрустальный сосуд и доныне его показывают народу в праздничные дни.

8. ЕЩЕ О ВОЙНЕ МЕЖДУ ФЛОРЕНТИЙЦАМИ И СИЕНЦАМИ

В 1232 году сиенцы заняли Монтепульчано и разрушили все стены и укрепления города, потому что его жители ради сохранения своей свободы объединились с флорентийцами. Тогда флорентийцы выступили в поход на сиенцев. Подеста в это время был мессер Якопо да Перуджа. Флорентийское войско разорило контадо Сиены, осадило укрепленный замок Кверчагросса в четырех верстах от города и с помощью машин заставило его сдаться. Замок был разрушен, а его обитатели уведены в плен во Флоренцию. Во время этой войны флорентийцы заключили союз с графом Уберто ди Маремма, который присоединил свои владения к флорентийскому дистретто и ежегодно на праздник святого Иоанна присылал во Флоренцию лань, покрытую пурпуром. По завещанию он отказал все флорентийцам, поэтому приморский замок Портерколе и другие замки Мареммы по праву принадлежат флорентийской коммуне. Графа Уберто предательски погубили сиенцы к великой печали флорентийцев, еще сильнее ужесточивших войну против Сиены.

9. О ПРОИСШЕСТВИЯХ ВО ФЛОРЕНЦИИ

В этом же году во Флоренции занялся пожар у дома Капонсакки около Старого Рынка, сгорели многие строения и в огне погибли двадцать два человека, взрослые и дети. Город потерпел огромный ущерб.

10. СНОВА О ВОЙНЕ С СИЕНОЙ

В следующем, 1233 году, флорентийцы собрали большое войско против Сиены и осадили ее с трех сторон. Они засыпали город камнями из метательных машин и в знак презрения бросали за городские стены ослов и другую падаль.

11. ЕЩЕ О ВОЙНЕ С СИЕНЦАМИ

Вскоре после этого, в 1234 году, флорентийцы снова снарядили войско для похода на сиенцев и выступили из города 4 июля. Подеста в это время был мессер Джованни дель Джудиче из Рима. Флорентийцы пробыли в сиенском контадо пятьдесят три дня, разрушили Ашьяно и Орджале, а с ними еще сорок три замка, крепости и селения, так что сиенцам был причинен великий ущерб. [138]

12. О ПРОИСШЕСТВИЯХ ВО ФЛОРЕНЦИИ

На праздник Рождества этого года загорелось в предместье на площади Ольтрарно и почти все сгорело дотла к величайшему убытку для жителей. Эти пожары стали настоящим бичом нашего города, в разное разное время они выжгли строения почти по всей его территории, так что впоследствии все приходилось восстанавливать.

13. КАК МЕЖДУ ФЛОРЕНТИЙЦАМИ И СИЕНЦАМИ БЫЛ ЗАКЛЮЧЕН МИР

В 1235 году, когда подеста во Флоренции был мессер Компаньоне дель Польтроне, флорентийцы приготовились собрать против Сиены самое большое за последние годы войско. Видя, какой ущерб нанесла война сиенскому контадо и насколько истощились их силы, сиенцы запросили мира 8. Флорентийцы согласились подписать мирный договор, по которому сиенцы обязывались за свой счет отстроить Монтепульчано, снять все притязания к этому замку, и, по требованию Флоренции, снабжать на свой счет замок Монтальчино, дружественный ей. За это им вернули пленных. Война продлилась шесть лет, и флорентийцы вышли из нее с честью. Прервем теперь рассказ о Флоренции и ее соседях и сделаем отступление, возвращающее нас назад, к деяниям императора Фридриха и его войнам с римской церковью. Эти события были столь значительными, что всколыхнули почти весь мир, поэтому они заслуживают подробного изложения.

14. КАК ИМПЕРАТОР ФРИДРИХ ПОССОРИЛСЯ С ЦЕРКОВЬЮ

Как мы уже упоминали, в первое время после коронации император Фридрих II был дружен с папой Гонорием, но вскоре по своей гордыне и корыстолюбию стал нарушать прерогативы церкви во всей империи и в королевстве Сицилии и Алулии. Он сменял епископов, архиепископов и других прелатов, изгонял ставленников папы, к великому позору для Святой Церкви облагал налогами и податями духовенство. Поэтому короновавший его папа Гонорий предъявил ему иск и потребовал прекратить посягательства на права церкви и вернуть неправедные доходы. Император же был уверен в своем могуществе и власти, опираясь на силу немцев и своих подданных в королевстве Сицилии, он господствовал на суше и на море, все христианские и даже сарацинские государи его боялись. Фридрих был окружен сыновьями: от первой жены, дочери ландграфа Германии, он имел Генриха и Конрада, первый из которых был уже избран в Германии римским королем, а второй был герцогом Швабским; его старший, побочный сын Фридрих [139] Антиохийский стал королем; другого побочного сына, Энцо, он сделал королем Сардинии, а Манфреда - князем Тарентским. По этой причине император не пожелал покориться церкви и продолжал упорствовать, предаваясь светским телесным удовольствиям. Тогда в 1220 году папа отлучил его, но Фридрих не остановил гонения на церковь, а напротив, еще увеличил свои притязания на ее права. Так он враждовал с церковью вплоть до смерти папы Гонория, приключившейся в 1226 году 9. Новым папой был избран Григорий IX из Ананьи в Кампании. Он правил четырнадцать лет и много воевал с императором, который не собирался отказываться от церковных владений и доходов, а захватывал все больше и больше. Он разорил и опустошил множество церквей королевства, облагая церкви и клириков тяжкими налогами. С помощью посулов и уловок ему удалось выманить с гор Трапани в Сицилии сарацинов, поселившихся на острове для большей безопасности в удалении от берберов. Чтобы держать в страхе своих подданных в королевстве Апулии Фридрих поместил этих арабов в одном старинном городе, к тому времени заброшенном, а когда-то состоявшем в союзе с Римом. Его разрушили самниты из Беневента и название его было Личера, а теперь он называется Ночера 10. Сарацин было более двадцати тысяч, они хорошо укрепились в отведенном им городе и начали делать набеги на Апулию и разорять ее. Во время своей войны с церковью Фридрих привел их в герцогство Сполето, где они осадили Ассизи и причинили огромный вред Святой Церкви. В силу этих причин папа Григорий подтвердил приговор своего предшественника, папы Гонория, и в 1230 году еще раз подверг императора отлучению от церкви.

15. КАК ПАПА ГРИГОРИЙ ЗАКЛЮЧИЛ С ИМПЕРАТОРОМ ФРИДРИХОМ ДОГОВОР

К тому времени египетский султан сарацин отвоевал Дамьетту и Иерусалим, а также большую часть Святой Земли. Королем Иерусалима был тогда Иоанн из рода графа де Бриенн. Участвуя по своей Доблести в крестовом походе, он женился на дочери короля Иерусалимского Алмериха, происходившего от Готфрида Бульонского, и через жену унаследовал трон. Удрученный натиском сарацин на Святую Землю, он выехал в западные страны, чтобы искать помощи у папы, у Церкви, у императора Фридриха, у французского короля и других христианских государей. Здесь он нашел, что папа и римская церковь терпят великий ущерб от императора Фридриха. Но ссылаясь на то, что Святая Земля чрезвычайно нуждается в поддержке и помощи и что самое благотворное содействие ей мог бы оказать именно император Фридрих благодаря своему могуществу на суше и на море, Иоанн стал Убеждать папу заключить мир с императором, простить ему обиды и вернуть в лоно церкви, чтобы Фридрих примкнул к походу. И благодаря стараниям короля Иоанна, весьма мудрого и доблестного государя, [140] договор был заключен. При подписании мира папа Григорий обещал выдать за императора Фридриха, первая жена которого умерла, дочь короля Иоанна, наследницу королевства Иерусалимского по матери 11, а император поклялся защищать папу и церковь от коварных римлян, которые что ни день покушались на нее из корыстолюбия. После заключения мира дочь короля Иоанна приехала из Сирии в Рим и папа Григорий торжественно повенчал ее с императором. Вскоре у них родился сын по имени Джордано, правда, прожил он недолго. Однако кознями врага рода человеческого Фридрих, погрязший в пороке сластолюбия, взошел на ложе двоюродной сестры императрицы и королевы, которая была девицей и жила в отдельных покоях. Императрицу же он оставил и начал дурно обращаться с ней, поэтому она пожаловалась своему отцу, королю Иоанну, на позор, претерпеваемый ею от Фридриха, и на то, как он поступил с племянницей Иоанна. Огорченный король Иоанн высказал свои упреки императору и стал ему угрожать. Тогда Фридрих избил жену и заточил ее в темницу. Больше он с ней не жил и, по слухам, вскоре приказал умертвить. Король Иоанн, находившийся в Апулии и в качестве управителя от имени церкви и императора собиравший и снаряжавший войско для заморского похода, уехал оттуда и его ссора с Фридрихом сильно помешала подготовке к походу. Иоанн возвратился к папе в Рим с жалобой на императора, а потом отправился в Ломбардию, где был встречен с почетом и с большим послушанием, чем сам император. После этого вся Ломбардия и Тоскана разделились на партии, потому что некоторые города встали на сторону церкви и короля Иоанна, а другие - на сторону императора. Дальше король Иоанн поехал во Францию и в Англию и получил там щедрую помощь для похода, а также для поддержки заморских городов, занятых христианами.

16. КАК ЦЕРКОВЬ ОБЪЯВИЛА ПОХОД ЗА МОРЕ ВО ГЛАВЕ С ИМПЕРАТОРОМ ФРИДРИХОМ, КОТОРЫЙ ДВИНУЛ ТУДА СВОЕ ВОЙСКО, А САМ ВОЗВРАТИЛСЯ НАЗАД

Тем временем папа Григорий со всем усердием готовил крестовый поход. Он обратился к императору Фридриху с тем, чтобы тот выполнил свое обязательство и клятвенное обещание отправиться за море вместе с кардиналом-легатом в качестве главнокомандующего морскими и сухопутными силами. Император произвел все приготовления и в 1233 году с христианским войском отплыл из Брундизия в Апулии. Проделав некоторую часть морского пути, Фридрих тайно приказал посреди дороги повернуть свою галеру и вместе с большей частью своих людей вернулся в Апулию. После этого папа и вся церковь вознегодовали на Фридриха, который своими деяниями и проступками обманул и предал Святую Церковь и все христианство, поставив под угрозу дело [141] спасения Святой Земли и крестовый поход. Поэтому в 1233 году папа Григорий снова предал императора анафеме. Сам Фридрих и его защитники оправдывали его возвращение и неучастие в походе теми соображениями, что в его отсутствие папа и король Иоанн взбунтовали бы против него королевство Сицилии и Апулии 12. Иные утверждали, что император поддерживал постоянные сношения с султаном Вавилонии и обменивался с ним гонцами и подарками. Султан, который очень боялся христиан, якобы заверял Фридриха, что если тот сорвет общий поход, то он сам введет его во владение Иерусалимским королевством без пролития и капли крови. Обе эти причины, как показали следующие события, были близки к истине, ибо несмотря на мир и согласие, воцарившиеся внешне между церковью и императором, обе стороны питали подозрения друг к другу, особенно же недовольным оставался Фридрих по своему высокомерию.

17. КАК ИМПЕРАТОР ФРИДРИХ ОТПРАВИЛСЯ ЗА МОРЕ, ЗАКЛЮЧИЛ С СУЛТАНОМ МИР И ВОПРЕКИ ВОЛЕ ЦЕРКВИ ВЕРНУЛ СЕБЕ ИЕРУСАЛИМ

В 1234 году император Фридрих собрал свою армию и, не сговариваясь с папой или кем-либо из прочих христианских государей, выступил из Апулии в поход за море, побуждаемый скорее желанием завладеть Иерусалимом, как ему было обещано султаном, нежели благом христианства. Об этом можно судить по тому, что, прибыв на Кипр и выслав вперед, в Сирию, своего маршала 13 с частью войск, он и не подумал воевать с сарацинами, зато напал на христиан. В то время, как рыцари-пилигримы возвращались из набега на сарацин с богатой добычей, Фридрихов маршал напал на них, многих перебил и отнял все трофеи. Говорят, что это было сделано по сговору с султаном, с которым император, будучи на Кипре, обменивался послами и богатыми подарками. После этого Фридрих поехал в Аккру, разорил там храм тамплиеров и отнял у них замки 14. К папе Григорию он отправил посольство с просьбой вернуть его в лоно церкви, потому что он покаялся и выполнил свою клятву. Папа, однако, на это не согласился, ибо из писем и от гонцов из Сирии, присылаемых его легатом, патриархом Иерусалимским, магистрами храмовников и госпитальеров, а также Другими тамошними властителями, он знал, что император в Сирии вовсе не заботился о благе всех христиан и не думал, как остальные государи, о завоевании Святой Земли. Напротив, он вел переговоры с султаном и сарацинами и в конце даже сам встретился с султаном. На этой встрече султан оказал ему великую честь, говоря: "Ты римский Цезарь и более могучий властелин, чем я". Они заключили соглашение о том, что султан отдает императору весь Иерусалим, кроме Храма Господня, который султан пожелал оставить под охраной сарацин, чтобы они могли там восклицать свое "Ассала!" и взывать к Магомету.[142] Император пошел на это, чтобы досадить тамплиерам, с которыми oh был в ссоре, и тогда султан передал ему все Иерусалимское королевство, за исключением замка Крэто де Монреаль и других укрепленных замков на границе, являвшихся ключом к королевству 15. На этот мир не дали своего согласия ни легат папы, кардинал, ни патриарх Иерусалимский, ни храмовники, ни госпитальеры, ни другие сирийские государи, ни командиры рыцарей-пилигримов, ибо считали договор недействительным и направленным во вред и на позор христианства, подрывающим дело отвоевания Святой Земли. Но император Фридрих не отступился, а вкупе со своими баронами и с великим магистром Тевтонского ордена 16 отправился в Иерусалим и там короновался в разгар великого поста 1235 года. Засим он отрядил послов на Запад, чтобы сообщить папе, французскому королю и другим государям у правителям о своей коронации и об овладении Иерусалимским королевством. Эта весть до смерти огорчила папу и всю церковь, ибо они знали, что этот мир был ненадежным и обманным со стороны султана, который хотел таким способом лишить крестоносцев возможности сражаться. Вскоре это подтвердилось, когда Фридрих вернулся на Запад; сарацины снова захватили Иерусалим 17 и почти всю страну, уступленную султаном, к великому позору и ущербу для христиан. Так Святая Земля оказалась в еще худшем состоянии, чем прежде.

18. КАК ИМПЕРАТОР ВЕРНУЛСЯ ИЗ-ЗА МОРЯ ВСЛЕДСТВИЕ СМУТЫ, ПОДНЯВШЕЙСЯ ПРОТИВ НЕГО В КОРОЛЕВСТВЕ, И КАК ВОЗОБНОВИЛАСЬ ВОЙНА МЕЖДУ НИМ И ЦЕРКОВЬЮ

Когда папа Григорий узнал об обманном мире, заключенном императором Фридрихом с султаном к стыду и ущербу для христиан, то сговорился с королем Иоанном, находившимся в Ломбардии, что тот вступит с церковным войском на территорию королевства Апулии и поднимет восстание против императора Фридриха. Иоанн так и сделал и привел в подчинение себе и церкви значительную часть королевства. Как только Фридрих получил за морем известие об этом, он без промедления двинулся в путь на Запад, а вместо себя оставил своего маршала, который только тем и занимался, что воевал с сирийскими баронами за их города и владения, великими трудами, усилиями и кровопролитием захваченные их предшественниками у сарацин. Он сразился с королем Генрихом Кипрским и сирийскими баронами и молниеносно разбил их, но потом сам потерпел поражение на Кипре и потерял почти все Иерусалимское королевство, вскоре обратно отвоеванное сарацинами, воспользовавшимися раздорами между маршалом и остальными христианскими владыками. Кому интересны подробности этой истории, тот может отыскать их в книге о походе. Мы же теперь оставим заморские дела и последуем за Фридрихом, который в 1236 году, взяв [143] только две галеры, прибыл в замок Астоне в Апулии, первым сдавшийся императору. В Апулии Фридрих собрал свои силы и отдельные города стали переходить на его сторону. Он вызвал из Германии своего сына Конрада и герцога Австрийского, которые прибыли с большими отрядами, и благодаря им император возвратил себе все мятежные земли королевства. К тому же он вступил во владения святого Петра и занял собственно церковные территории: герцогство Сполето, Анконскую марку и город Беневент, истинный оплот церкви. Все это было отнято у Святой Церкви служившими императору сарацинами из Ночеры, а папа Григорий осажден в Риме. Фридрих подкупил коварных римских нобилей, чтобы они арестовали его. При этом известии папа извлек из святая святых Латеранского дворца главы блаженных апостолов Петра и Павла и впереди процессии кардиналов, епископов, архиепископов и прочих прелатов курии и римского духовенства прошел по главным городским церквам, где служили торжественные молебны. Благодаря набожности духовенства и заступничеству святых апостолов римский народ целиком перешел на сторону папы и церкви и ополчился под знаком креста на Фридриха, ибо папа даровал за это прощение и отпущение грехов. Император, рассчитывавший без помех войти в Рим и пленить папу, узнав эту новость, устрашился римского народа и отступил в Апулию 18. Таким образом, папа был освобожден, но оставался весьма опечаленным поступками императора, который владел всем королевством и Сицилией, захватил герцогство Сполето, Кампанью, наследство святого Петра, Марку и Беневент, как уже упомянуто, и разорял в Тоскане и Ломбардии всех верных подданных Святой Церкви.

19. КАК ИМПЕРАТОР ФРИДРИХ ПОДГОТОВИЛ ПИЗАНЦЕВ ПЕРЕХВАТИТЬ НА МОРЕ ЦЕРКОВНЫХ ПРЕЛАТОВ, НАПРАВЛЯВШИХСЯ НА СОБОР

Видя, какое беспокойство причиняет Божьей Церкви император Фридрих, папа Григорий задумал созвать в Риме вселенский собор и послал во Францию двух кардиналов-легатов: мессера Якопо, епископа Палестрины, и мессера Оттона, епископа Порто, прозванного Белым Кардиналом 19. Они должны были просить помощи против Фридриха у Французского короля Людовика и у английского короля, а также побудить всех прелатов северных стран прибыть на собор и заклеймить императора. Прелаты поспешно отправились в путь и своими проповедями против Фридриха всколыхнули весь Запад. Белый кардинал выехал оттуда вперед в сопровождении многих прелатов, епископов, архиепископов и аббатов, которые прибыли в Ниццу в Провансе, а затем туда добрался кардинал Палестринский, потому что через Ломбардию им нельзя было проехать: люди Фридриха заняли дороги и перевалы в Тоскане и Ломбардии. Папа Григорий обратился тогда к [144] генуэзцам, чтобы они со своим флотом забрали кардиналов и прелатов из Ниццы и отвезли их в Рим. Генуэзцы снарядили у себя до шестидесяти судов: галер, усиер, баттов и барказов 20 - и во главе флота поставили своего соотечественника мессера Гульельмо Уббриаки. Император Фридрих, не упускавший случая навредить Святой Церкви, послал своего побочного сына Энцо с вооруженными галерами в Пизу и предложил пизанцам присоединить к нему свои суда, чтобы совместно захватить прелатов. Пизанцы собрали сорок галер, посадили на них опытных воинов и назначили адмиралом мессера Уголино Буццакерини из своего города. Узнав о приближении генуэзцев, они вышли им навстречу, двигаясь от Порто Пизано к острову Корсика. При этом известии кардиналы, прелаты и другие лица, находившиеся на борту у генуэзцев, просили своего адмирала держаться подальше от Корсики, чтобы избежать встречи с пизанцами, потому что генуэзский флот не располагал нужным количеством крейсерских и военных галер, к тому же у них было много тяжелых судов, заполненных лошадьми и всяким скарбом, а также духовными лицами и другими бесполезными в бою людьми. Мессер Гульельмо Уббриако, чье имя соответствовало его наклонностям 21, человек упрямый и недалекий, по своей надменности и из пренебрежения к пизанцам не послушался разумного совета и решил принять сражение. Битва была жестокой и упорной, но скоро генуэзский флот потерпел поражение от пизанцев, а кардиналы-легаты и их сопровождающие попали в плен. Многих из них утопили или выбросили на скалы, точнее, на островок под названием Мелория, около Порто Пизано, а остальных увезли в плен в королевство, где император долго держал их в заточении в разных местах. Было это в 1237 году 22. Божья церковь понесла великую утрату, и если бы не хлопоты французского короля Людовика, угрожавшего покарать Фридриха за арест духовных лиц из его подданных, они так и не вышли бы на свободу. Но устрашившись французского могущества, император выпустил из темницы тех, кто уцелел, хотя многие к тому времени погибли от голода и страданий, а прочие влачили жалкое существование. За это предприятие пизанцы были отлучены от церкви, которая отняла у них все свои бенефиции, и между ними и генуэзцами началась первая война. В результате свершился Божий суд и руками генуэзцев злодеяние пизанцев было отомщено, как мы увидим ниже.

20. КАК ИМПЕРАТОР РАЗГРОМИЛ МИЛАНЦЕВ

Когда император Фридрих оставил осажденный Рим и, как мы уже сообщали, вернулся в Апулию, до него дошло известие, что Милан, Парма, Болонья и другие города Ломбардии и Романьи восстали против его власти и перешли на сторону церкви. Тогда он отправился со своим войском из королевства в Ломбардию и там начал борьбу с городами, поддерживавшими церковь. Наконец все силы миланцев, папского [145] легата и Ломбардской лиги, поддерживавшей церковь, вступили в сражение с императором у местечка Кортенуова в 1237 году. После ожесточенной битвы миланцы и все их войско были разбиты и понесли огромные потери убитыми и пленными. Император захватил их кароччо и подеста, сына венецианского дожа, которого вместе с другими нобилями из Милана и Ломбардии увел в плен в Апулию. Подеста был повешен в Трани на высокой башне у берега моря, а остальные погибли под пытками или в мрачных застенках. После одержанной победы император вернул себе все владения и с шестью тысячами рыцарей осадил Брешию. При этом были и гвельфы, и гибеллины из Флоренции, наперебой старавшиеся услужить Фридриху. Наконец Брешия сдалась, как и другие города Ломбардии, кроме Пармы и Болоньи. Гордыня и самовластие императора еще возросли, а положение папы, церкви и их сторонников заметно ухудшилось по всей Италии. Через некоторое время папа Григорий от горя заболел и в 1239 году скончался в Риме. На его место избрали папу Целестина, родом из Милана, но он прожил после этого всего семнадцать дней и потом церковь оставалась без пастыря двадцать с половиной месяцев, так как Фридрих вошел в такую силу, что не позволял выбрать неугодного ему папу. В церкви наступил полный разброд, кардиналов после всех бед и гонений со стороны Фридриха оставалось мало, и самостоятельность церкви уменьшилась настолько, что кардиналы не отваживались предпринимать что-либо неугодное императору, а выполнять его волю не хотели и не могли договориться.

21. КАК ИМПЕРАТОР ФРИДРИХ ОСАДИЛ И ВЗЯЛ ГОРОД ФАЭНЦУ

В 1240 году, при отсутствии папы на троне, император продолжал преследовать и притеснять города и сеньоров, поддерживавших и хранивших верность Святой Церкви. Он вторгся в графство Романью, считавшееся церковным владением, поднял там смуту и захватил его своим войском, за исключением Фаэнцы. Тут он провел в осаде полгода и под конец она заключила с ним соглашение о сдаче. Во время осады Фаэнцы у Фридриха обнаружился недостаток провианта и денежных средств. Еще немного, и они должны были иссякнуть. Когда деньги кончились и император уже заложил свои драгоценности и посуду, он придумал, как выйти из положения, и велел выдавать рыцарям и поставщикам войска вместо монет свое изображение, оттиснутое на коже. Каждый оттиск равнялся золотому агостару 23 и впоследствии Должен был быть оплачен из имперской казны любому предъявителю как долговое обязательство. Фридрих приказал всем принимать эти оттиски наравне с золотой монетой при покупке продовольствия и таким образом снабдил свое войско. После взятия Фаэнцы он обменял все имевшиеся оттиски на золотые агостары, по стоимости [146] равнявшиеся флорину с четвертью. На одной стороне монеты был отчеканен императорский портрет наподобие античных кесарей, а на другой - орел. Это была крупная монета в двадцать каратов чистой пробы, очень распространенная во время Фридриха и позднее. В императорском войске тогда очень отличились гвельфы и гибеллины из Флоренции.

22. КАК ИМПЕРАТОР ВЕЛЕЛ АРЕСТОВАТЬ СВОЕГО СЫНА, КОРОЛЯ ГЕНРИХА

В это время, хотя все началось гораздо раньше, старший сын императора Фридриха, Генрих Хромой, избранный германскими курфюрстами римским королем, поссорился с отцом. Он видел, что тот всячески вредит Святой Церкви, и усовестился. Многократно упрекал он отца в содеянном, но император только разгневался на него, потому что не любил и не относился к нему как к сыну. По его указанию Генриха ложно обвинили в подготовке мятежа в пользу церкви и против власти императора. Правдивый то был донос или ложный, но Фридрих велел схватить короля Генриха с двумя его малолетними сыновьями и заточил в разных тюрьмах Апулии. Там Генрих умер от голода в страшных мучениях 24, а сыновей его умертвил потом Манфред. В 1236 году император приказал избрать в Германии новым римским королем своего второго сына Конрада. Некоторое время спустя Фридрих приказал ослепить мудрого ученого маэстро Пьетро далле Винье, своего секретаря, обвинив его в измене. Истинной же причиной была зависть императора к его славе, и после этой расправы ученый скоро скончался в тюрьме от горя, по слухам, сам лишив себя жизни 25.

23. О НАЧАЛЕ ВОЙНЫ МЕЖДУ ПАПОЙ ИННОКЕНТИЕМ IV И ИМПЕРАТОРОМ ФРИДРИХОМ

Затем, по воле Божьей, папой был избран мессер Оттобуоно даль Фьеско, из генуэзских графов Лаванья, кардинал, который удостоился сана папы благодаря дружбе и доверенности императора, считавшего его самой подходящей кандидатурой в церкви, чтобы править в согласии с ним. Было это в 1241 году, папа принял имя Иннокентия IV 26 и правил одиннадцать лет, пополнив церковь многими кардиналами из разных христианских стран. При избрании его папой Фридриху передали эту новость как радостное известие, потому что император благоволил и покровительствовал ему. Но император очень опечалился, чему бароны были немало удивлены, и тогда Фридрих сказал им: "Нечего удивляться, такой выбор еще заставит нас немало тужить - в кардинальской шапке этот человек был нашим другом, а в папской тиаре [147] будет врагом". Так оно и вышло: как только папа был посвящен в свой сан, то потребовал у императора вернуть церковные города и владения. Император некоторое время тянул с ответом, собираясь якобы заключить с папой соглашение, но это была одна видимость и обман. В конце концов папа увидел, к своему и Святой Церкви стыду и досаде, что Фридрих водит его за нос, и тогда еще больше возненавидел императора, чем его предшественники. Фридрих был в такой силе, что самовластно распоряжался почти всей Италией и контролировал все дороги, на которых стояла его стража, так что в римскую курию невозможно было проехать без разрешения. Поэтому папа, отрезанный от всего мира, тайно сговорился со своими родственниками из Генуи, чтобы снарядить двадцать галер. Эти суда внезапно подошли к Риму, папа погрузился на них вместе со своим двором и велел тотчас же плыть в его родную Геную. Без помех добравшись дотуда, он побыл немного в Генуе, а затем через Прованс выехал в Лион на Роне. Это было в 1241 году.

24. ОБ ОСУЖДЕНИИ ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА ПАПОЙ ИННОКЕНТИЕМ НА СОБОРЕ В ЛИОНЕ, ЧТО НА РОНЕ

Прибыв в Лион, папа Иннокентий созвал там вселенский собор и пригласил на него епископов, архиепископов и других прелатов со всего света, и все они приехали. Добрый французский король Людовик тоже явился сперва в аббатство Клюни в Бургундии, а затем и на Лионский собор. Здесь он предоставил в распоряжение папы и Святой Церкви себя и свое королевство 27 для борьбы с императором Фридрихом и другими врагами Святой Церкви и, кроме того, объявил о новом крестовом походе за море. После отъезда Людовика папа принял на соборе немало важных решений на благо христианства и, как сообщает Мартинова хроника, канонизировал несколько святых. Затем он велел огласить имя Фридриха, чтобы тот лично явился на собор, в публичное место, и оправдался по тринадцати статьям, обвиняющих его в деяниях, противных Христовой вере и Святой Церкви. Император, однако, не пожелал прибыть туда, а отправил своих послов и поверенных: епископа Фрейбурга в Германии, брата Гуго, магистра Тевтонского ордена святой Марии и премудрого клирика и ученого Пьетро далле Винье из королевства 28. Послы заявили, что император по нездоровью не мог явиться, и от его имени просили у папы и духовенства прощения, пообещав, что Фридрих вернется к послушанию и вернет все, отнятое У церкви. При условии, если император получит прощение от папы, он обязывался в течение года добиться от султана возвращения Святой Земли. Выслушав бесконечные извинения и лживые обещания императора, папа спросил у его послов, имеют ли они подлинные грамоты, [148] подтверждающие их полномочия. Те показали грамоту, возлагавшую на них полные права в части обещаний и обязательств, с золотой императорской печатью. Тогда папа, взяв грамоту, в присутствии всех участников собора и послов объявил Фридриха виновным по всем тринадцати статьям и в доказательство заявил: "Видите, добрые христиане, как Фридрих обманывает Святую Церковь и всех верующих. Если он в своей грамоте обязуется за год отобрать у султана Святую Землю, значит, султан, к стыду для всех христиан, получил ее от императора как вассал". Произнеся такую речь, папа велел огласить обвинения против императора, приговорил и отлучил его от церкви, как еретика и ее гонителя, совершившего ряд доказанных нечестивых преступлений. Он также лишил Фридриха императорского сана, а также короны Сицилии и Апулии и Иерусалимского королевства. Все его бароны и подданные освобождались от присяги, а тот, кто сохранил бы верность Фридриху, оказал ему какую-либо помощь и поддержку или продолжал бы звать его императором и королем, предавался анафеме. Этот приговор был вынесен во время собора в Лионе на Роне 17 июля 1245 года. Главных причин, по которым был осужден Фридрих, насчитывалось четыре. Первая: когда церковь вручила ему королевство Сицилии и Апулии, а затем и императорскую власть, он поклялся перед своими баронами, перед императором Константинопольским Балдуином и всей римской курией защищать права и достоинство Святой Церкви от ее врагов, платить ей положенные подати и возвратить ей все ее земли и владения. На самом деле он нарушил клятву и изменил церкви, бесстыдно оклеветав папу Григория IX и его кардиналов перед всем миром в своих письмах. Вторая причина заключалась в том, что Фридрих разорвал мир с церковью, не обращая внимания на дарованную ему отмену отлучения и прощение за проступки перед Святой Церковью. Он обязался также при заключении мира никогда не мстить тем, кто боролся против него на стороне церкви, но нарушил свое слово и сокрушил своих противников - кого погубил, кого отправил в ссылку вместе с семьей, отняв у них имения. Кроме того, он не вернул захваченные им владения госпитальеров и тамплиеров, хотя такое обещание было включено в договор о мире. Из-за Фридриха пустовали одиннадцать архиепископских кресел, и множество епархий и монастырей оставалось без пастырей по всему королевству и империи, потому что он не позволял занимать их достойным избранникам папы, чинил им насилия и вымогательства, заставлял оправдываться перед светскими судьями и наместниками. Третьей причиной было кощунство, с которым он приказал королю Энцо и пизанским галерам захватить в море кардиналов и прелатов, чтобы перетопить их, как котят, а других держать в темнице, пока не погибнут. Четвертая причина состояла в том, что Фридрих был изобличен как отъявленный еретик, живущий ради своего удовольствия и утехи, а не по закону и разуму, как подобает христианину-католику. [149] Он водился с сарацинами, почти не ходил в церковь и пренебрегал ее обычаями, не помогал бедным. Таким образом, было достаточно оснований для его низложения и осуждения, и, хотя он причинил Святой Церкви много вреда и беспокойства уже после этого приговора, Господь явил свой гнев и сразу лишил его всего почета, власти и величия, как мы скоро узнаем. Многие задавались вопросом, кто же был прав в этом споре, церковь или император, который приводил много оправданий в своих грамотах. Я на это могу ответить, что, судя по множеству чудесных знамений, виноват был император, ибо Господь явственно обрушил свой гнев на Фридриха и его потомство.

25. КАК ПАПА И ЦЕРКОВЬ ПОЗАБОТИЛИСЬ ОБ ИЗБРАНИИ НОВОГО ИМПЕРАТОРА ВМЕСТО ФРИДРИХА

После того как Фридрих был низложен и осужден, папа обратился к германским курфюрстам, чтобы они безотлагательно выбрали нового римского короля и императора, что они и сделали. Новым избранником стал ландграф и граф Голландский Вильгельм, достойный государь, которому церковь поручила свое войско, после чего подняла в Германии восстание против Фридриха и как крестоносцам объявила прощение и отпущение грехов всем, кто станет воевать с ним. Итак, в Германии вспыхнула война между королем Вильгельмом Голландским и Конрадом, сыном Фридриха, но продлилась она недолго, потому что в 1200 году 29 Вильгельм умер, и правителем Германии остался Конрад, которого отец в свое время сделал королем. Фридрих пытался опротестовать свой приговор перед преемником папы Иннокентия, рассылая по всему христианскому миру свои письма и грамоты, в которых доказывалось, что приговор вынесен несправедливо и подлежит пересмотру. Таково, например, письмо, составленное упоминавшимся ученым Пьетро далле Винье, начинающееся следующими (после обращения) словами: "Хотя мы полагаем, что распространившееся ранее известие..." и т.д. Но если взвесить доказательства, приведенные на соборе, и проступки Фридриха перед церковью, а равно и его распутную и нечестивую жизнь, то мы увидим, что он был виновен и Достоин лишения всех прав по названным в приговоре причинам, и по своим деяниям после осуждения. Если до этого он был жестоким гонителем церкви и ее верных союзников в Тоскане и Ломбардии, то впоследствии и до самой смерти он оставался еще более непримиримым ее врагом, как мы увидим ниже. Оставим теперь на некоторое время историю Фридриха и вернемся назад, к тому моменту, на котором прервали свой рассказ о делах Флоренции и о событиях во всем мире. а потом сообщим о судьбе Фридриха и его сыновей. [150]

26. ОТСТУПЛЕНИЕ, В КОТОРОМ РАССКАЗЫВАЕТСЯ О ДЕЛАХ ФЛОРЕНЦИИ

В 1237 году, когда подеста во Флоренции был мессер Рубаконте да Манделле из Милана, в городе построили новый мост. Сам подеста заложил первый камень и скрепил его раствором, и по его имени мост назвали Рубаконте. При нем также были вымощены все флорентийские улицы, а до этого мостовые были только в отдельных местах 29а. Главные улицы выложили камнем и благодаря всем этим работам Флоренция стала чище, красивее и благоустроеннее.

27. О ПОЛНОМ СОЛНЕЧНОМ ЗАТМЕНИИ

3 июня следующего, 1238 года, в девятом часу случилось затмение всего солнечного диска, продолжавшееся несколько часов. День вдруг сменился ночью, и на небе появились звезды, что поразило многих невежественных людей, незнакомых с движением солнца и других планет. Это необычное происшествие так напугало многих мужчин и женщин во Флоренции, что от страха они исповедались в своих грехах и покаялись. Астрологи утверждали, что затмение предвещало смерть папы Григория, наступившую через год, а еще ослабление и черные дни для римской церкви из-за императора Фридриха на горе всем христианам, как оно и сбылось.

28. О ТОМ, КАК ТАТАРЫ ДОШЛИ В ЕВРОПЕ ДО ГЕРМАНИИ

В этом же, 1238 году, нахлынувшие с востока татары, которые захватили Турцию и Куманию, вторглись в Европу, где разделились на две части. Одна из них напала на Польское королевство, а другая на Венгрию, и обе начали войну с тамошними народами. В конце концов они убили брата венгерского короля по имени Феликс, герцога Коломана, что в Паннонии, и польского короля Генриха и разгромили их войска, а все население, взрослых и детей, предали мечу, так что оба этих великих королевства пришли в запустение 30. Среди тех немногих, что спаслись от татарской напасти, наступил столь ужасный голод, что матери поедали детей, и вместо муки использовали каменную пыль, которую мы называем мелом. Опустошив эти страны, татары двинулись в Германию и стали переправляться через Дунай, великую реку в Австрии, кто на лодках, кто на лошадях, а кто с помощью бурдюков, надутых воздухом. Гут местные жители забросали их стрелами и камнями из луков и метательных машин, так что бурдюки пошли ко дну, а вместе с ними и татары, из которых почти никто не уцелел. На этом прекратилось указанное бедствие, которое нанесло столь великий ущерб христианам тех удаленных от нас стран. Ужасное известие о татарах разнеслось так широко, что даже у нас опасались, как бы они не пришли и в Италию. [151]

29. О ДИКОВИННОМ ЗЕМЛЕТРЯСЕНИИ, СЛУЧИВШЕМСЯ В БУРГУНДИИ

В этом же году в имперской Бургундии, в местности Куртре, несколько землетрясений передвинули горы, которые обрушились в долину и погребли под собой все находившиеся там селения. При этом погибло более пяти тысяч человек.

30. О ВЕЛИКОМ ЧУДЕ, ЯВИВШЕМСЯ В ИСПАНИИ

Тогда же в Испании было явлено достопамятное чудо, вызвавшее благоговение у всех христиан. Хотя оно описано в других хрониках, следует упомянуть о нем и здесь. В правление короля Кастильского и Испанского Фердинанда в окрестностях Толедо один иудей вскапывал свой виноградник на берегу реки и наткнулся на большой камень, который казался целым и не имел отверстий. Когда он разбил камень, оказалось, что внутри пустота и в нее как бы вделана книга с тонкими листами, похожими на деревянные. По толщине она была примерно как Псалтырь и на трех языках - греческом, еврейском и латинском - повествовала о трех возрастах мира, от Адама до Антихриста, и о людях, которые будут жить во все эти века 31. О начале третьего возраста, или века, было сказано в ней так: "В третьем мире от девы по имени Мария родится Сын Божий, который примет смерть ради спасения рода человеческого". Прочитав написанное в книге иудей тотчас же вместе со всей семьей обратился в христианство и принял крещение. В конце была запись о том, что в правление короля Фердинанда в Кастилии будет найдена эта книга. Многие достойные веры люди убедились сами в указанном чуде и сообщили о нем королю, так что весть о находке распространилась и вызвала благочестивое уважение. Книга была выставлена для обозрения и в ней были обнаружены важные пророчества, которые сбылись. Поэтому все были уверены, и по справедливости, что это орудие воли Божьей. Такое же чудо явилось при Константине VI и тоже сильно укрепило нашу веру.

31. О ВОССТАНОВЛЕНИИ И РАЗРУШЕНИИ МЕСТЕЧКА САНДЖИНЕДЖО

В 1240 году селение Санджинеджо у подножия горы Сан Миньято было заново отстроено жителями города благодаря своему удобному расположению на дороге, ведущей в Пизу. Но 30 июня 1248 года оно было снова разрушено и больше уже не восстанавливалось. [152]

32. КАК ТАТАРЫ РАЗБИЛИ ТУРОК

В 1244 году татарский хан и император Хокката послал своего второго сына против Алеппского султана и против султана турок по имени Дживатадин. С ним было тридцать тысяч татарской конницы, которая сразилась в местечке Козадах с турками и христианами, находившимися на службе у султана. В конце концов султан и его войско были разбиты и более двадцати тысяч сарацин погибли и попали в плен 32.

33. КАК ГИБЕЛЛИНЫ С ПОМОЩЬЮ ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА ВПЕРВЫЕ ИЗГНАЛИ ИЗ ФЛОРЕНЦИИ ГВЕЛЬФСКУЮ ПАРТИЮ

В это время Фридрих, как мы уже говорили, лишенный папой Иннокентием императорского титула, был в Ломбардии и все свои усилия направил на то, чтобы сокрушить верных подданных Святой Церкви в тех городах Ломбардии и Тосканы, что были ему подвластны. Прежде всего он потребовал от всех тосканских городов заложников, как гвельфов, так и гибеллинов, и собрал их в Сан Миньято дель Тедеско. Но потом он отпустил гибеллинов, а гвельфов задержал, так что они, брошенные на произвол судьбы, долго перебивались подаянием в Сан Миньято, как бедные узники. И, поскольку наша Флоренция была в ту пору одним из самых сильных и влиятельных городов Италии, Фридрих пожелал и в ней посеять ядовитые семена раздора между партиями гвельфов и гибеллинов, которые еще раньше зародились там после смерти мессера Бондельмонте и даже прежде того, о чем мы рассказывали выше. Но, хотя флорентийские нобили разделились и часто враждовали между собой по разным причинам, а теперь составили две партии и гвельфы поддержали папу и Святую Церковь, а гибеллины отдавали предпочтение власти императора и его сторонников, народ и коммуна Флоренции сохранили единство ради блага, почета и прочности республики. Однако император через посредство своих послов и писем искусно склонял семейство Уберти, возглавлявшее его партию, и их последователей, называвших себя гибеллинами, изгнать из города своих врагов - гвельфов и обещал прислать к ним на помощь рыцарей. Так во Флоренции началась смута и гражданская война, среди нобилей и всего народа возникли брожение и распри: кто становился на сторону одной партии, кто другой и во всех концах города вспыхивали стычки. Самым главным из таких мест были дома семьи Уберти, стоявшие на месте нынешнего большого Дворца народа. Уберти собирали своих последователей и сражались с гвельфами сестьеры Сан Пьеро Скераджо, возглавляемыми родом даль Баньо, или Баньези, за которыми шли Пульчи, Гвидалотти и все гвельфы этой сестьеры. К ним еще присоединялись гвельфы из Ольтрарно, переходившие сюда через запруды мельниц на Арно и [153] помогавшие отражать нападения Уберти. Другое место было у ворот Сан Пьеро, во главе гибеллинов стояли тут Тедальдини, у которых были самые укрепленные дома и башни, а к ним примыкали Капонсакки, Лизеи, Джуоки, Абати и Галигари. Против них выступали Донати, Висдомини, Пацци и Адимари. Следующее место было у ворот Дуомо около башни мессера Ланча де'Каттани да Кастильоне и да Черсино. Здесь гибеллинов возглавляли Аголанти и Брунеллески, а за ними шли многие пополаны. Их противниками были Тозинги, Альи, Арригуччи и Сизи. Бои и столкновения были и в сестьере Сан Бранкацио, где предводителями гибеллинов были Ламберти, Тоски, Амьери, Чиприани и Мильорелли, а за ними следовало множество пополанов. К их противникам причислялись Торнаквинчи, Веккьетти и Пильи, хотя часть Пильи была гибеллинами. Последние укрепились в сестьере Сан Бранкацио на Тараканьей башне рода Солданьери, и мессер Рустико Мариньолли, несший гвельфский штандарт, то есть изображение алой лилии на белом поле, был смертельно ранен стрелой с этой башни. В день изгнания гвельфов, перед самым отъездом они вооружились и пришли хоронить его в Сан Лоренцо, но после ухода гвельфов каноники этого храма подменили тело, чтобы гибеллины не раскопали могилу и не надругались над ним, потому что покойный был одним из вождей гвельфской партии. Другим оплотом гибеллинов была сестьера Борго, в которой Сколари, Солданьери и Гвиди выступали против Бондельмонти, Джандонати, Бостики, Кавальканти, Скали и Джанфильяцци. В Ольтрарно у гибеллинов верховодили Уббриаки и Маннелли (других уважаемых нобилей там не было, а только пополанские семейства), а у гвельфов - Росси и Нерли. Эти стычки продолжались довольно долго и по всему городу построили баррикады, с которых соседние кланы днем и ночью обстреливали друг друга из баллист и других метательных машин. Перестрелка шла и между башнями, которых тогда было очень много во Флоренции и в высоту они достигали ста локтей 33. В разгар уличных боев император Фридрих отправил туда своего побочного сына, короля Фридриха 34 и шестнадцать тысяч немецких рыцарей. Прослышав об их приближении, гибеллины воспрянули духом и с новой силой навалились на гвельфов, которым неоткуда было ждать помощи, потому что церковная курия была в Лионе на Роне и во всех частях Италии Фридрих имел перевес. Гибеллины к тому же использовали такой тактической прием: они собирали свои главные силы у дома Уберти, а потом вместе выступали в каждый из кварталов. Благодаря этому почти во всем городе гвельфы были разбиты, за исключением баррикады соседей Уберти - Гвидалотти и Баньези, продержавшихся дольше других. Сюда собрались остальные гвельфы, и гибеллины обрушили на них всю свою мощь. Гвельфам пришлось очень туго, а императорская конница была уже во Флоренции, куда король Фридрих вошел в воскресенье утром. Гвельфы сопротивлялись до среды, а потом, не в силах противостоять [154] больше гибеллинам, сняли оборону и в ночь на Сретение 1248 года 35 покинули город. Изгнанные гвельфы из нобилей укрылись частью в замке Монтеварки в Вальдарно, частью в замке Капрайя; Пелаго, Ристонкьо, Маньяле и вся местность до Кашии осталась за ними под названием Лиги. Отсюда гвельфы делали набеги на Флоренцию и контадо. Пополаны этой партии нашли себе пристанище в контадо в своих имениях и у друзей. Гибеллины, оставшиеся благодаря помощи императорской конницы хозяевами во Флоренции, распорядились по своему усмотрению и снесли около тридцати шести укреплений гвельфов, включая дворцы и высокие башни. Самое красивое из них, на Старом рынке, принадлежало семейству Тозинги и называлось Палаццо. В высоту оно достигало девяноста локтей и было выстроено из мраморных колонн, а рядом стояла башня высотой в сто тридцать локтей. Но гибеллины совершили еще более нечестивый поступок: гвельфы очень дорожили церковью Сан Джованни, весь цвет собирался там в воскресенье к заутрене, там же устраивали венчания. Поэтому, когда гибеллины принялись сносить гвельфские башни, они решили разрушить до основания и одну высокую и красивую башню при выходе Корсо дельи Адимари на площадь Сан Джованни. Эта башня называлась Погостовой, потому что в старину всех достойных горожан хоронили в соборе Сан Джованни. Гибеллины окружили ее подпорками, с тем чтобы, когда их подожгут, башня обрушилась на Сан Джованни. Так они и сделали, но по милости Божьей и чудесному заступничеству блаженного Иоанна башня высотой в сто двадцать локтей совершенно явственно повернулась при падении и миновала святой храм, рухнув прямо на площадь. Все флорентийцы немало этому дивились, а народ возрадовался. Отметим, что с момента возрождения города во Флоренции не было разрушено ни одного дома, а зачинщиками этого черного дела стали гибеллины. Они порешили оставить в городе на свой счет тысячу восемьсот немецких рыцарей под командованием графа Джордано. В этом же году, когда гвельфы были изгнаны из Флоренции, на жителей Монтеварки напали немецкие отряды из гарнизона замка Гангарета в Меркатале близ Монтеварки. Несмотря на малочисленность участников, между немцами и гвельфами - выходцами из Флоренции завязалась жестокая битва, перекинувшаяся и на берег Арно. В конце концов немцы были разбиты и большая часть из них погибла или попала в плен. Это было в 1248 году.

34. КАК ВОЙСКО ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА ПОТЕРПЕЛО ПОРАЖЕНИЕ ОТ ПАРМЕЗАНЦЕВ И ПАПСКОГО ЛЕГАТА

Тем временем император Фридрих осадил в Ломбардии город Парму, который восстал против него и перешел на сторону церкви. В Парме находился вспомогательный отряд церковной кавалерии с папским легатом во главе. Фридрих со всеми своими силами и с [155] ломбардцами несколько месяцев осаждал город, поклявшись не отступать до тех пор, пока не возьмет его. У стен Пармы он велел выстроить бастион наподобие настоящей крепости со рвами и изгородями, башнями и прочными домами, и назвал его Викторией 36. Парма была отрезана от всего мира и запасы провизии пришли в ней к концу, так что она не могла больше держаться. Императору это было хорошо известно от лазутчиков, поэтому он считал дело сделанным и совсем не остерегался защитников Пармы. Но по воле Божьей случилось так, что однажды император выехал из Виктории на охоту со своими гончими и соколами в сопровождении баронов и свиты. Горожане узнали об этом от своих разведчиков и охваченные одним стремлением, а точнее, отчаянием, вооружились и сделали общую вылазку из Пармы. Народ и рыцари вышли из города одновременно и храбро напали на бастион Викторию с разных сторон. Люди императора были застигнуты врасплох, потому что не ожидали нападения и не позаботились об охране. Внезапная и решительная атака не встретила никакого сопротивления, к тому же самого императора в лагере не было, и его люди в беспорядке бросились бежать. Хотя у них было втрое больше конных и пеших, чем у пармезанцев, они были наголову разбиты и потеряли множество убитых и пленных. Сам Фридрих, прослышав о поражении, с позором спасся в Кремону. Пармезанцы же заняли бастион со всем его снаряжением и провиантом, а также императорской казной в Ломбардии и короной Фридриха, которую они поныне хранят в ризнице своего епископства. Все нападавшие обогатились и, забрав свои трофеи, сожгли укрепление дотла, чтобы не осталось и следа построек. Это произошло в первый вторник февраля 1248 года 37.

35. КАК УДАЛИВШИЕСЯ ИЗ ФЛОРЕНЦИИ ГВЕЛЬФЫ БЫЛИ ЗАХВАЧЕНЫ В ЗАМКЕ КАПРАЙЯ

Через некоторое время император уехал из Ломбардии, оставив главным наместником короля Сардинии Энцо, своего побочного сына, с большим отрядом конницы для помощи ломбардским союзникам. Сам он прибыл в Тоскану, где гибеллины, господствовавшие во Флоренции, в марте осадили замок Капрайю, прибежище вождей гвельфских нобилей, покинувших Флоренцию. Фридрих не пожелал въехать в город, как он поступал и до этого, остерегаясь, чтобы не сбылось некое пророчество и предсказание или заклятие, гласившее, что он умрет во Флоренции 38. Император отправился к войску и остановился в замке Фучеккьо, а большую часть своих сил оставил у Капрайи. Из-за тягот осады и истощения продовольственных запасов замок не мог больше держаться, и тогда защитники собрались на совет, рассчитывая сдать его на выгодных условиях. Но тут некий сапожник, один из старейших выходцев из Флоренции, обидевшись, что его не позвали на этот совет, подошел к городским воротам и прокричал осаждавшим, что город [156] больше не продержится. После этого имперцы не пожелали и разговаривать об условиях, так что защитники замка, не имея другого выхода, сдались на милость императора. Это было в мае 1249 года Главными среди этих гвельфов были граф Ридольфо ди Капрайя и мессер Риньери Дзингане де'Бондельмонти. Всех их доставили к императору в Фучеккьо, и он увел их в плен в Апулию. Потом по настоянию послов и флорентийских гибеллинов Фридрих велел выколоть глаза выходцам из самых знатных домов Флоренции и утолить их в море, за исключением мессера Риньери Дзингане, который привлек его внимание своим умом и великодушием. Поэтому император не пожелал умертвить его, но только ослепил и впоследствии мессер Риньери окончил свои дни в монашестве на острове Монте-Кристо. А упомянутый сапожник был освобожден осаждавшими и впоследствии вместе с прочими гвельфами вернулся во Флоренцию. Тут его признали в людном собрании, побили камнями, мальчишки протащили его тело по городу и бросили в сточную канаву.

36. КАК КОРОЛЬ ЛЮДОВИК ФРАНЦУЗСКИЙ БЫЛ РАЗБИТ И ВЗЯТ В ПЛЕН САРАЦИНАМИ ПРИ МАНСУРЕ В ЕГИПТЕ

Тем временем добрый французский король Людовик отправился в заморский поход с большим войском и флотом, в сопровождении Робера, графа Артуа и Карла, графа Анжуйского, своих братьев и всей французской знати. Они успешно высадились в Египте, но конец похода был плачевным. В самом начале крестоносцы заняли город Дамьетту, а затем решили пробиваться к египетским городам Каиру и Вавилонии, являвшимся главной опорой и местом пребывания султана. Пока они не дошли до места, называемого Мансурой, во всех боях и стычках с сарацинами побеждали французы. Султан знал, что они оказались в подходящей местности, и велел искусным образом сломать плотины на реке Каличе, вытекающей из Нила, сделанные наподобие плотин на реке По в Ломбардии. Тогда река, текущая над египетскими равнинами, внезапно затопила поле, на котором стояло французское войско, и многие утонули, не найдя, где укрыться, а остальные не знали, как выбраться оттуда и купить провиант, так что большая часть войска погибла от наводнения и голода, а с ними все лошади и скот. Уцелевшим ничего не оставалось, как сдаться в плен султану и сарацинам, и в числе пленных оказались король Людовик и его брат Карл, граф Анжуйский, со многими баронами, а в числе погибших - граф Робер д'Артуа. Но по милости Божьей после этого несчастья Людовик и его бароны скоро договорились с сарацинами о мире и о выкупе, заплатив за свое освобождение сдачей Дамьетты и двумястами тысяч парижских монет. А Карл Анжуйский бежал из плена со своим телохранителем по имени Ферцакатта. Французское войско потерпело поражение 27 марта 1250 года. Заплатив выкуп и отсчитав деньги, король Людовик и его [157] бароны возвратились на Запад 39, и здесь в память о своем пленении, чтобы впоследствии кто-нибудь отомстил за него, Людовик велел отчеканить на обратной стороне турского гроша 40 тюремное ярмо. Примечательно, что, когда известие о разгроме французов достигло Флоренции, правившие в ней гибеллины устроили, как говорят, праздник с иллюминацией. Оставим теперь французов и вернемся к нашему повествованию о Флоренции, об императоре Фридрихе и о его кончине.

37. КАК КОРОЛЬ ЭНЦО, СЫН ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА, БЫЛ РАЗБИТ В ВЗЯТ В ПЛЕН БОЛОНЦАМИ

В мае 1250 года король Энцо, сын императора Фридриха, главный наместник и командующий союзных войск в Ломбардии, выступил против Болоньи, поддерживавшей церковь, и против папского легата с наемным войском. Болонский народ и рыцари храбро преградили путь противнику, сразились с ним, разбили и взяли в плен короля Энцо и много его солдат. Они посадили пленника в железную клетку, где он и окончил свои дни в великих муках и страданиях.

38. КАК ФЛОРЕНТИЙСКИЕ ГИБЕЛЛИНЫ ПОТЕРПЕЛИ ПОРАЖЕНИЕ ОТ ИЗГНАННЫХ ГВЕЛЬФОВ ПОД ФЕГГИНЕ

После отъезда императора из Тосканы и разгрома короля Энцо болонцами позиции их сторонников в Тоскане и Ломбардии ослабли, а лагерь гвельфов и церкви начал усиливаться. Наместник императора вместе с флорентийскими гибеллинами осадил замок Остина в Вальдарно, в котором подняли смуту выехавшие из Флоренции гвельфы. Большая часть осаждавших стояла в местечке Феггине, преграждая доступ к замку Остина гвельфам, собравшим своих союзников в Монтеварки. В сентябре 1250 года, в ночь на святого Матфея 41, гвельфы из Монтеварки внезапно напали на Феггине и благодаря ночному времени застали неприятеля врасплох, разбили его и нанесли большой урон убитыми и пленными. На следующее утро войско гибеллинов с позором оставило Остину и вернулось во Флоренцию.

39. КАК ВО ФЛОРЕНЦИИ БЫЛО УЧРЕЖДЕНО ПЕРВОЕ НАРОДНОЕ ПРАВЛЕНИЕ ДЛЯ ЗАЩИТЫ ОТ НАСИЛИЙ И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ, ЧИНИМЫХ ГИБЕЛЛИНАМИ

По возвращении войска во Флоренцию среди горожан началось сильное брожение, потому что гибеллины, находившиеся у власти, отягощали народ непосильными поборами, взысканиями и налогами, не приносившими никакой пользы, ибо гвельфы распространились уже по [158] всему контадо, захватили много замков и угрожали городу, в то время как люди из рода Уберти и прочие знатные гибеллины тиранили народ своими вымогательством, насилиями и несправедливостью. Поэтому в поднявшейся суматохе добрые граждане стали сходиться в церковь Сан Фиренце, но, опасаясь людей Уберти, не решились там оставаться, а перешли в церковь францисканцев в Санта Кроче; вооружившись, они не отваживались сложить оружие и разойтись по домам, где их могли призвать к ответу городские власти и где на них могли напасть Уберти и другие нобили. Поэтому, не слагая оружия, они двинулись к укрепленным жилищам Анкиони у Сан Лоренцо и, оставшись здесь, сместили флорентийского подеста и всех чиновников, назначив вместо них тридцать шесть предводителей народа. Не встретив никакого отпора, они учинили народное правление со своими уставами и порядками и избрали мессера Уберто да Лукка капитаном народа 42, так что он стал первым капитаном во Флоренции; кроме того, были назначены двенадцать старейшин, по двое от каждой сестьеры, составившие совет капитана и руководившие действиями народа, они собирались в домах Аббатства, над воротами, ведущими к церкви Санта Маргерита, но ели и спали дома. Все это произошло 20 октября 1250 года. Тогда же капитан распределил между командирами двадцать знамен в соответствии с разделением народа на отряды в зависимости от рода оружия и места жительства, по несколько приходов сразу, так что по тревоге все горожане должны были стекаться под знамена своих отрядов, а затем под знамя капитана. Установили, что на этот случай у него будет особый колокол на Львиной башне, а главное знамя будет наполовину белым, наполовину алым. На отдельных знаменах были следующие изображения: в сестьере Ольтрарно - на первом белая лестница на алом поле, на втором - черный бич на белом поле, на третьем - белый квадрат с алыми раковинами на голубом поле, на четвертом - зеленый дракон на красном поле. В сестьере Сан Пьеро Скераджо первое знамя имело на голубом поле желтую, как бы золоченую колесницу, второе - черного быка на желтом поле, третье - черного льва, стоящего на задних лапах на белом поле, четвертое - фигуру отваги, то есть состояло из чередовавшихся черных и белых полос, это было знамя Святого Аполлинария. В сестьере Борго на первом знамени изображалась зеленая змея на желтом поле, на втором - на белом поле черный орел, на третьем - конь без узды, покрытый белой попоной с красным крестом, на зеленом поле. В сестьере Сан Бранкацио на первом знамени был лев, стоящий на задних лапах, своего природного цвета - на зеленом поле, на втором - такой же лев красного цвета на белом поле, на третьем - лев белого цвета на голубом поле. В сестьере Соборных ворот первое знамя имело золотого льва на голубом поле, второе -зеленого дракона на желтом поле, третье - голубого льва на задних лапах в короне на белом поле. В сестьере ворот Сан Пьеро на первом знамени было изображение двух красных ключей на желтом фоне, на [159] втором - круглые колеса черного и белого цвета, третье снизу имело черные точки, а сверху было красным.

Точно так же, как в городе, во всех приходах контадо, которых было девяносто шесть, народ учредил гербы и знамена, а также товарищества, чтобы они приходили друг к другу на выручку и участвовали в случае надобности в городском ополчении. Так во Флоренции установился порядок первого народовластия и, чтобы укрепить его, начали строить дворец с башней, который сооружен из обтесанных камней и находится за Аббатством на площади Святого Аполлинария. До этого у флорентийской коммуны не было своей резиденции и Синьория заседала то в одном месте, то в другом. Когда народ стал управлять государством, то для упрочения его власти решено было укоротить высоту находившихся во Флоренции башен до пятидесяти локтей (а многие из них достигали ста двадцати локтей) 43, что и было выполнено, и, кроме того, окружили каменной стеной часть города по ту сторону Арно.

40. О ВОЕННЫХ ЗНАМЕНАХ ФЛОРЕНТИЙСКОЙ КОММУНЫ

Поскольку мы рассказали о знаменах и хоругвях народа, следует упомянуть еще о рыцарских и военных штандартах, и о том, в каком порядке сестьеры выступали в поход. Знамя кавалерии сестьеры Ольтрарно было белым, сестьеры Сан Пьеро Скераджо - черно-желтым, и эти цвета рыцари до сих пор носят на своих гербах во время турниров. Знамя Борго делилось вдоль на голубое и белое поля, знамя Сан Бранкацио было алым, сестьеры Соборных ворот {...}, ворот Сан Пьеро - желтым. Первые боевые штандарты коммуны делились пополам на алое и белое поля, с ними выступал подеста. Знамена ставки и охраны кароччо были следующие: на первом находился небольшой красный крест на белом поле, на втором, наоборот, белый крест на красном поле. Хоругвь рынка была {...}, а у арбалетчиков их было две: с алым и белым полем, и на каждой изображался арбалет. Подобным же образом щитоносцы имели белый штандарт с алым щитом и белой лилией, и второй - красного цвета с белым щитом и красной лилией. У лучников были белое и красное знамя с изображением лука, у обоза - белое знамя с черным мулом, а у наемных солдат - белое с изображением нападающих и играющих в кости воинов. Знамена рыцарям и войску, по древнему обычаю, выдавались всегда в день пятидесятницы на площади Нового рынка, нобилям и влиятельным пополанам вручал их подеста. Когда сестьеры выступали по три сразу, порядок был такой: Ольтрарно, Борго и Сан Бранкацио вместе, а потом три остальные. Когда выступали по две сестьеры, соединялись Ольтрарно и Сан Бранкацио, Сан Пьеро Скераджо и Борго, Соборные ворота и ворота Сан Пьеро, как повелось издревле. Прервем теперь рассказ о флорентийском устройстве и сообщим о смерти императора Фридриха, столь желанной и выгодной для церкви и нашей коммуны. [160]

41. КАК ИМПЕРАТОР ФРИДРИХ СКОНЧАЛСЯ В ФИРЕНЦУОЛЕ, ЧТО В АПУЛИИ

В том же 1250 году император Фридрих, находясь в Апулии, в городе Фиренцуола, что у подножия гор Абруцци, тяжело заболел, так что осторожность не спасла его от исполнения предсказания, которое гласило, что он умрет во Флоренции. Как мы уже говорили, из-за этого он не хотел въезжать во Флоренцию и в Фаэнцу, неверно истолковав обманчивые речения нечистого духа, указавшего ему на Флоренцию, но не предостерегшего от Фиренцуолы 44. Когда болезнь императора усилилась, его незаконный сын по имени Манфред, желая завладеть сокровищницей своего отца и властью над королевством и над Сицилией и опасаясь, как бы Фридрих не выздоровел или не обошел его в завещании, сговорился с приближенным к нему спальником, которому посулил богатство и власть, и удушил Фридриха пуховиком 45. Так Фридрих, лишенный императорского звания и отлученный от церкви, умер без покаяния и не причастившись святых даров 46. Уместно здесь привести слова Христа из Евангелия: "Умерете во грехах ваших" 47, как и случилось с Фридрихом, который был столь враждебен Святой Церкви, что ему суждено было умертвить свою жену и сына, короля Генриха, пережить разгром и пленение сына Энцо и погибнуть без покаяния и жалким образом от руки своего сына Манфреда. Это произошло в день святой Люции, в декабре 1250 года. По смерти Фридриха Манфред принял управление королевством и всю казну. Тело отца он велел с почестями похоронить в церкви Монреале за городом Палермо, в Сицилии, и на надгробии описать все величие Фридриха, его деяния и огромную власть. Но некий клирик Троттан сочинил нижеследующие краткие стихи, которые пришлись по душе Манфреду и прочим баронам, так что он велел высечь их на могильном камне. Они выглядели так:

"Si probitas, sensus, virtutum gratia, census,
Nobilitas orti, possent resistere morti,
Non foret extinctus Federicus, qui jacet intus" 48.

Примечательно, что перед тем, как император Фридрих умер, он послал в Тоскану за всеми заложниками гвельфов, собираясь истребить их. По дороге в Апулию, добравшись до Мареммы, они узнали о смерти Фридриха, и тогда стража отпустила их, опасаясь будущего наказания. Они высадились в Кампилье, а оттуда вернулись во Флоренцию и в другие города Тосканы, едва живые от голода и нищеты.

42. КАК НАРОД ФЛОРЕНЦИИ РАДИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ МИРА ДОПУСТИЛ ТУДА ГВЕЛЬФОВ

В ту самую ночь, как скончался император Фридрих, умер и его подеста во Флоренции, по имени мессер Риньери ди Монтемерло. Когда он спал, на него обрушился свод той комнаты в доме Абати, где он жил. Это событие явно предвещало конец власти подеста во [161] Флоренции, и действительно, не прошло и нескольких дней, как поднялся народ, возмущенный насилиями знатных гибеллинов, о чем мы уже говорили, и во Флоренции распространилась весть о смерти Фридриха, а пополаны уже призвали во Флоренцию изгнанных гвельфов, заставив их заключить с гибеллинами мир. Это было 7 января 1250 года 49.

43. КАК ПРИ ПЕРВОМ НАРОДНОМ ПРАВЛЕНИИ ФЛОРЕНТИЙЦЫ РАЗГРОМИЛИ ПИСТОЙЦЕВ, А ЗАТЕМ ИЗГНАЛИ ИЗ ФЛОРЕНЦИИ НЕКОТОРЫЕ ГИБЕЛЛИНСКИЕ СЕМЕЙСТВА

Церковная и гвельфская партии после смерти императора сильно воспрянули духом во всей Италии, а влияние сторонников императора и гибеллинов упало, так что папа Иннокентий вернулся со своим двором из Франции в Рим на радость всем подданным церкви. Случилось так, что в июле 1251 года флорентийский народ и коммуна выступили против Пистойи, которая подняла мятеж, и разбили пистойцев у горы Роболино, нанеся им большой урон убитыми и пленными. Подеста Флоренции был в это время мессер Уберто да Манделла из Милана. Большинство гибеллинских домов Флоренции было недовольно народным правлением, потому что они считали, что народ слишком мирволит гвельфам. К тому же гибеллины привыкли поступать как им вздумается и при поддержке императора творить насилия, поэтому они не пожелали присоединиться к войску пополанов и коммуны, выступавшему в Пистойю, а, напротив, из партийного пристрастия всячески мешали и перечили сторонникам похода, так как в Пистойе тогда правили гибеллины. По этой причине, когда войско с победой вернулось из-под Пистойи, в июле 1251 года эти представители гибеллинских семейств были изгнаны народом из Флоренции. После их высылки народ и гвельфы, оставшиеся у власти во Флоренции, изменили герб коммуны: вместо прежней белой лилии на красном поле учредили красную лилию на белом поле, а у гибеллинов сохранился старый герб. Но древнее знамя коммуны, то есть штандарт, возимый в бой на кароччо, не претерпел изменений и как раньше состоял из красной и белой полос. Теперь мы на время оставим флорентийцев и расскажем о приходе короля Конрада, сына императора Фридриха.

44. КАК СЫН ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА, КОРОЛЬ КОНРАД ПРИШЕЛ ИЗ ГЕРМАНИИ В АПУЛИЮ И СТАЛ ВЛАСТЕЛИНОМ КОРОЛЕВСТВА СИЦИЛИИ И О ЕГО СМЕРТИ

Когда король Конрад Германский узнал о кончине своего отца, императора Фридриха, он снарядил большое войско, чтобы идти в Апулию и Сицилию и овладеть королевством. Им управлял в это время его побочный брат Манфред, главный наместник всей страны, за [162] исключением Неаполя и Капуи, которые после смерти Фридриха взбунтовались и вернулись в подчинение церкви. На сторону церкви перешли также и многие города Ломбардии и Тосканы, в которых сменилось правление после кончины императора. Конрад не захотел двигаться по суше, а, достигнув Тревизской Марки, составил вместе с венецианцами большой флот и оттуда по морю прибыл со всем войском в 1251 году в Апулию. И хотя Манфреду не по душе был его приезд ибо он хотел самовластно распоряжаться в королевстве, но он встретил брата с подобающими почестями и уважением. В Апулии Конрад выступил сначала против Неаполя, который Манфред, князь Салернский, пять раз осаждал и всегда безуспешно. Но Конрад со своими многочисленными полками после длительной осады взял город, пообещав не трогать его и сохранить жизнь защитникам. Однако он не выполнил обещания и приказал разрушить в Неаполе все стены и укрепления и то же самое сделать с мятежной Капуей. Вскоре Конрад привел к повиновению все королевство, жестоко расправляясь со всеми бунтовщиками, друзьями и приверженцами Святой Церкви. Он подверг мучительной смерти не только мирян, но и монахов и священнослужителей, грабил церкви, истреблял всех непокорных и раздавал бенефиции, как папа. Если бы Конрад прожил долго, он сделался бы еще худшим гонителем Святой Церкви, чем его отец Фридрих. Но, по Божьему произволению, он вскоре тяжело заболел. Хотя болезнь не была смертельной, его брат Манфред, чтобы завладеть властью, подкупом и обещаниями склонил лечивших Конрада врачей отравить его с помощью клистира 50. Так посредством братоубийства свершился Божий суд, и в 1252 году отлученный от церкви Конрад без покаяния скончался. У него в Германии остался малолетний сын по имени Конрадин, матерью которого была дочь герцога Баварского.

45. КАК ПОБОЧНЫЙ СЫН ФРИДРИХА МАНФРЕД ЗАВЛАДЕЛ КОРОЛЕВСТВОМ СИЦИЛИИ И АПУЛИИ И КОРОНОВАЛСЯ НА ЦАРСТВО

По смерти германского короля Конрада Манфред остался владыкой и господином Сицилии и королевства, хотя некоторые города по этому случаю восстали, и папа Иннокентий IV вступил в королевство с большим войском, набранным церковью, чтобы отнять Сицилию у Манфреда, как у узурпатора и отлученного от церкви. Когда войска папы вошли в страну, все города и замки вплоть до Неаполя сдались ему. Но в Неаполе он прожил недолго, занемог и в 1252 году покинул этот мир и был похоронен в Неаполе. Из-за кончины папы и из-за того, что церковь оставалась в течение двух лет обезглавленной, потому что пастырский престол пустовал, Манфред вернул себе все земли королевства и повсеместно укрепил свои позиции. Он старался водить [163] дружбу со всеми гибеллинскими городами, верными империи, помогал им своими немецкими отрядами и заключал союзы в Тоскане и Ломбардии. Когда Манфред уверился в своей силе и популярности, он задумал сделаться королем Сицилии и Апулии и для этого послал к своим союзникам знатнейших баронов королевства с богатыми подарками и заманчивыми обещаниями. Зная, что у его брата Конрада остался сын Конрадин, законный наследник королевства Сицилии, находившийся в Германии под присмотром матери, Манфред задумал хитростью удалить это препятствие. Он собрал всех баронов королевства и задал им вопрос, как поступить с королевской короной, потому что до него, дескать, дошли слухи, что его племянник Конрадин тяжело заболел и никогда не будет в состоянии управлять государством. Бароны посоветовали ему отправить в Германию посольство, чтобы выяснить, что случилось с Конрадином, жив ли он, хворает или в добром здравии. А до тех пор королем должен был оставаться Манфред. Последний на все согласился, ибо он сам это нарочно подстроил, и снарядил посольство с богатыми подарками и подношениями к Конрадину и его матери. Когда послы добрались до Швабии, оказалось, что мать очень заботливо охраняет мальчика и поселила вместе с ним других дворянских отпрысков, одетых точно, как он. Опасаясь Манфреда, она указала послам, спрашивавшим Конрадина, одного из этих юношей, которому и поднесли привезенные дары и угощения, в том числе отравленные конфеты из Апулии. Попробовав их, мальчик вскоре умер. Полагая, что отравили Конрадина, послы покинули Германию и, возвратившись в Венецию, велели поднять на своей галере черные паруса и сами оделись во все черное. Прибыв в Апулию, они изобразили, что сильно скорбят о кончине наследника, как их научил Манфред. Манфреду и окружавшим его баронам из Германии и из королевства послы донесли о смерти Конрадина, так что узурпатор прикинулся сильно сокрушенным этой вестью. Под крики толпы и его сторонников (как и было задумано заранее) Манфред был избран королем Сицилии и Апулии и короновался в Монреале в Сицилии 51. Это было в 1255 году.

46. О ВОЙНЕ МЕЖДУ ПАПОЙ АЛЕКСАНДРОМ И КОРОЛЕМ МАНФРЕДОМ

По смерти папы Иннокентия его трон оставался пустым до избрания папы Александра IV, родом из Ананьи в Кампании. Он вступил на престол в 1255 году и правил семь лет, (...) месяцев и (...) дней. Памятуя, что Манфред короновался королем Сицилии вопреки воле Святой Церкви, папа потребовал от него, чтобы тот отказался от королевства и от Сицилии, но Манфред и не подумал подчиниться. За это папа отлучил его от церкви, низложил и послал на него своего легата, кардинала Оттона с большим церковным войском. Кардинал [164] занял многие земли на Апулийском побережье: город Сипанто, гору Сантаньоло, Барлетту и Бари - вплоть до Отранто в Калабрии. Но из-за внезапной смерти легата войско вернулось восвояси, а Манфред снова захватил все, это было в 1256 году. Матерью Манфреда была красавица из рода маркизов Ланча в Ломбардии, с которой император имел связь, и их сын был также красив собой, а распущенность его превосходила отцовскую. Он любил музыку и пение, водился с жонглерами и куртизанками, держал красивых наложниц и одевался во все зеленое. Человек он был щедрый, любезный и добросердечный, поэтому он был всеми любим и обласкан. Но образ жизни Манфред вел совершенно эпикурейский и не помышлял о Боге и о святых, а только о телесных удовольствиях. Он был врагом Святой Церкви, монахов и духовенства, захватывал, как и его отец, церкви и был очень богат, потому что от императора и от брата, короля Конрада, ему досталось много сокровищ, да и само его королевство было обильным и плодородным. За время своей жизни, несмотря на войны с церковью, он поддерживал его в цветущем состоянии, благодаря чему еще больше разбогател и обзавелся новыми владениями на суше и на море. В жены он взял дочь деспота Ромеи, от которой у него было много сыновей и дочерей. В качестве своего герба он использовал имперский, только вместо черного орла на золотом поле, как у его отца, императора, у Манфреда был изображен черный же орел, но на серебряном поле. Манфред велел разрушить город Сипанто в Апулии, потому что из-за болотистой местности там был нездоровый воздух, и еще потому, что этот город не имел порта. Жителей он вывел за две версты оттуда, в скалистые места, где можно было основать хороший порт. Здесь был заложен город, названный по имени короля Манфредонией. Теперь там лучший порт от Венеции до Бриндизи. Выходцем оттуда был Манфред Бонетта, граф и камергер короля Манфреда, человек великого жизнелюбия, певец и музыкант, который в память о себе велел отлить в Манфредонии огромный колокол, больше коего не сыскать, и который из-за своих размеров не может звонить. Прервем теперь рассказ о Манфреде, чтобы вернуться к нему в надлежащее время, и перейдем к нашему повествованию о делах Флоренции, Тосканы и Ломбардии, ибо они в некоторых пунктах связаны с историей короля Манфреда.

47. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ РАЗБИЛИ УБАЛЬДИНИ ПРИ МУДЖЕЛЛО

В 1251 году главы семейства Убальдини собрали своих союзников-гибеллинов и жителей Романьи в Муджелло, чтобы завоевать замок Монтеаччанико, не дававшийся им в руки. Флорентийская конница, прибывшая туда, разгромила это войско и нанесла Убальдини и их союзникам великий урон.

Комментарии

1 Причинами конфликта были привилегии, полученные от императора пизанцами, (о-ва Корсика, Эльба, освобождение от пошлин), и в то же время притеснения, чинимые им Флоренции (он не признавал ее прав на замки Поджибонси, Мортеннау и пр.

2 Хотя непосредственным поводом для похода служила защита Монтемурло. купленного у графов Гвиди, цель его заключалась в том, чтобы опередить в притязаниях на Пистойю Пизу.

3 Ср.: Данте. Ад, XXV, 1-3.

4 Флорентийцы потребовали у Пистойи, чтобы она воевала и заключала мир только с их согласия.

5 Имеется в виду Тразименское озеро.

6 Этот акт, как явствует из гл. 62 этой же книги, имел символическое значение. Срубленная сосна больше не растет. По словам Геродота, царь Ксеркс угрожал жителям Лампсака поступить с ними, как со срезанной им сосной.

7 Диоцез — епархия; дистретто - область за пределами контадо, присоединенная итальянским городом к своим владениям.

8 Это было связано, в частности, с ослаблением поддерживавшего Сиену Фридриха II, против которого в Германии восстал его сын Генрих (см.: гл. 22).

9 Гонорий III (умер в марте 1227 г.), бывший воспитатель Фридриха, только угрожал ему отлучением, которое наложил в сентябре 1227 г. Григорий IX.

10 Речь идет о Лучере в Апулии, которую Виллани ошибочно называет Ночерой; в Италии есть несколько местечек с таким названием, одно из них упомянуто и у Данте (Рай, XI, 48).

11 Фридрих женился на Иоланте де Бриенн в 1225 г. при жизни папы Гонория, но этот брак шел вразрез с желаниями церкви, так как расширял сферу притязаний императора на Востоке.

12 Описываемые события происходили в сентябре 1227 г., перед первым отлучением Фридриха. Свое возвращение он объяснял болезнью и действительно в его войске началась эпидемия.

13 Маршал - от немецкого слова, обозначавшего кузнеца, подковывавшего лошадей, или конюшего. Позднее - высший военный и придворный чин, близкий по значению слову "коннетабль".

14 Тамплиеры, как и другие духовные лица, получили указания папы всячески противодействовать императору.

15 Договор с султаном Малик-эль-Камилем был впоследствии одобрен папой. Он был заключен 1 февраля 1229 г.

16 Тевтонский, или Марианский (Божьей Матери Иерусалимской) орден - третий духовно- рыцарский орден, основанный в 1190 г. и объединявший в основном немецких рыцарей. Его магистром при Фридрихе был Герман фон Зальца.

17 В 1244 г.

18 Фридрих отвоевал Апулию в июле 1229 г. и заключил мир с Григорием IX. Далее Виллани перескакивает почти через 10 лет: император разгромил города II Ломбардской лиги (см. гл. 20), но Рима не осаждал, и папа вторично отлучил его 20 марта 1239 г.

19 Ср. гл. 80. Белый - итал. "bianco"; по белой одежде принадлежавших к цистерцианско му ордену.

20 Усиера - грузовое двухпалубное и двухмачтовое судно; галеры, батты (нефы?) и барказы - гребные военные суда.

21 Ubriaco (итал.) - "пьяница".

22 Сражение при Мелории произошло в 1241 г.

23 Агостар - монета Фридриха II, по образцу золотого римского ауреуса.

24 По одной из версий, Генрих, дважды восстававший против отца и арестованный в 1235 г., покончил с собой в тюрьме в Марторане в 1242 г. О Манфреде см.: гл. 41.

25 Один из персонажей Данте (Ад. XIII, 22-111).

26 Хронист смешивает здесь трех пап - Адриана V (Оттобоно Фьески), который был избран в 1276 г. и правил всего 40 дней, Целестина IV, избранного в ноябре 1241 г. и умершего до посвящения (он упомянут в гл. 20 под 1239 г.), и Иннокентия IV (1243- 1254) - Синибальдо Фьески.

27 В Клюни Людовик IX получил письмо папы с просьбой созвать во Франции Вселенский собор, но, как и английский король Генрих III, Людовик отказал папе, и тогда тот созвал собор в независимом Лионе.

28 Представителем Фридриха на соборе был выдающийся юрист Фаддей Суэсский.

29 1200 г. - явная ошибка в тексте. Вильгельм Голландский пережил Конрада на два года, он погиб в 1256 г.

29а Начиная не позднее XIII в. и до нового времени улицы Флоренции мостили плотно уложенными кирпичными плитами в форме многогранников.

30 Татары разбили венгров при Сайо в 1241 г., в том же году осадили город Лигниц в Польше (недалеко от Вроцлава) и разгромили польское войско при Вальштадте, где погиб польский король Генрих II Благочестивый. Эта тяжелая битва и считается одной из причин их ухода. Наиболее вероятно, что он был вызван известием о смерти великого хана Угэдэя (12 декабря 1241).

31 Эта история заимствована у Мартина Польского. Речь идет, возможно, об эсхатологическом пророчестве Псевдо-Мефодия, упоминавшегося в кн. I.

32 Заимствовано у Айтона.

33 Около 60 м.

34 Фридрих Антиохийский не имел королевского титула. С 1246 г. он был имперским викарием в Тоскане и номинально флорентийским подеста.

35 2 февраля 1249 г.

36 "Виктория" - победа.

37 Здесь, как и везде Виллани датирует по флорентийскому календарю, в котором год начинался от воплощения Христа, 25 марта, поэтому верно: 1249 год.

38 Об этом пророчестве, придуманном, видимо, после смерти Фридриха, см.: гл. 41.

39 Седьмой крестовый поход продолжался шесть лет (1248-1254).

40 Турский грош - серебряная монета весом 4,2 г, чеканившаяся с 1266г. За ярмо хронист принимает, возможно, символическое изображение замка - знак города Тура.

41 22 сентября 1250 г.

42 Капитан народа - глава народного ополчения. Смысл этих реформ заключался в учреждении должности капитана и старейшин (анцианов), составивших орган верховной политической и судебной власти. Один из первых секретарей анцианов, Брунетто Латини, сопоставлял их с сенатом. Таким образом, народ получил собственную политическую и военную (ополчение) организацию.

43 Примерно 30 и 70 м.

44 Фьорентино (местечко близ Неаполя) Виллани называет Фиренцуолой, возможно, по аналогии с городом, основанным флорентийцами (см. кн. X, гл. 202). Согласно легенде, по предсказанию астрологов, Фридрих II должен был опасаться города, в название которого входит слово "fiore" ("цветок").

45 Басни о гибели Фридриха распространяли его враги. Манфред, которого он признал законным сыном в последние минуты перед смертью, был продолжателем его дела. У Данте в Чистилище (III, 112 и след.) он опровергает ложь о свершенных им преступлениях.

46 Фридрих II был причащен архиепископом Палермским Беральдом, автором его надгробной эпитафии.

47 Иоан., 8, 24, 21.

48 Когда б богатство, ум и честь — все доблести, что в свете есть, / И знатность рода могли побороть природу, / Тогда бы Фридрих не угас, что здесь покоится сейчас (лат.).

49 1251 год.

50 Слухи, распространявшиеся сторонниками папы.

51 Манфред действительно короновался на основании ложных известий о смерти Конрадина (в 1258 г.), но затем по прибытии послов признал его своим наследником.

Текст воспроизведен по изданиям: Джованни Виллани. Новая хроника или история Флоренции. М. Наука. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.