Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЕ ЛА НЕВИЛЛЬ

ЗАПИСКИ О МОСКОВИИ

СОБРАНИЕ РАССКАЗОВ СПАФАРИЯ О ПУТЕШЕСТВИИ И ТОРГОВЛЕ С КИТАЕМ /Г56, П54/

Торговля мехами уже (в П опущено: уже) довольно давно установлена в Московии, но ведется она по-иному, нежели прежде, когда соболи вовсе не были известны и обходились лишь обычными мехами, как и везде, за исключением горностаев, на которые выменивали все необходимое. Но предок сегодняшних Царей, прозванный тираном (Ie tiran) (он звался Василием Васильевичем 1. Он приказал своему вознице проехать в повозке, где была его жена, по полузамерзшему пруду за четверть лье от Москвы, где она и погибла со всеми, кто был с нею)*, когда он завоевал королевства Астрахань) [и Казань (de Russian) 2], (В Г. нет. Внесено из П.) (в книге это относилось к Сибири, я переставил по смыслу- HF) то открыл наконец часть обширной страны, которую называют Сибирью, что на славянском языке означает тюрьму 3, так как этот князь, по природе своей жестокий и варварский, ссылал в пустынные земли, еще не имевшие имени, тех, кого он лишал милости, обязывая их добывать соболиные меха и искать путь в Китай, что они и сделали, проникая в эту страну и охотясь на зверьков. После смерти этого тирана его сын, наследовавший ему, решил использовать свое могущество, предоставив въезд в свою страну иностранным купцам. Голландцы были первыми, попытавшимися проложить морской путь в Московию, но они не смогли достичь цели. Англичане оказались более счастливыми и достигли Архангельска, морского порта, расположенного в заливе Св. Николая 4. Царь, узнав об этом, предоставил им большие привилегии (которые заключались в том, чтобы не платить ничего за ввоз и вывоз товаров)*, чтобы привлечь их установить здесь торговлю 5. Голландцы, завидуя этому открытию, старались помешать этому мореплаванию. Но Царь, узнавший, что этот раздор только замедлит то, что он хочет наладить, запретил въезд голландцам в этот порт. Так англичане стали хозяевами в торговле этой страны вплоть до гибели Карла I, короля Великобритании 6, узнав о чем, этот монарх, хотя и варварский, отменил англичанам все их привилегии по политическим мотивам, [175] дабы наказать их за то, что они совершили со своим королем, и разрешил голландцам свободный въезд в этот порт (которые принуждены платить 15 процентов с ввоза и вывоза)*, который они сделали столь выгодным, что там сейчас находится более 200 торговцев 7. Большая часть /П55/ их приезжает провести зиму в Москву из-за исключительных холодов, /Г57/ которые там бывают. С этого времени в Московии появились деньги, такие же, как и в Польше, так как в предместье Москвы живет более 1000 английских, шотландских, голландских, гамбургских, фламандских и итальянских купцов. Они торгуют юфтью и икрой осетров 8, которых ловят в Каспийском море и привозят по Волге в Москву. Англичане и голландцы меняют свои сукна и пряности на зерно, пеньку, смолу, поташ для красильного дела и золу, а фламандцы и гамбуржцы вывозят воск и железо (в этот порт приходит не больше 30 кораблей в год)*. Корабли этих народов и других приходят в Архангельск в июле и возвращаются в сентябре. Те, кто остаются дольше, подвергают себя смертельной опасности. Путь в Архангельск от широты Бергена занимает обычно от 15 до 20 дней, возвращение — столько же.

Если раньше персы возили свои товары в Архангельск, то Голицын разрешил им везти их прямо в Ригу, уплатив в Москве 15 процентов, которые они платили по дороге в Архаргельск в трех городах, по 5 процентов в каждом. Этим он дал им возможность выигрывать целый год, направляясь из Риги в Голландию и обратно за 4 месяца, а из Риги в Исфахан за три. Эти торговцы пересекают Каспийское море в конце октября и приезжают в санях за царский счет за 5 недель (в П. добавлено: в Москву), а когда возвращаются, то спускаются по Волге за 30 или 40 дней 9. Голландцы добились у великого Голицына, чтобы он послал в Астрахань плотников и матросов из их страны, которые построили там два фрегата, что очень облегчило им путь до первого персидского города Шемахи. Но татары сожгли их 18 месяцев тому назад 10, а нынешние правители не хотят разрешать строить другие, что в будущем может обернуться опасностью, так как корабли московской постройки представляют собой большие лодки с двумя веслами и одним парусом, который они спускают, когда ветер перестает быть попутным, в противном же случае они предоставляют корабль на волю ветра. /П56/ Так как целью этого князя было поставить это государство [176] на ту же ступень, что и прочие, он приказал собрать записки о всех государствах Европы и их управлении 11; /Г58/ он хотел начать с того, чтобы освободить (Г: зачеркнуто три слова) крестьян и предоставить им те земли, которые они обрабатывают в пользу царя, при условии уплаты ежегодного налога, который, согласно сделанному им подсчету, увеличил бы доход этих монархов более чем наполовину. Он хотел сделать то же с кабаками и другими продуктами и предметами торговли, считая, что этой мерой можно сделать эти народы трудолюбивыми и предприимчивыми, предоставив им надежду на обогащение.

Что же касается охоты на соболей, то здесь ничего не изменилось; она производится солдатами, которых отрядами посылают в эту страну (большая часть их перешла на остров, (П. два года тому назад) что увеличило доход царей более чем на 200 000 экю)* и которые остаются там 7 лет. Под командованием полковника несколько солдат отправляются искать этих зверьков на островках, где они находят прибежище. Их убивают из подобия арбалета, не пользуясь огнестрельным оружием, чтобы не испортить шкурку. Так как успех этой охоты требует большой выдержки (П. чтобы выследить зверьков), офицерам позволено заинтересовать солдат разделом избытка того, что они обязаны набить за неделю для царской казны; это делает промыслы очень доходными. Ибо один полковник может выручить за свои 7 лет службы 4000 экю, что же касается подчиненных, то они получают соразмерно; для солдата его доход никогда не поднимается выше 600—700 экю 12. Но для этого необходимо иметь покровителей, так как дворянин в Москве получает за все про все только тысячу экю в год, половина из которых оплачивается соболями, оцененными обычно (П. однажды (un fois)) дороже, чем они стоят на самом деле 13. Полковник при такой оплате получает 400 экю, а подчиненные — по соразмерности. Намерением Голицына было для пользы Царей и офицеров оплачивать все расходы государства деньгами (денежные доходы царей не превосходят 7 или 8 миллионов во французской монете, так как остальное составляют продукты, то их стоимость нельзя точно определить) 14*, и для этого послать с надежными людьми все (В П. написано и потом зачеркнуто: упомянутые) шкурки и меха, которые не принесли никакого дохода, в другие страны, чтобы продать или обменять [177] их там на товары, которые необходимы (В П. добавлено: в Московии) и которые были бы проданы в пользу Царей. То. что он сделал для установления сухопутной торговли с Китаем через Сибирь и принадлежащую московитам Татарию, заслуживает особого рассказа. /П57/

Спафарий 15, валах по национальности, был изгнан из его страны после того, как ему был отрезан кончик носа за то, что он открыл великому визирю секретный договор, который его родственник, валашский господарь, заключил /Г59/ польским королем 16, и который был причиной смещения этого господаря, живущего сейчас при дворе короля Польши и наделенного пенсией. Он скрылся сначала у курфюрста бранденбургского 17, который принял его великолепно, так как он был очень ученым и в совершенстве владел латынью, греческим и итальянским. (В П: владел латынью, греческим и итальянским.) Но когда польский король предупредил курфюрста о его неверности, он тотчас был изгнан от его двора и, не зная, куда направиться, он поехал в Московию. Голицын принял его очень хорошо и предоставил средства к существованию. Некоторое время спустя он послал его с поручением Царей в Китай (эти два народа всегда находятся в состоянии войны, не сражаясь друг с другом)*, под предлогом заключения мирного договора с китайцами, но на самом деле для того, чтобы найти средства для установления наземной торговли с этой страной через Московию. Он провел два года в этом путешествии и должен был преодолеть многие трудности, но, будучи очень умным человеком, он так хорошо изучил земли, по которым проезжал, что смог убедить Голицына в том, что во втором путешествии он так сможет устроить дело, что в эту страну будет так же легко поехать, как и в любую другую. Голицын, следуя этим уверениям, начал искать дорогу столь же удобную, сколь и короткую, для провоза товаров; найдя ее, он мечтал уже устроить на ней перевозки 18. Для этого нужно было приказать построить от Москвы до Тобольска, столицы Сибири, через каждые 10 лье деревянные дома, поселив там крестьян и дав им в собственность некоторые земли при условии, что в каждом доме будут 3 лошади, которые им были даны для начала с правом требовать от тех, кто едет в Сибирь и возвращается оттуда по своим делам, 3 су с лошади за 10 верст (werstes) пути, которые составляют одно немецкое лье. На этой дороге, как и всюду в Московии, он приказал вбить столбы с указанием направления пути и числа верст, а там, где снег столь глубок, что по дороге [178] нельзя проехать на лошадях, он устроил жилища, которые предоставил приговоренным /П58/ к вечной ссылке, дав им деньги и припасы, а также больших собак, чтобы везти сани вместо лошадей. В Тобольске, городе, расположенном на большой реке Иртыше, которую неправильно называют Обью, так как он впадает в нее 19, он устроил большие склады, наполненные припасами, и приказал построить большие барки, караван которых поднимался по этой реке вплоть до Кизильбаша (Kisilbas), озера, расположенного у подножия Магогских (Мадод) гор 20, где он подобным же образом обеспечил все необходимые удобства для продолжения путешествия. /Г60/

Спафарий уверял меня, что в течение своего последнего путешествия он провел в дороге лишь семь месяцев и что он проделал его с таким же удобством, как в Европе. Он надеялся также сделать путь еще короче, но голландцы, которые узнали, что удобство этого пути может внушить французам желание предпринять это путешествие по суше, так постарались после опалы Голицына, что принудили московитов запретить этот проезд всем иностранным торговцам. Это делает торговлю бесполезной, так как московиты слишком бедны, (в Г. зачеркнуто несколько букв) чтобы покупать дорогие товары в этих странах, и могут привезти оттуда только безделицы, вроде небольших отрезов шелка, чая или деревянных вазочек.

На несколько жалоб, которые польский король приказал своему послу при этом дворе высказать по поводу этого запрета, полностью противоречащего договору 1686 г., в котором ясно сказано, что его подданные могут проезжать туда и обратно по этому пути, ему было отвечено только, что Цари так приказали. То же самое они ответили и шведскому королю, (в Г. вынесено на поля: ...так приказали, то же самое они ответили и шведскому королю) посол которого Фабриций 21 заключил с ними в 1686 г., для пользы вечного мира, сходный договор о торговле с Персией. Они считают, что и так много делают, разрешая проезд в Персию (В. Г. вынесено на поля: ...считают, что и так много делают, разрешая проезд в Персию) через их владения польским послам и снабжая их повозками до Астрахани.

Польский король внес это условие в договор 1686 г. по просьбе иезуитов, которые надеялись направиться по этой дороге в Китай, но Голицын, как бы всемогущ он ни был, не смог пропустить [179] туда тех, кого граф Сири 22, польский посланник в Персии, привез с собой (в Г. написано дважды: привез с собой /Г59/) в Москву в 1688 г. с приказом своего короля облегчить их проезд в Китай. Это произошло потому, что голландский посланник сообщил московитам, что среди 12 польских иезуитов были отцы Авриль 23 и Боволье 24, французы по происхождению, которых христианнейший король послал в эту страну, чтобы разведать путь. Это позволило этим невеждам заявить польскому посланнику, что он может везти с собой только подданных своего повелителя в Персию, но для французов, чей король только что нанес оскорбление послам царя, они не могут оказать иной любезности, кроме как отправить их обратно. Когда они вернулись, польский король из уважения к французскому приказал пропустить их безопасно в Константинополь. Однако кажется, что при заключении французским (В Г. зачеркнуто: его подданных (ses sujets)) королем первого же мирного договора, столь же и даже более славного, чем прежние, он сможет принудить этот народ предоставить его подданным право торговать с этой страной через их владения.

[Конец] (внесено из П. В Г. нет.)

Комментарии

1 Невилль путает Грозного с его отцом Василием III Ивановичем, великим князем с 1505 г.

2 Иван Грозный окончательно подчинил Казань в 1552 г., Астрахань — в 1556 г. В рассказанном далее анекдоте причудливо переплетаются исторические события и предания о жестокости Грозного. О фольклорном характере ряда известий о Грозном в сочинениях иностранцев XVII в. см.: Алексеев, 1983, 43—48.

3 Не менее фантастическую этимологию находим у современника и соотечественника Невилля, Филиппа Авриля: «Ее называют Сибирью от слова Сибирь, которое на славянском языке обозначает Север» (Avril, 1692, 167). О различных толкованиях названия «Сибирь» в записках иностранцев см.: Алексеев, 1941, 54—56.

4 «Английское открытие России» состоялось в августе 1553 г., когда один из кораблей экспедиции Хью Уиллоуби, искавшей северный путь в Индию и Китай, «Эдуард — благое предприятие» (капитан Ричард Ченслер), причалил в устье Северной Двины неподалеку от монастыря Св. Николая. В 1584 г. здесь был основан Архангельск.

5 Привилегии, данные русским правительством Московской компании, были исключительными. Ей была предоставлена монополия на торговлю с Россией через Архангельск и на транзитную торговлю с Ираном через Россию, право беспошлинной торговли на всей территории страны (1569 г.). Уже в привилегии 1586 г. обе первые монополии были урезаны. Привилегии 1598, 1617 и 1626 гг. подтвердили право беспошлинной торговли, урезав ее территориальный охват до 5 портов. Отрицательное влияние привилегий англичан сказывалось на необходимой для России голландской торговле. Все это, в сочетании с неблаговидной ролью Англии в годы Смуты, сыграло свою роль в пересмотре русским правительством своей внешнеторговой политики. Предлог для отмены права беспошлинной торговли дала английская революция: в 1646 г. оно было отменено.

6 Карл I Стюарт был казнен 30.01.1649 г. Вопреки ожиданиям английских роялистов, русское правительство восприняло это событие довольно сдержанно. Несоответствие между желаемым и действительным вызвало к жизни такой любопытный документ, как «Протест царя Алексея Михайловича против казни Карла I». Этот апокрифический документ был опубликован в 1650 г. на английском языке. Помимо угроз мятежникам, он содержал требование высылки всех англичан, кроме тех, кто остался верен Стюартам (Рогинский, 1957, 287—308). В действительности политика царя Алексея Михайловича была более гибкой. Москву по прежнему посещали английские дипломаты, однако добиться восстановления прежних торговых привилегий им не удалось (см.: Архангельский, 1939, 118— 140; Зуев, 1980, 34—36; Кан, 1946, 464—465; Любименко, 1954, 90— 120; Рогинский, 1958, 71—78; Рогинский, 1966, 84—102; Рогинский, 1959).

7 На доминирующую роль голландцев на русском рынке в 80-х гг. указывает Иржи Давид: «В прежние годы через этот порт (Архангельск. — А.Л.) все ввозили англичане, но после того, как они казнили Карла I, их изгнали из этого края и место их заняли голландцы, которые здесь теперь главенствуют и привозят на своих кораблях всяческие товары, которые только имеются в Голландии» (Давид-4, 1968,, 139).

8 Невилль следует за одним из изданий сочинения Г.-А.Шлейссингера: «Собственно слово «икра» обозначает семя осетровых рыб; рыба эта вылавливается в большом количестве приблизительно в сотне немецких миль от Москвы. Из нее вырезают икру, очищают и прессуют, а затем в большом количестве отправляют в Италию, Францию, Голландию, а также и в Германию» (Шлейссингер, 1970, 114).

9 Разрешение армянской торговой компании, образованной в городе Джульфе, на торговлю шелком-сырцом через Россию было впервые дано в 1667 г. с целью перевести в Россию транзит, который до этого шел через Турцию. По этой привилегии торговля должна была идти через все границы Русского государства. В 1673 г. это право было резко ограничено торговлей в Москве. Только в 1676 г., под влиянием голландских дипломатов, разрешено было вновь вывозить шелк-сырец через Архангельск.

Только кн. В.В.Голицын впервые всерьез заинтересовался армянской транзитной торговлей через Россию. В 1686 г. он вновь подтвердил привилегии армянской торговой компании на транзитную торговлю шелком-сырцом через Новгород с Прибалтикой. Это смогло произойти только благодаря активному содействию шведской стороны, выразившемуся в деятельности шведского посланника Людвига Фабрициуса в Москве и в Армении. Эта мера привела к усилению торговли шелком через Россию, возникновению большой колонии армянских купцов в Нарве, деятельность которых была сосредоточена на торговле шелком-сырцом. Но это не привело к тому, что торговля через Россию стала единственным путем экспорта шелка-сырца (см.: Sartor, 1993).

10 Невилль не совсем точно излагает историю создания в 1667—1668 гг. Дединовской флотилии. Согласно петровскому «Уставу морскому», царь Алексей Михайлович решил создать «корабли и навигацию на Каспийском море. И по неотменному желанию его величества вывезен был из Голландии капитан Давид Бутлер с компанией мастеров и матрозов, которые сделали корабль именем «Орел» и яхту или гелиот на Волге реке в Дединове и сплыли в Астрахань. Но непостижимыми судьбами Божиими пресеклось оное таковым случаем: забунтовал в то время Разин, и в нашествии своем на Астрахань как иным многие вреды сделал, так и суды оные, яко противник всякого добра, разорил и капитана убил, а протчие ушли в Перейду и отоль в Индийскую компанию». Вопреки мнению исследователей, следовавших за «Уставом морским», корабли не были сожжены — с них лишь сняли пушки (1670 г.). Все же два года спустя «Орел» и другие суда дединовской постройки стояли в волжской протоке Кутумове (Тушин, 1978, 49—50). Сообщение Невилля о 18 месяцах, прошедших со времени сожжения кораблей татарами, очень важно для датировки «Записок о Московии», но пока расшифровке на поддается.

11 О преобразовательном плане, подготовленном кн. В.В.Голицыным, см. в примечаниях к главе «Современное состояние».

12 Сообщение Невилля о соболиной охоте дословно заимствовано из записок Филиппа Авриля: «Так как успех этой охоты требует большой выдержки, офицерам дозволено заинтересовать солдат разделом избытка того, что им предстоит набить за неделю для царской казны; это делает промыслы очень доходными, ибо один полковник может выручить за свои семь лет службы около 4 000 экю, что же касается подчиненных, то они получают соразмерно: для солдата его доход никогда не поднимается выше 600—700 экю» (Avril, 1692, 168). Эта баснословная легенда переходит из одного сочинения в другое. На самом деле основным источником поступления пушнины был ясак — натуральный налог, которым было обложено коренное население Сибири.

13 Ср. у Шлейссингера: «Но что касается немецких офицеров и других царских слуг, то они вместо жалованья получают соболей. Сначала соболи оцениваются и затем, в соответствии с этой оценкой, каждому выдаются вместо денег, которые ему причитаются. Соболей офицеры должны принимать, как бы высоко или низко те не ценились...» (Шлейссин-гер, 1970, 114).

14 В.О.Ключевский отметил близость этой цифры к той, которую называет в своем соченении Г.К.Котошихин — 1 911 000 рублей годового дохода (Ключевский, 1916, 148, 152, 154).

15 Спафарий Николай Милеску (в России Николай Гаврилович) (1636— 1708) — дипломат, путешественник, ученый. Родился в Милештах (Васлуй), получил образование в патриаршей школе. С 1671 г. на русской службе, был переводчиком Посольского приказа. В 1675—1678 гг. был с посольством в Китае, оставил описание своего путешествия. О нем см.: Михайловский, 1895; Михайловский, 1897.

16 В 1664 г. Спафарий принял участие в заговоре против валашского господаря Георгия Гики, вступившего в союз с князем М.Вишневецким, и выдал его Порте. За это ему был отрезан нос, затем он был изгнан как изменник.

17 Бранденбургский курфюрст Фридрих-Вильгельм принял Спафария в 1664 г. Однако под влиянием польской стороны он был объявлен персоной нон грата. Затем Спафарий с разного рода дипломатическими поручениями был в Стокгольме, Париже, Константинополе и Адрианополе и уже затем отправился в Россию.

18 Невилль преувеличивает значение деятельности кн. В.В.Голицына. Скорее всего, она сводилась к привлечению ссыльных к ямской гоньбе в Сибири, которая была устроена задолго до него (Алексеев, 1941, 514).

19 Согласно замечанию М.П.Алексеева, «Невилль неточно передает слова Спафария. В тексте «журнала» его путешествия говорится: «река Тобол течет с рекою Иртышом подле самого города Тобольска, потому что город Тобольск построен на самом берегу Иртыша на высоком месте...» «А река Иртыш... течет до Белогородской горы, и там падет Иртыш в Обь реку, и больше того не именуется Иртыш, только Обь река» (Алексеев, 1941, 514—515).

20 Имеются в виду озеро Зайсан и Алтай (Алексеев, 1941, 515).

21 Фабрициус Людвиг (умер в 1729) — голландец, с 1660 г. на русской службе. Участвовал в русско-польской войне. Служа в Астрахани, попал в плен к разинцам. Оттуда бежал в Персию. Весной 1672 г. вернулся в Астрахань, оттуда послан был в Москву. В 1678 г. отпущен был в Швецию в чине подполковника. Вновь прибыл в Москву в сане шведского посланника к персидскому шаху (1.01.1680), был отпущен из Москвы 28.01.1680. Вернулся из Персии в Москву 22.09.1682, отпущен был в Стокгольм 8.10.1682. Вновь прибыл в Москву 7.07.1683 в качестве посланника, был отпущен 5 октября 1683 г. Вернулся в Москву 1.01.1687 г. и в марте того же года был вновь отпущен в Стокгольм (Бантыш-Каменский, 1902-4, 197—199, 203). Автор записок (Записки иностранцев, 1968, 5-13).

22 Сири — граф, происходил из персидских армян. Вырос при португальском дворе, совершил ряд путешествий по Европе, бывал в Италии, Франции, Германии и Польше. Ян III назначил его в 1688 г. своим чрезвычайным посланником в Персию, где он должен был действовать в пользу Священной лиги, куда он и отбыл через Россию. Русское правительство не пропустило вместе с Сири французских иезуитов Авриля и Боволье, которых тот взял с собой из Варшавы. Ревностный католик, Сири способствовал устройству католической миссии в Шемахе (Beylerian, 1968, 231— 232).

23 Авриль Филипп (Avril Philippe) (21.07.1654—1698) — французский иезуит, родился а Ангулеме, вступил в новициат 17.09.1670. Преподавал философию и математику в лицее Людовика Великого, затем получил миссию в Китай. Направляясь туда, прибыл через Курдистан и Персию в январе 1687 г. в Москву и просил пропустить его через Сибирь, в чем ему было отказано. Второй раз прибыл в Россию через Речь Посполитую, получив место капеллана польского дипломата Иосифа Лядинского, но не был пропущен через Сибирь снова. Вынужден был через Молдавию и Константинополь вернуться в Тулон 30.09.1690. Вновь отправившись в путешествие, он в 1698 г. погиб при кораблекрушении.

Авриль является автором «Путешествий в различные области Европы и Азии» (Avril, 1692), переведенных на немецкий, английский и польский языки (Sommervogel, 1890-1, 706—707). Мы не имеем библиографических данных голландского издания, которое обозначено во французском биографическом словаре (DBF, 1954-6, 905). Книга, построенная в основном на материалах Спафария, снабжена картой Сибири.

24 Боволье Антуанде (Beauvollier Antoine de) (3.06.1657—20.01.1708) — иезуит, основал миссию Общества Иисуса в Эрзеруме, прибыл в Москву с рекомендательными письмами от Людовика XIV и был отослан обратно. Затем был с миссией в Армении, Индии, Китае. В 1706 г. назначен китайским императором Канси своим послом в Риме. Погиб во время кораблекрушения у берегов Бразилии (Dehergne, 1973, 29).

Текст воспроизведен по изданию: Де ла Невилль. Записки о Московии. М. Аллегро-пресс. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.