Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ХИЛАЛ-АС-САБИ

УСТАНОВЛЕНИЯ И ОБЫЧАИ ДВОРА ХАЛИФОВ

РУСУМ ДАР АЛ-ХИЛАФА

[Глава 12]

/113/ БЛАГОПОЖЕЛАНИЯ ХАЛИФА АДРЕСАТАМ И ПРАВИЛА ИХ УПОТРЕБЛЕНИЯ ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

Самым почетным благопожеланием эмиру от халифа было:

“Да сохранит и защитит тебя Аллах! Да будет доволен эмир верующих тобой и твоим усердием!”

С такими [словами] обращались к наследникам престола и буидским эмирам, да будет ими доволен Аллах! [78]

Далее говорилось: “Да будет доволен тобою Аллах, да сделает он так, чтобы был доволен тобой эмир верующих! Да облагодетельствует тебя Аллах и защитит!” [Менее пространным] было обращение к наместникам Хорасана и правителям завоеванных областей: “Да охранит и да защитит тебя Аллах, да будет доволен он тобой!” А при изложении [дела] не пишется: “Да облагодетельствует и да сохранит тебя Аллах! Да позаботится он о тебе!”

Когда скончался Рукн ад-Даула 1 и случились между 'Адуд ад-Даулой и 'Изз ад-Даулой 2 разногласия 3, от [имени] ат-Та'и' ли-ллах было составлено послание, написание которого поручили моему деду Ибрахиму ибн Хилалу. В этом письме халиф отдавал предпочтение 'Изз ад-Дауле и назначал его преемником Рукн ад-Даулы, благословив его в начале письма [словами]: “Да продлит Аллах твое существование, твою славу и прочное положение! Да будет доволен эмир верующих тобой и твоим благополучием!” В каждом абзаце упоминалось:

“Да укрепит Аллах твое [положение]!”

В то же время [вот] какое письмо было написано 'Адуд ад-Дауле 4:

“Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! От 'Абдаллаха 'Абд ал-Карима, имама aт-Ta'и' ли-ллах, эмира верующих — 'Адуд ад-Дауле Абу Шуджа', сыну Рукн ад-Даулы Абу 'Али, мавла /114/ эмира верующих.

Мир тебе! Эмир верующих славит перед тобой Аллаха и [утверждает], что нет божества, кроме него. Он просит Аллаха благословить Мухаммада, раба его и посланника, да благословит он его и да приветствует!

Далее. Да сохранит тебя Аллах и позаботится о тебе! Да будет доволен эмир верующих тобой и твоими деяниями! Воистину, по законам справедливости, которых придерживается эмир верующих, охраняя их, и по заповедям Аллаха, которым он следует, действуя согласно им и исполняя их, повелитель вознаграждает добродетельного благодеянием и предпочитает его другим, воздавая ему за старания в следовании правильным путем и за целеустремленность, за [все] то, что он сделал прежде, за то, что он делает и совершает [теперь]. Каждому из [своих] подданных и сторонников властелин [воздает] по заслугам согласно тому, что известно об их преданности и поступках.

Ибо он не считает чрезмерным вознаграждение [людям] выдающимся, так же как не считает мизерной награду маленьким людям за малые дела и достоинства, чтобы они стремились к возможному пределу [в трудах своих] не покладая рук. Владыка по достоинству оценивает то, что они сделали, к чему [79] тянулись их руки и куда шли их ноги. "Есть ли воздаяние за добро, кроме добра?" (Коран LV, 60).

Подобно этому протекала жизнь благочестивых предшественников из эмиров верующих и имамов мусульман, заветам которых следует эмир верующих и на которых стремится походить. Вслед за ними он ходит среди деревьев, посаженных ими, среди строений, основанных ими, похвальных деяний, которые они совершили, благородства, которое они заслужили. Эмир верующих уповает на Аллаха на этом праведном пути, ведущем ж цели, к надежности и устойчивости, который удерживает от ошибки в помыслах и неправильного выбора, с помощью которого приходят к верному направлению и нужной цели. Успех эмира верующих только [в руках] Аллаха. На него он уповает и к нему прибегает [за помощью].

Ты знаешь, да хранит тебя Аллах, и [другим] помимо тебя доподлинно известно то, что существует много лет и передается [из поколения в поколение]. Воистину, дская династия, с помощью которой Аллах утвердил /115/ истину и ради которой потушил огонь лжи, остается такой, как прежде, в течение многих лет — то тяжких, то благополучных, иногда смутных, часто лихорадочных. Он имеет прочный корень, неколебимый, основу крепкую, нерушимую. И если постигали ее смуты и распри, это было как бы выпрямление и исправление, оздоровление и упорядочение для подданных, которые, подобно скотине, вразброд паслись на ее пастбищах, бездумно и забыв о благодарности за милости, [получаемые] от царственного дома. Аллах пробудил их от этой спячки и поднял их с ложа беспечности. Он воздал им по заслугам за то время, когда неразумные волновались, и их беды усиливались. [Это все] — назидание им, если они остались живы, или другим, если этих избрала смерть.

Но наступило время, когда Аллах решил их остановить и удержать во благо и для [пользы] дела. Он послал для разъяснения сути дела и ревностного его исполнения одного из преданнейших своих приверженцев и искренне преданных людей.

Не преминет держава вернуться в его руки превосходным возвращением, стройным стержнем, в новой одежде, с крепкими ветвями. Аллах опровергнет надежды противников, отвергнет сомнения колеблющихся и заставит их стенать и плакать.

А люди, которые сделают это доброе дело своими руками и с помощью которых установится благоденствие, — станут великими в веках и возвысятся над толпой [таких], как сподвижники имамов и родственники, поддерживающие [их].

Таково было положение My'изз ад-Даулы Абу-л-Хусайна, мавла эмира верующих, да наградит его Аллах за его великую [80] преданность, установление согласия в народе и проявление усердия в том, чем управляет и что объединяет вера, распространение которой устраняет разногласия и соединяет [людей]. Он стал управлять, когда в дело проникла испорченность, покрылись ржавчиной умы его подданных, удача их кончилась гибелью и добыча их раздробилась и /116/ разрознилась. Следы их веры стерлись, и признаки ее утратились. Поникли головы его приверженцев, а глаза врагов его забегали [от удовлетворения]. [Но] он не оставил [врагу], да вознаградит его Аллах, ни пяди земли. Не было ни одного попранного права, которого бы он не отвоевал, не было [такого] врага-притеснителя, которого бы он не подавил, не было [такого] колосса всесильного, которого бы он не сразил, обнажая свой меч против всякого захватчика, [посягнувшего] на его владения, который претендует и притязает на них, чуждый и земле и духу. [Он сражался], пока не согнулись шеи, прежде непокорные и надменные, [пока] не вытянулись лица, [на которых] ранее была гримаса пренебрежения, [пока] не зарубцевались раны, до того тяжкие и неизлечимые. Вернулся к султану его авторитет, и сохранил он уважение [к себе своих подданных].

Он служил верой и правдой ал-Мути' ли-ллах, да благословит его Аллах, когда господь предначертал ему халифство. Он шел [в своей службе] по пути согласия, далекий от мошенничества и лицемерия. Султан был искренне предан халифу, в равной мере как тайно, так и явно, и согласие царило между его поведением и мыслями. Так продолжалось до конца его жизни, пока не взял его Аллах, чистым от пороков и не обремененным грехами. Поэтому ал-Мути' ли-ллах, да будет над ним благословение Аллаха, присовокуплял [к его имени] такие благопожелания, которые [являются] лучшей пищей, наиполезнейшим орудием и ближайшим средством [на пути достижения] господина обоих миров.

Повелитель почтил его тем, что передал это знатное положение и высокий пост его сыну единокровному, подобному ему родовитостью и равному, — 'Изз ад-Дауле Абу Мансуру, сыну Му'изз ад-Даулы Абу-л-Хусайна, мавла эмира верующих, да будет доволен ими Аллах!

Владыка не поддержит никогда того, кто не достоин, и не возвысит того, кто не заслуживает [этого], но отметит достойнейших и преданнейших. Не было [во всем] этом ему ('Изз ад-Дауле) равных, не было на него похожих, так как ему по наследству полностью перешли совершенства My'изз ад-Даулы Абу-л-Хусайна. Сюда же входит самообладание. Он возвышался [над всеми] вершинами своих заслуг и возвышался над всеми препятствиями. Он получил прекрасное /117/ образование и воспитание от руководителя и основателя этих деяний и [81] искусств (Речь идет о My'изз ад-Дауле). С этими приобретенными похвальными качествами сочетается его великое преуспеяние, и присовокупляется к этому благородство его рождения. Бесконечные достоинства подчеркивают это, сопутствующие им прекрасные качества души оттеняют его, потребности в достижении славы и величия исходят из этого. Его восхваляют и превозносят за это. Он остается самой лучшей опорой в защите ал-Мути' ли-ллах, да будет милосерден к нему Аллах. Он наилучший охранитель его трона, самый лучший советчик в управлении его делами, усердствующий ради этого.

Спокоен властелин, когда он за его спиной, беспечен сон [властелина], когда он на страже. Уверен повелитель, если он вместе с ним идет [на битву].

'Изз ад-Даула слепо повинуется владыке во всем, благодаря ему смягчается взор повелителя и [возрастает] непримиримость [повелителя] к его врагам.

Пока существует халифат, никому из халифов не опередить в жизненном благополучии ал-Мути', [его], спасенного от бедствий в государстве, которые постигали других [халифов] в их жизни и сократили их сроки, которые отдавали их в руки неразумных, продажных и невежественной солдатни. Он был защищен в этой долгой жизни от всякого недруга, любого зла и дурного дела. Ему подчинялись во всех мнениях и желаниях, следуя его капризу в любом случае.

Когда же халиф стал стар и немощен и не мог больше руководить, потому что был утомлен всем этим и устал нести этот груз, он передал свои полномочия [следующему] эмиру верующих и возложил на него дела и управление, /118/ уходя к господину обоих миров, и общину мусульман со [всеми] их областями [обитания], их политикой, целиком и полностью, с их слабостями и достоинствами.

'Изз ад-Даула Абу Мансур, да будет доволен его существованием Аллах, оберегающий его душу, стал распоряжаться всеми [делами] безраздельно. Халиф предписал ему и обязал его заботиться о творениях прошлого и охранять ценное. Не вывели его из повиновения [снисходительная] любовь, которую владыка питал к нему, и тщеславие, гнездящееся в нем.

И было дело его, после того как состарился ал-Мути', да дарует Аллах милость и благословение ему и эмиру верующих, и да укрепит его в том, на что назначил его [халиф], и да наставит его в том, как привести родичей своих к согласию и как объединить их для приведения к присяге [в свою пользу], как устранить различия во взглядах и расхождения во мнениях.

Он благодарил за это ал-Мути' ли-ллах, да будет доволен [82] им Аллах, после кончины My'изз ад-Даулы Абу-л-Хусайна, да будет милосерден к нему Аллах, так как [халиф] поставил егона место и пост его [отца].

Это шло путем взаимных уступок, хотя каждая из сторон шла к истине своей дорогой и искала пути процветания общины по-своему. Это — несмотря на бедствия, которые перенес 'Изз ад-Даула Абу Мансур, да будет доволен им Аллах, и претерпел; несмотря на несчастья, которые он превозмог и терпеливо сносил; несмотря на распри, происходившие между домом эмира верующих и его домом, которые отдаляли их друг о друга. Не записал Аллах из этого ничего на его счет, так как он был предан [халифу], и на счет эмира верующих, ибо он относился к 'Изз ад-Дауле с постоянством. Когда эмир верующих осознал, какую пользу можно извлечь из опыта времен того раскола, он утвердился [во мнении], что [вверить свое государство] 'Изз ад-Дауле — самый счастливый удел, с которым ничто не сравнится, и [высший] предел благоденствия, [c которым ничто] не может соперничать. Он видел, что 'Изз ад-Даула и его семья, /119/ да удовлетворит Аллах эмира верующих ими и сохранит их ему, имеют почетные прозвания и титулы, что они проявляют милосердие ко всем прибегающим к ним [за помощью]. Он полагал, что непреложная истина [заключена] в 'Изз ад-Дауле, что ему надлежит издать приказ о том, чтобы оказать 'Изз ад-Дауле Абу Мансуру знаки уважения и [наложить на него] печать величия, которым не существует равных, которые подчеркнули бы его прочное положение и высокое место, отличив его этим перед ему подобными. Таким образом, 'Изз ад-Даула управлял как хотел в заседаниях эмира верующих. Всегда от него [веяло] надежностью и могуществом. Он мог повышать и понижать в должности, одаривать и позволять [что-либо]. Эмир верующих подтвердил его право [на это] вместе с [правом] на первенство в стремлениях и наивысшие заслуги, которые необходимы каждому ближнему и дальнему, простолюдину и сановитому, чтобы показать ему, что из этого ценится, и отодвинуть ради него от трона 5 подобных [ему] в этом.

Он даровал ему три привилегии.

Первая из них [состояла в том], что [халиф] связал его [узами] родства, осыпал его милостями и заключил (матримониальный) союз между ними обоими, который должен был связывать их при разногласиях и давал ему право на генеалогию [халифа], чтобы потомки в будущей жизни и в последующих поколениях были из обоих корней — эмира верующих и его.

Вторая [заключалась в том], что он отдал распоряжение писать в письмах, исходящих от него, к 'Изз ад-Дауле такие благопожелания, с которыми не [положено было] обращаться [83] от [имени] имама ни к наследнику престола, ни к кому-либо другому, связанному с ним действительными узами кровного родства. [Все это] согласно просьбе 'Изз ад-Даулы, да удовлетворит им Аллах эмира верующих, /120/ ибо 'Изз ад-Даула верноподданнически почитал имамат и благоговел перед халифатом, [смиренно] сложив крылья перед ним, не сводя с него взора, безмерно чтя и восхваляя его.

Поскольку он был необходим эмиру верующих для осуществления его целей и намерений, то послания [к нему] эмир верующих сопровождал [формулой]: “Да продлит Аллах твое существование и могущество, да поддержит он тебя! Да будет доволен эмир верующих тобой и твоими деяниями”. Применительно к нему при упоминании его [имени] в письмах к эмиру верующих и от него -приводилась благопожелательная [формула]: “Да окажет ему Аллах помощь!”.

Третья [привилегия]: эмир верующих вместе с ним назначает вазиров и вместе с ним назначает наследников [престола].

Если известно, что Насир ад-Даула Абу Тахир 6, положение которого достаточное и высокое, самостоятельное и независимое, который ведает всеми важными делами и защищает каждого и всегда, занимает такое высокое место в защите ислама, как никто другой, то 'Изз ад-Даула Абу Мансур ибн Му'изз ад-Даула Абу-л-Хусайн, мавла эмира верующих, да укрепит его Аллах, — теперь возвышающийся над равными, недосягаемый для устремлений современников, находящийся на наивысшей ступени, твердо стоящий на вершине самых отдаленных чаяний.

Насир ад-Даула ан-Насих Абу Тахир, да будет доволен им Аллах, вазир того и другого, несущий бремя [забот] за обоих, облечен за это почетом и обласкан обоими. Эмир верующих повелел, чтобы ему воздавали должное в большем размере, чем то, что платили любому вазиру и любому помощнику и прежде и теперь, в давние времена и в настоящем. Он запретил остальным наместникам и слугам меча и пера называть свое имя рядом с его именем и носить знаки отличия такие, как у него, потому что /121/ они жалуются эмиром верующих только тем его верноподданным, сколько бы их ни было и какое бы положение они ни. занимали, которые преданы ему, советуются [с ним] во всем и стремятся создать о себе хорошее впечатление и мнение.

Знай, пусть хранит тебя Аллах, ту меру благодеяния, которая отмерена 'Изз ад-Дауле, и то, что приходится на долю Насир ад-Даулы ан-Насиха Абу Тахира и что ему отмерено, Уясни себе эту единственную истину и сделай вдвойне больше.

Ответь эмиру верующих, что ты получил это письмо, что выполнишь то, что написано в нем, и что будешь среди [идущих] [84] прямым путем и среди самых благоразумных, если Аллах угодно. Мир тебе и милосердие божье!

Писал Насир ад-Даула ан-Насих Абу Тахир в субботу 16 джумада I 366 года (16 мая 976 г.)”.

Это то письмо, за которое 'Адуд ад-Даула упрекал Ибрахима ибн Хилала, моего деда, и из-за которого заточил его в темницу на четыре года и несколько месяцев.

Когда 'Адуд ад-Даула управлял Ираком, он потребовал от ат-Та'и' ли-ллах увеличения [благопожеланий], и халиф сделал это: “Счастья тебе и благодати! Да удовольствуется эмир верующих тобой и благостью, [заключенной] в тебе!” Он помещал [формулу] благопожелания и при изложении [дела], при написании [выражения]: “Да продлит Аллах величие его!” Поэтому послание к нему начинали его титулом Тадж ал-Милла, добавляя его к титулу 'Адуд ад-Даула. Об этом сказано в специальном письме: “Эмир верующих решил добавить тебе сверх положенного и отмечает тебя верховным главнокомандованием”.

Этот титул (Тадж ал-Милла) был почетнее и выше, чем все прежние. И эта [формула] благопожелания стала правилом после него [при обращении] к его братьям и сыновьям.

Когда халифат перешел [в руки] эмира верующих ал-Кадира би-ллах, да благословит его Аллах, он ставил благопожелания Баха' ад-Дауле при изложении [сути дела] и при упоминании формулы: “Да продлит Аллах свою поддержку ему!”, что перешло после него на его сына. При ал-Кадире так и продолжалось.

Что касается вазиров, назначенных управлять делами при прежних халифах (до ат-Та'и' и ал-Кадира), благопожелания для них в обычных письмах [такие]: “Да будет доволен им Аллах!” — и в заключение: “Да удовлетворит Аллах нас тобою!”.

[Глава 13]

/122/ КОГО ОТНОСИЛИ К МАВЛА ЭМИРА ВЕРУЮЩИХ

К этому [разряду] относили только неарабов и вольноотпущенников. Что касается чистокровных арабов, то для них [этого] не существовало.

Когда Рафи' ибн Мухаммад ибн Макан 7 написал на своем послании: “От Рафи' ибн Мухаммада, сына дяди эмира верующих”, эмир верующих ал-Кадир би-ллах, да благословит его Аллах, осудил его за такое действие и повелел отказаться от [85] этого. Рафи' долго сомневался, — я присутствовал при этом и внимательно наблюдал [за ним], — сказав: “Разве я не араб из племени мудар? Но я же и сын дяди эмира верующих”. Ему говорили: “Нет, каждый из племени мудар [может назвать себя сыном дяди эмира верующих], а это не годится”. После раздумий он перестал [так подписываться]. Мухаммад ибн 'Абд ал-Вахид ибн ал-Муктадир би-ллах, да будет доволен им Аллах, писал [свое имя так]: “Мухаммад ибн 'Абд ал-Вахид, дядя эмира верующих”. Я не помню, чтобы так делали в первые века ислама. Чаще стали брать себе нисбумавла эмира верующих” в правление Баха' ад-Даулы, затем заменили на “искренний друг эмира верующих”. Ширилась тяга к этому и росло стремление. Давно ввели в [состав] нисбымавла эмира верующих” титулованные катибы, 'амилы и свита, полагая этим увеличить степень и звание, связанное с титулом. Что же до тюрок, то у них так не делали, потому что они и так мавла. Разве только те из них, которые были его рабами и родственниками, — им давали [этот титул]. Себуктегин 8, хаджиб Му'изз ад-Даулы, во время своего мятежа против 'Изз ад-Даулы пожалованный титулом Наср ад-Даула, писал: “От Наср ад-Даулы Абу Насра, мавла эмира верующих”, воспользовавшись [своей принадлежностью] к мавла и относя себя к близким друзьям халифа. Удостоенный такой чести Абу Мансур Алфтакин 9 поступил точно так же, когда был назначен на свой пост, и писал:

“От Абу Мансура, мавла /123/ эмира верующих”, потому что он отказался от лакаба и ограничился куньей. Так же делали раньше Баджкам 10 и Тузун 11, а они оба из мавла Мардавиджа ибн Зийара 12. Называть [себя мавла] и относить себя [к мавла Аббасидов], да сохранит Аллах их дни, стали с древности, и [перешло] это в ислам и государства халифов от тюрок и других [народов], из поколений, родов и их потомков к близким удостоенных этой нисбой.

Уже ал-Мутаваккил 'ала-ллах, да будет милосерден к нему Аллах, писал 'Убайдаллаху ибн Йахйе ибн Хакану с этой нисбой, относя его [тем самым] к своим высокопоставленным приближенным. Он сделал это, чтобы выделить его и оказать [ему] почет. А он, между прочим, был сыном мавла.

[Глава 14]

/124/ О СЛОВАХ В КОНЦЕ ПИСЬМА: “ПИСАЛ ТАКОЙ-ТО, СЫН ТАКОГО-ТО”

'Али ибн Абу Талиб, мир над ним, писал это в письмах от имени пророка, да благословит его Аллах. Му'авийа и Зайд ибн Сабит писали то же самое. Не было тогда нужды в рангах, [86] желательно было указать в письме, кто его написал, потому что пророк, да благословит его Аллах, будучи неграмотным, не мог сам писать [письма]. Секретари халифов писали эту [формулу] в конце [письма], следуя этому обычаю. Я читал в конце писем 'Абд ал-Малика ибн Марвана: “Писал Салим, мавла эмира верующих”. Он был его секретарем и мавла. Я видел письмо, писанное рукой ал-Ма'муна, да благословит его Аллах, в конце которого [стояло]: “Писал эмир верующих собственной рукой”. Впоследствии это считали [подтверждением] его высокой грамотности и ума. Этой [формулой] пользовались вазиры, которые [сами] составляли письма, или секретари, составлявшие их от их имени. Дело оставалось в таком виде до тех пор, пока 'Адуд ад-Даула не арестовал Абу Тахира ибн Бакию в конце своего правления, и [тогда] вазира освободили от обязанности [самому составлять послания]. Ибрахим, мой дед, писал: “Написал Ибрахим ибн Хилал, назначенный управлять диваном переписки”. Умирая, 'Адуд ад-Даула назначил на этот [пост] 'Абд ал-'Азиза ибн Йусуфа. Такой порядок соблюдали после него те, кого назначали заведовать диваном переписки, до тех пор пока от него не отказался Мухаммад Ибн ал-Хасан ибн Салхан. Когда Баха' ад-Даула находился в Фарсе, установилась переписка между султаном и халифской резиденцией. Ибн Хаджиб /125/ ан-Ну'ман писал: “Написал 'Али ибн 'Абд ал-'Азиз”. Он привык [так писать], и это было его [особенностью]. Это о письмах от халифа. Что касается писем от эмиров, то я не видел ни одного, написанного таким образом, кроме [письма] 'Абд ал-'Азиза ибн Йусуфа, которое находилось среди писем от [имени] 'Адуд ад-Даулы, во времена его наместничества и судейства, так как они подписаны именем ['Адуд ад-Даулы], где говорилось: “Это то, что поручил 'Адуд ад-Даула Тадж ал-Милла Абу Шуджа' ибн Рукн ад-Даула Абу 'Али, мавла эмира верующих, — такому-то”, то есть все дела связаны с его управлением и входят в его ведение. Когда мой дед Ибрахим ибн Хилал служил в диване переписки в правление Самсам ад-Даулы, он говорил: “Правильный суд и назначение — только от халифа”. Он порицал изменения традиций [переписки] при 'Адуд ад-Дауле и писал: “Это поручил такому-то Самсам ад-Даула Шамс ал-Милла Абу Калиджар ибн 'Адуд ад-Даула Тадж ал-Милла Абу Шуджа' ибн Рукн ад-Даула Абу 'Али, мавла эмира верующих, по приказу эмира верующих ат-Та'и' ли-ллах, да продлит Аллах его существование”. Рассмотрение дел об утверждении судей, [о прочих назначениях] и о жаловании титулов перешло от наместников областей в халифскую резиденцию. Вернулись к прежним порядкам, и писали:

“От эмира верующих ал-Кадира би-ллах, да благословит его Аллах!”. [87]

[Глава 15]

/126/ ЛИСТЫ, НА КОТОРЫХ ПИШУТСЯ [ПИСЬМА] ХАЛИФАМ И ОТ ХАЛИФОВ, МЕШКИ, В КОТОРЫХ НОСЯТ ИСХОДЯЩИЕ И ПОСТУПАЮЩИЕ ПИСЬМА, ПЕЧАТИ, КОТОРЫМИ ОНИ СКРЕПЛЯЮТСЯ

Обычно прежде государственные послания писались на специальной египетской бумаге 13. Когда прекратилось ее поступление и стало трудно ее достать, ее заменили особой бумагой 14 шайтани 15это для писем-договоров, о назначении управлять [какой-либо] областью и о награждении почетным титулом, для писем, которые писались правителям завоеванных областей.

/127/ Что касается писем, на которых ставилась подпись халифа или его вазира, то предпочиталась бумага нисфи 16. [Перевязывались] письма шелковым черным шнуром и запечатывались амброй и мускусом или черной глиной, смешанной с амброй. Конверт [был] из черного дибаджа, который завязывался другим шнуром с печаткой (Ашриджа). Что касается писем-договоров, которые начинаются словами: “То, что обязан такой-то по отношению к такому-то”, то не было надобности ставить печать, так как нет адреса, а если она и ставилась, то в конце, но я не видел печатей в конце договоров. Большая часть писем, которые я видел, касающихся пожалований икта и условий управления, [были] в серебряной оправе с шелковым шнуром.

Что касается надписей на печатях 17, то на печати халифа стояло: “Посланник Аллаха, да благословит его Аллах” — и с трех сторон: “Мухаммад — посланник Аллаха”. И кроме этого — по желанию.

На печати Абу Бакра, да будет милосерден к нему Аллах, специально для него [было]: “Велико могущество Аллаха!” На печати 'Умара ибн ал-Хаттаба, да будет милостив к нему Аллах: “О 'Умар, смерть — достаточный увещеватель!” На печати 'Усмана ибн 'Аффана: “'Усман уверовал в Аллаха великого”. На печати 'Али ибн Абу Талиба, мир ему: “Аллах — владыка, 'Али — раб его”. И разные другие надписи на их печатях.

[Глава 16]

/128/ ЛАКАБЫ

Что касается лакабов, то они [существуют] с древности. Среди них в доисламские времена — Зу Нувас, Зу Ру'айн, Зу Карн, Зу Фа'иш, Зу Джадан и другие. Когда пришло [время] [88] ислама, посланник Аллаха, да благословит его Аллах, награждал ими некоторых своих сподвижников и среди них: Хамзу ибн 'Абд ал-Мутталиба 18 [наградил лакабом] Асадаллах (“Лев Аллаха”), 'Амра ибн 'Абд 'Амра ибн Надлу 19 — Зу-л-йадайн (“Двурукий”), Абу-л-Хайсама Малика ибн ат-Тайхана ал-Ансари, который носил с собой на войну два меча, — Зу-с-сайфайн (“Обладатель двух мечей”). Он дал лакабы тем, кто пал в войнах за веру: Хузайме ибн Сабиту ал-Ансари 20 — Зу-ш-шихадатайн (“Дважды мученик [за веру]”) Джа'фару ибн Абу Талибу 21 — ат-Таййар (“Летящий в рай”) и кроме них тем, чьи имена [были] известны и легендарны. Сподвижники пророка обращались к нему, называя ал-Амин (“Верный”). Он [же] дал прозвище Абу Бакру — ас-Сиддик (“Справедливый”), а 'Умару — ал-Фарук (“Попечитель”) и 'Усману — Зу-н-нурайн (“Обладатель двух огней”). После его кончины люди прозвали 'Али ибн Абу Талиба ал-Васи (“Исполнитель духовного завещания”). Когда умер посланник Аллаха, да благословит его Аллах, люди обращались к Абу Бакру — Халифат расул Аллах (“Наместник посланника Аллаха”) и в письмах к нему писали так же. После него правил 'Умар. Его сразу же [стали] называть Халифат Халифат расул Аллах (“Наместник наместника посланника Аллаха”), затем перешли [к титулу] Амир ал-му'минин (“Эмир верующих”). Поводом, говорят, было то, что 'Умар, да благословит его Аллах, написал своему наместнику в Ираке, чтобы тот послал к нему двоих [людей], хорошо знающих положение дел в Ираке, чтобы он мог их расспросить о том, что его интересует. Наместник послал к нему Лабида ибн Раби'у 22 и 'Ади ибн Хатима 23. Когда они прибыли в Медину, то оставили своих верблюдов во дворе мечети, а сами вошли вовнутрь. В мечети [был] 'Амр ибн ал-'Ас 24, и /129/ они ему сказали: “Сообщи о нас эмиру верующих”. Он ответил им: “Вы угадали его имя, — встал и пришел к 'Умару, сказав: — Мир тебе, эмир верующих!” Спросил 'Умар: “Что означают эти слова, Ибн ал-'Ас, непременно оставь это”. Тот ответил: “Вот пришли Лабид и 'Ади, вошли в мечеть и сказали: "Сообщи о нас эмиру верующих". Я ответил им: "Вы угадали его имя". Ведь ты эмир, а мы верующие”. Провозгласил об этом с минбара Абу Муса ал-Аш'ари 25, и [с тех пор] так же делалось для каждого, кто становился [халифом]. [Но] никто из Омейядов не имел лакаба. Когда же их дни миновали, право вернулось к его [89] [истинным] владельцам и появилась дская держава, да укрепит Аллах ее устои, то, принося присягу [халифу, начиная] с Ибрахима ибн Мухаммада 26, да будет милосерден к нему Аллах, [люди] говорили “имам” и называли [первых халифов] ал-Хулафа' ар-Рашидун (“Праведные халифы”), да будет благословение Аллаха всем им. Но со времени Абу-л-'Аббаса 'Абдаллаха ибн Мухаммада ибн 'Али ибн 'Абдаллаха ибн ал-'Аббаса, о лакабе которого существуют разногласия, халифа называли Ка'им (“Идущий правильным путем”), Мухтади (“Идущий правильным путем”) и Муртада (“Богоугодный”), и, когда закрепился за ним лакаб ac-Caффax (“Кровавый”) (а он был прозван так за обилие пролитой им омейядской крови), стали чаще награждать титулами вазиров государства. Абу Саламе Хафсу ибн Гийасу ибн Сулайману ал-Халлалу 27 был пожалован лакаб Вазир ал Мухаммад (“Вазир рода Мухаммада”), и он так подписывался. Об этом сказал Сулайман Ибн Мухаджир ал-Баджали:

Воистину, этот вазир — вазир рода Мухаммада — погиб.
А тот, кто тебя ненавидит, — стал вазиром.

Ал-Махди, да благословит его Аллах, дал лакаб Йа'кубу ибн Дауду ибн Тахману, своему вазиру, /130/ ал-Ах фи-ллах (“Брат, [равный мне по вере в бога]”). Об этом Салм ал-Хасир 28 сказал:

Скажи имаму, который стал халифом по абсолютному праву:
“Как прекрасен помощник, пособивший тебе укрепиться,
брат, [равный тебе] по вере в бога, — Йа' куб ибн Дауд”.

Ал-Ма'мун дал почетную кунью Абу-л-'Аббас и лакаб Зу-р-ри'асатайги (“Обладатель двух постов”) 29 ал-Фадлу ибн Сахлу, а ал-Хасану ибн Сахлу, его брату, когда назначил его вазиром после него, пожаловал кунью Абу Мухаммад и лакаб Зу-л-кифайатайн (“Обладающий двумя дарованиями”) 30. Са'ид ибн Махлад получил в правление ал-Му'тамида би-ллах 31 лакаб Зу-л-визаратайн (“Дважды вазир”), указывающий на его вазирство при [халифах] ал-Му'тамиде и ал-Муваффаке. Исма'ила ибн Булбула величали аш-Шукур ал-Манасир ли-дини-ллах (“Благодарный защитник веры Аллаха”), и он подписывался этим лакабом. Ал-Муктафи би-ллах даровал кунью Абу-л-Хусайн и титул Вали ад-Даула (“Наместник державы”) ал-Касиму ибн 'Убайдаллаху. Он был первым, в чей лакаб вошло [слово] ад-даула. [90] Ал-Муктадир би-ллах наградил Ибн ал-Фурата куньей Абу-л-Хасан, Ибн Муклу 32 — Абу 'Али. Он наделил той же куньей Абу 'aли ал-Хусайна ибн ал-Касима ибн 'Убайдаллаха 33 и даровал ему лакаб 'Амид ад-Даула (“Опора державы”). Титулы получали ранее герои меча военачальники: Абу Муслим 'Абдаррахман ибн Мухаммад 34 Амин /131/ ал Мухаммад (“Доверенный рода Мухаммада”) и Сайф ал Мухаммад (“Меч рода Мухаммада”), Тахир ибн ал-Хусайн 35 в правление ал-Ма'муна, да будет милосерден к нему Аллах, — Зу-л-йаминайн (Дважды праворукий”). Ал-Му'тасим би-ллах, да будет милосерден к нему Аллах, наградил Хайдара ибн Кавуса 36 лакабом ал-Афшин, потому что он усрушанец 37, а ал-афшин значит “царь” на том языке, подобно тому как царя румов называют “цезарь”. Ал-Му'тамид 'ала-ллах, да будет милосерден к нему Аллах, пожаловал Исхаку ибн ал-Кандаджу 38 лакаб Зу-с-сайфайн. Му'ниса 39 в правление ал-Муктадира би-ллах, да будет милосерден к нему Аллах, величали ал-Музаффар (“Победоносный”); Саламу, брата Нуджха, в правление ал-Кахира би-ллах, — ал-Му'таман;

Мухаммада ибн Тугджа 40 в правление ар-Ради би-ллах — ал-Ихшид, а ихшид — “царь” в Фергане; ал-Хасана ибн Хамдана 41 в дни ал-Муттаки ли-ллах — Насир ад-Даула (“Помощник державы”), а его брата 'Али 42 — Сайф ад-Даула (“Меч державы”). В дни ал-Мустакфи би-ллах Тузун получил лакаб ал-Музаффар и писал в своих посланиях: “От ал-Музаффара Абу-л-Вафа', мавла эмира верующих”.

Наступили дни Буидов. В это время присваиваются титулы трем братьям: Абу-л-Хасану 'Али 43 — 'Имад ад-Даула (“Опора державы”), Абу 'Али ал-Хасану — Рукн ад-Даула (“Столп державы”), Абу-л-Хусайну Ахмаду — My'изз ад-Даула (“Укрепляющий державу”). Но на том не кончилось. Му'изз ад-Даула добивался лакаба 'Изз ад-Даула (“Мощь державы”), но ал-Мустакфи отказал ему в этом и пожаловал лишь [лакаб] My'изз ад-Даула. После этого ал-Мути' ли-ллах, да будет милосерден к нему Аллах, наградил лакабом 'Изз ад-Даула Абу Мансура Бахтийара. 'Адуд ад-Даула добивался лакаба Тадж ад-Даула (“Венец державы”), но ему было в этом отказано и было постановлено именовать его 'Адуд ад-Даула.

Рассказал мне мой дед Ибрахим ибн Хилал: “Когда пришел 'Адуд ад-Даула в 364 году 44 помочь против тюрок, он сказал [91]   мне вот о чем: ,,Я знал, Абу Исхак, о том, что было у моего дяди Му'изз ад-Даулы по поводу отказа нам в лакабе Тадж ад-Даула, и мы отказались от него, но если бы мы пришли получать лакаб теперь, то он настоял бы, чтобы называться /132/ 'Адуд ад-Даула и Тадж ад-Даула". Я спросил: "Почему не сказать Тадж ал-Милла? [Этот лакаб] совмещает в себе оба понятия — державу и религию". Он ответил: "Ты прав". Он молчал об этом [разговоре], пока время его не пришло. Когда 'Адуд ад-Даула вернулся в 367 году, он присвоил себе этот лакаб”. После этого лакабы становятся двойными. Затем, в начале правления халифа ал-Кадира Баха' ад-Даула присвоил себе третий лакаб со словом умма (“Община”), а затем четвертый — со словом дин (“Вера”). С этого пошло [дальше]. Наместники Хорасана никогда прежде не имели лакаба и величались только по кунье, но открылся [доступ к лакабам] тем, что в дни правления ал-Кадира был пожалован лакабом Махмуд ибн Себуктегин 45.

[Глава 17]

/133/ ХУТБА 46, [ПРОИЗНОСИМАЯ] С МИНБАРА 47

Когда говорится о хутбе с минбара в честь халифа, то речь идет о второй хутбе после [начала] молитвенного собрания 48, после произнесения формулы славословия Аллаху и молитвы за Мухаммада, да благословит его Аллах и да приветствует! [Тогда говорится]: “Господи! Облагодетельствуй раба твоего, раба божьего (упоминаются имя и лакаб), имама, эмира верующих тем, чем ты облагодетельствовал халифов праведных и имамов, идущих истинным путем, судящих по истине и поэтому [всегда] справедливых. Господи! Помоги ему в том, что ты возложил на него, и благослови его в том, что даровал ему. Сохрани ему то, что ты поставил его блюсти, сделай так, чтобы он был среди постоянно благодарящих тебя за дары и [всегда] среди помнящих твои милости”.

Что касается эмиров двора, то было не принято упоминать их с минбаров столицы. В их честь произносилась проповедь с минбаров далеких городов, входящих в их владения. Мухаммад ибн Йакут 49, будучи на должности, позволил хатибам в Городе мира 50, а ими были Хамза ибн ал-Касим ибн 'Абд ал-'Азиз, имам мечети в медине 51, 'Абдаллах ибн ал-Фадл ибн 'Абд ал-Малик, имам мечети при резиденции 52, и Ахмад ибн ал-Фадл ибн 'Абд ал-Малик, имам мечети в ар-Русафе 53, чтобы они [92] помолились за него и упомянули его в хутбе после благопожеланий в честь ар-Ради би-ллах, да будет милосерден к нему Аллах. И они так и сделали в пятницу. Узнал об этом ар-Ради, осудил их, повелев отстранить их от [исполнения] того, что было им предписано, и обошелся без них в [этот день]. Насира ад-Даулу, сына Хамдана, упоминали в хутбе много раз по пятницам, когда он бывал в столице, начиная со слов о его содействии повелителю и о том, как он его защищает, а затем произносили молитву, [вставляя] его имя и лакаб и имя его отца. Это происходило не /134/ по установленной форме и не по приказу, исходившему от самого повелителя. Когда прибыл 'Адуд ад-Даула и стал управлять делами и расточать милости приближенным и народу, Харун ибн ал-Мутталиб 54, проповедник в соборной мечети в ар-Русафе, сказал о нем так: “Слава Аллаху, славному своей милостью, которому поклоняются на земле и [на] небесах, который даровал нам халифство имама ат-Та'и' ли-ллах и заботу о "поддержке его державы", и "венце его веры", и "приюте его заместительства" (Кахф хилафатихи), главе его эмиров 55. Он тот, кому Аллах вверил усмирение стран, чтобы уничтожить его (халифа) врагов. Он хорошо управляет, дабы [привести] к повиновению подчиненных. Он тот, кого Аллах восхваляет, равно как и его потомков. Аллах сказал в своей Книге: "Ваш покровитель — только Аллах и Его посланник и те, которые уверовали, которые выполняют молитву и дают очищение, и они преклоняются. И кто берет покровителем Аллаха и Его посланника и тех, которые уверовали... ведь партия Аллаха — они победят" (Коран V, 60 — 61). Он тот, который строил мечети, рыл каналы, ходил с оружием во все страны и следовал истине, [указанной] Аллахом днем и ночью. И еще Аллах изрек: "Оживляет мечети Аллаха тот, кто уверовал в Аллаха и в последний день, выполнял молитву, давал очищение и не боялся никого, кроме Аллаха, — может быть, такие окажутся идущими верно!" (Коран IX, 18). [Люди] молились Аллаху с благодарностью и преумножали молитвы за эмира верующих, за "поддержку его державы" и "венец его веры", человека, верного, воздержанного и бескорыстного. "Нет же, если бы вы знали знанием достоверности... Вы непременно увидите огонь! Потом непременно вы увидите его оком достоверности! Потом вы будете спрошены в тот день о наслаждении!" (Коран CII, 5 — 8). Сказал Аллах, справедливейший из говорящих: "О вы, которые уверовали! Повинуйтесь Аллаху и повинуйтесь посланнику и обладателям власти среди вас" (Коран IV, 62). Повинуйтесь эмиру верующих [93] ат-Та'и' ли-ллах, /135/ благоволите к господину вашему, множьте ваше имущество и детей! Повинуйтесь "поддержке его державы" — и вы пойдете по правильному пути. Следуйте "венцу вашей веры" — и вы на праведном пути. Я свидетельствую, что нет божества, кроме Аллаха единственного, нет ему сотоварища”. И проповедь заканчивалась. [Таким образом] Харун ибн 'Абд ал-Мутталиб изменил порядок [произнесения имен в хутбе]. Когда узнал об этом 'Адуд ад-Даула, он послал к ат-Та'и' ли-ллах с требованием поминать в проповеди его имя перед [именем] халифа, и халиф согласился. Обстоятельства, [сложившиеся] против [халифа] 56, привели к этому концу.

[Глава 18]

/136/ О БАРАБАННОМ БОЕ ПЕРЕД МОЛИТВОЙ

В древности не было обычая бить в барабан перед молитвой в столице для кого-нибудь, кроме халифа. Только для наследников престола и эмиров войска допускалось бить [в барабан] перед тремя молитвами, одной утренней и двух вечерних, если они бывали в путешествии или далеко от резиденции властителя. Позднее били в табл 57, а не в дунбулу 58. Когда правил Му'изз ад-Даула, он очень захотел, чтобы у его ворот в Городе мира били [в барабан]. Он жил во дворце Му'ниса 59 рядом с резиденцией халифа и просил об этом ал-Мути'. ли-ллах, да благословит его Аллах, но тот не дал ему согласия на это, хотя и не имел с ним особых разногласий. Он сказал: “Нет такого обычая”. Му'изз ад-Даула построил свой дворец у ворот /137/ аш-Шаммасийа и продолжал упрашивать. Тогда ал-Мути' сказали:

“Этот дворец на окраине города — там, где казармы”. И халиф дал ему разрешение с тем условием, чтобы не ударяли [в барабан], проходя через ворота, ведущие в пустыню. У дворца был разбит шатер для барабанщиков, и они били там в барабан перед этими тремя упомянутыми [раньше] молитвами. И если случалось, что My'изз ад-Даула прибывал в свой дворец в [центре] города, барабанщики оставались на месте. При занятии Багдада 60 'Адуд ад-Даулой положение было таким же, как при 'Изз ад-Дауле. 'Адуд ад-Даула просил у ат-Та'и' ли-ллах разрешения бить в барабаны у ворот своего дворца в ал-Мухарриме, который сейчас [является буидской] резиденцией, а прежде был домом Себуктегина-хаджиба. И халиф позволил это. Такое положение существовало для тех, кто был после 'Адуд ад-Даулы из его сыновей. [94]

[Глава 19]

/138/ СВАДЕБНЫЕ РЕЧИ

Ал-Мухассин ибн 'Али ат-Танухи 61, кади, при заключении [брачного] договора ат-Та'и' ли-ллах с дочерью 'Адуд ад-Даулы произнес речь, которая начиналась [словами]: “Слава Аллаху!” — и молитвой за Мухаммада, пророка его, да благословит его Аллах!

Затем он сказал: “Далее. Воистину, Аллах, преславный, сделал брак средством, [чтобы] переплести узы родства, и оказал этим честь божьим созданиям. Он сделал брак величайшей добродетелью, связав [мужчину и женщину] нитью, [ведущей] к пророчеству и халифской власти. Он укрепил веру величием, блеском, великолепием и [достижением] высшего предела. Воистину, владыка наш, эмир верующих, раб божий, 'Абд ал-Карим ат-Та'и' ли-ллах, да продлит Аллах срок его [жизни] и его величие, когда узнал о роли 'Адуд ад-Даулы Тадж ал-Милла Абу Шуджа', своего подданного, да продлит Аллах его славу и благоденствие, в защите веры и покровительстве мусульманам, который по зову собственной души бросается на защиту завоеваний халифата, решил вознаградить его за это почетным вознаграждением. Он наградил его славной наградой, связав его род с родом посланника Аллаха, — да благословит его Аллах! — который, как рассказывали, молвил: ,,Любые узы и [нити] родства разорвутся в день Воскресения, кроме моих уз и родственных связей" 62. И вот он посватал у него самую первую женщину своего времени и единственную из дочерей ее века, [обладающую] достоинством и совершенством, такую-то, дочь 'Адуд ад-Даулы Тадж ал-Милла Абу Шуджа' ибн Рукн ад-Даулы Абу 'Али, мавла эмира верующих, да продлит Аллах славу его! Он заплатил за нее калым 100 тысяч 63 старинных динаров чистого золота, в несколько мискалей весом каждый. /139/ Поспешайте [выразить] почтение его воссоединению [с невестой], торопитесь к его родным, зовущим вас, пользуйтесь случаем приобщиться к [кругу] знатных при его бракосочетании! Слушайте его высочайший приказ и беспрекословно повинуйтесь ему. Так говорю я. И да сохранит Аллах великий владыку нашего, эмира верующих, потом [уже] меня, вас и всех мусульман!”

Кади Мухаммад ибн 'Абдаррахман ибн Курай'а произнес речь наподобие этой в присутствии ат-Та'и' ли-ллах при его женитьбе на дочери 64 Бахтийара 'Изз ад-Даулы. Калым был также в 100 тысяч динаров. [95]

[Глава 20]

/140/ ГЛАВА, КОТОРОЙ СЛУГА ОТДАЕТ ДОЛЖНОЕ [ПОВЕЛИТЕЛЮ], ЗАВЕРШАЯ ЭТУ КНИГУ

[Ранее] уже говорилось о владыке преславном, из дома пророка, чистейшем, да пребудет восходящим его благоденствие, да распространится его сияние, возрастет его величие и упрочится его власть!

К тому, что сказано в начале, необходимо присовокупить в конце [лишь] немногое, ибо нельзя все [сказать]; кратко обобщить, ибо невозможно [все] собрать; остановиться, ибо нет возможности достичь предела [того, что можно было бы еще сказать]; ограничиться, ибо нельзя установить границ связям сроков и пределов. Следует [лишь] расширить описание того, о чем [уже] написано, и повторить то, что уже сказано, придерживаясь повеления Аллаха, слава ему, в слове его: “А о милости твоего Господа возвещай” (Коран XCIII, 11).

Известно, что величайшее деяние в этом мире, который он заселил своими созданиями и над которыми утвердил свою истину, — ислам. Им он осветил свидетельство своего [бытия] и в нем утвердил свое владычество. Он сделал уверовавших в него лучшими из людей, самыми верными обязательству, наиболее убедительными в [своих] доводах, следующими самым ясным путем и ближайшими, на кого он изольет свои заботу и внимание. Ибо они уверовали в него, повиновались ему, признали его владычество и единственность.

А раз это так, то Аллах, да славится имя его, назначил управлять ими только самого благородного среди них происхождением, самого высокородного и великого корнями своими, наидостойнейшего истоками, из самой почтенной семьи, из самых высокопоставленных.

Он выбрал из этих [людей] лишь самого чистого родословной и величайшего честью, самого ученого и благоразумнейшего и самого осмотрительного и осторожного, совершеннейшего характером, идущего самым правильным путем, лучшего в управлении делами и соблюдении законов. Это — господин наш и повелитель, ал-Ка'им би-амри-ллах, эмир верующих, да продлит Аллах его жизнь, да пребудет он в вечной /141/ славе и постоянном величии, настоящем, не затуманенном, блистающем, не затененном, истинном, не поддельном, только ему [96] принадлежащем, неделимом, явном, не скрытом, всеохватывающем, безмерном.

Можно сказать, он — первый среди людей, если их разбирать [по достоинствам], единственный, если провести сопоставление, побеждающий, если биться об заклад, и перевешивающий, если поставить на весы.

Он — тот, кто, желая предела, — назначал его, стреляя в цель, — поражал ее, стремясь к чему-то, — опережал стремление, избегая крайнего предела, — достигал [желаемого], защищая подданных, кроме тех, кто отрицал истину, не считаясь с ним, и тех, кто завидовал благородству, которого их самих лишил Аллах во гневе, — не страшился нападающих.

Рассказы о [его] великодушии, да продлит Аллах его власть, не имеют себе подобных среди рассказов [о великодушии]. Такое можно найти только в рассказах о событиях прошлого, в которых приводились различные мнения, над которыми господствовали всякие страсти и которые происходили в смутные времена.

Эти рассказы искажались передатчиками. Мы не имеем ни предания, ни передачи, которые бы разделялись на верные и неверные и давали бы [факты], связанные с этой священной особой, — да прославит Аллах его победу! — которые могли бы запятнать его сомнением либо плохим мнением о нем или вызвать к нему отвращение. Ибо мы говорим о деле, которое совершенно очевидно, доказательно и истинно при испытании.

Свидетельства тому — основательные, и доказательства этому — неопровержимые. [Ведь] Аллах, благословенно имя его, мог ниспослать свои откровения только тому, кого он избрал, или сделать своим наместником [на земле] только того, кто угоден ему, или вручить свою паству лишь тому, кто истинно верует, или отдать на сохранение свою веру только тому, кто набожен, чтобы не прерывалась справедливость, чтобы воцарилось всеобщее благо.

Известно, что Аллах, велик он и славен, — защитник своему. созданию и оберегающий веру свою. Он — непревзойденный в своей мудрости, и воля его совершенна. Это — его благорасположение, содействие и честь, которые он оказывает тому, кому он пожелает. Воистину, он обладатель совершенства великого!

Уже рассказано о выдающихся событиях и историях, описанных очевидцами, о делах светских и религиозных. Так что если сравнить все это /142/ с благороднейшим положением имама ал-Махди, из дома пророка, то ясно, что место его самое почетное и высокое по степени знатности. Это при том, что лицо [97] времени угрюмо, и цепь его ненадежна, двери благочестия заперты, а причины испорченности [нравов] — усилились, ожерелья силы — рассыпались, и договоры, [основанные на] честности, — невозможны.

Но Аллах охранял его дни, [проявляя] снисхождение, соединенное с содействием, и мягкость, подкрепленную необходимой помощью, [оказывая] действие, связанное с красотой убеждения, и [проявляя] решимость, нацеленную на достижение высшего знания.

Он удерживал остальное (лучшее), и оно сохранилось. Он берег это, и оно осталось. Он защищал этот народ, и он выстоял. Он оберегал эту веру, и она нерушима.. И если бы не это, то болезнь стала бы неизлечимой, и трудно было бы [найти] лекарство, и расширилась бы пропасть, и стало бы невозможным единение.

Воистину, человек не знал, что ты — благо. Он должен благодарить тебя, неразумный! Клянусь Аллахом, милостивым к своим рабам, Аллахом, славным тем, что с помощью владыки священного он открыл то, что открыл, отпустил столько, сколько отпустил, устранил те сомнения, которые устранил, ниспослал милость, какую ниспослал, и искомый предел устойчивости и крепости, а людям через это — продление добра и прибыли. “Поистине, Аллах — с теми, которые боятся, и теми, которые делают добро!” (Коран XVI, 128).

Ваш покорный слуга не переставал присутствовать при [вынесении] высочайших предписаний, составлять величественные, изысканные речи, высказывать глубокие и истинные идеи, [почерпнутые из Корана], и приводить, взирая и слушая, слова Аллаха великого: “Аллах знает лучше”, когда исполнял свои обязанности.

И когда он узнал, что его ничтожный товар в его презренном исполнении пользуется большим спросом и ценится высоко, тогда он осмелился, уверившись в этих многочисленных достоинствах, на то, от чего его удерживала [прежде] излишняя робость.

Он надеется, что его извинят, так же как [прощают] фамильярничающим и властолюбивым. Он желал добиться победы в том, что делал, учтивым смирением. Да ниспошлет Аллах ему умиротворение и содействие своей милостью, щедростью и силой!

/143/ Сверено с оригиналом, [писанным] рукой автора, и все [здесь] верно. Хвала Аллаху, Господу миров! Хвала Аллаху и благословения его — господину нашему Мухаммаду и его [98] роду. Достаточно нам Аллаха! Сколь прекрасен этот защитник!

Завершена переписка [книги] во вторник 9 раджаба 455 года (9 июля 1063 г.) с оригинала, писанного рукой устаза Абу-л-Хусайна Хилала ибн ал-Мухассина ибн Ибрахима, да будет милосерден к нему Аллах!

Комментарии

1 Абу 'Али ал-Хасан ибн Бувайх ибн Фаннахусрау — правитель Исфахана, Рея, Хамадана и всего Персидского Ирака. Брат My'изз ад-Даулы, основателя иракской ветви династии Буидов. Ум. в 366/976-77 г.

2 Абу Мансур Бахтийар 'Изз ад-Даула — буидский правитель Багдада, наследник владений своего отца My'изз ад-Даулы. Ум. в 367/978 г.

3 После смерти My'изз ад-Даулы власть над Багдадом и Вавилонией должна была перейти в руки его сына 'Изз ад-Даулы ввиду того, что Буиды придерживались патримониальной системы власти. Однако 'Адуд ад-Даула, двоюродный брат 'Изз ад-Даулы, пытался отобрать у него Багдад, что вызвало недовольство даже его собственного отца Рукн ад-Даулы (яркие характеристики основных представителей буидской династии см.: Мец. Ренессанс, с. 25—37). См. также примеч. 1 к гл. 5.

4 Это письмо приведено в Расаил Абу Исхака ас-Саби, т. 1, с. 216—223 (примеч. Аввада).

Вскоре после завоевания Багдада Буиды низложили халифа ал-Мустакфи, возведя на престол его сына ал-Мути', который в течение 30 лет номинально представлял дскую династию на халифском троне. Буидские султаны My'изз ад-Даула и его сын 'Изз ад-Даула не допускали никакого вмешательства халифа в управление государством, нередко беря под контроль также и дела мусульманской общины. Особенно острые разногласия между халифом и 'Изз ад-Даулой возникли в 363/973-74 г., когда византийские войска нанесли буидской армии поражение под Нисибином, что открывало им прямой путь на Багдад. Население Багдада, охваченное паникой, потребовало от властей организации священного похода против неверных. Халиф, слабый и немощный, лишенный каких бы то ни было средств, оказался неспособен возглавить джихад, поэтому элита Багдада обратилась за помощью к 'Изз ад-Дауле, который потребовал от халифа денег на ведение священной войны. Отношения между халифом и султаном накалились до крайности, что нашло свое отражение в резком послании ал-Мути' к 'Изз ад-Дауле. В этом письме халиф обвинял Бунда в том, что его отстранили от власти, в частности там говорилось: “... у меня по вашей милости [осталось] только мое имя, которое произносится в хутбе с ваших минбаров, окруженных вашими подданными. Если вы хотите, чтобы я и от этого отстранился, я отстранюсь и отдам вам...” 'Изз ад-Даула все-таки получил от халифа 400 тыс. дирхемов, так я не организовав джихад. Эта акция вызвала среди населения слухи, что у халифа была проведена конфискация. В том же году 'Изз ад-Даула сменил халифа, ссылаясь на преклонный возраст и болезни ал-Мути'. На престол был возведен его сын ат-Та'и', положение которого ничем не отличалось от отцовского.

5 Именно эти слова вызвали ярость 'Адуд ад-Даулы. Ибрахим ибн Хилал поплатился за эти слова своей карьерой.

6 Это Мухаммад ибн Бакийа. См. о нем примеч. 24 к гл. 7.

Глава 13

7 Шихаб ад-Даула Абу Дар' Рафи' ибн Мухаммад ибн Макан — поэт. Ум. в 406/1015-16 г. (примеч. Аввада).

8 Абу Мансур Себуктегин — хаджиб My'изз ад-Даулы, тюркский военачальник. Ум. в 364/974-75 г.

9 Алфтакин ал-Му'иззи — тюркский военачальник при Буидах.

10 Баджкам — вольноотпущенник правителя Гиляна Мардавиджа ибн Зийара. Выдающийся тюркский военачальник, игравший заметную роль при дворе в правление халифа ар-Ради. Ум. в 329/941 г. См. о нем: EI, Bd 1, с. 716—717.

11 Тузун — тюркский военачальник, современник Баджкама (см. примеч. 4 к гл. 13).

12 Мардавидж ибн Зийар — основатель зийаридской династии, правившей в Табаристане и Гургане. Погиб в 323/935 г. См. о нем: Босворт, с. 135—136.

Глава 15

13 Киртас (мн. ч. каратис) — от греч. carthV — обозначало первоначально “папирус”, впоследствии с развитием бумажного дела получило значение “бумага”. См. подробно: Grоhmanп. Т. 1, с. 70—71.

14 Кагид, заимствовано из согдийского языка. Обозначает — “бумага” вообще.

15 Вероятно, искаженное султани, или сулаймани (примеч. Аввада).

16 Название по размеру листа (нисф —“половина”). Употреблялись размеры; 2/3,1/2, 1/3,1/4, 1/6 листа (примеч. Аввада).

17 Об этом. см., например: Адаб ал-куттаб, с. 139—143.

Глава 16

18 Хамза ибн 'Абд ал-Мутталиб — кузен и молочный брат пророка. Известен своей храбростью, за что получил от самого пророка прозвание Лев Аллаха. См.: El, Bd 2, с. 270.

19 'Амр ибн 'Абд 'Амр ибн Надла — сподвижник Мухаммада. Погиб в битве при Бадре. См.: ал-Кунан ва-л-алкаб, т. 2, с. 238.

20 Хузайма ибн Сабит ал-Ансари — участник битв при Бадре и при Сиффине. Считают, что это послужило поводом для такого лакаба. Погиб в сражении при Сиффине в 37/657 г. См.: ал-Кунан ва-л-алкаб, т. 2, с. 232—233.

21 Джa'фар ибн Абу Талиб — двоюродный брат Мухаммада, одним из первых принявший ислам. См.: EI, Bd 1, с. 1035.

22 Лабид ибн Раби'а Абу 'Акил — один из самых знаменитых доисламских поэтов (ум. ок. 40/660-61 г.), автор му'аллаки. См. его подробную биографию: EI, Bd 3, с. 1—2.

23 'ади ибн Хатим — сподвижник Мухаммада, предводитель таййитов. Принял ислам в 9/630-31 г. Ум. в Куфе в 68/687-88 г.

24 'Амр ибн ал-'Ac — сподвижник Мухаммада из корейшитов, выдающийся военачальник. Принял ислам в 8/629-30 г. См. о нем: EI, Bd 1, с. 351.

25 Абу Муса ал-Аш'ари — наместник Басры и К.уфы в правление 'Умара. Член третейского суда в споре 'Али и My'авии за власть. Ум. в 42/662-63 или в 53/672 г. См. о нем: EI, Bd 1, с. 499—500.

26 Ибрахим ибн Мухаммад ибн 'Али ибн 'Абдаллах ибн ал-'Аббас — брат двух первых дских халифов ас-Саффаха и ал-Мансуоа. Отец Ибрахима, родоначальник дской пропаганды, передал ему право на имамат. См.: EI, Bd 2, с. 464.

27 Абу Салама Хафс ибн Гийас ибн Сулайман ал-Халлал — эмиссар первых Аббасидов. Уб. в 132/750 г. См.: EI, Bd 1, с. 112.

28 Салм ал-Хасир — поэт. Ум. в правление Харуна ар-Рашида в 186/802 г.

29 Титул этот означал, что ал-Фадл ибн Сахл сосредоточил в своих руках политическую и военную власть. См.: ал-Кунан ва-л-алкаб, т. 2, с. 231.

30 Вероятно, этим титулом он был пожалован за покровительство поэзии и наукам.

31 Ал-Му'тамид 'ала-ллах (а не би-ллах, как в рукописи).

32 Абу 'Али Мухаммад ибн 'Али ибн ал-Хасан ибн Мукла — вазир Аббасидов. Впервые занял этот пост при халифе ал-Муктаднре в 316/928 г. Ум. в 328/940 г. См. о нем: EI, Bd 2, с. 430—431. Красочную характеристику ему дал А. Мец, см. Meц. Ренессанс, с. 90—91.

33 Абу 'Али ал-Хусайн ибн ал-Касим ибн 'Убайдаллах — один из вазиров халифа ал-Муктадира. Отстранен от должности в 319/931 г.

34 Абу Муслим 'Абдаррахман ибн Мухаммад — руководитель продского движения в Хорасане. Уб. в ша'бане 137/20 января 755 г. См. его биографию: В. В. Бартольд. Сочинения. Т. 7. M., 1971, с. 479—480.

35 Тахир ибн ал-Хусайн — основатель династии Тахиридов. По преданию, он одинаково хорошо владел правой и левой рукой. Однажды в битве на глазах у ал-Ма'муна он зарубил человека левой рукой, и якобы после этого ал-Ма'мун прозвал его Дважды Праворуким.

36 Хайдар ибн Кавус — военачальник халифа ал-Му'тасима, прославившийся разгромом Бабека и победами над византийцами. См.: EI, Bd 1, с. 188.

37 Усрушана — область в Средней Азии, по верхнему течению р. Зеравшан.

38 Исхак ибн Кандаджик (Кандадж) — тюркский военачальник в правление халифа ал-Му'тамида, наместник Мосула и Дийар Раби'и. Ум. в 278/891-92 г.

39 См. примеч. 7 к гл. 7

40 Мухаммад ибн Тугдж — основатель династии Ихшидидов, тюркский военачальник, находился на службе у дских халифов. В 323/935 г. в правление ар-Ради был назначен наместником Египта, тогда же был пожалован титулом ал-Ихшид. См. также: EI, Bd 3, с. 728—729.

41 Ал-Хасан ибн Хамдан — правитель из династии Хамданидов (мосульская ветвь) (317—358/929—969).

42 Али ибн Хамдан — правитель из династии Хамданидов (алеппская ветвь) (333—356/945—967).

43 Абу-л-Хасан 'Али — основатель династии Буидов. Его титул 'Имад ад-Даула и почетная кунья по приказу халифа чеканились на монетах. Ум. в Ширазе в 338/950 г.

44 См. примеч. 1 к гл. 5 и примеч. 3 и 4 к гл. 12.

45 Он имел пять титулов: Сайф ад-Даула, Йамин ад-Даула, Амин ад-Даула, Низам ад-Дин Насир ал-Хакк.

Г л а в а 17

46 Хутба — обычно переводится “проповедь”. Хутба занимает важное место в мусульманском культе. Она произносится при пятничном богослужении, в праздники и при особых обстоятельствах. В пятничном богослужении хутба предшествует молитве, во всех остальных случаях сначала идет молитва, потом произносится хутба. См. об этом подробно: EI, Bd 2, с. 1054—1057.

47 Минбар — кафедра, место, с которого произносится хутба.

48 Джаласа — здесь переводится как “молитвенное собрание”.

49 Абу Бакр Мухаммад ибн Йакут — глава полиции Багдада в правление халифа ал-Муктадира (назначен на пост в 318/930 г.). См. о нем: EI, Bd 3, с. 729—730.

50 Т.е. в Багдаде.

51 Т. е. круглый город. См. примеч. 58 к гл. 1.

52 Сперва она называлась Дворцовая соборная мечеть, затем Халифская соборная мечеть. Это одна из трех самых больших мечетей Багдада (две другие — Соборная мечеть ал-Мансура и Соборная мечеть в ар-Русафе), в которой происходили пятничные богослужения. Впоследствии она была разрушена до основания. Сохранился только минарет в восточной части, вокруг которого вырос рынок торговцев пряжей (сук ал-газл). При Сулеймане Великолепном на месте прежней мечети была выстроена новая, получившая название Джами' сук ал-газл. Старый минарет реставрирован. См.: Далил харитат Багдад, с. 126.

53 Первой постройкой в квартале ар-Русафа явилась Соборная мечеть (143/870 г.), которая была больше и красивей мечети ал-Мансура. См.: Далил харитат Багдад, с. 107.

54 В рукописи стоит Харун ибн ал-Мутталиб. Вероятно, следует читать Харун ибн 'Иса ибн ал-Мутталиб (ум. в 373/983-84 г.). Биографию его см. Та'рих Багдад, т. 14, с. 34—35.

55 Т.е. заботу об 'Адуд ад-Дауле.

56 Буидский султан 'Адуд ад-Даула лишь номинально признавал авторитет халифа ат-Та'и', полностью лишив его светской власти.

Глава 18

57 Табл — большой барабан.

58 Дунбула — искаженное дунбука (перс.) — маленький односторонний барабан с длинной шейкой. Его обычно держат под мышкой, другой рукой ударяя по натянутой коже (примеч. Аввада).

59 Дворец Му'ниса, амир ал-умара' при халифе ал-Муктадире, расположенный на севере восточной части Багдада, у ворот аш-Шаммасийа. Му'изз ад-Даула перестроил этот дворец под свою резиденцию.

60 'Адуд ад-Даула занял Багдад в 367/978 г.

Глава 19

61 Кади 'Али ибн ал-Мухассин ат-Танухи, ум. в 384/994 г. В тексте имя дано неверно.

62 См.: ас-Саби. Русум, с. 138, примеч. 3.

63 Некоторые историки: Ибн ал-Джаузи (Мунтазам, т. 7, с. 101) и Ибн Тагриберди (ан-Нуджум аз-захира, т. 4, с. 135) — дают цифру 200 тысяч.

64 Ее имя Шахназ, или Шахбаз, или Шахзанан. Бракосочетание произошло в 364/974-75 г. См. Мунтазам, т. 7, с. 76. В Такмила тa'pиx ат-Табари (с. 228) дается дата 365/975-76 г.

Текст воспроизведен по изданию: Хилал ас-Саби. Установления и обычаи двора халифов. М. Наука. 1983.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.