Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРОДОЛЖАТЕЛЬ ФЕОФАНА

ЖИЗНЕОПИСАНИЯ ЦАРЕЙ

Царствование Романа, сына Константина Багрянородного 1

1. Шестого ноября шестого индикта 6469 года от сотворения мира царь Роман двадцати одного года от роду оставлен был своим отцом, багрянородным Константином единодержавным правителем (багрянородному Василию был тогда один год) вместе с матерью своей Еленой и супругой Феофано. Он немедленно произвел в патрикии и протоспафарии китонитов и людей своего отца, почтил другими чинами и, щедро наградив, удалил из царских дворцовых покоев. В управители и первые в синклите он выбрал и назначил препозита и друнгария флота Иосифа, 2 коего вскоре возвел в паракимомены, и поручил ему всю власть и заботу о подданных. Протоспафария же Иоанна по прозванию Хирин назначил патрикием и великим этериархом, дабы хранил царя от лиц подозрительных. Протоспафария Сисиния, сакелария, мужа ученого и к государственным делам способного, он назначил эпархом города, но вскоре сделал его патрикием и логофетом геникона, эпархом же города вместо него назначил патрикия Феодора Дафнопата из военных. 3 Упомянутый Сисиний в должности эпарха отличался благозаконием и справедливостью и украсил собой священный преторий. И можно было видеть, как толпятся у его трона и как отвергает и отклоняет он повторные жалобы и апелляции тяжущихся. И они сами становились для обидчиков судьями на процессе. Самодержец дал эпарху помощников (по выбору и свидетельствам патрикия и паракимомена Иосифа и эпарха Сисиния): асикрита Феофилакта Мацицика и спафарокандидата и судью Иосифа, которого сделал логофетом претория. Благодаря добрым советам эпарха они хорошо служили государству.

2. Расскажем и о государственных заботах царя. Он тотчас разослал дружеские письма ко всем ромейским начальникам и царским стратигам,. а также вождям Болгарии, западных и восточных народов, и все воспели славу судьбе и дружбе царя и заключили с ним дружеские союзы. 4 Расскажем также и о гражданах. Царь Роман любил родину, как мать, и очень уважал роды, ее населяющие. Поэтому он отличал благородные и чистые из родов и одни украшал почетными санами, других награждал щедрыми дарами. Бывало, он разделял с ними и трапезу, раздавал деньги, еще более возбуждая и разжигая любовь к себе, и предпочитал благорасположение многочисленным стражам и охранникам.

3. Сестер же своих Зою, Феодору, Агафу, Феофано и Анну он из царских палат перевел и постриг в монахини в Каниклий, в который была пострижена в монахини и августа Софья, жена царя Христофора; хотя и мать Романа Елена, и они сами рыдали, стенали, заламывали руки, бросались на шею друг другу, однако достигли этим не больше, чем пустыми и никчемными слезами. 5 А по прошествии дней самодержец опять, перевел их в новое место-Зою, Феодору и Феофано отправил во дворец Антиоха, а Агафу сослал в монастырь, основанный и построенный царственным [195] Романом-дедом самодержца. 6 И распорядился выдавать им то же, что получали во дворце.

4. Доместика схол Никифора Фоку царь произвел в магистры и послал на Восток против врагов Христа. А его брата патрикия Льва назначил стратигом, а вскоре сделал магистром и доместиком Запада. Сам же он развлекался целыми днями, скакал по полям с охотой (даже ноги его не было в царском дворце); заботу о войске доверил братьям, а тем временем забавлялся и наслаждался охотой за стенами Византия, проводя время с ровесниками, льстецами и злосоветчиками-соблазнителями.

5. Что сказать о неутомимости, непреклонности, подвигах, мужестве и доблести царя? В один день он и на ипподроме сидел, и с синклитом обедал, и деньги раздавал; в полдень играл в мяч в Циканистре с соперниками умелыми и опытными, которых нередко обыгрывал, а потом с торжественной свитой отправлялся в Анорат, там ловил четырех огромных кабанов и уже вечером после охоты возвращался назад во дворец. Он был молод годами, крепок телом, с пшеничного цвета кожей, с красивыми глазами, длиннонос, розовощек, в речах приятен и сладостен, строен как кипарис, широк в плечах, спокоен и приветлив, так что все поражались и восхищались этим мужем. 7 И радовались ему граждане, поскольку он и удачлив был, и над народами властвовал. И много доставлялось тогда в Византии всякой пищи и продовольствия.

6. Царь Роман после смерти отца заимел второго сына, которого назвал Константином. 8 И вскоре венчается Константин патриархом Полиевктом на амвоне Святой Софии. Августа же Елена, возлежа во дворце, радовалась вместе с царем и после долгой болезни скончалась в благочестии девятнадцатого числа сентября месяца. Он по-царски почтил ее, августу поместили на ложе, отделанное золотом, жемчугами и драгоценными камнями, синклит проводил тело, а похоронили ее в гробнице рядом с отцом, в монастыре, основанном ее отцом Романом, в Мирелее.

7. Магистру же и доместику схол Никифору Фоке добрый, сладостный и приветливый царь (какими еще хорошими словами наградить сего мужа?) велел отправиться в поход против Крита с большим войском, боевыми кораблями и с жидким огнем. Дело в том, что критяне с тех пор, как захватили этот огромный остров, каждодневно чинили зло и беды на ромейской земле, захватывали добычу и пленных. А овладели они островом при Михаиле Аморийском, отце Феофила, когда войско занято было подавлением бунта и мятежа Морофомы, соратника Михаила (больше трех лет властвовал этот узурпатор над Фракией и Македонией). Дождавшись удобного момента, сарацины-выходцы из Испании с большим флотом боевых кораблей захватили остров, 9 и длилось их владычество до дня, когда были они разбиты магистром и доместиком Никифором Фокой, всего 158 лет.

8. Потому и движимый божественным рвением самодержец Роман по совету и здравомыслию паракимомена Иосифа собрал отовсюду суда и военные корабли и решил направить их к Криту с жидким огнем и отборным войском фракийцев, македонцев и слависиан 10 на борту. Однако некоторые из верных его рабов, членов синклита, не одобрили похода на Крит, они напомнили царю о подобных экспедициях и предприятиях при прежних [196] царях, потративших впустую огромные деньги и ничего не достигших (главным образом они имели в виду благочестивого, в Бозе почившего царя Льва и багрянородного Константина, которые потеряли и загубили столько денег и войска), 11 -кроме того, боялись они и опасности на море, а также помощи Криту со стороны соседних сарацин, испанского и африканского флота, а также распространившейся молвы, будто тот человек, который захватит Крит, станет царем и овладеет скипетром Ромейской державы. 12

9. Но паракимомен Иосиф, ум дельный, прямой и неусыпный, выйдя вперед, сказал: "Все мы знаем, государь, какие беды причинили нам, ромеям, враги Христа. Вспомним убийства, насилия над девами, разрушение церквей, опустошение прибрежных фем. Сразимся за христиан и единоплеменников, не побоимся ни долгого пути, ни морской пучины, ни изменчивости победы, ни немощи молвы. Наш долг повиноваться твоему боговдохновенному приказу, ибо Бог внушил тебе эту мысль. Сердце царя в руке Господа, 13 залог тому: твоя боговдохновенная царственность отправляет в поход верного и честного раба- доместика схол".

10. Выслушав такие слова, царь уже не мог больше сдерживать своего порыва, вооружил войско, уплатил ему жалование, снабдил магистра деньгами и в июле пятого индикта 14 отправил его в поход вместе с китонитом-стражем Михаилом. Судов, оснащенных жидким огнем, было две тысячи, дромонов тысяча, кораблей, груженных продовольствием и воинским снаряжением,-триста семь. Доместик Никифор, выйдя из царственного города, прибыл в Фителы, позаботившись о том, чтобы весь флот держался вместе, и причалил туда. Мудрый военачальник, он послал вперед быстроходные галеи с приказом произвести разведку и взять языка. Они отправились, взяли пленных и доставили их магистру. Он с пристрастием их допросил, выяснил, что эмира Крита и первых его людей нет в крепости, что находятся они в своих поместьях, и потому тотчас поспешно быстрым ходом приблизился к острову и причалил к берегу. Сойдя на сушу, он разбил лагерь, выкопал глубокий ров и отправился за добычей, велев при этом всем держаться вместе и не выходить из рядов, пока врагам ничего не известно о его войске. Двинувшись к крепости, он согнал и запер напуганных критян-жителей округи в ее стенах. После этого много их ежедневно перебегало к магистру. Узнав, что отрезанные от крепости жители бежали в ущелья, теснины, долины, болота и горы, Никифор снарядил войско и конников росских, анатолийских начальников, а также фракийцев и македонцев отправил вперед, ну а сам разумный и мужественный доместик обосновался за Сакой. Благодаря рассудительности сего мужа все чувствовали себя так, будто находятся на родной земле. А посланные в погоню, придя в места, где прятали критяне свой скот, животных и имущество и где расположились сами, все разграбили и вернулись с победой и радостью. С тех пор ромеи без страха и боязни разбивали лагеря повсюду, где имелись прозрачные источники и множество всевозможных плодов. Каждый устроил себе шалаш в зарослях плодовых деревьев, с удовольствием вкушал опадающие фрукты и все другое, 15 и все славили магистра, так славно ими командующего. [197]

11. Тем временем эмир Крита Курупа сообщил о случившемся соседним агарянам Испании и Африки и попросил у них помощи и поддержки. А те прямым путем отправили галеи, дабы разузнать о предводителе, о войске, положении и подчиняется ли войско своему предводителю. Посланцы на большой скорости приплыли к Криту, ночью по канату пробрались в крепость, разыскали эмира Курупа и городских начальников, найдя их в отчаянии, растерянности и раздумьях, что им предпринять против ромейского войска и магистра. Те бросились на грудь посланцам, ничего другого не произносили, а только, ломая руки и заливаясь слезами, жаловались и молили, чтобы эмиры выступили на помощь им и поддержку. Вскоре они отправили посланцев назад. Те вернулись к себе, каждый явился к своему эмиру и рассказал о множестве полностью оснащенных кораблей, о помощи и союзничестве разных народов, о рвении, уме, вере в Бога, справедливости и отвращении ко всяким страстям стратига. 16 Те пришли в изумление и не пожелали оказать критянам никакой помощи и поддержки.

12. Войско засело на острове, близилась бесконечная зима, 17 дожди, стужа, запасы продовольствия были исчерпаны, одежда изношена и коченеющие воины пожелали вернуться домой. Но мужественный и разумный полководец Никифор сладостными речами удержал их всех. А сказал он следующее: "Мои братья и соратники, вспомним о страхе божьем, сразимся, чтобы отомстить за оскорбление Бога, доблестно встанем на Крите против воителей нечестия, вооружимся верой-убийцей страхов. Не забывайте, мы на сирийском острове, бегство отсюда чревато великой опасностью. Отметим за осквернение дев, видя израненными драгоценные тела, воскорбим сердцем. Труды и опасности не остаются без воздаяния. Выстоим и выдюжим в борьбе с врагами Христа, и Бог Христос поможет нам, погубит врагов наших и разорит крепость хулителей Христа". Много другого говорил он в увещевание воинам, и один из них ответил ему за всех: "Ты отверз наши сердца, магистр. Твои слова отточили и умножили наши силы и стремления. Ты окрылил наш дух, последуем твоей воле и приказу, умрем вместе с тобой".

13. В октябре месяце 18 на второй год царствования Романа случилась в городе нехватка хлеба и ячменя. Хлеба продавали за номисму четыре модия, ячменя-шесть модиев. Но неусыпный ум Иосифа пекся об общем благе. Тотчас послал он людей на Восток и Запад, чтобы ликвидировать скупку, прогнать купеческие суда и помешать хлеботорговцам припрятать хлеб. 19 Ибо был сей муж справедлив, нелицеприятен и верен. Прошло немного времени, и хлеб стал продаваться уже по семь или восемь модиев за номисму. Таков был сей ревностный и горячий муж, и никто ни до, ни после него не мог с ним сравниться.

14. В марте месяце магистр Петин, именем Василий, был обвинен в том, что по подсказке неких злосоветчиков замышляет мятеж. Царь отправил его в ссылку, где тот и умер. 20 Патрикий же и доместик Востока послан был от лица брата своего в Азию, дабы не смог безбожный Хамвдан нападать на беззащитную Азию, совершать набеги, брать пленных и грабить ромейскую землю. Соединившись со стратигом Каппадокии патрикием [198] Константином Малеином и отрядами других стратигов, он настиг воинство этого наглеца в месте под названием Андрас, вступил в бой, наголову его разбил, победил и обратил в бегство. И они снимали доспехи с мертвецов, убивали этих наглых агарян, заставляли бежать, брали в полон, обращали в рабов. И уж не думали больше агаряне ни о колесницах, ни о конях, ни об имуществе, ни о родне, но каждый спасал свою шкуру. Схватили бы тогда и этого чванного наглеца Хамвдана, когда его конь изнемог и остановился, если бы его слуга, вероотступник Иоанн, не спрыгнул и не отдал ему своего коня. Иоанна схватили, а наглец спасся. Всю военную добычу вместе с пленными врагами Христа отправили в Византии и провезли в триумфальной процессии. 21

15. Турки совершили поход во Фракию, но патрикий Мариан Аргир, единовластный стратиг фемы Македонии и катепан Запада, сразился с ними, одержал победу, взял много пленных и с позором прогнал их в свою землю.

16. Самодержец Роман, узнав о нужде, затруднениях и недостатке провианта в войске, тотчас по доброму совету паракимомена Иосифа отправил им продовольствие. Наши немного воспряли духом. Уже почти восемнадцать месяцев, а то и больше вели они осаду, критяне израсходовали запасы продовольствия и деньги и, доведенные до крайности, ежедневно перебегали к магистру, и вот доместик схол в марте шестого индикта по велению всем управляющего Бога призвал войско к битве и приготовил к сражению отряды, щиты, трубы. Приготовив все это, он приказал начальникам таги и фем, армянам, росам, славянам и фракийцам наступать на крепость. Одни теснили, другие оттесняли, схватились друг с другом, метали камни и стрелы, а когда продвинулись к стенам и бойницам гелеполы, напали на наглецов страх и ужас. И после короткого сражения наши взяли город. И сарацинские женщины и дети... 22

Комментарии

1 Раздел, посвященный царствованию Романа II, переведен М. Я. Сюзюмовым в кн.: Лев Диакон. История. М. 1988. С. 99 и след. За исключением одного случая, мы не оговариваем различий в понимании текста.

2 Речь идет об уже упоминавшемся Иосифе Вринге, способном администраторе, но, по характеристике некоторых авторов, суровом и надменном человеке, в руки которого фактически попало все управление империей (см. о нем: Guilland R. Recherches... Vol. 1. Р. 206).

3 Упоминается тот самый Феодор Дафнопат, который, по предположениям ученых, является автором второй части VI книги сочинения Продолжателя Феофана и, возможно, издателем всего труда (см. статью, с. 219).

4 Речь идет об обычном послании, которым императоры в начале правления оповещали византийских провинциальных чиновников и глав соседних государств о вступлении на престол (см.: Doеlger F. Regesten... Bd. 1, N 685; Ф. Дэдьгер датирует его ноябрем 959 г.).

5 Монастырь Каниклия находился на берегу Золотого Рога (см.: Janin R. La Geographie... Т. 3. Р. 286). Эту акцию Роман предпринял, видимо, в угоду своей жене Феофано.

6 Дворец Антиоха также находился на берегу Золотого Рога (Janin R. Constantinople... Р. 291). Монастырь, построенный дедом самодержца (т. е. Романом Лакапином), — Мирелей.

7 Эта соматопсихограмма выдержана в весьма положительных тонах и явно находится в противоречии с той характеристикой Романа, которая давалась нашим же автором выше. О легкомыслии и «испорченности» Романа пишут и другие авторы. Ср., например, характеристику Скилицы: «И не было у него на уме ничего, кроме как творить безобразия вместе с распутными и испорченными людишками, развратницами, мимами и шутами» (Scyl. 248.7 сл.).

8 Речь идет о будущем императоре Константине VIII, брате Василия II.

9 См. с. 36 сл. Морофомой (т. е. «Дурофомой») здесь назван Фома Славянин.

10 Вопрос о том, какое именно из славянских племен имеется в виду под этнонимом «слависиане», — дискуссионен (см.: Константин Багрянородный. Об управлении. С. 439).

11 Византийские императоры действительно предпринимали неоднократные попытки вернуть утерянный и стратегически важный Крит. Последняя такая попытка была сделана Константином VII в 947 г. (см.: Eickhoff E. Seckrieg... S. 325).

12 Очевидное предсказание post eveiituni. Отвоевавший Крит Никифор Фока захватил в дальнейшем и царский престол.

13 См.: Притчи 21, 1.

14 Т. е. в. 960 г.

15 На лексическое сходство этого пассажа с отрывком из «Войн с вандалами» Прокопия указывает С. А. Иванов (см.: Иванов С. А. Об одном заимствовании из Прокопия Кесарийского у Продолжателя Феофана // ВВ. 1987. Т. 48. С. 156).

16 Эти замечания вряд ли можно расценить иначе чем прямую лесть в адрес Никифора Фоки, в царствование которого, видимо, писались эти строки.

17 Зима 960/961 гг.

18 960 г. Стремясь сохранить хронологический принцип повествования, наш автор прерывает рассказ о критской экспедиции, чтобы вставить сообщения о случившихся в это время событиях.

19 Греч. euJuV oun exapostellei eiV thn anatolhn kai dusin tou exelasai sunwnaV kai emporeutika ploia kai tou kwlusai touV sitokaphlouV apotiJenai ton siton. M. H. Сюзюмов переводит: «Тотчас он отправил грузовые корабли на восток и запад собрать аннону и запретил хлеботорговцам припрятывать хлеб (Лев Диакон. История. С. 104). Такому переводу препятствует синтаксис греческой фразы и вольный перевод exelasaV — «собрать». Скорее всего, под sunwnaV здесь подразумеваются sununhtaV, т. е. «скупщики», и в этом случае надо переводить «прогнать скупщиков и купеческие суда».

20 С большими подробностями об этом заговоре сообщает Скилица (Scyl. 250. 62 сл.), поименно перечисляющий наиболее знатных его участников. Заговорщики намеревались убить Романа во время конных ристаний и провозгласить Василия императором. Донос на заговорщиков сделал некий араб Иоанникий. Василия сослали на Приконпс.

21 По сообщению Скилицы (Scyl. 250.47 сл.), Лев Фока совершил этот поход против Саиф-ад-Даулы в то время, когда Никифор еще находился на Крите.

22 Рукопись обрывается на описании захвата Никифором Фокой Хандака (961 г.). Отвоевание Крита было большим успехом Византии, о котором с воодушевлением вспоминает ряд историков (Лев Диакон, Михаил Атталиат и др.). Это событие было воспето в панегирических стихах Феодосия Диакона, автора поэмы «Завоевание Крита». Подробное описание кампании Никифора на Крите см.: Schlumberger G. Un Empereur Byzantin an X-e siecle Nicephore Phocas. Paris, 1890. P. 66 suiv.; ср.: Eickhoff E. Seekrieg. . S. 342.

Текст воспроизведен по изданию: Продолжатель Феофана. Жизнеописания византийских царей. М. Наука. 1992

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.