Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

19. Донесение королеве Христине из Москвы 28 апреля 1652 года.

23-го прошлого месяца (марта) по глубокообязанному долгу было (послано) Вашему Кор. В-ству мое последнее (письмо), на что я этим всеподданнейше ссылаюсь.

С тех пор в этом месте ничего особенного не произошло.

Старожилы из иностранцев здесь говорят, что им памятны (события, случившиеся в течение) свыше 50 лет, однако в продолжение этого времени они не видали, чтобы русские так строго соблюдали свой пост, как это произошло в этом году, при чем у некоторых (русских) подобная крайность доходила до того, что часть из них, которые, может быть, хотели быть принятыми за святых, из-за этого даже изнурили себя и умерли; напротив того, другие в прошедшую пасхальную неделю от большой жадности, так как они были полуистощены, учинили в чрезмерном обжорстве такие эксцессы, что из них тоже добрая часть отошла (в вечность), приняв последнее соборование. 161

Хотя думали, что после пасхи будет отменен строгий запрет служить русским работникам у иностранцев, однако замечается обратное, так как после (этого) времени (еще) более, чем прежде, (русские) возстают против этого.

В моем предыдущем (письме) я сообщал, что свыше 120 лиц хотят отправиться в монастырь, чтобы перекреститься, однако это не вполне так произошло, но из них только некоторые, немногие, в числе 14 лиц, отправились за этим. Между тем беспрестанно приходится все думать о том, какою тяжелой становится здесь жизнь иностранцев.

Генерал Лесли был вытребован 14-го этого месяца к боярину Илье Даниловичу, где ему было прочтено "дьяком" следующее: его жена, которая бросила в огонь и сожгла один из их (православных) образов, была бы достойна, чтобы ее живой сжечь, а так как он ее к этому допустил, а не удержал ее от этого, то поэтому она значительно меньше будет наказана, но зато его постигнет более тяжелое наказание, а также всех его домашних, которые поочередно стреляли в крест на церкви; однако Их Цар. В-ство ради его прежних служб [105] смилостивились над ним, отдают ему снова его жену и постановили освободить его со своими (домашними), кроме того, Их Цар. В-ство смилостивились над ним и отняли у него поместье, так как они желают его присоединить к своему "Дворцу", а ему за это будет выдано зерно, или ежемесячное жалование. Хотя, правда, он (Лесли) хотел возражать против этого, что он не заслужил такого приговора, в виду того, что всеми обвинениями нельзя было ничего доказать, но все же он должен был этим удовольствоваться и благодарить Их Цар. В-ство за милостивый приговор.

Некоторые из черкассов, которые находились под (начальством) Хмельницкого, были сюда отправлены с тем (сообщением), что они в составе 3.000 (человек) стремятся отдаться под защиту Их Цар. В-ства. Они тотчас же были приняты. Им было назначено место их разъезда на азовских границах, чтобы этим могли быть немного подкреплены и получили помощь донские казаки, которые там расположены и часто подвержены набегам турок.

Со времени моего последнего (письма) сюда также прибыл крымский посол, который должен сменить находящегося здесь в этом году заложника (den ordinari.... ablossen... soll) и потребовать дани (den Tribut) за этот год. 162 Он 9-го этого (месяца апреля) имел аудиенцию.

Тогда же уехали по Волге на нескольких больших лодках 2.000 "стрельцов", которые должны (отправиться) в Казань, и, как полагают, они посланы Францбекову в Сибирь для подкрепления его войск. Идет также слух, что решились отправить туда несколько чужестранных офицеров для их предполагаемого путешествия в Америку (America) и чтобы продолжать полное овладение богатой страной, открытой упомянутым Францбековым.

8-го сего (месяца апреля) здесь было весьма торжественно встречено тело одного "патриарха", который при своей жизни был сослан царем Иваном Васильевичем и 56 лет тому назад умер. 163 Так как [106] здесь передают, что он со своей ракой проносился через земли (по странам) и при осмотре тотчас был узнан одним (человеком), и так как он, по их слепому рассуждению, был найден совершенно свежим и нетленым, то поэтому его принимают за святого. Таким образом, (тело было встречено) большой процессией, так как сами Их Цар. В-ство, патриарх (Иосиф), все великие господа, священники и простонародье следовали за ним пешком от Тверских 164 (Twersskij) (ворот) до замка (Кремля), все один за другим неся в руке восковую свечу. Перед городом в одном монастыре тело было переложено из своей старой раки в новую раку, обтянутую красным бархатом и обшитую позолочеными гвоздями, (и поставленную) на широком помосте (borten) с красным шарлаковым сукном, а старая рака, обтянутая черным бархатом, была несома перед ним в процессии, что простой народ рассматривал с большим удивлением, частыми перекрещиваниями, также зажиганием многих восковых свечей в дверях и окнах.

Затем в Зеленый Четверг (Великий Четверток) умер здешний патриарх (Иосиф), 165 и говорили, будто митрополит из Новгорода [107] (Никон), которого считали за весьма ученого, тоже скончался. Патриарх вследствие своего благочестия очень оплакивается простонародьем, и очень боятся, что вместо него будет худший, так как обычное избрание, которое обыкновенно происходит посредством получения (при жеребьевке) 3 раз имени патриарха среди 40 или 50 духовных лиц, (имена которых) смешаны в многих закрытых записках или же запечены в хлебе, может не слишком тяжело отразиться на духовнике Их Цар. В-ства, (потому что) в его усердии и кознях не будет недостатка, чтобы самому себе помочь к такой чести. Однако это не желательно. Результат этого будет обнаружен тотчас после исхода 6 недель, которые составляют траурное время. 166

3 недели тому назад, чтобы спастись, явились сюда от польских границ через Комарицы 167 (Camaritz) 5 молодых парней, которые служили в польской армии под (начальством) полк. Корфа (Korff) и были схвачены Хмельницким. Из них один уроженец Риги, двое выдают себя из Ревеля, которых однако я считаю уроженцами отсюда (hinnen), один выдает себя из Стокгольма, а другой из Померании. Они, как только прибыли сюда в Москву, были отведены в ресерад (Reserad), или Земский "приказ" (landt Precas). Там они просидели несколько дней, а так как тогда у полк. Букхофена (Bukhofen) только что были отняты русские люди, то он добился у боярина Ильи Даниловича, чтобы ему вместо русских людей предоставили употреблять для своих услуг упомянутых 5 лиц, которых он тогда тотчас получил, так что прежде, чем я еще узнал, что они были подданными Вашего Кор. В-ства, они тотчас же были вытребованы для него. Мне же было сообщено, что они сначала желали говорить со мной и охотно остались бы при здешнем шведском дворе. Поэтому я имел повод добиваться в "Посольском приказе" у канцлера Михаила Юрьевича их освобождения, ссылаясь на то, что я не знаю, по какому праву по просьбе какого-то полковника ему отдали этих подданных Вашего Кор. В-ства, как будто они не свободные люди, которые, как пойманные рабы, могут быть проданы или подарены. Он извинился, говоря, что ничего об этом не знает, хотел доложить об этом Их Цар. В-ству, а мне на это в свою очередь передать ответ. Однако между тем упомянутый Букхофен, когда он об этом узнал, уговорил некоторых, чтобы они сами от себя теперь выдавали, что они не желают (возвратиться) в свое отечество, но желают здесь в стране остаться, говоря, что им все равно, где они будут иметь свое местопребывание. Но я благодаря этому догадываюсь, что они, может быть, принадлежат к полку Вашего Кор. В-ства, который [108] расположен в Лифляндии, и что они, когда несколько лет тому назад полковник Kopф 168 производил набор в Курляндии, по-видимому, перешли к нему; поэтому они, должно быть, боятся предстоящего наказания. От канцлера поступил ко мне ответ, что он об этом моем донесении доложил Их Цар. В-ству, и чтобы я сообщил (об этом деле) боярину Илье Даниловичу, от которого мне будет сообщено решение. Правда, я это осуществил, но не могу получить на это никакого ответа. С тех пор я себя так много не затруднял этим, чтобы между тем по поводу этого дождаться милостивейшего приказания Вашего Кор. В-ства. Полагаю, что если в этом году осуществится съезд на границе, то они также могут быть с значительным успехом вытребованы вместе еще с другими перебежчиками. 169

Один русский из Нарвы, по имени Белоус (Belowus), который в эту зиму был здесь, вместе с несколькими своими братьями (bruder), долго пробыл (был задержан) в Новгороде; они все хотели сюда (приехать), но только упомянутый Белоус, после того, как он был задержан на 3 недели, был пропущен, другие должны были снова назад возвратиться. Он (Белоус) хотел здесь от меня, чтобы я добивался, когда он и его братья в будущее время вздумают прибыть сюда в страну, как подданные Вашего Кор. В-ства, чтобы они не были задержаны так, как на этот раз произошло, и даже совсем назад отосланы; во-вторых, что один из его братьев теперь находится в Новгороде в течение пяти лет в заточении; он там при вполне необходимой обороне кого-кто убил, после чего учинил сделку с другом убитого, был помилован Их Цар. В-ством и объявлен свободным, так что даже вышло приказание прежнему воеводе, чтобы он был отпущен, однако он до сих пор не получил никакого удовлетворения. В виду этого я хотел также добиваться относительно его освобождения, о чем я тогда на ряду с (домоганием) свободного пропуска подданных Вашего Кор. В-ства сообразно вечнопребывающему миру достойным образом заявил. Наконец, после долгой задержки мне было сообщено постановление, что это будет разобрано и [109] улажено на предстоящем съезде на границах, о чем я согласился всеподданнейше донести Вашему Кор. В-ству.

19-го этого (месяца) прибыл сюда купец, по имени Гуго Шокман 170 (Hugo Schockmanj), который был отправлен сюда из города Любека с грамотой к Их Цар. В-ству, чтобы, как я узнал, снова добиться своих старых привилегий, которые они имели в Новгороде и Пскове. Он известил меня, что, когда он получит надежду, что удастся что-нибудь получить, тогда последует полное посольство с большими подарками. Так как между тем наступила Тихая неделя (Страстная седьмица) и пасхальный праздник, то он до сих пор не мог быть ни на какой аудиенции. Как скоро он этого достигнет и каков будет его результат, который, опасаюсь, окажется бесплодным, будет (мною) сообщено ближайшим письмом. Между тем я буду бодрствующим оком следить за этим и всякий раз о том или другом подданнейше делать сообщения Вашему Кор. В-ству.

(Далее следуют, добрые пожелания королевы, но подписи нет).

Москва, 28-го апреля 52 г.


Комментарии

161. Русские, действительно, любили крайности. Они после непомерного пьянства предавались суровому воздержанию, чтобы впоследствии снова предаваться излишествам. Хотя Коллинс, очевидно, и преувеличивает, сообщая, что во время масляницы замерзало в Москве 200 - 300 пьяных, но совершенно верно замечает, что русские "пьют так сильно в эту последнюю перед постом неделю, что как будто не надеются уже больше пить во всю остальную жизнь" (Зап. М. А. И., XV, 140. О посте русских по отзывам иностранцев см. у Л.И.Рущинского - "Религиозный быт русских по сведениям иностранных писателей XVI и ХVII веков", М., 1871 г., отд. и в Чт. М. О. И. и Д., 48 и след. стр.).

162. Померенинг 19 сент. 1648 г. доносил, что послы крымского хана получили дань (собственно говоря, поминки, подарки) в обыкновенном размере - в 12.000 рублей, хотя они и требовали тройной дани, т.е. 40 тыс. рублей. Родес же 24 сент. 1651 г. сообщал, что русские отправили крымского заложника (Geisel) и также ежегодную дань на границу, чтобы передать ее хану. Хотя ханы и брали подарки, но отношения с ними были натянутыми. В 1652 г. русские даже ожидали крымского набега, и 22 апреля было приказано Белгороду приготовиться к отражению крымцев, а до этого, в марте, приехал в Москву крымский гонец, требуя, чтобы русские присылали в Крым денежную казну (поминки) не русскими деньгами (копейками), а золотом, считая "золотой" (дукат") в 106 копеек: при этом он также требовал прибавки дачи шуб его детям и др.. Русские впоследствии отчасти это исполнили. (М. Гл. Арх. Ин. Д., крымские дела 1652 г., кар. 123, № 4).

163. Родес тут смешивает св. св. Иова и Филиппа: Иван Грозный наложил опалу на московского митрополита (а не патриарха) Филиппа, который погиб в 1569 году, тоесть до события, описываемого Родесом в настоящемдонесении, прошло с того времени 83 года, а не 56 лет. Согласно "Летописи о многих мятежах и разорении моск. госуд." (изд. II, М., 1788 г., 358 - 9) в 1652 г., в великий пост, были перенесены в Москву из Старицы Ростовской мощи патриарха московского Иова. 9-го же июля были торжественно встречены мощи Филиппа, о чем мы имеем рассказ Олеария: "Два года тому назад, а именно в 1653 г., они получили сюда (в Москву) нового святого, которого весьма сильно чтут. Он именуется “чудотворец Филипп митрополит”". Когда он был задушен, то монахи перевезли его в Соловки и погребли в часовне. "Нынешний патриарх, будучи еще митрополитом ростовским и ярославским, стал говорить, что он слышал от некоторых людей, как многие увечные люди, лишь помолившись перед все еще нетленным телом этого святого, получают исцеление. Он уговорил поэтому его цар. в-ство доставить вышесказанное мертвое тело оттуда и перевезти его в Москву..... Когда тело святого Колычева доставлено было на милю от Москвы, его цар. в-ство со всем своим придворным штатом, а также патриарх с клиром, вышли к нему на встречу... Святого... ввезли в город с большим великолепием и поместили в Кремле в соборе, или важнейшей церкви..." (Олеарий, "Опис. путеш. в Московию...", пер. А.М.Ловягина, СПБ., 1906 г., 321-322).

164. Теперь этих ворот нет в Москве; они были в Белом городе.

165. Иосиф, за последние годы потерявший всякое влияние на церковные дела, умер 15 апреля 1652 г.. Преемником ему царь Алексей и Стефан Вонифатьевич уже заранее определили новгородского митрополита Никона, который возвращался из Соловок в Москву с мощами св. Филиппа. Впрочем другие члены кружка ревнителей благочестия не знали о таком решении ц. Алексея и Стефана, а поэтому хотели выбрать в патриархи главу своего кружка - Стефана Вонифатьевича, духовника ц. Алексея, но сам Стефан решительно уклонился от этого и указал на Никона, на что те и согласились. Благодаря так сложившимся обстоятельствам, понятно почему Родес имел такие сведения об избрании патриарха.

166. Согласно "Летописи о мн. мятежах и разорении м. госуд". (изд. II., 1788 г., 360) государь пожаловал "без жеребья" патриаршеством новг. митр. Никона. 25 июля 1652 г. Никон поставлен в патриархи.

167. Комарицкая волость находилась около Севска, приближаясь одной стороной к Брянску.

168. В 1654 г. он сдал русским, во время русско-польской войны, Смоленск.

169. Родесу и раньше приходилось иметь дела подобно вышеприведенному. Так, 29 ноября 1651 г. он прислал в Посольский приказ "письмо", в котором жаловался, что пришел к нему на свейский двор человек "Индрик Симонов сын Бук, родимец лифляндской земли, города Кокенгаузена, родился в деревне Кепинге", и заявил, что служил "у полковника Корфа польского войска", но казаки Хмельницкого взяли его в плен. Иван Амброцкий Васильев сын выпросил его тогда себе у казаков и привез в Москву, где насильно принуждал его переменить веру. Но Бук тогда пожаловался на него Родесу, заявив, что он, дескать, шведский подданный, и Родес поэтому просил освободить его от Амброцкого (М. Гл. Арх. Ин. Д., шв. д., р. II, 1651 г. авг., № 8).

170. 13 апреля 1652 г. приехал из Любека посланник Гюго Шокман и подал (26 мая) государю грамоту от бургомистров, в которой заключалось поздравление государя с принятием престола и просьба возобновить жалованную грамоту, данную в 111 г. Б. Годуновым. 30 июня любчанам была дана грамота во всем равная с грамотой царя Михаила Феодоровича о свободной торговле в Новгороде и Пскове и пр. (И. Собр. Зак., I, № 80).

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.