Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РАШИД-АД-ДИН

СБОРНИК ЛЕТОПИСЕЙ

КНИГА ВТОРАЯ

ПЕРВОГО ТОМА «СБОРНИКА ЛЕТОПИСЕЙ», СОДЕРЖАЩАЯ ИЗЛОЖЕНИЕ ПОВЕСТВОВАНИЙ О МОНГОЛЬСКИХ, ТЮРКСКИХ И ПРОЧИХ ПЛЕМЕНАХ.

а она состоит из двух разделов

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ,

СОДЕРЖАЩИЙ ПОВЕСТВОВАНИЯ О ПРЕДКАХ ЧИНГИЗ-ХАНА [И] СРЕДИ НИХ РАССКАЗЫ О [РАЗНЫХ] ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ ЖИЗНИ ИХ РОДИЧЕЙ

он состоит из десяти повествований; но прежде чем [перейти к ним], излагается предисловие о подробностях появления их [предков], затем [уже] последовательно напишутся [эти] десять повествований, если будет угодно преславному Аллаху

ПРЕДИСЛОВИЕ,

устанавливающее обстоятельства жизни предков Чингиз-хана и возникновение их державы, иначе говоря, откуда и когда она произошла

Следует знать, что все тюркские племена [аквам] и монгольские разряды [аснаф], [сведения] о которых были обстоятельно изложены [в предшествующей части], никогда не имели единого могущественного и сильного государя, который был бы правителем над всеми племенами, а у каждого племени был [свой] государь и эмир. Большую часть времени они воевали и сражались друг с другом, противостоя друг другу, ссорились и грабили друг друга, подобно арабам, живущим в этом владении [т.е. в Иране]. У каждого племени в отдельности имеется один определенный эмир, не подчиняющийся никому из других. Так как население Хитая 1 обитало бок-о-бок с этим [тюркско-монгольским] народом, с его областями и [вообще] с местами его кочевок 2, то некоторые из племен, кочевавших в пределах Хитая, [8] постоянно убивали множество [людей], принадлежавших к некоторым из этих племен, а те [в свою очередь] грабили и разоряли хитайскую область. [Поэтому] государи Хитая по причине того, что постоянно опасались этих монгольских кочевников, проявили большую предусмотрительность и умение сдерживать их, построив между государством Хитая и теми племенами стену, наподобие стены Александра, которую монголы называют Уткух 3, а по-тюркски Букуркэ. Один ее конец примыкает к реке Кара-мурэн 4, которая есть крайне большая река и переправа через которую невозможна; другой [ее] конец прилегает к морю у границы области Джурджэ 5. Государи Хитая считали племя онгут своим войском и своими искренно преданными [им] рабами 6, [поэтому] они поручили им ворота стены Уткух, и это племя постоянно их охраняло. В эпоху Чингиз-хана [некто], по имени Алакуш-тегин, 7 бывший |А 45б, S 89| предводителем [онгутов], стакнулся с Чингиз-ханом и сдал ему укрепленный проход [дарбанд] в стене, как это было частично изложено в разделе о [племени] онгут, в дальнейшем же [все это] подробно будет изложено в своем месте. Об этих же [вышеупомянутых] племенах, о каждом в отдельности существует много летописей и рассказов, но они не дошли до этой страны и обстоятельства жизни их вождей в подробностях достоверно не известны. Каждое племя знает из повествований о себе лишь кое-что, потому что у них не было такой летописи, из которой они могли бы почерпнуть надежные сведения о прошлых веках и минувших эпохах и должным образом достичь до истинной сути того [прошлого], как и до их позднейшего времени, когда всевышняя истина соизволила обнаружить державу и государство предков Чингиз-хана и выделить и отличить ветвь [древа] Добун-Баяна 8 и Алан-Гоа 9, к которым восходит род Чингиз-хана и его родичей, из всех монгольских [родовых] ветвей. [И] хотя нет определенной даты, [но] приблизительно и примерно около четырехсот лет будет [сему роду], потому что из содержания разделов их летописи, которая существовала в сокровищнице [ханской], и из сказаний умудренных опытом старцев известно следующее: они были [властителями] в первое время халифата рода Аббаса 10 и эпохи царствования Саманидов 11 вплоть до [нашего] времени. Племен, происшедших от этого [владетельного] рода за упомянутый промежуток времени, было столько, что перечислить их в отдельности невозможно и упоминание о них не [9] вмещается в недра записей. [Что же касается] изложения их родословной [насаб] и родовых ветвей [шу’аб], то хотя они подробно не известны, но то, что уразумелось и припоминалось, будет [полностью] изложено в удостоверение [нашего] притязания и стремления [открыть] в этом отношении истину. Теперь мы приступим к рассказам, летописям и упоминанию о роде [и] родовых отраслях Чингиз-хана и его родичей, начиная от Добун-Баяна и Алан-Гоа. Мы объясним в отдельности каждую ветвь [рода] и, графически изобразив таковую, поместим [это] в начале последующего текста с помощью всевышнего Аллаха, если будет угодно ему, единому!

ПОВЕСТВОВАНИЕ

о Добун-Баяне и его супруге Алан-Гоа и те рассказы, которые непосредственно относятся к их истории, за исключением того, что будет приведено во всех [других] местах, а то [повествование] в двух частях

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

О подробностях начала их жизни правдивые тюркские сказители историй рассказывают, что все племена монголов происходят из рода [насл] тех двух лиц, которые [некогда] ушли в Эргунэ-кун 12. Среди тех, кто оттуда вышел, был один почтенный эмир по имени Буртэ-чинэ 13, глава и вождь некоторых племен, из рода которого был Добун-Баян, супруг Алан-Гоа, и происходит несколько других племен. Он имел много жен [хатун] и детей. От старшей жены по имени Коай-марал 14 он имел сына, который был самым преуспевающим из его сыновей и достиг [потом] царской степени, его звали Батачи-каан 15. У него был сын по имени Тамач 16, который стал потом его заместителем. Этот Тамач имел пять сыновей; старший из них, по имени Коричар-мэргэн 17, стал его заместителем. Передают, будто бы те другие четыре сына пожелали уйти из своего становища [махам] и местности в другие области. Между был рукав реки. Они собрали множество хвороста и из него связали [нечто] вроде плота, который здесь [в Иране] называют «калак» 18, сели на него и, переправившись через [10] реку, вступили в другие области. Говорят, что племя дурбан 19 происходит из их рода, потому что [слово] «дурбан» значит – четыре, и оно является [указанием] на связь и отношение [племени дурбан] к тем четырем [сыновьям] Тамач-хана. [Некто], по имени Тулун-Сакал 20, [происходивший] из рода младшего из них, однажды убил изюбря 21. Один человек из племени баяут, по имени Баялик 22, привел своего сына и продал [его] ему за некоторое количество мяса изюбря. Так как тот [Тулун] был родственником мужа Алан-Гоа, то он подарил этого мальчика Алан-Гоа. Большинство племен баяут, которые являются рабами уруга 23 Чингиз-хана, принадлежат к потомкам [насл] этого мальчика.

|S 90| У Коричар-мэргэна был сын, ставший [потом] его заместителем, по имени Куджам-Борагул 24. Он имел сына, [в свою очередь] севшего на его место, имя его Екэ-Нидун 25. У него был сын, по имени Сим-саучи 26, ставший [потом] заместителем отца. У Сим-саучи был сын, по имени Кали-Карчу 27, который [впоследствии] стал заместителем отца; от него появился на свет Добун-Баян. Юртом их были [долины рек]: Онона, Кэлурэна 28 и Тоглы 29, эти три реки берут начало в горах Бурка[н-кал]ду[н] 30. Все!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

относительно изображения Добун-Баяна и его жены Алан-Гоа и перечисление ветвей их детей

Вышеупомянутый Добун-Баян имел весьма целомудренную жену, по имени Алан-Гоа, из племени куралас 31. От нее он имел двух сыновей, имя одного из них Бэлгунут[ай], а другого – Бугунут[ай]. Из их рода происходят два монгольских племени. Некоторые их относят [11] к племени нирун, потому что матерью их была Алан-Гоа, некоторые же – к племени дарлекин, по той причине, что племя нирун полагают безусловно происходящим от тех трех сыновей, которые появились на свет от Алан-Гоа после кончины [ее] мужа, и в этом отношении [хотя] имеется много разногласий, но пользуется известностью и сравнительно ближе [к истине] этот второй вариант. В этом государстве [т.е. в Иране] из ветви этих двух упомянутых сыновей нет [никого], кроме одного человека, которого показывают в одной из войсковых тысяч [хазарэ]. Говорят, в Монголии их также немного.

Добун-Баян – муж Алан-Гоа – скончался в молодости.

Их изображение и [таблица] ветви двух их вышеупомянутых сыновей в таком виде:

 
             
       
       

Некоторые люди относят уруг 33 [род] этих двух сыновей к [племени] нирун вследствие того, что матерью их была Алан-Гоа, однако предпочтительно то [выше приведенное] сказание.

НАЧАЛО ПОВЕСТВОВАНИЯ

об Алан-Гоа и ее детях, появившихся на свет после кончины ее мужа

Неотъемлемым признаком волеизъявления всевышнего и всесвятейшего господа является то, что он для проявления следов своего могущества всегда созидает в мире бытия и исчезновения нечто необыкновенно-чудесное. Оно же находит свое проявление в существе [особо] благородной личности, не имеющей себе равного, озираемой взором божественной благосклонности и охраняемой благодеяниями господнего милосердия с тем, чтобы во внимание к сему неопровержимому случаю прозорливые люди и рядовые обыватели воочию [12] созерцали полноту его могущества, выказывали бы постоянство и усердие в воздаянии благодарности за [его] беспредельную милость [к человечеству] и познали бы достоверно, что цепь творения живых существ как полностью, так и частично находится в зависимости и в тесной связи с желаниями несравненного творца и создателя, рекшего: «будь! – и стало так» 34. Все, что он пожелал, он сделал, и все, что он хочет, он делает. «Аллах делает то, что желает, и приказывает то, что хочет!» 35.

Доказательством этой мысли и подтверждением этого заявления служит странный случай и происшествие удивительного события с Алан-Гоа, из чистого чрева которой, согласно утверждению монголов, – а ответственность [за это лежит] на передатчике! – без посредства брака и тесной связи [с мужчиной] на свет появилось трое озаренных божественным блеском сыновей, событие [появления на свет] которых принадлежит к [числу] диковинных редкостей и чудесных событий. Их прямые потомки, согласно смыслу фразы «бывших потомками – одни после других!» 36, стали бесчисленными ветвями и безграничными племенами. Добрая слава о них благодаря благословенному существованию наилучшего представителя этого рода и лучшей части этого дома, государя ислама, пособника веры Аллаха, султана Махмуда Газан-хана, – да увековечит Аллах его власть и да возвысит его сан! – останется нерушимой и вечной, если пожелает [сего] преславный Аллах.

|S 91| ПОВЕСТВОВАНИЕ

об Алан-Гоа и трех ее сыновьях, появившихся на свет, согласно рассказу и утверждению монголов, после кончины ее мужа, а то повествование в двух частях

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Предисловие, содержащее жизненные обстоятельства, ее изображение и [перечисление] ветвей ее детей

Предание сказителей таково, что Добун-Баян, муж Алан-Гоа, скончался в молодости. Но так как предопределение создателя, не имеющего себе равного, было таково, чтобы в мире явился государь, обладатель счастливого сближения светил, властный и могущественный, который подчинил бы себе все государства мира и ввел бы в ярмо покорности и повиновения выи непокорных владык, дух же его был бы так силен, что он смог бы царствовать над миром и предводительствовать [всеми] людьми, а после него все государи мира и повелители поверхности земли были бы из его рода, – то подобно раковине, внутри которой годами взращивается крупная жемчужина, но никто не ведает, которая это из раковин, и водолазы постоянно ныряют в море в поисках за этой жемчужиной, отыскивают много раковин и [13] приобретают бесчисленное количество жемчужин, но несмотря на то, что все эти жемчужины идут в дело, – каждая куда-нибудь, – и принадлежат они к числу драгоценностей, купцы их нанизывают в ожерелья, а каждая из них достойна любого народа и любого человека и [купцы] их продают, торгуют ими и совершают сделки, – однако общий предмет желаний есть та знаменитая жемчужина, он [творец] сделал чистое чрево Алан-Гоа раковиной драгоценной жемчужины существования Чингиз-хана и создал в ней сущность его особы из чистого света.

Много ветвей и племен принадлежит к потомству [насл] Алан-Гоа, и многочисленность их дошла до того, что если станут перечислять [составляющих] их людей, то [в итоге] получится больше ста туманов 37. У всех [этих племен] четкое и ясное родословное древо [шаджарэ], ибо обычай монголов таков, что они хранят родословие [своих] предков и учат и наставляют в [знании] родословия [насаб] каждого появившегося на свет ребенка. |S 92| Таким образом они делают собственностью народа [миллат] слово [зикр] о нем, и по этой причине среди них нет ни одного человека, который бы не знал своего племени [кабилэ] и происхождения. Ни у одного из других племен, исключая монголов, нет этого обычая, разве лишь у арабов, которые [тоже] хранят [в памяти] свое происхождение.

[Эти племена] по [своему] достоинству равны жемчужинам, которые появились из тех раковин и которых извлекли из глуби моря созидания и сотворения водолазы божественного могущества ради той упомянутой [нами] редкостной жемчужины, сущности сущности всего, Чингиз-хана, и в частности [ради] наилучшего представителя его знаменитого уруга, государя убежища мира, пособника веры Аллаха, султана Махмуда Газан-хана – да продлит Аллах его царствование! – который укрепил веру ислама и взлелеял мусульман. Каждое положение, которое в шариате и тарикате 38 с течением веков пришло в забвение и об устранении возникновения [и упрочения] которого усердствовали путем злословия неверные и многобожники, он все [это] воспринял, полностью уничтожив ложные верования и обычаи, и возвысил основы мусульманства.

Стихи

О, как много корней выкорчевано [даже] в Чине и Хотане
С тех пор, как запечатали Хорасан [такою] царственною печатью, как ты!
[14]

В соответствии с этими предпосылками утверждают, – а ответственность [за это лежит] на рассказчике, – что Алан-Гоа, спустя некоторое время после того, как лишилась мужа, однажды спала дома. И вот через [дымовое] отверстие шатра проник луч света и погрузился в ее чрево. Она поразилась этому обстоятельству и перепугалась и никому не пошла рассказать об этом. Спустя некоторое время она поняла, что забеременела. Когда подошло время разрешиться от бремени, ее братья и родичи ее мужа собрались и сказали: «Как можно, чтобы женщина, не имея мужа, тайком завела бы [себе] мужа и забеременела?!». Алан-Гоа в ответ [им] сказала: «Так как я принесла ребенка, не имея мужа, как бы [в действительности] ни обстояло дело, ваше предположение уместно и подозрение, которое вы питаете, внешне правильно. Однако несомненно, что «воистину некоторые подозрения являются грехом» 39. Как смогла бы я совершить поступок, достойный порицания, который послужил бы причиной срама?! Да, я каждую ночь вижу во сне, что какой-то рыжеволосый и синеокий человек медленно-медленно приближается ко мне и потихоньку возвращается назад. Я вижу [его собственными] глазами! Любое подозрение, которое вы питаете в отношении меня, – ложно! Эти сыновья, которых я принесла, принадлежат к особому разряду [существ]. Когда они вырастут и сделаются государями и ханами всех народов, тогда для вас и прочих племен карачу 40 определится и выяснится, как обстояло мое дело!».

Когда Алан-Гоа это рассказала и [после того как] по всяким внешним данным ее скромность и целомудренность для них стала установленной, они не стали ей [больше] чинить никаких придирок и беспокоить ее. Они поняли, что слово ее истинно, а речь ее правдива.

От Алан-Гоа появилось на свет трое сыновей. Старший из них Букун-Катаки 41, из рода которого происходят все племена катакин. Имя среднего [ее сына] ..… 42-Салджи, который является родоначальником племен салджиут. Имя младшего [сына] Бодончар-каан 43, который был отборным плодом того древа. Из его рода появилось множество племен, как потом последует обстоятельное изложение и подробное перечисление их ветвей; чистый род [насаб] Чингиз-хана восходит к нему.

Изображение Алан-Гоа и трех вышеупомянутых ее сыновей в таком виде, как это вписывается [ниже]: [15]

                   
                         
       
               
                           
Племена катакин все являются уругом этого Букун-Катаки   Племена салджиут все являются полностью уругом этого ..…-Салджи   Ветвь Чингиз-хана, восходит в действительности к нему

Весь уруг этих трех сыновей определенно называют нирун, указывая этим [названием] на чистые чресла Алан-Гоа. Среди монголов этим племенам оказывают полное уважение.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Изложение данных о ветвях этих трех сыновей Алан-Гоа

Знай, что все многочисленные ветви и племена [кабилэ], которые произошли от этих сыновей, называют нирун, что значит: они появились из непорочных чресел; это [название] является намеком на чистые чресла и чрево Алан-Гоа. Эти племена пользуются полнейшим уважением и [выделяются] из среды других племен, словно крупная жемчужина из раковины и плод [лучший] от древа. Все те из монгольских племен, которые не принадлежат к [племенам] нирун, называют дарлекин, как об этом было подробно упомянуто во введении.

Племена булкунут и букунут хотя и появились от того общего корня, но, так как отцом их был Добун-Баян, то их также называют дарлекин. Монгольское племя, которое в настоящее время называют утэгу-богол, в эпоху Чингиз-хана обобщили с этим племенем. Значение [наименования] утэгу-богол 45 то, что они [дарлекины] являются рабами и потомками рабов предков Чингиз-хана. Некоторые [из них] во время Чингиз-хана оказали [последнему] похвальные услуги и [тем самым] утвердили [свои] права [на его благодарность]. По этой причине их называют утэгу-богол. Слово о каждом из тех, кто твердо держит установленный обычай утэгу-богольства 46, будет приведено на своем месте. Пока же данные сведения здесь было необходимо [16] изложить для того, чтобы [читателю] стал понятен смысл этого наименования. А эти многочисленные ветви, которые все вместе [суть] нируны, хотя они состояли с Чингиз-ханом в родстве и к их уругу принадлежали старшие эмиры 47 и ханы, но так как хан, сахиб-кыран 48, государь земли и времени был Чингиз-хан, то они вместе со всеми [прочими] монгольскими родами [кабилэ] и племенами, как родственными, так и чужими 49, стали его рабами и слугами [бандэ ва рахи], в особенности те, которые принадлежали к родичам, дядям и двоюродным братьям по мужской линии, объединившимся во время напастей и в пору |S 94| войн с его врагами и сражавшимся с ним. Они степенью ниже, чем другие родичи [Чингиз-хана]. Имеется много и таких [монголов], которые стали рабами рабов, как об этом будет обстоятельно изложено в своем месте, в какое время и по какой причине они стали таковыми. И все!

ПОВЕСТВОВАНИЕ

о Бодончар-хане и упоминание о его женах и детях и изложение их родословной [насаб], а то [повествование] в двух частях

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Предисловие, содержащее жизненные обстоятельства его детей

Бодончар – третий сын Алан-Гоа – в свое время был предводителем и государем многих из монгольских племен. Он был крайне отважен и храбр. Он имел двух сыновей. Имя старшего Бука 50, а младшего Буктай 51. Родословное древо Чингиз-хана и [родословные] многих других племен нирун восходят к Бука. Будучи наследником отца, он после него занял его место и положение [мансаб]. Он имел сына по имени Дутум-Мэнэн 52. У Буктая был сын, имя его Начин 53. Он сосватал девушку из племени монгол и на правах зятя 54 часто ездил туда. Говорят, что некоторые племена тайджиут принадлежат к его потомству, но, повидимому, этим словам не следует доверять, потому что в исторических книгах, имеющихся в императорской сокровищнице, хранимых великими эмирами и называемых Алтан-дафтар 55, передается следующее: племена [17] тайджиут происходят из рода Чаракэ-лингума 56, который был из числа сыновей Кайду-хана, внука Дутум-Мэнэна. Про Начина [известия] ограничиваются [лишь] тем, что он устроил побег своему племяннику, Кайду-хану, из рук [племени] джалаир, как он охранял его, как выбрался совместно с ним [из вражеской среды] и как они поселились бок-о-бок в пределах [рек] Онона и Кэлурэна. Возможно, что, так как племена тайджиут были многочисленны, то потомки [фарзандан] Начина слились с ними и, перемешавшись, стали известны под этим именем [тайджиут], а в особенности, так как они были потомками их дядей по отцу, эта ошибка и произошла вследствие этого. Господствующее мнение именно таково, в противном же случае слово о потомстве [Начина] было бы изложено отдельно. Уруг его [Начина] также принадлежит к нирунам, но определенно и достоверно неизвестно, какое же из ветвей племен нирун, о которых упоминалось, принадлежит к его потомству. И все!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Изображение Бодончара, его жены и ветвей их детей

Согласно вышеупомянутому, Бодончар имел двух сыновей – Бука и Буктая. Сын Бука – Дутум-Мэнэн, к которому восходит ветвь Чингиз-хана; памятка и повествование о нем последуют непосредственно за этим. Сын Буктая – Начин, данные о ветви которого достоверно не известны, а изображение их таково:

                     
                           
         
               
          Он дутакун 57 Чингиз-хана, что значит предок в седьмом колене. Имеется другой сказ, [говорящий], что этот Дутум-Мэнэн был сыном Бодончара. Однако более правильным полагают то, что он сын Буки, так как и в старом списке находят те же [сведения].          
                   
               
               

ПОВЕСТВОВАНИЕ

о Дутум-Мэнэне, сыне Бука, сыне Бодончар-хана, о его жене [хатун] Мунулун и родовой ветви его детей, а оно в двух частях

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ,

состоящая из предисловия и изложения их жизненных обстоятельств

Дутум-Мэнэн был седьмым предком Чингиз-хана, а монголы предка в седьмом колене называют дутакун. Он имел девять сыновей 58. Когда он скончался, [после него] осталась его жена, по имени Мунулун 59, которая была матерью этих сыновей. Его сыновья, взяв [в жены] девушек из различных мест, из разных племен, переезжали [от племени к племени] на установленных обычаем правах зятьев.

Мунулун обладала полным достатком и богатством. Стойбище [макам] и юрт ее были в местности, которую называют Нус-эрки 60 и Кух-и-сиях. [Через] каждые несколько дней она приказывала сгонять табуны; коней и скот не могли сосчитать вследствие [их] многочисленности, но когда от вершины горы, где она сидела, до подножия горы, которым была большая река, вставало столько скотины, что земля была сплошь покрыта копытами, она говаривала: «Собрано все полностью!» – в противном же случае она приказывала итти на поиски стад.

В ту пору из тех монголов, название которых джалаир, – а они суть из дарлекинов, – и обстоятельное изложение ветвей и разрядов [аснаф] племен которых было дано, несколько племен обитало в пределах Кэлурэна; они составляли семьдесят куреней 61. Значение [термина] |S 96| курень следующее: когда множество кибиток располагаются по кругу и образуют кольцо в степи, то их называют курень. В ту эпоху тысячу кибиток, располагавшихся таким образом, считали за один курень. Согласно этому [счету], то племя [составляло бы] семьдесят тысяч кибиток [ханэ]. Эта [река] Кэлурэн близка к области Хитай. У жителей Хитая с ними [джалаирами] и с другими монгольскими племенами постоянно бывали войны и стычки. Как раз в это время из Хитая пришло многочисленное войско для [совершения] на них набега и грабежа. Когда джалаиры увидели это войско, – между ними же служила преградой река Кэлурэн, и в окрестностях не имелось брода, – они, уповая на то, что хитаи не смогут переправиться через реку, насмешливо махая шапками и рукавами, звали их [к себе] и, [притворно] сокрушаясь, [взывали]: «Придите [же] и разграбьте наш скот!». Так как войско Хитая было многочисленно, то оно дружно собрало валежник и сухие сучья и в ту же ночь, построив [из них] плотину 62, переправилось через реку. Хитаи перебили все те, столь [19] многочисленные, племена джалаиров вплоть до детей ростом с плеть, а их скарб и скот разграбили. Из всех джалаиров [лишь] одна группа, находившаяся в стороне, куда не могли добраться враги, [в числе] семидесяти кибиток снялась и, бежав, откочевала с женами и детьми и дошла до пределов стойбища [ханаха] Мунулун, жены Дутум-Мэнэна. Так как их [джалаиров] одолел голод, то они выкапывали корни растения, называемого судусун 63 и считающегося в этой области съедобным, и ели [его]. Вследствие этого они изрыли ту местность, на которой сыновья Мунулун выезжали коней, и понаделали там множество ямок. Мунулун сказала: «Зачем вы изрываете [степь] и портите ристалище моих сыновей?!!». А они за это схватили Мунулун и убили [ее]. Так как каждый из ее сыновей породнился [путем женитьбы] с каким-нибудь племенем и родичей у них стало много, то [джалаиры] испугались, что не смогут быть в безопасности от них. Они преградили им пути и убили восемь человек из них. Младший сын, по имени Кайду, гостил в качестве зятя у племени канбаут 64. Перед этим его дядя [Начин] в качестве зятя тоже ушел к этому племени по причине, упомянутой в предшествующем повествовании. [Когда] ему стала известна гибель [племени] джалаир и гибель сыновей брата, он спрятал Кайду под большим глиняным сосудом [басту], похожим на хум, в который монголы сливают кумыс, и держал [его там].

Когда группа тех джалаиров совершила этот поступок, другие уцелевшие племена джалаир привлекли этих семьдесят человек к ответственности, спросили [их]: «С какими родичами [ака ва ини] вы посоветовались, что совершили столь дерзкий поступок?». И в возмездие и наказание [за него] перебили их всех. Их жены и дети все стали рабами Кайду, сына той Мунулун. Несколько же детей убитых джалаиры сохранили в качестве пленников, и они стали рабами их дома [бандэ-и ханадан]. С тех пор до настоящего времени это племя джалаир является утэгу-боголом и по наследству перешло к Чингиз-хану и его уругу. От них произошли великие эмиры, как это было изложено в разделах, [посвященных] им.

Начин и Кайду откочевали и ушли из той местности. Кайду поставил становище [макам] в местности Бургуджин-Токум 65, одной из пограничных с Могулистаном. Для водопоя и переправы они устроили через ту реку переход, и имя этой переправе Кайду положил Джар-олум 66. Начин поставил становище в низовьях реки Онона. У детей Начина имеется [своя] отдельная ветвь, но она не известна, как об этом упоминалось в предшествующем повествовании. И все!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Изображение Дутум-Мэнэна и его жены Мунулун и ветвей их детей

|S 97| Согласно вышеизложенному, у Дутум-Мэнэна было девять сыновей. Восемь [из них] были убиты, и имена их не выяснены. Единственный, который остался в [живых], был Кайду-хан, к которому восходит великий род [насаб] Чингиз-хана. [20]

Изображение и родовая ветвь их в таком виде, как вносится [ниже]:

                                   
                                                   
     
                 
Имена этих восьми сыновей не выяснены, вследствие чего они и не написаны. Когда же они выяснятся, я их напишу. Буути(?) 67
Чингиз-хана

Матерью этих девяти сыновей была женщина по имени Мунулун-хатун; ее также называли Мунулун-Таргун 68, Мунулун-хатун было имя, что значит «жирная». Однажды племена джалаир, по упомянутой в летописи причине, ее убили вместе с восемью сыновьями. Кайду, который был младшим, спасся благодаря тому, что двоюродный брат его отца, Начин, спрятал его под посудиной для кумыса. Часть племен джалаир [в наказание] за этот проступок суть их рабы.

НАЧАЛО ПОВЕСТВОВАНИЯ

о Кайду-хане

Многие из людей питают большие надежды, осуществление которых невозможно и трудно, и [тогда] надежда надеющегося внезапно обрывается. Однако же, о, как много не питающих никаких надежд, [но] которым всевышняя истина дарует высокие степени и славные посты! Некоторых на первых порах и в первый момент она подвергает разнообразным бедствиям и [только] после тяготы [всяческих] напастей и пресечения надежды дарует [им] радость и отраду, ибо [сказано] «отрада после бедствия» и поистине: «трудность сочетается с облегчением» 69. В короткое время она делает [человека] главою и предводителем племени и возводит его в высокие должности. Намерение всевышней истины в отношении этого человека и [его] положения, повидимому, может заключаться в том, чтобы люди узнали полноту ее [21] мощи, познали бы [ее], извлекли из этого назидание и, согласно смыслу |S 98| [слов] «и не отчаивайтесь в утешении Аллаха» 70, не отвратились безнадежными от ее чертога, полного милосердия, и пришли бы к [ней] с искренностью и чистосердечием. Доказательством тому служит жизнеописание Кайду-хана, которого всевышняя истина после стольких напастей и безвыходного положения отличила всевозможными милостями, разного рода поддержкою и особыми щедротами; [как сказано в предвечном слове]: «Аллах своею помощью подкрепляет, кого хочет. Действительно, в этом есть пример [назидательный] для мудрых» 71. И да будет мир тому, кто подчиняется правильному руководству!

ПОВЕСТВОВАНИЕ

о Кайду-хане, сыне Дутум-Мэнэна, и его детях, а оно в двух частях

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Предисловие, содержащее обстоятельства жизни его и его детей

Кайду-хан был шестым предком [джадд] Чингиз-хана. На монгольском языке шестого предка называют буути(?). Когда братья Кайду-хана по причине, упомянутой в предшествовавшем повествовании, были убиты джалаирами, он выбрался из тех пределов вместе со своим дядей Начином, и они остановились в упомянутой местности Монголии. [Так как] воля всевышней истины была такова, чтобы жемчужина существования Чингиз-хана с течением дней и длительностью месяцев и лет взращивалась в раковинах чресел его предков, то она даровала Кайду-хану, к которому восходит родословная Чингиз-хана, счастье и благоденствие и пожаловала [ему] помощь [своего] подкрепления и попечения до того, что у того появилось несчетное число жен, подчиненных, отар и табунов. От него произошли на свет трое сыновей, счастливцев и баловней судьбы. Имя первого [сына] Байсонкур 72, от которого ведут родословную Чингиз-хана, имя среднего – Чаракэ-лингум 73, младшего – Чаоджин 74, от потомства [насл] которого происходят два племени: артакан и сайджиут 75. Значение слова лингум на языке Хитая – «старший эмир». Так как они были близки к государству Хитай и владению тамошних государей, то среди них были употребительны и в ходу термины [истилах] и прозвища [лакаб], [употребляемые] населением [ахл] Хитая. Так как монгольскому простонародью [а’вам] не было известно значение [слова] лингум, то они говорят Чаракэ-лингум. Он предок всех племен тайджиут. Согласно преданию, которое приводится в Алтан-дафтар, которое ближе к действительности и более достоверно, тайджиуты были очень многочисленным племенем, от них ведут [22] свой род почтенные государи. Они обладали бесчисленным войском. У каждого их рода [кабилэ] появились особые эмиры и вожди и все [эти племена] были друг с другом в согласии и единодушии. Во всякую эпоху они [избирали] и назначали из своей среды государя и хана и подчинялись ему. Когда Чингиз-хан остался от отца ребенком, большинство подчиненных [атба’] и войска [лашкар] его отца склонились на сторону тайджиутов и ушли к ним. Вследствие этого между ним и [племенами] тайджиут произошли войны и смуты, как об этом будет обстоятельно изложено в повествовании о нем [Чингиз-хане]. Несмотря на то, что Чингиз-хан был мальчиком и обладал меньшим [по количеству] войском, но так как предвечным предопределением и целью [божественного] творения при создании и воспроизведении всех этих племен и [их] ветвей было проявление высокого положения и державы Чингиз-хана, то как же могла тысяча могущественных людей сравняться с одним счастливым человеком?! Если бы племена тайджиут сумели постичь тайну этой мудрости, они взяли бы на плечи края попоны служения Чингиз-хану еще в начале отроческой его поры и юношеского расцвета. Однако, так как человеческий разум недостаточен для уразумения глубины божественной премудрости, то они не смогли [этого понять], жертвовали своею жизнью и усердствовали предотвратить предопределение. В силу предельности [их] заблуждения дорога истинного руководительства была для них закрыта, и от ложности [своего] представления они имели с Чингиз-ханом множество сражений и противодействовали [ему] до тех пор, пока корень древа счастья Чингиз-хана стал в полном соку и оно стало тенистым и плодоносным. Силою великого господа он покорил и низвергнул всех тайджиутов с их государями |S 99| и прочие племена, которые были с ними в союзе и единодушии. Они все вступили на стезю подчинения и послушания [Чингиз-хану] и стали его войском и подданными из-за страха [перед ним], понуждения и из-за безвыходности [своего] положения, как это будет подробно рассказано [ниже]. Я приведу также в этом повествовании [сведения о] ветви Чаракэ-лингума и Чаоджина и добавлю то из сведений [о них], что необходимо обстоятельно изложить для того, чтобы не нужно было отдельно посвящать каждому [из них] по повествованию. В этом повествовании мы покажем также таблицу их ветвей.

Памятка о ветви Чаракэ-лингума следующая: он имел несколько сыновей, но его заместителем был старший сын, по имени Суркудуку-чинэ 76, родственник по главе рода 77 Тумбинэ-хана 78. У него был один сын, по имени Хамбакай 79-каан, который царствовал некоторое время и был родственником по главе рода Кабул-хана. Рассказы о нем ведомы и известны.

Однажды племя татар его внезапно схватило и отправило к хитайскому Алтан-хану. Последний от предела ненависти и вражды, которые он к ним питал, пригвоздил его к «деревянному ослу» 80 железными [23] гвоздями. Сыном Хамбакай-каана был Кадан-тайши 81, родственник по главе рода Бартан-бахадура 82, сын его – Туда 83.

Причиной тому, что племена татар его [Хамбакай-каана] схватили, послужило то, что он посватал для своего третьего сына, по имени Тимур-юраки 84, дочь предводителя племени чаган 85-татар Кайрикут-Буйрукут 86. Спустя некоторое время он захотел переселить [к себе] девушку и взять табун. Он дал знать своим родичам и друзьям, чтобы они отправились вместе с ним и взяли бы табуны. [Затем] вытребовал [к себе] Тудан-отчигина 87, который был шестым сыном Кабул-хана, дяди Есугэй-бахадура, а тот [приходился] двоюродным братом по отцу Хамбакай-каану, и они все вместе отправились. Из приближенных [мулазим] Тудан-отчигина им сопутствовал [некто], по имени Чинтай-нойон 88, который был человеком умным. Внезапно рыжий 89 конь Хамбакай-каана пал. Чинтай-Кийан сказал Тудан-отчигину: «Я считаю смерть этой лошади за предупреждение благосклонной к нам судьбы – и лучше [нам] не ехать». [Тудан-отчигин] передал эти слова Хамбакай-каану, но тот не обратил [на них] внимания и поехал [дальше]. На следующую ночь они доехали до племени баяут-дуклат 90. Те, заколов тощего барана, варили [его]. Внезапно котел треснул. Чинтай-Кийан снова повторил те же слова Тудан-отчигину и сказал, чтобы тот [их] передал Хамбакай-каану. Когда [Тудан-отчигин] сказал [их] ему, Хамбакай не одобрил [его речи] и сказал: «Зачем ты предсказываешь каждый день дурное, что это за речи?!» – и отправился [дальше]. Когда он прибыл к племени татар, то остановился в одной из кибиток, и [все] они занялись празднеством [туй] 91. Предводитель племени, бывшего в тех пределах, по имени Мунка-джаут-кури 92, пригласил к себе Тудан-отчигина и десять дней задавал ему пир. На десятый день, в полдень, в разгаре пиршества, прибыл гонец от предводителя племени татар. Он сказал несколько слов Мунка-джаут-кури на ухо и [24] вышел. Чинтай-Кийан догадался в чем дело, заплакал и сказал Тудан-отчигину: «[Разве] мы не имели в своем доме табунов, отар и пищи [аш]? Для чего нам понадобилось придти сюда? Видимо, жизнь твоя достигла [своего] предела!». [Он сказал это, потому что] сообразил, что гонец прибыл [с известием]: «Мы схватили Хамбакай-каана, а вы схватите Тудан-отчигина, а ему [Мунка] нужно выступить в поход 93, посланный же поедет по этому делу». Тудан-отчигин глубоко задумался.

Между тем несколько эмиров подошли ко входу в кибитку и сказали Мунка-джаут-кури: «Последствия таких дел будут скверны. Не один только Отчигин имеется для приобретения врагов нашим детям! Его племя [кабилэ] многочисленно, и между обеими сторонами утвердятся смута и вражда. Эмиры чаган-татар со своим племенем вольны [поступать, как хотят]. Мы же этому Тудану не причиним никакого вреда и отправим [его] назад!». Мунка-джаут-кури одобрил эти слова и попросил к себе Тудана из другой кибитки, куда он его поместил. [Тудан] благодаря словам Чинтай-Кийан был настороже и из предосторожности сунул нож в рукав. Когда он пришел туда, Мунка-джаут-кури сказал: «Тудан-куда 94, тотчас возвращайся назад, впоследствии, когда минует опасность, мы заберем табун». [Затем] он посадил его [на коня], обругал и сказал: «Ты должен не медлить в пути и ехать быстро, так как в этом [твое] спасение, ибо лучше всего уносить свои пожитки от злоумышленника и врага!». Он посоветовал [ему] это и вернулся назад. Те же оба нукера 95, которых он перед этим посылал за Тудан-отчигином, задержались [около Тудана и] сказали ему: |S 100| «Вчера приезжал посланец сказать: «Мы уже схватили Хамбакай-каана, вы также схватите Тудан-отчигина». [Некто] по имени ….. 96 помешал [этому]. В настоящее время для того, чтобы спастись, тебе следует, не жалея лошадей, ехать как можно быстрее». Он мчался от полудня до ночи; [затем] в полночь он снова сел верхом и непрерывно ехал; когда он доехал до племени баяут-дуклат, они [ему] сказали: «Распространился слух, что схватили Хамбакай-каана и Тудан-отчигина, в чем дело?». Тудан ответил: «Если б это было так, то как бы я приехал сюда?». Затем он, оставив [своих] лошадей, сел на их коней и вскоре благополучно доехал до дому. Войско татар, которое [к тому времени уже] выступило в поход, узнало, что племя дуклат дало своих лошадей Отчигину и он спасся. По этой причине татары их [дуклатов] перебили и разграбили [их добро].

[Тем временем] племена татар отослали Хамбакай-каана к государю Сусэ 97, и тот его умертвил. Когда весть об этом дошла до [25] Тудан-отчигина и его родичей, они все собрались [вместе] и объединились для того, чтобы отомстить Сусэ. Кубилай-каан, возглавив [их] 98, отправился и разбил хитаев. Происшествие это обстоятельно описано в своем месте, [теперь же] мы вернулись к своей первоначальной речи. Этот Туда жил в эпоху Чингиз-хана и был одним из вождей тайджиутов, но государем у них во время Чингиз-хана был Таркудай-Кирилтук, сын Адал-хана 99, и они принадлежали к двоюродным братьям Туда по отцу. В то время из его двоюродных братьев по отцу, которые были предводителями тайджиутов, еще были Курил-бахадур 100 и Анку Хакучу 101. Чаракэ-лингум имел еще других сыновей. В то время когда его старший брат Байсонкур скончался, он взял по обычаю [за себя] его жену, как [свою] невестку 102. От нее он имел двух сыновей. Имя одного Гэнду-чинэ 103, а другого Улукчин-чинэ 104. По этой причине от его рода [насл] ответвились два других племени, появившиеся от этих двух сыновей. Их называли племя чинос, а чинос есть множественное число от [слова] чинэ 105. Значение имени Гэнду-чинэ – волк-самец 106, значение же Улукчин-чинэ – волчица 107. Они были в согласии с Чингиз-ханом. Племя чинос еще называют нукуз. Это племя иное, чем те нукузы, которые суть древние, и, кроме имени, оно не имеет с теми ничего общего и никакой связи. Вплоть до времени Есугэй-бахадура племена тайджиут были в подчинении ему и его предкам и [были] в полном согласии [с ними]. Когда он [Есугэй] умер, они положили начало вражде и распре, племя же чинос взяло сторону Чингиз-хана.

Чаоджин, третий сын Кайду-хана, имел детей, и от него произошло множество ветвей. Племена артакан и сайджиут происходят из его рода [насл]. Этот народ во время распри между тайджиутами и Чингиз-ханом был в союзе с последним. Их история в тех пределах, в которых она была известна, упоминалась в [разделе] о ветви этого племени. Все эти племена суть нируны. И все!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Изображение Кайду-хана, его жены и родовых ветвей их детей

Согласно выше изложенному, Кайду-хан имел трех сыновей: Бай-сонкура, Чаракэ-лингума и Чаоджина. Так как великий род [насаб] Чингиз-хана восходит к Байсонкуру, то мы следом [за этим] изложим отдельное повествование о нем. [26]

Изображение Кайду-хана и его жены и таблица ветвей его трех сыновей и его внуков, кроме [ветви] Байсонкура, которая приведется отдельно

Среди сыновей и внуков Чаракэ-лингума, сына Кайду-хана из племен тайджиут было много эмиров, некоторые [жили] до времени Чингиз-хана, а некоторые в его время. Они не ладили друг с другом. Их имена вошли в различные рассказы из разных списков, и они повсеместно встречаются в летописи, которую мы написали, но так как достоверно выяснилось, кто каждый из [его] сыновей, то оказалось возможным вычертить для каждого [из них] по порядку отдельную ветвь в нижеследующей подробной [таблице], дабы выяснить, кто были старейшинами [акабир] предводителей тайджиутов.

|S 101| Джочи – он вместе с войском, которое имел, был в союзе с Чингиз-ханом.

Курил-бахадур – был во время Чингиз-хана.

Качиун-беки 108 – был [заодно] с Он-ханом 109 и [являлся] противником Чингиз-хана.

Удур-баян – был во время Чингиз-хана.

Багачи – был во время Чингиз-хана.

Адал-хан – был еще до Чингиз-хана. Во время Чингиз-хана у него был сын, по имени Таркутай-Кирилтук; он был во вражде с ним [Чингиз-ханом], воздвиг против него брань и был скверным человеком. Значение [слова] «кирилтук» – «завистник». Он враждовал и со своими родичами.

Анку-Хакучу 110 – был во время Чингиз-хана.

Хамбакай-каан – этот Хамбакай имел двух сыновей: Кадан-тайши 111 и Туда. Согласно другому преданию, говорят, что у него было десять сыновей, но у тех имена не известны. На его место сел Кадан-тайши. Так как с Хамбакаем случилось то [вышеупомянутое] обстоятельство, то он не смог стать государем. Его двоюродные братья стакнулись [между собою], и ему не удалось [стать им]. Вследствие распрей у тайджиутов никогда не появилось ни государя, ни вождя, по этой причине они исчезли с лица земли. И все!

У племени тайджиут было много эмиров, но то, что стало известным и пересказано из различных списков, – это те люди, о которых мы упомянули.


                           
                                 
         
              В некоторых списках говорится, что этот Чаракэ – один из сыновей Начина, однако считают вероятнее, что он был сыном Кайду-хана, так как он был включен в их родословное древо, [а сделали это] потому, что Чаракэ взял за себя свою невестку 115, жену Байсонкура, и у него от нее родилось двое сыновей, один Гэнду-чинэ, а другой Улукчин-чинэ. Естественно отсюда, что он должен быть младшим братом Байсонкура, так как если бы он был сыном Начина, то приходился бы ему племянником, а жена Байсонкура была бы снохой [‘арус] Чаракэ, по монгольскому же обычаю [таковую] не приличествует брать в жены.
В некоторых списках имен этих Байсонкура и (Чаоджин)-Хукура 113 нет, лишь говорится, что Тумбинэ-хан был сыном Кайду. Но в некоторых старых списках я усмотрел следующее: Байсонкур и Чаоджин-Хукур были сыновьями Кайду 114, а Тумбинэ-хан [был] сыном Байсонкура, и это наиболее правильно; вследствие этого мы и вписали сюда Байсонкура.                        
     
   
                       
             
      По этой причине и полагают более верным то, что он сын Кайду-хана. Тайджиуты принадлежат к его племени, а этот вопрос вследствие того так запутался, что и дети и род Начина также тайджиуты. Ныне же нет необходимости называть тайджиутами только прямых потомков Чаракэ, т.к. они были предводителями и государями того племени, то из их родичей и принадлежащих к ним [мута’алик] всякого, кто с ним объединится, называют тайджиут 116, точно так же, как теперь всякое племя, которое смешалось с монголами, переняло их природу и объединилось с ними, несмотря на то, что оно не является монголами, все же всех [таких] называют монголами 117.
                   
         
         

|S 102| ПОВЕСТВОВАНИЕ

о Байсонкуре, сыне Кайду-хана, об обстоятельствах жизни его и детей и о ветвях и родословной их, оно же в двух частях

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Предисловие, содержащее обстоятельства жизни его и его детей

Байсонкур – пятый предок Чингиз-хана. По-монгольски предка в пятом колене называют будэ-укуу(?) 118. Тумбинэ-каан – его сын. Как бы там ни было, но он должен был иметь других сыновей, но упоминания о них нет и никому из современников они не стали известны; из его детей известен и знаменит Тумбинэ-каан.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Относительно изображения Байсонкура, его жены и ветви его сына Тумбинэ-хана

У этого Байсонкура, вероятно, должны были быть другие дети, но так как ветвь Чингиз-хана восходит к Тумбинэ-хану, то [здесь] ограничились [только] его родословной.
                   
             
                 
      Был будуту(?) Чингиз-хана. Это значит предок в четвертом колене. В некоторых монгольских сказаниях это так и есть.    

Комментарии

1. Хитай (Хатай) – так назывался монголами, а вслед за ними и всеми завоеванными ими на западе народами (населением Туркестана, персами, русскими и т.д.) Северный Китай. Впоследствии это наименование было перенесено на всю территорию современного Китая. Название Хитай – Китай – происходит от племенного наименования Кидан. Кидане жили к востоку от Хинганского хребта и к северу от р. Шара-мурэн. В начале X столетия вождь одного из киданьских племен, по имени Абаги, сначала объединил под своею властью все остальные родственные племена, а затем и соседние народности и в 916 г. объявил себя императором. Киданьское царство, которое в китайской истории известно под названием государства Ляо, существовало до 1125 г., когда оно было завоевано джурджэнями. Под властью киданей находились современные Манчжурия, Монголия и небольшая часть территории застенного Китая вдоль Великой Стены.

2. Тюрк. юрт, мнг. письм. нутуг, – участок земель для кочевья и то пространство, по которому кочевала какая-либо хозяйственно-социальная единица (Б. Я. Владимирцов. Общественный строй монголов, Л., 1933, стр. 43 и сл.).

3. А, I, Б – аўткўх; С – аў?кўх; Р – аўнкўх. Речь идет о построенной Цзиньской династией стене. См. т. I, кн. 1, стр. 161, прим. 806. Приведенное в тексте название в других источниках не встречается. Чтение его не установлено. Имеющиеся варианты позволяют предложить два чтения: утку(х) и унку(х) (*онгу). Приведенное ниже в тексте летописи второе название стены бўкўркэ (В – тўкўркэ) также встречается лишь у Рашид-ад-дина. В тексте книги первой – бўкўрк.

4. Мнг. письм. Хара-мöрэн – «Черная река», название, прилагавшееся монголами к реке Хуан-хэ, или Желтой реке.

5. Т.е. к Печилийскому заливу. Джурджэ – см. ниже, прим. 438 на стр. 77.

6. бандэ-и мухлис.

7. алакўш-тикин; термин тикин, тюрк. титул тэгин – царевич, в тексте Рашид-ад-дина встречается только как компонент при именах собственных лиц царского происхождения; ср. ниже мнг. чигин, стр. 37, прим. 187.

8. В тексте дўбўн-байан; Сокр. Сказ., § 3 – Добун-мэргэн.

9. алан-кўа; Сокр. Сказ., § 7 – Алан-хоа.

10. Династия Аббасидов – династия халифов, 750-1258 гг.

11. Такжикская династия (819-999 гг. н.э.), правившая Средней Азией. С 900 г., после победы Исмаила Саманида над Саффаридом ‘Амр ибн Лейсом, к владениям Саманидов был присоединен Хорасан. Столицей Саманидов была Бухара.

12. аргўнэ-кўн; ср. мнг. письм. Эргунэ, название реки Аргунь, вытекающей из оз. Далай-нор.

13. бўртэ-чинэ; Сокр. Сказ., § 1 – Бортэ-чино.

14. A, S – кўи-мрал; Б – кўа-мрал; Сокр. Сказ., § 1 – Хоай-марал.

15. т?джи-каан; S – итджи-киан; ошибочно вместо бтджи-каан; ср.: Сокр. Сказ., § 1 – Батачи-хан; Б – бтджи.

16. Сокр. Сказ., § 2 – Тамача.

17. Сокр. Сказ., § 2 – Хоричар-мэргэн; в тексте здесь и ниже, повидимому, искаженное написание того же имени: А, С, L – киху; S, Р, В – киджу. Мэргэн – мнг. письм. «искусный стрелок». В тексте Рашид-ад-дина встречается как компонент при именах собственных.

18. калак – род плота на бурдюках.

19. Мнг. письм. дöрбэн – «четыре». Согласно Сокр. Сказ., § 11, поколение дöрбэн произошло от четырех сыновей Дува-сохора, старшего брата Добун-мэргэна.

20. тўлўн-сакал; С, L, Р, В, Б – кўлўн. Согласно версии Сокр. Сказ., §§ 14-16, мальчика выменял за выпрошенное мясо Добун-мэргэн, муж Алан-Гоа.

21. гав-и кўхи – букв. «горный бык». Об этом термине см.: Владимирцов. Общественный строй монголов, стр. 34, прим. 6. В Сокр. Сказ., § 12 – соответственно «олень трехлеток».

22. байалик; Сокр. Сказ., § 15 – Маалих-баяудай, т.е. Маалих из рода баяуд.

23. бандэ-и ўрўг – «раб рода». Перс. бандэ текста соответствует мнг. письм. бођол – личные подданные, рабы. Об этом термине см.: Владимирцов. Общественный строй монголов, стр. 64 и сл.

24. куджам-бўкрўл; С, L, Р, В, Б – ~ - бўгрўл; Сокр. Сказ., § 2 – Ауджам-Бороул.

25. иидўн; С, Р, В – бндун, Б – нидўн; Сокр. Сказ., § 2 – Екэ-Нидун.

26. см-саўчи; Б – сам-саўчи; Сокр. Сказ., § 2 – Сим-сочи.

27. кали-каджў; Сокр. Сказ., § 2 – Харчу. По Сокр. Сказ., § 3, сыном Харчу был Борджигидай-мэргэн, у которого родился сын Торохолджин-Баян, а Добун-мэргэн был вторым сыном последнего.

28. Реки Кэлурэн (Кэрулэн) и Онон берут начало в восточных склонах Хэнтэйских гор в северо-восточной части современной МНР.

29. тўглэ – река Тола, правый приток Орхона, берет начало в Зап. склонах Хэнтэйских гор. Название этой реки встречается еще в Орхонских надписях в форме Тула.

30. В тексте искаженное написание: бргадў; Сокр. Сказ., §§ 1, 89 – Бурхан-халдун. Место нахождения не установлено. Возможно, современный горный узел Хэнтэй.

31. Согласно Сокр. Сказ., § 8, Алан-хоа – дочь хоритуматского Хорилартай-мэргэна.

32. В ркп. миниатюра, изображающая этих супругов.

33. О термине ўрўг см. прим. 260 на стр. 48.

34. Коран, II, 111; III, 42, 52; VI, 72; XVI, 42; XIX, 36; XXXVI, 82; XL, 70.

35. Коран, XXII, 19; V, 1.

36. Коран, III, 30.

37. Тюрк.-мнг. тумэн – 10 000. Терминологически войсковая единица, а также единица административного деления: туман – округ, с которого должны были поступать 10 000 воинов (или средства на их содержание). Деление на туманы было введено при монголах в ряде стран, в том числе в Иране и в Средней Азии, где деление на туманы (тюмени) сохранялось почти до XX в. (В.В. Бартольд. Улуг-бек и его время, стр. 9; Б.Я. Владимирцов. Об отношениях монгольского языка к индо-европейским языкам Ср. Азии, Mongolica, I, стр. 312; А.А. Семенов. О чинах и званиях и об обязанностях носителей их в средневековой Бухаре, Сов. востоковед., т. V, стр. 151, 152).

38. Шари’ат – свод мусульманского права, основанного на Коране, хадисах и толкованиях авторитетных представителей духовенства, так называемых имамов. Его положения были обязательны для всех мусульман как в религиозной жизни, так и в гражданских взаимоотношениях. Тарикат (собственно, путь) – мистическое учение в исламе, суфизм.

39. Коран, XLIX, 12.

40. карачу, мнг. письм. харачу, племя (или человек, член племени), не принадлежащее к роду Чингиз-хана (то же, что мнг. хара-йасуту – принадлежащий к черной кости), впоследствии – простолюдин, собират. – простонародье, чернь, синоним ар.-перс. ‘амм, ‘аммэ (чаще мн. число а’вам). Об этом термине см.: Владимирцов. Общественный строй…, стр. 118; также D’Ohsson, II, р. 356.

41. бўкўн-к?ки; С, L – бўкан-кики; В – тўкўм-ктки; Б – бўкўн-ктги; Сокр. Сказ., § 17 – Буху-хатаги.

42. бўсфин; С – бўски; Р – иски; В – исги; Б – бўгў; чтение неясно; Сокр. Сказ., § 17 – Бухату-Салджи.

43. Сокр. Сказ., § 17 – Бодончар-Мунгхах.

44. В тексте ўсўн-~; у Березина бўгў-~; ср. выше, стр. 14, прим. 42.

45. В рукописях аўткў-бўгўл, где аўткў соответствует тюрк. отеку, мнг. отэгу – старый, древний; бўгўл – мнг. бођол [Сокр. Сказ. – боол] – раб, откуда аўткў-бўгўл – древние рабы, то же, что в монгольских источниках унађан-бођол – исконные рабы какого-либо рода или дома, потомственно ему служившие; о термине унађан богол см.: Владимирцов. Общественный строй..., стр. 64, 65.

46. рах-и ўткў-бўгўли.

47. Термин эмир нашего текста передает мнг. письм. нойан. Березин соответственно переводит тюрк. бек. О термине нойан см. ниже, стр. 23, прим. 88.

48. сахиб-киран – обладатель счастливого сочетания звезд, употреблялось как прозвание отдельных наиболее могущественных правителей на Ближнем Востоке.

49. В тексте перс. хиш-у биганэ, где биганэ соответствует мнг. письм. джад, – термину, обозначающему племена неродственные. О нем см.: Владимирцов. Общественный строй монголов, стр. 59.

50. бўка; Сокр. Сказ., § 43 – Барим-шиилату-хабичи или Хабичи-баатур; Юань-ши, цз. I, л. 2 recto: Ба-линь-си-хэй-ла-ту-хэ-би-чу ***; у Абул-Гази назван Тоха.

51. Буктай, в Сокр. Сказ., § 43 – второй сын Бодончара, родившийся от наложницы, именуется Чжаурэдай.

52. В Сокр. Сказ., § 45 – Мэнэн-тудун – сын Хабичи-баатура. По таблице – сын Бодончара.

53. По Сокр. Сказ., § 45 – Начин-баатур – седьмой сын Мэнэн-тудуна.

54. рах-и дамади.

55. алтан-дафтар – Золотой свиток, иначе говоря – ханский, или царский, свиток. Под этим названием имеется в виду история ханского рода Чингизидов, не дошедшая до нас и известная лишь по упоминанию в труде Рашид-ад-дина. (Ср. термин алтан-уруђ – золотой род, т.е. род Чингиз-хана, а также титул императора Хитая – Алтан-хан; о последнем титуле см. прим. 567 на стр. 92).

56. чркэ-линкўм; С, L, Б – линккўм; Сокр. Сказ., §§ 47, 180 – Чарахай-лингху.

57. дўтакўн, см. стр. 64.

58. По Сокр. Сказ., § 45, у него было семь сыновей.

59. Юань-ши, цз. I, л. 2 recto – Моналун. Ср.: Иакинф, монах. История первых четырех ханов из дома Чингисова, СПб., 1829, стр. 4-8, где приводится рассказ о Моналун и ее сыновьях.

60. нус (вар. нуш)-арки; С, L – муш-азки; В – буш-арки; Б – буарки; чтение не ясно; ср. мнг. письм. эрги – «обрывистый берег».

61. куран, мнг. письм. курийэн – как следует из объяснения в самом тексте, термином «курень» обозначалось стойбище кочевых дворов [аилов], состоящих из отдельных кибиток. О куренном способе кочевок см.: Владимирцов. Общественный строй монголов, стр. 37.

62. В рук. В – садд-и; в остальных – банд-и.

63. судусун; Сокр. Сказ., § 74 – судун. Ср. мнг. письм. суду – растение Sanguisorba alpina, корень которого недавно еще употреблялся в Сибири в пищу.

64. кнбут; С, L – ксут.

65. бурку джин-тукум; Сокр. Сказ., § 157 – Бархуджин-токум; см. стр. 111 прим. 711.

66. джрулум; С, L – джаулум; Р, В – храукум; Б – джарарулум; ср. тюрк. джар~яр («крутой берег») + мнг. письм. олум (брод, переправа).

67. В тексте буути; у Березина турки, и далее доб. «... что значит шестой предок». Ср. ниже, стр. 64, прим. 368.

68. В рукописях: мусулун-тргун; мнг. письм. таргун – жирный.

69. Коран, XCIV, 5, 6.

70. Коран, XII, 87.

71. Коран, III, 11.

72. Сокр. Сказ., § 47 – Байшингхор-дохшин.

73. Сокр. Сказ., § 47 – Чарахай-линху.

74. Сокр. Сказ., § 47 – Чаоджин-Ортэгай.

75. S – арткан; С, L, Р – ар? кан; В – азбкан; S – сиджиут; С, L, Р, В – с?-дж.?ут; Б – снджиут. Согласно Сокр. Сказ., § 47, к его роду принадлежат шесть племен: оронар, хонхотан, арула(т), сонид, хабтурхас, гэнигэс.

76. S, С, L – суркудуку-чинэ; Р – суркдуку-~; Б – суркдулу-чнэ. По Сокр.
Сказ., § 47, сыновья Чарахай-линху были Сэнкун-билгэ и Амбахай.

77. Ар. ку’дад или ку’дуд, производное с удвоением конечной согласной от корня ка’ада – он сел, со значением «близкий по генеалогической линии к главе, либо родоначальнику своего рода или племени» (Lane, т. VII, p. 2546).

78. тумбнэ-хан; В, Б – тумнэ-~; Сокр. Сказ., § 47 – Тумбинай-сэчэн. Мнг. сэчэн – «мудрый», в тексте встречается как компонент при именах собственных.

79. хамбакай; Сокр. Сказ., § 47 – Амбахай хахан.

80. В тексте стоит перс. хар-и чубин, букв. «деревянный осел»; об этом термине см. т. I, кн. 1, стр. 105, прим. 656.

81. кадан-тайши; Сокр. Сказ., §§ 48, 53 – Хадаан тайджи; мнг. письм. тайджи из кит. тай-цзы *** – наследник, наследный принц; см.: Pelliot, T’oung Pao, 1913, стр. 140.

82. Сокр. Сказ., § 48 – Бартан-баатур – сын Хабул-хана. Бахадур, мнг. письм. багатур, русск. богатырь. В летописи употребляется в двух значениях: 1) витязь, богатырь; 2) почетное наименование, впоследствии ставшее титулом, – компонент при именах собственных.

83. туда; В – будай; Б – буда.

84. тимур-йураки; тюрк. тимур-юраки – железное сердце.

85. джаган-татар; Сокр. Сказ., § 153 – чаан татар и чахан татар; мнг. письм. чаган – белый; белые татары.

86. каиркут-?у?рукут; Сокр. Сказ., § 53 – айриут буйруут – название племен. Обе формы представляют мн. число; возможно, что буйруут означает «буирцы», от названия озера Буир-нор, около которого эти племена жили. В тексте эти названия племен ошибочно даны как имя предводителя. Сокр. Сказ., § 53, дает другую редакцию этого рассказа.

87. Сокр. Сказ., § 48 – Тодойон-о(т)чигин; мнг. письм. одчигин, терминологически «младший сын», букв. «княжич огня»; о его этимологии и значении см.: Владимирцов. Монгольские титулы «beki и begi». Докл. АН СССР, 1930, стр. 164; он же. Общественный строй..., стр. 49, 54.

88. нуйан, мнг. письм. нойан. Общий титул, жалуемый, позднее переходящий по наследству, который носили представители монгольской кочевой знати, имевшие звание десятников, сотников и темников. О нем см.: Владимирцов. Общественный строй монголов, стр. 104, 105.

89. Мнг. письм. джэрдэ – «рыжий», масть лошади.

90. байат-дуклат.

91. Тюрк. той – пир, празднество, соотв. мнг. письм. хурим.

92. мунка-джауут-кури; ср. Сокр. Сказ., § 134 – джаутхури.

93. чарик бинашинад, мнг. письм. чэриг – «воин», «войско» (об этимологии этого слова см.: Владимирцов, ЗКВ I, стр. 326); чирик нишандан – букв. «сажать (на коней) войско», терминологически «выступать в поход».

94. куда, мнг. письм. худа – «сват». Общее название членов родов заключивших между собою договор о взаимном обмене девушками-невестами. См.: Владимирцов. Общественный строй..., стр. 48.

95. нукар, мнг. письм. нокур, букв. «друг», «товарищ»; терминологически «дружинник». О его значении и этимологии см.: Владимирцов. Монгольское nokur. Докл. АН СССР, 1929, стр. 281-288; он же. Mongolica, I, ЗКВ I, стр. 336, 337; а также «Общественный строй...», стр. 87.

96. Пропуск в рукописях.

97. В тексте сусэ. Согласно Сокр. Сказ., § 53, Амбакай-каан был отправлен к «Алтан-хагану Китадскому», т.е. к императору Цзиньской (мнг. Алтан) династии джурджэней, владевших тогда Северным Китаем, Манчжурией и Монголией. Слово сусэ не поддается здесь объяснению.

98. башламиши кардэ.

99. S – таркудай-кирилтук; С, L, Р, В – таркутай-крилтук; Б – таргутай-крлтук; Сокр. Сказ., § 72 – Тархутай-кирилтух. В приведенной в Сокр. Сказ., § 47, родословной тайджиутов ни его имени, ни имени Адал-хана, старшего брата Кадан-тайши, не встречается.

100. крил-~; С, L, Б – курил-~.

101. аджу ва хукуджу; Б – анкку-~. См. прим. 741 на стр. 116.

102. 6э рах-и инкэ.

103. кнду-чинэ.

104. уткчин, улкджин (Улукчин). Согласно Сокр. Сказ., § 47, сына Чарахай-линху от его снохи звали Бэсутай, от него пошло племя бэсуд.

105. Мнг. письм. чиноа, мн. ч. чинос – волк.

106. Мнг. письм. гэнду – самец хищных животных.

107. Мнг. письм. олугчин – самка собаки, самка волка, самка хищных животных.

108. каджиун-бики. Компонент бики, мнг. бэки. Пал. Кафаров возводит мнг. бэки к кит. бо, одному из наследственных почетных титулов. Владимирцов объясняет этот термин на материале тюрк. языков и этимологизирует его как «крепкий, прочный, твердый, сильный». У лесных племен меркит и ойрат, где было особенно развито шаманство, термин бэки обозначал волхва-предводителя. Впоследствии становится титулом. См.: Владимирцов. Монгольские титулы beki и begi. Докл. АН СССР, 1930, стр. 163-167; статья Pelliot в журнале «T’oung Рао» (XXII, 1930, 1, стр. 50).

109. В тексте унг-хан. Термин он происходит от кит. *** он>ван «князь». Этот титул был получен кераитским ханом от Цзиньского императора и присоединен к его ханскому званию. Об этом лице см. т. I, кн. 1, стр. 97, прим. 365.

110. анкку-хукуджу; см. стр. 116, прим. 741.

111. Хадан-тайджи упоминается в завещании Амбакай-хана, приводимом в Сокр. Сказ., § 53.

112. Сокр. Сказ., § 47 – Байшинхор-Дохшин.

113. Сокр. Сказ., § 47 – Чаоджин-Ортэгай, в тексте таблицы – хукр.

114. Так и в Сокр. Сказ., § 47. Березин добавляет: «племена хурикан и сайджиут происходят из потомков [насл] Чауджин-хукууза, и племя конкотан также [идет] от этого корня. Имя одного его сына было исуку, а другого дуруиту. В то время, когда эти юноши бежали, в пути из их носов текли..., по этой причине им и их детям положили наименование конкотан. Их толкование и перечисление вошло в [раздел] о ветвях [племени] конкотан. Ветви конкотан многочисленны. Большая их часть была верными друзьями [мухлис] и сторонниками Чингиз-хана и его детей. Что касается Чаракэ-линкума...»; в Сокр. Сказ., § 47, говорится, что от сыновей Чаоджин-Ортэгая произошли племена оронар, хонхотан, арула(т), сунит, хаптурхас и гэнигэс. Имена сыновей не упоминаются.

115. биркан, мнг. бэргэн – жена старшего брата.

116. Березин добавляет: «тайджиут называют всех, кто был с тайджиутами из племен и детей Чауджин-Хуркуза и его родичей и зависимых».

117. С, L, Р, В oп., Березин добавляет отрывок, который по S приведен выше, до родословной таблицы Кайду-хана, Амбакай, согласно Сокр. Сказ., § 47, был сыном Чарахай-лингума.

118. В тексте будэ-аукуу’, чтение не ясно.

Текст воспроизведен по изданию: Рашид ад-Дин. Сборник летописей. Том 1. Книга 1. М.-Л. АН СССР. 1952

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.