Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАУРО ОРБИНИ

СЛАВЯНСКОЕ ЦАРСТВО

IL REGNO DEGLI SLAVI

ПОРЯДОК ИСТОРИИ О ДАЛМАТИИ ПОД ПРАВЛЕНИЕМ ГОСПОДАРЕИ ЧЕТЫРЕХ ДОМОВ, ЗАВЛАДЕТЕЛЕИ СТАТОВ ДОМУ НЕМАНСКОГО.

И ПЕРВЫИ ОНАГО ВУКАЩИН КОРОЛЬ СЕРБСКОИ.

Вукащин Углеща, и Гоико (зри лист 233), родилися в Глевне от отца по имяни Маргнава, убогого шляхты, возвысившегося с сынами чрез суемыслие фортуны от Стефана Царя Сербскаго. Его же восприял и чествовал во едину нощь Маргнава в дому своем, он же возлюбив его ради чинных его порядков, взял его с собою в дом свои с женою и с сынами и с тремя дщерми. Вукащин же и Углеща быша храбры, и обучены во оружии паче всех протчих баронов Королевства. Углеща покорил оружием Град Фессалонику, учинив его данником: воевался непрестанно с Турками порубежными своему правительству, и принудил их содержать себя в мирности. Оным же двум братиям за величество их и фортуну позавидели и гонителствовали их протчие бароны (зри лист 233): в начале Контии Лазарь деспота, и Гюпан Николаи высокорукои. После тех, первые бароны Ращские сии увещали Царя Уроща совокупити своя силы с их силами, еже бы поратовати [238] Вукащина, и Углещу. Которые совокупяся дали бои с неприятелми в Косовополе; Контии Лазарь отступил от бою, и побежал с своими. Николаи же высокорукия противостоя с своими людми, бысть разбит. А Царь Урощь бысть поиман жив со многимя благородными своего двора протчие же побиты. Король Вукащин получив сию победу, привел Царя в Ращию, и тамо скончал Царь своя дни (зри лист 236) по предреченному образу. В сию воину не вступался дом Балсов, понеже Георгии Балс, главныи того дому, был зять Вукащину, внимал своим делам в несогласии сущем протчих, ловящ аки в воде мутнои, еже бы овладети страну спорубежную своеи области. Отдал Вукащин дщерь свою в жену Матфею сыну Иоанна Кантакузиина Царя Константинополского, и в приданое все места, которымя владел в Албании, да бы уняти наезды Турок спораничных его Королевству. Поиде Вукащин с воиским в 20000 боицов против Турок даже до Фракии, тамо развоевал всю страну оттворенную. Но егда возвращался вспять в Ращию, наполнен быв добычами, не охраняя никакова чина в воинском путешествии, нападоша на него Турки, разбили его и побили. Вукащин же с своими братиями, и протчими началнеишими, спасся бегом, гоним да же до реки Небра, ныне же именуется Марица, в ню же вскочили бежащие, да бы не впасти в руки неприятелем, и ту [239] болшая часть их потонула, между которыми были Углеща и Гоико братия. Вукащин преплыв реку, за которым был токмо един слуга, поиде на коне своем далечае в путь бегущ. Но егда жаждою великою бысть томим, и нашеде един источник, не сходя с коня, нача пити. Егда же наклонился слуга по имяни Никола Гарсоевичь, видя чепь златую висящую на выи своего государя, убил его близ деревни Караманли в 26 день Сентября, лета 1371. Сицевыи конец получил Вукащине Королеубиица. Турки же возгордившеся ради сицевыя победы, прошли без препоны в Ращию, юже развоевали. Бароны же оного Королевства, мнози видяще себе зело не силных, еже противу стати им, здалися им в Данники, и служили им противу Христиан: между ими же были Драгас, и Константин дети Царки Деановича. Вукащин оставил четырех сынов, Марку, Иванища, Андреаша, и Митрашу, которые аще и правителствовали своих подданных со удоволствованием, обаче не пребыли мирны владетели своего стата. Контеи Лазарь отнял у них Пристину, и Новобарбу со многими иными местами окрестными. Николаи Высокорукои огосподствовал всем уездом спорубежным своему уезду. Сынове же Балсины аще и сродники им, но завладели Пристеном со иными местами ближними. Потом Турки овладели болшую часть места, которое имели [240] в Романии. Того ради предреченные братия да би соблюсти некакую долю, учинили себе данниками Турком, им же и служили в их воинах. Иваниша не стерпев Тиранства оттоманского, отступил не со многими из своих в Зенту к сыном Балсиным: от них же восприяли толико места, елико бы могли жити. Марко же нарекован от некоторых Королевичь, последуя Баязиту в Валахии, бысть убит от некоего Волошанина поражением стрелы. Митраш паде мертв на бою противу Турок. От Андреаша четвертого брата, родился Доминик Монсило, отец Коиа Князя Музацкого, и Елены жены Стефана Кассачия Дуки Святаго Савы. Тако погибе Вукащин с своими братиями: не без попущения божия суда, не попустившего ему имети Королевство с толикою неправдою завладеное, в пред осуждение, и со смертью насилною такова господина, которыи его из людеи низкого состояния благородием почте, и возвеличил.

ПОСЛЕДОВАНИЕ ИСТОРИИ ИЛЛИРИЧЕСКИЯ ПОД ПРАВИТЕЛСТВОМ ДОМУ ВЛАСТОХИЩНАГО ВЫСОКОРУКАГО.

Во Время Короля Уроща слепаго был между иными бароны дворовыми некто по имяни Воино, человек великия верности при предреченном Короле от него же [241] получил в правителство, наипаче и во отченаследие весь уезд окрестнои Хелмскои, спорубежнои уезду Речь Посполитыя Рагузские. Еиже сеи Воино под рзличными притворствы, учинил многие уроны. От Воина же родилися три сына, Фома, Воисав или Воислав, и Алтоман. Которые по смерти сицевои, разделили уезд Хелмскои: досталася Воисаву оная часть, которая спорубежствовала Рагузе. Сеи имел непрестанные воины с сею Речью Посполитою, разоряя и пустоша уезд ее, разбивая торговых людеи, которые под доброю верностию торговали в его стране, но и сам восприимал часто разное воздаяние от Рагужан. Умершу же Воисаву, Николаи его племяннике сын же Алтомана умершаго при житии предреченного Воисава [Царствующым деду и дяде лукавством] недоволствуяся уделом отеческим, завладел и Воислава своего дяди удел: повелев оравою опоити в темнице сынов его, своих двоюродных братеи. У Фомы же брата Воисавова, и Алтоманова не осталося детеи. Николаи окроме статов отеческих и дядиных, еще притяжал и иные места даже до границ Зрема, владычествуя до Бошны к Дрине. Аще и был человек ратолюбец, веледушен и искусен, и прилежен во оружии: обаче продерзив, непостоянен во всех своих деяниях, и неправеден, емляся за всякои притвор, дабы воевати противу протчих Принцыпов своих ближних. В разорении же, которое он [242] делал местами Бренским, противовооружился на него Паскаль Мартинушев, и между Требином и Бреном, разби и поби его с потерянием многих его шляхт. Тои Николаи вымучил силою сумму у не которых купцов Рагузских, 4000 червонных золотых. И искал под притворством собеседования устно дружебного с Лазарем Деспотою, еже бы убити его предателством. От него же Лазарь спасся чудесне борзостью коня подведеного ему от своего слуги, понеже егда он восприял едино ударение от меча в Перси которое прилучилось в Крест златыи, его же он носил на выи своеи, и упал ранен легко: тем возмиел и оставил его Николаи за мертва, оныи Николаи Алтоман убиица его. По сем Лазарь Деспота помощию Короля Венгерского, и Бана Бошнатского Твартки со особою, вошел в места Николаевы порубая все и пожигая, и притесняя его отбегати от места наместо. На конец же охватив его запершегося в крепости Узицкои, и тамо осадив, взял его жива, и приказал выколоть ему очи, и отпустил его ходити блудяща слепа, да тако продолжить своя бедности. Тако Николаи Алтоман на конец приведен бысть в Зенту от сынов Балсиных, от них же восприял посредство, еже препровадити жизнь свою, юже скончал убожески в лето 1374, наказан сицевым образом за своя злодеяния. Земли же его разделены быша между [243] оных союзников: опричь Требины, Каналов, и Драчевицы, которые завладели дети Балсины, хотя они и не вступалися в сию воину.

ПОСЛЕДОВАНИЕ ИСТОРИИ ИЛЛИРИЧЕСКИЯ ПОД ПРАВИТЕЛСТВОМ ДОМ БАЛСИНА В ЗЕНТЕ.

Балса, языком Славенским назван Баоша Зекянин, был шляхтичь человек Зентскои, вело убогии, имел толко едину деревню. Во время же Царя Стефана от нерадения Урощева наследника Стефанава, помощию некоторых своих друзеи, и со Страшимиром, с Георгием, и с Балсом своими детми начале завладетелствовати Зентою нижнею. Страшимр был в добродетелстве и верности у протчих, Георгии же был разумен и искусен во оружия, Балс был человек добрыи, веледушен, и мужествен во оружии, но малорассуден. Первое Государство [которое одержал отец их] было оная Фортеца Скутарь, которым обовладел по согласию таиному с гварнизоном, объял всю Зенту нижнюю даже до Катара: добыл по том и верхнюю Зенту выше Юраша, Илиича, и Идукагинов, более коварством и обманом, нежели силою оружия: овых умерщвляя, овых же в темницу: заключая. [244] Пребывали же сынове Балсины с Вукащином в мирности, понеже Георгии имел в жену себе дщерь его Милицу. Скоро егда Вукащин умре, Георгии отженул жену свою, да поимет за себя Феодору жену вдову Царки Мерещича, сестру же Драгашеву и Константинову сынове Царки Деановича. Умре же Страшимир сын болшие Балсии, оставя единого сына сироту по имяни Георгия, Балса же и Георгии учинилися Господа единые страны места умершаго Вукащина. Обманом взяли в неволю Банга Матарлига Господаря Музацкого с его сыном, и учинилися Господами его стату, во Албании даже до Валоны; взяли Канину, и Белград во странах Романии. Георгии же впад в руки Карлу Товии свосму зятю, но па ходатаиству Речи Посполитыя Рагузские, бысть свобожден, и мир учинился между ими в лето 1376. Балс взял город Касторею, у Марки сына Вукащинова по соглашению с его женою Еленою, дщерию Клапена, первого барона Греции, со обещанием еже взяти ю в жену, а свою отгнати: яже была дочь, Деспоты белградского. Притек тамо Марко с великим числом Турок, и осадил его. Которое воинство оттуду отгнал Георгии, пришед с своими людми в помощь брату Балсе: тои же избавившися привел с собою новую жену в Зенту. По том же не могши стерпети жития ее бесчестного, отгнал ее с поношением. Во время егда разорен бысть [245] от своих неприятелеи Николаи Алтоман, овладетелствовали Балсы провинциами, Требенскою, Каналскою, и Драчевицкою. Но понеже Твартко бан Бошнатскои обовладел протчыя провинции Алтомавовы, и преднамерялся еще взяти силою оружия и завладеное от Балсов; избрал, город Рагузу за место своих конференции, чтобы уравняти дружебно своя преднамерения: Георгии Балс поиде туды на Галере добре вооруженнои с людми в двое приуговлеными скрытыми, да бы схватити суперника Твартку. Сеи же обман бысть предусмотрен и обруган от Рагужан: тии же дали провожатых от своих караблеи добре, вооруженных бану Бошнатскому, и тако избавился от наветов Балсинских. Конференции не окончаннои бывшеи, всякии возвратился во свояси. От того времени скоро отложилися от Балсов провинции, Требины, Каналы, и Драчевица, и подклонилися Господствованию банову. Быша же развоеваны от Балсян: тии же в тоежде время учинили разорение Бошне. Умершу же Георгию Балсу в Скутаре в лето 1374, в 13 день Генваря. Балса брат меншии вступил в Господствование, и взял город и крепость Дурац. На него же наскочивше в границах романииских Турки, разбили и побили на бою бывшем при реке Воюще, в провинции нареченнои Грекот, в поли Поповом в лето 1383. На котором бою, Балс поступал прехрабро.[246] Вдова же его по имени Канина, яже пребываше в Белеграде, дачами и дарами помирилась с Турки. По смерти же Балсы Георгии сын Страшимиров, бысть восприят в Зенту за Господаря: Аще же люди Зенты верхния, и Царноевичев, и непокарялися ему, под притворством, яко суть под владением Тварткиным Короля Бошнатского. По совету же Дукагинов приказал ослепити Николая и Андрея Сакета шляхт Зентских. По том пришед в распрю с Дукарнами, и ради утвержения своего намерения, противу мятежа спорного, взял в жену дочь Лазаря Контие Ращского, по имяни Деспину, вдову Шизмана Господаря Молдавского: тем браком учинился вящше силен: обаче же Георгии не восприял смелости учинити возпротивление Туркам, [которые с 50000 человек разорили всю Албанию и Музаков даже до Дураца: весь уезд Зентскои, Будскои, Антиварскои, и Скутарскои, и свели в полон многое число людеи всякого возраста, и полу] наипаче же утекши в Долцин с дарами великими, и сдарив их, тем остановил их наезды, и купил мир в лето и 1385. Последи же того умре, оставя единого своего сына Нареченного Балса. Сеи владетелствовал в Зенте. И в начале единаго года, обовладел всею украиною опричь фортеции Скутарскои, выгоняя Венециян из оного уезду, которои ему дал отец его, да бы оборонял от напуску Турецкого. По томе же нашли [247] на него Венециане, и выгнали из Зенты, которую паке отобрал в лето, 1413. Но непрестанными воинами, которые имел с Венецкою Речью Посполитою, и истощил силы телесные, и силы стата: Сего ради отходя из Зенты, поиде в Ращию к своему дяде Деспоте. Оставил правителство Зентское охраняти единому своему сроднику Стефану Марамонту Апулиискому, Господарю Монтенегринскому от породы Царноевичев. Но понеже отъехал со огневицею, в тои час как приехал в Ращию, умре. Услышав его смерть Стефан Марамонт, переехал во Апулию, от чего Венециане учинилися владетелми всея Зенты. Стефан же Деспота сын Контия Лазаря, паки тую отобрал скоро, и не осталось ничего иного во власть Венецианом, токмо Город Скутарь, Долцин, и Будуа. По том же учинил перемирие с Венецианы: возбудившуся же Стефану в конце года 1422, паки начаша ратоватися. Но Вонециане богатее и збоиливее будучи, нежели Деспота, подкупили его полки вспомогателные, именуемые Пастровики и Пармалиоты, которые отложилися, и учинилися причиною к разбитью Деспоты: на другои же год учинили мир между собою. В лето же 1425: Деспота отказал владетелство всея Зенты своему племяннику Георгию сыну Балсову, с ним же Венециане учинили мир, обещая давати ему на всякои год дань по 1000 дукатов за город Скутарь. Сеи Георгии, егда был зван от Речи Посполитыя Рагузские, дабы приехал [248] посмотрить их града, поиде тамо со всем своими двором, и приняв его Рагужане с честью, одарили великолепно и по том проводили его в Зенту на проторях своих, по том Георгии егда из Зенты возвратился в Ращию, Венециане же паки свладели Зентою, и Антиваром. Стефан воевода поутеснил было те городы в лето 1441: но на другои год прогнали его Венециане, и разорили дом Балсов. Которои, егда истребился, город Катар поддался Речь Посполитои Венецкои, да бы отдохнуть ему от убытков подъятых под господствованием Балсян, и да бы имети защищение противу грозные силы Турецкия, которые день от дне добывали страны принцепов им соседных. В тое же время Венециане учинилися владетели городу Спалатру, и Траву.

ПОСЛЕДОВАНИЕ ИСТОРИИ ИЛЛИРИЧЕСКИЯ ПОД ПРАВИТЕЛСТВОМ ДОМУ ЛАЗАРЯ ДЕСПОТЫ.

Контие Лазарь был сын Принца Хребелановича, знатного барона, двора Царя Стефана. Во упадении же державства Урощева, учинился владетель всея земли нареченные Царя Стефана, даже до Дуная покоряя под себе Разиславича, и протчих баронов, державших правительство реченных провинцеи: [249] о владел многою частью статов Короля Вукащина. По смерти же оного, отмстил вероломство Николая Алтомана, образом вышереченным, усвоением части его статов. Имел единого сына именем Стефана, и пять дочереи, Мару, Елину, или Елену, Деспину, Вукосаву, и Милицу или Милеву. Жена Боязита первого Царя Турецкого, которую с мужем поимал Тамерлан [или Темирь Аксак] Мара была выдана за Вука, сына Бранка Младенова, благороднаго Ращского, силного, мудраго, и послушливого тестю Лазарю. Елина, выдана в жену за сына Николы Гара, первее барона Сремского, потом же Контия Палатина Венгерского. Деспина, перво была женою за Шисманом Господарем Молдавским, по том выдана за Георгия сына Страшимирова Балсина. Сими браками утвердился Лазарь противу нахожденеи своих соседов, живя тихо мирно со всеми: управился тако, что Король Людовик Венгерскои никогда возмог чинити болших поступков на Ращию. По смерти же реченного Короля, учинился владетелем Лазарь города Белиграда, внове построеного на устии Савы реки на Дунаии и разсыпал его до основания: взял Мазову приграницах Унгарии, со всем местом окончевающимся рекою Савою, и Святым Димитрием в Среме: помирился со Амуратом Султаном, учинился данником несколкого даяния погодного, и по 1000 человек вооруженных в случаи потребы. [250] Был Лазарь зело богат местами и сокровищами, которые добывал из среброкопных заводов Ращеских. И тако тем сокровищем, с единые страны воздерживал находы Венгерские, с другия же платя урочную свою дань Туркам: содержавался во владении своего господарства, которое сохранял лутче сим образом, нежели чрез оружие: обаче не возможе избыти что бы Султан Амурат преемник Солиманов не наступал на его земли: ибо оныи Султан притворствовал будто Лазарь споспешествовал и подучал Унгров шкоду чинить Туркам. Лазарь же собрав всех Принцепов, и господ Ращских, и Бошнатских, и всех людеи оружных в готовость, поиде учинити воспротивление Турком: между же главных Генералов воиска, были Вук Бранкович зять Лазарев, и Милош Кобыличь другии зять, и муж Вукосавин четвертыя дочери реченного Лазаря. Егда же воиска стояли во обозех против друг друга, востали споры между двух сесер, Марою и Вукосавою о мужестве своих мужеи. Вукосава более почитала мужество Милоши своего мужа, паче Вуки мужа Марина, которая осердясь ударила по щеке сестру: сия же росказавши со слезами случаи своему мужу, тогда Милош тотчас поиде задорити своего свояка Вуку на поединок. Обаче же за вступлением Лазаревым вошли в бои таковыи, в пользу Милоша: которыи збил Вуку с коня на землю без всякаго [251] повреждения. Сия распря вяще продолжилася нежели погасилася посредством Лазаревым, и протчих баронов. Вук же искаше времени да бы вринути свояка в немилость тестеву: подал ведомость будто Милошь договаривался таино со Амуратом предати его: Лазарь аки не внимая возвещению созвал всех баронов на вечеринку. И егда всяк стал весел быти, Контии Лазарь взяв в правую руку едину чашу сребряну вина полну, подаде ю Милоше, и рече дарую ти сию чашу, обаче глаголют яко предати мя хощеши. Милошь же ни мало смутився принял тую чащу ответствуя, что понеже неприятель и оговорщик пред лицом есть, и Воиски готовы битися, сего ради на другои день может он показати ложь такового оговору. Поутру же егда приспе другои день, на рассветании поехал Милошь на коне до табору Турецкого, будто посланник, и бысть введен в шатер к Амурату. Егда же к нему приближился, приклонив главу поцеловаши его в руку, вынял един мечик схороненои в пазухе, и ткнул в чрево Амуратово, и дал ему тем ударением смерть. Но сам Милошь во исхождении из шатра, и в побеге своем бысть ранен и убит. От того времене Турки имеют за закон, егда кто либо доступит к целованию Салтанскои руки, чтобы за руки был держан, и не допустити бы до какова либо подвоху на особу Царскую. И для того ныне к руце [252] не допускают. Егдаже разгласился в обозе христианском отъезд Милошин в табор Турецкии, не уведану еще содеиствию вещи, абие страх нападе на болшую часть генералов, которые от того были намерены положити оружие, и здатися на рассуждение Амуратово. Но Лазарь созвав их всех в шатер свои, срациею благоречивою ободрил робкость их, и по том на неприятеля наступил со предуспеянием великим в начале, но после разбиты быша христиане да, побиты, Лазарь поиман жив, и посечен в намете Турецком, как в хрониках Турецких описует. А по другим хронографом, спасшися бегом конским впаде в яму невидимую покрытую землею и хврастесм, и достигше его неприятели убиша тамо, по том погребоша его в Раванице в некоторои церкви, построенои из мрамора смешенного. Сия баталия, бысть в поли Косовом, на границах Ращских и Болгарских, близко реки Ситницы в 15 день Июня 1389 году. На которои пали, многие лица знатные Ращские и Бошнатские. В поли боевом нашли тело Амуратово, и ексентеровав, погребены утробы его на месте, идеже стоит возвышеная башия названая гроб или Пирамида Амуратова. Тело же его отнесено в Бурсу, и положено в гробе прародителеи его: и ради памяти повешена там рука Милошева, окована, сребром. Вук же Бранко, зять и предатель таиныи Лазарев, спасся, [253] мало не совсеми своими людми, заемля стат тестев, обещаныи ему от Амурата за воздаяние предателства однако же не овладел в начале, кроме единые части реченеаго стата, понеже другую имела Милица вдова Лазарева с двумя своими сынами младолетными, с Стефаном и Вуком. бывшу же несогласию между тещею и зятем, тогда притече теща к Турком с жалобою на него. Которые отнявши страну у Вука, отдали вдове Лазаревои, и ее детем: удержавши про себя два городка токмо. Жене же Вукове, и детом, Григорию, Георгию и Лазарю бе збережено столко места, сколько от того могли препровождати жизнь, сам же Вук всажден бысть в темницу от Царя Турецкого. А якоже некоторые пишут, что отпущен был, но потом отравила его теща. А иные пишут, что подкупя караулных ушел из тюрмы, и прибег к Георгию Балсе своему свояку. Сеи же поносив ему о его предателстве, отсек ему главу: вси бо согласилися о учинении смерти нужные случившияся сему изменнику в наказание от бога. Вдова же Лазарева ради устроения лучшего дел своих с Турком, даде ему дщерь свою Милицу в жену которую, якоже речеся выше, поимал с Султаном мужем ее Тамерлан, иже гаждением непрестанным, как творил явно народно своему заключеннику, принудил его убить самого себе ударяющася головою об железа, которыми [254] был скован. А после его смерти скончала свои дни и реченная Милица. Мара же жена Вукова, с детми своимя паки восприяла владение своего мужа, опричь двух городков, Свецяна, и Елеца, которые держали Турки. Речь Посполитая Рагузская отдала паки реченыея Маре заклад цены безмернои, которои Вук заложил в Рагузе. Но лишися протчих закладов обретающихся в руках у других. Освободивши же Мара стат, послала двух своих сынов с воиским в служение Турком, удержавши при себе младеишаго, ради управления стату. Стефана же и Вука сынов Лазаревых обретающихся с двумя племянниками родными с Григорием и Георгием детми Вука Бранковича в воиске боязитовом, разбил, и взял протчих в полон Тамерлан: с ними же и Григореи бысть поиман от татар, по том же искуплен, а Стефан и Вук у шли с Георгием Бранковичем в Константинополь. Сеи Георгии бысть всажен в темницу по упрошению детеи Лазаревых, из них же един Стефан имел Титул Деспоты Сербскаго отъехав из Константинополя на судне Митилинском с братом Вуком, вышли к Господарю Зентскому своему зятю: С его же людми вошли в Ращию. Георгии утекши из темницы от Константинополя притече к Царю Турецкому, от негоже благоприятно бысть восприят одарен, и поставлен над единою частью воиска его, другую же часть дал своим капитаном [255] Турецким. И тако разделены воиска вошли в Ращию двух сторон: Стефан Деспота такожде разделил своих людеи на двое, едину часть дал своему брату Вуку, которыи аще и поступал мужественно, обаче разбил его, и побил всеконечно Георгии ево племянник сестреничь. Стефан же от своея страны победил Турок обманом, и разбил воиско их, по том встретился с братом своим Вуком спасшимся толко с 20 человеки, зело устрашеными от оного разбития, которыи возвращался в Ращию: в нюже вступил Георгии, покаряя не малую часть, Королевства. И тако пребываше Ращиа озлобляема воинами междоусобными от сих сродников, намеряющихся на господство. Учинил Деспота мир с Турком зело непредуспеятелныи. Вук же понеже от брата зело чествован был, приложился к Турком. От них же одержал един тракт страны в Романии, и тем пребывал благостроино со своими бароны прилеглыме. Потом получил воиска 30000: Турок, под правлением Авранощя, с ним же в месяце Марте, лета 1409, имея в товарыщах Георгия Вуковича своего племянника, вошел в Ращию, юже разорял шесть месяцев непрестанно. Наконец же согласилися братия: Деспота даде часть Королевства своему брату Вуку при воине Моисеевои, и Мусулмановои, сынов Боязитовых. А сам [Деспота] пристал к стране Моисеевои, к немуже поиде [256] с своими людми и со братом Вуком в Романию, а прежде приезду их Лазарь зять их обреташеся: при Султане. В вечер же предходящии уреченного дня к баталии между Моисеом и Мусулманом, вси господа Славяне присягли ко стране Моисеевои. В день наступающеи прежде баталии, Вук и Лазарь оставили страну Моисееву, и ушли к Мусулману, которои учинился победитель над братом своим Моисеом егоже воиско бысть разбити и побито в лето1410: Деспота побеже в Константинополь, оттуду прошел во Влахию, да возвратился в свое Королевство. Вук с зятем Лазарем получили позволение от Мусулмана возвратитися в Ращию определенную им от Турка в господствование их собственное: и на дороге нападше на людеи Моисесвых, быша приведены пред оного, и тотчас повелел главу Вуку отсещи, удержав и Лазаря в заключении, да бы тем принудити брата его Георгия обретающегося при Мусулмане, да отстанет от него, обаче он того никогда не хотел учинити. И когда последовал между Моисеем и Мусулманом другои бои, с разбитием первого и тогда отсече главу и Лазарю. По том умершу Мусулману, примирився Георгии с Моисеом, оставшимся от Султана во осаде Селевкии, городе Романииском. Последи же уведомился реченныи Георгии, что Султан Хочет его умертвити в первом случаи: первое. [257] Договоряся со осадными, учинил с своими притворнои приступ к городу, в негоже вшел со всеми своими людми, и тако спас свою жизнь. Примирився с Деспотою, жили купно яко добрые сродники: после, вшел Моисеи в Ращию, подлагая, все под мечь, и огнь. Деспота убо аще и имел вспоможение велико от полков Унгарских, и Бошнатских, обаче не посмел употребити воины с Моисеом. Которыи, егда бысть позван вспять во свою страну, нахождением брата Деспотина Чиришла, ему же помогали Татарове, вступив с ним в сражение в месте Исхра, разбит бысть, и взят жив, а по том задавлен. Георгии, убо которыи ходил в помощь Чиришлу с людми Деспотовыми, получив победу, возвратился паки в Ращию. Обаче Ращие учинилася Данницею реченному Чиришлу. Егдаже отложился город Сребарница, поиде тамо сам Деспота с воиском своим в лето 1420: идеже поимав убииц Губернатора посланного тамо прежде, приказал их умертвити разными мученьми, употребляя тую же жестокость над некоторыми купцами Рагузскими, под притворством сопричастия в реченном убиистве. Аще и их невинности, и доказания, и поношения учиненная ему обьявлены быша от страны Речи Посполитои Рагузскои: обаче и сам праведным от бога наказанием наказан, ездя бо во един день на коне близ реченного города Сребарницы, паде с коня мертв [258] скоропостижною смертью в лето 1421. Георгии его зять преиде с немногими своими до Белграда, идеже свободил всех Рагужян бывших тамо в темнице и бысть восприят за Государя от Ращан в лето 1428: и подтвердил привилии народу Рагужскому о свободнои торговле с подданными его. Амурат Султан учинив нашествие в Ращию, взял град Крушевацы; осадил Новобарду. Но ради храбраго защищения Биагия Бубалы Рагузянина, и многих иных Рагузян обретшихся тамо в городе, после 48 днеи осады, [егда явился Король Венгерскои в соседствах Болгарских с воиском своим:] оставил осаду, для того чтоб встретитися, с Унгром. По том учинился Георгии данником Турчанину и против того примеру как было при Стефане Деспоте. А понеже Султан Амурат в лето 1435: поднялся паки, воиною на Ращию, желаше Георгии дабы укрощя Амурата, имети мир твердыи с Ращиею, того ради по уговору Ирины Кантакузины, жены своея, даде ему свою дочь Марию в жену, с которою Амурат не имел детеи. А в лето 1439: увидя Султан, что Алберт Король Венгерскои далече пребывал в Полши, напал паки на Ращию. Георгии же оставя город Самандрию под управлением своего сына, сам поиде во Унгрию с Лазарем другим своим сыном меншим, и со всею своею фамилиею. Амурат осадил Самандру город, которыи понеже [259] бысть весма недостаточен в провиантах распроданых указом сребролюбивыя Ирины, принужден здатися Султану. Он же подарил Георгию сыну Деспотину болшую часть страны, под договором подданства и дани погодные. Обаче удержав при себе другаго брата Стефана, которои был дан во Аманат во время его женитбы с Мариею их сестрою. По том же уведомився о приуготовлениях воинских отца их Георгия, и о пересылке таинои, которую оба братия держали со отцем: повелел ослепити обоих железом разженым. Георгии тогда задержался неколикое время во Унгарии в своих мастностях, которые ему дал, Алберт Король на обмен города Белграда, сиречь Саланкемень, Бекен Керпень, Вилагосвар, Цатмар, Бецермень, Дебрецен, Туро, и Варцан с несколкими палаты, в городе Королевском Буде. Умершу же Королю Алберту, Георгии видя, что ради несогласии Королевства Венгерского о наследии новаго Короля, и яко неможаше получити никакого вспоможения, взыскал паки примиритися со Амуратом. И ради того намерения, поехал во Антивар, токмо сеи един город его государства, яко бы верен ему остался. Где егда приехал, пришли, великия посулы от страны Амуратовои ко Антиваряном, да бы выдали ему самого Георгия. На которые обеты уже и шаталася мысль их: но он спасся со всеми [260] своими, ушед в Рагузу. И хотя Султан [от его же возгремения труб трепетаху потентаты соседные] посылал многих вестников и к Речи Поспорлитои Рагузскои со обетами бесчисленными и с грозами, обаче Рагужане никогда не отставили содерживати защищение данное Деспоте. И дали ему свои катарги для убежища в Далмацию, и оттуду во Унгарию к Королю Владиславу, от негоже бысть милосердо принят, тщанием Иоанна Гунниада отца Короля Матфея, человека почтенного между первых Генералов Европских, бысть паки поставлен в болшеи части своего Королевства. Добропамятлив же будучи до Речи Посполитои Рагузекои, но шатающся в верности даннои Христианом и Турком, которых равно обманул против союзов своея должности. Пребывая бо в союзе с Королем Владиславом, и Иоанном Гунниадом, побил в долине горы Эма воиско Турецкое правителствуемое Хасан пашею беиглербеем Романииским. По том был посредником от Турка у Владислава, дабы получити мир. За что Амурат отдал ему назад ево земли в Ращии, и сынов ослепленных. Которых видев, так зело усумнился, что едва не паде на землю, аще бы не помогли ему свои, понеже никогда не имел ведомости о их ослеплении. В лето же 1443: егда Владислав ради благотворителства христианству разорвал мир с Турком, тогда: Георгии и приложился [261] к намерению Амуратову противно союзу Христианскому, и препятие учинил соединению Скандербергову с Королем Унгарским, заперши своими людми проходы Сербские, и бысть виною разбития воиску Христианскому, и смерти Владиславлеи на бою Варнском. Обаче вошел Скандерберг в Ращию, разбивая все места, да отмстит за пронырство Георгиево. На него же равно наступили и вси принцепы Христианские, его соседи. Тем он заплатил дорого оное вспоможение данное неверным, понеже они не свободили его от сих изъянов, аще он и всякими упрошеньми возможными домогался того. За сим же хотя Гунниад наступити на Турок, послал объявление Георгию, да возбудит его к соединению во оном новом походе. От него же не токмо он отрекся, но дав о том и ведомость Амурату доношением образа сицевого, еже како победити Унгры: бысть причиною паки второго побития Христианского на поли Кащове: от него же Гунниаде был принужден спастися единым токмо бегом, и ради показания мнеишие приязни, какову имел к стране Унгрскои, учинил разглашение всенародное по всеи Ращии, еже не пропускати проити ни какого Унгрянина бежащего от бою. И аще бы по случаю пришел и сам Гунниад, тоб привели его в полон в его двор. Намерен бо изблевати на сего славнаго Капитана содеиствия плачевная от зависти [262] держимыя к нему от давнего времени, до сего часа. Фортуна же учинила Гунниада впасти во онаго руки, из которых не вышел иначе, токмо за договором еже возвратити ему все местечки, которые он имел в Ращии, и принудити своего сына Матфея обручитися во внукою своею, дщерию Улдрика Контие Килииского, и оставити ему во аманат оного обещания, сына своего Владислава, С тем Гунниад бысть паки отпущен из неволи, которую он имел долгое время в Ращии. Возвратившися же во Унгрию Гунниад, обратился творити паки мщение Деспоте. Его же бо неблагодарие более зело оскорбляше, нежели ненависть Турецкая. Того ради учинив воиско силное, наступил на землю Георгиеву, пожег деревни и поля, повоевал городы, и в кратце объял всю Ращию. И желая поступати далее к гонению Деспоты. Он же посла к нему посла со отданием волным Владислава с дары великими, и со обетами еже творити все то чего пожелает, токмо престал бы от толиких разоренеи, и простил бы неправды прешедшие. Побежден же Гунниад моленми Владиславовыми, и баронов Венгерских, успокоился и учинил мир Георгию. На которого наступило от другия страны оружие Амуратово, под видом что пустил Гунниада неприятеля главного имени Турецкому, возвратитися во Унгрию. Георгии же прибеже дли помощи к Гунниаду. Которыи собрав людеи, [263] поиде в Ращию помогати неблагодарному Деспотие. Переправяся Дунаи близ Самандрии, совокупил своих людеи с Георгиевыми. Поиде долгими станами да бы напасти на неприятелеи внезапу. И нашел его в 4 день, в уезде Хрисоницком. Скоро как неприятели узнали знамена Гунниадовы, испужавшеся от его неначаянного объявления, положилися бежати, гоними от конницы легкои Гунниадовои, которая побила, их болшую часть, побрав многих в полон. Между которым, был Фригибеи Генерал воиска, Турецкого со многими иными особами, особливыми. Получив же сию победу Гунниад, сожег Вудин город Болгарскии, стоящии при Дунае и понеже был причиною многих ратеи. Возвратяся в Ращию, подарил всех неволников Деспоте, и прошел триумфствуя в Белиград во свои град благодатныи. И тако пребывал Георгии в безопасстве от нахождении Турецких, под защищением Венгерским дотоле как Магмет. наследник Амуратов взял град Державственныи Константинополь. По получении же того, сам Магмет своею особою подвигнул оружие на Ращию, и взял грады Новобард, Трепчию, и пристен в лето 1451. Георгии же Деспота усумневаяся о стате своим, и о своеи особе, пошел ко двору Владиславлю. А понеже Владислав был в Вене, поиде Деспота тамо, идеже имел конференцию с Фратом Иоанном Лапистраном Ордина [264] Святаго Францишка, человека жития Святаго суща, о пункте благочестие. Ищя Фрат Георгия обратити в римскую веру без содеиствия, но ни малого получил вспоможения от Владислава, которыи зело был гневен на его вероломства, что оныи принужден бысть возвратитися в Ращию. Где получил уведомление, что Михаил Цилуго, зять Гунниадов со Владиславом братом его переправливался чрез Ращию в его губернию Белиградскую, послал людеи вооруженных поимати их живых, или мертвых. Когда же наскочили на Михаила оные люди, бросился из кореты на поводного коня, и отворив себе путь оружием спасся. Владислав же бысть убиен в корете. И дабы отамстити смерть оного, послал Михаил в след за Деспотою многих шпионов и сам пошел из следуя так его хождения, что на конец поимал его жива, внезапно, близ берегов Дунаиских, и отсекши ему два палца десные руки, [егда защищался] взял его в полон, и свободил его на окуп великия суммы денежные. Возвратяся же Деспота в дом, не возмог удержати кровь раненых палцов ручных, и от того в кратце умре, лета 1457. Таков бысть конец Георгию Деспоте Сербскому, человеку стана величественного, и красноречия изрядного, но мало постоянному, да не реку и невернику до страны Христианские. Прежде же заплатил смерть погублением оных удов, которыми [265] многажды присягал о вере, в неи же многая разрушения в течении своея жизни учинил. По смерти Георгиевои, Лазарь сын его бысть наследник Престолу, но мати его Ирина много помогала Григорию брату его болшому, обаче ничто же успе. Сие видя Георгии яко лишен бысть от Королевства, прибег с братом Стефаном к Магметю. Иже назначил им не болшую долю места, что бы возможно было провождати им честно жизнь. Последи же учинену бывшу миру с Лазарем, на таких кондициах чтоб он платил матери дани погоднои по 20000 ефимков: Ирина же по духовнои Георгиевои была наречена правителница стату сынов. Но Лазарь противно того расположения отеческого поступая умыслил окормить матерь свою, и окормил в некакои салате. Которое матере убииство, воздвигло на него ненависть повсюдную тако, что все им возгнушалися. Сея ради вины разнемогся и сам от печали, и умре без чадеи, оставя три дочери. Марию, Ирину, и Милицу. Мария была приживоте отцовском выдана за Стефана последнего Короля Бошнатского, протчыя же две с материю изгнаны из королевства, притекли в Рагузу. Ирина же посягла за Ивана Дуку Святаго Стефана в Галатине. Милица же выдана в жену Леонарду Деспоте Ларшскому, мать же их нарицалася Елена, жена помянутого Лазаря осталася было несколко времени в правителстве во смерти мужнеи. Но Григории деверь ея учинил [266] всякое понуждение, еже бы изгнати ю из королевства: Обаче вспоможение от Унгров тую удерживало и Ращане поощрены ненавистью держимою к Королевстовующеи, избрали себе за Короля Маумета брата Михеля Турки, [которыи был задержан во дворе умершаго Деспоты] и придали ему правителство города Саламандрии, то егоже Фортеце пребываше удалившися. Елена убо Королевствующая умыслила обманы, еже бы уловити сего нового Принцепа, под видом дружбы, позвала его в некоторыи день обедати с собою в замок. И получив его в руки, приказала связати, и послала во Унгрию, где бысть всажден в темницу. Последи же Маумет видя разгласие Ращанов, осадил Самандрию, которая ему здалася доброю волею без распри. А королеву отпустил отъитти свободну, где похощет с казною своею. А Григореи убежал во Унгрию, идеже и умре без сынов законных, оставя точию Иоанна и других сынов побочных. Стефан же убеже, во Албанию, идеже обручил за себе Феодору дочь Арианита тестя Скандербегова, по смерти своеи Стефан оставил трех сынов, Вука, Георгия, и Иоанна, и едину дщерь Марию выданую замуж за Вонифатия Палеолога пятого, Маркеза Монфератского. Вук же предуспеяся человек храбр во оружии на шкоду Турком. А Иоанн оставил едину дщерь токмо по имени Марию, которая была по том женою Фердинанду Франгипану, и материю Стефана [267] Франгипана Контие Модрузскаго, и Катерины Жены Николы бана, или Контия Здринского; учинился Маумет владетель всего того что Лазарь владел в Ращии, понеже Ращане здалися, часть волею, ж часть неволею.

СОБРАНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЕ О КОРОЛЕВСТВЕ БОШНАТСКОМ, НАРОДЕ СЛАВЯНСКОМ.

Началородие Бошнаков происходит от Бощов, людеи фраческих, которые обитали при реке Нест, нарицаемои от Турок Харатов, а от Греков Местр. Началнеишии град их был Ускудама, ныне же Адрианополь. Сии люди бещи имели многие воины с Римляны. Вожд воиска римского, первыи был Лукулл. Сеи имеяше битву во Фракии с Бещами, [имущими похвальбу в силах, мужестве, и славе] и одолел их на горе Эме, и взял Ускудам. бывшу же тогда Бруту [другии вожд Римскии] президентом в Македонии и Греции, вступил и тои во страну бещов. И за викторию [которою принуждены быша в подданство ему] получил себе имя Императорское. Император Октавиан имел многие воины с сими храбрыми людми. От сих возимели началородие Бошнаки, сицевым образом: бещи будучи в несогласии с Булгарами [268] фракиискими, быша от них выгнаны в Мизию вышнюю, и тамо заняли оная места лежащая между реки Савы, Валдана, Дрина, и моря Адриатского. И от того времене во имени своем бещов, Е. букву применили, на О. И из Бещов бысть имя Бощи, и отсюду наречеся место жилища их Бошна. И реке имя дали Бошна. Почтенная дела сего народа не дошли до потомства, понеже при них не обреталося писмен в употреблении ни ученых, еже бы предати писанию деиства и поступки их в воинах. Сие Королевство Бошнатское, другое Ращское, уезд Хелмскии, и народы, были некогда под владетелством единаго господаря, а потом подчинилися владетелству разных Господареи. будучи же Король Крешимир, [сын Короля Тешимира, внук Короля Бела, и зять Чудомира, или Челемира бана Кроатского] Государем в Кроации и в Бошне, простре еще владетелство свое на Далмацию. По смерти же оного, Требеллия сына Ботова от Скалы, взял в жену Маду сын Крешимиров, с нею же получил владетелство Кроатское, и Далматское. По нем преемник бысть Королевства Стефан Сын его. Во время же Крешимира, република Рагузская страдала зело от непрестанных воин, которые имела с Бошнаки. По Стефане же наследник бысть Вукмир сын его. По котором Королевствовал брат его меншии, по имени Крешимир, иже [269] оставил едину токмо дочь, яже посягла за Короля Венгерского, и принесла ему в приданых страны стата отческого. Република же Рагузская получила в дар от оного Короля Крешимира долину Бренскую, Омблу, и Малфи. Инии же глаголют, что оные места Куплены, на денги наличные, которые плачены вышереченному Королю. Егоже вдова Маргарита, избрала себе Рагузу в пребывание, возлюбивши покои, благочестие, и доброе правителство реченные републики, и скончала свято своя дни в Рагузе, идеже бысть погребена в церкви Святаго Стефана, по памяти оставшеися до сего дне. Аще же Короли. Венгерские и взяли титул Короля Кроатского и Бошнатского, и восприяли к тому же Государстово в последовании предреченного брака учиненнаго с наследницею оных Королевств. Но обаче того титула Кроаты и Бошнаки не хотели признати. За наивышних избрали между себе Господареи, и банов особливых ради своего их правителства. [Некогда бо правителствовал над предреченною Бошною, един токмо Господарь] и тако тое Государство бяше разделено во многие Господари, из них же всяк был наболшии собою. Случалося еще многажды, чти Королевство Бошнатское сосдиняся с Ращским, с Кроатиею, и с уездом Хелмским было правителствуемо от единаго токмо: яко же бысть при Твартке Кулене, Барихе, и иных [270] многих банах. Деяния же их не сведома суть последородным, кроме того что о Барихе [или о Барисе] признавается от некоторых доводов подлинных, что егда, он овледетелствовал уездем Хелмским, подвигнул воину противу републики Рагузские. И егда отложилася их распря по договору о единои баталии полевои во уезде Требинском, бысть разбит, и развоеван бан, и принуждён учинити мир с Речью Посполитою, Которая возложила состоятелство того на волю Михаила Доменикова Бобала на Капитана воиска Рагузскаго, и победителя предреченного бою. Умершу же Бариху, по нем наследствовал Кулин бан, которыи Королевствовал тридесять шесть лет. При егоже времени, толикое было изобилие всех вещеи потребных к поживлению человеческому, что все последующыя изобилства, произошли в пословие последородным. Во время Кулена бана, человека милостивого благочестивого и рачительного, Церковь римская имела великое почтение, от неяже получил освящения многих Церквеи. Умершу же сему Кулину бану, Король Венгерскии, за вины преждереченные послал едино силное воиско, под вождением Котромана немчина, человека славного во оружии, которыи привел под иго всю Бошну, за что Король в дар даде ему в вечное владетелство Государство Бошны, и тако доме Котроманов пребысть от того времене [271] во владении Присудном ему. Которое Государство он содержал всегда охраняя волность и употребление древнее, угождая подданным. Господствование же сих Котроманов достиже в руки Стефана бана; того же дому Котроманского, которыи правителствовал Бошну соуноровлением всяческим. Умершу же ему лета 1310. Оставил три сына Стефана, Никослава и Владислава. Стефан же Восхотел; по соизволению протчих двоих братеи менших, вступити в правителство, востали на него вси бароны началные Королевства, и не прияли, его. Притворство же было тому преизлишнии разум Стефанов и братеи, от которого боялися разрушения волности своеи древнеи, и законов основателных Королевства; Уступаючи же Стефан за понуждением великим, поиде под защищение Речи Посполитои Рагузскои с материю своею Елизабетою, идеже прияли помощь от всякого к способности: другие же два брата Никослав или Мирослав и Владислав отъехали в Кроацию. Едина их сестра по имени Даница, поиде от усердиа в благоговенстве в Рим, идеже впаде во огневицу, и отеиде на лутчую жизнь, и погребена бысть у Минервы. На гробе ея написано; Зде Лежит ДИАНА ИЛЛИрииСКАЯ: Стефан же за помощию Речи Посполитои Рагузскои, возвратился паки с братиями в Бошну, и по соизволению всех баронов, прият бысть на правителство оного королевства с титулом банским. [272] Преглядал все границы своего Государства да бы содержати познание с Принцепы ближними а особливо с Карлом Королем Венгерским. И сицевым образом учинился грозен своим подданным, укротил мучителства четырех сынов Бранивоя шляхтича Хелмскаго, поимав двоих из них, приказал умертвити. И тако чрез оружие притяжал оныи уезд. Был Стефан благодарен к Речи Посполитои Рагузскои своеи благодетелнице. Еиже в лето 1333: продаде Езеро с мысом за едину сумму погодную, 150: Дукатов по окладу. По том возвещено ему бысть о строении крепости, и стен, [которые предреченная Речь Посполитая начала пре озере строити] послал к неи сто фунтов злата, толикоже и сребра, в помощь реченного стросния, был же Стефан в подозрении, яко бы не добре сообносился при вспоможении подаванном Лудовику Королю Венгерскому, ради отъятия осады поставленнои от Венециян под Фортецею Зара: и понеже дерзновенно замышлял на жизнь предреченного Короля, ко упрошению реченных Венециян. В то время выли в Бошне многие еретики, наипаче Патарины, насеяни тамо от некоего Патерна Римского, прогнанного из Рима за сию Ересь с своими последователи: того ради послал Климент шестыи Папа Римскии в лето 1344: в Королевство Бошнатское некоторых монахов миноров, человеков Святыя [273] жизни. Между которыми был Монах Пеллегрин и Монах Иоанн из Аррагоны, еже исторгати им недуг прилипчивыи оных ересеи. Сии же еретицы Патарины живяху без таинств, без жертвы Святыя, и без Священства. Обачеже зваху себе христианами, постяхуся Пятницу, храняху день Неделныи са всеми протчими и торжествы христианскими, наипаче же Вознесение Господне: ненавидяху Креста, и нарицалися Павликианами. Которые пребывали в сих своих заблуждениях даже до начатия воин между Кесаря Сеимиградчанина, и Турка. Но увидевше себе нападенных от Христиан, и веденных в полон, яко бы бывших Турок, оставили заблуждение, да приимут истинную веру Христианскую. Егда же приидоша реченнии монахи в Бошну, где хотя Стефан и был веры Греческие, обаче прииял их благостно, с повольностью еже проповедати народно оным еретикам, единаго сущим врагом благочестия Греческого и Римского Поможе сим монахом Домак Волцкии, Бобал Каноник. Рагузскии, человек многоученыи, и всеизрядныи, проходя служение секретарское, ближнее у бана Стефана. От того обратившися с велиию ревностью духа, болшая часть еретиков. Бошнатских, в веру Римскую, восставили многия Монастыри, и обители обоего полу: тоежде творяще во Угоре, в Хелме, и наконец при езере, за позволением равным от Речи Посполитыя Рагузские, идеже [274] от всех старан стекошася кииждо многих лет Святыя жизни, к наместничеству Бошнатскому месту главному тако бы наречено бе от предреченнаго посланства Апостолского. По обращении же сих еретиков, была еще некоторая другая ересь Манихеов, живущих в Монастырех, стоящих в долине, и в местах удаленных. Сияже ересь стояла даже до лета 1520: протчая же Патаринская скончалася за посланством реченных посланцов, имже спомоществовал реченныи Доман Рагузскии. Которыи был толикия верности до своего господина бана, что бывшу посулами денежными и благими при временными подущаему от Стефана Неманы Цесаря Сербскаго, еже бы предати реченного бана в руце его не точию отверже вся оная обетования, но объявил еще и коварство Неманино господину своему. Он же восприял его в толикую любезность, что не пустил его никогда отъити от своего двора. Предреченныи же Неман поощрен женою враждебницею Католикам, слышащи пред успеяние веры Католицкия в Бошне, у чинив едино воиско силное, попленил все место оттворенное Бошнатское. И не возмогши вмети бана в руках, понеже он удалился в горы, ниже возмогши завоевати какую либо Фортецу ради добрых разположении реченного бана, возвратился в Ращию: отнюду же бан Стефан свободяся от боязни, возвратился в свое Господарство, казня [275] многих подданных споспешествовавших неприятелю. Егда же озлобляху татарове Трансилванию, дале свою силу Королю Людовику Венгерскому, выгнати татар из оные провинции. Вручил свою дщерь Елисавету Королеве, вдове и матери реченного Людовика, да бы возрасла при неи. Но после смерти Маргариты первои жены Людовиковои, привела реченная Королева мать мысль Короля Людовика, еже взять Елисавету в жену. О чем уведавшиися Стефан бан, егда приустроился, да бы присутствовати ему ко браку дщери своеи, наиде на него немощь, от неяже умре в лето 1357. Бысть погребен в церкви монахов миноров Святаго Николы Милесцева в Бошне, юже он построил. Но понеже не оставил ни каких сынов мужеска полу, наследники по нем учинилися, Твартко, и Вуличь его племянники, дети же Владислава его брата. Твартко бяше двадесяти двух лет, егда вступил в правителство, юноша быв великого разума, болшаго же чаяния. В начапже же не много его слушалися за возраст юношескии. По том же почитали, покланялися, и служили вси без прекословия. В начале правительства, употребил Твартко совет материн, женшины великого разума. Павел же Кулищичь породы Котроманскои, и сродник Тварткин отложился, и овладел Узору, и употребил себе имя банское; напал на него Твартко, взял жива, и заключил в темницу. И там потом [276] умре в темнице. Король Людовик позва Твартку ко двору своему, которыи поиде с началною шляхтою. Бошнатскою, и бе добродеиственно прият, и почитан от Людовика, и от Королевы Елисаветы своея; сестры, двоюродные. Но хотящу ему возвратитися в Бошну, уступил в приданое ея Людовику, торжище Нарентанекое, и весь тракт места между реки Нарента и Зетина с городками Имотом и Новом: за которую уступку бысть подтвержен писанием в Королевство. Бошнатское, одарен и отпущен, По несколком же времени поиде паки ко двору Людовикову во Унгрию, оставя, правление Статов своих матери. Многие же бароны, возукрепившеся и за его отсутствием, отложилися, и отслали, правителницу во едину деревню Нарентанскую, и поставили за бана Бошнатского Вукича брата меншаго Тварткина. Тот же скоро возвратяся в дом, рассыпал бунтовщиков, отгнал брата, и паки призвал матерь, и приказал ослепити Владислава Дабищича, и Вука братью, главных реченного мятежу: и учинился господином пожитков, и статов всех бунтовщиков. Егда же учинил погоню за единым от тех названном Сенке, Господарем великого тракта места, во уезде Хелмском достиже даже до границ Рагузских. Сия же Речь Посполитая повелела позвати его внити в город, идеже восприят бысть с великолепием Королевским, и чествован десять днеи непрестанно, в лето 1368: [277] В Падежи же дому Алтоманского овладел Твартко всею страною реченного дому, которая спорубежна была к Бошне. По смерти же Балсов завладел многие места Королевства Ращского от примория Рагузского и Катарского, даже до Милешева. Ис позволением Короля Людовика в лето 1376: Коронован был Королем Бошны. Посвящен от Митрополита монастыря Милешевского, восприяв тигаул Стефана Мирца. От того времени самовластно Королевствовал, не приемля ни единаго барона к совету противно постановлениям и обыкностям и вольности Бошнатскои. Прежде же своего Коронования, взял в жену Дорофею дщерь Страишмира владетеля Вудимского; деву сущу двора Королевы Елисаветы, яже умре не имевши детеи. После ея смерти взял Стефане Мирце, другую жену по имяни Елицу, дому породнаго Бошнатского. По упрошению же материну призвал паки брата своего Вукича из сылки, из Унгрии, и содержал его в чести при себе. Умершу же Людовику Королю Венгерскому, получил же от Королевы вдовы Господаство Катарское; завладел весь уезд Хелмскии, даже до реки Зетины: взял местечка, которые разоряли торговище Нарентанское, построил един городок крепкии на реке Нарент, и наименовал его Баршраник. По упрошению по том от републики Рагузскои, низверг его на землю. Овладел всею украиною даже до границ [278] Венгерских, и построил крепость Кастеля нового, подал убежище в нем Иванищу бунтовщику короны Венгерские, и гонителю Королевы вдовы Елисаветы, и ее дщери Марии, которых держал в заключении в Кроации, и своими гоненми исходатаиствовал смерть реченнои Королеве Елисавете. Тоя бо Иванищ обещавал бяше Стефану Мирцу Корону Венгерскую, и домогся у него едино силное воиско, которым разорил Кроацию даже до Зары, и возвратился с великою корыстью в Бошну: иде же Стефан дал ему несколко мест во Узоре, да бы задержался на время другое, которое бысть в лето 1387: Егда он вошел во Унгрию с силами Стефановымя, и хотящи разоряти окрестные места Срема, и Волкои, бысть разбит, н расхищен от Унгров поставленых на обережи оных границ, и едва ушел Иванищ беглец в Бошну. Сигизмонд же взяв правителство Королевства Венгерского, послал ловити по всему Королевству предателя Иванища, и наконец поимав его жива, привязал к хвосту коневому, и размыкан бысть Иванищ круг города, нареченного Пеленгера, разщипан, разчетвертован, и повешен на четырех воротах реченного града, в чем не много ему помогло споспешетво Стефаново. Которыи будучи в союзе с Карлом Королем Неаполским противу Марии Королевы Венгерскои, имел за даннотяглых городы Себеник и Спалат. Тогда [279] Турки в 18000 под правлением Щаин Паши вшедши в Бошну разоряти ю, быша от Вулатка Вуковича, и Радика Сенковича капитанов Стефана Мирца: первое в Рудине, а потом в Билеке, разбиты и развоеваны, и порублены на штуки. Будучи же Твартко или Стефан Мирца изнурен старостью, умре в лето 1391: оставя единаго токмо побочного сына, прижитого с Вукосавою породною женшиною Бошнатскою, наименованного Твартко. После же смерти оного бысть поставлен Королем Дабиша брат единоутробныи, умершаго Стефана Мирца. Сеи искал чрез предателство многажды овладетелствовати городом Рагузским, и пребысть без получения того: имяше жену Зуетицу Корватянку, дому Контиев Нелипезов. Понеже братия женнины гоними были Григорием и Владиславом Кириакичами, неприятелми древними дому Нелипезовых утекоша они в Бошну. Давиша же по увещанию женнину, поиде в Краватию с своими людми, и побрав городки неприятельские своим своиственником, возвратился: в Бошну с огневицею, от неяже и умре бездетен. Умершу же Давише, Королем учинился Твартко Шкур, сын родныи Стефана Мирца. Егоже после согнал Остоиа Христичь под притворством, будто он не был побочныи сын прямыи реченного Мирцы, но рожден подметнои. Того ради притече Твартко к Турку, от негоже получив помощь, и паки поставлен [280] бысть над единою частью Королевства. Остоиа же завладев другою частью, и не имея платить жалованья остатнего салдатам, продал приморие Рагузянам, дабы удоволетвовати платежь воискам. Потом же восхотел было паки взяти реченная иместа, а ради почтения некоторых шляхтичеи, но Речь Посполитая не благоволи отдати их паки. За сие послал Остоиа в лето 1403: воиско свое [под управлением Радича Сенкова] разоряти стат предреченные републики, которая и сама противо поставила ему своя силы, правителствуемыя Марином Гоцом, и Якомом Гондолом, людми великомочными, и усмотрителными тако, что воиско Бошнатское было принуждено возвратитися паки в Бошну без случая. Сенат же Рагузскии послал Волца Биагу Бобала с пятью галерами вооруженными, пожещи торговище Нерентанское со всеми другими местами помория, належащими Королю Остоию. Другою галерою и с единою фустою вооруженною, посланною в заливу Катарскую, возбранили приход Соли в Бошну, и чрез вышереченных Гоца и Гондола с четырмя тысячми пехоты, запустошили страну Бошнатскую, даже до Рамы, содевая великия утраты всем их местам. Что видя Остоиа, собрал все силы Бошнатские, дабы возбранити нападения Рагузская. Ея же Сенат учинил ему великия отпоры от стран Гарвоия Вуккича, Господаря Ярцов, и Дуки Спалатского, и от [281] Сигизмонта Короля Венгерского. С которыми република Рагузская учинила союз противу реченного Остоиа. Сигизмунд Король Венгерскии в лето 1406: месяца Августа вступил с воинством в Бошну, и не вынимая меча из ножен, овладел многими городками. Между протчих Сребарницею, и Хлищевою, в которои получил многие снаряды артилерииские. Все те городки вручил ему Гарвои. В тои же год возвратилися Унгры паки в Бошну под вождением Сигизизмунда Лосанаца, и разбили воиско Бошнатское правителствуемое Сандалом Граником, капитаном Короля Остоия. Которыи видя себе утесненна от всех стран, учинил мир с републикою Рагузскою, и чрез нее такожде получил мир с Сигизмундом. Но Гарвои остался в воине. Сеи Гарвои родился от Вуказа Херванича, и от единые шляхтанки Рагузские дому Луккари, был первым старшиною Бошнатским, Господарем Яизы, получил землю Олмису чрез жену свою Елицу за разгласисм Шпалатинов. Купил от Владислава или Ланцилага Короля Неаполского город Шпалат, с 4 островами, Браца, Лезина, Корцула, и Лисса, которого уезду присовокупив ко другим, начал называтися Герцегом, или Дукою. Пребыл он несколкое время в дружестве с Сигизмундом, в его же и дворе часто пребывал. Но за некую издевку учиненную ему от Павла Кутора бана Венгерскаго, которыи его поздравил во един [282] день насмехаяся, с мичанием подобным быку, понеже реченныи Гарвои бе человек обличием и обычаем быку подобныи. О чем востала шутка при трапезе Сигизмундовои. То услышав Гарвои, за толикою досадою, отъехал от дворца, и объявил себе неприятелем Унгряном. Во отбытии же Сигизмундовом на собор Константиискои, за вспоможением Турским разбил, и развоевал воиско Короля Венгерского, взял живого предреченнаго Кутиора бана, своего насмешника, и приказал его зашить в кожу бычью, да бы имел образ скотскои, которого тако изрядно подражал во дворце. И тако зашив его повелел утопити в реке: Сие первое начало, от чего Турки возъимели приход в Бошну. Сею же причиною Магмед Султан поставил единаго Санжака в Бошне верхнеи. Сеи первыи Санжак нарицался Исаак, и бысть от Николы Славянина Капитана Сигизмундова убит на бою, и Турки выгнаные из Королевства не возвратилися паки, токмо при Королевствовании Короля Стефана, и зятя Лазарева Деспоты Ращскаго. Гарвои видя себе выдана от Турок, умре яко отчаянник. Остоиа же да отмстит умершему, отгнал жену свою по имяни Груба, и взял Елицу вдову Гарвоеву. Во оное время Шпалатины стали в волности. И рспублика Рагузская восприяла в дар от Сигизмонда Цесаря и Короля Унгарского три острова вышереченные, Брацу, Лезину и Курцолу, за службу некотораго [283] Яхшия Нарентаня, милость имевшого от Цесаревои сожителници Сигизмондовои: были оклеветаны Рагужяне у реченного Цесаря, якобы люди сребролюбивые и хищницы, за то отъял от них оные островы, и вручил Владиславу Арозалу, своему кавалеру: Потщался Остоиа овластвовати Сибеником, которои взбунтовал от Венгров, и поддался Государству Венецкому. В лето 1415: отложились бароны Бошнатские, Остоиа же спасеся в фортеце Бобовац, приведши с собою Петра Павловича, чрез которого притече к помощи Турецкон. Бошнаки же за спомоществованием Рагузским, поставили в Короли себе Стефана Яблановича. Остоиа сие видя, вступил с воиским Турецким в Бошну, пришел к бою с Стефаном и с Твартком Шкуром со уроном равным, но без договору. Того ради бароны Королевственные вступилися в их примирение. И тем удоволствовалися трое соперники, чтоб разделити частьми равно Королевство се титулом Королевским, еже учинилося в лето 1422. Стефан скоро умре холост. По нем последовал и Остоиа в лето 1435: огневицею, произведшеюся от безмерия Венеры или похоти. Его же сын Радивои обретаяся во оно время во дворе Султанском, пришел с воинством Турецким в Бошну, идеже бысть разбит от Твартки, убежал в Рагузу, тамо учинен бысть шляхтич Речи Посполитои, и питаем бе на коште [284] из казны. И чрез Сенат Рагузскии, пришед в милость Тварткину, от него же получил многия поля на кислых водах. Умре млад от огневицы произведшияся от многопитие винного с ледом. Имел Твартко различные воины с Сандалом Граничем, и со Стефаном Деспотою. Умершу же Сандалу бездетну, наследник по нем бысть Стефан Козачя, племянник его. Тои был в нахождении от Твартки, но бысть помощию Рагужан, содержан в правителстве своих статов. Умре же Твартко безчаден в лето 1443. Томаш сын Павла Христича, барона Бошнатского, поставлен бысть Король, споспешствован от Яблоновичеи первых баронов оного Королевства. Крестился после своего коронования от Иоанна Карвияла Кардинала Святаго Ангела. Обратился сеи Томаш в веру Христианскую от ереси манихеиские, в которую он обучен был деиством монаха Фрата Якома, от марки, от чину Миноров Святаго Францышка, женился на Катерине дщере Стефана Кассавия Святаго Савы. Держал крепкую любовь с Речью Посполитою Рагузскою. Вступив же в союз с Королем Венгерским противу Турок, послал послов к Папе Римскому, Пию второму, еже бы утвердити его о его вере к престолу римскому, и о его, добрых намерениях противу Турка. Под притворством же благоговеинства, или наипаче более ради поступка сребролюбия, начал гонити из Королевства всех [285] Манихеов не приемших веры Католицкия Римские. С сорок домов началных из них удалилися под защищение Стефана Дуки Святаго Савы, споспешника оные ереси. Трое же началных послани быша в Рим, идеже бывше обращени в веру, паки послани к Королю. И двое устояли во обращении, третии же ушел к предреченному Дуке. Сын же Томашев 14 лет умре в Меледе от огневицы, и погребен бысть в церкви оного монастыря, чина Святаго Венедикта. В тои церкви был почитаем един образ чюдотворнои, Пресвятыя богородицы, к нему же Бошнаки от многих времен имели благоговеинство особливое. Томаш же снаружи показовал себе союзника Христианом, а внутри споспешествовал Турком. Ибо егда пришел Магмет вторыи нечаянно подсматривати фортец Бошнатских, и бысть уже в Яизе, и тамо познан от Томаша. С которым [Султаном] учинив братство, пустил его свободна отъитти. О сем уведав Матфеи Король Венгерскии, послал таино увещати Стефана, сына побочнаго Томашева, и Радивоя брата его, да бы для благотворения Христианству, реченного Короля Томаша, из живых истребили, обещавая им владение Королевства. От того времени живяше Томаш в злотворстве земли белыя сущеи в Кроатии. Приключися же ему некая болезнь и на немощствующего его лежаща на постели, Стефан с Радивоем, напав внезапно [286] удавили нощию, и удушив, рассеяли глас, яко бы он задушен бысть своею болезнию. Последи смерти его, един из слуг его открыл истинну Катерине жене умершаго. Которая абие прибеже к Магметю Султану, прося помощи оного злополучия, но ничто же успе: ибо Магмет не ино что сотворил, толко разорял велми Бошну, и отводил многих Христиан в неволю. Королева же вдова видя себе обмануту, удалилася в Рим, идеже умре, и погребена в церкви Ара цели, то есть Олтарь Небесныи. И тако Стефан взял владение Королевства, и отказал дань Султану. И дабы утвердить себе Королевство мирно, послал послов к Папе Римскому о помощи, От него же восприял ответ споспешествователен о вспоможении, а о подтверждении владения отслал его Папа к Королю Венгерскому, яко господину законному реченного подтверждения владетелственнаго: тоя ради вины вошли Турки с воиском в 15000 в Бошну, и взяли фортецу Добовазу, по предателству Коменданта Радича, первее Манихея суща. После сего походу возвратился Султан в дом, и послал Магмета пашу, с выборным воиском ловити Короля Стефана. Он же заперся в фортеце Хливе, и тамо бысть осажен Турками. Однако же осадные воинн здалися на договор что бы Стефану быть отпущену, и вольну отъити. А Радивоя бысть поиман и обезглавлен. Но и Стефан бысть [287] послан к Магметю, а Мариа жена его отпущена отъити свободна с своею казною. Идущеи же еи в Далмацию, на дороге бысть поимана Павлом баном Славенским, и ограблена от сокровища, и заключена с намерением, еже бы послати тую к Султану. За сие Султан послал своих людеи учинити наказание измене бановои. Пришедшу же воиску Турецкому воспротивился бан. Тогда Мариа получила себе время помощию Кораблика посланного нарочно от Сената Рагузского, уити от заключения, и переправлена бысть во Истрию, оттуду же проиде во Унгрию к своеи матери. Егда же Стефан приведен бысть пред Султана Магмета, показал Султану договор присяжныи о его здаче, от Магмета подписанныи. Оттоман же отговариваяся, что Генерал его, будучи его неволник, не может принудити его ни в коем образе, и предаде Стефана, единому Персянину, дабы с него кожу содрал, что и совершено бысть. Обняв же Бошну, разорил Турчанин все место Стефана Козачя, овладел в осмь днеи седмьдесять городов, и замки крепкия по натуре и хитрости, добыл более милиона: злата, казны собранные от многих Королеи Бошнатских и повел в полон болшую часть шляхетства Бошнатского в лето 1463: к тоиже повести Султана Магмета, несогласие баронов Бошнатских учинилося причиною разорения оному Королевству. [288] И самою вещию, Бошнаки были всегда воевателны, но неспокоины, и мятежны. Между же всех людеи языка Славенского, оные имеют чистеишии и изряднеишии язык славящеся, яко суть едини токмо, иже имеют чистость языка Славенского, которыи всегда содержали Господари Христианские в великом почтении: чему свидетелствует грамота златопечатная Карла четвертаго, Цесаря. Которая до сего дне служит за закон основателныи державства Римского. Король Боемскии или Чесскии, Контии Палатин Ренскии, Дука Саксонскии, и Маркез Брандебурскии, которые суть Электоры реченного державства, держалися, еже научати своих сынов седми лет сущих, языка Латинска, Славенска, и Италииска, да бы, как достигнуть до четырнатцати лет, знали ими говорити совершенно. Тои же Карл Цесарь, приказал списати буквами златыми на пергамине Привилегию, обретенную в Константинополе, которую Александр Великии дал народу Славенскому, и положити в сохранение в книгохранителницу в Церкви нареченнои Славенов, в Праге столном городе Чесском.

Текст воспроизведен по изданию: Книга историография початия имене, славы и разширения народа славянского, и их цареи и владетелеи под многими имянами, и со многими царствиями, королевствами, и провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез господина Мавроурбина архимандрита Рагужского. СПб. 1722

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100