Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СТАТЕЙНЫЕ СПИСКИ ПОСОЛЬСТВ

ПОСОЛЬСТВО ВО ФРАНЦИЮ 1615-1616
 

1615 августа 30. — 1616 июня 29.
(Датируется временем отъезда посольства из Архангельска и возвращения туда же)
— Статейный список посольства И. Г. Кондырева и М. Неверова в Голландию и Францию

187/ Лета 7123-го майя в 10 (Число не указано, в посольской книге вписано: 10 (Л. 110)) день государь царь и великий князь Михайле Федорович всеа Русии велел Ивану Гавриловичю Кондыреву да подьячему Михайлу Неверову быти у францужского Лодвика короля для своего государева дела в посланниках.

И от Архангельского города отпущены за море на галанском на воинском карабле августа 30 число.

А в Галанскую землю пришли в устье Тесен 1 октября 3 число 124-го году и стояли в деревне Ендер 2. А галанской посланник Исак Аврамов 3 ездил ко князю и к статом с вестью. И октября в 7 день приехал от Стат навстречю стат же Флорос Фантейлин 4, и пришот, говорил: те Статы государи надо всеми Соединальные Нидерлянские земли, услышав великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца вас, посланников, что в их землю пришли, велели вас встретить и проводить до собранья своего и воски под вас и под люди ваши присланы. И того ж дни и поехали.

И едучи к [Г]аге, (Гаага) ночевали две ночи, — первую ночь ночовали в городе в Алкмаре, а другую ночь ночовали в городе Гарломе (Гарлем). А стояли на гостинствах, а столы были готовлены нарочные по их чину. А встречали в тех городех у восков перед гостинствы тех городов лутчие люди. А бургомистры на подворье приходили и во всем царского величествия имя говорили с великою честью и службы свои к его царскому величествию приказывали.

Октября в 9 день приехали в княжое в Гагу. И недоезжая Гаги версты за четыре, встречал Маврицыус 5 князь з братом своим с Ындриком 6, да сними корнелы и ротмистры и ка/188/питоны в восках, а иные служилые люди на конех верхи. А приехав блиско, не сьехався сажон на десять, Маврицыус и Индрик князи и со всеми людьми из восков вышли и с лошадей ссели. А Иван и Михайло ис своих восков вышли ж. И сшотчися, Маврицыус князь говорил:

Слыша он великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца имя, и для его царского имяни величества вас выехали встретить и спросить, здорово ли дорогою ехали.

И Иван и Михайло говорили: милостью Божиею как есмя от великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца его царского величества пресветлых очей поехали, и до сех мест ехали дал Бог здорово. И в целованья место имались за руки по своему обычаю. И посадил Маврицыус князь Ивана и Михайла с собою в возок, Ивана посадил в большом месте, а сам хотел сести подле его с левую руку, и Иван его чтил, чтоб он сел с правую руку. И Маврицыус никако не сел, а говорил: он бы для такова великого государя шол пеш. И сел з братом в дверех с правую [175] сторону, а Михайла и встречного пристава посадил с левую руку. А толмачил у князя Исак Аврамов, а сидел в воску впереди против Ивана.

А едучи, Маврицыус говорил с Ываном о войнах, как государевы царевы и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии люди на поле на прямое дело ходят и с какими бои и как к городом к приступом ходят и какие люди на боех и у приступов крепче, пешие ли или конные.

И Иван сказывал: люди у великого государя нашего царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии конные бывают не с одным боем с копьи и с пищальми и с луки, а пешие все с пищальми. А на прямое дело ходят смотря по недругу и по их бою, а к городом к приступом ходят пешие люди. /189/ Князь же спрашивал, сколь далече из лука русские люди стреляют.

И Иван сказывал: не ровен лук, и не ровен стрелец, доброй стрелец из доброго лука сажон полтораста и больши стрелит.

И Маврицыус князь сказывал: был у них от турской посланник, и он стрелял наутек 340 ступеней.

Да Маврицыус князь россказывал: у нас де здеся бои бывают у цесаря, у шпанского, у францужского и у иных королей, что на прямое дело сходятца так, как другу друга мочно копьем достать, да сшотчися, бью[тца], что стена с стеною сразитца, а хто чей полк разобьет, тот и побил. А всего де честнее и крепче у них бывают на боех пешие люди.

И Иван говорил: здесь в ваших странах бои, а инде своим обычаем, а как где повелось, так и бьютца. /190/

А октября в 10 день присылали ис собрания Статы статов же Ендрика фан Бринина Инсиндре, Флороса Фантелина, которой приезжал навтречю, Якоба Магнуса, государь от Берхамбахт Мелисент, Индрика фан Ренеса, государь от Зулестейн и Медрехт 7. А пришотчи, статы говорили: те статы государи надо всеми Соединальны[е] Недерлянские земли прислали великому государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии самодержцу службу свою обьявити и вам, его великого государя посланником, приезду вашему поздравляти и спросити, во всем делали их люди вам честь и нет ли каковы досады. А они все Статы для великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии вам службою своею приказываютца чтоб вам учинити честь.

И Иван и Михайло говорили: милостию Божиею, а великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца величеством, а вашего к нему, великому государю нашему, доброприятною службою, во всем покойны и на вашей к себе добродетели на поисканье челом бьем. А чтоб вам всем статом меж себя со князем поговорить, чтоб нам у вас и у князя для великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца дела быть вскоре, потому что мы посланы от великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца его царского величества к брату его Лудвику королю францускому для их великих государей государственных великих дел наскоро, и нам бы здеся не измешкать.

И статы говорили: как похотите, так у Стат в собранье будете, тем вам мотчанье не учинитца, а князю у нас до того и [176] дела нет. А во Францовскую землю вам итти вскоре наудачю льзя ли, потому что во Францовской земле межусобье, и мы по ся места не ведаем, где ныне король, пошол ис Париса к шпанс[кой] украине, а быть ему в Бардиусе 8, а он ещо в Бардиус не бывал.

И Иван и Михайло статов Ендрика фан Бринина с товари/191/щи звал и к себе есть, и статы есть остались. А за столом Иван и Михайло в розговорех стат роспрашивали, каким обычаем и за што во Францужской земле у короля з землею ссора учинилась и хто ныне против короля и за што стоит.

И статы сказывали: ссора учинилась во Францужской земле за то: старого короля, нынешняго короля отца, Ендрика убили изменники 9, шпанского короля 10 доброхоты по шпанского короля умышленью, и после короля шесть лет про то не сыскивано. А владела всем после короля королева 11, да с нею те ж шпанского короля доброхоты. А ныне королева с теми ж изменники зговорила у шпанского короля францужского короля женить, а за шпанского королевича францужского короля сестру королевну дать 12. И королевского колена Кундея князь 13 и с ним многие великие люди стали, чтоб королю женитца помешать и про убивство старого короля сыскать, а сыскав бы, убойцом мщенье учинить и соединитца им с шпанским королем не дать, штоб шпанской король Францужкою землею не завладел, покаместа король возмужает и станет сам владеть. А ныне король молод, владеть еще сам не может.

А на дороге о том, в городех в Алкмаре и в Гарламе, и приехав в [Г]аге, велели перевотчиком проведывать, у всяких людей роспрашивать и слушать, как о том говорят. И о том о всем всякие люди говорят так ж, как и статы сказывали. А про короля говорят, только де король у шпанского короля женитца, и Кундея де его в Парис пустить не хочет, и королем ему не бывать. А земля де вся стоит с Кундеем и городы откладываютца к нему ж 14. /192/ Октября в 12 день присылали статы, чтоб Ивану и Михайлу у них на посольстве быть, а Маврицыус князь будет тутож.

И Иван и Михайло у стат в собранье на посольстве были и речи по государеву указу говорили и грамоту о францужском отпуске подали. И о францужском отпуске статы сказали, что они карабли им и провожатых изготовят, а изготовя, пришлют сказать.

Октября в [...] (пропуск в тексте) день присылали статы к Ивану и к Михайлу спрашивать в кото[ро]й им город во Францовскую землю итти, в Парис ли или в Бардиус, и они туды карабль и изготовят. /193/ И Иван и Михайло приказывали к статом, чтоб они к ним от себя прислали с кем о государеве деле и про францужские вести и про отпуск поговорить. А приказывали к ним о том для того: приходил на посольской двор галанец торговой человек Товия Валтасаров и сказывал перевотчиком, что пришли во Фландорскую землю от шпанского короля 25 караблей, а на них 8000 людей, и чают они на себя от шпанского войны. А сказал им тайно з заказом, чтоб они того никому их людем, что он им сказал, не сказывали. Да перевотчиком же сказывал амстрадамец торговой человек Сионов сын Люсов, что на море [177] обьявились многие воинские карабли, и которые их карабли пошли было торговать, все поворочались. А Кундея на устье заставу учинил и пошлину емлет с караблей с торговых великую, да многих, и грабят 15. А вас х королю никак не пропустят, и вам бы ждать подлинных вестей да по вестем ехати, а без подлинной бы вести одналично не ехать, хотя Статы и отпущать станут. И посланником бы себя поберечь, вскоре не ехать, а што без подлинной вести ехать, да себя потерять — ни горою, ни морем проезду во Францужскую и из Францужские земли нет давне. И короля нихто не слушает, и служить нихто не хочет, а стоят все с Кундеем князем. Да в те ж поры из Галанские земли пошол Маврицыусов брат князь Ондрей очищать Брунсвик 16. А под Брунсвиком стоял брунсвикской князь с шурином своим, з датцким королем 17. А Брунсвик в соединенье с Любком и с вольными городы, а те все городы в докончанье з Галанскою землею. И Галанские Статы им помогали и Брунсвик выручали. А покаместа было про то не ведомо и в мире чаяли, што послали Статы на шпанского короля людей во Фландорскую землю и итти было и затем /194/ во Францовскую землю нельзе, потому что фландорская земля ко Францужской земле на дороге.

И по прошенью Статы ис собранья присылали к Ивану и к Михайлу говорить тех же статов, которые у них наперед того были, Индрика Зиндрина с товарищи.

И Иван и Михайло статом говорили: великий государь царь и великий князь Михайле Федорович всеа Русии самодержец писал к вам, чтоб вам нас от себя отпустить и проводить до Францовского королевства послати. А того было великому государю нашему неведомо, что ныне во Францовской земле межусобная брань и король ис стольного своего города вышел. И вам бы нам велети вести, что у вас про францужское королевство есть, обьявити и про то подлинно сказать, Где чаете королю, тут ли быть, где ныне король, или ему итти в Парис. А мы по государеву наказу к тому примеряся, вам скажом, куды нам итти.

И статы сказали; вести у них ныне есть, что король в Бардиусе, а чают ему итти в Парис, а вам бы по-нашему, итти в Парис же, потому что тут двор, тут вам указ будет. А за королем вам ходить наудачю льзя ли, потому что король ныне в Бардиусе, а узнает, што ему тут пробыть нельзя, и он пойдет в ыной город, и вам только потерять себя, а короля не дойти, потому где король, тут с обе стороны воинские люди.

И Иван и Михайло спрашивали: в Парисе ныне хто и х кому Парис, королю ли или Кундею правит, и есть ли х королю ис Париса проезд, и нет ли на той дороге воинских людей.

И статы сказали: В Парисе меньшой королевич, и владеют всем перлементи (так в тексте), а не помогают ни королю, ни Кундею, а проезд по дорогам худ, потому что во всей земле ратные люди, и вам бы по городом до Париса наймать провожатых, и приехав, в Парисе ждать короля. А быть королю в Парис, как зделаетца с Кундеем, а покаместа у них зделка не будет, Кундея его в Парис не пропустит.

И Иван и Михайло статом говорили: нам по государеву наказу опричь короля ни до кого дела нет, а вам бы служба [179] своя к великому государю нашему и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии показати, чтоб те вести, что у вас ныне есть и вперед будут, нам показати и отпустить бы нас, розведав подлинно, чтоб нам [льзя быти] у короля, нигде не замотчав, и для нынешнего смутного времени с нами послати такова человека, хто б был францужскому языку достаточен.

И статы сказали: что у них вестей ныне, и они им сказали, а что [вперед] (Край листа оборван) /195/ будет, и они к ним пришлют. А о том человеке, кого с вами послать, поговорят со всеми в собранье.

И Иван и Михайло после их посылали по встречного своего пристава, по Флороса Фантейлина, и говорили ему на-один, чтоб он службу свою и раденье к великому государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии самодержцу показал, что у них вестей изо Францовской земли и в собранье есть, списав, список прислал.

И Флорос з грамотки, какову к ним посол их, которой во Францужской земле живет, писал, список прислал, и переведен по-руски, а в переводе написано, что войны прибывает, а ко всей земле погибели, а Кундея во многих местех поиск учинил.

И Иван и Михайло для подлинных вестей посылали переводчиков в Амстрадам, а велели у тех торговых людей, которые ездят на Русь, проведывать подлинно; что ныне во Францужской земле делаетца, и где король, и што у них с Кундеем на какове мере, и чаять ли вперед меж их зделки, и землею короля на государстве любят ли, и о чом у короля с Кундеем спор и ссылка о том меж их есть ли и чего чают меж их.

И перевотчики из Амстрадама привезли вести, и написано в них, что королю из Бардиуса вскоре не бывать, а всею землею его на государстве любят, а хотят отца его изменников сыскать и казнить, а ему государствовать по-прежнему.

Да и Статы из собранья от себя прислали вести ж, а в них написано, что король в Бардиусе, а в Парис ему не бывать вся зима.

И Иван и Михайло изложили на том, что итти в Бардиус и к статом посылали, чтоб они их велели отпустить в Бардиус, а для б договору о карабле прислали к ним кого поговорить.

И Статы для договору присылали прежних же стат, Ендрика Зиндрина с товарыщи. И пришот, те статы сказали, что у них по государево грамоте карабли и провожатые до Францовские земли им готовы, и по вашему прошенью таков человек, который во Францовской земле много лет служивал и языку достаточно умеет и нравы знает, готов.

И Иван и Михайло говорили: что вы к великому государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии самодержцу к его царскому величеству службу свою показуете, его великого государя нашего веле[нье] /196/ исполняете и сверх его царского величества грамоты, что к его царского величествия делу годно, и та ему, великому государю нашему, ваша служба и раденье будет все ведомо. А ещо б вам нам объявить, карабль ваш нас до Бардиуса довезет, а тут будет короля нет, а нам будет х королю в тот город, где он, на карабле дойти мочно, и нас на том карабле туды, где король, проводити, и только себе почаем вскоре отпуску, пождати нас во Францовской земле и назад к себе в Галанскую землю привесть велите ли. [179]

И статы сказали: того зделать не уметь, што нашему караблю вас ждати и назад вести, потому что францужской король на нас за то станет негодовать, что нам в его земле вас с своим караблем ждати. А [...] (Зачеркнуто: «што») будет короля в Бардиусе нет, а пошол в Парис, и мы вас велим отвести до Рована, потому что Рован к Парису ближ.

И Иван и Михайло им говорили: за то королю на вас досадовать не за што, нешто будет вам покажетца так убыточно, и для того нас ждати не велите, и мы станем на те дни, что нас станет карабль ждати, карабельным людем наем от себя платить. А чтоб вам за тем нас ждати отложить не велеть, а напрасно карабля вашего не станем держати ни одного дни, — будет узнаем, что нам зажитца или караблей тут нанять назад добудем, и мы ваш карабль тотчас отпустим.

И статы сказали, что они о том поговорят в собранье.

И сказали Ивану и Михайлу, что владетель у них во всех Статах стат же Ян Бернафельт 18. И Иван к нему приказывал, чтоб с ними повидался. /197/

И Ян Бернафельт у Ивана был, а пришот, говорил: в чом будет ему мочно великому государю царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии послужить, и он рад ему, великому государю, служить и для его великого государя и тебя навестити пришол. А сидит он в собранье 40 лет, а у послов ни для каких дел не бывал, только бывал у францужских послов для воинских дел, да и то с первых лет, а з 28 лет ни у каковых послов не бывал ни для каких дел, а к вам пришол для того, что слыша великого государя вашего величество и к подданным нашим, к торговым людем милость, да и для того, что писал к нам государь ваш, что он, великий государь, хочет с нами быти вперед в дружбе и в ссылке, и мы его царского величествия мидости ради и служити готовы, где его царского величествия к нам веленье будет и сколько их мочь сяжет. (так в тексте)

И Иван и Михайло ему говорили о толмаче и о карабле так же, как и прежним статом.

И он сказал: о том они в собранье говорили, а что их о том приговор, с тем к вам и пришлем. И Иван его звал есть, и он есть остался, и ел еству рускую, как была варена у Ивана про себя.

И назавтрие того дни Статы ис собранья прислали статов же Индрика Зиндрина с товарыщи с тем, что они караблю велели провожать до Бардиуса, а будет короля в Бардиусе не будет, и они велели туды провожать, где ныне король и ждать велели караблю по вашей воле, как вы там себе отпуску почае те. И как на море на карабль ехать, и они учинят весть. /198/

И ноября в [...] (пропуск в тексте) день в [четверг] приезжали к столу статы Ендрик Зиндрин с товарыщи 7 человек и потчивали Ивана и Михайла своею ествою, а говорили, что у них так в обычае повелось, что послом и посланником на отпуске стол бывает и потчивают статы, потому что у них государя нет, а владеют всем от всех городов выборные люди статы и к себе великих государей послов и посланников звати и потчивати никому у себя на подворье от земли одному нельзя, и для того потчивают [180] на посольском дворе. А для великого государя вашего чести статы всех семи государств Статов вас потчивать прислали. И после стола встав, статы чашу великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии многолетнего здоровья [...] (зачеркнуто: пили) поставити велели и били челом Ивану, чтоб подал, а они про его царское многолетное здоровье чашу пить ради. И пили все государеву чашу радостно, а подавал Иван. /199/

Ноября в 11 день пошли на море на карабль, а провожать прислали Статы прежнего стата Флороса Фантейлина, и провожал на карабль до устья.

А во Францовскую землю пришли в устье в реку Горон (Гаронна) декабря 10 число. И не доходя города Рояна 19 стоит на заставе от Кундея князя воинских 17 караблей. И прислал х караблем, на которых Иван и Михайло шли, спрашивать от себя дву караблей, а иные в те поры выимали якоря. И приехав, спрашивали, какие карабли и куды идут. /200/

И капитон по приказу сказал, что карабли воинские Галанские земли, а провожают великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца посланников.

И карабли зашли с реки и пропустить не хотели, а говорили, чтоб им ехать в Роян к воеводе, а в Бардиус они их без воеводцкого ведома не пропустят, потому что вся земля в зборе тут.

И Иван и Михайло велели говорити переводчиком: где великий государь царь и великий князь Михайле Федорович всеа Русии самодержец холопем своим велел быти, тут по его царского величества приказу и идут, а до земли до вашей царского величества посланником дела нет.

И они учали заезжать из салдатов по караблю поставили и парусы завесили, грозились битца, а на галанских караблях воинские люди изготовилися и наряд изготовили против и велели воинскому караблю напустить на амаралов карабль. И амарал исторопился, битца не похотел и дорогу дал. А провожали галанцы до Бардиуса на дву караблях — один был воинской невеликой карабль «Ахт», по-руски «Гонец», а другой карабль торговой, а на тот путь наряжен воинским же запасом и нарядом.

Декабря в 11 день приехали во Францовскую землю под город Бардиус и посылали с карабля в город перевотчиков к королевским думным людем. И велели говорити, что присланы от великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца к великому государю их, Лодвику королю, посланники для их великих государственных дел, а стоят под городом на караблях. И они бы, думные люди, про них государю своему сказали и прислали их встретить и двор и корм велели дата по посольскому обычаю. /201/ И думные люди приказали, что они, доложа государю своему, встретить пошлют тотчас, да послали, велели двор изготовить.

И того ж дни в час ночи приехал от короля навстречю на берег х караблю в трех восках королевской барун мосор де Буйнил 20, да с ним королевских 3 конты, по-руски князи, — конт де Ампере, конт де Нантулие, конт Синт-Аньян 21. Да за [181] восками ж пеших человек з дватцать да восмь свеч витых. А в восках было по четыре лошади, — в первом воску лошади серые, а воски подбиты бархаты червчатым да зеленым, а по бархату шито золотом. И поставя воски, переехали пристав и конты на карабль.

И Иван и Михайло велели их встретить перевотчиком и людем своим, а сами вышли на карабль ж и стояли у кормы, потому что в корму было им итти тесно.

И Боинил и конты пришли на карабль с великою честью, сняв шляпы.

И пришет к Ивану, барон мосор де Буинил говорил: великий государь наш король, услыша великого государя вашего присылку, обрадовался и велел вас встретить мне да 3-м контом и принять честно, как достоит великого государя послом, и вам бы ехати на берег и в город на подворье.

И Иван и Михайло говорили: слышав великого государя вашего короля к великому государю своему царю и великому князю Михайлу Федоровичю всеа Русии брацкую любовь и подвижность, тому радуемся и на его к себе милости челом бьем. А нешто как [аж] даст Бог государя вашего послы или посланники у великого государя нашего будут, и великий государь наш его царское величество тем государя вашего послом и посланником по тому ж велит учинити, и чтоб великий государь, ваш велел нам быти у себя на посольстве не замотчав.

И говоря, (говоря вписано вместо зачеркнутого: и остався) поехали на берег, а приказали с обеих караблей, как на берег переедут, велели изо всего наряду стрелять.

И едучи дорогою, с Иваном и с Михайлом Боинил говорил: великий государь наш король и королева государства Московского не знают и з государем вашим ссылка не бывала. И как вы к думным людем присылали про себя сказать и они стали короля и королеву докладывать, и король и королева тому подивились, что на [перед] /202/ сего послы из Московского государства у них не бывали. И государю нашему королю и королеве про великое государство Московское розсказывали королевского двора честные люди, которые в Московском государстве бывали. И великий государь наш король и королева вас велели приняти честно, как у них в государстве иных великих государей послов приимают и во всем велели честь воздати.

И Иван и Михайло говорили:

Прежнему великому государю нашему царю и великому князю Ивану Васильевичю всеа Русии самодержцу, нынешнего великого государя нашего царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца деду, с прежним государем вашим, з Гендриком королем францужским дружба и любовь и ссылка бывала ж 22. /203/ А ныне великий государь наш царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии самодержец, ведая деда своего великого государя царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии самодержца с прежним государем вашим з Гендриком королем францужским любительную дружбу и ссылку, так ж з братом своим с великим государем вашим Лодвиком королем хотя быти в братцкой любви и дружбе и в ссылке, как он, великий государь наш, с ыными [182] великими хрестьянскими государи в братстве и любви и в дружбе и в докончанье, послал к нему, государю вашему, государство свое обестити (так в тексте) и о иных о своих великих государственных делех, которые ему, великому государю нашему, и государю вашему и их великих государств настоят ко всякому добру и покою хрестьянскому. А Московское великое государство славно во всех великих хрестьянских и мусульманских государствах, не то што здесь, но и в дальних странах отчины его великого государя нашего — Сибирское царство подошло к Китайскому великому государству, а Астраханское царство — к Персицкому государству. А Францужского государства торговые люди в государя нашего отчину, в Поморья, ездят торговать по вся лета.

И Боинил говорил: государю нашему королю и королеве присылка государя вашего добре полюбилась. И слыша его великого государя, велели вам честь учинити свыше иных великих государей послов.

А приехав в город на подворье, пристав Боинил и конты проводили в комору, а шол пристав Буинил все с левую руку и у Михайла, а конты шли за ним. А проводя, Боинил говорил, чтоб послом не осудить, город здеся украинной, а король ныне здесь /204/ не с малыми людьми, да с королем же многие государей послы, и лутче того двора здеся добыть немочно. А стоял на том дворе шпанского короля посол, а очистили его вскоре для вас. А будет тот двор мал, и на вас заняты подле того четыре дворы, а очистить их велят завтра. Да простився, пошли вон.

И Иван пристава Боинила проводил до дверей, а Михайле ис коморы проводил в переднюю полату, а перевотчиком и людем велели провожать до воска.

И идучи, де перевотчиком Боинил говорил: велел де было король послати к посланником корм з дворца, мясную еству, сказал что, и им мясная ества не пригодитца 23, и для того не послали. А рыбы здеся вскоре добыть нельзя, и им бы на то не подивить, потому что лучилось вскоре.

А поедучи з двора, пристав никаких людей на дворе не оставил и сторожей не было.

И наутро декабря в 12 день, в четверг, приходил от короля и от королевы с кормом клюшник. А пришот, говорил: великий государь и королева вам, великого государя посланником, приезду поздравляют и ради добре. И велели вам во всем честь воздати и корм давати з дворца. И принесли, велите принято. Да велели король и королева у вас для ваших дел быти гарды своей салдату. И што будет вам сверх того з дворца понадобитца, и вам бы о том приказывати ко мне с тем салдатом, а я о том учну короля и королевы докладывати.

И Иван и Михайло велели корм принять, и корму принесли скудно добре, с нуждою на пять человек на день.

И Иван и Михайло клюшнику говорили: великому государю вашему Лодвику и великой государыне королеве на их милости на корму челом бьем. А Божиею милостию великого государя нашего царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца его царского величества жалованьем у нас запасы свои есть. А каких было запасов [183] весть немочно, и у нас его царского величества жалованьем купить есть на шго, только бы добыть купить. А того кормуг што ты принес, нечево /205/ не токмо что нам всем, и перевотчику тем одному пронятца нечем, только не принять того королевского жалованья не смеем.

И клюшник промолчал, ничево не говорил, а приносили корму по тому ж всего шесть ден, а после того и того не приносили.

Того ж дни приходили королевские потешники и королевские трубачей и набатчики, 47 человек. И пришот на двор, играли, а в обычаях у них повелось, что их послы и посланники и всякие иноземцы дарят. И дано им дару 24 крона.

Да воеводских трубачеев и набатчиков 62 человека, а дано им на подарки 16 кронов.

Да королевским возницам десяти человеком дано 10 кронов.

Клюшнику и сократарьюсом (так в тексте) в подарки десять пар соболей.

Королевского ж двора гардам, которые приносили алманаки 24, на подарки вышло 320 картикуй 25.

Жонкам и девкам и робятам того двора, на котором дворе в Бардиусе стояли, 15 картику[й].

Воеводцким 2-м возницам 3 картуй.

В гостинстве ночь ночевали, да назавтрее половину дня жили, а взяли за корм и за питье и за дрова 55 кронов.

Да жонкам и девкам и робятом, которые постели стелют и полаты метут, в подарках 10 шилен 26./206/

И Иван спрашивал Буинила: у руки послы у государя вашего бывают ли.

И Буинил говорил: не бывают.

И Иван говорил, чтоб он короля доложил, чтоб король нас после посольства и королевы пожаловали к руке, потому что у нас у великого государя нашего то в обычае ведетца, што все послы после посольства бывают у руки, то послом от государя милость.

И Боинил сказал; коли вы похотите, королю и королевом за то стоять не за што, а наперед того у нас не бывало. /207/

Да Боинил же говорил: велел вам король и королева говорити, чтоб вам от государя государю их поклон отправить. А о деле, што наказано, то бы вам говорить з ближними людьми, а у ближних людей будете иным временем.

И Иван и Михайло говорили:

Того нам никак учинить не уметь, что нам от великого государя нашего государю вашему наказано, а на посольстве того не говорити. Что ж государя вашего к великому государю нашему дружба и любовь, что государь наш наказал ему нам говорити, и государь ваш нам о том велит говорити з ближними людьми, а себе на посольстве того говорити не велит. Того нигде ни в которых государствах не ведетца, что от великого государя к великому государю наказано, а говорити то мимо государя з ближними людьми. И государь бы ваш нового обрасца не всчинал, то все слушал, что нам великий государь наш к нему, брату своему, наказал, и на посольстве о том нам по великого государя нашего братству и любви свою любовь и [184] подвижность объявил, как у великих крестьянских государей искони в обычаех против братьи их великих хрестьянских государей дружбы и братственной любви бывает.

И Боинил говорил: великий государь наш король и королева то приказали к вам не для гордости и неприятельства, для того что государь наш король ещо молод, а люди государства его ныне в смуте, и тут будут на посольстве доброхоты и изменники его и иноземцы многих государств, и ему, государю, то хочетца от них скрыть, чтоб нихто неприятель его великого государя вашего с ним дружбы и любви не ведал. А шо вам ему, государю, на посольстве речью и говорить, и он, государь, ещо молод, государственных дел не делает, и после вам то з ближними людьми говорить же, только то сведают неприятели его. /208/

И Иван и Михайло отказали, что им никак того учинити не уметь, что на посольстве от великого государя своего государю вашему наказных речей не говорити. И государь бы ваш велел нам у себя на посольстве быть и никого тут тех людей, которым не верит, пущати не велел.

И Боинил говорил: государь молодой, а люди здеся вольные, да ещо ныне в смуте. И как то учинить новой образец, что на посольство к себе не пустить, да и для того иной и ему, государю, служит, а недоброхот. Да ездил о том о всем докладывать.

И приехав, сказал:

Великому он государю своему королю и королеве речи ваши сказывал. И король и королева приказали, велели говорить, только вам того по их приказу не зделать и вам меж великими государи, государем своим и государем нашим, тем дружба и любовь помешать нихто ни х кому с указом не приезжает. А как великих государей послов и посланников приимати, то во Францужской земле знают давно, которых государей послы бывают неприятны, и тех послов отделывают и без короля приказные люди. А з государем вашим государь наш хотя быти в братстве и любви и дружбе, делает по его царского величествия честь во всем, а нечести ни в чом учинити не хочет. А то издавна на Францовской земле и у прежних государей францужских королей ведетца, что дел на посольстве перед короли не говорят, а говорят о всяких делех послы з думными людьми. Да и то вам король и королева велели говорить, будет вам похочетца толь, чтоб дело ваше было королю ведомо преж думных людей, и король и королева велели вам то дело себе подати, написав, /209/ и им будет ведомо. А только вы упрямо учините, станете через королевскую волю делать, то на посольстве говорити, и король у вас слушать не станет, и посольство ваше будет не в посольство.

И Иван и Михайло, видя то, што устоять за то немочно, да и в наказе про то не описано, велели речь перевотчиком написати по-немецки.

И декабря в 14 день, в суботу, у короля на посольстве были. А приезжал с королевскими воски пристав барун мосор де Буинил, а с ним 2 сократарьюса, Пизиусовы порутчики. А привез 2 воска королевских, и в восках приехали на королевский двор х крыльцу. А по королевскому двору стояли салдаты с мушкеты. А в сенех и по леснице гарды королевские с протазаны 27, платье на них бархат лазорев, шито серебром и [185] зделано как латы, протазаны навожены золотом, кисти шелк лазорев да червчат с серебром. А сказывают, их 400 человек, а всей королевской дворовой гарды 3000 человек.

А как в полату, в которой были на посольстве, вошли, и в полате у дверей встретил от короля всей гарды королевские капитон. А встретя, остався, пошол с левую руку у Ивана поперед Михайла, сняв шляпу. И Ивану и Михайлу говорил, чтоб они шапки сняли и королю поклонились, а короля было еще не видеть. И Иван ему говорил: не видяв нам короля, перед кем шапки снимать и кому кланятца. А как короля увидели, и пришот к рундуку 28, королю поклонились.

И король встал, а велел Ивану и Михайлу взойти на рундук. И как Иван и Михайло взошли, и король им велел на себя шапки положить, а сам сел.

И Иван правил от государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии поклон, покаместа государево имя говорил, без шапок стояли Иван и Михайло.

И против был государева поклона король усидел, и Иван о том королю по наказу говорил.

И король тотчас встал, а ближней человек Пизиус 29 о том говорил с великим умаленьем, чтоб в том на государя их, короля, дива не учинить, потому что дитя, посольственные дела ему ещо не за обычай. И он то, государь, учинил никако не хитростью, а государя вашего братству и любви государь их рад и во всем ему, великому государю, рад честь воздаватй по братцкой любви [и] /210/ дружбе, а нечести ни в чом показать государь наш государю вашему не хочет. И с тех мест и до отпуску король все стоял без шляпы. А грамоту принял и держал любительно сам король, а никому не отдал.

А после грамоты Иван подал речь письмом, а говорил:

А о чом великий государь наш царь и великий князь Михайле Федорович всеа Русии самодержец и многих государств государь и обладатель тебе, великому государю, брату своему, о ваших великих государских государственных делех велел нам говорити, и ты великий государь приказал то себе подати письмом, и мы учинили для братства и любви государя своего с тобою, великим государем, по твоей королевской воле.

И король, приняв, отдал ближнему своему человеку Пизиусу. И говорил король: великому государю вашему любительному своему брату и доброму другу во всем служивне готов, где будет мне мочно. И он бы, брат наш, не токмо о тех делех, о которых к нам писал и наказывал, о которых делех и не писал, был надежен. А мы ему, великому государю брату своему, подвижны служивне.

И после того пожаловал король и королева мать и королева молодая к руке.

А быв у руки, Иван велел королю сказать подарки, челом бьет от себя сорок соболей да лисицу чорну, а королеве матере сорок соболей.

И король и королева велели подарки поднести к себе Ивану самому и приняли у Ивана сами ж, а приняв, смотрили и почали быть весели и сказали: помози Бог.

И Иван и Михайло, челом ударя королю, пошли ис полаты и поехали на подворье. /211/ [186]

А на посольстве перед королем стояли с правую руку рацер (Так в тексте) сакратарь де тат Пизиус, а налево от короля стоял дюк де Немур гертох 30. А больши толь никого блиско короля не было. А место, где король сидел, вшот в полату против дверей к задней стене зделана дымная труба, где кладут огонь. А по прави меж стены и трубы зделан рундук вверх три ступени. А посреди рундука к задней стене поставлен стул королевской, а с правую руку у короля стул задом к трубе королевы матери, а с левую руку у короля стул к сторонн[ей] стене королевы его. Да на рундуке ж стояли блиско х королеве матере Пизиус, а по левую руку дюк де Немур, да за ним блиско королевы молодой жонки да девки. А людей полата полна, а все стояли, нихто не сидел. А чинов никаких перед королем не было, и король и королевы в обыч/212/ном платье.

А едучи дорогою, пристав Боинил говорил и приехав на подворье: приказали де король и королева быти вам у ближнего своего человека у Пизиуса. И чево государь ваш у короля просит, то сказати велели ему, а он короля доложит и против того вам ответ учинит.

И Иван и Михайло Боинила спрашивали, какой человек Пизиус и где нам у него быти.

И Боинил сказал: Пизиус у короля ближней человек, а быти вам у него в той полате, где приезжает в думу король и королева и все думные люди да и всех великих государей послы к тем людем, кому которое посольство бывает приказано, приезжают и с ними говорят. А без того у них во Францужской земле не бывает. А вам у Пизиуса быти надобет, потому что король идет вскоре отселева в ыной город, и вам бы до походу на посольство ваше ответ был. /213/

И Иван и Михайло говорили: великий государь наш царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии самодержец к великому государю вашему и брату своему Лодвику королю писал и приказывал, чтоб государь ваш, видя его царскую к себе любовь и подвижность, похотя с ним, великим государем, быти в братстве и любви и в ссылке, как он, великий государь наш, с ыными великими государи хрестьянскими, нас бы отпустил не задержав, и своих бы послов и посланников к нему, великому государю, о добрых делех, о братственой любви и дружбе слал с нами вместе и с ними наказал подлинно, как им великим государем нашим меж себя в дружбе и в любви вперед быти, и тебе б о том государя своего короля и королевы доложить или ближнем людем сказать, чтоб они короля и королевы доложили, будет им поход отселева вскоре, а нас будет до походу им отпустить ко государю нашему и своих послов послать не успеть, и они б нам велели быти с собою в походе, дав подводы и корм. А чтоб нас ко государю нашему велели отпустить от своего лица, как великому государю нашему по его царскому величеству достоит, и своих бы послов или посланников ко государю нашему о добрых делех, о братственной любви и дружбе слали с нами вместе.

И Боинил сказал: короля он и королевы доложит, а то дело наудачю статное ли, что дать корм и подводы, того у них в государстве не ведетца, подвод и кормов послом и посланником не дают. [187]

И Иван и Михайло говорили: будет король и королева станут откладывать за тем, что нам корм и подводы дать, и у нас лошади и корм будет, только нам, будет их отселева поход будет, вскоре велели с собою быти в походе и велели бы нас к великому государю нашему к его царскому величествия отпустить от своего лица, как его царскому величествия достоит, и своих бы послов или посланников к великому государю нашему о добрых делех, о братственной любви и дружбе слал с нами вместе. /214/

И декабря в [...] (в тексте пропуск) день, приехав, Боинил сказал, что он короля и королевы о всем по вашему приказу докладывал, и король и королева к вам приказывали, чтоб вам быть у ближнева человека их, у Пизиуса, и с ним о государеве деле говорить. А они ему приказали, велели вам во всем честь учинить, как у них в государстве повелось.

И декабря в [...] (в тексте пропуск) день Иван и Михайло у Пизиуса были. А приезжал с королевскими восками пристав же Боинил: А как приехали, Пизиус встретил в сенех. А как з двора поехали, проводил до воска. А седчи, Пизиус говорил: чево государь ваш у государя нашего просит, и они б ему объявили, а грамоты государя вашего у нас перевесть некому.

/215/ И Иван и Михайло Пизиусу говорили тое статью, которая написана в наказе думным и ближним людем говорити.

И Пизиус, выслушав, молвил: великий государь наш король великого государя вашего братству и любви рад и велел на посольство ваше ответ дати, как достоит великому государю вашему. А грамоты государя вашего у нас перевесть некому, руских перевотчиков у государя нашего нет. И хочетца ему ведать то, как у государя вашего с польским и с свейским короли ссора учинилась и что ныне меж их, война ли, или о миру ссылка, и на чом меж их миру чаять.

И Иван и Михайло о том о всем говорили по наказу и о неправдах по списку, каков список дан 31. А про грамоту сказали, что грамота с ними на запас от великого государя нашего есть такова ж, какову мы на посольстве подали, немецким письмом. И мы к тебе тое /216/ грамоту пришлем.

И Пизиус, слушав неправды польского и свойского королей, покачал головою да молвил: то он все уразумел гораздо. Да после того говорил: великий государь наш король и королева во всем государя вашего прошенье полнить станут и ко государю вашему свою подвижность против его государские любви и подвижности отпишут и послов своих пошлют. А людем своим заказ учинят однолично, у польского и свейского короля най-моватись и в государя вашего государства войною ходити не велят. А как ехали к себе, провожал до воска, и покаместа в возок не сели, никак не поворотился.

Того ж дни приезжал на посольской двор королевской барун, ближнего человека дюк де Пернанов 32 племянник. А пристав в те поры сидел у Ивана. И пришот, тот дюк дю Пернанов племянник с Ываном и с Михайлом остался и спрашивал о здоровье и говорил: Московское он великое и широкое государство знает и царю Василью с Яковом Пунтосовым 33 служил, над францужскими ратными людьми был начальником. И ныне он королю и королеве про Московское великое государство [188] росказывал. И король и королева хочет з государем вашим быти в любви и дружбе и посылают послов, и чает он, что то будет государю вашему любо.

И Иван и Михайло говорили: а не хотя бы великий государь наш царь и великий князь Михайле Федорович всеа Русии самодержец з братом своим, з государем вашим, быти в дружбе и в любви и в ссылке, и он бы, великий государь, ко государю вашему и не посылал. А то великий государь наш царь и Великий князь Михайле Федорович всеа Русии самодержец, ведая деда своего великого государя нашего царя и великого князя Ивана Васильевича всеа Русии самодержца с прежним государем вашим, з Гендриком королем францужским, любительную дружбу и ссылку, ко государю вашему прислал государство свое обестити (так в тексте) и о иных о своих и государя вашего государственных .делех и прежних государя нашего, а своего деда, с прежним государем вашим, з Гендриком королем, братственную любовь и ссылку напомянуть. И о том великий государь наш ко государю вашему писал и с нами наказал, чтоб государь ваш, видя к себе великого государя нашего любовь и подвижность, нас велел отпустити, не задержав, и своих бы послов или посланников к нему, великому государю, слал, наказав допряма, как им, великим государем нашим, вперед меж себя в братстве/217/ной любви и ссылке быти.

А после его про него пристав Боинил говорил, что он добиватца добре, чтоб его ко государю вашему послали, да чаю де мимо его ныне пошлют, потому что у него в королевском дворе племяни много.

А перевотчику Мартанье велели Иван и Михайло проведывать, как король из Бардиуса сколь скоро пойдет и куды пойдет и што про послов говорят, хочет ли король послов послати, и буде хочет, и кого хочет послать имянем и какова чина человека. И Мартанья проведывал а сказывал, что на королевском дворе то и говорят, что послать король ко государю хочет, а [...] (пропущено 2 слова) добиваетца, чтоб его послали. А сколь скоро послов послати король хочет и как из Бардиуса итти хочет, того не ведомо, коши 34 были перевезены за реку, да опять поворотили из-за реки. А про присылку де король и королева безпрестани хвалят и хотят з государем в ссылке быти и любо им добре. А дары Ивановы так ж хвалят и своим ближним людем кажут. Да то ж и пристав Боинил про дары говорил, что король и королева Ивана хотят дарить против.

А на королевской двор проведывать галанского перевотчика Мартанью посылали по двожды на день с самого приезду и велел[и] ему, что услышит сказывать себе, потому что он со многими королевского двора и великих людей с людьми знаетца.

И декабря в 16 день Мартанья сказывал: розговаривал де сегодни у канслера на дворе конт ди [Омпуре], которой был на встрече с приставом з баруном с мосор де Боинилом, что де государь ваш пишетца в титла многими, а не всем тем владеет, пишетца всеа Русии, а Русь де за польским, а Лифлянты за польским же королем. /218/ [189]

И он де, Мартанья, против того ему говорил, штоб де ты то сказал послу, и он бы тебе против того умел дати ответ, а то де за очи говоришь, делаешь смуту. А те де люди ему стали смеятца. что он против его замотчал, говорить ничево не умел.

И декабря в 17 день в вечере пришет с королевского двора, перевотчик Мартанья сказывал: на королевском де дворе великая смута учинилася, пригнал гонец ис полков, что послан был от короля против Кундея князя дюк дю Гвиз 35, а с ним было 12000 людей, и тех де людей Кундея побил, а хочет итти по обе стороны реки к Бардиусу и хочет короля осадить. И король де и королева и ближние люди в великой кручине. А ратные люди, которые ныне при короле, служить не хотят без денег, а у короля де денег нет. А здешнего де города люди хотят папские веры у всех ружье поотнимать. И говорят де, што король завтра идет в поход, а хочет иттить в город в Агулем да в Седан 36.

И Иван и Михайло того ж часу посылали перевотчиков к приставу Боинилу, а велели ему говорить, чтоб он у них побывал. И наутро Боинил приезжал.

И Иван и Михайло ему говорили: слышали они, что король отселева идет вскоре, а они не отпущены, а в походе с собою король нам быти не велел. И он бы, Боинил, короля и королевы доложил, чтоб король, похотя с великим государем нашим царем и великим князем Михайлом Федоровичем всеа Русии самодержцем быти в братственой любви и в дружбе и в ссылке, велел нас отпустить от своего лица и своих бы послов или посланников ко государю нашему его царскому величеству отпустил. А на отпуске бы велел нам быти у себя, как у великого государя нашего братьи его великих государей послом и посланником бывает и как у всех великих хрестьянских государей государя нашего послом и посланником отпуск бывает, и грамоту б к великому государю нашему нам велел отдати при себе, государе, — то меж их, великих государей наших, начало доброму делу. /219/

И Боинил, быв у короля, сказал, что он о том короля и королевы докладывал.

И король и королева вам сказати велели, что им и самим то не любо, что вы у них ничем не почтены и на отпуске не были, только б вам в том не подивить, поход им лучился вскоре, быть вам у них неколи. А не для неприятельства то учинили, но случаем. А грамоту б вам ко государю взята, а пришлют к вам на подворье. А о всем ко государю вашему свою подвижность и невзгоду писали, да и вам бы то государю своему сказать, што здесь сталось случаем, а братству и дружбе его великого государя ради. А отпустити вас приказали здешнего города державцу честно и служити вам велели, чтоб было все к вашей чести. /220/

И Иван и Михайло о том посылали говорить к Пизиусу.

И Пизиус сказал то ж, что де посланником не подивить, на отпуске им у короля быть неколи, а грамоту он к ним пришлет. А чтить их и провожать и во всем служити им приказали король и королева здешнему воеводе.

И декабря в 20 день изутра в осмом часу, а по-московски в третьем часу дни принес на подворье королевской сократарь, [190] Пизиусов порутчик Индрик королевскую грамоту, а король уже пошол, а списка не принес.

И Иван говорил о списке, и он список принес. А перевесть было списка в те поры вскоре нельзя, и велели перевесть у грамоты подпись. А на подписи перевотчики перевели написано:

К пресветлейшему и велеможнейшему князю нашему любительному брату и доброму другу царю росийскому.

И Иван и Михайло посылали с тою грамотою к Пизиусу, а велели ему говорить, чтоб он тое грамоту велел переписати и велели бы в нее великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца имя написати с титлы, как он великий государь в своей грамоте ко государю их писался, да и список с тое грамоты к ним прислал. А тое грамоту ему велели отдати, потому что та грамота написана не попригожю.

И Пизиуса не застали, уехал за королем, а сократарьюс, которой грамоту принес, говорил, что у государей их у францужских королей то повелось издавна, что ни х которому государю в ответную грамоту имянем и титл не пишут, а короли францужские своего имяни и титл не пишут же.

И Иван и Михайло посылали с тою грамотою за королем на стан перевотчика Мартанью, а велели ему грамоту отвести Пизиусу и ему говорити, что та грамота написана не [по-]пригожу и он бы ее велел переписати и велел великого государя нашего царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца написати с полным имянованием и с титлы, как великий государь наш его царское величество ко государю их Лодвику королю в своей царского величествия грамоте писался. /221/

А будет Пизиус тое грамоты переписать не похочет, и ему велели итти х королю и х королеве и говорити то ж, и чтоб король, похотя с великим государем нашим царем и великим князем Михайлом Федоровичем всеа Русии самодержцем быти в братстве и в любви и в ссылке, велел тое грамоту переписати. А велел бы в ней государево царево и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии саможержца имя написати с полным имянованьем и с титлы, как великий государь наш к нему, великому государю, в своей царского величествия грамоте писался и как его великого государя все великие государи братья его царского величествия описуют.

А будет ему короля и королевы видети немочно, и ему велели говорити ближним людем, чтоб они короля и королевы доложили, чтоб король и королева велели тое грамоту переписати и велели б государево царево и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии самодержца имя написати с полным имянованьем и с титлы, как он, великий государь наш, к нему, великому государю в своей царского величествия грамоте писался, да и список с тое грамоты взяти. /222/

И перевотчик ездил за королем 3 дни, а издержал на подводы на наем и на корм и на перевозы сто тринатцать золотых кронов. [191]

А грамоту привез и з грамоты список, а в списке великого государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии имя написано.

И сказал: как де он приехал х королю на другой стан и у Пизиуса был и ему по приказу о грамоте говорил. /223/

И Пизиус де ему отказал, — того де в государстве их искони не повелось, что государев писати имяны или титлы, и государь де их ни х кому имянем и с титлы по тому ж не пишетца, а ныне им нового обрасца учинить нельзе, как де государь их пишетца к великому /224/ отцу папе и к великим государем к цысарю и к шпанскому королю и к иным великим государем, так написано и к росийскому государю. А что де великий государь царь и великий князь Михайло Федорович всеа Русии в своей грамота государя их короля написал имянем, и то у них не самая честь, тем имянем государи их не пишутца, то ему, государю, и величество и имя, что король францужской.

И он де, Мартанья, пришол х королю и королю грамоту поднес и по приказу говорил. И король ему сказал, что он с великим государем царем и великим князем Михайлом Федоровичем всеа Русии хотя быти в братстве и в любви и в ссылке, велит тое грамоту переписать и велит написати его царского величествия имя, как он, государь, в своих грамотах сам описуетца. Да тотчас послал по Пизиуса, велел ему грамоту переписать и велел государя царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии написати с полным имянованьем и с титлы как он, государь, в своей к нему грамоте писался.

И Пизиус де королю говорил, что в посольственых обычаех у них то не ведетца, на посольство в ответную грамоту ни х которым государем имянем и титлы не пишут, а от себя как хто хочет, так пишет. А ныне ему новой образец как учинить.

И король де ему говорил: да коли де у них так ведетца, и посланники о том прислали.

И Пизиус де ему сказал: посланник де у тебя учнет государю своему венца твоего просить, и тебе и венец свой государю их отдать же. Да пошол король и Пизиус с ним х королеве.

И вышотчи, де Пизиус говорил: великий государь король, хотя с великим государем вашим быти в братстве и в любви и в дружбе, через обычай предков своих велел государя вашего имя в грамоту свою (над строкой другим почерком) написати, а титл де государь их себе не пишет и ни х кому их титл не пишут же, и имянем по ся места ни х которым государем не посылали, а то велели учи[нить] по рускому обычаю для братства и любви государя вашего. /225/

А как из Бардиуса поехали на карабль, и приезжал на подворье бардиуской воевода прощатца и ехать до карабля прислал свой возок,

А как приехали на устье под город Роян, и города Рояна воевода выслал с кормом и приказывал службу свою, где будет велят ему в чом послужить, и он готов. А что будет хотят с собою провести торговых караблей безпошлинно, и он им за те карабли не постоит. Да воевода ж приказывал бить челом за то, [192] што королю на них итти карабля не дали и их тем с Статами не ссорили.

А карабль воинской, тот, которой Ивана и Михайла посылали Статы провожать, хотел король взять и послати на Кундеевых воинских караблей, которые на устье с торговых караблей пошлину емлют, для того что была буря и дву караблей нанесло на мель, а иные розбило, а с иных деревье поссекали. И он хотел карабли (другим почерком) пожечь, а людей побить. И капитон карабля не дал и Ивана о том спрашивался, и Иван ему сказал: как тебе велели Статы, так и делай. И капитон сказал, что взять у него карабль у мертвого, а не у мертвого карабля не имывать, хотел битца, и они ему сулили дары, и он отнимался тем, што дан карабль великого государя посланником и он без их приказу ничево делать не смеет. И так и прошло, карабля не взяли и на Кундеевых караблей не посылали. /226/

А по скаске во Францовской земле великие роды и по местом 1 прынц по латыне Кундей (другим почерком), по роду королю близок, дядя, а ныне против короля стоит [...] (пропуск в тексте), а по-руски принц [кабы] дядька и остерегатель над королем и воинских дел начальник. (Напротив на полях другим почерком: «по-руски удельные князья»)

2 дюк дю Свайсун 37

3. дюк дю Лугвиле 38

4. дюк дю Гвиз, того дюк дю Гвизов дед третьево Гендрикуса короля хотел убить и на королевстве учинитца хотел сам, и король его казнил 39. И как после шурина своего нынешнего короля отец Наварской Ендрик король Францужского королевства доступил, и дюк де Гвиз против его бился. А ныне стоит с королем против Кундея, большой воевода в конатаблево место. И потому Кундея встал, что все ныне в чинех те великие люди, которые были тогды королю противники, а хотели Францужское королевство подвесть под шпанского короля.

5. дюк дю Мене 40

6. дюк дю Роган 41

7. дюк дю Бульюн 42

8. дюк дю Вандом 43

9. дюк дю Парнон. Тот же и с королем в корете сидел, как короля зарезали, про него ж говорят, и убойца королевского у себя держал, а ныне владетелем при короле добре. Его ж и племянника к Москве ко государю послати хотел король. (другим почерком) /227/

А чины во Францовской земле. 1 чиновник конютабле, тот владеет над всеми чинами. А ныне конатабля нет, умер, а был дюк де Муморанси де Франс 44.

А под ним другой чин 4 моршалы, владеют воинскими людьми.

1 моршал дюк дю Бульюн 45. Про него ж в наказе написано, что сватал дочь его за себя свийской король, а присылал Якова Пунтуса, и того не бывало.

2. Делигардере

3. Де Боис

4. Де Роклоре [193]

А при короле канслер Блюлярт 46, тот о [всем] указывает от короля и всякие земские дела ведает. Да с ним 4 сокротари, ближние ж люди у короля.

А имена сокротарем:

1. Вильтра или Вильрой 47

2. Пизиус [кои Левро сын], а в Бардиус к нему на подворье сам король и королева и все думные люди съезжались в дому. 3 сократарь Ломиси, а четвертого имяни не проведали. /228/

О дружбе и о любви францужского короля, с [которыми он] в дружбе и в любви и в докончанье и с которыми в недружбе.

И о тех делех, что написано в наказе про них проведать, и о тех делех проведано и то писано по статьям порознь.

С папою римским францужской король в дружбе и в любви и под его пастырством вся земля Францужская.

Шпанский король францужскому королю тесть, а преж того меж ими было мирное постановенье учинено при отце нынешняго короля.

Цысарь Матьяш 48 со францужским королем в дружбе и в любви и в ссылке, а ныне по жене францужскому королю дед, теща его была цысарю племянница, Леопольдуса бискупа Страхоборского 49 родная сестра. /229/ А другая сестра была за польским за Жигимонтом королем 50, и та умерла. И он другую сестру родную ж Леопольдусову понял. А четвертая сестра Леопольдусова за гертохом за Фларенция 51. Да и до свойства францужский король с польским в ссылке был же.

А в 123-м году польского короля посол, которой у шпанского короля был 52, ко францовскому королю заежжал, просил помочи, И король и думные люди ему отказали. И звал его к себе король есть, а сам король за столом не сидел, потчивал его в королевское место дюк де Мене, а с послом де было 60 лошадей.

А шпанской де король того посла чтил добре, на дворе у него на посольском в столе есть ставили на золотых блюдах. А на отпуске пожаловал ему король в подарки тритцать тысяч кронов золотых. И встреча де и отпуск ему был честен добре. А просил де у короля помочи ж, а на кого и что ему король сказал, того проведать было не у кого.

С аглинским королём францужский король в дружбе и в любви и в ссылке. А сватает аглинский король у францужского короля меньшую сестру за сына своего 53, а просит в приданые государства Гены 54, потому что то государство Гена бывало своё особное, и государя генского не стало, а после его осталась дочь одна, и тое дочь понял был француской Францикиус 55 король и тем королевством владел. И после того с тою королевою роспустился, для того что де она от него воровала.

И тое королеву понял аглинский король и тем государством Геною владел аглинской король 56 и ныне в титлах своих пишетца францужским. /230/

А у аглинского тое землю взял францовской Ендрикус король, а со Францовскою землею Генская земля смежно, а от Аглинской земли море розлило.

И француской же Лодвик король хотел за аглинского королевича сестру свою и то государство за нею в приданые дати, для того чтоб с ним аглинской король на Кундея и на [194] люторскую веру стоял с одного, а на чом у них вперед зделка будет, того не ведомо.

С дацким королем францужской король в сылке ж, а докончанья и недружбы нет, потому что земли их розошлись иными землями.

З галанцы и с недерлянцы францужской король в дружбе и в докончанье и послы францужского короля в Галанскои земле, а галанские во Францужской земле живут без съезду. А учинился с галанцы в докончанье францужской Ендрик король, нынешнего короля отец, для того что он францужским королевством завладел по жене, а шпанской был излюблен землею. И похотя себя утвердить, сложился с голанцы и им против его помогал, чтоб шпанской король силен не был 57.

С свицоры 58 францужской король в дружбе и в докончанье из давных лет. И коли похочет францужский король на войну, людей /231/ в Свицорской земле наймует, а у недругов его не наймуютца. А Свицорская земля меж Францужские земли и Итальянские, а про свицорских людей говорят так, что бойцы великие и измены в них никако не бывает и з бою николи побегу не живет, только им надобет платить всегда, а без денег не служат ни одного дни, как срок дошол, тотчас и деньги дай, а в долг ни одного дни не служат. /232/

С турскими салтаны францужские короли издавна в дружбе и в любви и в докончанье. И францужские торговые люди в Турской земле торгуют безпошлинно.

И как нынешней Лодвик король, учинясь, послов своих посылал, и турской к нему посла своего присылал. И пошол ис Францужские земли в прошлом в 123-м году. И ныне сказывают, от турского салтана посол идет же.

А дружба де францужским королем с турским учинилась тому лет с 60, оттого: взял шпанский король у францужского Франс Легранде короля в Ытальянской земле государство Наплес да княжество Миланен 59. И францужской Франс Легранде король посылал к турскому на шпанского просити помочи. И турской царь францужскому Франс Легранде королю на помочь людей присылал, и те оба государства очистя, ему отдал 60. И с тех мест францужские короли с турскими салтаны в дружбе и в докончанье. А теми государствы после того шпанской опять завладел и ныне владеет 61.

А с папою и с шпанским королем турской салтан в недружбе. А цысарь был мирен, да ныне наудачю мир меж их не нарушитца ли. Присылал турской к нему на воевод, которые от него в Венгерской (вместо зачеркнутого «в Волоской») земле с изветом, что воеводы его мирное постановенье с ним нарушили.

И цысарь де посланники его принял и отпустил честно и дарил великими дары, а воевод своих в Венгерской земле переменил. А устоит ли на прежнем мирном постановенье или не устоит, того не ведомо. А до сроку де мирного постановенья с пять лет 62.

У францужского ж короля ныне посол из Западной Индеи, а просит помочи на шпанского короля 63. А што ему король сказал, того не ведомо, а принас был не отпущон. /233/ [195]

[С] Свийским де королем францужскому королю ссылка не бывала, а ныне де свийский присылал посланников жаловатца на польского короля, что он пишет в титлах свийским и стоит на него и государством его хочет завладеть не по делу.

И король де и думные люди посланнику его отказали, что им до того дела нет, и ответу на посольство его никакова не дали, так де и поехал 64.

А Яков Пунтус во Францовской земле не бывал и за королеву и у дюк де Бульюна за дочерь от свийского короля не сватывался и людей во Францовской земле не наймывал.

А дюк дю Бульюн был у францужского у Ендрикуса короля и у нынешнего Людвикуса короля прынц суврин де Седам, премир маршал ду Франц. А вотчина у него своя, город Седан, блиско Цысарева земли. А веры он люторские, а сестра за ним родная Маврицыуса, что ныне в Галанской земли князь. А ныне дюк дю Бульюн стоит с Кундеем на короля. А королю ни в чем в родстве ни в племяни не бывал.

А свийской король наймует людей тех, которые к нему ходят изо всех земель служить народом, а иных ему людей наймовати в Галанской земли наперед сего (другим почерком). А галанцы с ним учинилися в докончанье и против всех его недругов ему помогали и наряд у себя лили и к нему посылали, а зелье и всякие пушечные запасы все к нему возили из Галанской земли. Да свитцкому ж королю собрал Ондреян фанлют, что был в прошлом во 122-м году, у Архангельского города 65 воинских 4000 людей, а идет с теми людьми к свитцкому ж королю на первых караблях. А пошол был он к свитцкому во 123-м году, да з дороги воротился, для того што сказали ему, у свитцкого денег нет, давать ратным людем нечево. А ныне пошол з докончаньем. (другим почерком) /234/

О том, как францужского Ендрикуса короля убили.

Короля Ендрикуса францужского зарезал мужик 66, тому семой год. А зарезал да тем обычаем: ездил король на Пушечной двор в корете, а с ним сидел в корете думной человек дюк де Парнон. И встречю де королю в уском переулке излучился мужик с телегою с сеном, и королевской возок стал. А убойца, вскоча на колесо, да короля толкнул ножом, и пришло де в ребро, от тое де было раны быть живу мочно. А в те поры де был король кинулся к дюк де Парнону, и дюк де Парнон его не поберег, и убойца де и вдругорядь его толкнул. И тут де его в корете и не стало. А тот убойца не побежал тотчас, его поймали и пытали. И он де с пытки ни на кого не говорил.

А говорят про королевское убойство, что умыслил его убита дюк дю Парнон да королева, потому что король у дюк дю Парнона хотел отнята чин, чем он пожалован при прежнем короле, при третьем Ендрике. И для де того дюк дю Парнон, умысля, сказал королеве, что бутто король то сведал, что она с приданым своим с маршал Денкром 67 ворует и хочет король маршал Денкра казнить, а ее хочет отослать в итальянскую землю.

И для де того королева с ним короля убить удумала. И того де убойца видали до королевские смерти за два месяца у дюк дю Парнона во дворе. А у пытки де были немногие королевины [196] ж советники, а великих людей к тому сыску никово не звали. А маршал Денкра де ныне у королевы времянен добре, и бутто де с ним королева ворует и недавно родила. /235/

И прынц де Кундеи за то стал, чтоб королевское убойство сыскать, от кого завод и где казна, что после короля осталося. А казны де после короля осталося 28 мильюн, а мильюн десять сотн [сян] кронов, а крон по 23 алтына по 2 деньги. Итого 800 000 рублев мильюн.

А всее де ту казну королева розделила з ближними своими людьми, з дюк дю Парнуном, с канслером с Блулартом де Селереем да з братом его з де Селереем же, да с мосор Доле, да с мосор Бульюном, да с маршалом де Анкра, да с канслеровым сыном, с сократарь де татом Пизиусом 68. А розделя, свою всю казну отослала с маршал де Анкром в Ытальянскую землю. А тот де маршал де Анкр итальянин, отец у него был мужик столечник.

А преж де того Кундея о том же вскоре после королевские смерти говорил в Думе, чтоб про королевское убойство сыскать, а повинны де тому королевскому убойству дюк дю Парнон и иные его советники. И королева де его за то с канслером и с иными своими советники ссылали [...]лу.

А иные про королевское убойство сказывают, что убить его накупил папа веры своей з государи за то, что он хотел итти воевать на цысаря и нанял был воинских людей с пятьдесят тысеч и деньги воинским людем дал. И назавтрее было того дни, которого дни его зарезали, итти ему ис Париса. А войну он всчал был по ссылке люторские веры з государи, с аглинским королем и з галанцы и с и[ны] ми люторские веры землями для того, чтоб ему быть по-прежнему в их люторской вере. А пап[и] /236/ ны он веры учинился для великих и всяких служилых и жилецких Париса города людей 69, потому что в Парисе все люди папины веры. И его были хотели убить за то, что он держал люторскую веру. И аглинской де король к нему дары великие присылал, чтоб он был по-прежнему в их вере. И для де был того он всчал войну на папину веру, хотя быть по-прежнему в люторской вере.

А для де отьезду своего ис Париса приказал был король государство свое ведати во всем королеве своей.

И как де короля убили, и она по тому приказу и по ся места государством владеет.

А имя королеве Марья де Медис, лет побольши тритцати, ростом велика, долголика, бела, нос прям, очи исчерна кари. А дочь де гертоха Фларенция, а нынешняго де папы племянница. А бывали де они дохторского родства, и ныне де королева герб носит дохторской 70.

А детей после короля осталось, что прижил с нею, 2 сына да 2 дочери. Сын король Лодвикус ныне 16 лет, круглолик, ягодицы выдалися к носу, чело кругло, взлизовато, нос прям, маленько привскорючь, исподняя губка поотвисла, ростом невелик, волосом исчерна рус, в языке тих, [пришевель], стыдлив.

Другой брат, сказывают, Иоган Гастон де Борбун, 8 лет. Сестра девица, имя ей Крестина де Борбун, лет в 12. Оба живут в Парисе, сказывают, ростом дородны и лицы добры. А сватает тое королевну аглинской Якуб король за сына. А [197] большая им сестра всем, что ныне выдана за шпанского королевича, Елизабет де Бурбун, лет в 17 выдана 71.

Да у короля ж Ендрикуса остались 2 сына непрямой жены — большой сын дюк де Вандом, лет в тритцать, тому де дал отец его /237/ при себе княженье Британью, да его ж де женил отец на дюк де Маркуровой дочери 72. А дюк де Маркур де умер, а после его осталось княженье Анбиртанья, город большой Нанте и иные городы, да дочь одна, и он после себя дочь свою со всем приказал Ендрикусу королю. И он тое Маркурову дочь выдал за сына своего и вотчину его и што после отца ее осталось всю казну отдал дюк дю Вандому ж.

И ныне дюк дю Вандом стоял на короля с Кундеем же за то: дал де ему отец при себе грамоту, что ему быть над всеми францужскими ратными пешими людьми корнелу и женералу, и ныне де тот чин держит дюк дю Парнун, а хочет в свое место в том чину учинити сына своего, и он де стоит за то, чтоб король тот чин ему по отца своего грамоте дал.

А меньшой де брат дюк де Вандомов одной матери с ним, а короля ж Ендрикуса сын, шувалир де Вандом, тот живет в Парисе, а дает ему король годовой оброк.

А францужским королем Ендрикус король, нынешняго короля отец, учинился тем обычаем: был бы король Наварской, а во Францужской земле был король Ендрик ж другой (зачеркнуто: король) 73. И тому Ендрику королю в Парисе на игре выкололи копьем глаз, и оттого францужского Ендрикуса короля не сталось. А после его остались 2 королевича — Карлус, тот королем на францужском королевстве учинился 74, а другой Ендрик — того отпустил по прошенью польских и литовских людей на Польское королевство 75. И Карлуса короля францужского не стало, и брат его Ендрик, ис Польши пришот, а Францужском королевстве учинился и владел не по-королев/238/ски — пил да всегда тешился (Исправлено из: «тешитца») ... А государством владел с матерью его великий человек дюк де Гвизов дед 76, а как деду его имя, того не проведано. А жил де он с королевою, з Гендриковою третьего короля францужского матерью 77. И удумали де было королева и тот ее ближней человек короля убить, потому что король живет не по-королевски, а он всее землю правил и все люди его любили. И король де Ендрикус третей то уведал и того ближнего человека и з братом убил. И мать де его з думными и со всякими людьми хотела за то убить самого, и король от того убойства ис Париса збежал в Туре город 78. И оттого во Францужской земле в те поры учинилась смута. И в то смутное время Ендрикус король Наварской, нынешнего францужского Лодвика короля отец, пришол на Францужскую землю войною и Парис осадил 79. И францужской третей Ендрикус король с ним помирился, зговорил за него и дал сестру свою родную 80 и многие городы приданые, а Парис взял и королевствовал по-прежнему. И того Ендрикуса короля по матери же его веленью зарезал чернец 81. И оттого во францужской земле учинилось межособье великое. А в те поры Наварской король почал королевства Францужского доступать, по[то] му что за ним /239/ кораля [198] францужского другово Ендрика дочь, а третьево Ендрика короля сестра, а иных никого королевского колена не осталось. И француские думные люди, не хотя Наварского короля на Францужское королевство, сослалися с шпанским. И шпанской король против Наварского короля пришол и Новарского Ендрика короля осилел, и Новарский Ендрик король побежал был а Аглинскую землю, и застали его шпанского короля люди во францужском в украйном городе в Дипине и осадили 82. И от шпанского короля отъехал к наварскому королю великой человек Францужского королевства 83 и францужских людей зговорил к Ендрику королю тысяч з десять и шпанского короля людей, вышод из города, побил. И шпанской король для измены францужских людей ис францужские земли отшол во свою землю, а Наварской Ендрик король Францужским королевством завладел по жене 84. И пришод в Парис, учал был держати свою люторскую веру и за то были всякие люди в Парисе его хотели убить. И он веру свою люторскую покинул и учинился в папине ж вере и почал быть француской и наварской король и с тою королевою своею, по которой учинился францужским королем, жив немного лет, роспустился, бутто де от него та королева воровала, и посылал к папе, чтоб ему понять иная жена, для того что она от него ворует да и для того с нею у него детей не было 85. И папа его благословил, и он женился на той королеве, нынешняго Лодвика короля матере. А прежняя его королева, францужского королоя дочь, /240/ жила в Парисе после роспуску лет с пятнатцать, да умерла. [...]. (Опущена часть списка с изложением истории отношений между Испанией и Нидерландами)

О том, как была розмена королевам францужской и шпанской 86 и как были потехи. (Вверху другим почерком и зачеркнуто: «Подклеить под Иванов список») /245/

С шпанскою де королевою был дюк де Седа, а с ним было ратных людей с 7000, а пятьсот человек конных, которые перед королевою ехали, на всех платья бархат рудожолт с круживы з большими с серебрены, да 500 человек пеших, платье на них таково ж рудожолто бархатно, те шли пеши около королевнина воска. А со францужскою королевною был на розмене францужской дюк дю Гвиз, а по-руски удельной князь Гвиз, а с ним всяких воинских с 4000 человек. А розмена им была меж шпанского Сан-Боляно города да меж францужского Баяна города 87, на Тироне на реке зделан мост, а по обе стороны мосту по чардаку, а середи мосту зделан чардак же. И сослался, сошлися в чардак, а сшотчись, францужской воевода шпанскую королевну к себе взял, а францужскую шпанскому отдал, да и поворотилися. И шпанской был воевода хотел королевну провожать, и францужской воевода провожати ему не дал и мост розметати велел. Да и то говорят, что бутто шпанской король дочь свою провожал сам тайно, никому себя не объявил. А приданых всяких людей с обе стороны за королевною человек по 10, а приданого за обеими королевнами по 500 кронов золотых да по чепи, даров посылали — францужской послал к невесте своей чепь, а называют ее каркант, а шпанской против тово прислал сына своего к невесте, а францужского короля к сестре чепь же золоту, а в ней 3000 алмазов да 50000 кронов, да 12 лошадей шпанских. А как де королевна в город Бардиус [199] пришла, и король встретил ее в городе, а где сошлись, тут зделан был чардак. А потехи, которые зделаны были к свадьбе /246/ и после свадьбы король тешился, и Иван и Михайло тое потеху видели. За. городом на берегу зделан чардак осмоугольной, верх осмоугольной ж з долы, а по углом люди деланы как резные. А сказывают, деланы на холсте на клейном, левкашено [и валы] описаны, как есть живы, а наверху человек стоячей. Да на воде на реке Гороне под городом же Бардиусом потешной караблик, а на нем зделан чардак тем же делом с вокны. А потеха из них бывает, изо всех окон пущают ядра огненые, полетят вверх, а от них сыплет огонь безпрестани. А взлетев вверх, станет рвать как пищальная ручная стрельба бывает, посыплютца искры великие. Да у короля ж потехи огненые ж: зделан кит соломяной, пустят на воду да зажгут, а из нево полетят так же вогняные ядра, а взлетев вверх, також рвет, как пищальная ручная стрельба, слышать вдали.

А для свадьбы королевские по всему городу по улицам, по перехресткам зделаны были столбы резные, а на них кругом по 4 рыбы дольфины, а изо всех рыб из горл приведено медные шурупы, а в них приведено вино красное да белое. А пили, приходя, по 3 дни всякие люди. Да у столбов же зделаны колодезы каменные белые с великой с самой с пивной тчан. (Опущен «Перевод с неметцких вестей, — что привез Иван Кондырев изо Францовские земли» (Л.247-250))

Комментарии

1 Тесен — вероятно, пролив между островами Тексел и Влиланд (Западно-Фризские о-ва).

2 Ендер (Хелдёр) — город в Северной Голландии.

3 Масса Исаак (1587 — 1635) — голландский купец. Посетил Москву в 1601 — 1609 гг. Автор сочинения «Краткое известие о начале и происхождении современных войн и смут в Московии, случившихся до 1610 года». (Масса И. Краткое известие о Московии в начале XVII в, М., 1937). В 1615 г. посол в России.

4 Один из 18 депутатов голландских Генеральных Штатов.

5 Мориц, принц Оранский (1567 — 1626) — с 1585 г. статхаудер Голландии и Зеландии, главнокомандующий сухопутными и морскими силами Соединенных провинций.

6 Фридрих — Генрих (Фредерик-Хендрик) (1584 — 1647) — Принц Оранский, граф Нассауский, статхаудер Голландии (1625).

7 Вероятно, имеются в виду депутаты от городов Мелиссант и Мейдрехт.

8 Королевский двор выехал из Парижа 17 августа, однако из-за болезни принцессы Елизаветы задержался и прибыл в Бордо лишь 7 октября.

9 Имеется в виду убийство короля Генриха IV 14 мая 1610 г. Равальяком.

10 Филипп III (1578 —1621) король Испании.

11 Медичи Мария (1573 — 1642) — дочь великого герцога Франциска I Медичи, жена короля Франции Генриха IV (1600), регентша при малолетнем короле Людовике XIII (1610).

12 Людовик XIII был женат на испанской принцессе Анне (Австрийской) (1601 — 1666), его старшая сестра Елизавета Бурбонская была замужем за испанским инфантом Филиппом.

13 Конде Генрих II Бурбон (1588 -- 1643) — герцог Энгиенский, губернатор Гиени; до рождения Людовика XIII (1601) наследник королевского престола.

14 На стороне принца Конде была гугенотская знать и ряд городов.

15 Армия герцога Конде и его сторонники захватили города на реках Луара и Гаронна, нарушили судоходство, чем нанесли огромный ущерб торговле.

16 Вероятно, имеется в виду договор Голландии с ганзейскими городами 1613 г. о совместной защите торговли.

17 Фридрих-Ульрих (1613 — 1633) — герцог Брауншвейгский. Христиан IV (1588 — 1648) — король Дании. Воевал с Швецией — союзницей Голландии, искал сближения с Испанией.

18 Ольденбарнефелдт (Олденбарневет, Барневелт) Ян, ван (1547 — 1619) — великий пенсионарий провинции Голландия (1586) Республики Соединенных провинций, лидер купеческой олигархии. В борьбе с Морицем Оранским потерпел поражение, казнен в 1619 г.

19 Руан — порт во Франции в 100 км от устья Сены.

20 Боневиль де, барон. Мосор (мессир) — почетный титул знатных лиц.

21 Графы де Ампере, де Нантулье и Сент-Эньян.

22 Сведения о переписке царя Ивана IV с королем Генрихом III в документах РГАДА не обнаружены.

23 Был Рождественский пост.

24 Вероятно, имеются в виду альманахи — в XIV — XVII вв. календари с астрономическими таблицами и астрологическими указаниями.

25 Возможно, имеется в виду фартинг — английская монета, равная 1/4 пенни.

26 Шиллингов. Шиллинг — английская монета, равная 1/20 фунта стерлингов.

27 Протазан — холодное оружие, род алебарды, рогатина.

28 Рундук — возвышение со ступеньками.

29 Пюизье де, Пьер Бруларт — маркиз, государственный секретарь (1606 — 1616, 1617-1524).

30 Немур Генрих (1572 — 1632) — герцог Савойский.

31 Список «неправд» см. посольскую книгу № 1. Л.4-31.

32 Ногаре де, Жан-Луи (1554 — 1642) — герцог де Эпернон, фаворит королей Генриха III и Генриха IV.

33 Делагарди, Якоб Понтус — шведский полководец. В 1609 г. шведские войска под его командованием были посланы в Россию для оказания помощи против Польши.

34 Кош — лагерь.

35 Герцог Гиз, губернатор Прованса. Поддерживал принца Конде, армия которого в конце ноября 1615 г. продвигалась к Бордо.

36 17 декабря королевский двор выехал в Тур. Ангулем — столица графства Ангумуа; Седан — столица княжества Седанского, которое принадлежало герцогу Бульонскому.

37 Бурбон де, Луи (1604 — 1641) — граф Суассон, пэр Франции, принц крови, двоюродный брат принца Конде.

38 Лонгвиль де, Генрих (1596 — 1663) — герцог, пэр Франции, губернатор Пикардии.

39 Лоррэн де, Генрих I Гиз (1550 — 1588) — один из организаторов Варфоломеевской ночи (1572), глава католической Лиги (1576). В 1588 г. возглавил восстание Лиги в Париже. Убит по приказу Генриха III.

40 Герцог Мэн, губернатор Иль-де-Франса.

41 Роган Генрих (1579 — 1633) — герцог, глава партии гугенотов, во время регентства Марии Медичи был в оппозиции, сторонник принца Конде.

42 Тур д'Овернь де ла, Генрих (1555 — 1623) — герцог Бульон, маршал Франции (1592). Фактический глава партии принцев. Независимый государь княжества Седанского и герцогства Бульонского, входившего в состав испанских Нидерландов.

43 Вандом Цезарь (1594 — 1665) — герцог, побочный сын Генриха IV, губернатор Бретани. Был женат на дочери герцога де Меркера,

44 Монморанси де, Дамвиль, Генрих (1564 — 1614) — коннетабль Франции.

45 См. примеч. 41.

46 Силлери де, Брюлар, Никола (1544 — 1624) — канцлер.

47 Невиль де, Вильруа, Никола (1542 — 1617) — государственный секретарь (1582),

48 Матвей (Маттиас) (1557 — 1619) — австрийский эрцгерцог, германский император (1612).

49 Епископ Страсбургский (?). Не ясно, кто имеется в виду.

50 Сигизмунд III Ваза (1566 — 1632) — король польский (1587 — 1632), король шведский (1592 — 1604).

51 Медичи Козимо II (1609 — 1620) — великий герцог Тосканы.

52 В 1607 г. испанский король обещал Польше направить флот в Архангельск.

53 Генриетта-Мария (1605 — 1669) — дочь короля Генриха IV, королева Англии (1625).

54 Вероятно, перепутаны названия. Провинция Гиень с 1137 по 1451 гг. принадлежала Англии. Герцогство Бретань вошло в состав Франции в 1532 г.

55 Франциск I (1494 — 1547) — король Франции (1515). Был женат на дочери своего дяди Людовика XII, которая по материнской линии была наследницей герцогства Бретань.

56 Вероятно, имеются в виду договоры 1526 и 1546 гг. Франциска I с королем Генрихом VIII, по которым Франция уступила Англии Фландрию и Булонь. Первая жена Франциска I умерла в 1524 г. В 1530 г. он женился на сестре императора Карля V Элеоноре.

57 В 1596 г. был заключен союз Франции, Англии и Голландии против Испании.

58 Швейцарцы.

59 Франциск I завоевал герцогство Миланское и Неаполь в 1516 г., но потерял их по условиям договора 1529 г. (в Камбре).

60 В 1528 г. Франция заключила договор с Турцией, по которому Турция обязалась занять Венгрию. В 1535 г. между Францией и Турцией был заключен торговый и союзный договор.

61 Герцогство Миланское было отдано Испании согласно договору 1559 г. в Като-Камбрези.

62 В 1606 г. согласно Житваторокскому договору Турция заключила с Габсбургами перемирие на 20 лет.

63 В ХVI-ХVII вв. в районе Вест-Индских островов действовали многочисленные пираты, которые использовались правительствами Англии, Голландии и Франции для захвата испанских колоний.

64 Сигизмунд III в 1611 г. заключил перемирие со Швецией, однако не оставил своих притязаний на шведский престол и готовился к войне. Напасть на Швецию он собирался тотчас по завоевании России. В свою очередь шведский король Густав-Адольф (1612 — 1634) рассматривал войну против Польши как составную часть борьбы с Испанией и Габсбургами.

65 Люйт ван, Андреян Флордорф — голландский офицер, в 1612 г. пытался поступить на военную службу в России, однако не получил рекомендации своего правительства.

66 Убийцей Генриха IV был Франсуа Равальяк, школьный учитель из г. Ангулема, расположенного на землях герцога д'Эпернона. Казнен 27 мая 1610 г.

67 Маршал д'Анкр, граф де ла Пенна — Кончино Кончини (? — 1617), флорентиец из сенаторского рода, муж камеристки Марии Медичи Леоноры Галигай, убит в результате заговора.

68 Казна была пуста вследствие приготовления Генриха IV к войне с Габсбургами. Финансы находились в руках министров регентства. Вероятно, имеется в виду практика продажи должностей и взимания взяток в пользу маршала и министров.

69 Генрих IV принял католичество в 1593 г.

70 Герб династии Медичи — пять золотых шаров на щите. Легенда трактует эту эмблему как «пилюли» — знак на вывеске врача — медика, предка флорентийских банкиров, ставших правителями герцогства Тосканского.

71 См. примеч. 12.

72 Меркер де, Филипп-Эмманюэль (1558 — 1602) — герцог Лотарингский, французский полководец, губернатор Бретани. После смерти герцога Гиза объявил себя главой Лиги. В союзе с испанцами боролся против Генриха Наваррского.

73 Генрих II (1519 — 1559) — король Франции (1547), был смертельно ранен на турнире.

74 Карл IX (1550 — 1574) — король Франции (1560).

75 Генрих III (1551 — 1589) — король Франции (1574), последний представитель династии Валуа. В 1573 г. был избран на польский престол, но узнав о смерти брата, Карла IX, тайно бежал из Польши.

76 См. примеч. 39.

77 Медичи Екатерина (1519 — 1589) — королева Франции, супруга Генриха II, мать королей Карла IX и Генриха III. Убийство герцога Гиза Генрих III совершил без согласования с матерью.

78 Генрих III бежал из Блуа в Тур, спасаясь от преследования Лиги в начале 1589 г.

79 3 апреля 1589 г. было заключено перемирие между Генрихом III и Генрихом Наваррским. В Туре Генрих Наваррский был официально объявлен наследником престола.

80 Бракосочетание Генриха Наваррского и Маргариты Валуа, сестры Генриха III и Карла IX (1553 — 1615), состоялось 18 августа 1572 г. в Париже, накануне Варфоломеевской ночи.

81 Генрих III был заколот кинжалом во время осады Парижа в предместье Сен-Клу 2 августа 1589 г. Убил его доминиканский монах Жак Клеман.

82 Вероятно, имеется в виду г. Дьепп на берегу Ла-Манша в Нормандии, занятый в конце 1589 г. войсками Генриха Наваррского.

83 Сын адмирала Колиньи Франсуа де Колиньи пришел на помощь Генриху Наваррскому в битве при крепости Арк и привел из Дьеппа 700 аркебузиров.

84 Бурбоны, состоя в родстве с французским королевским домом Капетингов, после смерти последнего представителя дома Валуа имели все права на престол.

85 Папа Климент VIII расторг бездетный брак Генриха IV и Маргариты Валуа в 1599 г. В 1600 г. Генрих IV женился на Марии Медичи.

86 Заочные браки были совершены 18 октября в Бургосе и Бордо, 22 ноября Анна Австрийская приехала в Бордо.

87 Вероятно, имеются в виду города Сан-Себастьян и Байонна.

Текст воспроизведен по изданию: Первое посольство России во Франции // Исторический архив № 1. М. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.