Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ТИЛЕМАН ЭЛЕН ФОН ВОЛЬФХАГЕН

ЛИМБУРГСКАЯ ХРОНИКА

DIE LIMBURGER CHRONIK

Хронисты Лимбурга и их работы.

В стенах города Лимбурга-на-Лане, кажется, всегда присутствовал живой интерес к судьбе города и к доблестному прошлому его коммуны, уходящему в Средние века. Отнюдь не обыватели занимались историей Лимбурга, и число таких людей-значительно. Первое место по праву занимает городской писарь Тилеманн Элен фон Вольфхаген с его «Лимбургской хроникой», доведенной до конца XIV века. Во второй половине XV века пишет викарий Лимбурга Иоганн Генсбайн. Его записи доходят до первых десятилетий XVI века. Сразу за ним следует еще один хронист в каноникате лимбургского монастыря св. Георгия- Георг Эммель. После его смерти в 1538 году продолжает работу его младший брат, городской писарь, нотариус и член городского совета, Адам Эммель, доведший описание до 1560 года. Но на этом цепочка еще не обрывается. Усердный автор – священник в Нидербрехене – Филипп Тревир, постарался записать события достойные внимания, которые происходили в его деревне, в Золотой Земле, в Вильмарке, Рункеле и в главном городе – Лимбурге, а также некоторые события большого мира, чтобы передать всё это грядущему поколению. Так и постоянно проживавший с 1587 года в Лимбургской местности священник, а позднее декан обители в Лимбурге,- Иоганн Мехтель, нашел богатый материал для подготовительной работы по истории города и земли, которую он отлично изучил за тридцать лет. Следующие полтораста лет Лимбург оставался без хрониста и историографа. Лишь в конце XVIII века в Лимбурге вновь появился ученый муж, который стремился исследовать историю своего города и изложить ее,-это был последний декан монастыря Георгия, Иоганн Людвиг Корден. Его именем, а также именами Иоганна Мехтеля и первого хрониста – Тилеманна, город Лимбург назвал три улицы, чтобы сохранить память об этих людях, а гимназия в Лимбурге носит имя «Школа Тилеманна».

Тилеманн

«Лимбургская хроника, рассказывающая о периоде с 1347 по 1398,-это в своем роде ценнейший культурно-исторический источник. Его значение превосходит все другие подобные городские хроники»,-так заключает профессор доктор Фр. Цурбонзен в предисловии к своему изданию Лимбургской хроники, появившемуся в 1910 г. в Шванее в Дюссельдорфе. К сожалению, оригинал самой Хроники утрачен. Даже имя автора было долгое время в забвении; при том, что хронист однажды называет себя в тексте: «Молитесь Богу за писаря Тилеманна, который эти решения тотчас брал к записи к чести и благу города Лимбурга».

Тилеманн Элен фон Вольфхаген встречается также как составитель актов, и его существование удостоверяется еще рядом документов. Тилеманн не был уроженцем Лимбурга. Его имя «фон Вольфхаген» указывает на одно местечко с таким же именем в Нижнем Гессене, а не далеко от него также располагается местность Элен. Тилеманн, должно быть, обосновался в Лимбурге давно, потому что детальное описание династии Герлаха 2 (1312-1355) предполагает, что историограф был еще с ним знаком. Он сам себя причисляет к горожанам города на Лане, а документы подтверждают, что он постоянно проживал внутри городских стен.

Императорский нотариус

В одном документе 1394 года хронист называет себя «городским писарем» и указывает себя как «Тилеманн Элем фон Вольфхаген, священник Майнцского епископства, проживающий в Лимбурге в Трирском епископстве, официальный писарь императорской власти». Таким образом, он также был императорским нотариусом, что документально подтверждается для времени с 1370 по 1398. Вскоре после этого он, вероятно, отказался от должности, потому что с 1406 некий Хайльманн уже выступает как городской писарь Лимбурга. И хотя Тилеманн был клириком майнцского диоцеза, он получил посвящение только в низший сан, а поэтому мог вступать в брак. Как это не редко случалось в Средние века, он сменил духовное призвание на должность официального нотариуса, который не только предоставлял ему хлеб, но и авторитет.

… и образованный человек.

О том, что Тилеманн был образованным человеком, можно понять по его стилю. Образованный в то время значило-духовный. Именно поэтому в его тексте появляются цитаты как из Библии, так и из Аристотеля, Этике которого он, должно быть, отдавал особое предпочтение. Наряду с этим имеются цитаты из Corpus Juris, из Вергилия и различные пословицы, к которым он обращается для иллюстрации.

К тому же он предпочитает выражения, которые мирянин не употребляет, и постоянно делает примечания, которые больше идут священнику. Пляску св. Витта он считает происками Антихриста, фальшивый викарий кажется ему хуже Иуды, поражения городов – закономерно, поскольку они грабили церкви и требовали от духовных лиц налоги; великий поход флагеллантов был предосудительным, потому что он происходил без согласия папы и церкви, а саранча – это наказание за высокомерие людей. Вместе с тем, он не согласен с наказанием осквернителей церкви- сожжением и жалуется, что пилигримы посещавшие Рим в юбилейный 1350 год, по возвращению стали хуже, чем когда туда отправлялись. Наиболее вероятно, что Тилеманн получил своё образование в Париже, так как он говорит об ученом магистре Буридане, который по достоверным источникам был в Париже до 1358.

Годом смерти Тилеманна предполагается 1420. Также мало известно и о дате его рождения. В «Лимбургской хронике» имеется весьма важный пассаж, предоставляющий хоть какое-то свидетельство об этом: «Теперь ты должен знать, что всё, что после даты 1437, до времени написания 1402, всё это произошло на моем веку, и я это видел помощью Божьей и слышал со своих детских лет, и всё что я слышал юным, что достойно внимания, всё это я записал со времени, когда мне было 30, до сего дня». Из чего следует, что Тилеманн либо родился в 1347 году, либо его память простирается до этой даты.

Вначале собрать, затем описать

Если предположить, что Тилеманн жил с 1347 по 1420, то он мог начать свою работу в 1377. До этого времени он еще не занимался изложением, но лишь сбором и сопоставлением материала. Сама хроника – это единое целое, что уже следует из того, что автор очень часто использует ссылки: «как далее описано». С 1377 г. Тилеманн также начинает сбор заметок о том, что он узнает случайно. Собственно за работу над изложением он принимается незадолго до 1400 года, потому что он делает заметку при рассказе о выборах Венцеслава Богемского Римским королем, что он также хотел бы рассказать, как этот же князь был отвергнут империей. Так как низложение этого короля произошло 20 августа 1400 года, то и все последующие части хроники Тилеманна должно быть были написаны после этой даты.

«Незаконченная»

Хроника внезапно обрывается на 1398 году-пожар в Фульде. Это в меньшей степени связано с отставкой Тилеманна, но объясняется скорее тем, что этот историограф в последующие годы, когда Лимбург потерял свою самостоятельность, обратился к сочинению Гессенской хроники. Ведь в противном случае он бы смог избавиться от ошибок, неточностей и еще некоторых перекосов, поскольку работа содержала множество неточностей, так как Тилеманн записывал события уже спустя время. Однако эти недостатки не умаляют ценности хроники, культурно-историческое содержание которой неисчерпаемо. Именно поэтому «Лимбургская хроника» с изобретением книгопечатания часто публикуется, хотя всегда только в выдержках. Так происходило до Артура Виса, который в 1883 году потрудился в «Monumenta Germaniae Historica » над окончательным текстом. Гайстер, как Гердер и Лессинг выделили «Лимбургской хронике» особое место.

Смотреть с широко раскрытыми глазами

Стремительно и живо развивается перед нами повествование. Рассказанные случаи большей частью связаны с северо-западной рейнской областью. На фоне тех исторических событий отражается, в особенности в условиях междоусобной войны и городской борьбы, беспокойный характер XIV века. Но наряду с этим хронист зорко следил за силами природы, да и за различными проявлениями социальной жизни. Тилеманн выносит свои суждения о князьях, в частности об архиепископе Майнца, «Выпивохе», который изрядно пил, о Балдуине Трирском, строителе Балдуинштейна, который «был маленьким человеком, но сделал великие дела», архиепископу Майнца Конраду «больше шел стихарь, чем латы», и если автор не мог дать исчерпывающую характеристику, то он старался придерживаться, по меньшей мере, описанию внешности, как в случае Райнхартом фон Вестербург, Герлахом II Лимбургским, Фридрихом фон Дерн, и лжевикарием.

Тилеманн-любитель музыки

Не столько событиями политики привлекательна «Лимбургская хроника» Тилеманна, сколько подробностями повседневной жизни его времени, которые мы, навряд ли, встретим где-либо еще. То, о чем он нам рассказывает, освещает некогда темные уголки Средневековья, тем более что Тилеманн ведет своё наблюдение, исходя из определенных позиций. Украшением хроники становятся вплетенные в ее текст песни. Что пели и наигрывали на дорогах в разные годы, то страстный до мелодий писатель внимательно слушал и точно фиксировал. Среди песен находятся изысканные образцы народных напевов. Конечно, его больше привлекал сам сюжет и манера пения, чем полнота текста, поэтому Тилеманн в отдельных случаях ограничивался первыми словами песни. Описатель Лимбурга был почитателем музыки, о чем можно заключить по одному замечанию 1360 г. Возможно, он также был связан с какой-либо школой мейстерзингеров.

Лимбург в Средние века был еще городом деревенского типа. Погода играла тогда значительную роль, и хронист точно помечает все необычные природные явления: непогоду, землетрясение, половодье, а, прежде всего,-пожары. Наконец автор рассказывает обо всем необычном, например, как о саранче, уродцах в Лимбурге, Боппарде и Нидербрехене.

Тилеманна также досконально сообщает о страшном и опасном событие XIV века, о чуме и сопутствующих их обстоятельствах. Ей предшествовали гонение на евреев и движение флагеллантов, описанные Тилеманном в подробностях.

Оригинал утерян

Оригинал «Лимбургской хроники», к сожалению, утерян. Сохранилось одиннадцать позднейших рукописей, некоторые из них повреждены. Впервые они были представлены в изданиях 1617 и 1619 патриция Франкфурта Фридриха Фауста фон Ашаффенбург. Как издание Фауста, уже обновленное фон Виклером (Ветцлар 1720), и так и последовавшее вслед за ним издания, подготовленные по другой рукописи Неллером в Трире в 1747, и Фогелем в Герборне 1826, были дословно включены Росселем в 1859 году «Annalen für Nassauische Altertumskunde und Geschichtsforschung» (особое издание 1860 г. в Висбадене). Последний издатель хроники Висс в Дармштадте, его публикация – это образец научного издания (Deutsche Chroniken, Band 4., Abt. 1, 1883), который положил в основу Браунфельзеровскую рукопись XVI века, при использовании документального материала, который принадлежит перу Тилеманна. Издатель постарался восстановить первоначальный язык подлинника и переработал и объединил весь материал, который относился к делу. Об интересе к отечественной истории в Лимбурге пошла бы дурная слава, если бы здесь так и не появилась бы «Лимбургская хроника». Объединенная типография Лимбурга выпустила в 1930 г. работу Тилеманна Элена фон Вольфхагена с введением, написанным Готфридом Цедлером, который использовал как Браунфельзеровскую, так и Кидрихеровскую рукопись, а также работу Висса.

Иоганн Генсбайн

«… помимо которого писали не без точности и усердия сперва городской писарь по имени Тильман, затем Иоганн Генсбайн, Адам Эммель, городской писарь, шеффен и советник вместе со своим братом господином Георгом Эммелем, каноником». Так перечисляет свои источники второй «великий» хронист Лимбурга, Иоганн Мехтель, которыми он уже возможно пользовался. В действительности же Мехтель работу Иоганна Генсбайна не видел. Он знал, однако, о существовании исторической работы Генсбайна и приложил много старания, чтобы найти рукопись до завершения своей хроники, но позднее вынужден был признаться, что он «это историю не смог получить». Ради предосторожности на всякий случай он оставлял место в своих записях. Освободившиеся листы так и не были использованы, а работа Генсбайна до сего времени остаётся утерянной. Генсбайн часто упоминается в документах XV века как викарий алтаря св. апостола Павла.

Братья Эммель

Род Эммелей известен в Лимбурге издавна. Эммели появляются то как шеффены, то как каноники обители Георгия, то упоминаются при перечислении имущества. Георг Эммель был посвящен в священники около 1500 г. Он становится членом братства Георгия Лимбурга в 1504 г. и умирает 3 июля 1538. Его хроника – если так назвать скудные зарисовки, охватывает время его пребывания в обители Георгия, т.е. с 1504 по 1536.

Адам Эммель был младше своего брата Георга. Он, должно быть, родился между 1490 и 1495, в документах же его имя появляется значительно позднее. Мы его встречаем среди нотариусов, шеффенов, членов городского совета. Он женился на Катринген, вдове Мартина Платцхаммера, и он умер около 1575 г.

От трудов братьев Эммель в оригинале до нас ничего не дошло. Только лишь в хронике Метцеля используются их заметки. Но даже в таком варианте не так легко определить духовное достояние братьев Эммель.

Филипп Тревир

Вместе с Генсбайном и братьями Эммелями ряд хронистов, которые послужили источниками второму «великому» хронисту, Мехтелю, собственно и был бы исчерпан. Кнеч 1 же полагал, что у Мехтеля был еще один предшественник, имя которого он не называет. Но кто же это мог быть?

В записях Мехтеля бросается в глаза то, что он упоминает много событий, которые происходили в местности Лимбурга, прежде всего в Золотой Земле. Иные записи позволяют сделать вывод о том, что у писателя шла речь о неком священнике. Если обратить внимание на некоторые деревни, о которых чаще всего и наиболее подробно сообщается, а также частое упоминание священника Нидербрехена, то нельзя отказаться от вывода, что здесь идет речь о священнике Филиппе Тревире, который по документам был пастором в Нидербрехене в период с 1573 по 1588.

Иоганн Мехтель

В XVI веке вновь мы застаём священника и декана обители с широким кругозором и историческим сознанием. У историографа Иоганна Мехтеля в распоряжении находился богатый материал о прошлом города Лимбурга и его земли, на основе которого, переработав, он мог создавать свою историю. Однако его хроника не была опубликована. Лишь в середине XVIII века Хонтхаймом была опубликована ее часть и притом в произвольных выдержках.

«Anno1562 мне Иоганну Мехтелю из Пфальца всемогущий Бог, светоч сего мира и милость святого крещения, дал [жизнь] 2 и этим присоединил к католической церкви, за это вечная хвала и благодарность!» Так хронист пишет о самом себе. По большей части мы знаем о его жизни из того, что он сам о себе писал. Первое воспоминание о своем детстве связано со сценой, которую он пережил в шестилетнем возрасте, когда в 1568 году архиепископ Яков фон Эльтц приехал в Пфальцель и на глазах изумленных жителей этой местности на лугу выше Пфальцеля пировал и велел вытащить все из кораблей.

Студент теологии в Трире

Несколько лет спустя Мехтелю впервые представилась возможность познакомиться в Трире с католической церковью во всем ее величии, то было открытие юбилейного года, установленного папой Григорием XIII. Мехтель, будучи студентом, приехал в город вместе со своими друзьями и родственниками, чтобы наблюдать за огромной процессией. Позднее он еще раз приезжает в Трир-в высшую школу и учится там теологии. В 1587 г. он, вероятно, получает первое место службы, как предполагает Карл Кнеч в своем введении к Лимбургской хроники Мехтеля. Он стал священником в Эльце. Вот так он появился в этой местности, которую уже более не мог покинуть в течение следующих тридцати лет, историей которой он овладеет со временем как никто другой. Вероятно, его направили в эту часть метрополии родственники. Нельзя исключать то, что декан обители св. Лубентия в Диткирхене, Йодок Пфальцель, и священник Иоганн Пфальцель относились к одному семейству.

Мехтель провел в Эльце пять ужасных лет. Он вынужден был пережить вместе со своей паствой повышение цен и тягости войны, а также сильные грозы. В 1590/1591 г. прошли военные отряды по нашей местности, и в том числе по Эльцу, всё опустошая на своем пути. Всеобщее одичание, которое проявилось в эти беспокойные времена, обратилось сожжением ведьм. И здесь Мехтель в своем восприятии не отличается от современников: «Не позволяй жить колдунам!» В один год в Эльце из-за колдовства были сожжены пять женщин, а в последующие – три. Так как эта местность вынуждена была возместить половину всех издержек, то община в эти годы была почти полностью разорена в финансовом отношении.

19 марта 1592 года Мехтель вступил в вакантную должность каноника епархии св. Георгия в Лимбурге. Он был обязан такому повороту событий господину архиепископу в Трире, Иоганну фон Шонбургу 3. В Лимбурге, наконец, священник обретает покой, чтобы заняться своими исследованиями, тем более что в его распоряжении оказывается богатый архив. Было уже проделано достаточно подготовительной работы, и поэтому начинают появляться первые разделы истории города Лимбурга. В этой работе помощником ему стал его учитель из Трира-Кристоф Бровер.

С 1598 по 1599 Мехтель занимал место пастора в Камберге, который был присоединен к Лимбургской епархии, и еще ближе познакомился с историей этого города. Позднее из-под пера Мехтеля вышла отдельная хроника Камберга. В 1602 г. он стал хранителем обители Георгия, в 1604 г. он занимает место прежнего декана, умершего Петруса Дамиануса, и остается в течение 13 лет во главе этой крупной епархии. Его назначению поспособствовало противоборство внутри капитула. Мехтель стал каноником в Св. Паулине подле Трира и теперь на своей старой родине находил время, чтобы записать свои познания, собранные на чужбине в течение тридцати лет, чтобы использовать свои богатые собрания и закончить свою огромную историческую работу. По сообщениям, хранящимся в монастырском архиве в Лимбурге, он умер, вероятно, только в 1653 г. в возрасте 91 лет.

Набожный образ мысли представляет Мехтеля как доброго католика. У него был острый ум, и он был склонен относиться к слабостям окружающих, особенно своих духовных собратьев, с добродушной иронией и легким сарказмом. Его работы, которые он обильно приправляет пословицами или цитатами из Святого Писания и других духовных книг, свидетельствуют о чрезвычайном усердии в работе и большом уважении к приведенному материалу, который он должен был собирать с большим трудом один за другим из документов и актов, из монастырских счетов и из других записей. Многие его сообщения имеют для нас прямое источниковедческое значение, так как они с точностью и добросовестностью содержат документальный материал или памятники, которые ныне более не существуют.

«Pagus Logenahe»

В первую очередь нам интересна работа Мехтеля о Лангау. «Pagus Logenahe» как озаглавил ее автор. Подлинник находится в Штольбергской библиотеке в Вернигероде, копия хранится в городской библиотеке в Трире. С этой копии в XVIII веке были сделаны копии, которые теперь хранятся в Государственном архиве в Висбадене. Мехтель также приводит источники, которыми он пользовался,-старые городские счета и предписания, Лимбургский архив, «Трирский аноним», список благотворителей монастыря св. Георгия, но прежде всего хронику Тилеманна. Надписи на церквях в Дице и Камберге срисовывал он сам.

Вторая работа Мехтеля «Introductio», введение для «Лангау», это одновременно и описание базилики и города св. Георгия в Лимбурге. Оригинал находится в Городском архиве в Кёльне, копии принадлежат Государственному архиву в Висбадене. Для этой работы Мехтель использует источники, которые частично совпадают с предыдущими.

В Городской библиотеки в Трире есть «Лимбургская хроника (Lympurger Chronica)» Мехтеля, над которой он работал с 1-ого января 1610 по февраль 1612 г. На титульном листе написано витыми буквами в форме рамки: «Limpurg eine edle stad im land die schonste kirche had» 4. Источники для своей «Лимбургской хроники» Мехтель часто называет сам. Он рассказывает многое, что сам увидел и пережил. Иное, что со временем было утрачено, он спас тем, что зарисовал или записал, как например, образ придворного шута или внутреннее устройство Лимбургской церкви. Документальный материал, использованный Мехтелем, по большей части еще существует, особенно в отношении богатых сокровищ монастыря св. Георгия. Но наряду с этим хронист также использовал и городской архив, архивные документы монастыря св. Лубентия в Диткирхен, а также рукописи такие, как «Chronicon Westerburgense». Между тем часто просто говорится: «я нашел в старых пергаментах».

О том, насколько Мехтель был сведущ в научном плане, можно судить по сохранившимся документам. Он их критично оценивал, а результаты использовал с пониманием дела. Но в отношении раннесредневековой истории Германии и германцев всё было иначе. Хронист за недостатком документального материала полагался на свою фантазию или на заключения других писателей, обладавших не менее богатой фантазией. Исследователь Кнеч утверждал, что Мехтель приводит некоторое число королевских документов, как и массу частных документов, которые значимы для истории города и обители Лимбурга. Когда же документы не помогали прояснить ситуацию, хронист с проворной ловкостью привлекал счета монастыря и материалы городского делопроизводства, которые ему кроме материалов о княжеских визитах предоставляли договоры и сообщения о других событиях политики, особенно такие сообщения, которые теперь имеют для нас неоценимое значение: социальное положение, цены на зерно и вино, виноградарство, погодные условия, плата за труд и сельскохозяйственные культуры нашей местности. По немногочисленным счетам, дошедших до нас в материалах, которые использовал Мехтель, мы можем видеть, как добросовестно он обходился со своими выписками. Можно с уверенностью сказать вслед за Кнечем, что то, что сейчас уже не возможно перепроверить, соответствует оригиналам, и после их утери теперь может рассматриваться как самостоятельный источник.

Иоганн Людвиг Корден

Среди людей, которые пережили падение старой Римской империи Германской нации, но тотчас же приложили старания к восстановлению ее, занимает не последнее место Иоганн Людвиг Корден, последний декан обители св. Георгия в Лимбурге. У него особые заслуги перед нашей родиной в том, что он посвящал свое свободное время изучению и описанию нашей истории. В работе он превзошел всех своих предшественников в использовании обширного материала, совершенном использовании источников и строгом научном изложении.

Семья, из которой происходил Корден, ведет свое начало, как мы можем заключить по сочинению Якоба Рауха, от мастера, делавшего пуговицы,-Вильгельма Кордена из Кёльна, который в 80-х годах XVII века поселился в Кобленце. В его метрике имя по-кельнски было написано еще как Кюртен. У его сына было четверо детей, один из которых-Иоганн Николай Корден, ставший регистратором Трирского курфюршества. У Иоганна Николая Кордена было десять детей, старшего из которых звали Иоганн Людвиг Корден, рожденный 28 июля 1740 года в Эренбрайтштейне. Хуберт Арнольд и Антон Алуа стали, как и Иоганн Людвиг, позднее канониками в Лимбурге, так что к обители св. Георгия принадлежали три брата Кордена. Иоганн Георг Корден прибыл в Лимбург в1790 г., чтобы навестить своего брата и проконсультироваться с врачом, поскольку был тяжелобольным, но умер еще в ночь после приезда и погребен на монастырском кладбище перед крестом.

Интерес к историческим исследованиям в крови

Иоганн Людвиг провел первые годы своей юности в городе Тал-Эренбрайтштейн, резиденции курфюрста. Свое гуманистическое и теологическое образование он получил в иезуитской школе в Кобленце и уже в 1750, выбрив тонзуру, был в принят духовный сан викарием Хонтхайма. К 19 годам он не только прошел гимназические классы, но и курс семинарии с лучшими результатами. За год до окончания его обучения умер Лимбургский каноник Матиас Игнатий. Кандидатура Кордена была одобрена на место этого каноника в соответствии с имперским правом. Юный священник появился в Лимбурге перед собравшимся капитулом, чтобы вступить во владение своим приходом. Полнотой власти он мог располагать лишь после четырехлетнего срока, время которого он посвятил изучению духовного и светского права в Университете Трира. Там преподавал профессор Неллер, происходивший из Ауба-на-Таубере и публиковавший под именем Аубан (по месту его рождения) на основе пропавшей рукописи большую часть Лимбургской хроники Тилеманна Элен фон Вольфхагена. Корден неоднократно называет его своими учителем и поддерживает с ним научное сотрудничество. Тот же, очевидно, умел подпитывать интерес молодого Кордена к историческим штудиям.

Секретарь обители св. Георгия

После смерти своего отца Корден бросает учебу в Трире и возвращается в семинарию в Кобленце. Там в 1761 г. его посвящают в низший чин церковнослужителя и субдиакона, а в 1762 в диакона. Тогда же истекло время четырехлетнего периода, и он уже мог вступить, еще не будучи 22 лет, во владения сана каноника на Генеральном капитуле Лимбургской обители, который ежегодно собирался на Иванов день (24 июня). В следующем году он был рукоположен в Майнце в священники. После чего в июле 1765 года он смог занять освободившееся монастырское поместье, взяв с собой мать и трех своих младших братьев, которым он стал вместо отца. Будучи самым молодым каноником, он должен был прежде занять пост секретаря. В этом качестве он мог официально скреплять подписью документы, которые создавал от имени епархии. Вместе с тем молодой каноник находил время для своих исторических штудий. Во введении к первому тому «Historia Limburgensis» он говорит об этом следующим образом: «После того я, недавно пожалованный Лимбургским городским правом, переступил порог Лимбургской обители, я понял, что не смог бы освободившиеся от службы на клиросе часы использовать лучше, чем посвятить их исследованию истории города, обители и присутственным местам города. Я так много вижу вокруг себя руин замков и крепостей, так много городов и государств поблизости, так много существует вещей, которые всё больше и больше разжигают мой исторический аппетит».

И он нашел богатый архив

К этому надо еще добавить, что секретарь обители обнаружил богатый архив, который пополнялся документами в течение восьмисот лет, суливший ему интересными сведениями об обители, городе и его управлении, окрестностях. Таким образом, в нем быстро созрело решение основательно исследовать историю своей родины во всех аспектах. В упомянутом предисловии он еще больше уделил внимание необходимости и привлекательности истории отечества и выразил надежду на то, что его пример найдет продолжение в подобного рода истории другой области Трирской земли.

Порядок в документах

Во времена Кордена кроме него самого только еще каноник Хуберт (Huberti) уделял внимание документам из архива епархии и написал несколько исторических сочинений. Остальные каноники довольствовались только случайными документами и актами из архива, и к тому же подолгу держали их у себя дома, так что существовала опасность их потери. Это побудило Кордена навести порядок среди документов, а поступающие – систематизировать и помечать. Эту работу он проделал в архиве города Лимбурга и в обители Диткирхен. С упорядочиванием документов шло рука об руку и изучение их содержания. Едва же Корден приступил к своему делу, ему стала понятна вся его сложность. Он находился на такой территории, которая даже не была исследована. Не было поблизости необходимой специальной библиотеки, а его доходы также не позволяли самому приобретать все интересующие работы. Между тем все труды, которые излагали историю Трира и историю земель Лана, а также их родов, были усердно прочитаны, завязались отношения с историками, что способствовало научному обмену. Эта деятельности сильнее привязывает Кордена к своей новой отчизне, как будто он там родился. А поэтому когда архиепископ в 1777 г. сделал ему предложение при сохранении должности каноника стать руководителем Кобленцской семинарии, он не принял его.

Корден – публицист

Прошло довольно много времени, пока Корден не решился представить на суд публики что-нибудь из плодов своих исторических исследований. Это случилось сперва во время речи по поводу изменения статуса деканата Диткирхена на архидиаконат. Почти все священники, которые услышали этот доклад, просили Кордена о копии, он же издал доклад у Виклера в Ветцларе. Краткое предисловие к читателям заканчивается следующим предложением: «Если этот первый плод моей работы найдет отклик, то это укрепит разум и сердце для завершения другой работы по истории нашего края на Лане, которой я уже занялся».

Historia Limburgensis

Тем временем главная работа Кордена – «Historia Limburgensis» получила завершение. Из предисловия первого тома первоначального сочинения следует, что он вначале намеревался довести эту историю в томе только до прекращения династии Изенбург, т.е. до 1406 г. Материал же в его руках увеличивался, так что он вынужден был решиться на два тома. История с 1406 г. до его времени стала третьим томом.

31 декабря 1779 г. он мог поставить свое имя под введением к Pars Prima своей работы, написанной на ученой латыни. Этот том излагает в 730 параграфах историю города, присутственных мест и епархии Лимбурга с древнейших времен до Изенбургского раздела в 1258 г. Документы, на которых строилась работа, в тексте приведены практически целиком, также как и в двух других томах, правда это осложняет чтение труда. С другой стороны, это приносит огромную пользу, потому что так мало документов, оригиналы которых утрачены, сохранилось до наших дней хотя бы в копии.

Приблизительно год спустя после окончания первого тома Historia, под конец 1780 г. был закончен второй том, состоящий из 478 параграфов. Он охватывает третий период и в первой части излагает политическую историю Изенбургской династии: Герлах I, Иоганн I, Герлах II, Герлах III, Иоганн II (1258-1406), в семи разделах. Вторая часть в пяти разделах представляет церковную историю того же периода.

Несмотря на увеличение нагрузки, связанное с тем, что в 1781 г. 40-летний Корден был избран в диаконы Лимбургской обители, все же год спустя после этого в свет вышел третий том Historia, который заключал историю в 518 параграфах. В четвертом периоде в первой части была размещена политическая история с 1406 по 1624 гг. в пяти разделах; во второй части церковная история этого времени, но только в одном единственном разделе; в пятом периоде политическая и церковная история с 1624 г.-в трех разделах. Работа заканчивалась приложением со списком старших пасторов, деканов, служащих и старост, а также «Recapitulatio», 5 в котором кратко представлено приобретение отдельных земель рассматриваемой области Трирским курфюршеством.

Издателя не нашлось

Первое разочарование для декана Кордена, должно быть, было в том, что издание «Historia Limburgensis» столкнулось с препятствиями. Он отослал рукопись архиепископу Клеменсу Венцеславу с просьбой помочь с посвящением Светлейшего. Архиепископ передал на рассмотрение ее на правительственном совете Вестерхольда, а тот рассмотрел ее с пристрастием не только с научной точки зрения, но и с политической, чтобы «ничем не навредить высочайшему имени или архиепископству, особенно из-за важности имеющейся темы, с учетом такого критического отношения, чтоб не принесло никакого ущерба». Пришедший Кордену ответ до сих пор и не нашелся, но при том большом уважении, которое испытывал курфюрст Клеменс Венцеслав к Кордену, можно сказать, что это было одобрение. Несмотря на это труд так и не вышел в печать.

Обитель – распущена

Французская революция потрясла всю Европу. Лимбург, место жительства Кордена,-находился долгое время в центре ожесточенных боев. При этом Корден должен был трижды пережить оккупацию города французами, а при первой оккупации в сентябре и октябре 1795-их мародерство и поджог, и уничтожение района Брюкенфорштадта. Люневильский мир стоил Германской империи левого берега Рейна, а для немецкой церкви он означал крушение ее тысячелетней организации и большую потерю имущества во время секуляризации. Стала жертвой этого мира и обитель св. Георгия, которой Корден посвятил 40 лет, из которых 20 лет возглавлял ее. После всего того, над чем каноник так долго работал, чтобы заложить фундамент для благополучного будущего обители, он должен был узнать однажды, что у обители более нет никакого будущего, а он – последний ее декан. Это событие стало последней каплей для его дела-историописания. Параграф 654 третьего тома его Лимбургской истории он заключил следующими словами:

«Теперь это был конец нашей высокочтимой и знаменитой обители, которая просуществовала без шести лет девять веков и в новейшее время повсюду превозносилась как из-за заботливого управления хозяйством, так и из-за своего торжественного богослужения, особенно на день диакона. Монастырь, появившийся по благочестивому замыслу основателя и поддерживаемый многие годы заботами, ныне же росчерком пера в мгновение уничтожен. Вижу я конец, так должен я вместе с псалмопевцем воскликнуть; а я же вижу конец нашей Лимбургской церкви, историю которой я довел до этого места, и созерцал со слезами на глазах; и теперь, обрывая нить этой исчерпавшейся истории, я, Иоганн Людвиг Корден, последний декан, оканчиваю сочинение истории Лимбурга».

Несмотря на ликвидацию обители, Кордену было оставлено жилище в деканате и положена пенсия. 30 мая 1808 г. он умер и был похоронен в южном нефе монастырской церкви рядом с матерью. Мраморная плита поминает мать и ее четырех духовных сыновей, «погребенных в ограде монастырской церкви».

Судьбы «Historia»

Что касается судьбы «Historia Limburgensis», то из двух копий, сделанных в период с 1783 по 1785, последняя значится в Государственном архиве в Висбадене. На ее титульном листе есть пометка: «Из собрания книг полковника Зайтца в трех частях». Полковник Карл Александр Зайтц родился в 1764 г. в Еренбрайтштейне, т.е. земляк Кордена, в 1803 г. был переведен на службу из курфюршества Трира в Нассау и до 1813 г. он был командиром 2-ого нассауского егерского полка в Лимбурге. Эта копия проделала свой путь от Земельного генеральского архива в Карлсруэ в Государственный архив в Висбадене. С нее советник юстиции Хуберт Арнольд Хильф в Лимбурге распорядился сделать для него новую копию, которую он в 1887 г. подарил епископу Карлу Кляйну Лимбургскому. Эта копия сейчас находится в епископской семинарной библиотеке в Лимбурге.

Другая копия до конца жизни хранилась у Кордена вместе с оригиналом. После смерти Кордена наследники вначале пытались продать манускрипт. Но это им не удалось, несмотря на неоднократные попытки, может быть, потому что работа была написана на латинском языке. Оригинал «Historia Limburgensis» и копия достались доктору Иоганну Антону Бушу, который очень увлекался историей Лимбурга. Он также сделал частичный перевод «Historia». Внук Буша, член участкового суда в Майене, доктор Буш передал обе рукописи соборному капитулу Лимбурга. Ныне они хранятся в епархиальном архиве.

Новые страницы в Хронике

После завершения «Historia Limburgensis» историописание не приостановилось, а работа Кордена во многих вопросах была подвергнута уточнению и продолжена. Особенно Хильдебрант в своих трудах об истории города Лимбурга и его правителях подверг тщательному пересмотру выводы Кордена в этой области. Баль, Метце и Асман представили в своих работах дополнения достойные уважения. Также доктор Хёлер, уроженец Лимбурга, представил обширную историю города, в которой выводы ранних работ собраны в обзоре, и затем он уже сам продолжил историорисание. Недавно Исторической комиссией Нассау был издан первый том «Источников по истории монастырей, обителей области среднего Лана до конца Средних веков (Quellen zur Geschichte der Klöster und Stifte im Gebiet der mittleren Lahn bis zum Ausgang des Mittelalters)», который представляет историю обители св. Георгия, монастырей, госпиталя и часовен в Лимбурге-на-Лане.

Заслуга же Кордена состоит в том, что он заложил прочный фундамент своим «Historia Limburgensis», на который смогли опираться его последователи.


Комментарии

1. «Die Limburger Chronik des Johannes Mechtel». Herausgegeben von Carl Knetsch. Wiesbaden. Verlag von J.F. Bergmann. 1909.

2. Автор использует многозначительный оборот с глаголом verlîhen, основное значение которого «дарование», «передача в лен или наем». Такое выражением по отношению к рождению ребенка было уже устоявшимся. См. Mittelhochdeutsches Handwörterbuch von Matthias Lexer. Nachdruck der Ausg. Leipzig 1872-1878 mit einer Einleitung von Kurt Gärtner. 3 Bde. Stuttgart: S. Hirzel 1992. Band 3, Spalten 164-167 (прим. пер.)

3. Иоганн фон Шёненберг-Johann von Schönenberg - (1525 - 1 мая 1599) был курфюрстом и архиепископом Трира с 1581 г. по 1599 г. (при. пер.).

4. У Лимбурга, одного из благороднейших городов в стране, есть самая красивая церковь.

5. Повторение.

Источник: Die Limburger Chronik des Tilemann Ehlen von Wolfhagen. Limburg a. d. Lahn. 1995

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.