Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

УОЛТЕР РЭЛИ

ОТКРЫТИЕ ОБШИРНОЙ, БОГАТОЙ И ПРЕКРАСНОЙ
ГВИАНСКОЙ ИМПЕРИИ

ИЗВЛЕЧЕНИЯ
из нескольких испанских писем касательно
Гвианы и стран, лежащих на великой
реке Ориноко, а также несколько донесений
об этих странах

 ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ ЧИТАТЕЛЮ

 Те письма, из коих выбраны нижеследующие извлечения, были захвачены в море по пути в Испанию капитаном Джорджем Поупхэмом 261 в 1594 году. В следующем году, и именно в том, когда сэр Уолтер Рэли открыл Гвиану, а сам Поупхэм находился на пути в Вест-Индию, ему стало известно также о прилагаемых здесь донесениях. По возвращении (а было это спустя два месяца после [возвращения] сэра Уолтера и через столько же времени после написания помещенного выше трактата) Поупхэм, узнав об его открытии, передал некоторые донесения весьма достопочтенным членам Тайного Совета ее величества и другим лицам. Ввиду того, что письма до некоторой степени подтверждают истину (я имею в виду богатства этой страны), решено было, что их следует присовокупить к трактату.

Да будет ведомо читателю, что хоть испанцы весьма явно гордятся правами формального владения, присвоенными ими у Морекито, тогдашнего властителя Арромаи и у других [властителей] соседних областей, однако следует сказать, что Морекито не понимал в ту пору, что от него требуют, как бы испанцы ни утверждали обратное. Это видно из предыдущего рассказа, а также из сообщения Кайворако, сына Топиавари, а ныне главного властителя указанной Арромаи (его привез с собой в Англию сэр Уолтер Рэли), который сам присутствовал при вводе во владение и открытиях, совершенных испанцами, упомянутыми в этих письмах. Оказывается, что после ухода [115] испанцев из этой страны индейцы раскинули умом и догадались о намерениях испанцев, узнав и прослышав об их жестокостях по отношению к индейцам, живущим у границ, и к другим индейцам в иных местах. Когда же испанцы пришли снова (а их было девять человек, присланных для дальнейшего открытия), индейцы приготовились принять и угостить их на другой лад, чем прежде, то есть убили их и похоронили в стране, в которую они так стремились. Индейцы ввели их таким образом в полное и совершенное владение, которое они раньше только начали осуществлять. И так они собираются поступать со всеми испанцами, сколько бы их потом не пришло. И с тех пор никакого другого владения у испанцев не было. И индейцы не намерены (хоть испанцы утверждают противное) поступиться чем бы то ни было ради испанцев.

Другое, о чем следует напомнить, это что в сих письмах испанцы, очевидно, называют Гвиану и другие страны, поблизости от нее, граничащие с рекой Ориноко, Нуэво Дорадо, ибо здесь очень много золота, и его находят во многих местах. Вспомним, что Мартинес, как указано было в предыдущем трактате, дал великому городу Маноа имя Эль Дорадо. Это все, что я считаю нужным объявить. Что же касается некоторых иных обстоятельств, то их я оставляю на суд беспристрастного читателя.

У.Р.

ПИСЬМА,
захваченные в море капитаном
Джорджем Поупхэмом в 1594 году

ПИСЬМО АЛОНСО С ГРАН-КАНАРИИ 262
его брату, командиру в Сан-Лукасе 263, касательно Эль Дорадо

“Здесь недавно получено несколько писем из новооткрытой земли, называемой Эль Дорадо, от сыновей нескольких жителей этого города, кои были при открытии. Они пишут об удивительных богатствах, найденных в указанной стране Дорадо, и они говорят, что золото там в великом изобилии, а путь в нее — пятьдесят миль на ветре 264 от Маргериты”. [116]

ПИСЬМО АЛОНСО
оттуда же неким купцам из Сан-Лукаса
касательно Дорадо

“Господа, у нас нет новостей, достойных упоминания, если не считать открытия, совершенного испанцами в новой земле, называемой Нуэво Дорадо и расположенной в двух днях пути на ветре от Маргериты; золото там в таком изобилии, что о подобном раньше и не слыхали. Мы знаем об этом наверняка из писем, посланных оттуда некоторыми людьми, бывшими при открытии, их родителям, живущим здесь в городе. Я полагаю (если богу будет угодно) потратить десять или двенадцать дней на поиски указанной земли Дорадо, так как отправляюсь в Картахену 265 в надежде выгодно продать там наши товары; я посылаю вам при этом извлечение из донесения об указанном открытии, которое было послано его величеству 266”.

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ДОНЕСЕНИЯ,
посланного его величеству об открытии
Нуэво Дорадо

При реке Пато, иначе называемой Ориноко, при главнейшей части ее, называемой Варисмеро, 23 апреля 1593.

Доминго де Вера 267, командующий войсками и генерал при Антонио де Беррео, губернаторе и генерал-капитане государя нашего короля между реками Пато и Папамене, иначе называемыми Ориноко и Мараньон, и островом Тринедадо, в моем, Родриго де Каранка, корабельного писаря, присутствии приказал всем солдатам собраться вместе, построиться боевым порядком капитанам и солдатам и, став посреди них, сказал им: “Господа, солдаты и капитаны, вы давно уже знаете, что наш генерал Антонио де Беррео пропутешествовал одиннадцать лет, истратил более ста тысяч песо золотом и открыл превосходные провинции — Гвиану и Дорадо, каковые он занял, дабы управлять ими; но из-за болезней среди его людей и недостатка в боевых припасах он ушел на остров Маргериту и оттуда на Тринедадо. Теперь, однако, меня послали открыть и проведать пути, коими легче всего проникнуть туда, заселить эти провинции и разведать, где войска и армии могут легче всего в них [117] проникнуть. По этой причине я намерен поступать так именем его величества и указанного губернатора Антонио де Беррео и в знак этого приказываю вам, Франсиско Карильо, оказать мне помощь в водружении этого креста, лежащего сейчас здесь на земле”.

И они установили этот крест ребром к востоку, и указанный командующий войсками, капитаны и солдаты преклонили колена и оказали надлежащие почести этому кресту, и затем командующий войсками взял чашу и выпил ее и снова набрал воду и окропил ею землю окрест; он также обнажил свой меч и срезал траву с земли и сучья с деревьев, сказав: я принимаю это владение именем короля дона Филиппа, нашего господина, и его губернатора Антонио де Беррео.

И так как некоторые спрашивают об этом владении, им я отвечаю, что при этих наших действиях присутствовал касик, или вождь, дон Антонио, иначе называемый Морекито, коему принадлежала эта земля, и он дал согласие на ввод нас в ее владение, был этим осчастливлен и подчинился господину нашему королю и от его имени указанному губернатору Антонио де Беррео.

И указанный командующий войсками преклонил по доброй воле колена, и все капитаны и солдаты заявили, что владение было принято но форме и они будут защищать его своей жизнью против любого, кто станет утверждать противное. И указанный командующий войсками, с обнаженным мечом в руке, приказал мне внести этот акт в регистр и заверить и засвидетельствовать его, дабы утвердить меня во владении этой страною, которое я осуществил для губернатора Антонио де Беррео, и, если будет нужно, я осуществлю все это снова. И я приказываю вам, всем присутствующим, засвидетельствовать сие и заявляю, что пойду дальше, принимая во владение все земли, в которые бы я ни вступал. Подписано:

Доминго де Вера, и ниже:
в моем присутствии, Родриго де Каранка,
войсковой писарь.

И, осуществляя указанный ввод во владение и открытие пути и областей, 27 апреля указанного года командующий войсками мало-помалу со всем войском и военными кораблями прошел более чем две лиги в глубь материка и достиг селения вождя и, вызвав его, сообщил ему через Антонио [118] Бисанте, толмача, что его величество и Антонио Беррео прислали его [командующего] принять эту [землю] во владение. И указанный монах Франсиско Карильо с помощью толмача наставил их в догматах святой нашей католической веры. На это вождь ответил, что они поняли его хорошо и хотят быть христианами и весьма охотно водрузят крест в той части или в том месте города, в каком испанцам это будет угодно, ибо делается это для губернатора Антонио де Беррео, а он — владыка этого вождя. Вслед за этим указанный командующий войсками взял огромный крест и установил его ребром к востоку и приказал всему войску засвидетельствовать это, и акт Доминго де Вера скрепил своею подписью.

Все это учинено по форме и скреплено в моем присутствии.

Подписался:
Родриго Каранка, войсковой писарь.

Первого мая они осуществили ввод во владение и открытие земель вплоть до города Карапаны. Оттуда указанный командующий войсками прошел к городу Тороко, глава которого зовется Топиавари; он расположен на пять лиг дальше в глубь материка, чем первый из упомянутых городов, и густо населен. И этому вождю через толмача они дали понять, что его величество и указанный коррехидор 268 повелели им принять во владение эту землю и что индейцы должны покориться его величеству и его коррехидору и от их имени командующему войсками и в знак этого он водрузит крест в центре города. На это указанный касик ответил, что они воздвигнут крест с очень большой охотой и что он пребудет в покорности государю нашему королю и указанному губернатору Антонио де Беррео, вассалом коего станет.

Четвертого мая мы прибыли в область, находящуюся примерно в пяти лигах отсюда, густо заселенную множеством народа; вождь этого народа пришел и встретил нас миролюбиво, и звали его Ренато. Он привел нас в большой дом, где принял нас хорошо и дал нам много золота. И когда переводчик спросил его, откуда это золото, он ответил, что из провинции, куда меньше одного дня пути. Там так много индейцев, что они затмевают солнце, и столько золота, сколько нет и во всей этой долине. В этой стране, когда начинается пиршество, люди собирают золотую пыль и ею осыпают друг друга, дабы придать себе более нарядный вид, а для того [119] чтобы золото держалось на теле, они покрывают свои тела толченой клейкой травой. Люди Ренато воюют с этими индейцами, и они обещали помочь нам, если мы пойдем на них, однако этих индейцев бесчисленное множество, и нет сомнения в том, что они легко смогут перебить нас. Когда людей Ренато спросили, как они добывают золото, они ответили нам, что отправляются в известные им долины или равнины и вырывают или выкапывают траву с корнями. Сделав это, берут землю, кладут в большие корзины, которые приносят для промывки к реке, и содержимое этих корзин промывают, и то, что выходит в порошке, они берут для своих празднеств, а из золота, что в кусках, выделывают [фигуры] орлов. Восьмого мая мы вышли оттуда и прошли около восьми лиг. У подножия холма мы встретили вождя по имени Аратако с тремя тысячами индейцев, мужчин и женщин, все они были мирно настроены, и у них было множество съестных припасов, таких, как куры и оленина, и много разных вин. Вождь пригласил нас в свой дом и предложил отдохнуть эту ночь в его городе, и было в этом городе пятьсот домов. Толмач спросил, откуда у него эти куры, и он ответил, что их принесли ему люди с горы, до которой менее четверти лиги, и там очень много индейцев — столько, сколько травы на земле. И у этих людей плечи выше макушек, и у них на диво много кур, и если мы захотим получить еще кур, то надо послать им варганов 269 — за каждый они дадут по две курицы. Одному индейцу мы дали пятьсот варганов, и кур, которых он нам принес, оказалось так много, что их нельзя было счесть.

Мы сказали, что пойдем туда. Они сообщили нам, что у тех индейцев сейчас пиршество и они убьют нас. Мы спросили индейца, принесшего нам кур, правда ли это; он ответил, что совершенная правда. Мы спросили его, как они справляют свои пиршества. Он сказал, что у них на груди висит множество орлов из золота и в ушах жемчужины и что все они пляшут, покрытые золотом. Индеец сказал нам, что если мы хотим увидеть этих орлов, то надо дать ему несколько топоров, и он нам их принесет. Командующий войсками дал ему топор (больше он не дал, ибо у индейцев и в мыслях не должно было быть, что мы пришли сюда в поисках золота), и он принес нам орла весом в двадцать семь фунтов, и был этот орел из чистого золота. Командующий войсками взял орла и показал солдатам, а потом отбросил от себя, сделав вид, будто пренебрегает им. [120]

Около полуночи пришел индеец и сказал ему: дай мне кирку и я расскажу тебе, что собираются делать индейцы с высокими плечами. Толмач сообщил это командующему войсками, который приказал дать ему одну кирку. Он тогда сказал нам, что те индейцы придут убить нас, чтобы захватить наши товары. Тогда командующий войсками приказал отряду построиться и выступить. В одиннадцатый день мая мы прошли около семи лиг к провинции, где встретили большой отряд одетых индейцев. Они сказали нам, что, если мы пришли воевать, они заполнят все эти долины индейцами, чтобы драться с нами; но если мы пришли с миром, мы сможем пройти и нас примут хорошо, ибо они испытывают огромное желание видеть христиан. И они рассказали нам обо всех богатствах, которые у них есть, но, однако, все это излагать здесь не стоит. Я сообщу об этом в донесении его величеству, ибо если описать это сейчас, то не хватит и четырех листов.

ПИСЬМО ЖОРЖА ВУРЬЕНА,
бретонца, с указанных Канарских островов
его двоюродному брату, французу, живущему в Сан-Лукасе,
касательно Дорадо

“Сударь и добрейший мой кузен, недавно пришло несколько писем из новооткрытой страны, что лежит близ Тринедадо, в которой, как сообщают, есть золото в великом изобилии; новости кажутся очень верными, ибо их почитают таковыми именитейшие люди этого города. Извлечение из донесения об этом открытии, представленного его величеству, включено в письмо Алонсо и заслуживает внимания”.

ДОНЕСЕНИЕ ДОМИНГО МАРТИНЕСА
с Ямайки касательно Дорадо

Он говорит, что в 1593 году, когда он был в Картахене, туда пришло подробное донесение о недавнем открытии, именуемом Нуэво Дорадо, и что незадолго до его прибытия туда пришел фрегат из указанного Дорадо и доставлен был золотой идол, изображающий великана, весом в сорок семь [121] кинталов; таким идолам индейцы поклоняются как кумирам. Но теперь, приняв христианство и покорившись королю Испании, они послали этого идола [королю] в знак того, что они стали христианами и почитают его своим владыкой. Отряд, прибывший на указанном фрегате, донес, что золото там в величайшем изобилии, алмазы — необычайной ценности и великое множество жемчуга.

ДОНЕСЕНИЕ ФРАНЦУЗА
по имени Бунтилье из Шербрука [Шербура]
касательно Тринедадо и Дорадо

Он говорит, что будучи на Тринедадо в 1591 году получил там от одного индейца кусок золота весом в четверть фунта в обмен на нож. Указанный индеец рассказал ему, что нашел это золото в верховьях той реки, которая начинается у Паракоа 270 на Тринедадо, но добавил, что на реке Ориноко оно в великом изобилии. Также в 1593 году, когда он был захвачен испанцами и привезен как пленник на остров Мадейру (место его заключения), туда пришел в это время сорокатонный барк из новооткрытой страны с грузом золота на два миллиона; его команда сообщила, что золото в этом месте в великом изобилии, и называла это место Нуэво Дорадо. Этот француз уехал из Испании на барке и, находясь там рядом с неким джентльменом, одним из открывателей, который также отбывал из этого места на указанном барке, неоднократно беседовал с ним и, в частности, говорил о великом обилии золота в указанном Дорадо, а земля эта находится, как он сказал, на реке Ориноко.

ДОНЕСЕНИЯ НЕКОТОРЫХ КУПЦОВ
из Рио де Ача касательно Нуэво Дорадо

Они рассказали об огромных богатствах короля в Индиях, о том, что в Новом королевстве Гранада очень много залежей золота, и необычайно богатых, и что недавно была открыта новая область, столь богатая золотом, что сообщение о ней может показаться неправдоподобным. Золото там в таком обилии, что назвали эту страну Нуэво Дорадо. Это открытие совершил Антонио де Беррео. [122]

ДОНЕСЕНИЕ ИСПАНСКОГО КАПИТАНА,
бывшего с Беррео при открытии Нуэво Дорадо

Сообщение, посланное королю, во всех отношениях правдиво утверждает, что у реки Ориноко семь устьев, или выходов к морю, называемых Las siete bocas de drago 271; что указанная река течет из глубины страны и во многих местах очень широка и что Антонио де Беррео отправился на Тринедадо для завоевания и заселения указанного Дорадо.


Комментарии

261. Поупхэм (годы жизни неизвестны) — один из английских пиратов, действовавших в Карибском море и в Атлантическом океане на путях, по которым доставлялись в Испанию сокровища из ее американских владений.

262. Гран-Канария — крупнейший из группы Канарских островов.

263. Сан Лукас — может быть, город Сан-Луис на острове Meнорка (Балеарские острова) или город Санлукар-де-Баррамеда в Южной Испании.

264. На ветре — ближе к тому месту, откуда дует ветер.

265. Картахена — порт на берегу Карибского моря в современной Колумбии.

266. Речь идет об испанском короле Филиппе II.

267. Вера, Доминго де (годы жизни неизвестны) — один из сподвижников Беррио. В 1596 г. неудачно пытался продолжить исследование Ориноко.

268. Коррехидор — королевский чиновник в Испании, имевший административную и судебную власть в пределах определенного района. В данном случае речь идет о Беррио.

269. Варган — народный музыкальный инструмент, имеющий форму удлиненной подковы с прикреплепным к ней длинным и тонким язычком.

270. Паракоа — очевидно, мыс Парико (соврем, мыс Сидрэс).

271. Siete bocas del drago — “Семь пастей дракона” — одно из наименований семи самых крупных устьев Ориноко.

Текст воспроизведен по изданию: Уолтер Рэли. Открытие богатой, обширной и прекрасной Гвианской империи. М. Географгиз. 1963

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.