Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ СИСТАНА

ТА'РИХ-И СИСТАН

ВВЕДЕНИЕ

Систан, или Сиджистан (у арабских географов),— область к югу от Хорасана. Свое название получила от народа индоиранской семьи, саков (Сакастан — «страна саков»), пришедшего на территорию нынешнего Афганистана во втором тысячелетии до н. э. из Бактрии и верховьев Амударьи. Область с древней культурой и многовековой историей. Ее границы в различные периоды истории расширялись или суживались в зависимости от сферы господства ее правителей. В средние века название Систан прилагалось к области, обнимавшей не только современный Систан, но и почти весь Афганистан, Белуджистан и, возможно, часть Индии. В настоящее время территория Систана, общей площадью 7006 англ. кв. миль, разделена соглашением 1872 г. между двумя государствами. Часть (2847 кв. миль) с центром в Забуле находится на юго-востоке современного Ирана между Хорасаном и Белуджистаном и включает 700 селений, население которых составляет 185 тыс. Другая часть (4159 кв. миль) находится на юго-западе Афганистана, это нынешняя Чахансурская провинция с центром в Зарандже.

Среди окружающих пустынь Систан, расположенный в дельте р. Хилманд, был оазисом с обилием пресной воды и плодородными почвами. Благоприятные природные условия дополнялись его важным географическим положением: Систан связывал Иран, Хорасан и Среднюю Азию с Индией. Этим объясняется то внимание, которое уделялось Систан на протяжении всей его истории.

Ко времени арабского завоевания Систан был богатой и цветущей областью. Особого расцвета и могущества Систан достиг при Саффаридах (863—1003). Представители этой [14] династии сделали Систан, пусть на короткое время, центром обширной военной державы, простиравшейся от Кабула на востоке до границ Ирака на западе. Вторжение монголов в Систан (в 1222, 1229 гг. и в эпоху Тимура), разрушивших до основания крупные города и плотины, нанесло удар благосостоянию Систана. После этого Систан уже не смог оправиться. Его южная часть (в современном Афганистане) стала необитаемой. Вместо больших прежних городов, развалины которых сохранились до сих пор, постепенно возникали небольшие селения и небольшие города. Значительную часть Систана заняли пустыни 1.

История Систана с древнейших времен вплоть до вторжения туда монголов изложена в чрезвычайно богатой фактическим материалом местной хронике на персидском языке под названием Та'рих-и Систан или «История Систана».

Издание текста Та'рих-и Систан в 1881 —1885 гг. в газете «Иран» (см. ниже) положило начало изучению этого сочинения, хотя и не привлекло «себе большого внимания 2. Лишь в самом Иране появился ряд статей, в которых были использованы отдельные материалы из этого сочинения, [15] главным образом литературные 3. До Европы первое известие о Та'рих-и Систан дошло фактически только в 1893 г., после публикации Шефером перевода Сиасат-наме (Paris, 1893) 4, в примечаниях к которому на стр. 20—21 были воспроизведены во французском переводе два пассажа из «анонимного сочинения, известного под названием Та'рих-и Систан», относящихся к смерти Йа'куба б. ал-Лайса и приходу к власти его брата, 'Амра б. ал-Лайса 5. Каких-либо сведений о самом сочинении приведено не было.

В 1926 г. Э. Денисон Росс издал сохраненный в Та'рих-и Систан текст знаменитой касыды Рудаки «Мать вина» и английский перевод связанного с ней рассказа 6. Текст касыды был подготовлен для Д. Росса Мухаммадом Казвини по копии, изготовленной для него с «рукописи А. Икбаля» 7, фактически копирующей текст, изданный в газете «Иран» (см. ниже) 8.

В 1929 г. Са'ид Джамал ад-Дин Асадабади опубликовал заметку «Фирдоуси и султан Махмуд по материалам Та'рих-и Систан» 9. В заметке впервые обращается внимание на две части сочинения, разные в структурном и временном отношениях, и возможную дату написания первой из них 10.

По-настоящему доступным сочинение стало только в 1935 г. после того, как известный иранский ученый-филолог [16] и поэт Малик аш-Шу'ара Мухаммад Бахар издал его 11, проделав предварительно большую текстологическую работу. Дошедший до нас текст этого сочинения в единственной рукописи (см. ниже) производил впечатление черновика 12. В нем было много исправлений, зачеркнутых и написанных над строкой слов, позднейших стихотворных вставок, органически не входивших в текст, ошибок и просто описок. Пристальное изучение текста, прекрасное знание материала позволили Бахару выправить явные описки писца и в значительной мере восстановить с помощью конъектур испорченные и неясные места в тексте, отмечая каждый раз в сноске чтение списка. Оставив в неприкосновенности орфографию рукописи, Бахар сохранил текст как памятник языка. Филологический и исторический комментарий к тексту, разнообразные указатели и обстоятельное введение (см. ниже) подготовили ту надежную научную базу, на которую может опираться исследование.

Вслед за тем сочинение становится объектом внимания широкого круга ученых. На материале Та'рих-и Систан (полностью или частично) создаются многочисленные исследования исторического, филологического и лингвистического плана, в которых получили разработку вопросы, связанные с отдельными периодами истории Систана и Ирана в целом 13, а также с оценкой литературного материала этого сочинения (см. ниже). Языковая характеристика этого памятника дана в работах Л. П. Смирновой и проф. Ж. Лазара 14. [17]

Списки

Та'рих-и Систан сохранилось в нескольких списках.

1) Тегеранский список, не позднее середины XV в. 15, т. е. спустя сто лет после самой поздней возможной даты окончания сочинения (последняя упоминаемая в тексте дата — 1295 г., события же фактически доведены до 725/1324 г.), восходит, по мнению Бахара, к более древней рукописи, возможно автографу. «Приметы старой орфографии, сохранившиеся в нашей рукописи, — пишет Бахар, — свидетельствуют, что она переписана со старого, древнего списка. Поскольку история Систана заканчивается событиями 725 г. [х.], то возможно, что настоящая рукопись изготовлена вскоре после этой даты с автографа. Из некоторых частей книги ясно, что автор не довел свою рукопись до завершенного вида. И даже создается впечатление, что он намеревался вернуться к написанному еще раз, с тем чтобы устранить дефекты, но так и не преуспел в этом» (стр. «дж»).

В рукописи имеются пробелы (например, стр. 2, 3), текст подвергся позднейшей правке — одни слава вычеркнуты совсем, другие стерты и заменены новыми. На полях — приписки, представляющие собой «бездарные, безграмотные стихи, сочиненные невежественным читателем, по поводу излагаемых событий» (стр. «алеф»). Полный 16 текст сочинения был издан в газете «Иран» в 1881—1885 гг. (№ 474—564) Мухаммадом Хасан-ханом И'тимад ас-Салтане 17. [18]

Впоследствии та же самая рукопись была приобретена Малик аш-Шу'ара Бахаром 18, издавшим ее, как уже указывалось, в 1935 г. Насколько было возможно, Бахар восстановил текст в первоначальном его виде с помощью конъектур.

2) Список, принадлежащий Парижской Национальной библиотеке 19, 197 л., поздний, датирован 1872 г. Текст воспроизведен в «отредактированном» варианте, начало и конец его дословно совпадают с тегеранским; имеет те же дефекты, что и отмеченные Бахаром для его рукописи. Стихотворные приписки на полях включены в основной текст. Имеются мелкие текстовые расхождения, не носящие, однако, принципиального характера. В большей части случаев чтение, представленное Парижской рукописью, совпадает с вариантом Тбилисской рукописи (о ней см. ниже). (Далее - в сетевом издании выпущены сравнения текста сделанного арабской графикой)

На основании приписки на полях рукописи, сделанной одним из ее владельцев, Блоше характеризует Та'рих-и Систан как сочинение начала XIV в. 20.

3) Список, принадлежащий рукописному хранилищу Института рукописей АН Грузинской СCP 21, переписан в [19] 1278—1861 г. 22 в Тегеране, имя переписчика неразборчиво. Список содержит 100 л., пагинация европейская. Сочинение названо, видимо, по первой строке текста Ахбар-и Систан. В тексте помимо лакун, характерных для тегеранского издания и Парижской рукописи, отмечаются механические пропуски отдельных слов и целых фраз (обычно от одного до другого одинакового глагола: бар гирифт... бар гирифт, например, на лл. 17b, 79b). Пропущенный текст иногда восстанавливается переписчиком на полях (например, лл. 17b, 79b, 96b), но не ,во всех случаях. На полях же переписчик выписывает редкие слова, встречающиеся в тексте, с объяснением их значения по словарю Бурхан-и Кати' . Как явствует из текста, переписчик был ревностным шиитом—всякий раз после имен 'Али, Хасана и Гусейна он добавляет отсутствующую в Тегеранском и Парижском списках благопожелательную формулу «мир над ним (ними)», так же как после имен их противников вставляет эпитет «проклятый» или формулу «проклятие «ад ним (ними)». Есть много других мелких расхождений с тегеранским изданием, не имеющих, однако, существенного значения в истории возникновения данного памятника. Их полный перечень опубликован в упоминавшейся работе Д. Гиунашвили 23. Вставки на полях, отмеченные Баха-ром для Тегеранской рукописи, в Тбилисском списке опущены.

Все три списка Та'рих-и Систан в целом повторяют друг друга и несомненно восходят к одной рукописи, по всей вероятности тегеранской 24. Известно, что тегеранская рукопись [20] и позднее (в начале XX в.) копировалась по заказу Мирзы Мухаммеда ('Казвини). Д. Росс в вышеназванной работе в связи с касыдой Рудаки «Мать вина» пишет: «Полностью эта касыда содержится в очень редком историческом сочинении под названием Та'рих-и Систан, где приведены 94 бейта. Один из друзей Мирзы Мухаммада в Тегеране, Аббас Икбал, иранский ученый, имел экземпляр этого сочинения. По просьбе Мирзы Мухаммада он заказал копию со своего экземпляра, которая в настоящее время находится у Мирзы Мухаммада в Париже» 25. Существуют и другие копии с тегеранского списка 26.

Название и датировка

Название сочинения не сохранилось. В тексте упомянуты Фаза'ил-и Сиджистан («Достоинства Систана») и Ахбар-и Систан («Известия о Систане»), но как источники. Всюду, где автор говорит о своем сочинении, он говорит лишь в общих словах: дар ин китаб — «в этой книге». Следуя И'тимад ас-Салтане, Бахар назвал труд Та'рих-и Систан 27.

Вывод Д. Гиунашвили на основе изучения Тбилисской рукописи о существовании по крайней мере трех списков-(редакций — Л. С) сочинения: автографа, списка, с которого была изготовлена рукопись Бахара, и списка, с которого была изготовлена Тбилисская рукопись, нельзя считать доказанным, а приведенные аргументы достаточными и бесспорными, см.: Д. Гиунашвили, Тбилисская рукопись Тарих-е Систан, стр. 10—18. [21]

Датировка написания сочинения была предложена Бахаром на основании данных рукописи 28 По мнению Бахара, Та'рих-и Систан в том виде, как она до нас дошла, состоит из двух разновременных частей основная часть (стр. 1—383), написанная при жизни сельджукского султана Тугрула (ум 456/1063), последняя дата, упоминаемая в этой части,— 448/1056 г, и позднейшее добавление (вторая часть, стр. 383— 415), составленное в начале XIV в 29 Подробная аргументация этих выводов изложена Бахаром в его введении (стр «в» — «йб») Это прежде всего особенности языка и стиля, позволяющие отнести Та'рих-и Систан наряду с сочинениями Гардизи и Байхаки к числу древнейших памятников новоперсидской прозы (там же) Из других аргументов, упомянутых Бахаром, следует назвать цитирование таких ранних авторов, как Абу-л-Му'аййад Балхи, Бишр Муксим и отсутствие упоминания Мас'уди, Табари, Гардизи, Байхаки, чьи имена, по мнению Бахара, не получили еще в то время известности, наличие арабской формулы адама-ллаху мулка-ху — «Да продлит аллах его царствование» после имени сельджукского султана Тугрула и др (там же)

Выводы Бахара относительно времени составления первои части сочинения не представляются бесспорными Нельзя не обратить внимания на следующий факт Упомянутая выше благопожелательная формула при имени Тугрула встречается во фразе, не обусловленной предшествующим контекстом, и имеет характер заголовка Однако в дальнейшем заголовок этот остался нераскрытым (в тексте лакуна) Более того, формула противоречит предшествующей характеристике [22] Тугрула — автор награждает его эпитетами «проклятый» и «злосчастный», добавляя при этом, что Тугрул был первым, кто нанес Систану ущерб. Это противоречие указывает на то, что фраза, в которой употреблена вышеприведенная формула, и предшествующий ей рассказ о Тугруле должны принадлежать разным лицам.

Если это так, то отнюдь не обязательно, чтобы автор данной части сочинения был современником Тугрула, как то предполагает Бахар исходя из содержания формулы (стр. «х» и 370).

И действительно, в той же главе, где рассказывается о появлении в Систане в 443/1051 г. Тугрула (стр. 371—372), сообщается и о его гибели (ум. 456/1063) как должной каре за причиненное Систану зло: «Всевышний бог и его (Тугрула.— Л. С.) уничтожил, как того он заслуживал (чунан ки мустауджиб-и у буд)», что вполне соответствует общему духу рассказа.

В этом же рассказе, как и в рассказе, следующем двумя страницами ниже, имя систанского правителя Абу-л-Фазля, современником которого был Тугрул, сопровождается формулой Рахима-ху Ллах — «Да помилует его Аллах», т. е. о нем говорится как об умершем (ум. 1072). Таким образом, если только мы не имеем дело с поздними вставками, что как будто из текста не следует, то основная часть Та'рих-и Систан не могла быть составлена ранее 1072 г.

Об авторе

Автор сочинения неизвестен. В самом тексте нет на это никаких указаний. Композиционные и стилистические особенности, а также различия в лексике и грамматике отдельных частей произведения указывают совершенно ясно, что Та'рих-и Систан написано не менее чем двумя лицами 30.

Единственное упоминание труда, посвященного истории царей и наместников Систана, имеется в сочинении XVII в.  [23] Ихйа ал-мулук 31. По словам автора Ихйа ал-мулук, сочинение это было составлено на арабском языке Абу 'Абдаллахом, достоверным передатчиком хадисов, а затем в правление Кутб ад-Дин-шаха 'Али (822/1417—842/1437) переведено на персидский язык неким Абу Мухаммадом. Бахар, издатель текста Та'рих-и Систан, отклоняет, однако, возможность отождествления Та'рих-и Систан с персидским переводом труда Абу 'Абдаллаха, руководствуясь двумя соображениями. Во-первых, как сообщает автор Ихйа ал-мулук, сочинение Абу 'Абдаллаха заканчивается событиями, имевшими место в правление Кутб ад-Дин-шаха 'Али, в то время как в Та'рих-и Систан изложение доведено лишь до 725/1324 г. Во-вторых, автор Ихйа ал-мулук, по его словам, списал излагаемые им события (вплоть до времени правления Кутб ад-Дин-шаха Али) с упомянутой «Истории» Абу Мухаммада. В то же время в содержании Та'рих-и Систан и Ихйа ал-мулук, так же как и в упоминаемых ими источниках, в языке и стиле наблюдаются существенные отличия 32.

В том же Ихйа ал-мулук сообщается о книге, посвященной описанию преимуществ (фаза'ил) Систана, которую сочинили два автора — Мавлана Шамс ад-Дин Мухаммад Мавали и Махмуд б. Йусуф Исфахани: «А вот преимущества Си-стана над некоторыми другими местами, как об этом написали Мавлана Шамс ад-Дин Мухаммад Мавали и Махмуд б. Йусуф Исфахани». На основании этих слов автора Ихйа ал-мулук и близости последующего текста Ихйа ал-мулук (стр. 10— 24) к тексту соответствующего раздела Та'рих-и Систан Бахар делает попытку приписать авторство Та'рих-и Систан двум упомянутым лицам. Мавлана Шамс ад-Дин Мухаммад  [24] Мавали, согласно Бахару, написал историю Систана до времени Тадж ад-Дина Абу-л-Фазля I (448/1056), а Махмуд б. Йусуф Исфахани продолжил ее в краткой форме до 725/1324 г. 33.

Как ни соблазнительно предположение Бахара, вопрос об авторе Та'рих-и Систан нельзя считать окончательно решенным. Раздел, содержащий описание фаза'ил Систана, в Та'рих-и Систан, судя по многочисленным ссылкам, является сводкой материалов из разных сочинений и не может быть достаточно надежным критерием для решения вопроса об авторстве Та'рих-и Систан. Во всяком случае, во всех специальных работах Та'рих-и Систан рассматривается как анонимное сочинение, автор которого неизвестен 34.

Содержание книги позволяет предположить местное происхождение автора: при описании событий обычно приводится даже название улиц в городах Зарандже и в Бусте. На протяжении всей книги ощущается местный патриотизм автора. Это сказывается в его отношении к представителям различных кругов знати — местной и «чужеземной»: с явной симпатией автор пишет о местных правителях, например о систанском эмире Абу Джа'фаре Ахмаде б. Джа'фаре (921—962-3, стр. 278, 310—333) и эмире Абу-л-Фазле Насре б. Ахмаде (1030—1073, стр. 362—382). Именно в связи с именем Абу Джа'фара в сочинении приведена касыда Рудаки 35. Сообщая о назначении Абу-л-Фазля систанским правителем, автор не преминул подчеркнуть то обстоятельство, что последний происходит из местной знати. Явным сочувствием проникнуты и главы, посвященные Хамзе-хариджиту и его борьбе против бесчинств халифского наместника в Систане и Хорасане 'Али б. 'Иса (796—807, стр. 156—180). Наконец, проявление местного патриотизма можно видеть и в чрезмерных восхвалениях основателей Саффаридской династии Иа'куба и Амра, сыновей Лайса. Совершенно иным является отношение автора  [25] к представителям саманидской, газнавидской и сельджукской знати, которых он недвусмысленно называет биганаган, то есть «чужаками». Примечателен в этом отношении рассказ о приходе в Систан сельджукского султана Тугрула, о котором говорится как о «проклятом» и «злосчастном» (см. выше) 36.

Композиция сочинения и его содержание

Та'рих-и Систан наряду со среднеперсидским сочинением «Sigiftiha-i Sayistan» 37 и гораздо более поздним Ихйа ал-му-лук специально посвящено Систану 38, области, которая была театром героического периода истории народов Ирана, воспетого Фирдоуси в его Шах-наме. Составлено оно по плану хорошо известных в арабской и персидской литературе описаний городов и стран и объединяет в себе: 1) разделы, содержащие разного рода сведения о Систане доисламского времени, составляющие как бы вводную часть (стр.1—38); 2) разделы, посвященные истории пророков (стр. 38—72); 3) разделы, излагающие политическую и военную историю Систана (стр. 72—415). Сочинение, за исключением вводных разделов, которые имеют также самостоятельный географический интерес,— чисто исторического содержания.

Сочинение открывается хутбой, прославляющей Аллаха. Непосредственно за хутбой следует план вводных разделов, не доведенный, однако, до конца (в тексте отмечаются лакуны 39). Предисловие, как таковое, отсутствует.  [26]

В вводных разделах сжато и схематично изложена легендарная история Ирана до арабского завоевания (стр. 1—9). Особое внимание в ней, естественно, уделяется Гаршаспу, мифическому основателю города Систан (Зарандж), с именем которого связан цикл легенд о систанских эпических героях, в том числе о прославленном герое Систана Рустаме.

Затем следует раздел, посвященный описанию достоинств (фаза'ил) Систана (стр. 9—24 и 35—38), сообщаются сведения по истории средневекового города (о шахристане и ра-баде Систана, его ирригационных сооружениях) и его экономике. Сообщения эти часто переплетаются с рассказами о диковинках ('аджа'иб), не встречающихся в других местностях. Чаще всего они сказочно-легендарного характера. Таков рассказ о пещере в горе Харун и змее, которая живет в ней «вот уже тысячу лет», рассказ об огне таинственном Каркуй, восходящий в своей основе к среднеперсидским источникам 40.

Специальная глава посвящена выдающимся людям, связанным с Систаном,— ученым законоведам, знатокам Корана и хадисов (стр. 18—21).

Главы о пределах Систана, его городах и сельских округах (рустаках), реках и озерах, о податях, которые платил Систан в первые века господства ислама, и их распределении (стр. 24—33) характеризуют Систан в бытовом и географическом отношениях. Завершает вводные разделы рассказ о традициях и религии систанцев до арабского завоевания.

Истории Мухаммада предпослана история ветхозаветных пророков начиная от Адама. Последним из пророков, предшественников Мухаммада, назван Ибрахим. История Мусы (Моисея) и 'Исы (Иисуса) в отличие от ат-Табари и известных нам «Историй о пророках» опущена. Более обстоятельно автор останавливается на Кидаре, сыне Исма'ила, которого легенда считает родоначальником арабов. После того следует в сжатом виде история доисламских арабов.  [26] Последняя глава этого раздела посвящена непосредственно Мухаммаду и содержит предания о его рождении, детстве и начале его проповеди.

История пророков тесно связана у нашего автора с учением о божественном свете — нур-и Мухаммад,— который со времени создания Адама переходил от одного избранного богом потомка Адама к другому 41, пока не воплотился наконец в самом Мухаммаде.

Собственно историческая часть книги занимает стр. 72— 415. Политическая и военная история Систана периода господства ислама дана на фоне истории халифата. Последняя в соответствии с традицией разбита по династийному принципу на три периода: вначале следует суммарное описание правления четырех первых («праведных») халифов. Далее кратко изложена история правления омейядских халифов (стр. 90—135), затем — история правления дской династии.

Каждому из халифов отведена глава, имеющая особое заглавие. Сведения о халифах даны по стандартному типу, с указанием имени и прозвища халифа, даты его вступления на престол, основных событий в период его правления (главным образом связанных с Систаном), с указанием его наследника, даты его смерти, возраста халифа в момент смерти, времени его правления. Упоминается также, кто похоронил халифа и кто произнес над ним молитву 42.

История халифов излагается в самом общем виде. Основное внимание уделено в сочинении халифским наместникам в Систане, рассказы о которых выделены в тексте особыми заглавиями. Начиная с халифа ал-Муктафи (1136—1160) (стр. 227) сведения о халифах становятся все более краткими. В лучшем случае сообщается о смерти одного халифа и вступлении на престол следующего.

Отметим также имеющие здесь место частые отступления  [28] автора от основной линии повествования, экскурсы исторического характера 43.

Следующие разделы (со стр. 200) касаются последовательно истории Систана при Саффаридах, Саманидах, Газнавидах и Сельджуках. Эта часть обрывается на рассказе о событиях 448/1056 (стр. 382), после которого в рукописи оставлен пробел в полстраницы 44. Затем следует как бы особая часть — вторая, касающаяся событий, имевших место спустя 17 лет. Здесь последовательное (погодное) изложение событий прекращается, и события, целого ряда лет остаются неосвещенными (стр. 391, 392 и др.) 45.

Вторая часть сочинения посвящена истории правления монголов в Систане и является позднейшим добавлением 46. Она резко отличается от предыдущей манерой изложения материала инфинитивными предложениями и имеет скорее характер подробного плана-конспекта, нежели сочинения, как такового 47. Только начиная с события 695/1295 г. (стр. 408) сочинение принимает прежнюю форму — выделяются разделы, повествование ведется обычными предложениями с замыкающим их глаголом в личной форме 48. Сочинение заканчивается описанием событий 725(1324) г.— распри между шахами Нусрат ад-Дином и Рукн ад-Дином Махмудом.  [29]

Из литературных особенностей сочинения отметим наличие большого числа стихотворных цитат. Цитируются персидские и арабские стихи, главным образом в отрывках от одного до 6 бейтов. Иногда автор включает и целые поэмы, как, например, упомянутую поэму Рудаки (94 бейта). Всего в сочинении приведено арабских стихов 49 бейтов, персидских стихов — 126 бейтов. Стихи эти принадлежат как знаменитым поэтам (персидским и арабским), например Рудаки, Дакики, Бади' аз-Заману, Ибн Муфарригу, 'Абдаллаху б. Кайсу ар-Рукаййату, так и малоизвестным, например Бу-л-Хусайну-хариджиту, Бу-л-Асаду. В большом количестве автор цитирует персидские стихи местных поэтов, таких, как Мухаммад, сын Васифа, которому он приписывает сочинение первых стихов на новоперсидском языке, Бассам-курд и Мухаммад, сын Махлада (или же Мухаллада). Целый ряд арабских стихов приведен без указания имени поэта.

Источники

В самом начале книги, где автором (или редактором?) сообщается план сочинения и называются использованные им материалы, в рукописи после названия Китаб-и Гаршасп оставлен пробел в три строки 49. Неясно, оставил ли его автор или же это дело рук переписчика, не сумевшего повторить названия сочинений (пехлевийских?). Вместе с тем о некоторых из источников мы все же узнаем в дальнейшем из самого сочинения, в тексте которого встречаются неоднократные ссылки на них 50. Это — древнейшие труды на арабском я персидском языках, весьма разнообразные по своему характеру: географические, исторические, «фискальные» и эпические произведения. Больше всего таких ссылок имеется з вводных разделах и в разделе, посвященном истории пророков. В исторической части ссылок на источники немного.   [30]

1. Шах-наме

Не дошедшее до нас сочинение Абу-л-Му'аййада Балхи, известного ученого, поэта и историка саманидского времени 51. Написанное в прозе и в стихах Шах-наме Абу-л-Му'аййада содержит легендарную историю древнего Ирана. В свое время было известно как «Большое Шах-наме» (Шахнаме-йи бу-зург, Бал'ами) и позже — как Шах-наме Му'аййада (Шахнаме-йи Му'аййади, Ибн Исфандийар, автор «Истории Табаристана»). Рассказы о Наримане, Саме, Кайкубаде и Афра-сийабе были настолько значительны по объему, что в Та'рих-и Систане они названы книгами, а про историю Фарамурза сказано, что она в двенадцати томах (стр. 11). Отдельные цитаты из Шах-наме Абу-л-Му'аййада сохранились помимо Та'рих-и Систан в Анналах Табари в переводе Бал'ами, в Кабус-наме, Муджмал ат-таварих и в Та'рих-и Табаристан 52.

Характеристику Шах-наме Бу-л-Му'аййада см.: Сабкшина-си, II, стр. 18, 19; Сафа, Та'рих-и адабийат дар Иран, I, стр.317; Сафа, Хамасесараи, стр. 95; Бертельс, I, стр. 195. Как отмечает Е. Э. Бертельс, автор Та'рих-и Систан сближает Шах-наме Абу-л-Му'аййада с зороастрийской традицией.

2. Китаб-и Гаршасп

По-видимому, часть названного выше Шах-наме Абу-л-Му'аййада 53. Упоминается несколько раз (в начале книги, в рассказе о Гаршаспе и в рассказе об огне Каркуй). В последнем случае из Китаб-и Гаршасп цитируется довольно большой рассказ о храме огня Каркуй (Аташ-и Каркуй, стр. 35—37), заключенный гимном в честь этого храма.

3. Китаб-и 'аджа'иб-и барр у бахр [31]

Географическое сочинение описательного типа упомянутого Абу-л-Му'аййада Балхи. Было известно также под другим названием: 'Аджа'иб ал-булдан. Это — единственное из дошедших до нас сочинений Абу-л-Му'аййада. Посвящено описанию чудес различных стран. Список этого сочинения, принадлежавший Бахару, является поздней редакцией труда Абу-л-Му'аййада (встречаются события 562—606/1166—1209 гг.). Цитируется в разделе, посвященном описанию фаза'ил Си-Стана 54.

4. Китаб-и 'аджа'иб-и барр у бахр

Сочинение Бишра Муксима. Личность автора не установлена. Упоминается в связи с описанием чудес ('аджа'иб) Систана.

5. Фаза'ил-и Сиджистан

Сочинение Хилаля Йусуфа Уки. Личность автора не установлена, нисба по названию селения 55. 6. Булдан ва манафи 'йи ан

Анонимное сочинение, посвященное, как явствует из текста, описанию того, что вывозится из разных стран. Цитируется в разделе о достоинствах Систана.

7. Бундахишн 56

Известное зороастрийское сочинение о сотворении мира 57. Бундахишн упоминается дважды, параллельно Абу-л-Му'аййа-ду Балхи, в связи с описанием фаза'ил Систана. Можно думать, что автор Та'рих-и Систан с Бундахишн непосредственно знаком не был.

8. Ахбар-и Систан

Анонимное сочинение, упоминается в связи с рассказом об [32]  арке Систана, построенном, согласно легенде, Александром Македонским.

9. Сийар-и мулук-и 'аджам

Арабский перевод прозой среднеперсидской, «пехлевийской», «Книги царей» Хватайнамак, выполненный ок. 750 г. знаменитым арабским переводчиком с «пехлеви», иранцем Рузбихом, принявшим в исламе имя 'Абдаллах б. ал-Мукаффа (721—757). Как известно, ни среднеперсидский оригинал, ни арабский перевод не сохранились. Отдельные отрывки из арабского перевода дошли в более поздних сочинениях на арабском языке; о нем см.: Ибн Халликан, № 186 GAL, I, 151; EI, III.

10. Бахтийар-наме

Автор сочинения в тексте не назван 58, сочинение содержит историю джиханпахлавана 59 Бахгийара, одного из потомков легендарного Рустама, современника Хусрау Парвиза. В Та'рих-и Систан приведена полная его родословная (стр. 34), возведенная к Гаршаспу.

11. Китаб-и анбийа

Сочинение Али б. Мухаммада Табари. Личность автора не установлена. Можно лишь с уверенностью сказать, что это не Мухаммад б. Джарир ат-Табари, известный историк. Прежде всего, у ат-Табари в дошедшей до нас версии отсутствует приведенный здесь рассказ (стр. 9). Более того, имеющиеся расхождения в излагаемых событиях между Та'рих-и Си-стан и ат-Табари (ср. наши примечания), а также отсутствие в Та'рих-и Систан большого числа известий, имеющихся у ат-Табари, и наоборот, позволяют думать, что автор Та'рих-и Систан вообще не видел труда ат-Табари 60.

Китаб-и анбийа упомянутого Табари цитируется в разделе о фаза'ил Систана. В Ихйа ал-мулук, где приведены [33] рассказы о достоинствах Систана, близкие к рассказам Та'рих-и Си-стан, ссылка на сочинение Табари отсутствует

12 Китаб ал-харадж

Известное сочинение автора X в. Абу-л-Фараджа Кудамы ал-Багдади 61, основную часть которого составляли податные и другие реестры 62. Сочинение Кудамы использовано в рассказе о пределах Систана и его податях, а также в рассказе, трактующем о происхождении некоторых географических названий, связанных с Систаном.

В дошедшей до нас части труда Кудамы сохранился текст, цитируемый в Та'рих-и Систан. Из сопоставления текстов выяснилось, что автор Та'рих-и Систан не дает дословного перевода Кудамы (имеются как пропуски отдельных фраз, так и добавления) и меняет композицию к округам (хурам) Систана и Хорасана, перечисленным Кудамой, добавлено несколько названий (см Комментарий), и все они вместе для большей наглядности выделены в особые разделы. При этом порядок перечисления округов Хорасана не везде соответствует оригиналу В особый раздел с отдельным заголовком выделены и сведения о податях Хорасана.

13. Китаб-и хулафа

Автор сочинения не назван. По-видимому, имеется в виду какая-то распространенная дская хроника 63. Ссылки на Китаб-и хулафа встречаются три изложении хорошо известной по арабско-персидским материалам легенды о смерти Хусайна и монахе (стр. 100) 64, а также событий, связанных с борьбой за престол между сыновьями Харун ар-Рашида, Ма'муном и Амином (стр 172).

14 Магази-йи Хамза («Походы Хамзы») [34]

Идентифицировать сочинение не удалось. По мнению Бахара, имеется в виду самостоятельное произведение под таким названием или же часть какой-нибудь из не дошедших до нас Китаб ал-магази.

По-видимому, именно этот рассказ явился источником упоминавшегося выше и известного в многочисленных версиях дастана Румуз-и Хамза или Хамза-йи Сахибкиран 65.

Ссылка на Магази-йи Хамза заключает рассказ о восстании Хамзы-хариджига в Систане (стр. 170).

15. Китаб ат-та'рих

Сочинение знаменитого математика, астронома, историка и географа IX в. Абу Джа'фара Мухаммада б. Мусы ал-Хваризми, до нас не дошедшее 66. Отдельные извлечения из этой хроники имеются лишь в трудах некоторых ранних арабских авторов 67. Ссылки автора Та'рих-и Систан на сочинение ал-Хваризми касаются данных о расположении небесных светил в день рождения Мухаммада (стр. 60). Не исключено, что и само жизнеописание Мухаммада является переводом соответствующей главы из анналов ал-Хваризми 68.

В географическом сочинении ал-Йа'куби Китаб ал-булдан 69 содержится глава о наместниках Систана (Вулат Сиджистан). В ней дан перечень наместников Систана, начиная от Раби' ал-Хариси и кончая 'Убайдаллахом б. ал-'Ала (158/774), наместником халифа ал-Мансура. Наличие [35] незначительных расхождений в перечне наместников 70, так же как и упоминание только у ал-Йа'куби целого ряда лиц, в других сочинениях не указанных 71, наводит на мысль, что источник Та'рих-и Систан и ал-Йа'куби мог быть общим 72.

Обращает на себя внимание также наличие сходных рассказов и известий в Та'рих-и Систан и у ал-Балазури в его сочинении Футух ал-булдан. Примером может служить рассказ о завоевании Систана арабами, в том числе о визите систанской знати в лагерь Раби', военачальника арабского войска, его троне из мертвецов и условиях заключенного ими договора; известие о дабире Хаджжаджа 'Абд ар-Рахмане Абу Салихе из числа .пленных систанцев; о запрещении убивать сусликов из-за обилия в Систане ядовитых змей. При этом почти во всех случаях эти сообщения предваряются отсылками к ал-Мада'ини.

Помимо письменных сочинений автор Та'рих-и Систан широко привлекает старейшие сборники хадисов. В разделе, посвященном пророкам, он называет знаменитых арабских традиционалистов Ка'б ал-Ахбара и Ибн 'Аббаса. На последнего он неоднократно ссылается в рассказе, содержащем жизнеописание Мухаммада (стр. 62—65). Упоминается и другой известный историк-традиционалист ал-Вакиди (рассказ о Хашиме, стр. 51), а также Абу Мухаммад ат-Тараннаки, или ат-Таркуфи 73.

Таковы источники, упомянутые в самом тексте сочинения. Выявить другие материалы, использованные автором (или авторами) дри составлении своего труда, пока не удалось. Следует лишь отметить широкое обращение автора к [36] народным преданиям 74. Примером этому могут служить народные этимологии при объяснении происхождения различных названий Систана (стр. 21—23).

Та'рих-и Систан как источник 75

Значение Та'рих-и Систан как источника неоднократно подчеркивалось всеми исследователями, обращавшимися к этому сочинению 76. Только благодаря наличию Та'рих-и Си-стан стало возможно написание такой блестящей книги, как монография проф. Босворса об истории этой области периода от арабского завоевания до восхождения Саффаридов (651 — 864) 77.

В Та'рих-и Систан мы находим подробные сообщения по истории хариджитского движения в Систане и не только о хорошо известном также и по другим источникам (Табари, Ибн ал-Асир, Багдади) восстании крестьян и ремесленников во главе с Хамзой б. 'Абдаллахом, вспыхнувшем в 'Систане на рубеже VIII—IX вв. под идеологической оболочкой хариджитства. Автор нашей хроники выступает явным сторонником Хамзы-хариджита, первого народного героя Систана, осмелившегося восстать против тирании Аббасидов. В память о нем народ Ирана сложил героический дастан, известный под названием Румуз-и Хамза («Тайны Хамзы», см. выше), в котором слились воедино историческая личность и герой легенды 78. Большим достоинством Та'рих-и Систан [37] является сохранение только в ней писем Харун ар-Рашида Хамзe и ответного Хамзы Харун ар-Рашиду, историческое значение которых дано в работах проф. Скарчи и проф. Босворса 79.

* * *

Та'рих-и Систан содержит богатый фактический материал по истории арабских наместников в Систане 80. Еще только в географическом сочинении ал-Йа'куби, как отмечено выше, есть небольшая глава, специально посвященная наместникам Систана. Другие источники упоминают систанских наместников крайне непоследовательно (ат-Табари). Подробнее других о событиях в Систане первых десятилетий после завоевания его арабами говорит ал-Балазури, но и его сообщения не являются сколь-нибудь полными

Систан был завоеван арабами в 650 или 651 г., в правление халифа `Усмана (644—656), и с тех пор область управлялась наместниками халифа (вали). Обычно халиф отдавал Систан вместе с Ираком и Хорасаном одному из своих военачальников, который числился наместником Систана только номинально. Он присылал в Систан своего представителя — «субнаместника», и тот фактически осуществлял власть

Материал Та'рих-и Систан позволяет судить о функциях наместника: в его ведении был сбор хараджа и других налогов, ведение войны и гражданские функции, в том числе суд, разбор жалоб и наблюдение за отправлением богослужения. Иногда эти функции распределялись между двумя лицами одно назначалось для сбора хараджа (бар харадж), другое — для ведения войны и решения гражданских вопросов (бар харб ва намаз) 81.

Наместники эти часто сменялись. Достаточно сказать, что только в 99—100/717 г., менее чем за год, сменилось пять [38] наместников (см. таблицу, стр. 488). Иногда правление наместника продолжалось всего несколько дней (см. там же). Причиной столь частой их смены, как свидетельствует материал сочинения, обычно служило недовольство халифа суммой присланной дани или же прекращением поступления налогов из-за восстаний, которыми был постоянно охвачен Систан, и бессилие наместника подавить их.

Однако наибольший интерес в сочинении представляют материалы, касающиеся саффаридских эмиров (примерна 1/3 книги). Та'рих-и Систан — одно из немногих сочинений про-саффаридского направления и в этом отношении представляет исключительный интерес. Та'рих-и Систан рассматривает Саффаридов как воплощение местного патриотизма и предмет гордости. Пристрастие автора к Саффаридам — полезная поправка к враждебности почти всех других источников 82. Та'рих-и Систан становится источником первостепенной важности в освещении ранней деятельности Йа'куба б. ал-Лайса, основателя Саффаридской династии 83. В классических работах Нёльдеке и Бартольда о происхождении и начале карьеры Йа'куба-медника дан блестящий анализ материала источников, отражающих западную и восточную традиции 84. Однако-Та'рих-и Систан не было введено еще в научный обиход и осталось неизвестным и Нёльдеке, и Бартольду. Вместе с тем данные Та'рих-и Систан позволяют дополнить и уточнить сведения, касающиеся отношений Йа'куба и Салиха б. Насра, первого предводителя, у которого он служил, и Дирхама б. Назра; борьбы Салиха, а впоследствии и Йа'куба, с [39] наместником Тахиридов в Систане, Ибрахимом б. Хузайн ал-Куси, и 'Аммаром-хариджитом 85.

1) Салих б. Наср представлен в сочинении как борец Против хариджитов 86, поднявший знамя мятежа в Бусте. Рассказ о Салихе содержит подробности, в других источниках отсутствующие. Коротко содержание этого рассказа может быть сведено к следующему: захват Буста, присяга жителей Салиху; взимание им хараджа с населения Буста, выдача провианта войску; попытка распространить свою власть на весь Систан: отправка войска в Киш для подавления восставших там хариджитов; начало борьбы с 'Аммаром-хариджитом; борьба с Ибрахимом ал-Куси, захват в 239/853 г. 87 Систана, сообщение о продолжительности правления Салиха: в джумада II 244/858 г. он был вытеснен Дирхамом (ТС, 199) 88. Падение Салиха объясняется в Та'рих-и Систан недовольством систанцев, вызванным якобы тем обстоятельством, что «богатства из их города достаются чужеземцу» (Салих был из Буста). Йа'куб б. ал-Лайс и 'аййары Систана открыто высказывали свое возмущение: «Кто он такой, что ему достались два миллиона дирхемов за счет ограбления систанской знати. Будет бесчестно, если он увезет отсюда эти деньги». Проф. Босворс справедливо сомневается в бескорыстии Йа'куба. Более вероятным, пишет он, было опасение, что в Систане не останется базы, на которую Йа'куб сможет опереться в своих экспансионистских планах. Анекдот, приведенный у 'Ауфи об этом инциденте, утверждает, что Йа'куб умышленно поддерживал разногласия между систанскими и [40] бустскими представителями в армии Салиха и разжигал страсти систанцев своим заявлением, что они ведут всю борьбу, а львиную долю добычи забирают себе бустцы (Bosworth, Sistan, стр. 116—117). В результате Йа'куб и его приверженцы разбили лагерь у ворот Ганджаре в Зарандже. Салих известил своего наместника в Бусте Малика б. Мардавайха (или Мардуйа), и тот срочно прискакал с отрядом в 500 всадников. Салих вышел, и они сразились с Йа'кубом. В сражении Малик был убит, а Салих с горсткой людей бежал в Буст. Преследуемый Йа'кубом, он был вынужден вторично принять бой, в котором вновь потерпел поражение. После этого Салих бежал и скрылся 26 джумада II 244/858 (ТС, стр. 198, 199; Bos worth, Sistan, стр. 116, 117).

Захватив власть в Систане, Йа'куб продолжает борьбу с Салихом б. Насром и предпринимает против него ряд походов: в джумада II и в ша'бане 248/861 г., в рамазане и зу-л-хиджжа 249/862 г. Последняя битва закончилась полным разгромом Салиха и подоспевшего к нему на помощь Зунбиля. Как сообщается в Та'рих-и Систан (стр. 205), 6 тысяч его людей были убиты, 30 тысяч уведены в плен. Йа'кубу достались 4 тысячи дорогих коней, не считая слонов. Самому Салиху удалось бежать. Однако в Валиштане его нагнал Шахин б. Раушан и, связав, привел к Йа'кубу. И там в темнице он скончался спустя 17 дней, 17 мухаррама года 251/865 89.

2) Что касается вытеснения Дирхама Йа'кубом, то в Та'рих-и Систан о его добровольной отставке в пользу Йа'куба нет и речи 90. В Та'рих-и Систан рассказывается, что Дирхам, увидев возросшее влияние Йа'куба, его удаль и отвагу, испугался за свою жизнь, и перестал выходить из дворца, сказавшись больным. Тогда Йа'куб вызывает его на поединок, заявив, что «хворый-де управлять страной Нимруз не сможет». В ответ на эту грубость Дирхам отдает войску приказ убить Йа'куба. Йа'куб, однако, опередил его и сам напал и перебил большое число из его людей, а самого Дирхама [41] захватил в плен и заключил в темницу. Впоследствии Дирхам бежит из тюрьмы в Калашир к предводителю 'аййаррв Сардапаку. На этом известия о Дирхаме в Та'рих-и Систан исчерпываются 91.

3) Та'рих-и Систан подробно сообщает о наместнике Тахиридов в Систане (225/839) Ибрахиме б. ал-Хусайне ал-Куси, арабе из Басры, который первым из арабов подвизался на службе у Тахиридов (стр. 190). Его наместником в Бусте 6ыл его сын Ахмад. Изгнанный Салихом из Буста, Ахмад идет к отцу в Систан. Тогда Ибрахим б. ал-Хусайн на войну с Салихом отправляет в ша'бане 239/854 г. другого своего сына, Мухаммада б. Ибрахима. Сражение между ним и Салихом произошло в Замин Даваре. Салих был разбит. Сам он бежал, а его соратники рассеялись, начальник его шурты, Ибрахим б. Халид, с большой группой людей перешел на сторону Мухаммада б. Ибрахима. Во время второго сражения между ними, когда обе стороны понесли большие потери, Мухаммад б. Ибрахим вошел в Буст и засел в засаду в крепость. Салих, оставив его там, неожиданно пришел в Систан. Далее следует его борьба с Ибрахимом ал-Куси, закончившаяся бегством последнего из города и вступлением Салиха в дом правления (21 зу-л-хиджжа 239/23 мая 854) 92.

4) Та'рих-и Систан — единственный источник, который дает нам подробные сведения о борьбе с 'Аммаром-хариджитом 93. 'Аммар-хариджит, как рассказывается в Та'рих-и Систан (стр. 193), поднял мятеж в г. Кише еще в правление Салиха б. Насра в 238/852-53 г. Уже тогда Йа'куб принимает участие в походе против него вместе с Касиром б. Раккаком (или Рукадом) и Дирхамом б. Назром. Однако 'Аммару [42] удалось бежать от них. Захватив власть в Систане в свои руки, Йа'куб делает попытку войти в союз с 'Аммаром. «Хамза б. 'Абдаллах, — разъясняет он 'Аммару, — восстал против несправедливости халифских наместников. Теперь же обстоятельства переменились, и враждовать нам нет смысла». Однако 'Аммар на сговор не идет и обещает лишь не трогать людей Йа'куба. Поэтому Йа'куб в 251/864 г. предпринимает новый поход против 'Аммара, который в это время был в Нишке. В субботу, 29 джумада II 251/864 г., Аммар был убит в сражении. Голову 'Аммара привезли в столицу и поместили ее на вал крепостной стены у ворот Та'ам, а тело его вздернули на виселицу у ворот Акар. Оставшиеся в живых хариджиты ушли в горы Сафзар и в ущелье Хиндуканан. В сочинении приведены сложенные по этому случаю стихи местного поэта:

Возгордится однажды 'Аммар:
Я — тот, кого убил Йа'куб!

5) Сведения о завоевательных походах Йа'куба в Та'рих-и Систан, как представляется, в одних случаях отражают западную традицию, в других восточную 94: для завоевания Герата и Бушанга дается дата 253/867 г.; в 254/868 г. Йа'куб предпринял поход в (Кирман и Фарс. Последний был завоеван в месяце джумада I 255/869 г.

Победу над Зунбилем, согласно Та'рих-и Систан, Йа'куб одержал гораздо раньше — в рамазане 249/864 г. в сражении с Салихом, на помощь которому он прибыл. Зунбил был убит, а войско его бежало (стр. 205). Ту же самую дату приводит 'Ауфи, что еще больше подкрепляет ее достоверность 95. В зу-л-хиджжа 255/869 г. Йа'куб предпринял поход против сына Зунбиля. Однако победить его удалось только два года спустя, в раби' I 258/872 г. (стр. 217) 96. [43]

Автор Та'рих-и Систан, так же как и ат-Табари, говорит, что Йа'куб выступил в Балх и Бамийан в 258/872 г., но не ранее 97.

Сражение Йа'куба в Карухе с 'Абд ар-Рахимом-хариджи-том приводится без указания даты. В отличие от Гардизи Та'рих-и Систан сообщает, что 'Абд ар-Рахим пришел к Йа'кубу и попросил у него убежища. И Йа'куб принял его и отдал ему в управление Сафзар, пустыни и территорию курдов. Не прошло и года, как сами хариджиты убили 'Абд ар-Рахима, известие о походе Йа'куба в Кабул в 257/870 г. и завоевание его в Та'рих-и Систан опущено. О нем мы узнаем лишь косвенно из сообщения о дарах халифу ал-Му'тамиду, в числе которых было 50 золотых и серебряных идолов, привезенных Йа'кубом из Кабула.

* * *

Значение данных Та'рих-и Систан для истории персидско-таджикской литературы неоднократно отмечалось в работах литературоведов как в самом Иране, так и за его пределами 98.

Систан в период господства ислама был одной из важных культурных областей халифата. Из Систана вышло немало ученых и поэтов. Сочинение, в частности, сохраняет любопытное предание о зарождении поэзии на новоперсидском языке, приурочивающее выступление первых персоязычных поэтов к торжественному моменту победы антиарабского народного [44] движения под руководством Йа'куба Саффарида при его воцарении в Герате в 867 г. Автор Та'рих-и Систан называет дабира Йа'куба б. ал-Лайса, Мухаммада б. Васифа Саджзи первым, кто начал сочинять стихи по-персидски. В четырех местах книги (стр. 210—211, 253, 260, 286—287) приведены стихи Мухаммада б. Васифа, всего 24 бейта. Упоминаются также и другие систанские поэты, сочинявшие свои стихи на персидском языке: Бассам-курд (стр. 211), Мухаммад б. Мухаллад (стр. 212) и Сани' Балхи. Их имена стали известны специалистам только с введением в научный обиход этого памятника.

В Та'рих-и Систан мы находим старейшее известие о Фирдоуси и о конфликте, имевшем место между ним и Махмудом Газнави 99.

* * *

Настоящее издание включает полный перевод текста Та'рих-и Систан, выполненный по изданию М. Бахара, с учетом разночтений Парижской и Тбилисской рукописей; примечания к переводу и указатели (имен собственных, географических и этнических названий, непереведенных слов и терминов).

На русский язык сочинение переводится впервые, если не считать небольших цитат в отдельных исследованиях (А. Н. Болдырев, Е. Э. Бертельс, А. Е. Бертельс, М. -Н. Османов).

Дошедший до нас текст сочинения — дефектный, отдельные пассажи, при всей простоте и безыскусственности языка сочинения в целом, трудны для понимания. Особую сложность представлял перевод терминов.

В переводе сделана попытка в какой-то мере отразить стиль разных частей сочинения. Так, например, чтобы сохранить своеобразие второй части сочинения, позднейшей приписки, написанной, как уже отмечалось, предложениями типа заглавий, дан адекватный русский перевод без сказуемого. [45]

В переводе сохранен также характерный для сочинения описательный способ передачи дат событий: «столько-то дней прошло (осталось) от месяца... года...» Перевод дат хиджры на наше летосчисление дан внутри текста в круглых скобках.

При передаче имен собственных в большей части сочинения одно и то же имя конструируется то с помощью «ибн», то посредством изафета. С целью единообразия мы и во втором случае передавали имена добавлением «ибн», заключая каждый раз его в квадратные скобки: [б.]. Кроме того, в тексте встречаются перебои таких имен, как Хасан и Хусайн, Ахмад и Мухаммад, 'Абдаллах и 'Убайдаллах, в географических названиях — персидская и арабизованная форма (Парс и Фарс). В переводе сохранены обе формы, при этом при именах собственных даны оговорки «ср. ранее» или «ранее Ахмад, Хусайн» и т. д. Отметим также, что слово Абу в прозвищах типа Абу 'Абдаллах засвидетельствовано в тексте в трех формах: [А]бу, Ба и Аби. Две последние, возможно, являются результатом перевода с арабского (сохранение падежной формы): одна из них (Ба) чаще встречается при именах, выступающих в функции прямого объекта (вин. пад.), другая (Аби) — после слова «ибн» (род. пад.). В переводе все три формы во всех случаях сведены к одной: Абу (или ее разговорному варианту Бу).

В примечаниях помимо различного рода пояснений к тексту даны краткие сведения об упоминаемых исторических лицах, объяснения к отдельным терминам, географическим названиям и историческим событиям с учетом данных других источников. Примечания даны в последовательности текста, текстологические примечания в своем большинстве вынесены под строку. Основная цель примечаний — помочь лучше понять текст. При их составлении учтены и критически использованы постраничные комментарии Бахара.

При определении цитат из Корана мы пользовались изданием Флюгеля 100. Цитаты даны в переводе академика И. Ю. Крачковского. [46]

Автор считает своим приятным долгом выразить благодарность проф. А. Т. Тагирджанову, старшему научному сотруднику ЛО ИВАН П. А. Грязневичу, старшему редактору БАН СССР Р. Шарафутдиновой и всем сотрудникам иранского кабинета ЛО ИВАН СССР, своими критическими замечаниями и советами оказавшим большую помощь при подготовке рукописи к изданию. Автор глубоко признателен О. Ф. Акимушкину, Ю. Е. Борщевскому, П. А. Грязневичу и В. А. Лившицу, предоставившим в его распоряжение редкие книги из своих личных библиотек.

Комментарии

1 О географии Систана см. Бартольд, Обзор, 44—52; Зарудный, Третья экспедиция по восточной Персии, стр. 20—448; Л. Зимин, Сопоставление сведений европейских путешественников о Сеистане с известиями арабских географов X века,— «Средняя Азия», VIII, Ташкент, 1910, стр. 108—123; Миллер, Прошлое и настоящее Систана; Черняковская, Сейстан, стр. 123—152, Йакут, III; EI (V. F. Buchner); Bosworth, Sistan; Daffina, L'immigrazione del Saka nella Drangiana, Roma, 1967; G. Gnоli, Ricerche storiche sul Sistan antico, Roma, 1967; Marquart, Eransahr, стр. 35—9; Minоrskу, Hudud al-'Alam, 344—46; Tate, Seistan, I—IV; Yate, Khurasan and Sistan; K. Fischer, Historical, geographical and philological studies on Seistan by Bosworth, Daffina and Gnoli in the llgth of recent archaeological field surveys,— «East and West», IsMEO, n. s. vol. 21, № 1—2 (March—June 1971), стр. 45—51; библиографию работ о Систане, изданных в Иране и в Афганистане, см. в статье д-ра Фаррух-и Маликзаде, Иран-махди фарханг ва тамаддунха-йи бастани ва Систан йаки аз ифтихарат-и кишвар-и ма,— журн. «Хунар ва мардум», 1348 (1969), № 81, стр. 23—28.

2 Историю изучения Та'рих-и Систан см. в работе проф. Скарчи «An Illusory Problem», стр. 277—288; персидский перевод статьи проф. Скарчи хм. Агуапа, 1966, vol XXV, № 4, стр. 121—130.

3 Малик аш-Шу'ара Бахар упоминает статью Мирзы 'Абд ал-Азим-хана Гургани «Древнейшая поэзия на фарси», не называя год и место издания, см. ТС, стр. «алеф»; нам не была доступна.

4 Sсаrсia, An Illusory Problem, стр. 277.

5 Lazard, La Langue des plus anciens monuments, стр. 75, прим. 7, см. также Sсаrсia, An Illusory Problem, стр. 277.

6 Е. Denisson Ross, A Qasida by Rudaki, — JRAS, 1926, стр. 213—238.

7 Там же, стр. 215—216.

8 Sсаrсia, An Illusory Problem, стр 279—280

9 ***

10 Сведения эти, по всей вероятности, исходили от М. Бахара, который в то время готовил к изданию приобретенную им в 1925—1926 гг. и рукопись данного сочинения ТС, стр. «ба».

11 Storey, II, fasc. 2, стр. 364 и прим. 1.

12 ТС, стр. «дж».

13 Здесь прежде всего следует назвать блестящую работу проф. Босворса «Sistan under the arabs» и статью проф. Скарча «Lo Scambio di lettere tra Harun al-Rasid e Hamza al-Harigi secondo il “Ta'rikh-i Sistan"» (см. Библиографию); ср. также Т. Кадырова, Из истории крестьянских движений в Мавераннахре и Хорасане, Ташкент, 1965; и др.

14 Л. П. Смирнова, Язык Та'рих-и Систан (грамматическое описание), Сталинабад, 1959 (1960); ее же, Язык Та'рих-и Систан (грамматика, лексика). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук, Л., 1965; Q. Lazard, La Langue des plus anciens monuments, Paris, 1963

15 На л. 100 рукописи имеется приписка, датированная 864/1459 г., см.: ТС, стр. «дж» и 200, прим 3.

16 По мнению проф. Скарчи, цитаты Шефера воспроизводят тегеранскую рукопись, см.: Sсаrсia, An Illusory Problem, стр. 277; ср. Lazard, La Langue, стр. 75, прим. 7.

17 ТС, стр. «алеф». Официальная газета, стала выходить под этим названием с 1871 г. под патронажем «министра печати» Мухаммед Хасан-хана Сани' ад-Дауле (И'тимад ас-Салтане), см.: К. Чайкин, Краткий очерк новейшей персидской литературы, М., 1928, стр. 15, 16; С. Хашими, I, стр. 305—312.

18 Там же, стр. «алеф».

19 Вlосhet, Catalogue, IV, стр. 277, mss 2281.

20 Вlосhet, Catalogue, IV, стр. 227.

21 «Вопросы истории», 1963, № 10, стр. 161, ркп. Р-124; Д. Гиунашвили, О тбилисской рукописи Тарих и Систан,— «Тезисы докладов IV Всесоюзной конференции по иранской филологии», Ташкент, 1964, стр. 70; «Каталог арабских, тюркских и персидских рукописей Института рукописей им. К. С. Кекелидзе (коллекция К)», Тбилиси, 1969, стр. 139; Д. Ш. Гиунашвили, Тбилисская рукопись Тарих-е Систан (на перс, яз.), Тбилиси, 1971

22 В колофоне указано: *** «Закончено в полдень в воскресенье, одиннадцатого числа почитаемого месяца раджаба года тысяча двести семьдесят восьмого, соответствующего году Курицы».

23 См.: «Тбилисская рукопись Тарих-е Систан». Разночтения приведены постранично. Полный. анализ их характера отсутствует. В число разночтений включены все конъектуры Бахара.

24 Об этом см.: Scarcia, An Illusory Problem, стр. 277—280. Уникальность рукописи Та'рих-и Систан неоднократно подчеркивает и М. Бахар, см.: ТС, стр. «алеф», «лд», «лх»; Сабкшинаси, II, стр. 44.

25 D. Ross, A Qasida by Rudaki, стр. 215, 216. Полный перевод работы Е. Д. Росса на персидский язык приведен в книге С. Нафиси, Рудаки, III, стр. 957, 958. В настоящее время «рукопись А. Икбаля», так же как и копия с нее, изготовленная им для М Казвини, находится в библиотеке Литературного факультета Тегеранского университета. До казана их тождественность рукописи, изданной Бахаром, см.: Данишпажух, Фихрист, стр. 67—68, № 246; Sсаrсia, An Illusory Problem, стр. 279.

26 Во введении к изданию текста Та'рих-и Систан Бахар пишет, что он давал рукопись всем желающим из своих друзей, и с нее были изготовлены несколько полных и частичных копий, по его разрешению или без его разрешения, см.: ТС, «Б».

27 ТС, стр. «дж».

28 Там же, стр «в», «йб»

29 На основании того, что в сочинении высказываются определенные симпатии к Саффаридам, к хариджитскому вождю Хамзе б Атраку и к местному правителю Абу Джа'фару Ахмаду б Мухаммаду, Бахар полагал, что и основная часть писалась в несколько приемов 1) при Саффаридах Йа'кубе б ал Лайсе и 'Амре б ал Лайсе, 2) при Халафе б Ахмаде и 3) при Тугруле Сельджукском (ТС, стр «йб», «йа») Однако, как представляется, подобные симпатии могли быть вызваны либо местным происхождением автора, либо данью определенной традиции

30 ТС, стр. «в».

31 Сочинение Шах-Хусайна б Малика б. Махмуда Систани сохранилось в уникальной рукописи, хранящейся в Британском музее, см.: Сh. Rieu, Supplement to the Catalogue of the Persian Manuscripts in the British Museum, London, 1895, стр. 66, or. 2779; Storey, II, fasc 2, стр. 364, 365 Текст рукописи издан в 1966 г. в Тегеране Манучихром Сутуде

32 ТС, стр. «д».

33 ТС, стр. «в».

34 Lazard, Le Langue des plus anciens monuments, стр. 75, прим. 7; см. также: Sсаrсia, An Illusory Problem, стр. 277; Bosworth, Sistan, стр. IX.

35 E. D. Rоss, A Qasida by Rudaki, стр. 213—238.

36 Об этом см. также, Y. Armajani, The Saffands — a study in Iranian nationalism,— «Труды XXV Международного конгресса востоковедов», II, М., 1962, стр. 168—173; Bosworth, The Ghaznavids, стр. 14.

37 J. A. Marquart, Catalogue of the Provincial Capitals of Eransahr, ed. by Q. Messina, Roma, 1931.

38 В частной коллекции д-ра Асгара Махдави за № 119 указана стихотворная «История Систана» (с древнейших времен до 1206/1791 г.), сочинение некоего Захира, см.: ***

39 ТС, стр. 1, прим. 1; стр. 2, прим. 2.

40 J. A. Marquart, Catalogue of the Provincial Capitals of Eransahr ed by G Messina, Roma, 1931, стр. 18, 89, 90.

41 Петрушевский, Ислам в Иране, стр. 264, 265.

42 Ср. также «Арабский аноним», Введение в изучение памятника, стр. 32, 33

43 Такого рода отступления иногда предваряются вводной фразой «сейчас мы расскажем... (акнун гуйим)», вводным словом «а что касается» (амма). Иногда же они никак не выделяются из общего текста (ср., например, рассказ о монахе и голове" Хусайна на стр. 98—100). Конец вводных экскурсов либо никак специально не обозначается, либо заключается фразой «а теперь мы вернемся (букв, “вернулись") к...» (акнун баз гаштшн бе...).

44 ТС, стр. 382, прим. 1.

45 Пропущены следующие годы по хиджре: 468—478, 502—522, 539— 562, 563, 565—573, 575—589, 592—601, 603—605, 607, 608, 609, 611—614, 617, 621, 623, 625, 628, 629, 634, 635, 637, 638, 642—646, 648—650, 654, 656. 658, 660—662, 664, 665, 668, 674, 676—681, 685—687, 689—692.

46 См. об этом выше, стр. 21.

47 Например, «Поход благословенного Стремени великого государя в Ук. Осада крепости Куках. Девятидневное сражение. Взятие укреплений» и т. д.

48 ТС, стр. 408, прим. 3.

49 ТС, стр I, прим 1

50 Такой-то говорит в своей книге после чего следует название сочинения

51 Об Абу-л-Му'аййаде Балхи см. Кабус-наме, изд. С. Йафиси (Тегеран, 1312/1933), стр. 195—201; Сабкшинаси, II, стр. 22—24; Нафиси, Рудаки, III, стр. 1220—1221; Диххуда, Лугат-наме, I, Сафа, Та'рих-и адабийат, I, стр. 363, 364, 404, 405; Lazard, Abu l'Mu'ayyad-i Balxi, стр. 95—101.

52 См также: Lazar d, Abu Mu'ayyad-i Balxi, стр. 95, 96.

53 ТС, стр. 1, прим. 1; Сабкшинаси, II, стр. 20; Сафа, Та'рих-и ада бийат, I, стр. 143, 620; его же, Хамасесараи, стр 95; Lazard, Abu l'Mu'ayyad-i Balxi, стр. 96.

54 Сабкшинаси, II, стр. 19; Кабус-наме, изд. С Нафиси, стр. 195—198; Сафа, Та'рих-и адабийат, I, стр. 621—622; его же, Хамасесараи, тр. 98; Lazard, Abu l'Mu'ayyad-i Balxi, стр. 97.

55 Ук/Аук — селение, расположенное на дороге между Бюстом и Газной, см Комментарий.

56 Приведено в искаженной форме. Ибн Дихишти. конъектура Бахарa, см : ТС, стр 17, лрим 1;Бертельс, I, стр. 195

57 Об изданиях текста Бундахишн и литературу о нем см.: И. М. Оранский, Введение в иранскую филологию, М, 1960, Библиография, стр. 412—416.

58 Речь идет несомненно о произведении, отличном от известного Бахтийар-наме, см : ТС, стр. «3», прим. 2.

59 Джиханпахлаван — первый богатырь.

60 См.: ТС, стр. «з», «х», 9, прим. 3. По предположению Бахара, воз можно, имеется в виду известный историк 'Али б. Мухаммад Мада'ини или же 'Али б. Мухаммад ан-Науфари, сочинения которых до нас не дошли. О них см. GAL, SB, III, Index.

61 О нем см Крачковский, IV, Указатель имен, стр 826

62 BGA, VI, стр 184—266

63 Ср упоминание сочинения аналогичного названия (Таварих-и ху лафа) в Джахан-наме Мухаммеда б. Наджиб Бакрана (л 25а), см Мухаммад ибн Наджиб Бакран, Джахан-наме («Книга о ми ре») Издание текста, введение и указатели Ю Е Борщевского, М, 1960, стр. 15

64 «Der Tod des Husem ben Ah und die Rache», uеbers von F Wuеstenfeld, Goеttingen, 1883

65 ТС, стр. «лдж»; С. Нафиси, Мах-и Нахшаб, Тегеран, 1333, стр. 63 О народном романе об эмире Хамзе у иранцев см. J. Vаn Rоnkel, Die Roman von Amir Hamza, Leiden, 1895; C. Virolleand, Le roman iranien de l'emir Hamza,— «Comptes rendus des seances l'Academie des Inscription et belles lettres», 1948, стр. 224—234.

66 F. Rosenthal, The History of the Muslim Historiography, Leiden, 1952; El (E. Wiedemann); «Арабский аноним», стр. 51.

67 См. сводку в работе П. А. Грязневича,— «Арабский аноним», Введение в изучение памятника, стр. 51.

68 Сабкшинаси, II, стр. 44.

69 BGA, VII, стр. 279—286.

70 Все они отмечены нами в примечаниях к переводу.

71 Например, только в Та'рих-и Систан и у ал-Йа'куби есть сведения об 'Умаре б. ал-'Аббасе б. 'Умайре б. 'Утариде б. Хаджибе б. Зураре, наместнике Абу Муслима в Систане. Только Та'рих-и Систан и ал-Йа'куби сообщают о его брате Ибрахиме б. ал-'Аббасе, которого 'Умар поставил во главе своего авангарда, а затем отдал ему в управление Синд (ТС, 136; ал-Йа'куби, 285).

72 См. также: ТС, стр. 131, прим. 2

73 ТС, стр 46, прим. 7.

74 Сафа, Хамасесараи, стр. 87.

75 Сколь-нибудь полная оценка исторического материала сочинения не входила в задачу данной работы; мы ограничились лишь двумя-тремя примерами, вполне достаточными, чтобы показать значение памятника как источника.

76 См., например Бахар, ТС, стр. «ла» — «лв»; о значении данных Та'рих-и Систан для истории ранних Газнавидов см.: Bos worth, The Ghaznavids, стр. 14 и др.

77 Bosworth, Sistan, стр. IX.

78 О Хамзе-хариджите и его восстании см.: Spuler, стр. 54, 55, 169, 170; L. Veccia Vaglieri, Le vicende del harigismo, in epoca abbaside, — RSO, XXIV, 1949, стр. 41, 42; Bosworth, Sistan, стр. 93—104.

79 G. Sсаrсla, Lo scambio di lettere, стр 623, 645, Bosworth, Sistan, стр 96—100

80 См «Таблицу арабских наместников», стр. 483 и сл.

81 Об административной организации Систана см Bosworth, Sistan, стp 25—32

82 Вosworth, Sistan, стр. 111.

83 Там же, стр. 113.

84 Т. Noeldeke, Jakub the Coppersmith and his dynasty, стр. 187—217; Barthold, Zur Geschichte der Saffariden, стр. 171—191. Работа Бартольда явилась продолжением работы Т. Нёльдеке; см. также: Bosworth,. Sistan, стр. 109—112; М. Forstner, Sistan waehrend des Kalifats des Abbasiden al-Musta'in (248/862—252/866) nach dem Tarih-i Sistan, — «Der Islam», Bd 48, Heft I, Berlin, 1971, стр. 77—89.

85 О них см. Barthold, Zur Geschichte der Saffariden, стр. 178— 185. О занятиях Йа'куба-медника, предшествующих службе у Салиха б. ан-Назра, Та'рих-и Систан умышленно умалчивает. Однако другие источники дают обильную информацию об этом, подробно проанализированную проф Босворсом (Sistan, стр. 112—113).

85 Barthold, Zur Geschichte der Saffariden, стр. 178

87 Cp. Barthold, Zur Geschichte der Saffariden, стр 178 зу-л-хидж-жa 237/май—июнь 852 г.

88 Та'рих-и Систан подтвердило догадку В. В. Бартольда о продолжительности правления Салиха, см: Barthold, Zur Geschichte der Saffariden, стр 178

89 Bosworth, Sistan, стр. 119—20.

90 Ваrthоld, Zur Geschichte der Saffariden, стр. 180.

91 О дальнейшей судьбе Дирхама мы узнаем от арабских географов Истахри и Ибн Хаукаля и от ат-Табари, их сообщения подробно рассматриваются Бартольдом (Zur Geschichte der Saffanden, стр 181) и Босворсом (Sistan, стр 119)

92 Bosworth, Sistan, стр 114

93 Оценку сообщений 'Ауфи и Байзави (Низам ат-таварих) об 'Аммаре см Barthold, Zur Geschichte der Saffanden, стр 197, см также: Bosworth. Sistan cтр 114, 115, 116

94 Barthold, Zur Geschichte der Saffariden, стр. 185—187; Vasmer, Saffariden, стр. 1132— 134.

95 См. также: Sсаrсia, Zunbil or Zanbil, стр. 43.

96 Там же, стр. 43; ТС, стр. 216—217.

97 Там же, стр. 43.

98 См. Бертельс, I, стр. 144—145, 192 и др.; Болдырев, Из истории развития персидского литературного языка, стр. 79—80; Ю. Н. Марр, Старое и новое о Фердовси,— «Статьи и сообщения», Л., 1934, стр. 7—55; 3. Сафа, Та'рих-и адабийат дар Иран, I, стр 162—166; его же, Хамасесараи дар Иран, стр. 202; Нафиси, Рудаки, III; E. Denison Ross, А Qasida by Rudaki, стр. 213—237; Rempis, Die aeltesten Dichtungen in Neupersisch, стр 220—241; G. Lazаrd, Les premiers poetes persans (IX—X siecles), Tehran — Paris, vol. I—II, 1964 (нам был доступен только 1 том).

99 Ю. Н. Марр, Старое и новое о Фердовси, стр. 7—55.

100 «Corani Textus Arabicus». Ad. Gustavus Fluegel, Lipsiae; Concor-dantiue Corani Arabicae. Diligenter disposuit Gustavus FJfigel, Lipsiae, 1875.

 

Текст воспроизведен по изданию: Та'рих-и Систан. М. Наука. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.