Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАРКО ПОЛО

КНИГА О РАЗНООБРАЗИИ МИРА

DIVISAMENT DOU MONDE

КНИГА ТРЕТЬЯ

ГЛАВА СС

Здесь описывается сильная и храбрая дочь царя Кайду

У царя Кайду была дочь; звали ее по-татарски Ангиарм, а по-французски это значит «светлая луна». Была она очень сильна; не было в целом царстве ни юноши, ни витязя, кто мог бы ее побороть; побеждала она всех. Отец хотел выдать ее замуж, а она этого не желала и сказала, что не выйдет замуж, пока не сыщется такой витязь, кто победил бы ее; разрешил ей отец выходить замуж по собственному выбору; обрадовалась царевна этому решению и возвестила по разным странам, что выйдет за того, кто захочет с нею [357] побороться и победит ее. Узнали об этом во многих странах и землях, и много благородных юношей из разных стран приходили попытать счастье, и делалось испытание вот как: приходил царь в главный покой дворца со многими людьми, мужчинами и женщинами, а потом выходила на середину покоя царская дочь, разряженная, в богато расшитом сандальном платье, приходил и юноша в сандальном наряде; и было условлено, коль юноша ее победит, на землю повалит, то возьмет он ее в жены; а коль царская дочь победит витязя, проигрывает он сто коней и отдает их царевне.

Таким-то образом выиграла царевна более десяти тысяч коней, и не могла она отыскать ни витязя, ни юноши, кто бы мог ее победить. Да и не диво: была она красиво сложена, высокая да плотная, чуть-чуть не великанша.

Случилось, что в 1280 г. по Р. X. пришел туда сын богатого царя; был он молод и красив. Было и много красивых товарищей, и вел он с собою тысячу прекрасных коней в уплату деве за свою попытку. Как пришел этот царский сын, тут же объявил, что хочет померяться силой с девой. Обрадовался царь Кайду; хотелось ему, чтобы юноша женился на дочери, ибо знал, что тот сын царя... 433

И скажу вам, велел царь Кайду сказать дочери тайно, чтобы она поддалась; а дочь отвечала, что ни за что в свете этого не сделает. И что вам сказать? Знайте, собрались в большом покое и царь, и царица, и много мужей и жен; пришли царская дочь и сын царя; такие оба красавца, что диво на них глядеть. Юноша, скажу вам, был и силен, и крепок, не было ему равного по силе.

Вышли оба на середину покоя, народу было тут много, и заключили между собой договор: коль юноша не победит, так проигрывает ту тысячу коней, что привел с собой. И схватились после того дева с юношей; кто на них ни смотрел, всякий в душе желал, чтобы юноша победил и стал мужем царской дочери; и царь и царица желали того же. Коротко сказать, схватились они оба; один тянет в одну сторону, другая — в другую; но случилось так, что царская дочь победила и бросила юношу на дворцовый пол. Так-то был побежден царевич, и не было никого в целом покое, кто не огорчился бы этим.

Водил, скажу вам, еще царь Кайду дочь, что царского сына победила, во многие битвы, и во всех схватках не нашлось витязя, кто бы взял над ней верх. Не раз, скажу вам, отправлялась дева ко врагам, силою захватывала витязя и приводила его к своим. Случалось это много раз.

Рассказали вам повесть о дочери Кайду, а теперь оставим это и расскажем о другом. Расскажем о великой битве царя Кайду и Аргона, сына Абаги 434, царя левантского. [358]

ГЛАВА CCI

Как Абага послал на войну Аргона, своего сына

Абага, царь левантский, владел многими областями и землями. Земли его граничили с землями царя Кайлу, и было это у «древа Солнца», что в книгах об Александре зовется Сухим древом 435. Абага, для того чтобы Кайлу со своим народом не чинил вреда его людям и землям, послал своего сына Аргона с великой конной ратью в страну Сухого древа, к самой реке Ион 436; и там он жил со своим войском, сторожил землю, чтобы царь Кайду не разорял их. Жил Аргон со своей ратью в этих равнинах Сухого дерева, охранял кругом много городов и замков.

Случилось, что царь Кайду собрал множество конных людей и в начальники им назначил своего брата Барака, а был тот и умен, и храбр. Сказал ему Кайду, чтобы побился он с Аргоном. Отвечал Барак 437, что веление его исполнит и все, что может, то сделает, чтобы разорить Аргона и его людей. Сказал эти речи Барак и пошел в поход со всеми своими людьми; а было их много; скакали они много дней без всяких приключений, добрались до реки Иона и были от Аргона в десяти милях. И что вам сказать? Когда Аргон узнал, что Барак пришел со всеми своими людьми, изготовился и он хорошенько со своим войском. Не прошло и трех дней, как оба стана изготовились и вооружились: Аргон со своими, а Барак со своими людьми. Изготовились и выстроились, забил накар, и немедля обе стороны побежали друг на друга. И видно было, как стрелы пускались и летели во все стороны; словно дождем, наполнился воздух стрелами; а когда та и другая стороны израсходовали все стрелы и много людей и много коней было побито, схватились за мечи и палицы и побежали друг на друга; началась жестокая и злая битва; рубились руки, убивались кони; бились храбро. Поднялся такой крик, стоял такой шум, что грома Божьего не услышать. Скажу вам, через немного времени земля покрылась мертвыми и смертельно раненными. И, не говоря лишних слов, знайте, по истинной правде, что Барак со своими не мог выдержать силы Аргона; повернули они назад и ушли за реку. А Аргон со своими погнался за ним и перебил у него много людей. Вот так-то, как вы слышали, произошла эта битва, и победил тут Аргон.

Так как я начал вам об Аргоне, то скажу вам правду, как он был взят в плен и сделался царем по смерти Абаги, своего царя. [359]

ГЛАВА CCII

Как Аргон пошел за царством

После того как Аргон победил Барака и войско царя Кайду, через немного времени узнал он, что умер Абага, его отец. Опечалился он, собрал свое войско и пустился в путь ко двору отца за царством; шел он сорок дней туда. Прослышал брат Абаги, Акомат-солдан, сарацин, что брат его Абага помер, а Аргон был далеко, и решил он завладеть царством. Собрал большое войско и пошел прямо ко двору своего брата Абаги, захватил власть и стал царем. Было тут, скажу вам, такое громадное богатство, и не поверите, коль услышите, чего оно стоило; и просто удивительно, как щедро он раздавал его князьям и витязям. А те, когда увидели, что Акомат-солдан раздает щедро, решили, что хороший он царь; все его полюбили и желали ему всего лучшего; говорили, что другого царя им не нужно.

Акомат-солдан правил хорошо, ко всем был добр; но, скажу вам, сделал он одно нехорошее дело, за что многие его бранили. Вскоре по воцарении прослышал он, что Аргон идет с великою ратью. Не испугался он, и немедля созвал он своих князей и воинов; в одну неделю собрал он большую конную рать; шли воины на Аргона охотно и все в один голос говорили: ничего они так не желают, как убить Аргона или взять его в плен да измучить.

ГЛАВА CCIII

Как Акомат со своим войском идет побеждать Аргона

Собрал Акомат-солдан добрых шестьдесят тысяч воинов конных и пошел навстречу Аргону и его рати. Скакали они десять дней не останавливаясь, а через десять дней узнали, что идет Аргон и близко, за пять дней пути, и что у него столько же войска. Стал тогда Акомат станом на очень большой и прекрасной равнине 439 и решил там подождать Аргона, потому что хорошо было тут драться. Уставил он свой стан в порядке и стройно, созвал совет и говорил так.

«Государи, — сказал он, — вы знаете, почему я должен быть владыкою всего того, чем Абага владел: потому что сын я того же отца, что и он, и покорял те области и царства, чем он владел. Правда, Аргон — сын брата моего Абаги, но никто не скажет, что ему принадлежит властительство; да простят мне те, кто так думает, не было бы то ни разумно, ни справедливо; отец его владел всем этим, как вы знаете; справедливо, чтобы после его смерти стало моим все то, половиною чего и при жизни его я должен был бы владеть, но по [360] доброте отдал я ему все властительство. И так как все то правда, что я вам сказал, прошу вас защищать наше право против Аргона; да будут царство и власть нашими; себе я желаю чести и славы, а вам прибыли, добра и властительства во всех наших землях и областях. Больше не стану говорить, знаю, что вы мудры и правду любите и все сделаете, что почетно и честно».

Замолк и не говорил более. Выслушали речи Акомата князья и витязи и другие люди, что тут были, и отвечали в один голос, что, пока живы, не выдадут его, станут ему помогать против всех врагов в свете и против Аргона; говорили, чтобы он не боялся, Аргона они схватят и в руки ему отдадут.

Так-то, как вы слышали, говорил Акомат своим людям и волю их узнал. И желалось ему сильно, чтобы пришел Аргон со своими и побились бы они вместе.

Оставим Акомата и его войско и вернемся к Аргону и его людям.

ГЛАВА CCIV

Как Аргон совещается со своими князьями о битве с Акоматом

Узнал наверное Аргон, что Акомат поджидает его в стане со множеством войска, и сильно разгневался, но решил про себя, что не нужно высказывать перед врагом ни печали, ни опасения или страха; смалодушествуют все люди; храбрецом и смельчаком, говорил он, следует показаться. Созвал он всех своих князей и мудрых людей, и собралось их много в его ставке; а стоял он станом отличным. Сказал он им вот что.

«Милые братья и друзья, — говорил он, — вы, конечно, знаете, как отец мой нежно любил вас; почитал он вас всю жизнь за братьев и сыновей; вы помните, что бывали с ним в старину во многих битвах и помогали ему покорить те земли, чем он владел, и знаете, что я сын того, кто вас так любил. Я сам люблю вас, как собственное тело. Все, что я говорю, правда; справедливо и разумно, чтобы вы помогали мне против того, кто в противность разуму и истине хочет учинить великое зло, отнять у меня мои земли. И знайте еще, воистину он не нашего закона; отступился от него, стал сарацином и Мухаммеду молится. Сами вы понимаете, достойно ли, чтобы сарацин властвовал над татарами. Итак, милые братья и друзья, поэтому будьте стойки и не допускайте этого. Умоляю я всех быть храбрыми сколько есть мочи, биться смело, чтобы наша взяла и мы, а не сарацины победили; пусть каждый верит, что мы победим в битве: право на нашей стороне, а ложь на стороне врагов. Не стану больше говорить об этом; да отличится всякий из вас».

Замолк и больше ничего не сказал. [361]

ГЛАВА CCV

Как князья отвечали Аргону

Когда князья и витязи, что были тут, выслушали хорошие и умные речи Аргона, порешили они, не щадя жизни и сколько есть мочи, стараться победить врага. И вот среди общего молчания встал большой князь и заговорил так.

«Славный государь Аргон, — сказал он, — хорошо мы знаем, что все тобою сказанное правда, а потому скажу тебе напрямик за всех твоих людей, что пришли сюда биться: не отступим, пока живы, и не щадя жизни станем биться; и уверены мы, что победим, потому что великая правда на нашей стороне, а на стороне врага ложь; поэтому мы советуем идти как можно скорее на врага, и прошу я товарищей отличиться так в этой битве, чтобы весь свет о нас заговорил».

Замолк храбрый муж и ничего больше не сказал.

И что вам сказать? После него никто не хотел говорить, а все были с ним согласны и ничего так не желали, как сразиться со врагом.

На следующий день Аргон и его воины встали рано утром и, решив погубить врага, пустились в путь. Скакали они до тех пор, пока не достигли равнины, где враг стоял в шатрах. Расположились они станом стройно и в порядке в десяти милях от Акоматова стана. Как стали они тут станом, выбрал Аргон двух людей; верил он им крепко и послал их к дяде с такими словами, как услышите дальше.

ГЛАВА CCVI

Как Аргон посылал своих гонцов к Акомату

Простились мудрые старцы со своим государем, получили от него приказания и немедля пустились верхом в путь. Пришли они прямо в стан, сошли с коней у ставки Акомата; сидел он там со множеством князей. Знали они хорошо Акомата, и он их. Поклонились они ему честно, а Акомат сказал им весело: «Добро пожаловать»; посадил их пред собой в ставке. Спустя немного встал один из гонцов и говорил так.

«Славный государь Акомат, — сказал он, — племянник твой Аргон дивится тому, что ты сделал: отнял у него властительство, да еще и идешь биться с ним не на живот, а на смерть; воистину совсем это нехорошо, не как добрый дядя поступаешь ты. Наказывает он тебе с нами и, за отца почитая тебя, молит отступить от этого дела, и да не будет ни схватки, ни злобы между вами; говорит он, что [362] готов тебя почитать за старшего и за отца, владей всей его землей и будь царем. Вот что наказывал с нами твой племянник, вот о чем он тебя просит».

Замолкли и более ничего не сказали.

ГЛАВА CCVII

Как Акомат отвечает гонцам Аргона

Выслушал Акомат, что наказывал ему Аргон, его племянник, и отвечал.

«Господа посланцы, — сказал он, — не дело говорит мой племянник; земля моя, а не его; покорял я ее так же точно, как и его отец, поэтому скажите моему племяннику, коль он захочет, так сделаю я его большим государем, дам ему земли, и будет он вместо сына и старейшим у меня князем. А если он этого не захочет, так пусть будет уверен, что постараюсь-таки его убить. Вот это я готов сделать для моего племянника, и никакой другой уступки от меня никогда не будет».

Замолк Акомат и не сказал ничего более.

Выслушали гонцы речи султана, спросили еще раз, не скажет ли он еще чего.

«Ничего более, — говорил он, — пока я жив, не услышите от меня».

Выслушали это гонцы, немедля пустились в путь и скакали до самого стана своего государя; сошли с коней у его ставки и рассказали Аргону все, что слышали от дяди. Выслушал Аргон, что дядя ему наказывал, разгневался и сказал громко, так что все, кто тут был, слышали:

«Сделал мне дядя большое зло, великую несправедливость; не хочу ни жить, ни землею владеть, коли не отомщу ему так, что весь свет об этом заговорит».

После этих речей говорил он своим князьям и витязям:

«Нечего медлить, пойдемте поскорее убивать изменников и предателей; наутро уже хочу напасть на них и как можно больше перебить их».

И что вам сказать? Во всю ночь они изготовлялись к схватке в открытом поле. А султан Акомат знал через соглядатаев, что наутро Аргон нападет на него, готовился также и увещевал своих храбро и стойко биться. [363]

ГЛАВА CCVIII

Здесь описывается битва между Аргоном и Акоматом

Настало утро; Аргон вооружился со всеми своими, устроил и расставил их для битвы умно и хорошо; умолял он их биться храбро. Устроил все и пустился в поход на врага. А султан Акомат сделал то же, расставил и устроил своих людей и, не дожидаясь Аргона, пустился в путь со своими воинами; немного прошли они, как повстречали Аргона с его войском.

Сошлись обе рати вместе, и так обеим хотелось драться, что немедля бросились они друг на друга. И видно было, как стрелы пускались и летали повсюду, да так часто, словно дождь с неба. Началась битва злая и жестокая, падали на землю и валялись витязи, слышались и крик, и вопль, и плач на землю павших и насмерть раненных. А когда поистратили они все свои стрелы, то схватились за мечи и палицы и яро бросились друг на друга. Наносили друг другу удары сильные мечами острыми. Рассекались руки и тела, отсекались головы. Крик, шум был такой, что грома Божьего не услышать. В недобрый час для обеих сторон началась эта битва; погибло тут много храбрецов, и много жен на всю жизнь остались в слезах.

Аргон отличился в этот день, храбро бился, подавал добрый пример своим людям, да ничего хорошего из этого не вышло; неудача была ему, и судьба была против него; победили его; не вьщержали его люди и побежали что есть мочи вспять. Погнался за ними Акомат со своим войском, много их побил и много им вреда наделал. И в этой погоне, скажу вам, захватили Аргона и тотчас бросили гнаться за врагом: ликуя и радуясь, повернули в свой стан, к своим шатрам. Приказал Акомат заковать своего племянника и хорошенько его сторожить.

Был Акомат плотоугодник, и порешил он вернуться ко двору, к своим красавицам женам, что у него там были; а начальником всего войска оставил большого мелика; ему же приказал сторожить Аргона, чтобы берег его, как собственное тело; говорил он, пусть мелик пойдет ко двору маленькими переходами, чтобы люди не уставали. Отвечал мелик, что государев приказ будет исполнен. Пустился Акомат в путь ко двору со многими спутниками.

Вот так-то, как я рассказал, уехал Акомат от своего войска, а начальником оставил мелика. А полоненный Аргон в цепях горевал и смерти желал. [364]

ГЛАВА CCIX

Как Аргон был полонен, а потом освобожден

Пожалел об Аргоне некий престарелый, знатный татарский князь. «Держать своего государя в плену, — раздумывал он, — великий грех и большое предательство» — и решил попытаться освободить Аргона. Пошел он тотчас же к другим князьям и говорил им:

«Грешно держать своего государя в плену; по справедливости следует освободить его и царем признать».

Услышали слова старца другие князья; знали они его за разумного человека, знали также, что правду он говорит, согласились они с ним и сказали, что того же и они хотят. Согласились князья, и тогда Бага 440, зачинщик, Елчидай и Тоган, Тегана, Тага, Тиар, Улатай и Самагар — словом, все названные пошли к ставке, где Аргон был заключен. Пришли туда, и Бога, главный в этом деле, заговорил так.

«Добрый государь, — сказал он, — знаем мы хорошо, что, пленив тебя, согрешили; хотим теперь поступить по справедливости. Хотим тебя освободить; будь ты нашим царем; по справедливости быть тебе царем».

Замолчал Бога и больше ничего не сказал.

ГЛАВА ССХ

Как Аргон получил царство

Выслушал Аргон, что Бога говорил, и подумал, что над ним насмехаются; отвечал он с горечью.

«Добрые государи, — сказал он, — большой грех насмехаться надо мною; не довольно ли вам того зла, что вы мне учинили? Мне бы быть царем вашим, а вы меня пленили и заковали. Знаете вы хорошо, какой это великий грех и какое большое зло; прошу вас поэтому, идите своею дорогою и не насмехайтесь надо мною».

«Добрый государь Аргон, — говорил Бога, — воистину знай, не насмехаемся мы, что сказали, то правда, и клянемся тебе нашим законом».

И поклялись все князья признавать его царем. А Аргон им поклялся, что не станет им мстить за свой плен, а будет их чтить и любить так же, как то делал его отец Абага. Поклялись вот так, как вы слышали, освободили Аргона и стали ему служить как царю. Приказал тогда Аргон пускать стрелы в ставку до тех пор, пока не погибнет тот мелик, что держал его в плену и был начальником войска. Тотчас же по его приказу стали пускать стрелы в ставку, и мелик был убит; и, когда все это было сделано, Аргон стал властвовать и повелевать как царь, и все его слушались. Знайте, что тот, [365] кого мы называли меликом и кто был убит, назывался Солдам 441 и был он после Акомата самым большим начальником.

Так-то, как вы слышали, Аргон отобрал свое царство назад.

ГЛАВА CCXI

Как Аргон приказал убить дядю Акомата

Почуял Аргон свою власть, и приказал он поход ко двору; и немедля пустился в путь.

Пировал раз Акомат в своем главном дворце; приходит к нему гонец и говорит:

«Государь, везу тебе новости; не таких желал бы я; очень они худы. Знай, освободили князья Аргона и царем его признали; убили они Солдана, нашего дорогого друга; спешат сюда тебя пленить и убить; а потому делай то, что почитаешь для себя за лучшее».

Сказал и замолк гонец; ничего более не говорил.

Услышал Акомат слова гонца; знал он, что гонец — преданный человек; испугался он сильно и со страху не знал, что ему делать и говорить; но был он человеком смелым и храбрым, оправился и сказал тому, кто принес ему эту весть, чтобы не осмеливался он никому ее рассказывать. Отвечал гонец, что повинуется его велению. Сел тут Акомат на коня, собрал тех, кому больше всего верил, и пустился в путь к султану вавилонскому, здесь он думал спасти свою жизнь; и, кроме тех, кто с ним был, никто не знал, куда он шел.

Через шесть дней пути пришел он к проходу; миновать его нельзя было; а тот, кто стерег проход, узнал Акомата; знал он также, что Акомат бежал, и решил его захватить, а сделать это легко было: у Акомата было немного людей. Сделал тот по-задуманному, схватил тотчас же Акомата.

Умолял его Акомат и много богатства ему предлагал. А тот, что проход сторожил, был верен Аргону и говорил, что богатства ему не нужно, что не возьмет богатства всего мира, а выдаст его в руки Аргона, своего законного царя.

И что вам сказать? Тот, кто проход стерег, как только захватил Акомата, не медля, тотчас изготовился вместе с провожатыми и пустился в путь ко двору; вез он с собою Акомата и, чтобы тот не бежал, стерег его крепко. Скакали они не останавливаясь вплоть до самого двора, где и нашли Аргона; пришел Аргон туда только за три дня и гневался сильно на то, что Акомат убежал. [364]

ГЛАВА CCXII

Как князья кланяются Аргону

Когда тот, кто стерег проход, пришел к Аргону и привел к нему Акомата, обрадовался сильно Аргон и сказал дяде, что не к добру он пришел и что он с ним поступит, как следует по разуму. Приказал он увести Акомата от себя и, не раздумывая долго, велел его убить и тело уничтожить. Тот, кому Аргон приказал это сделать, взял Акомата, да и увел его; после того никто не видел Акомата, и неудивительно: он его убил, а тело забросил, и никогда его больше не видели 442.

Так-то, как вы слышали, происходило дело между Аргоном и Акоматом, его дядею.

ГЛАВА CCXIII

Как Кату взял царство по смерти Аргона

После того Аргон, сделав все то, что вы слышали, пошел в главный дворец, и была тут вся его знать; все князья из всех мест, что были подвластны Абаге, его отцу, пришли ему поклониться, как подобает государю, и все ему повиновались, как то и следует.

После того как Аргон овладел царством, послал он сына Казана с тридцатью тысячами всадников к Сухому древу, то есть в эти страны, стеречь и охранять своих людей и свои земли 443. Так-то, как вы слышали, Аргон взял свое царство. Знайте, начал царствовать Аргон в 1286 г. по Р. X. Акомат царствовал два года, Аргон же шесть лет, а спустя шесть лет Аргон помер от болезни; говорили тоже, что умер он от питья 444.

ГЛАВА CCXIV

Как Киакату взял царство по смерти Аргона

Умер Аргон, и дядя его Киакату 445, родной брат его отца Абаги, тотчас овладел царством, и легко это было сделать: Казан был далеко, у Сухого древа, хотя и знал, что отец помер, а Киакату овладел царством. Не мог он оттуда уехать, врагов опасаясь, но решил он, что в свое время пойдет, отнимет царство и отомстит, так же как то сделал его отец с Акоматом. И что вам сказать?

Киакату царствовал, все ему повиновались, только не те, что были с Казаном. Взял он жену Аргона, своего племянника, и держал ее при себе; с женами он много потешался, потому что был пло-тоугодлив. И что вам сказать? Царил Киакату два года, а через два года помер; знайте, отравили его питьем. [367]

ГЛАВА CCXV

Как Байду овладел царством по смерти Киакату

По смерти Киакату его дядя Байду, христианин 446, овладел царством в 1294 г. по Р. X. Царствовал Байду, и все ему повиновались, только не Казан и его войско. Когда Казан узнал, что Киакату помер, а Байду овладел царством, гневался он, что не успел отомстить, и решил отомстить Байду, так, что весь свет заговорит об этом; и сказал он себе, что теперь не останется здесь, а пойдет убивать Байду. И вот изготовился он со своими людьми и пустился в путь назад отбирать царство.

Узнал Байду, что Казан идет на него, собрал он большое войско, изготовился и пошел ему навстречу за десять дней; тут он стал станом и поджидал Казана и его людей; много просил и увещевал своих воинов храбро биться. Не прошло и двух дней с его прихода сюда, как и Казан со всем своим войском был уже тут; и скажу вам по истинной правде, сошлись они, и началась битва злая и жестокая, но не длилась она долго: только что битва началась, те, кто был с Байду, перешли на сторону Казана и обратились против Байду; поэтому-то Байду был разбит и даже убит, а Казан победил и стал царем и господином всего 447. После того как он победил и умертвил Байду, вернулся он ко двору и овладел царством; все князья ему поклонились и повиновались как своему государю. Казан начал царствовать в 1294 г. по Р. X.

И так-то, как вы слышали, происходило все это дело, начиная с Абаги до Казана. И еще знайте, что Алау, что покорил Бодак, был братом Кублая, великого хана; он был родоначальником всех тех, кого я называл выше: он был отцом Абаги. Абага был отцом Аргона, Аргон — отцом Казана, что теперь царствует.

Рассказали вам о левантских татарах; оставим их теперь и вернемся к Великой Турции; но о Великой Турции мы рассказали уже прежде, как там царит Кайду, поэтому нечего больше о ней рассказывать. Пойдем отсюда и расскажем вам о странах и людях к северу.

ГЛАВА CCXVI

Здесь описывается северный царь Канчи

На севере, знайте, есть царь Канчи 448. Он татарин, и все его подданные татары; держатся они татарского закона, а закон этот дикий; но соблюдают они его так же точно, как соблюдал Чингисхан и другие истые татары; делают они своего бога из войлока и называют его Начигай; делают ему и жену, называют двух богов [368]

Начигаем и его женой; говорят, что они боги земные и охраняют их скот, хлеба и все их земное добро. Они им молятся; когда едят что-нибудь вкусное, так мажут своим богам рты. Живут они как звери.

Царь их никому не подвластен, хотя он из роду Чингисхана, то есть из императорского, и близкий родственник великого хана; у него нет ни городов, ни замков; живут они всегда по большим равнинам и долинам и в высоких горах. Питаются говядиною и молоком; хлеба у них нет никакого. У царя много народу, но он ни с кем не воюет и мирно правит своим народом. Скотины у них много: верблюдов, коней, быков, овец и других животных.

У них большие медведи, все белые и длиною в двадцать пядей. Есть тут лисицы, совсем черные и большие, и дикие ослы; много тут горностаев; из их шкур делаются дорогие шубы, о чем я вам рассказывал; мужская шуба стоит тысячу безантов. Белок обилие, и много фараоновых крыс 449, и все лето они ими питаются, потому что крысы очень жирны. Всякой дичины тут много; живут в местах диких и непроходимых.

Еще у этого царя есть такие места, где никакая лощадь не пройдет; это страна, где много озер и ручейков; тут большой лед, трясины и грязь; лошади там не пройти. И эта дурная страна длится на тринадцать днищ, и каждый день есть стоянка, где пристают гонцы, что ходят по стране. На каждой стоянке до сорока больших собак немного поменьше осла, и эти собаки возят гонцов от стоянки к стоянке, от одного днища до другого, и, скажу вам, вот как: по всему этому пути, по льду да по грязи, лошади не могут идти; во все тринадцать дней дорога между двух гор, по большой долине, и все тут лед да грязь, как я вам говорил. И по этой-то причине лошади не могут тут проходить и телеги на колесах тут не пройдут; сделали они сани без колес, проходят они, не увязая, и по льду, и по грязи, и по трясине. Во многих наших странах есть сани; на них возят сено и солому зимою, когда много дождей и грязи. Сани они покрывают медвежьею шкурою, и туда влезает гонец; возят их по шести больших собак, и собаки везут их прямо к стоянке, не сбиваясь с дороги, по льду и по грязи; и так ездят от стоянки до стоянки. А вот кто сторожит стоянку, садится также в сани, погоняет собак и едет дорогою кратчайшею и лучшею. На другой стоянке, как приедут, собаки и сани уже готовы, и едут дальше; а те собаки, что привезли, возвращаются назад; и так каждый день ездят на собаках.

Те, кто живут здесь в горах и в долинах, большие охотники; ловят они много дорогих животных, высокой цены, и большая им от этого прибыль и выгода; ловят они горностаев, соболей, белок [эрколинов и] черных лисиц 450 и много других дорогих животных; из них они выделывают дорогие шубы высокой цены. У них такой снаряд, который промаха не дает 451. [369] Скажу вам, от великого здешнего холода их дома под землею, а иногда живут и над землею 452.

О другом чем нечего говорить, поэтому пойдем отсюда и расскажем вам о стране, где всегда темнота.

ГЛАВА CCXVII

Здесь описывается темная страна

На север от этого царства есть темная страна 453; тут всегда темно, нет ни солнца, ни луны, ни звезд; всегда тут темно, так же как у нас в сумерки. У жителей нет царя; живут они как звери, никому не подвластны.

Татары приходят сюда, и вот как: приходят они сюда на жеребых кобылах, а жеребят оставляют на границе, чтобы кобылы возвращались к своим жеребятам; и знают они дорогу лучше людей. Так-то приходят сюда татары на кобылах, как я вам сказал, а жеребят оставляют позади, и грабят они тут все, что находят, а когда награбят, возвращаются; кобылы идут к своим жеребятам, и знают они хорошо свою дорогу.

У этих людей множество мехов, и очень дорогих; есть у них соболя очень дорогие, как я вам говорил, горностаи, белки, лисицы черные и много других мехов. Все они охотники, и просто удивительно, сколько мехов они набирают. Соседние народы оттуда, где свет 454, покупают здешние меха; им носят они меха туда, где свет, там и продают; а тем купцам, что покупают эти меха, большая выгода и прибыль.

Люди эти, скажу вам, рослые и статные; они белы, без всякого румянца. Великая Росия, скажу вам, граничит с одной стороны с этой областью. О другом чем тут нечего говорить, а потому пойдем отсюда и расскажем вам прежде всего о Росии.

ГЛАВА CCXVIII

Здесь описывается Росия и ее жители

Росия — большая страна на севере. Живут тут христиане греческого исповедания. Тут много царей и свой собственный язык; народ простодушный и очень красивый; мужчины и женщины белы и белокуры. На границе тут много трудных проходов и крепостей. Дани они никому не платят, только немного царю Запада 455; а он татарин и называется Тактактай 456, ему они платят дань, и никому больше. Страна эта не торговая, но много у них дорогих мехов высокой ценности; у них есть и соболя, и горностаи, и белки, и эрколины, [370] и множество славных лисиц, лучших в свете. Много у них серебряных руд; добывают они много серебра.

О другом чем нечего тут говорить, а потому пойдем из Росии и расскажем вам о Великом море, что кругом этих областей, и о тамошних жителях, начнем прежде всего с Константинополя.

Но расскажу вам прежде всего об области, что к северу и северо-западу. В этой стране, скажу вам, есть область Лак 457; граничит она с Росией; тут есть царь, а жители — христиане и сарацины. Много тут хороших мехов; купцы вывозят их в разные стороны. Жители занимаются торговлею и ремеслами. О другом чем тут нечего говорить, а потому пойдем отсюда и расскажем о другом.

Хочу сказать о Росии кое-что, что я забыл. Знайте, по истинной правде, самый сильный холод в свете в Росии; трудно от него укрыться. Страна большая, до самого моря-океана; и на этом море у них несколько островов, где водятся кречеты и соколы-пилигримы, все это вывозится по разным странам света. От Росии, скажу вам, до Норвегии 458 путь недолог, и если бы не холод, так можно было бы туда скоро дойти, а от великого холода нелегко туда ходить.

Оставим это и расскажем о большом море. Много тут было, по правде, купцов и других людей, а еще больше людей не знают этой страны; для них и следует ее описать, что мы и сделаем; сперва начнем сначала, с константинопольских проливов.

ГЛАВА CCXIX

Здесь описывается начало Великого моря

При входе в Великое море 459, с западной стороны, есть гора, [которая называется] Фар.

Начали мы о Великом море, да и раздумали писать о нем; много людей хорошо знают это, поэтому-то оставим его и расскажем о западных татарах и о царях, что там царствуют.

Комментарии

433 Имя царя выпущено в рукописи (И. М.).

434 Абага—монгольский владетель Персии (1265—1282) (Б.). 

435 См. гл. XL.

436 Т. е. к Амударье (Б.).

437 Борак — правнук Джагатая (Чагатая), см. примеч. 8 (Б.).

438 См. примеч. 187.

439 Равнина Акходжа, к востоку от Казвина; здесь Аргун был разбит Алинаком, полководцем Ахмеда, и здесь потом остановился Ахмед при своем движении на восток (Б.).

440 Бага (Бога, Буга) — военачальник, освободитель Аргуна, после воцарения последнего сделался первым лицом в государстве; в 1289 г. был казнен по обвинению в измене. Из других названных здесь лиц известен Туган, впоследствии один из главных врагов и обвинителей Буги (Б.).

441 Солдам (Солдан). По-видимому, речь идет об Алинаке; считается, что заговорщики его напоили и умертвили (Б.).

442 Он прибыл в главную ставку, к своей матери Кутуй-хатун, но находившиеся там военачальники также изменили ему и отправили к Аргуну, который велел его казнить; ему переломили спинной хребет (Б.).

443 О Сухом дереве см. гл. XL. Вступив на престол, Аргун назначил своего малолетнего сына Газана наместником Хорасана (Б.).

444 Аргун правил семь лет (1284—1291). Во время его предсмертной болезни бахши (см. примеч. 182) напоили его питьем, от которого ему стало хуже (Б.).

445 Киакату (Кату, Гайхату) — брат Аргуна, правил четыре года (1291—1295); в 1295 г. был взят в плен мятежниками, во главе которых находился Байду, и удушен (Б.).

446 О том, что Байду был христианином или по крайней мере покровителем христиан, есть и другие известия (Б.).

447 Большинство войска перешло на сторону Газана еще до начала битвы; Байду бежал, был настигнут около Нахичевани и убит по приказанию Газана (Б.).

448 Канчи (Кончи, Кайду). Речь идет о Кончи, владетеле восточной половины улуса Джучи, старшего сына Чингисхана; Кончи был внуком старшего сына Джучи. Главная ставка этих владений сначала находилась в северной части Семиречья, впоследствии была перенесена к низовьям Сырдарьи (Б.).

449 См. примеч. 162.

450 Песцов; слово «эрколины» остается непереведенным.

451 Капканы.

452 По мнению русских комментаторов XIX—XX вв., в гл. CCXVI описывается Западная Сибирь.

453 «Страна Тьмы»; в одной из рукописей страна, где «темнота продолжается в течение большей части зимних месяцев» (Б.).

454 По-видимому, где, как сказано в одной из рукописей, «летом у них постоянно день и свет» (Б.).

455 «Царь Запада» — хан Золотой Орды.

456 Тактактай, ниже Токтай — золотоордынский хан Тохта (Токта), или Тохтогу (1290—1312) (Б.).

457 Возможно, речь идет о Валахии.

458 Oroech; на полях рукописи: Norvege (Б.).

459 Великое море здесь — Черное море.

Текст воспроизведен по изданию: Джованни дель Плано Карпини. История монгалов., Гильом де Рубрук. Путешествия в восточные страны., Книга Марко Поло. М. Мысль. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.