Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ВЕЛИКАЯ ПОЛЬСКАЯ ХРОНИКА

CHRONICA POLONIAE MAIORIS

Глава 91. О пленении гнезненского князя Болеслава

В этом же году 19 мая князь Пшемыслав взял в плен своего брата Болеслава и занял все его укрепленные пункты, а именно Гнезно, Накло, Устье, Чарнков, Шрем, Геч, Бехов и другие, которые сами по доброй воле перешли на его сторону.

Глава 92. О пленении вроцлавского князя Генриха

В это же время упомянутый силезский князь Конрад из Бытома взял в плен своего родного брата Генриха, князя вроцлавского, из-за того, что тот не выполнил своего клятвенного обещания отобрать часть Силезского княжества от их брата Болеслава. А князь Генрих, отдав за себя заложников своему брату Конраду, освободился и дал Конраду обещание или отобрать от Болеслава часть земли, или выделить ему часть своей земли.

Глава 93. Как жители Кроены присоединились к князю Конраду

Итак, в году 1251 упомянутый Болеслав, силезский князь, взял в плен кросненского каштеляна Инку, сына Мирона 1, которому, как казалось, он отдавал предпочтение перед другими, и передал его под стражу тевтонцам, желая потребовать от него денег, на которые он мог бы получить от тевтонцев помощь. Поляки, увидев это и совершенно в нем разуверившись, присоединились к его брату, князю Конраду, предоставив ему город Кросно и другие укрепленные поселения.

Глава 94. Каким образом опольский князь Владислав взял в жены Евфимию

В это же время польский князь Пшемыслав выдал замуж за опольского князя Владислава свою сестру Евфимию, приходившуюся ему родственницей в четвертой и пятой степени родства. 2

Глава 95. О взятии крепости Збоньшин

В упомянутое выше время какие-то разбойники, выйдя из крепости Любуш, пришли на поля около крепости Збоньшин для того, чтобы поживиться. Когда они хотели забрать скот, какой-то пастух говорит: «Что это вы из-за малой добычи пренебрегаете большой? Вот ведь крепость Збоньшин охраняется только тремя мужами, поджидающими остальных, которые должны прийти для охраны крепости». Услышав это, разбойники вроде бы для охраны крепости хитроумно в нее проникают и ее занимают.

Но когда утром до князя Пшемыслава дошел об этом слух, он поспешно отправляется для осады крепости и шлет указ о том, что все знатные люди и все простолюдины (nobiles et populares) должны поспешно следовать за ним. Подойдя, храбро осадил разбойников, находившихся в крепости. Последние же, увидев, что им угрожает смерть, взывают к милосердию князя. Он, ласково их встретив, дарует им жизнь и после взятия крепости позволяет свободно уйти домой.

««В этом же году случилось так, что какие-то разбойники вышли из Любуша с целью захватить добычу в польских селах и городах, и они тайно, крадучись пришли на поля Збоньшина. И когда они хотели по обычаю разбойников украсть пасущийся скот, кто-то из пастухов им сказал: «Что вы [гоняетесь] за малой добычей, пренебрегая большей? Вот крепость охраняется только тремя людьми, ожидающими своих господ; они должны прийти для сохранения крепости». Услышав что, разбойники сделали вид, что они пришли для охраны крепости, и таким обманным путем ее заняли.

Но когда слух об этом дошел до знаменитого князя Пшемыслава, он со спокойным лицом, скорее воодушевленный, чем устрашенный, хотя и с немногими рыцарями, которые находились в его курии, осадил указанную крепость, предписав всем баронам (baronibus) Польши и всему народу как можно скорее поспешить на отмщение за такую обиду. Услышав это, как знатные (nobiles), так и простолюдины (populares) во исполнение приказа, без промедления в большом числе стали штурмовать указанную крепость. Когда же разбойники, которые находились в крепости, увидели, что им грозит смерть, [они] стали просить о помиловании. Князь же Пшемыслав в соответствии со своей врожденной кротостью дарует им всем поголовно мир и жизнь. Разбойники расценивают жизнь как добычу и возвращаются домой. Прославленный же князь, радуясь спасению своей знати (nobilium), занял крепость и зажил в мире. 3

Глава 96. Каким образом князь Пшемыслав опоясал князя Конрада рыцарским мечом

В году от Р. X. 1252 в день св. Стефана, преславного первомученнка, знаменитый польский князь Пшемыслав своего зятя Конрада, глоговского князя, в то время как познаньский епископ Богухвал совершал мессу в своей познаньской церкви, наградил рыцарским поясом и мечом.

В этом же году поморский князь Барним хитроумным обманным путем занял крепость Джень 4, но не прошло и месяца со дня захвата, [как] Пшемыслав, польский князь, благодаря своему могуществу вернул эту крепость.

Глава 97. О смерти познаньского епископа Богухвала

В году от Р. X. 1253 9 февраля последний закончил свою жизнь во владении своей церкви в Сольце. И днем и ночью доставляло ему утешение чтение книг священного писания. Книг он имел много и ценил их больше, нежели какое-нибудь сокровище. Эти книги после своей смерти он завещал познаньскому костелу. Сей благословенный епископ на втором году своего епископства приказал до основания разрушить хоры познаньского костела, поскольку [образовались] щели, и выстроил заново. Прожил он в своем епископстве десять лет и двадцать шесть недель.

После его смерти познаньский капитул собрался для выбора будущего епископа, и [все] пришли к компромиссному решению, а именно выбрали Петра 5, познаньского декана, мужа справедливого и благочестивого. Но так как кардинал Гуго 6, легат апостольской столицы, запретил гнезненскому архиепископу утвердить избранных, то познаньский капитул решил отправить послов к упомянутому легату. Послы же добились от упомянутого легата мирного разрешения на утверждение своего избранника гнезненским архиепископом, и, когда пришли к архиепископу Пелке, он назначил им определенный срок для утверждения избранника в Славне. В это время познаньские каноники — архидьякон познаньский Ян и архидьякон гнезненский Теофил — воспротивились избранию вышеупомянутого декана, говоря, что по отношению к ним выказано неуважение, поскольку они не были приглашены на процедуру избрания. И по этой причине они требовали скорее отклонить это избрание, чем утвердить. И когда произошла такая отсрочка утверждения, Опизо, аббат из Мессаны 7, тогдашний легат апостольского престола, принудил и того и другого прийти к нему во Вроцлав. Разумно призывая их к согласию, он, наконец, их примирил. Так вышеупомянутые архидьяконы пришли к соглашению по поводу избрания указанного декана. Его избрание упомянутый аббат утвердил авторитетом апостольского престола, определив, что обряд освящения будет произведен гнезненским архиепископом.

Глава 98. О канонизации преславного мученика св. Станислава

Наконец, в упомянутом году преславный мученик св. Станислав 8 был канонизирован господином папой Иннокентием 9 в церкви св. Франциска в то время, как папа совершал мессу. И там среди прочих чудес вот какое произошло чудо.

Когда в упомянутую церковь во время совершения мессы принесли какого-то покойного, знатного человека, родственники его плакали и громко рыдали, папа же, распростершись перед алтарем блаженного Франциска, со слезами стал молиться с такими словами: «О блаженный Франциск, если истинным является все то, что мы услышали о св. Станиславе, первом польском мученике (prothomartire), прими сегодня [в сонм] нового гостя с новым знамением». При этих [вещих] словах тотчас покойный воскрес, благославляя Господа.

Глава 99. О вторичном разделении Польши

В этом году на праздник Пасхи 10 князь Пшемыслав освободил своего брата Болеслава из плена, и после этого они сошлись в крепость Геч, и в присутствии господина гнезненского архиепископа Пелки и других знатных лиц (nobilibus) Польши он отдал своему брату Болеславу как его часть метрополию Гнезно, Калиш, Руден, Пыздру, Шрод, Бнин, Бехов, Геч, Победзиску, Клецко.

Глава 100. О построении города Познани

В это самое время упомянутый князь Пшемыслав по настойчивой просьбе какого-то горожанина из Губина 11 переселил жителей Шроды, [живущих] вблизи собора, во владения костела за Вартой, где упомянутым князем уже ранее был заложен город, и он позаботился вырыть вокруг него рвы и укрепить палисадами. Упомянутую же Шродку навечно отдал познаньскому костелу в том месте владения, где, как уже сказано выше, заложил город.

Глава 101. Глава о наводнении

В этом же году от праздника пасхи до праздника св. Якова 12 во время жатвы, не переставая, день и ночь лил дождь и такое случилось наводнение, что люди плавали по полям и дорогам. А когда убирали посевы, искали пригорки для того, чтобы на них сложить плоды. Даже рыб находили в полях, бороздах и болотах. И в то время земля вишневская как из-за нападения язычников, так и из-за множества ливней была совсем опустошена. И затем в праздник Всех Святых 12а после поздней обедни, когда Петр, избранный познаньским епископом, сидел со своим капитулом, было слышно, как шесть раз прогремел гром.

Глава 102. О посвящении познаньского электа

В упомянутом году познаньский элект Петр и брат Вит 13 из ордена проповедников, первый епископ литовцев, были посвящены в епископы почтенным гнезненским архиепископом Пелкой.

Глава 103. Об интердикте, наложенном на землю Пшемыслава

В году 1254 аббат из Мессаны Опизо, легат апостольской столицы, огласил отлучение князя Пшемыслава и подверг его землю церковному интердикту. И это потому, что, в то время как сам легат находился в Силезской земле, князь Пшемыслав послал ограбить город Олешницу 14 с его окрестностями, принадлежавший вроцлавскому князю Генриху, [и все] из-за 500 марок серебра, которые упомянутый Генрих, силезский князь, обязан был уплатить князю Пшемыславу за пленение какого-то тевтонца. И интердикт этот продолжался от пятницы после второго воскресенья Великого Поста 15 до третьего дня после пятого воскресенья Великого Поста. И тогда князь был освобожден и интердикт снят.

Глава 104. О смерти Петра, плоцкого епископа

В этом же году плоцкий епископ Петр 16 скончался, и препозит того же костела Андрей, по прозвищу Голек 17, был избран епископом и посвящен в сан в упомянутом году.

Глава 105. О поднятии костей св. Станислава

В упомянутом году 8 мая в краковском костеле была торжественно оглашена канонизация мученика св. Станислава, и благословенные его кости, которые со дня страдания и до поднятия лежали в земле 183 с половиной года, с почетом были подняты, и часть их была распределена по костелам. Другая же часть вместе с преславной головой хранится в указанном костеле.

Присутствовали при провозглашении этой канонизации и перенесения святых костей досточтимые отцы: Опизо, аббат из Мессаны, легат господина папы Иннокентия IV, гнезненский архиепископ Пелка, Прандота-краковский, Томаш- вроцлавский, Волимир 18- влоцлавский, Андрей-плоцкий, Вит-первый [епископ] литовского ордена проповедников, Герард 19 - первый [епископ] Руси из ордена цистерцианцев, некогда аббат из Опатова. Преславные князья: Казимир 20, князь куявский и ленчицкий, польский князь Пшемыслав, князь Мазовии Земовит 21, Болеслав Стыдливый, князь Краковии и Сандомира. Петр же, познаньский епископ, в этом торжестве участия не принимал, так как 24 апреля был парализован и 11 мая закончил свой последний день. На его место заступил Богухвал из Чернелина 22. Избрание его утвердил гнезненский архиепископ Пелка в Кужелове 23.

Глава 106. Об опустошении Опавской земли

В этом же году знаменитые князья краковский Болеслав и опольский Владислав со своими, а также с русскими войсками опустошили огнем и мечом Опавскую землю, которую ранее занял король Богемии Пшемыслав по прозвищу Оттокар 24.

Глава 107. Об опустошении Силезской земли

В этом же году польские князья Пшемыслав и Болеслав и глоговский князь Конрад со своими войсками опустошили землю вроцлавского князя Генриха за Одрой-Олешницу 25, а также земли около Тшебницы и Видавы 26, не причиняя вреда церковным деревням 27.

Глава 108. О пленении мазовецкого князя Земовита

В этом же году Казимир, сын покойного Конрада, князь Куявии, Ленчицы и Серадза, взял в плен и держал под стражей родного брата своего Земовита, мазовецкого князя, и его жену 28.

Глава 109. О посвящении Богухвала, познаньского епископа

В году от Р. X. 1255 во второе воскресенье Великого Поста в лендзком костеле Богухвал из Чернелина был посвящен в епископы досточтимым отцом господином Пелкою, архиепископом гнезненским. При этом посвящении присутствовали досточтимые отцы епископы Томаш вроцлавский, Волимир влоцлавский, Андрей плоцкий и [епископ] хелминский из ордена проповедников.

Глава 110. Об освобождении пленного князя Земовита

В этом же году вышеназванный куявский князь Казимир, освободив из плена своего брата Земовита, мазовецкого князя, по-братски вступил с ним в соглашение 29.

Глава 111. Об измене крепости Накло

Итак, в этом же году князь Мщивой, сын презренного изменника Святополка, поморского князя, в ночь блаженного архангела Михаила 30 занял из-за измены какого-то балистария крепость Накло, которой владел князь Пшемыслав. Последний же, собрав войско и свое и своего брата Болеслава, вместе с куявским князем Казимиром со всех сторон обнесли валом указанную крепость. Им в помощь прислали краковский князь Болеслав Стыдливый тысячу вооруженных людей и мазовецкий князь Земовит, сын Конрада, восемьсот. Пшемыслав же и Казимир, увидев мощь крепости и понимая, что ее нельзя взять легко, построили другую крепость напротив старой крепости по направлению к западу. В ней они поставили наиболее храбрых и смелых мужей для того, чтобы те охраняли ее и по мере возможности препятствовали входу [в первую крепость] и выходу из старой крепости, и после этого вернулись домой. А жители крепостей часто нападали друг на друга, и в одной из схваток были убиты сторонники князя Пшемыслава, сильнейшие рыцари Пакослав Штжеджыцкий 31 и Герман, [но] и из поморян многие тут и там лежали поверженные.

Глава 112. О взятии поморской крепости Рачонж

В году от Р. X. 1256 князь Пшемыслав со своим войском и с войском своего брата Болеслава и с князем Куявии Казимиром сошлись около Накло и, приняв решение, пошли на осаду крепости Рачонж 32, к которой прибыли многие из этой каштелянии, чтобы сохранить жизнь и имущество. Подойдя к крепости, указанные князья со всех сторон развели огонь и начали ее осаждать. Жители крепости не могли оказать им сопротивление из-за высоких столбов пламени, и те, которые могли выйти, желая избежать смерти от пожара, пришли в лагерь врагов и добровольно сдались в плен. Многие, однако, выйти не смогли, и объятые пламенем, мученически сгорели в крепости вместе с имуществом, находившимся в ней.

Глава 113. Об осаде новой крепости Накло

В этом же году, в Великий Пост, Святополк, поморский князь, вышеназванный изменник, с братом и со своими сыновьями, собрав войско, привел резервы к Накло 33. После того как эти войска вошли в крепость, он попытался завоевать новую крепость князя Пшемыслава. Приказав людям своего войска принести сухие сосновые деревья и бросить их в ров, [он] намеревался захватить эту крепость поджогом. Но когда его люди принесли дрова, побросали в ров и пошли, [чтобы] принести еще больше, [жители крепости], выйдя из крепости, подобрали эти дрова изо рва и подожгли их. После того как они сгорели, поморяне больше не стали приносить дров и начали осаду крепости под прикрытием щитов с помощью бревен и других приспособлений. Пращники бросали камни и из маленьких машин метали снаряды. И так от шестого часа до часа комплетория 34. Поморяне, мужи храбрейшие, сильно вознегодовав, что крепость Рачонж и люди, в ней находившиеся, сгорели, напали на упомянутую крепость. Им мужественно сопротивлялись жители крепости, которым милость Божья как людям справедливым и справедливо сражающимся против нападения презреннейшего изменника чудесным образом помогла; и они, перебив двадцать поморян и шестьдесят ранив, заставили их прекратить осаду крепости и удалиться.

Так, упомянутый изменник князь Святополк, потеряв своих, в растерянности вернулся домой.

Глава 114. О коварных интригах упомянутого Святополка

В этом же году в пятое воскресенье после Пасхи 35 поморский князь Святополк, устроив засады и осторожно разместив в потаенных местах возле новой крепости Накло свое войско, приказал своим людям, находившимся в старой [крепости] Накло, выйти из крепости и вызвать на бой тех, которые находились в новой крепости. Они вышли, храбрейшие мужи из новой крепости начали с ними бороться. [Тогда люди Святополка] , отступая, вроде бы бегут к своей крепости, заманивая своих противников подальше от новой крепости. Князь Святополк, заметя, что его войско не сможет легко войти в крепость, выскочив из укрытий, окружает множеством своих воинов людей князя Пшемыслава и сам обрушивается на них, убивает, ранит, берет в плен. Однако, хотя коварным образом и достиг победы, все же крепости завоевать не смог.

Глава 115. О достигнутом соглашении между князьями Пшемыславом и Святополком

В этом же году в канун блаженного апостола Якова знатный князь Пшемыслав пришел со своими баронами к своей деревне Кцыне, намереваясь со Святополком обсудить вопрос о возвращении крепости Накло. Присутствовал также некий брат Поппон 36 крестоносец из Тевтонского ордена, приходившийся родственником по своей матери князю Пшемыславу в четвертом колене.

Здесь заметь, что если мать князя Пшемыслава, как говорят, была сестрой упомянутого Святополка и женой князя Владислава Одонича, то отсюда следует, что Святополк был связан с упомянутым братом Поппоном в третьем колене родства. Отсюда с необходимостью вытекает то, о чем сказано выше: или Владислав Одонич, польский князь, и Святополк имели женами двух родных сестер, так как Мщивой, поморский князь, сын упомянутого Святополка, Пшемыслава и Болеслава, сыновей Владислава, называл своими двоюродными братьями, и он Пшемыславу второму, польскому князю, сыну Пшемыслава уступил Поморское княжество. А могло же быть и так, что упомянутый Святополк взял в жены сестру Владислава, и благодаря этому они считались двоюродными братьями. Что же является достоверным, право, не знаю. Из какого рода был Поппон, нам неизвестно.

Вмешался, однако, он в их дела, чтобы установить между ними согласие, поскольку состоял с ними в родстве. Часто упоминаемый Святополк видел, что захваченную хитростью [старую] крепость Накло удержать он не может, так как [жители] новой крепости постоянно совершали враждебные ему вылазки. Тогда он попросил у князя Пшемыслава за возвращение этой крепости и за понесенные им расходы определенную сумму денег. Так они договорились друг с другом и обещали брату Поппону по доброй воле выполнить все, что он им определит как в отношении передачи крепости, так и по поводу соблюдения мира. Упомянутый брат Поппон провозгласил, что они должны сохранять между собой нерушимый и крепкий мир после того, как Святополк вернет крепость князю Пшемыславу. В свою очередь упомянутый князь Пшемыслав обязуется уплатить пятьсот марок серебра в установленные сроки. И наконец, сойдясь безоружные между старой и новой крепостью, они облобызали друг друга. Рано утром в день св. Якова князь Пшемыслав, ведомый князем Святополком, вступил со своими в старую крепость Накло. Князь Святополк выказал ему почтение и передал крепость Накло. Князь же Пшемыслав взамен упомянутых пятисот марок серебра [дал] ему девять заложников, [до тех пор], пока не уплатит деньги, и, так укрепив мир, они вернулись по домам.

Глава 116. О пленении вроцлавского епископа Томаша

Затем в указанном году в октаве св. Михаила 38, когда господин Томаш, вроцлавский епископ,-в то время пример для всего польского клира, намереваясь произвести освящение вновь построенного костела в поместье аббата св. Марии на Песке в Гурке, ночью отдыхал, Болеслав Свирепый 39, силезский князь, сын Генриха, убитого татарами, одержимый дьявольским безумием и из-за наветов тевтонцев, которыми он руководствовался, не как князь, но как вор и разбойник приказывает, взломав дверь, схватить его 40, покоящегося на ложе, лишить всякого имущества и сбросить с него его одеяния. Выдвигает вздорные мотивы, а главное, вымогает у него деньги, чтобы раздать их тевтонцам. Тевтонцы же, понимая, что [епископ Томаш] не имеет опыта в верховой езде и грузен, заставили, однако, его ехать на коне рысцой в одной рубашке и исподнем, лишенного другой одежды. Какой-то разбойник, сжалившись над ним, позволил из-за сильного ветра надеть какую-то грубую полосатую [одежду] и старые башмаки.

С ним были схвачены препозит Богухвал 41 и вроцлавский каноник Геккард 42, и все вместе они были препровождены к крепости Влень 43 упомянутого князя Болеслава и отданы под стражу. Упомянутый же князь и препозита и каноника заключил в оковы и, чтобы скорее добиться от них денег, он выставил епископа на посмешище, приказав водить [его] от крепости к крепости. А затем бросил его в легницкую башню. Епископ же, видя, что без денег освободиться он не сможет, соглашается уплатить ему за себя и за них две тысячи марок серебра, но пурпуровую ткань, которую ему даровал каноник Геккард для продажи или [по крайней мере] для облегчения его мучений, отдать отказался.

Господин же гнезненский архиепископ, услышав о столь нечестивых деяниях, в возмущении, созвав совет с согласия братьев епископов своей провинции, огласил приговор отлучения вышеуказанного князя. Он предписывает своим суффраганам, чтобы они во время всех празднеств, в воскресные и праздничные дни как в соборах, так и в костелах распорядились при зажженных свечах и звоне колоколов во всеуслышание провозгласить отлучение. И упомянутый архиепископ постановил, чтобы духовенство перед причастием, пав на колени, пело псалом «Да не оставишь в пренебрежении. Господи, хвалу мою» вместе с «Отче наш» и стихом «Да воскреснет Бог» и с молитвой, которая следует: «Прошу, Господи, выслушай церковь свою, ослабленную не только нападениями язычников, но также и дурными поступками христиан, и прояви Божескую милость, чтобы тот, кто отказывается повиноваться божественной власти, был вскорости отвергнут как недруг десницею твоего величия, Господом нашим и т. д.». И когда читали псалом, вопреки обыкновению, ударяли в колокол с одной стороны.

Упомянутый же князь Болеслав в своем упрямстве не пожелал отпустить епископа и его [каноников], пока не будут уплачены ему деньги, о которых он думал больше, чем о своем спасении и почете. Епископ же, испытывая отвращение к своему плену и сострадая тяжелому положению своих [каноников], уплачивает упомянутому князю часть денег, а в счет остальных дает заложников и освобождается из плена в день Пасхи Господа.

Итак, Болеслав, желая скрыть свое бесстыдство, обвинил своих родных братьев Генриха вроцлавского и Конрада глоговского 44, а также и некоторых из их знати (proceres) в позорном пленении епископа. Но его уверениям, поскольку они исходили от человека вероломного, каким он и был в действительности, верить не стоило.

Глава 117. О взятии в плен упомянутого князя Болеслава

Итак, в году от Р. X. 1257 часто упоминавшийся князь легницкий Болеслав Свирепый, желая хитростью взять в плен своего брата глоговского князя Конрада, попросил его прибыть на пир в крепость Легницу. Князь же Конрад, зная точно, благодаря сообщению какого-то человека, что здесь кроется измена, и стремясь в этом убедиться, отправился в путь к брату, взяв с собой в достаточном количестве свиту вооруженных мужей, у которых тайно было припрятано оружие. И когда он приблизился к легницкой крепости, он оставил некоторых из своих в укромных местах, повелев ожидать там его приказаний. Сам же с остальными, хотя и с немногими, вошел в легницкую крепость. Как казалось, Болеслав принял его радушно, а на самом деле скрывал обман и коварство. Заметя, что тевтонцы взошли на стены башни, а другие скрывались в потаенных местах, князь Конрад тотчас, ринувшись, взял в плен брата Болеслава и с ним вместе очень быстро, прежде чем тевтонцы, вышедшие из убежищ, напали на него, поспешил из крепости к своим. Препроводив Болеслава в Глогов, он отдал его под усиленную охрану.

Глава 118. О смерти Пшемыслава, польского князя

Четвертого июня этого же года знатнейший муж Пшемыслав, Божьей милостью князь Польши, сын покойного Владислава Младшего, который был сыном Одона, переселился из этого бренного мира к Христу. Я описал его жизнь, кратко ее обозрев, для того, чтобы не вызвать скуки у читателя; я [хотел], чтобы и читающие или слушающие могли в какой-то мере подражать его деяниям и нравам 45. Был этот князь (dux) молодым по возрасту, имея едва 36 лет, но зрелый нравами, образом жизни и умением себя вести, снискал себе во многом удивительную милость Божию. Среди духовных и светских лиц был наистыдливейшим человеком. Никто никогда не слышал из его уст постыдных или непристойных слов. Гневаться совершенно не мог, и, если когда-либо кто-нибудь вызывал у него раздражение, никто в нем этого заметить не мог, гневается ли он, поскольку лицо его всегда было приветливым, Всегда был он готов выслушать и великого и малого, и богатого и бедного, с добрым расположением прислушивался к говорящему и, насколько это было в его возможностях, удовлетворял нужды людей.

Среди польских князей моего времени был он самым кротким, смиренным, собранным, всегда стремился к миру, был пылок в проявлениях искреннего благочестия к Богу и к людям. Ни с кем не хотел иметь разногласий, если только кто-либо нападал на его землю. Тогда он защищался, как мог. Свою землю во время своей жизни он окружал со всех сторон мирным путем, сделав соседних князей своими друзьями не мечом, но мудростью, которую ему даровал Иисус Христос и которой он всегда внимал. Он не желал вторгаться в границы другого правителя, но скорее желал жить в мире со всеми людьми.

Был чрезвычайно набожен. Никогда не пропускал, если мог, божественной службы. Находил усладу в прекрасном песнопении. По возможности исполнял часы [молитв], посвященные преславной Госпоже [Богородице], и почитал ее черезвычайно. И было в нем вот что удивительно: когда он ночью ложился в постель и все были уверены, что он спит всю ночь, он, немного отдохнув, в полночь, а иногда и ранее вставал и, сидя под своим балдахином, держа свечу, читал Псалтырь, некоторые псалмы и молитвы, которые знал и имел при себе. И так он делал часто и охотно.

Надменность презирал, пьянства и вовсе избегал. Опьяневшим его никто не видел. Ел умеренно, меда в течение многих лет не пил, только пиво или вино, и то так умеренно, что едва распознавал вкус вина. Баней в течение четырех лет перед смертью не пользовался. В каждый Великий Пост, как говорили, носил под другой одеждой власяницу, но тайно. Я, Башко 46, познаньский кустош, видел, как ее носил после его смерти какой-то капеллан, и была она очень плотная.

Господа Бога уважал беспредельно, воздавал почет и уважение святой церкви. Защищал все духовенство, питал глубокое уважение ко всем духовным лицам и часто принимал их с почетом в своей курии. И, если во время какого-нибудь большого праздника был поблизости от гнезненского или познаньского костела, приглашал к завтраку каноников этих костелов и викариев, и стол его был открыт всем приходящим клирикам и мирянам, В Великий Четверг, где бы он ни был, он тайно приказывал привести ночью к нему нищих и мыл им ноги, обтирая полотенцем и целуя их, подкреплял нищих питьем, даровал даже куски полотна на одежду. Никогда он ни о ком не отзывался плохо, как бы дурно тот не жил.

Что же мне сказать? Нельзя найти в Польше человека среди князей и других лиц, похожего на него. Он, помня о вечном блаженстве-успокоения на небесах, оставил в своем завещании Богу и костелу блаженного Адальберта в Гнезно деревню Чернелицу и другую, а именно Бук вместе с людьми, которых предназначил в должность ризничих (sanctuariorum),-костелу блаженного Петра в Познани. Присоединив к этому костелу сам Бук с городом, с монетным двором, с таможней, с постоялыми дворами и со всеми людьми и с пахотными землями, и [отдал] со всей юрисдикцией и властью к этому костелу под надзор, просил установить, чтобы всегда на его могиле за душу его ночью и днем горел свет и чтобы с доходов, [полученных] с этих угодьев, совершались мессы каждый день за него самого и за остальных, если это будет возможно, или по крайней мере в каждый понедельник или в иной день, который удобно назначить на неделе.

Во время его похорон поднялся такой плач, которого никогда нельзя было услышать при погребении любого другого польского князя. Плакало духовенство (clerus), так как он проявлял к ним расположение. Оплакивали рыцари-ведь к ним он был благосклонен. Плакали духовные лица (religiosi) -к ним он был милосерден. Люди всякого возраста и того и другого пола, все, кто был на похоронах или слышал, что он умер, не могли удержаться от рыданий. И да поместит Бог его душу в царстве небесном.

Аминь.

Глава 119. О рождении Пшемыслава II

В этом же году в Познани в ранние часы воскресного дня в праздник св. мученика Каликста 47 у славного князя Пшемыслава родился сын 48. И когда рано утром познаньские каноники и викарии пели молитвы, к концу девятой лекции прибыл вестник и возвестил о рождении мальчика. И тотчас они начали громким голосом петь «Тебя, Господа, восхваляем», и [это] потому, что это была ранняя молитва и в знак радости по поводу рождения отрока во славу Бога, так как он соблаговолил ободрить поляков таким даром.

Познаньскнй епископ Богухвал, которого называли [Богухвалом] из Чернелины, совместно с Башко, познаньским кустошем, совершили таинство святого крещения и дали ему в память о славном отце отцовское имя Пшемыслав.

Глава 120. О синоде в Ленчице

В этом же году в день блаженного Каликста упомянутый господин Пелка, гнезненский архиепископ, Прандота-епископ краковский, Томаш -вроцлавский, Богухвал-познаньский, Волимир- влоцлавский, Андрей-плоцкий, Вильгельм 49- любушский и многие аббаты, прелаты и каноники церквей собрали синод в Ленчице 50. На этом синоде упомянутый архиепископ со своими суффраганами с соизволения папы Александра провозгласил крестовый поход против Болеслава, силезского князя, и под влиянием авторитета этого же господина папы приказали провозгласить это отлучение за то, что этот князь более года со дня решения об отлучении за пленение им епископа вроцлавского относился к этому решению надменно и презирал нормы церковного порядка. На этом же синоде было принято много установлении, и они хранятся в кафедральных соборах.

Комментарии

Глава 93

1 Кросненский каштелян с таким именем в других источниках не встречается. Однако в рочнике познаньского капитула фигурирует Икон, сын Мирона (МРН. NS. — Т. VI. — Р. 28). Силезские документы упоминают о неком комите Иконе, приближенном Болеслава Рогатки. Об отце Икона Мироне сообщается лишь, что он был каштеляном глоговским (МРН. NS. — T. VIII. — Р. 178. — Przyp. 567).

Глава 94

2 Владислав Опольский (см. примеч. 1 к гл. 89) был правнуком Болеслава III Кривоустого и Евфимия, дочь Владислава Одонича, приходилась тому праправнучкой (Balzer О.Genealogia... S 238).

Глава 95

3 Co слов "Eodem anno contigit" (В этом же году случилось) начинается текст этой главы, содержащийся в рукописях Домбрувки и Краковской, разнящийся от текста других рукописей.

Глава 96

4 Джень  —  крепость на реке Нотець (Wgdzki A. Drezdenko // Studia nad poczatkami i rozplanowaniem miast nad srodkowa Odra i dolna Warta / Red. Z. Kaczmarczyk i A. Wgdzki Zielona Gora, 1967. —   S. 155 n.).

Глава 97

5 Петр, декан познаньского- капитула в 1250 — 1252 гг., епископ познаньский в 1253 — 1254 гг. (KDW.. —  Т. I.  — N 285, 305; МРН. NS. — T. VL — P. 33).

6 О кардинале Гуго см.: Silnicki Т. Kardynal Hugo de St. Cher a Polska / / PH.  —  1933.  —  Т. 9.   —  S. 166 n.

7 Опизо из Мессаны, папский легат. Участвовал в коронации Даниила Галицкого   —  привез ему королевский венец от папы Иннокентия IV (см. примеч. 2 к гл. 129).

Глава 98

8 Станислав, краковский епископ, был убит в 1079 г. по приказу Болеслава Смелого (см. гл. 14). О его канонизации в 1253 г. сообщает также Винцентий из Кельц, автор Большего жития св. Станислава (МРН. — Т. IV. — Р. 434-436; Plezia M. Wincenfy z Kielc. Historyk poiski z pierwszej potowy XIII wieku // StZ.   —  1962.  —  N 7.  —  S. 15 — 42).

9 Иннокентий IV (ок. 1195 — 1254), папа римский с 1243 г.-

Глава 99

10 В 1253 г. пасха приходилась на 20 апреля. Глава 100

11 Томаш из Губина. О нем см.: Szymanska M. Wojostwo poznanskie 1253 — 1386 // PZ. —  1953.  — N 9. — Z. 6 — 8. — S. 167 n.

Глава 101

12 25 июля.

12а 1 ноября.

Глава 102

13 Аббат Вит, доминиканец, сподвижник св. Яцка. Посвящая Вита в сан, польский епископат стремился расширить влияние Польши на Литву. Но Вит не получил диоцеза. По требованию Миндовга (см. примеч. 1 к гл. 132), на которого оказывал давление орден, литовским епископом стал Христиан, член Немецкого ордена. Он и был посвящен в сан в 1253 г. папским легатом Альбертом. Вит принял епископство в Силезии (см.: Пашуто В. Т. Образование Литовского государства. -С. 415; Abraham W. Powstannie organizacyi kosciola... — S. 151 n.).

Глава 103

14 Олешница  —  город на северо-востоке от Вроцлава.

15 Второе воскресенье великого поста в 1254 г. приходилось на 8 марта, пятое воскресенье — на 31 марта.

Глава 104

16 Петр, епископ плоцкий в 1249 — 1254 гг.

17 Андрей Голеr (Челек), епископ плоцкий в 1254 — 1260 гг.

Глава 105

18 Волимир, епископ влоцлавский в 1252 — 1275 гг.

19 О Герарде, первом епископе (in partibus) на Руси см. примеч. 4 к гл. 61.

20 Казимир Куявский (см. примеч. 2 к гл. 69).

21 Земовит I (ум. 1262), младший сын Конрада, князь черский и мазовецкий с 1245 г.

22 Богухвал из Чернелина, епископ познаньский в 1254 — 1264 гг., канцлер Пшемыслава I в 1246 — 1252 гг.

23 Кужелов  —  город на Сандомирщине. В соответствии с данными рочника познаньского капитула, посвящение состоялось в Лодзе.

Глава 106

24 Пшемыслав II Оттокар (ум. в 1278), король чешский с 1253 г. В 1252 г. оформилась античешская коалиция в составе великого князя юго-западной Руси Даниила, венгерского короля Белы IV и польских князей Болеслава Стыдливого (Малая Польша) и Владислава Опольского (Силезия). Направлена она была прежде всего против короля Пшемыслава II Оттокара. Последний, поддерживаемый римской курией, вынашивал планы захвата ливонских и прусских земель, а также территории Восточной Польши. О походе 1253 г. на Опаву сообщают русский источник (ПСРЛ.  —  Т. II.  —  Стб. 826) и рочник краковского капитула (МРН. — Т. II. — Р. 805). Участие русских войск в походе на Опаву было связано с борьбой за наследство Бабенбергов. Даниил Романович шел на помощь сыну Роману, который, женившись в 1252 г. на племяннице австрийского герцога Гертруде, приобрел герцогские права на Австрию. Его права оспаривал Пшемыслав II, женатый на сестре герцога бранденбургского. Возглавляли поход русские войска, участвовали и литовские отряды (см.: Флоровский А. В. Чехи и восточные славяне...  —   Т. I. — C. 222 и сл.; Па шут о В. Т. Очерки по истории Галицко-Волынской Руси.  —  С. 255 — 258; Barciak A. W. sprawie polityki PrzemysiaOtokaraII wobec Polski // PH.  —  1974.  —   Т. 45.  —  S-545-550).

Глава 107

25 В 1254 г. Это был второй поход на Олешницу.

26 Видава  —  правый рукав Одры.

27 В Тшебнице находился цистерцианский монастырь.

Глава 108

28 Описываемому событию предшествовала многолетняя борьба за ятвяжскую землю, которая велась между польскими, русскими князьями и крестоносцами. На стороне галицко-волынского князя Даниила выступал младший сын Конрада Мазовецкого Земовит I, занявший после смерти отца Мазовию и также претендовавший на земли Восточной Пруссии. Средний сын Конрада куявский князь Казимир, несмотря на то что ему приходилось вести ожесточенную борьбу с поморским князем Святополком, также вынашивал планы овладения ятвяжской территорией. Крестоносцы, опасаясь Казимира, одновременно стремились отвлечь Даниила и Земовита от борьбы за Полесье или ценой небольших подачек получить их помощь в завоевании всей ятвяжской земли. Галицко-волынские князья также стремились использовать наступление ордена на Пруссию и завладеть Ятвягией (см.: Пашуто В. Т. Борьба прусского народа... —  С. 74). В 1254 г. в Рачонже был заключен договор, по которому одна треть ятвяжской земли была отдана польско-русской стороне. По условиям договора, в случае необходимости орден должен был оказать союзникам помощь. В ответ на договор Даниила и Земовита с орденом Казимир взял под стражу младшего брата с женой (МРН. NS.  —  Т. VI.  —   Р. 35), надеясь вынудить Земовита отказаться от ятвяжских планов. Старший сын Конрада Болеслав, женатый на Анастасии, дочери Александра Белзского, владел северной частью Мазовии и был в дружественных отношениях с Даниилом Романовичем. Умер Болеслав бездетным. Перед смертью он по совету Даниила передал свой удел Земовиту (ПСРЛ. — Т. II. — Стб. 810). А в 1248 г. галицко-волынский князь закрепил союз с младшим Конрадовичем, выдав за него свою дочь Переяславу (Balzer О. Genealogia... — S. 313 — 320).

Глава 110

29 Временное согласие братьев наступило после последнего похода Даниила Романовича на ятвягов, в котором ему помогали краковский князь Болеслав Стыдливый и Земовит. Большая часть добычи и территориальные завоевания достались русскому князю. Возможно, поэтому Земовит, обидясь, решился в 1255 г. на примирение с Казимиром. В 1257 г. обоими Конрадовичами был подписан договор с орденом, где они отказывались от претензии на ятвяжские земли крестоносцев (W1оdarski В. Polska i Rus.  —  S. 178).

Глава 111

30 29 сентября.

31 В рочнике познаньского капитула о нем добавлено: «fuerat de magna gracia ducis Premisi» (пользовался величайшей милостью князя Пшемыслава) (МРН. NS. — T. VI. — Р. 35). Пакослав происходил из рода Авданьцев и был сыном некоего Шедрика (Scadrici) (Urzednicy... —  S. 26. — N 43).

Глава 112

32 Рачонж — каштелянская крепость в Гданьском Поморье. Глава 113

33 Автор хроники дословно передает сообщение из рочника познаньского капитула (МРН.  —  NS.  —  Т. VI.  —  Р. 36).

34 Время от полудня до захода солнца.

Глава 114

35 В 1256 г. Пасха приходилась на 21 мая. Глава 115

36 Существует несколько точек зрения. Одни исследователи предполагают, что имеется в виду Поппон, уроженец г. Остерное близ Нюренберга, магистр Пруссии с 1243 г., верховный магистр с 1249 г. (Dobbertin Н. Livland und Preussen landfahrten Westdeutscher Fursten, Grafen und Edelheren im 13 Jahrhundert // Nordrhein  —  Westfalen und der Deutsche Osten.  —  Dortmund, 1962. — S. 137, 138). Другие исследователи считают Поппона рыцарем крестоносцев, правнуком князя Мекленбургского, Генриха I Борвина, дочерью которого могла быть Звенислава, жена Мщивоя (Hofmeister A. Genealogrsche Untersuchungen zur Geschichte des pomrnerschen Herzogshauses.  —  Greifswald, 1938.  —   S. 118; Jasinski К. Jeszcze о Zwinisiawe // Zapiski TNT. — 1950. —  T. 16. — S. 88 n; МРН. NS. — T. VIII. — P. 182. — Przyp. 631).

Глава 116

38 29 сентября.

39 Так хронист называет Болеслава Лысого Рогатку, сына Генриха II Благочестивого.

40 Томаш был арестован 8/IV 1257 г. Конфликт с князем разрешился на Ленчицком синоде 14/Х 1257 г. (см. гл. 120).

41 В рочнике познаньского капитула, по которому излагаются происшедшие события, препозит именуется Богуславом (МРН.   —  NS.  —  Т. VI.  — Р. 42).

42 Геккард (Экард) из Калкова, помощник епископа Томаша.

43 Влень  —  крепость над рекой Бобр в легницком княжестве.

44 Генрих III Вроцлавский и Конрад Глоговский  —  дети Генриха Благочестивого, убитого татарами, братья Болеслава Силезского.

Глава 118

45 На основании этих слов исследователи полагают, что автору хроники принадлежало отдельное жизнеописание Пшемыслава I, которое не сохранилось (МРН. NS. — T. VIII. — Р. 183. — Przyp. 645).

46 См. предисловие, с. 12.

Глава 119

47 14 октября.

48 О Пшемыславе II см. примеч. 5 к прологу.

Глава 120

49 Вильгельм I, епископ любушский в 1252 — 1273 гг.

50 О Ленчицком синоде в 1257 г. см.: KDW.  —  Т. I.  —  N 361 S. 321.

Текст приводится по изданиям: Великая хроника о Польше, Руси и их соседях. М.1987

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.