Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАУРО ОРБИНИ

СЛАВЯНСКОЕ ЦАРСТВО

IL REGNO DEGLI SLAVI

О МАРКОМАННАХ И КВАДЕX СЛАВЯНЕX.

Маркоманны были Вандалы или Славяне, от их же племене быша и Квады. Сии Маркоманны, разлучившеся от протчих Вандалов, нападоша на древних Боиев народ свирепеишии, И выгнав их из их жителства, завладели им и восприяли имя выгнаннык Боиев. Вселилися во всеи онои стране, иже ныне разделилася в Моравию, в боемию, и Австрию нижнюю, в которых странах было Первое жителство Маркоманнов. Второе жителство их было во стране Тревирскои. Cиe их преселение случилося [114] в два времена разные: Сиречь во время Иулиа Цесаря, при правлении Ариовиста Короля Маркоманского и Шведского. Другое же при державе Тивериеве, кбторыи преселил много людеи Германских. Третие преселение и житие Маркоманнов было в Дакии набережнои, где суть границы Венгерские земли, и Транссилвании, Четвертое было в Паннонии верхнеи, где ныне есть Австриа, и часть некая княжества Стирииского. В те места последние, переходили четырижды населятися. Перво были переведены от Клавдиа Кесаря. Второе, вошли тамо оружием: в третие, егда Кесарь Галин подарил Паннонию вышнюю, Валерию своему тестю Королю Маркоманскому. Последнее, когда Уалентиниан Цесарь воевал противу cиx людеи. Которых выгнал из Паннонии их жителства, юже паки они взяли при Адриане. Понеже потом в Пятые выгнаны они Марка Антониа Кесаря: паки вошли тамо во время Коммода и Вассиана. Наконец выгнал их вовсе Александр Цесарь. Пятое жителство Маркоманнов и Кавадов было в Шилезии, и в Маркобрандебуржскои, стране при реке Одере: Шестое было в другои крать в стране Тревкров: Седмое было в белгике близ моря. Осмое было при брегах моря Германского, между Даниею, и Фландрию. В которых местех во всех сеи народ был славен оружием.

Началные их бои были последствующие: в товариществе Сарматов, Вандалов, Квадов, и протчих [115] народов Славянских, переехавши Дунаи, овладевающе Паннонию, побили 20 тысящь римлян.

Во время же Марка Антония Цесаря показали опыт всликия своея храбрости. Ибо егда Марко Антонии, в воине противу Маркоманнов в Паннонии вышнеи, истощил уже всю свою казну, и нехотя паче обыкновенного, каким либо образом отяготити подданных римлян продал по оценке, чрез проповедника на площади Троянскои, утвари Царские, чаши златыя кристалныя, каменномиринные сосуды, сребреные, одежды шелковыя женния, Ее же вещи златотканные со многими жемчюги и каменьями, к томуже лишившися всех истуканных сотворенных от первых художников, вооружил мечников, нанял Далматян, Дарданян, Диокинитов, и Германов, понудился краинею силою ради оные воины. На которои Маркоманны побеждени быша болши божиим промыслом, нежели оружием Марковым: понеже Цесарь вшедши во страну Квадов, был так осажден болше от недостатку воды, нежели чего иного, что и способу не обретал спастися. Тогда салдаты Христиане обретающиися в полку римском, видяще себе пришедших к последнему истреблению, притекли к помощи божиеи, призывающе имя Иисус Христа. Иже услышав молбы оных немногих верных, послал толико множество воды, что воздоволствовалося ко прохлаждению воиско, и стрелы от Небес [116] падоша на неприяшелеи толико часты, что побегли, от своего стану безчинне и смешенно, яко и римляне уже ударив на них в тыл победили их мало не всех не болшими людми, с помощию Христовою получили победу всеисполненну. Потом исповедал, Марко Антонии и во своих писмах домособственных, что: призванием Иисуса Христа, учиненным от салдат Христианских, получил воду с Небес, и победу над неприятели: Но аще Маркоманнов сицевым образом и одолели римляне и обаче же не покинули докучати провинциам их. Того ради при Коммоде. Цесаре наступили на державство римское толико, что Коммод принужден был купити у них мир, со определением не каким дани погодные, и с уступкою единые части Паннонии, близ Дуная, Александр Цесарь римскии и да бы содержати мир от Маркоманнов, обещал им все то что потребуют, и сумму не малую наличных пенязеи.

Максимин Цесарь, имел долгия и жестокие воины с сим народом, бился часто с шатающеюся семо и и овамо фортуною. Аще и воиско преизрядное имел, счинено из Мавров и из Острогемов, и Парфов. Маркоманны утвердившиися в Паннонии, подняли оружие противу Аврелиана Цесаря, вошли во Италию, и разорили Маланезскои стат; Но по том одолел их Валентиниан, когда овладели Ретиею с Нориком.

Свойственное же отечество Квадов: было, страна [117] лежащая между боемиею, и Полониею: после названа от Боемов Шлезия. Понеже стекалися туда многие люди, из Мизмы, из Померании, и Марки, населятися на неи, аки бы змии ползуще вошли во ону страну Шлезити [Шлешити] значит на языке Чешском: плежити или ползати.

Первыи Король Маркоманнов [которые царствовали при реке Албии в Боемии, Моравии, и во Австрии: в начале Монархии римския] был Моробудуи, которыи перевел Моркоманнов в Боемию. На сего Тиверии учинил нападение. Во оное время сии люди были зело страшны римскому державству. Катавалд же выгнав Моробудуя [которыи много время жил в ссылке в Равение] учинен бысть Король Маркоманном: После Катавалды королевствовал Юбилии, прогнавыи Катавалду с королевства, и притеснил его скончати жизнь свою во френе, в провинции Нардоне: умершу же Юбилию, с поспешеством Тивериа Кесаря, учинен бысть Король Ваннии. Которыи короствовал над Маркоманнами и Шведами 40 лет. Пре кончине же изгнаша его Вандон и Сидон дядие его по матери: Однако же получил от римлян некоторые земли в Паннонии, и ту сконча жизнь свою: Сидон же, и Итал по сем королевствовали над Маркоманны и Шведы, даже до времен Веспасиана Кесаря. Вараберт шестыи Король Маркоманнов, был во времена Марка Антониа Кесаря, с ним же имел [118] воину три года бепрестанно После же Вараберта, королевствовал Бранд, кошорыи, по мнению некоторых, построил город, и наречс Брандебурх: Во время Диоклетиана Гунтерик и Ардерик, господствовали Маркоманнами и Шведами. По них был Салонине, которыи дал свою дщерь Пипу, в жену Кесарю Галину. По Салонине преемники быша Гартамунд, и Кариовист: которые помогли Аврелиану Кесарю на Гофы во Иллирике. в cие время Маркоманны, оставивше страну, едина часть переправилася в Рецию, другая же в Валерию и Панноию: Сии имели за первого себе Короля Габиниа, которому наследник бысть Хунимунд. Сего же победил Феодомир Король Острогофскии, и отец Феодорика Берненского понем же преемники быша Ахюлф, и Ронизмунд. Писмена [буквы] Маркоманнов, не много разнствовалися от Славянских. Они точию едини осталися победителственны, понеже Гофы, Вандалы, Маркоманны, и протчие народы выше изьявленные, бывшие единаго тогожде языка со Славяны, побили и покорили Державства, и Королевства, мало не всего света: Ha, конец пришли воеватися со Славяны, быша от них одолени: и страны своя купио с имянем своим положиша в забвение последородным. Понеже реченные Славяне ими завладели, и удержали даже до сего дне. [119]

О АМАЗОНАХ ЖЕНСКОГО ПОЛУ СЛАВНЫХ BOИHAX СЛАВЯНСКИХ.

О светлости славы рода Славянского, прилагается храбрость жен сего народа: А вящше Амазон, которые были жены Сарматов Славян: жилища их быша при реке Волге, между Меланклены и Сербы, иже были Славяне. Некоторые писатели сказуючи, что оные были жены Гофом, и в купности с мужьями своими бивалися в платии мужеском противу Аврелиана Цесаря. Но или Гофяныни, или Сарматяныни, были всегда от народа Славянского. Егда же предателством побили у них мужеи, тогда облекшеся оные во оружия их, наступили сердцем мужественным на неприятелеи, и учинили, достоиное отмщение за смертть своих супружников. Бывше же храбры вооружии, подвигнули рать во Азию, под правителством Марпезии их Царицы, которая за свои победы должна уравнена быти, или выше почтитися, с первыми Воеводами и Кесарми бывшими. Понеже прииде сооружием своим победителным, даже до горы Кавкаса, иде же не колико время пребывши, подаде веществотворцем, еже нарицати Марпезию каменною стремниною оного места. Того ради Амазоняны обошли потом всю Асию меншую, под иго взяли Армению, Галатию, Сирию, Киликию, Персиду, со инымя многими областми Асиискими, идеже утверждающе [120] свое обитателство, построили многие грады, Каланчи, и крепости крепчаишыя. Между протчих превосходителных дел их, состроили два града славных, Смирну, и Ефес, в честь богини Дианы, [то есть Артемиды] которую оные в великом почтении имели яко богиню защитницу своих звероловителств и ратеи. Возставили оныи славныи храм во Ефесе, оныи храм причтен был между седми чудес на свете, его же потом сжег некто Эрострат, желая сотворити вечную память свосму имяни тем зажжением: Цари же Гречестии устршившеся сылы Амазонские, послали противу их Ираклиа, славнеишаго Воеводу оных времен: Потом же пришли Амазоняны в помощь Трояном противо Греков, под правителством Пантазилеи, и пребывали тверды в державстве своем даже до времен Александра великого. Его же непобедимая сила егда чрез славу дошла в слухи Калистры, или Минутии Царицы Амазонские: двигнулася она с воиском 300 тысящь баб, желала получити семя от сего великого Иpоа. Путешествовала тридесять днеи, и пришедши, Ко Александру пребыла четыренадесять днеи в объятиях сего Гасударя и единоначалника мира. И познавши яко уже зачала во чреве, возвратилася паки во свое Царство, которое последи скоро упало, и погасло, купно со именем Амазонским.

Тамира Царица Массагетов [иже быта Алане] противуста [121] брань имела с Киром Царем Персским, толиким мужеством, что взявши его жива на бою, приказала ему отсещи главу, и потом ввергнути ю в сосуд полныи человеческие крове, да бы насытился тоя, И понеже толикую жажду показал будучи жив.

Алцида Готфяныня Славяныня же, была женщина пресловутая, и изобретателница разбоиничества морского, и водителница многих иных баб единомышленных. Некогда биющися на едином флоте мужеском, у которых убит бысть Капитан Генерал, она учинена бысть правителницею того флота, вместо умершаго Капитана, понеже мужие оного флоша, познали силу и храбрость и красоту Алцидину.

Во время воины Рингона Короля Швецкого, со Аралдом Королем Датским, жены народа Славянского способствоваху стране Аралдовои. И не токмо служили ему за простых салдат, но собравшеся в великое число правили чин Капитанскои в сем деле. В котором изряднее цвели Тетта, и Вишна, женщивы Славяныни, Первая бысть вождь великия части воиска: Другая же носителница знамене Генералного всего воиска, его же потом в сражении лишена бысть купно с правою рукою, от Старкатера богатыря и вожда воиска Шведского.

Кинана Македоняныня, такожде Славяныня, и сестра Александра Великого, якоже другая Марпесиа, водила воинство, билася с неприятелмя, и убила свосю рукою Карию, Царицу Иллирическую. [122]

Тевта жена Агрона Короля Иллирического, по умертвии мужа, владела многое время Далматами, народом воинским, и победители частыми над римляны, с ними же Тевта имела многие воины, и показалаи искусство своея храбрости зело мужесшвенно.

Град Фесалоника, избавлен бысть от долгия осады Октавиана Кесаря, чрез жен. Которые вышедши из, града нощию, и растрепавше власы; во одежди чернои, лучи в руках имуще, возжгли огнь во всех странах обоза римского. Строи замешали, и тем подали путь мужьям своим учинити баталию великую, и овладети шатрами неприятелскими и местом.

Такожде возвеличили имя Славянское жены Ардуна города Далматскаго, которые видяще, что мужья осажденые от римлян, хотели здати город и покоритися под иго римское, первое перекинулися к римляном, аки беглые из города, и потом понеже мужие их в сражении изнемогоша, и начали советовать о здачи, оные взявше своих детеи, пометали часть во огнь, часть в рекy, дабы избавитися им от настоящего порабощения.

Такожде и жены Дарданскиe, Иллирическия, егда пришли до краиности, еже здатися победителем, взявше своих детеи, побросали в реку свободных, дабы не быти им неволниками во власти неприятелскои.

Оныя же Далматские жены, егда недостало стрел и копеец мужьям их, еже уязвляти неприятелей, [123] брали своих детеи, и первое ударяли о землю, и убиениных метали в лице неприятелем: Флор списашель достоверныи, тоежде приписует женам иллирическим, которые такожде были Славянки.

О ФРАКАХ, ЛЮДЕХ СЛАВЯНСКИХ.

Фраки аще и не из Скандинавии вышли, однако же были от породы общие народа Славянскаго, имели един язык единообразен Даком, и Гофом: Фраки, [якоже Святый Иероним в толковании на бытия пишет] получили начало бытие свое от тира седмаго сына Иафетова, от негоже нарицалися Тираки, или Траки, и проимяновали имянем своим Фракию. Народ силнеишии от всех протчих Европских: Фракиа была разделена на пятдесят воиск провинциалных. Границы ее распростиралися до Востока от Черного Моря, и Пропонтииского, к Полудни от Моря Егеиского, к Западу от Македонии. Сеи же народ иначе в завладении от римлян не был, разве по причине воины Македонские. Толико были мужественни и храбри, что баснословили о них, акибы сам Марс был от сего народа Фракииского. В лето, 639, от создания Рима, растекающеся наконех в Фессалии, и Далмации, доехаша до брегов Моря Адриатского. И увидевше, что немогут далее проити, начали [124] стрелами стреляти Море, понеже аки бы отъяло славу их, и течение препяло побед их. Егда же неколико из них взяты в полон от Пизона славного Генерала римского, грызли от ярости железа, ими же быша скованы. По жестокости и свирепству того народа, наипаче же от обитавших близ горы Эма, и от Астиков, римляне терпели многие и тяжкия обиды: частых же ради баталеи умалилися зело силы их. Таже оные жители горы Эма, истреблени быша в горах от Марка Друза такожде Минуции многих истребил, потопив во Эбре, Родопеан победил Марко Клавдии. Имели Фракиане своего Царя даже до лета Христова, 48, в которое время римляне весма покорили их под иго, и учинили провинциалными.

О ИЛЛИРИАНЕХ СЛАВЯНЕХ.

Иллириане тако быша наречени от их прародителя, сеи же бе отец Ахиллеев, Автариев, Дарданов, Тавланов, и Перебов, от которых родишася Паннонии, Скордиск, и Тривалл; Парфа, Даорта и Дащера, дщери. От cиx братеи изошли великие и свирепые народы Иллирические, сиречь, Ахиллеане, Автариане, Дардане, Миды, Тавлантиане, Перебиане, Панноны, Скордиски, Триваллы, Парфяне, Дарсиане, и Дащареты. От cиx произошли потом протчие [125] народы жителствовавшие в стране ныне нареченной Иллирик. Cиx была превосходителная храбрость, на бою первыя воины, учиненном от римлян со Иллирианами. Cиe бысть во время Царя Агрона сына Плевратова, которыи господствовал оною страною Иллирическою, лежащею окрест заливы Моря Ионииского. Которою уже владешелствовал Пир Царь Епиротский, и от cиx преемственно тому Агрону последствовали. Сеи Агрон такожде держал великую часть Епира, Корфы, Дурац и Фаре; имел толико великое воиско пехотное, и конное, какова никто иныи Царь иллирическии не имел. По упрошению Димитриа отца Филиппа Царя Македонского, послал своих в помощь городу, Мидонии осажденному от Этолов и Карфагенов, правителствуемых Аздрубалом Африческим, зятем Амилкара Генерала славнеишаго: прогнали осадников, свободивше же город, и исполнившеся добычами, возвратилися в домы своя. Толику радость тем дали Агрону, что учинил им пир торжественныи. На котором пиру так доволно пил, что от того впал в болезнь, от нея же ему и смерть учинилася. Оставил Царство, и единаго сына cиpa, именем Пинеа, под управлением и защищеним Тевки Февзы, или Февки мачехи отроковои; яже выслала воиско свое великое вне государства своего, и приказала разбивати вся страны чуждыя не щадя никому. Протече тое воиско Елисианы, и Мессены, взяли город Фенику, [126] по согласию с караульными салдаты Французскими, которых было осмь сот: разорвали и разбили воиско Албанское, прибывшее зело позно ко защищению предреченного города. Потом егда Царица их (Иллирическая) повеле им вспять возвратитися, обнажили Фенику от всех ея богатств, и возвратилися, часть Морем, часть Землею во Иллирик. О набегах и граблении града Феники, [в котором купцы Италианские пострадали великои убыток.] Жалобы дошли в Рим к Сенату на Иллириан, чтобы уняти тую вольность зело вредителную купечеству Морскому. Сие слышав Сенат, послал двух Послов, зовомых П: Юниа и Т: Луциа Коруканов, к Царице Тевке: когда же пришли послы, воиско ея упражднялося тогда в осаде того града. Представше убо послы пред Царицею, жаловалися о обидах от воиска ея учиненных. Царица им возответствовала: что могла бы возбранити своим творити тое, аще бы римляне подданные ее были. Потом же гордо примолвила, что Цари не имели силы, возбраняти прибыли, которую Иллириане собственно могли имети от Моря. Младеишии из послов, на cиe отвещал безвременно, аще бы римляне обычаи имеле ошмщати таино особно явные обиды, и подавати помощь обидимым, учинил бы Сенат всякую возможность принудити, воспрепятствовать наездам таиноособным от ея подданных: cиe слышав Царица и воспалившися гневом, презрела вину подданных [127] своих. Егдаже отошли послы вспять, по указу таиному Тевки, убиени быша на пути. Иегда о сем убивстве пришла ведомость к Сенату, умыслил Сенат пригошовлятися воиною противу Царицы, она же предупредивши своих новых неприятелей, послала в Грецию Флот Карабелныи вдвое пред старым, неже обычаи бе. Половина пошла в Корфу, другая поплыла в пристань Дуратскую, и взяли граждан внезапу, и уже было Иллиричане овладели стенами града, аще бы граждане отложивше страх первыи, и непорядок, восприявши силу, биющеся мужественно о защищении своих пожитков, но принудили наступателеи к бегству в свои Карабли. Которые соединяся со своими, учинили купно осаду граду Корфу. Коснящеи же осаде, приде им в подмогу седмь Караблеи, вооруженных от Акарнамов их союзников, и ударили напротив, идущих посланных от Ахеов, и Этолов, на помощь ко осажденному граду, и совокупяся, четыре флота, купно, наступили на Карабли неприятельские: и ради вышшаго своего числа четверицею против единаго, овладели четырми галерами Ахеискими, потопивше едину пятивеселную, со всеми бывшими в неи, между которыми был Марко Каринко Капитан, зело славныи у Ахеев. По сем возвратилися победители паки совершати осаду Корфу. Наконец взяли онои град на акорд и поставили свои караул опаснои, под правителством Димитриа Фариа. Между [128] тем, двигнулися от Рима Гиении Фулвии с флотом двух сот Караблеи, и Постумии Центомало, с силным воиском земным, под правлением Фабиа Максима; во вторыи раз, и Карвалиа Максима Фулвии же пришед к Корфу после здачи города, поплыл во остров, видетися со Димитрием. Тои же прежде слышав клеветы нанесенные Царице на него, и бояся злобы женские, ушвердил римлян о своеи им верносши, иовсем шом, что было под его правишел- сшвом: Корфяне возрадовавшеся о приходе римлян, со соизволением Димитриевым, оттворили ворота, и отдали град, и осаднои караул иллиричсскии, верности римскои, что бы быти безопасным противу бесчинства Иллирианов: приняты бывше Корфяне в мир, и Димитрии за вожда пути их, поплыли римляне во Аполлонию. Идеже совокупивши паки воиско земное, взяли сеи град на договор: разрешили осаду Иллирианов в Дураце, которыи город взяли доброволно. Вступающе далее во Иллирик, овладели многие земли на дороге, взяли град Палермию на договор, такожде и Атинта град последовал примеру Палермскому. Прогнали Иллириан от осады его, им же и овладели, яко же и иными многими городами Иллирическими, в кошорых, многих салдат и офицеров Иллирических полонили, протчие же утекшие в Нарону, бегством спаслися: Тевка же отступивши в Рицан, принуждена была уступити городы Корфу, Лезину, [129] Лиссу, Дурац, и страну Атинтанов, понеже учинила мир с ними. Сия была первая воина Иллиричан с римляны римляне же учинивше мир с Тевкою, и отдавше многие грады Иллиринеские Димитрию Фapию, за службы учиненные к речи посполитои, учинили его Королем Иллирическим. Тои Димитрии [якоже и прежде получил почтение Cиe: Смелыи И Храбрый на воине славне, нареченнеи кампанскои, между Антигоном Царем Македонским, и Клеоменом Царем Лакедемонским, накоторои в баталеи памятнои, учиненнои между Эвою, и Олимбом, взял со своими Иллиричаны зело трудное положение места, разбил Короля Клеомена, и обдержал победу над Антигоном] понеже был свиреп сердцем, и обычаен в мятежах воинских, невзирая на благодеяние восприятое от речи посполитои римскои, собрал свои воинствы прошиву союзников римских, разорил Навпакт, Ахаию и островы Циклады: последи напал на него Павел Эмилии Генерал римскии, цосланныи от речи посполитыя, еже бы угасити оныи огни бысть побежден болше коварством воинства, нежели силою неприятелскою, пошел прочь в Македонию, на помощ Филиппу Царю Македонскому, на Этолов: потом же убиeн бысшь, в наступлении на город Мессенианов: Филипп же по наущению Димитриа, объявил воину Римляном. Римляне же под водителством Анициа Галла Претора, по причине сея воины, подвигнули оруже противу [130] Генциа Короля другия части Иллирика, иже бе союзник Македоняном. Сего Короля, по несколких сражениях, взявши Римляне в полон с его сынами ис братом Караванцием, сведоша в Рим, и по указу Сенатскому послаша паки в Сполет: Павел Эмилии по вступлении в повелительство Преторское: во един день коварством своим ограбил седмьдесят городов Иллирических, которых он не возмог победити оружием. Дело же cиe бысть сицевым поступком: Эмилии отшед таино в Рим, и возврашився с краинею скоростью, сказал жителем всех cиx градов особственно, что по указу Сенатскому, могло бы прощено быти им погрешение, ежели бы они дали ему, все злато, и все сребро, елико они имеют. Оным жителем угодно бысть cие умышление. Тогда посла Эмилии своих людеи во оные грады, приказывая всякому коменданту, что бы во един тоиже день определенныи, по утру пред рассветанием, приказали ходити трубачам по всем улицам городов их, и кричати, чтобы в три часа вси принесли все злато, и все сребро, елико они имели. Иже егда совершилося салдаты завладели остатним, и принесли остаток в Коллегиум речи посполитыя: Сим образом во един день ограбил седмьдесят градов. [131]

АРДЕАНЕХ И ПИЛАРИАНЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Последи егда учинил Павел Эмилии предреченное разорение седмидесятим городам иллирическим, Ардеане, и Пилариане, учинилися первые еже мстить сию обиду. Воздвигшеся убо на римлян, наступиша на их союзников Иллирических, стояли мужественно противу воиска, 10 тысящь пехоты, и 6000, конницы римския воспротивилися такою же храбростью другому воиску многочисленнеишему, приведенному от Фулвиа, Флавиа, обаче не возмог он скончати сию воину: Ардеане, или Вардеи, или Артеи, или Аритеи, едини и тыяжде Ардеане, тако реченнии, жителствовали при брезе Далматском. От Плиниа же наречени суть пустошители италииские: Пиларии же жителствоваху древле близ острова Корциры черного. Тогда нарицахуся Плереи, или Пларяне, ныне же от Рагужан названы Пилищане. Жителство имеют в их уезде, и близ Корцира черного, ныне же зовомого Курцола, от нея же названы островы Курцолары, что явствустся чрез некоторые розвалины, земли древния, а не небогатыя. Сия люди совокупльшеся разъезжали древле по Морю, и докучали непрестанно берегам Италииским: улучили на наемно служных своих соседов, и выгнали, их из оных стран, наконец же одолели их римляне, и принуждены жити в земли при реке Дрине. [132]

О СКОРДИСКАХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Сии разделилися, в болшыя, и в меншыя, болшие жителствовали между двух рек: которые впали в Дунаи, сиречь, на рекх Ара, или Сава, и Берга, ныне же нареченной, Драва: Меншие со оные страны Дуная. Иаков Кашталдо писатель глаголет, что Скордиски жили во стране, ныне нареченнои Ращиа. Но Мартин Никр, другии списатель глаголет, что жителствовали на оных местах, которыми владеют ныне Бошнаки. В лето римское 618, билися в первые противу Римлян, водимых от Гаскония Прешора. Последи 29 лет, победили Кана Порциа, Катона Консула, Дидиона: Лентула, Пизона, Корнслиа, Минуция Руфа, Мессалу, Луциа Сципиона, и Ливиа Друза Консула. Вси сии билися един по другом, противу свирепаго народа Скордисков, которые толико были жестоки, что когда кому неслучалася чаша для пития на пути, Тот час отсекали голову полоненику единому, и выняв из нее мозг, употребляли кожу окровавленную, и покрытую власами, в место сумки, а череп в место чашки. Аще же не многое время быле пресилны, обаче же от непрестанные воины с Римляны и с соседы, разоришася мало по малу силы их. [133]

О САГЕСТАНЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Сагестаны имели Воину свирепеишую с Луцием Каттом, Метеллом, и Кесарем Августом. Сеи последи был ранен люто каменем в колено, в приступе, которыи он чинил к городу их Сетовию, на конец же утеснены от высокомощества Римского.

О ЯПОДАХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Сии жишелствоваху в горе Албии, в последней из Алпииских гор, и зело высоко. Отъединые страны порубежны быша с Паннонами и с Дунаем, а со другия со Адриатским морем. Грады же их были, Метуло, Арупеи, Монецио, и Вендо. Имели жестокия воины с Римляны, а особливо прошив Семпрониа Тудитана, с Тиверием Пандузием, а конечно со Августом Кесарем, когда Римляне нахождаху на град нарицаемыи Метулу но часто были отбиты от осадных, которые пожигали многие их махины воинские, и ранили тяжко самого Кесаря, егда покусился, вскочити со единои башни древянои на стены градския, обаче после покорил их, под иго: места же Яподовския были. не плодородны тако, что болшая части [134] питалися полбою, и просом, во оружие убиралися по Французски, а платие носили подобне якоже, и протчие Иллиричане, и Фракиане приходили в Скардон, ради суда. Ныне же нарицаются кранчии, подданные фамилии Аустриискои Иоанн Стадии, в записных книгах о Люции Флоре глаголет, чта Яподы жителствовали во оных странах, которыми ныне владеют Стириане.

О ПЕОНЕХ ИЛИ О ПАННОНЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Сии жили близ Истра, или Дуная, в Мизи Европскои, близ людеи Далматских. Обыкли жизнь свсю препровождати жестоко, и трудно, понеже ни земля, ниже воздух удавался им добр; не имели ниже древяного масла, ниже виноградного вина, разве зело нечто мало, не прилежали к землеоранию, для того, понеже зима у них была зело студена чрез болшую часть Года. Пища их была, житарь, и просо, из чего делали свое питие, прочее же человецы быша зело крепки и силны от природы приклонны ко гневу, и ко убииству однакоже были славны во оное время, ради Агрианов Македонских, братеи их, живущих во стране нижшие Пеонии: Иже служили в воинах Филипповых и Алсксандровьих Македонских. Во время римлян страшное разорение учинили Корнилию Генералу римскому от чего [135] толкии ужас имела Италия, что чрез многое время, ни которыи Консул дерзнул покуситися о фортуне с Панноняны, которые превзошли фортуну Далматян их союзников, во времена Кесаря Августа

О ЛИБУРНЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Либурны Иллирические, многажды воспротивлялися Генералом римским. Разбили Лентула, и Габиния, Генералов Славных. В далнеиших же вецех от оных, были славны в воинах карабелных. Всегда держали в чину великои флот, которым приступали ко островам Архипелажским и некоторыми завладели: Архиа Коринтан, основатель Сиракузскии, в Сицилии оставил Керсирата, от породы Ираклидов, с частью своего воинства обитати в Скерии, которая ныне нарицается Корцула. Тои прогнал Либурнов бывших ту владетелеи. Либурниа провинциа, восприяла cиe имя от града началного, зовомого Либурниа. Сия провинциа древнеишая есть, ныне же приведена на уезд града Зары. Повествует Плинии во главе II, книги третия, что прешедший во Апулию, во страну Педиколов, девять юношеи, с толиким же числом девиц Иллиричсских, народили с предпоступанием времене тринадееять народов Грады же сих [136] Педикулов были, Рудиа, Игнатиа, Барион, первое называна была Япед, нынеже Бары. Сия места потом были наречены Певчеции, или Певчентины, восприявшие то имя от предреченных юношеи, которые были Либурняне, из которых едина часть называлися Певчециане.

О ДАЛМАТЯНЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Народ Далматскии за свое Мужество и храбрость в хитрости воинскои, никогда доволно похвален был между всеми протчими людми Иллирическими. Гречестии же и Латинстии списатели, прославили их мужественнеиших быти в воинах. Сии Далматяне первое имели баталии с римлянами, во время егда, Теука Царствовала в Далмации. Потом ратовалися с Гаием Макрием, которые в первом сражении был побежден от них. Того ради последи непреставали воздвизати оружие на римлян, и на протчих Иллириан, их союзников. Не приняли послов посланных от Речи Посполитыя римские, разбили караулы воиска. Марка Фиегола Генерала римского, прогоняя его даже до реки Нарона: Пришел Цецилии Метелл Консул со другим воиском, которого Далматяне дружески прияли. Он же по презимовании [137] в Салоне граде перенственном и дружебном к римляном, возвратился в Рим триумфствуя о Далматянех не воевавшися с ними. Во время же воины Кесаревои противу Келтов, взяле Далматяне насилием град Промону у Либурнов. Которые жаловалися о том Цесарю бывшему тогда в соседстве их: он же послал послы к Далматом, да бы паки отдали Промону град без всякия ссоры. Егда Цесарь предреченныи воевал противу Помпеа: Далматы порубили у неги спомощных 15 рот, и три тысящи конницы римскоя, которых ему Габинии вел. Вспупившу Цесарю в воину на Парфян, побили Атиниа с тремя Компанствы посланными от Цесаря к пограничным местам Далмацким, да бы известну быти о вере послов посланных к ним. Не за много прежде. Убили Бeбиa человека консуларного и капитана предреченных полков, утекшу Атинию в Рагузу старую. Воина [которую Далматы учинили Совокупяся с Пеонами своими приятелми и соседами, противу Октавиана Цесаря, и его Генералов Германика и Тивериа] была свирепеишая паче всех протчих. Число воставших 800 тысящь человек, между которыми 200 пехоты, и 9 тысящь конницы было боевых деиствителных, под управлением Бапттона, и Пинка, людеи славных. Разделилися люди их на три воиска: едино определилося наступити на Италию, другое вошло неприятелски в Македонию: Третие осталося ко оберегателству отечества. [138] Развоевале провинции римские оного соседства Македонию мечем и огнем сокрушили. Цесарь же и Сенат, убоявшеся от тех поступков неприятелских: Толико паче, что по речению самаго Августа, могли бы достигнути в десять днеи, ко вратам рима: Егда же всякии Сенатор и кавалер Римскии до конца понудился, еже способствований иждивению сея воины, был послан Тиверии, с тридесятью полками, с которыми долженствовали совокупитися Цецина, и Силван, Планции Консоларные, с подмогою пяти иных полков, и с великою частию конницы Металла Короля Фраческого. Далматяне прежде, дондеже бы не сочинилося тое совокупление, наступили на предреченную подмогу, и порубили ю почитаи всю в штуки, тако что Тиверии имел многие неудобства еже покориши конечно под иго Далматию, яже подаде болши стужения Речи Посполитои Римскои, чего не учинила другая воина Карфагенская, по се время. Егда же Цесарь Август победил предреченным образом Далматян, покорил себе в тоежде время жителеи острова Меледа, и Корцулы, которые разбивали по Морю. Из которых приказал Цесарь побиши молодых, а старых продавати народно по оценке. Между Далматами были Даорты, и Дезидиаты, аки непреборимые ради строптивого положения места, и ради свирепства остроумия их, и ради чудесного енателстваа, в хитростех (в кознех) воинских которые никогда небыли [139] всесовершенно покорены римляном, даже до времен Отквитана Кесаря, Он потщался зело одолети их. Егда же погасла Монархия римская. Далматы имели многие воины со протчими державствы, и государствы, воспротивляющеся храбро всякому, кто искал лишити их от природные вольности. Между того билися многое время со Енриком сыном Оттоновьим, Саксонским: которыи пошел в Далматию со вооруженною рукою. Далматы соединившеся с несколкими Боемами, и Сорабами, вошли в Саксонию, протекли и в Турингию. Но понеже бесчиновно устроени разоряху страну, наступил на них Конте Поппон, разбил, и разгнал с великим побитием их. А наипаче с Сорабским. О мятежствовании оных, Карлус великии, Король Французскии, и Цесарь, оскорбился зело, понуждаяся примирити их паки себе. Понеже они в воинах прошедших, противу Вилцов славян и неприятелей главных народа французского, подали ему споможение великое, под правителством Витизана их Государя, что бы держати в своем почитателстве предреченных Славян Сорабов, и Авродитов. Первое Карлус подарил им страну обои пол Албиа реки, на которои обитали Саксоны, которых он ради мятежничества перевел оттуду во Францию. Во время же Генрика первого, и Оттона третияго Цесаря: Далматия пострадала зело, за свои нахождения; однако же вышереченныи Король французскии, и Цесарь, всеми [140] cвоими силами не могли приклонити непобедимых сердец Далматских к порабощению, но последние воины, которые имели с Речью Посполитою Венецкою. Тои бо Речи Посполитои задали великие пруды, прежде подданства своего им. Прежде времен римских, Далматяне под правителством Дауна Капитана славного, которыи ради воины Домашния, оставил отечество, овладели оруженною рукою Япигию, ныне зовомую Калавриа, от имене же Даунова называли тую Давниею. Во время древнее Далматиа владела градом Салоном Приамоном, Ниниею, Синотром, или Синотием, которые в прах были разсыпаны от Цесаря Августа: господствоваше даже до Андретрия места крепчаишаго, и до Далминиа града великого от которого [града] восприяля себе имя Далматяне: Далматы на всякую Осмь лет чинили, разделение своего уезду. Приходили в Салону Далматяне по должности написатися в десятки 362, Далматян, 22 Декунов, 239 Диционов, 79 Мазеов, и 52. Сардиатов. Во град Нарону прихаживали 89 городов по должности. Занимали во владетелство на и болши, многие островы на Мори Адриатском. И тако созерцая добре великия cилы Далматов, весма не будет странно отом, что описано о их храбростех. [141]

О ДАРДАНЕХ ЛЮДЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ.

Разные имели мнения писатели о стране, в которои обитали Дардане народ Славянскии Иллирическии. Едини определили их жителми страны нарицаемыя Бошна, друзии же положили их в Cepбии, и Ращи: Сеи народ имели обычаи обмыватися точию трижды в течении всеа своея жизни. Первое, егда раждалися, второе егда оженялися, третие последнее егда умираху: Зело любили забовлятися музыкою на инструментах надымателных, и струнных: Имели пресвирепыя воины с Филиппом, со Александром Великим сыном Филипповым: со Александром сыном Пирровым, со Антигоном и с Димитрием, со всеми Цари Македонскими, последнего же изгнали из его Царства, многажды отражали от себе воиски Римские правителствуемыя от Консулов Скрибониа, от Куриона Проконсула.

О МЕЗИАНЕХ, ИЛИ О MИ3ИAHEX НАРОДЕ СЛАВЯНСКОМ ИЛЛИРИЧЕСКОМ.

Двоякие были Мизиане Иллирические, вышние ныне названы от некоторых описателеи Сербы, от иных еж бошнаки. Нижния же ныне названы булгары, [142] вси единым имянем названы были Скифы меншие, Сии же Мезиане были немилосерды, свирепы, и горды. Марко Крассо Консул римскии, егда пришел с воиским грозным еже бы покорити их под иго, Мизиискос же воиско стояще близ к оному воиску. Во время егда оба воиска были в готовности сражатися, един Капитан Мизианин выехал вон из своего обозу, и воззвал от воиска римского крепким гласом, спрашивая, что за люди? Егда же ему возответствовано: Римляне, господие всех народове. Тогда Мизиане воскричали: будет тако, аще нас победите.

Сия Скифиа Меншая, еще обдержала страну Бессии, и Триваллов. От Бессов произошли бошнаки, якоже речется пространнее в разглаголстве особливом о бошнии.

О ТРИВАЛЛАХ ЛЮДЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИКА.

Филиппу Царю Македонскому, победившу многие народы, и покорившу в мале не всю Грецию, в побившу воиска неприятслеи своих. Едини токмо Триваллы, паче всех протчих уссремилися на него, егда он возвращался обременен добычами в Македонию, ранили его в бок тако, что прошедшее железо [143] сквозь, ранило коня его до смерти, разгнили все его полки, и овладели всею елико было добычею воиска Филиппова, которыи имел великои труд спастися бегом, и никогда потом дерзнул наступити на них. Александр Великии сын Филиппов, хотя после смерти отца своего отмстити оную обиду, воздвиже воину на Триваллов, сии же мужеством небоязненным противу стали ему. Последовали между ими многая сражения, в которых о фортуне бе не доуметелно. Видящи же Александр что не может их одолети, и егда они отступили в Певчу остров Дунаискои, восприяв дары от Сирмиа Царя их, учинил мир с ними. И понеже искусил их силу во оружии, во всех своих походах воинских, восхоте на воинах употребляти их, на ипаче и Пеонов, и Агрианов. Жителствовали Триваллы во Фракии, и от Агрианов достизали даже до Дуная на 15 днеи путешествия. С начала страдали много от своих междоусобных ратеи, потом же побеждени быша от Македонян и от Римлян. Между сими Триваллами такие были люди, которые токмо взглядом единым изурочивали, и убивали младенцов, на которых аще они посмотрят упорно очесы гневным [144]

О АГРИНЕХ НАРОДЕ СЛАВЯНСКОМ ИЛЛИРИКА.

Сии имели жителство свое между горы Родопа, и Ема. В начале Агриане имели воины не уступные со Александром Великим, и с его отцем Филиппом Царем Македонским. Потом же примириашися со Александром, ясныи показали знак своея верности в союзе, хотя развращали некоторые способники Дариевы, да бы учинили они спомоществование Дарию Царю Персскому, неприятелю Александрову: но Агриане и неприсутствующу Александру, под правителством Лагара Царя своего, укротили оную дерзость оных способников, расторгая, и разбивая их полки, объявующених пребывати во смирении. Александр за сие воздав Лагару достоиное благодарение, почтил его драгими подарки, обещевая ему в жену, сестру Свою скоро дати, егда возвратится в Пеллу. Но оныи брак пресече тогда смерть Лагарова с великою печалию Александровою. Тои Александр всегда был много приязнив Агрианом, и употребил их во всех своих Воинах, кавалериею, имея яко споможение началнеишее своего воинства Македонского, и оберегателеи свосго собственного лица. И всеконечно Агриане быша причиною разбития и смерти Дария Царя Персского, и победы толико знаменитыя, которую Александр восприял, над Персами, ибо егда начася баталия, многие [145] из Македонян в первом напуске были побиты и болтая часть побежали ко Александри: Персяне же уже воздвигнули было высокий глас победителныи, и Александр окружен быв в средине от Персов, был в превеликои беде. Но Агриане наскочивши на неприятелеи окруживших Александра, принудили их паки обратитися противу себе, и тем подали время Александру свободитися от беды, и паке совокупити своих, и победити неприятелеи. Споможением Агрианским, получил Александр в добычу, Ионию, Морею, обе Фригии, Каппадокию, Пафлагонию, Ардию, Карию, Ликию, Памфилию, и Ифиникию, Храбростию Агрианов и покорил под иго Египепт и с Ливиею Греческою, часть Аравии, Килосирию, Месопотамию, Баланики, Сузы, Персию, Мидию, Армению, Парфы, и вся люди обдержимыя под державою Персов, и Мидов, окромо врат Каспииских, Кавкаса, и Дона реки. Силою руки Агрианские, простре державство свое в бактрианех, и Ирканех, прогнал Скифов в их леса, покорил себе Инд, и Дасп, Акесин, и Идраот реки славнейшия.

Того ради, да признается некаковым образом заслуга Агриан Иллирчиских, а во оных и весь род Славянский. Царь Александр дал грамоту жалованную, славную, которую по несколку сот лет некто Иулии Валтасар, секретарь Цесарский, обрел в книгохренителнице в Константинополе, в ней же, написано — сице: [146]

Мы. Александр Филипповичь, Царь Македонскии, Государь Монархии, изобразителныи начатель державства греческого, Великого Диабога сын чрез натавана, возвещен обладатель Августов, и брахманов, и арбонов, от восхода Солнечного, даже до Запада, от, Полудни до Севера, благороднои породе славян, и их. языку, милость мир, и здравие от нас, и от наших наследников; которые во управлении света по нас, наследствовати будут. Понеже нам всегда были есте в вере правдивы, во оружии мужественны, и наши проводницы, и силные ратоборцы, за cиe вам даем и сообщаем богатодарно, вечно, всю часть земли Северные, даже до границ последних Полудня Италииского и до гор Персидских, таково, дабы ни кто дерзал тамо пребывати, обитати, или жителствовати, разве токмо ваши. А ежели некоторые восхотят населятися, да будут вам неволники и дети их, да будут неволники ваших сынов.

Дана во граде Новои Александрии, которои основане нами на великои реке Ниле, в лето второе надесять на шего Царствования предстателствующу нам великому богу Иовиту Марсу, и Плутону, и богине Минерве. Свидетели сего дела сушь. высокородныи Алцета наш канцлер, и протчие едининадесять князе, которых по смерти нашеи без наследия нашего, Оставляем наследниками нашими и всея вселеннои [147]

Сия грамота жалованная есть едина от древнеиших, какову ни едим иныи народ вселенные можешь изоказати, во свидетелство мужества своих предков. Не должно видетися странно в предреченнои грамоте, речению сему, славоны, понеже славоны, и славы знаменует славные, и прослытыя, все едино суть, якоже речеся выше: град же Aгpиa, сущи в Дакии, был создан от cиx Агрианов, бывших между гор Ема и Родопы соседных Македонии:

О МАКЕДОНЯНЕХ СЛАВЯНЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ ЖЕ.

Аще ине кошорые списатели мнят, что и Македоняне повинни были причитатися между Греки: Однакоже может заключитися, что Македония была всегда жителствуема от народа Славянскаго, низходящего от Tиpa: Cиe утверждается от доводов последующих

Язык Македонянов всегда был разнствене от Греческого, cиe утверждаю образцом Александра Великого. Его же воинство было составлено болшая часть из народа Греческого.

Некогда Филот сын Парменионов Капитане старшии людеи Македонских Александровых, имея разглаголствие о едином своем деле пред всем [148] множеством воиска Александр рече ему: Македоняне, о Филоте! будут тебе судити. Я тебе вопрошаю, хощеши ли ты говорити с ними твоим языком прирожденным? Филот же ответствовал: Ежели природным языком говорити буду, Греки неразумеют. Александр же поношая Филоте глаголаше; слышите Македоняне, Яко Филот языком своим природным гнушается. Се ныне явно есть, аще бы были Македоняне Греки, чего бы ради Филот отрицатися говорити по Гречески пред Греками: наипаче же и замолчанное согласие народов было первое, еже ввести в употребление писмена: ионическая, понеже и прирожденная речь Македонян была разнственна от общего языка Греческаго есть признак явственнеишии, что Македоняне не были причтены между Греки. И от сего такожде, что ниедин Историограф пишет, чтобы во всенародном разделении языков Немродовых, достался Македоняном един язык своиственноособныи, разнствующ от всех протчих людеи. И на против многие писатесли, утверждают, что Македоняне всегда были языка Славянскаго. Фукидид генералныи Грек, которыи покорив дажс до Византии, и Полы, великую часть Фракии, и Мизии, и весь Иллирик: Нарицает вся сия пространная места, единым имянем Македониа якобы он судил откровенно, что места Фракии, Мизии, и Иллирика, были едино с Македониею, на еже [149] быши им тогожде единого языка с нею. О кроме того титла Цареи Македонских, и Греческих [которую употреблял Александр] разнствуема, и обычаи природные тех д других толико разнственны суть, что показутть много Македонян не бьпи Греками. Сего ради, аще некои а наипаче у повестописателеи Варварских и читается что Александр Великии был Еллин, тое бысть того ради, понеже Греки были более знаеми паче всех протчих народов Европских, за древность ратеи своих с восточными. И того ради вменяеми, яко люди Западные были все Греки. Якоже и в иаши времена, Греки, и Турки, и вси протчие народи Восточние, мнят всех людей сущих веры Котолические, яко суть Немцы. Иеремиа русянин, добоыи Историк, в летописях Московских пишет явно, что россиане и Македоняне древние, были единаго тогожде языка. Македоняне, под вождением Филиппа Царя своего, принудили прегордыя грады Греческие к послушанию своих законов, и покорили под иго работы всю Грецию, яже до оного времене бысть свободная, сравнялася своею славою с превысокими царями. Александр Великий, сын Филиппов, обладал даже до предел земли пограбил многое множество народов, и умолче земли пред ним обладателем. Последи же Алексанра, Македоняне, и их наследники господствовали 266 лет Египтянами, окроме многих иных Царств. [150]

О ИЛЛИРИАНЕХ СЛАВЯНЕХ ОБЩЕ.

Иллириане по смерти Александра Великого, служили в воинах и иным Государем а наиболши римляном. Которые знающе мужество их, тщалися держати их всегда за приятелеи, и во неудобнеиших деиствах, и в бедственнеиших временах употребляли полезно их воинствованием. Иулиан Цесарь воинствовал ими противу Мартиана. И понеже державство римское озлобляемо тогда было от Германов, поставлены были на обережение на пограничных местех два полка Иллирианов, всякои из них полк был по шести тысяч человек салдатов, нарицаеми Марциа Барбули, с которыми долговременные воины во окончание все приведены благополучно, даже до пиришествия Диоклитианова и Максимианова. За заслугу их храбрости, повелели Цесари нарицати их Иовитианами, и Геркулианами. Ниже Цесарь Август был от иного народа толико вспоможен в воинах междоусобных, ниже Уалент Царь в походе от Востока, елико от Иллириан. Они же воинствовали и поде Велисарием во Италии на Гофов; идеже паче всех иных показал великое храбрство Назем, началник Иллирианскии. Между тем Далматяне имянно процвели паче всех в храбрости оружия, их же имя всегда было славно. [151]

О ДАЛМАТЯНЕХ СЛАВЯНЫЕХ ИЛЛИРИЧЕСКИХ, О ТВЕРДОСТИ И ПОСТУПКАХ ИХ.

Далмациа была Палестра, или школа воинская, салдатству римскому, где они обучалися оружию и обыкали трудам военным: понудилися римляне в их превеликия начинания, да бы Далматян иметь за товарыщеи при бою, которыи имел Клавдии Царь с Гофами, которых число доходило до 350 тысящь воин. Конница Далматская показала искусство изрядное своея храбрости, во время Онориа Царя, егдаи дела римские обреталися в великом бедстве. Полки салдат Далматян были поставлены стрещи города Рима понеже за, их храбросердечество, и за силу телесную, были аки крепость началная всего воиска римского. И ныне Султан Турецкии, употребляещеи началных: глав к правителствам, и избирает вождеи главных своим воискам из сего народа Иллирического, держащи к охранению своея особы, число до 20 тысящь янычареи от тогожде народа.

ЕЛИКО НАДЛЕЖИТ К ЯЗЫКУ ДРЕВНЕМУ ДАлМАТОВ, И ПРОТЧИХ НАРОДОВ ИЛЛИРИКА.

Аще некоторые и восхотели подтвердити, что язык нынешнии предреченных людеи, есть разнствен во всем от оного, которыи они имели сперва: и что он [152] первое введен был от Славян в лето Господне 606. Егда сии Славяне овладели оными местами, где в прешедшыя времена был или Греческои, или Латинскои язык, обаче не должно держати за известное, что в Далмации, и во Иллирице, был всегда тоиже язык, которыи днесь татмо обретаетося, хотя от нахождения Гофов, и Славян неколико отменился: довод недосвидетелствуемыи есть о сем. Что где либо первыя жители единые страны ни поделися, весма остался всегда первыи древнии язык оные страны, разве точию неколико отменился якоже видимо есть во Италии, где остался язык древнии Латин, аще и растлен от непрестанных нахождении разных народов чюжестранных: тоежде случилося и Далматом и протчым Иллирианом, которые сообщаяся со Славяны, развратили свои язык древнии, и из дву языков разных учинили един третии, сродствене двум. Тое есть истинна, что в некоторых градах морских Далмации, были переведенцы Римские, которые говорили языком Латинским. Но и то есть правдиво, что оные перевелися вси, егда оными местами овладели славяне, в лето от Христа, 606. Един другии довод не оспорныи, прсвод (библии) Святаго писания учинен от Святаго Иеромина учителя Церкве Римские. Языком Славянским Долматом, и протчим народом иллирическим мало не за двести лет прежде, как Славяне овладели [153] Далмациею: от чего производится без свидетелственно, что язык Далматскии и иллирическии, был прежде прихода Славян: Сия истинна показуется всеконечно от разных имян городов Иллирических, яко же Грапсокорита, Белазоря, и иные. Которые имяна суть вся Славянская: аще же бы и виделося, что язык древнии Далматии, и Иллирика, был един со оным Гофским и Славянским, но cиe удобностью разумевалися между ими, ниже было такое разнство между Далматов, и Славян, елико было между сими Иллирианы,

О БЛАГОРОДНЫХ И ЗНАТНЫХ ЧЕЛОВЕЦЕХ ДАЛМАТИИ И ИЛЛИРИКА.

Кроме оных вышепомянутых от порождения Славянскаго Иллирика, обретаются еще последствующии мужие знатнии, Клавдии проименованныи Флации, и его брат Квинтилии, Проб, и Кар Цари римские, родишася от родителеи Иллирических; по последованию, Карин и Нумериан Цесари, дети Клавдиевы, были от тогож де народа, Габинии, с Диоклитианом Царем, и его сын Максимиан, и Максентии его внук, сын Максимианов, были Далматы, Декии Авгусш, с Декием Цесарем его сыном, и Овиниан, два Уалентиниана, Уалент Гратиан, и Валентин Цари имели по рождение из Паннонии. Галлерии, и Максимин, [154] и его зять Аврелиан, и Ликинии, были Даки, последователно Славяне: два, Максимина, имели началородие из Фракии, Констанц Цесарь, отец Константина Великого, был внук постепени своиства Клавдиа Августа Далматянина: от Бессов или Бошняков, народа Славянскаго иллирического, имел началородие Леон первыи Царь. Иустиниан первыя сего имене, Царь: родился во граде при Стене Сербскам, или во оном Ахрида, ныне нарицаемом Охрида [так же Сербскии] и назван, Иустиниана Первая: между всех добродеиствии великих, [которые учинил еси Иустиниан Великии Царь] было оное достоино вечные памяти, еже повелел в вести [тщанием Иоанна Патрикиа, Трибуниана, и Терфила, Дорофеа.] две тысящи статеи рассеянных о судоправительстве гражданском, деиствованном во вся времена, Римские Речи Посполитыя в 50 книг, нареченных Деяния народная, и заключиши сию плодовитую материю в четыре свитка малыя, названые Постановления: ради удобности о судоискустве, Иустиниану наследник бысть в державстве другии Славянин, которые был Иустин племянник Иустинианов, рожден от его сестры: По пренесении же Державства Римского к Германом, Карлус Сигисмунд и Венцеслав изшедшии от рода Славянскаго Чешского, имел достоинство Державственное, не лишался род Славянскии, и людеи славных, и ученых: Святыи Иероним [155] Учитель Церкве римския, рожден вземли Стридонскои Далмашии, его же благоречие, якожс глаголет Авгусшин, на Иулиана сияше, якоже Солнце, от Востока, до Запада, человек Толикия власти, яко и ученная Греция, учителница хвалимая миру, в писменах, долженствовала просителствовати с писания о библии, учиненная от сего Далматянина.

Далматия даровала двух краиних Архиереов славных Церкви Римскои, Гаиа, и Иоанна четвертого из них единпервее, украсил Церковь божию многими уставами Святыми. При Диоклитианс убо Августе, своем сроднике, венец мучения приял. Другии, которыи родился от отца Венинтиа Схоластика, человек сын благоговеин паче протчих, иже своим имением многих пленников Христиани скупил. Пресшавися в благовонии Святастном: Гавинии брат реченного Гаиа, человек зело у ченыи, в Святом писании, со Сусанною своею дщерию [девою преизрядные красоты, юже искал пояши в жену Максимиан, сын Диоклитиана Царя] мученми зелными по указу реченного Диоклитиана замучен, которыи венец, накожде получили Максим, и Клавдии братиа Гаиевы, я Гавиниевы, со Препединою женою Клавдиею и со Александром, и Лукиею, с своими детми. Марине ж Лев братия, рожденные в Далматии во градеApбии. Кирилла дщи Декиа Царя: Артемиа дщи Диоклитианова, и Серена жена его замучены от Максимиана брата его же. [156]

О РАЗДЕЛЕНИИ ИЛЛИРИКА УЧИНЕННОМ ОТ РИМЛЯН.

По толиких стах минувших лет в непрестанных воинах, римляне трудились да бы получити, Иллирик; и на конец получив намерение свое, покорив под иго свое разделили его на десять провинции; взаимно пременных, и при держащихся Державству римскому. Первая провинция была Норика береговая, близ Дуная, вне иже были солдаты римские, на охранении, которые наречены Рипарии, или рипариолы [то есть береговые] ныне же нарицается. Австриа; вторая провинция был Норик между земнои, первыи, или верхнии, в котором жителствовали Боии, обону страну Ема реки, нынеже зовомо Тиролии. Норик вторыи или нижнии, бы третиа провинциа, ныне жителствуема от Стириан, и Ларионян: четвертая провинция Валерия, древле была часть Паннонии, и бе одержима между рек Драва, и Дуная к Западу, ныне же творится, часть Австрии, и Унгарии; пятая была Паннониа, между рек, Драво, Савою, и Дунаем; ныне же Унгариа, и Карни: в тои был Сирмии, где река Баконшии впадает в Саву, и есть гора Алм: шестая приближалася Паннонии, и была провинциа реченная Мизиа, начинающаяся от предреченного поречия, и простиралася даже до Понта, разделена едина [157] в верхнюю и другая же в нижнюю: Первою владели Трибаллы, нынеже Сербьг, и Болгары, другая составляющая седмую провинцию, нане иже обитали Скифи меншие, или нижние, иже суть Влахи, и часть Болгаров, между сими была Дакиа береговая; осмая провинциа, по сеи стране Дуная, учтена по изгублении Дакии Дунаискои; девятая провинциа была Либурниа, своиственно названа Иллирик, новосведенство Ядры, или Цары, ныне же наречена Славониа: десятая и остатняя провинциа Иллирическая была Далмациа, грады началные оноя были Салона, и Епидавр, нын же рауза: к сим десятим провинциам Римляне присовокупили потом другия пять: сиречь Дарданию, Емимонту, Ахаию, Македонию, и Фессалию, которые называли все единым имянем Иллирик, и в них, имели Губернаторов, и урядников Римских, един Мартал, Преторскии Сержант, или хоронжии Boинства, три Капитана, един в Мизии нижнеи, другии в Дакии, третии в Мизии вышнеи. были два Консолара: един в Мизии нижнеи, другии же в Дакии междуземли: и осм Президентов. Под Маршалом Преторским во Иллирике, были две Губернии, Македониа и Дакиа, Кавалериа Далматская содержала пятое, осмое, и девятое место в воинстве: под Хоронжием всего Иллирика, были урядничества, и достоинства последующая. [158]

УРЯДНИЧЕСТВА, И ДОСТОИНСТВА РИМСКИЯ ВО ИЛЛИРИЦЕ.

Един полк Палатинскои, бертоны старые, помощных Палашинских шесть, младые вооруженные копиями: саидачники выборные, непобедимые Иовиане: несломные, осмь полков Контеиств, то есть Марциане, Костантезы, Марции, Дианские, старые компанеи Германиковых. Вторые копеищики Августы, Минервиане, и копеищики молодые, вооруженные по обыкности Контеиств, последующие, щасливые Феодосиане молодые. Бургарацезы Скомпезы: Улпианезы, Метезы, вторые Феодосиане, балестриеры [каменометники из самострелове] Феодосиане молодыси Скапезы. Cиe воинство описанное имело правителеи, и официалов последующих, сиречь одного Принципа, двух писареи, или сметчиков, одного Секретаря: началные ящечные, которые учиняются писарми, казначеи, приемщики: и протчие ради охранения персоны Контеи Подарунков во Иллирике; Контеи купечества во Иллирике, главныи над казначеями. Контеи над Металлами: последуют урядники выше реченного Контеа купечеств во Иллирике. То есть Приммикирии [писарь принцепскои] всего урядничества: Приммикирии ящика правилного, Приммикирии Нотарскии, Приммикирии ящика щетчиков, Приммикирии ящика слитков золота, Приммикирии золота на ответ, [159] Приммикирии ящка одежд Священных, Приммикирии ящика серебренаго, Приммикирии ящиков тысящных: Приммикрии ободеи перстневых: Приммикирии монеты, и протчих менопенезников: ящечники вышереченных ящиков, второподписчик урядничества, и сеи есть Примикирии, первописарь приемщиков, третеи подписчик урядничества, которому надлежит попечение о колясках: в четвертом месте писма и протчие дворяне, или у рядники полатные: под пятым совершеннеишим Президентом Далматским, были урядничества последующая, един Принцеп, един трубник: два куриера: един Секретарь, един Канцлер, един Агент, един подканцлер:приемщики протчие были рониные, которым не было поволно преходити во иное воиско, без единаго знака глаголющего, по милости Принцеповоий протчис президенты имели урядничества второрядные, по подобию Президента Далматского, капитан гвардии падашнои, разчиняло областех последующих; о Италии, Иллирике, и Африке. Урядство маистрово урядничеств, канцлер, подканцлер и под канцлеры строснии куриоз курса публичного присутственно Куриоз всех провинции преводчики всех народов строителства Иллирическая были последующая. Сармии щиты, седла, оружиа, щиты Ацинковы, Щиты Корутовы, Салонские оружии: под управлением яснеишаго Контиа, подарков Священных, были последующия Контиея: подарунков во Иллирике: компутисты вторыя Паннонии, [160]

Далматии, и Савии, компутисты [Сметчики] суммы первыя Паннои, Валерии, Нориика Медитерранского, и берегового, Препозит Салонитов Далматских, Препозит Сисцианов Савии, прокуратор монеты Сисциа, прокуратор дворов, прокуратор двора Башанского Паннонии вторые, преведены в Салону двора Сирмскаго вторые Паннонии, двора и Овианского, Далматскаго, Спалата Баффа Салонского, в Далматии: сии были урядничества, и достоинства, которая имели римляне ради правителства Иллирического и Далматскаго: в которои провинции обретающиися ныне град Раузскии, имене, и языка Славянского, един токмо волныи и светлеиш, не токмо Далматии, но и всего Иллирика. Тако за древность свою, яко же и за мужество своих гражданов в прошедших временах не будет вне намерения, ради окончания сея беседы, еже возглаголати начало бытие, дела знаменитеишия случившияся в сем граде, к вящщеи славе народа Славянскаго.

О НАЧАЛОБЫТИИ О ПОСТУПКАХ И О ДЕЛЕХ, ПАМЯТИ ДОСТОИНЫХ РЕЧИ ПОСПОЛИТЫЯ РАУЗСКИЯ, НАРОДА СЛАВЯНСКАГО ДАЛМАТИИ.

Град славныи Рауза, был основан на разрушениях града Епидавра: которыи уже был Колониа [161] у римлян, наречен Mapиa, девятыи полк. Сеи град Епидавр был знатен и древнии, основан вовремя, внеже родился Moисеи, вождь, и законодавец людеи Евреиских в лето от миробытия, 2606 и содержашеся даже до времен Валериана Царя лето Спасителного Рождества, 265 внеже время нашедше Готфы на Фракию и на Иллирик раззорили великую часть Епидавр, того ради богатеишие, и можнеишие граждане Епидаврские, да избудут впредь такова неистовства народа Варварского, построили на высоком и неудобвосходном крутобережном острову в Море, и по природе, и по художеству, зело безопасен от всякого нападения сухопутного и морского, едину неболшую фортецию которая в лето 283, благородно возращена; Сарматы во времена Проба Царя, озлобляюще Иллирик, опустошили аки весма город Епидавр; которыи потом был оставлен весма. Егда во оном месте обьявился оныи славныи Змии названныи Боус пожирающ быки, умерщвляя пастухи и разтлевая воздух дышанием. Сеи Змии обиташе во единои пещере, зело глубокои [которая пещера видима есть среди Епидавра] и бысть потом сожжен от самого Святаго Илариона, в лето Спасителного Рождества Христова, 360 град же Рагуза восприял свое имя от камене, нареченного Греками Лас, того ради первее нарицалися Лаузяне, потом же пременением первыя буквы л: на р, нареклися Раужане: первые [162] стен Раузских обход протязался полмили окрест. Первые творцы сего града Раузы, были Григории, Арсации, Валентин Архидиакон, Ифавентин Иepеи Святаго Стефана, суть даже до сего века, лет с 1360, по отхождении своем из Епидавра, построили сеи град. В нем же положено, и тело Святаго Панкратиа, в Церкви Святаго Стефана среде града, положено. В начале Рагузяне стеснени бывшв в малои и бесплоднои стране, с великим тщанием и прилежанием вдалися торговли и купечествам Морским: с поступанием времене, возрасли богатством, и людми ратоборственнеишими торговыми же промыслы, нажили богатства: крепостиюже природною подданных, родилися люди храбреишие во оружии: но ниже cиe должно весма видетися странно: яко та страна, еюже владеют ныне Рагузяне, еще прежде приходу Славян во оная места, производила всегда людеи храбровоенных: понеже первое обитали в неи Партины, которые часто бивалися с римляны, внегда же оное державство было в вящем цвете, тогда помогали им на их неприятелеи. Во время Помпеа, отложилися было Епидавряне, люди Партинские, и по некоторых сражениях, тои бунт бысшь укрощен от Поллиона, римляне егда ходили с Германиком, на град Ретин, или Ротанеи [егоже следы и ныне видятся, в горе Кумане, уезде Рагузском] быша зело озлоблении железом и огнем, верженым [163] на домы града от осажденных и избегших в замок и погибе болшая часть осадителеи. Цесарь Август, зело порицая некогда безмужествию Марка Антониа, напротив же хвалился сам, что силою своею покорил [между протчих Иллириан] Партинов, которые будучи в дружбе с Римляны, многажды им помогали в их воинах во Иллирике на неприятелеи; а наипаче во свобождении Башинатов от осады, от чего видится ясно, что уезд Рагузскии был природно плодовит людми военными. Самоюже вещию во времена новеишая правителства своего показалися всегда таковы. Но егда Михаил Царь оставил, мало не всю Италию, и многая места Сицилии, на разграбление Варваром Карфагенским. Скифы Паннонские, Далматские, и протчих мест: сиречь, Корваты, Сербы, Захлубы, Тербуниоты, Каналиты, Диоклитианы, и Раутаны, отрясше иго Державства римского, ему же быша подлегли, положилися в вольность: тоя ради причины, Агаряне Картагинские, под вождением Султанов Саббы, и Калфуты, человеков в хитрости морскои обученнеиших, с тремя стами Караблеи, напали, на места державства, и взяли многие грады Далматские: между которыми Бутаму [ныне Буда] Розу, и Катар нижнии. Осадили Рагузу первыи град сего народа, держаще его чрез долгое время осажден, ради великого противостоятелства осажденых. Которые видевши себе пришедших до последнего изнеможения, [164] послали послов к Михаилу Царю. Костантинополскому прося помощи. Их же: умершу между того времене Mиxaилу: приял Василии Македонскии Царь, наследник Михаилов, и получили от него Флот в вспоможение состоящ во сте Караблех, под вождением Никиты Патрикиа, Адмирала Морского, по прозванию Орифа, еже употребити противу Варваров. Варвары убо услышав прежде о прихождении Флота, оставили осад Рагузский, и обратилися во Италию, нападая овогда на оную страну, овогда же на глаголемую Лонгобардию, взяли град Бары, и тамо остановилися, завладевая весь оныи Тракт страны, даже до Рима. Но Карваты, и иные прежде помянутые вступивше под защищение Царя Василия возъукрепили своими людми флот его Карабелныи и соединяся в помощ силную с Рагузяны и оным на бедство Короля французского, и Папы римского, собраля силнеишее воинство. С которым под правителством Орифы, за воевали Бар Король Французскии, с другим воиском помощным, разбил славно. Солтана, и поимал его жива, со всеми Агаряны, оставшимися от бою. Воиско Рагузские и протчие Славяне, стояли потом многое время в Лонгобардии под правителством Прокопиа Протовестиариа Василивса и капитана Славян, и западных. Сеи Василии капитан, во своими людми учинил многие дела Героиские, с побитием великим Срацын, на конец пришедщи [165] в нссогласие, со Лвом другим капитаном товарищем своим [которои имел при себе Македонян и Фракиан] бысть пабежден от неприятелеи в сражении оружия, по преданию отреченного Лва своего товарища. На тои баталии пропало много Славян и Рагужан, прежде всегда живших в своеи природнои волности. некоторые списатели Венецкие, разве токмо пристрастни суще на отечество их сказали, что Рагуза поддалася под защищение Венецианом, в лето 998, во время Петра Арсеола Князя Венецкаго, которыи воздвиг воину на Нарентанов. И яко оная Рагужане посылали своего Архиепископа, с неколикими своими благородными людми, первыми из Рагужан о подданстве предречанному князю. Сия лож видится явно от летописеи оных времен, в которые времена Рагуза была доведственно в союз с Василием Порфирогенитом Царем Костантинополским, с которым и Венециане были такожде в дружбе такои, что во время державства его предреченныи их граф Арсеол, получил от него волность от дани. И тако, аще Рагужаня тогда приятели бывши единаго Царя толико силного, какую бы имели боязнь или нужду, из волности какову имели, учинитися своею охотою подданными иному. Но причина похода Архиепископского, и благородных Рагужан к Венецианом, неведома Сабеллику хвастателю торжествования лживого. Ибо была не такая, как выше помянуто, но сия последующая: Егда [166] пребывали Венециане в воине с Нарентаны: Петр Арсеол граф, послал десять караблеи раззоряти границы неприятелские. Егда же сии ши в тои поход, встретилися на един карабль Рагузскии, зело великии, и нагружен богатыми товары, и было в Борде несколко купецких людеи Нарентанов, на которои Карабль нападши Венециане и взяли его. Рагузяне уведомившися о том деле не праведном, послал Сенат сего града Рагузы, несколко благородных Со Ариепископом в Венецию, просити о отдаче взятого. А наслучаи ежели откажут засвидетелствовати присутствием предреченного их Ариепископа, да бы принести те жалобы пред Царя Константинополского, [с ним же обе те страны были Союзны] и в том себе от него сатисфакцию да полуить. Сия быша истинная причина предреченного посолства, о неме же Сабеллик описатель, многажды сам себе противословен бысть, не имея ведомости. И понеже он ослеплен пристрастием к Речи Посполитои Венецкои, своему отечеству, егоже понуждается прославити светло чиня дела Венецианская неразсмотрителне, нестерпиме списатель нелицемерныи, чем наипаче тое отечество помрачаеш, и творит подозрително последородным: о чесом он сам нам дает пример ясныи во своих воспоминания и о воине Венециан с Нарентаны. Которых не престает называти не малыми ворами. И потом нам паки повествует, что оные не малые воры, [167] в расстоянии непрестанном, ста седмидесяти лет, нападали, оскорбляли и еще того горше, учинили данидаятелнииею, обогатырствованную Речь Посполитую Венецкую. Которую за cие ему должно имети не в великом возвышении; ещеже мало и верити ему надлежит, ради оных его меру превосходящих и пpистрастных возвещении, из которых выключается толикое неудобоверство в его почитании. Того ради на порок такового не осмотрителного писателя, остает уже се истинное: что Речь Посполитая Рагузская всегда жила волная, ниже от чюжестранных была правителствуема много, разве токмо единощи, егда да бы свободитися от мучителства Дамиана Иудова, благородного Рагуженина, намерилася, прияти правителство временное Венецианское, тако согнетена бывши нуждею, которая неприемлет закона естественаго. Таковому делу научает нас, горностаи животное безсловесное, утеснен бывши от грязи и от огня, произволяет лучши итти в тои огнь, нежели окалятися грязию. Беды бо последния, требуют лекарств закону естественному всеконечно противных; случаи же страдания тогда учинившегося Речи Посполитои Рагузскои, был сицевыи.

Рагузская Речь Посполитая, бывала во оное время правителствуема от единаго Ректора, которыи нарицался Магистрат вышшии оного Государсва, глава консилии, и президент в палате публичнои. [168] Правителство cиe пременяемо было с года на год. И тако в лето 1260, был обран на оное достоинство Дамиан Юда, человек богатыи и высокомысленныи. Тои вкусив сладостя господствования, вступил в первенство, чтоб удержати правителство Речи Посполитыя, выше предела закона пред уставленного. И быти бы вечным к Самодержавным Принцепом: учинил на своем коште ради сего злоначинания великую гвардию салдат и по исполнении года в правителстве своем в вед таино в город своих единомышленников и спомощников. Потом егда прииде день собрания Консилии, ради обрания нового Ректора, не созвал болшои консилии, ниже восхотел изыти из палаты. Ко слухоразношению, шляхетства дал знати сице, что его рассмотрение было переобразовати злоупотребления введенная в правителство от несогласии шляхты мятежетворные. И cиe дело учинив, будто бы намерен отложити потом правителство и жити в монашестве. Тои притвор показался наипаче удобоверен, понеже он не имел детеи мужеска полу: но понеже и которые благородные, в начале оные первои фамилии Бобали, не поверили его словам; наипаче же его укаряли всенародно за его Тиранское намерение, и воспротивлялися ему всею силою. Но тои Дамиан Иуда приказал таино Гашперу Унгру, капитану гвардии своеи палатнои [салдаты гвардии, суть] [169] приставы приписные, обычаиные, правителя Рагузскаго] еже заключитя в тюрмы оные особы, а досталные благородные, уведомившися побежали в Бошню от страха Тиранского. Он же свободен будучи от всякого страха, тиранствовал более двух, годов единогласно, озлобляя непрестанно Речь Посполитую Рагузскую: со предосуждением отечества, и добра всенародного, и со соблазном своиственных своих сродников. Чего ради Петр Бенеша, зять мучителев, молодец великодушныи, и великоревнитель за освобожение отечества от Тиранства, пожеланию от множества некоторых началных Сенаторов таино был послан в Венецию, под притворством дела своиственнаго просити помощи от Венециан, и Предложити правителство единому коему либо из оные Речи Посполитыя. Венециане убо приемши предложение, дали Бенеше две Галеры добре вооруженные, под образом двух Послов притворно посланных к Царю Константинополскому, с которыми пришед к пристани Рагузскои, сказал тестю, что предреченные Послы, имеют себе приказание согласитися с ним, прежде отшествия ко двору Царскому, и того ради должно ему воззвати их на свои обед. Дамиан Тиран позвал их на угощение; последиже и Послы просили его на, заутрешнии день, взаимно на угощение в свои Галеры, еже бы показати ему дары и гостинцы, которые Речь Посполитая Венецкая посылает Царю [170] он же не усумневаяся какому либо быть обману, а к тому же от зятя увещан, еже содержати дружбу с оными Послами, отдал им Визиту в предреченный день в Галерах. В которые едва токмо вшел, офицеры галерные наученные хитрости, приказали подняти якори, и отступити далее в море, потом Дамиана ввергнути в тюрму связана, яко юзника. Он же видя себя впадша во власть других, болезнуя о измене зятнеи, и Венецианскои, паде во отчаяние, и ударяяся многажды головою о древо кормы галерные, убился до смерти, убиица сам себе бысть, которыи прежде был отечеству Тиран. Бенеша возвратился паки с Послами в Рагузу, где в народе начали кричати волность: аще же и многие шляхтичи понудилися, что бы привести дела в прежнее состояние, без вступления Иностранных. Нехотящи же множество оного народа изменити веры Венецианом, избрали за Ректора единаго из предреченных послов притворных, зовомого Марка Дандол. Обаче же с договором, что бы немог делати какое либо дело без указу, и сообщения Сенатского, и сие последствовало в лето 1202. Но сеи Ректор Венецскии, не имел власти над делами всенародными, и никогда не держал болше четырех слуг, без обыкновенные гвардия салдатские. Вкратце рещи: был тако презрен, что некогда напал на него в Церкви Соборнеи един шляхтичь, имянованныи Сарака, невозмог никогда [171] в том получити сатисфакции от Сената Рагузского, аще и учинил о том прение; Сеи есть случаи которыи подал подлог баснословию списателеи, которые мечталися умом, что оные галеры пришли покорити под иго един град Рагузу, которого жители своих вящши, 20 галер имели в Мори: и что, в лето 350, прежде возпротивлялися осаде всеми силами Срацинскои, и послали помощь немалую людеи самому Царю Константинопольскому, еже поратовати Срацын во Апулии: в чем в неправде остался Венецкии историк Сабеллик, тако в сем месте, якоже и воиных, где пишете о Рагужанех, буди хотя забыл о чистости дел, или от злобы, или от погрешения. Тоежде еще учинил Историк Цезарь Кампана, списатель века тысяща шестьсотнаго, сеи в 15 книге, во второи статье написал, что в лето 1594, усумневающеся Рагужане от нахождения Цикал Капитан баши Турецкаго, просили Венециан о вспоможении, умысливше лучши поддатися их присуду, нежели оному неверных. Лживость сего повествования Кампанова, зело познали сами Венециане, и от околичностеи союза оных времен: понеже Речь Посполитая Рагузская, ни чрез писмы, ни чрез послов, ниже иным коим либо образом притекала, во оное время, не точию к помощи Венецкои, но ниже к Королю Ишпанскому, ниже к Папе римскому, которым такожде в сем времени имела бы [172] притещи с прошением о помощи, аще бы нужда была таковая, какову подлагает лживно Кампана: но самою вещию и Рагужяне, знали зело изрядно приуготовление Цикалино, что он Цикала на них не готовился, ниже смечали на которую либо страну Адриатского Моря; но толко на получение владетелства Туниского, которое потом последовало, от того самаго походу Морского Цикалина. То уже ниже впало в мысль Рагужаном оное, что в сем деле повествует Кампана, немного известен о делъх состояния оных времен, и о учинениях Посполитыя Речи Рагузские, яже под различностью союзов, имела воину и восприимала и давала помощь другим Потентатом.

О BOИHAX (бранях) НАЧАЛНЫХ РЕЧИ ПОСПОЛИТЫЯ РАГУЗСКИЯ.

Окроме бранеи вышеповествованных, пишут летописи верные о делах прешедших, яко городе Рагуза был в лето 1075, осажден от Бодина Короля Рашского и Сербскаго, чрез седмь лет без отступно: понеже Речь Посполитая Рагужская, стояла твердо, в содержании защищения, поданнаго племянником предреченного Короля, убегшим в Рагузу, ради почтения их. Оная подвигнула сию брань в то время, егда град Рагуза уже зело [173] распространялся великим стечением людеи, купечеством морским, и волностью туда привабленых.

В воине, которую имели Алексеи Комнин Царь, и Венециане, на Роберта Гвискарда Дуку Апулииского: република Рагузская, подала споможение Дуке на неприятелеи. И егда начался бои карабелныи близ Дурацы, Капитания Рагузская снидеся со Алексиевою Капитаниею, и овладела ею тако, что перешед един салдат Рагужанин на корму, побежденные галеры Царские, намерился уже было убити и самого Царя, аще бы не возбранен был от своего Капитана, которыи на него закричал великим голосом: ПОНЕЖЕ СЕИ ЕСТЬ АЛЕКСИИ, НЕДОЛЖНО ЕГО КАСАТИСЯ, показуя в том немалую умеренность, и чествования, к пощадению достоинства Царского, и веледушие свое о владении галерою.

В лето 1148, разбили Рагужане флот карабелныи Мирослава, брата Дещи Дуки Ратского, в Полице, которая даже до сего дни, ради вечнои памяти называется, Порт Рагузскии во Албании.

В лето 1160, разбили на бою Требинском воиско Бapиxa Короля, или Банна Бошнатского.

В лето 1253 дали десять караблеи вооруженных, Риниру Доке Венецкому на Геновезов в воине Акрскои.

Егда Петр Корол Аррагонскии, воздвиг воину прошив Карла де Анжю Короля Неаполитанского, [174] Рагужане дали силное споможение Королю Петру, его же сын Фридерик Король Неаполскии, знаем бысть во многих случаях к Посполитои Речи Рагузскои, которая за разные подмоги данные, двору Царя Константинополского на Срацын и Солданове Eгипетских, получила в лето 1320, от Андроника Царя свободность от всяких податеи и пошлин, по всему его державству.

Николаи Кабога, послан от Сенаша с флошом морским Рагузским, противу морского разбоиствия Лудовика Дуки Ангюиского, разбил весма Балдасара капитана караблеи предреченного Дуки: потом же егда разоряли береги морские Рагузские, две галеры тогожде Дуки Ангюиского, поимали их Рагужане в полон, близ порта Юлиана, с девятью баронами Францужаны: за искупление оных, обещал Карл шестыи Король Французскои, двести тысящ Дукатов: число безмерно по оному времяни велико. Но Сенат Рагузскии никогда не внимал корысти денежнои, во своих добродеяниях воинских, уволил их без искупления, и послал с единою галерою даже до Марсилии: Егда некогда так же Посполитая Речь Венецкая с Геновезскою были в воине, оная Рагузская Речь послала две галеры в помощь Геновезом, которые их восприяли, с толикою частию, что Матфиа Георгиева, капитана оных галер, присоединили к благородству своему. [175]

В лето 1404, егда Октоиа Король Бошнацскеи, объявил воину Рагужаном, тогда Рагужане под правленим Андреа Волчи, шляхтича рагузского, разбили пред Курцолою девять галер, посланных от Вуладинава Короля Неаполскаго в помощь вышеписанному Октоию.

В лето 1413, овладели островами, Корсулом, Лезиною, Лищею и Брацуею, прогнав оберегателное воиско Харвоиа Вухчиха, Дуки Спалатского, которые потом отдали Сигизмунду Царю, и Королю Венгерскому.

Вкратце сказать, сия Посполишая Речь, не мало знатна и славна во исправлениях, учиненных за свое защищение: якоже еще и чрез помощи частыя поданные по союзам случаиным, учиненным от Потентатов Западных, противу неверных. Рагужане противостояли осаде, [которую учинил Салтан Турецкии Сулиман под Рагузою, со стом дватцетью галерами: такожде и нападениям Энгана Сагижака Амурата Салтана] так мужественно, что сила Оттоманская принуждена была оставити Рагужан в своеи природнои волности, и удоволствоватися несколким даянием погодным за торговлю Восточную,

Република Рагузская, между всех протчих дел которые видятся даже до сего дне, может истинною хвалитися, что была всегда убежище и ухранение лиц великих, в фортуне гонение страдавших. [176]

О УБЕЖИЩИ ПОДАННОМ ОТ РЕПУбЛИКИ РАГУЗСКИЯ ПРИНЦЕПАМ И ПРОТЧИМ ОСОБАМ BEЛИKИM ВЕРНЫМ.

Первое убежище, которое сия посполитая дала принцепу Силвестру, сыну Прелемираи Короля Далматского, изгнанному от своих подданньих из Королевства. Которои притек с материю в Рагузу, идеже возмужал, и пошом помощию тоя Посполитыя Речи, паки поставлен в Королевство отеческое.

В лето вышереченное 1075, спаслися в Рагуз сынове Браниславовы, гонителствуеми от Бодина своего дяди, Короля Рашского, и Сербскаго: и ради содержания веры сего защитителства договоренаго, претерпела, Посполитая Рагузская долгую воину, и осаду седмолетнюю от предреченного Короля Бодина.

В лето 1310 сынове умертого Короля Стефана Бошнатского изгнанные из Королевства, удалилися с матерью своею Исабеллою в Рагузу. Посполитая же Речь Рагузская своими силами поставила в реченное Королевство Стефана первородного из предреченных сынов.

В лето 1359, Рагуза подала хранилище Дабищю, брату Твартка Короля Бошнатского, и многим иным баронам оного королевства, гонителствуемым от реченного Тватрка. От него же упросила потом милость всем сим бедствующим. [177]

В лето 1396 Сигизмунд Цесарь и Король Венгерскии, убегая от разбития, Баязиты Царя Турецкаго под Никополем, пришел в Рагузу, оттуду потом провожден на галерах Рагузских в Сибеник чрез тоеже место, возвратитися в свое Королевство.

В лето 1440, Георгии Деспота Сербскии, разбит от Султана Амурата, ушел на галере Рагузскои из Антиваров в Рагузу. И аще и были посулы великия, и угрозы последующыя от Султана; однакоже его спасла, и помогла ему получити стат.

Фома Палеолог, Деспоша Магнисиискии, выгнан от Турок, обрел защищение крепкое в Рагузе.

Сигизмунд злоглавныи, прогнан от Папы Пиа второго, получил убежище в Рагузу. И егда хотел он переехати к Порте Турецкои просити помощи от неверных на вред Италии, Сенат Рагузскии, да бы препяти вред толь великии христианству, и да бы установити долгожитие, и мщение Сигизмундово, учинили его Генералом всего своего стата, аще и нетребовали того, понеже были в Рагузе иные особы благородные, годны оного чина.

В нахождении повсюдном, от оружия Оттоманского удаляяся, статы всего Иллирика и владетели поместныс [прогнанные из реченных статов] не имели иного убежища спомощнеишаго, и твердеишаго неизбрали, токмо вообьятиях Посполитыя Речи Рагузские.

В лешо 1575, Король Ишпанскии, Филипп вторыи, [178] и Султан Турецкии, избрали Рагузу за место удобнеишее, и безопаснеишее, к договору о премене неволников взятых от тоя, и от другия страны.

О ВОИНЕХ СЛАВНЫХ ВО ОРУЖИИ РЕЧИ ПОСПОЛИТЫЯ РАГУЗСКИЯ.

В лето 887, Вит Бобалов, Рагужанин, капитан караблеи Рагузских и Нарентанских, с своими караблями разбил флот Венецкии [в котором поражении убили Петра Кандиана Венецкаго, зовомого Доже.] И была причина победы знатные, которую восприяли в тои день Нарентане над своими неприятелми.

Михаил Бобал, разбил при воине Требинскои Бapиxa Короля башнатского, и тою баталиею, свободил свое отечество, от утеснении оного Короля.

Николаи Бобал же [дом плодовит людми ратоборствеными] разбил, и низверг воиско Немана Дуки Рашского: неприятеля великого Речи Посполитыя Рагузские.

Марин Рештов, капитан сил морских Рагузских, прогнал от городов Лезины, Брацы, Корцолы, и Аишты, воиско береговое Дуки Гарвона, Последовали [179] тому Матфеи, и Марин, Георгиевичи, которые силы морские зело прославили, и вечно достоиное памяти сотворили свое имя, и своего отечества: Матфеи в воинах Геновезских противу Венециан, а Марин в делех храбрых, учиненных в товарищетве братнем противу курсаров Дуки Ангюискаго, Короля Неаполскаго и Сикилииского.

Матфеи и Иван Луккаревы, получили чрез оружие имя вечное своему отечеству, и своему дому.

Матфеи, учинен быв от Сигизмунда Цесаря, и Короля Венгерского бан Далмации, и Кроации. Иоанн прият быв в первенство в Уранское, и в правителство Белоградское, защитил оное предостение христианское от оружия Оттоманского.

Оставляю поминати о многих иных особах, ясных во оружии Посполитыя Речи Рагузские, что бы не подати скучения читателем: и преити до оных особ, которые прославили туюжде ученьми.

О ЛЮДЕХ УЧЕНЫХ ПОСПОЛИТЫЯ РЕЧИ РАГУЗСКИЯ.

Иоанн Стоик, ради своего учения глубокого в писаниях Святых, возведен в Кардиналство Церкви Римскои, обогатил своих наследников своими ученнеишими рукописанми на языке греческом, толико [180] сего ради почитаем бысть град Базилеа [един из трех надесяти, которые составляют Швицерскую.] яко умершу оному Стоику человеку сущу велику и честну, погребен в предреченнои Базилеи, где видим есть его гроб, свидетель верныи его добродетелеи, такожде и отечество Рагузское.

Элии Цервин, творец славнеишии, Иоанн Гоция, ретор красноречивеишии, заслужили славу своего века, прославленного своими произведеньми писменными, хранимыми с великим тщанием в книгохранителницах преславнеиших Европских.

Георгии Бенигн, Минорита, был зело учен во священнои богословии, чему свидетелствуют оставшыеся по смерти его некоторые труды дивные, которым последовали и богословцы схоластические.

Иаков Бонскии, творец славнеишии, сложил стихи Латинские о жизни Господа нашего Иисуса Христа.

Матфеи Бобал, был зело учен на языке Греческом, с которого превел на Латинскии, вся списания Святаго Василиа, слогописателством вело почтенным учеными.

Савин глухии, тояжде породы Бобалские, был стихотворец преизящныи на языке Италииском и Славенском, о чесом оного деяния нам уверяют.

Климент Ранинскои, чина Святаго Доминика, зело учен во священном писании, издал на свет некоторыя беседы, в великом почтении держимыя. [181]

Тояжде породы был Доминик Ранина, кавалер Святаго Стефана, стихотворец славныи, на языках Италианском и Славенском.

Николаи Вита Гочии, человек преученыи. О чесом суть свидетели его писания изданная на свет, на Языках Латинском, и простом Италианском.

Миную молчанием бесчисленных иных учения подобного с вышепомянутыми, да скончю cиe повествование со описанием уезда прилежащего Рагузе.

УЕЗД ПРИЛЕЖАЩИИ РАГУЗЕ.

Уезд обладателства Речи Посполитыя Рагузские зело узок широтою, длину же содержит со 135 миль италианских. Между протчими грады, содержит оные: Стагн, Лагусту, Меледу, Гюпану острова, половину и Каламоту, суть и иные островы прилежащие. Лагуста отстоит от Рагузы 100 миль, имеет 50 миль в округ, изобилен вином, маслом древяным, пшеницею, и всех родов овощами, и плодами земными: жители его суть свирепы, и силни, обоего пола мужеского и женского.

Меледа, древле нарицаема Мелита, и Мелигена, 30 миль длинен, и во округ его, 63 мили отстоящь от Рагузы: производит вина болши красные, и силнеишыя. Пшеницы не уготовляет доволно про своих [182] жителеи: Есшь един монастырь Святаго Венедикта, в нем же были многие человецы велики в науках Святых, и мирских, и во благоговеинстве зело удивителны.

Две вещи дивные повествуются сего острова: Первая, что его жители аще и далеко друг от друга, игранием свистания разумеются зело изрядно. Другая: яко един некто житель, зовомыи Казаля Бабинополии, проклят бысть от матери, которая молила ня него гнев божии, сице глаголя: [понеже он отказал упрямо в принятии ея в дом свои] тако да попустит бог, да ни земля, ни море приимет костеи твоих. Умершу оному, и погребоша его пред церковию Святаго Пагкратиа. Наутрее на другои день, нашли его вне гроба, тожде случилося во многие дни последующые. Того ради бросили его в море, которое тогда стояло тихо, но тот час, егда восприяло оное тело проклятое, начало смущатися, и в единои минуте выбросило его между некиих брегов, где оные кости прилпнули к каменю, в такии образ, что с трудностью превеликою могли отторгнутися от камене, и то железом зело твердым.

Остров Гюпана длинен от Запада к Востоку 4 мили, и десять кругом. Сеи един из всех изряднеиших островов, что держит его сенат Рагузский, тако всселости ради местоположения, яко [183] и за доброшу вин, которых производит множество,

Остров Средник, тако назван, понеже лежит между двух иных островов, сиречь Каламиты и Гюпаны, имеет 10 миль округ себе, имеет воздух дорогии, изобилует водами пресными, между сланых. Производит вина премногое число: Показует сады, и палаты прекрасного строения, прозрачен от многих стран к восприятью караблеи. Сеи егда в лета 1538, восприял дружебно 12 галер Папы Павла третияго, [над которыми был Капитан Патриарх Аквилеискии, дому Гриманского Венециана] был от юных людеи нечестиво расхищен.

Каламота меншая, острова Средника не плодовит, и не многожителен, но производит добрые вина. Жители cих трех островов, болши обучаются хитрости матрозскои. Чего ради многажды случается что мало мущин, болши баб обретается во оных островах.

Из cиx трех островов выходят ныне оные болшие карабли, которые видимы суть в морях, на Италииском, и Ишпанском, из которых Речь Посполитая Рагузская наименши учинити может сто, окроме многих иных гаилионов, и суд менших. Которые, понеже требуют великое число людеи, суть причиною, что Рагужане не могут по земляном пути поставити 5, или 6 тысящь воин. Однакоже егда поставят все свои карабли вкупе, делают [184] един превеликии и прекрепкии флот, нежели сего времене возможно учинити кому иному принцепу на Адриатском мори, тако ради их великости, якоже и ради великого числа Артилерии, которую возят с собою. Но паче болши ради крепости великодушныя матрозов в бою с турки. Ибо покамсст ни един из них обрящется жив, поощряют друг друга воспоминающе памятствовати, яко они суть Рагужане, обыклые всегда отмщати с великим кровопролитием неприятелем, до последнего издыхания свою смерть, о чесом образцы суть явственны всему свету.

Текст воспроизведен по изданию: Книга историография початия имене, славы и разширения народа славянского, и их цареи и владетелеи под многими имянами, и со многими царствиями, королевствами, и провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез господина Мавроурбина архимандрита Рагужского. СПб. 1722

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.