Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЕЯНИЯ НЕАПОЛИТАНСКИХ ЕПИСКОПОВ

GESTA EPISCOPORUM NEAPOLITANORUM

ВТОРАЯ ЧАСТЬ ДЕЯНИЙ, СОСТАВЛЕННАЯ ИОАННОМ ДИАКОНОМ.

41. Павел епископ. Он занимал кафедру четыре года, два месяца и шесть дней. (Ок. 762 г.)

Было же это во времена папы Павла. Он, когда нес диаконское служение в Неаполитанской церкви, часто ходил послом в город Рим, где вышеупомянутый папа, в то время также украшенный диаконским достоинством 10, заключал своего друга в объятия небесной любви. Тот же со своей стороны начинал дружеские беседы, и сказал любезно неаполитанский левит: "Да управит Всемогущий так, чтобы я тебя увидел на апостольской кафедре". А в ответ на это предсказание папа промолвил: "А я тебя - епископом". Чего же более? После того, как через краткое время умер господин апостольский папа Стефан, диакон Павел был избран на предсказанную ему должность. И точно так же, немного времени спустя после того, как достопочтенный епископ Кальв почил в Боге, и Павел получил неаполитанскую кафедру. Но вследствие ужасной смуты по поводу икон, которая случилась между апостольской властью и отвратительнейшим безумием императора Константина Каваллина, неаполитанцы были отлучены на девять месяцев, в течение которых он не мог быть рукоположен, поскольку партенопейский 11 народ желал власти греков. Однако же Павел, желая поведать об этих делах папе, своему другу, и получить его поддержку, тайно отправился в Рим. Там он немедленно был в епископы и отправлен в Неаполь, но вследствие того, что его сограждане были связаны с греками, они не хотели его принять. Составив заговор, они выслали его в церковь святого мученика Христова Януария, находившуюся недалеко от города. В ней он мужественно прожил в течение двух лет и построил там многие сооружения, в том числе трапезную 12, которая находится справа от входа. Ясное дело, весь клир и весь народ согласно канонам повиновались ему как пастырю, и он удерживал все церковное имущество и распоряжался им без какого бы то ни было препятствия. Он также соорудил там мраморный источник крещения, в котором он в последующие пасхальные дни все приходящие крестили своих сыновей. Между тем, первые лица города Неаполя, видя, что столь выдающийся город обессилел без такового первосвященника, единомысленно и единогласно вернули Павла в его город и ввели в должность епископа. И там, по прошествии двух лет, он упокоился в Господе. В воскресный день святой Пасхи по окончании торжественной мессы он принял лобзание от всех клириков и, ободрив весь народ, ушел и дух его отправился на небеса. И весь клир и весь народ 13 разного пола и возраста вместе с крещенными в ту же ночь мальчиками прошли с похоронной процессией и пронесли его останки вплоть до базилики святого Януария и погребли его тело в портике перед церковью святого Стефана. А было это в сорок восьмой год императора Константина Каваллина и в пятнадцатый год его сына императора Льва, в течение индикта... (766/67 г.).

42. Стефан епископ занимал кафедру тридцать три года, пять месяцев и двадцать семь дней. В тот самый год, когда умер епископ Павел, по причине Божьего гнева свирепствовала в Неаполе моровая язва, называемая медиками бубонной чумой, так что за гибелью отца следовала смерть сыновей и редко кому удавалось пережить своих родных для того, чтобы похоронить их; тогда же окончили жизнь все клирики этой епископии. И вследствие этого все неаполитанцы, придя к вышеназванному начальнику, весьма сильно упрашивали его, чтобы он стал заботливым пастырем святой церкви. И он не отвергнул их просьб и отправился еще будучи мирянином и консулом к Римской кафедре. Ибо он правил партенопейским дукатом в достойном похвалы спокойствии в течение двенадцати лет. Когда же апостольский папа господин Стефан увидел в этом муже благоговение всего народа, то он постриг его в тонзуру и рукоположил в епископы после регулярного продвижения в священных степенях. И тут же епископ Стефан был отпущен папой с благословением и вернулся в свой город. В нем он был принят с почестями и так старательно начал преуспевать в божественных делах, как будто он был им научен сызмальства. А жена его умерла от старости еще тогда, когда он был консулом. Он послал в Рим трех клириков, которые, превосходно наученные в певческой школе и приученные ко всему священному римскому обряду, вернулись потом в родные края. Одного из них - Льва по прозвищу Маурунта - он посвятил в кардиналы-пресвитеры, а остальных клириков определил левитами в монастырь святого благословенного левита Павла. Один из них по имени Иоанн, который был впоследствии посвящен в диакона, весьма прославился своей ученостью. Как именно? Если бы я захотел описать все, что он совершил в той священной епископии, этого было бы мало читающим и мы были бы сочтены бездарными. Но все же скромно передадим хоть что-то, храня в памяти драгоценное сочетание и великие труды. Он сделал для украшения святой церкви золотой крест удивительно искусной работы, который называется спанокласт 14 или антипентон. С неменьшим искусством он сделал три золотые чаши и золотой дискос, который по кругу и в середине он украсил самоцветами. Он также искусно сделал из золота двухчастную подставку, на которой читаются по праздникам Евангелия. Сделал он и изящные завесы святого алтаря, которые старательно украсил золотом и самоцветами, написав на всех свое имя. И еще построил он внутри епископии огромную апсиду и две высокие островерхие башни, под которыми построил дивно изукрашенную церковь святого Петра. Перед ее входом он шесть Соборов святых отцов и сложил из кирпича необыкновенной величины открытую галерею 15. И еще создал он с прочими людьми многие вещи, необходимые в быту для клириков. В самом городе он построил три монастыря, которые он назвал в честь святых мучеников Феста и Панталеона и святого исповедника Гаудиоса. Туда были принесены большие пожертвования и в них он устроил женские монастыри для дев под руководством аббатиссы. А также он прибавил к монастырю святого Гаудиоса базилику святого Фортуната, в которую тело этого мученика было перенесено из церкви Патр 16, где он прежде хотел быть похороненным и водворил с большими почестями тело исповедника. После этого церковь Спасителя, которая по имени своего создателя называется Стефаниа, была по Божьему суду (о чем я говорю с плачем) сожжена огнем. Ведь было в обычае, чтобы длинные освященные свечи, зажженные ради чести Господнего воскресения, не гасились с начала благословения вплоть до торжественного совершения месс следующего дня. Ночью же, когда во время этого празднества был по обыкновению отправлен зажигатель свеч, все были спокойны и никто не ожидал беды, огонь перекинулся на паутину, а потом - на потолок самой церкви, после чего сполохи пламени охватили все здание. Тогда упомянутый выше первосвященник не мог утешиться, будучи поражен великой скорбью. Но Всемогущий, Который низводит к адским мукам и возводит, Который после слез и плача вселяет радость, по Своей невыразимой святости положил радость в грустное сердце этого отца. И при содействии и усердных трудах всего народа он возобновил эту церковь, описанную финикийским стихотворным размером. В ней он облек киворий серебряными украшениями в виде павлина и украсил амвоны тем же металлом. И он водворил туда тела святых Евтихета и Акутия, после того как многие земли и чужестранцы принесли пожертвования.

43. В его времена Константин Каваллин, побуждаемый дьявольской гордыней, пытался придти в Рим для того, чтобы господствовать там, но претерпел жестокую смерть и лишился и жизни, и царства, рыдая и вопя, ведь он понимал, что заслужил вечные адские муки. (768 г.)

И в то же время апостольский папа господин Стефан Младший из-за нападения на апостольскую кафедру короля лангобардов Дезидерия, отправился к благочестивому императору франков Карлу и был принят им с величайшими почестями. И сколько бы ни пытался Дезидерий причинить вред привилегиям Римской кафедры, Карл подтвердил и расширил ее полномочия. Карл предупредил Дезидерия об этом и поставил это ему на вид. (773 г.) Но тот, отвергнув ее с яростной дерзостью, продолжал свои дурные начинания. Из-за этого впоследствии он, потеряв царство, окончил жизнь в изгнании.

44. При его правлении Арекий, князь Беневенто среди многого прочего пожертвовал в церковь святого Януария своим распоряжением место, называемое Планурия со всем имуществом и соорудил сень поверх алтаря этой церкви.

45. В те дни Иоанн по прозвищу Ниустетий был рукоположен своими сообщниками еретиками в патриархи, вновь обратившись к небесам, вернулся к святой Матери-Церкви. Он со многими слезами и вздохами исповедался в своих заблуждениях и ушел из жизни.

В то же время при августе Константине, сыне Льва, его матери Ирине, апостольском папе Адриане собрался в Никее Собор из многих епископов. (787 г.) На нем в присутствии римских апокрисиариев 17, в председательствовании указанных выше императоров с патриархом Тарасием епископы твердо установили Предание Соборов, чтобы святые иконы достойно почитались с благоговением, как и прежде, и анафематстовавали Анастасия и Константина, ересиархов того бесчестия. Было же это во времена апостольских пап Стефана и Адриана. Адриан на семидесятом году жизни мирно ушел из мира. Он был погребен в монастыре святого Януария внутри апсиды церкви святого первомученика Стефана в восьмой индикт. (799-800 гг.)

46. Павел епископ занимал кафедру двадцать лет, четыре месяца и шесть дней. Начиная писать о том, как он был вознесен на высоту архиерейства, призовем усердных чтецов, чтобы они приняли свой труд не в тягость и не сочли, что нечто недостойно того, чтобы поведать нам об этом, потому что представлять истину полезнее, чем уклоняться и идти на всевозможные уловки. После смерти епископа господина Стефана Феофилакт, его зять, правил партенопейским консулатом. Он, охваченный жадностью, не хотел никого из клира продвигать к священному сану епископа, говоря: "Не могу огорчить мою супругу Евпраксию". Она же, узнав о случившемся, отвечала: "Вы радуетесь смерти моего родителя. Поверьте мне, никто из вас не станет епископом". Все обращались к ним долгое время, а затем начали все взывать: "Дайте нам кого хотите, ибо мы не можем быть без пастыря". Тогда она, разгорясь женским огнем, дала им простолюдина и мирянина Павла, разлучив его с женой и связав. Но поскольку никто не отваживался сопротивляться, и он был пострижен в тонзуру и по истечении нескольких дней отправился к римской 18 кафедре и был рукоположен в епископы господином Адрианом. Когда он вернулся, то на серебро, которое оставил его предшественник господин Стефан, он украсил и покрыл золотом святой алтарь церкви Стефании. Из оставшегося же он сделал пять подсвечников и покрыл золотом два из них. И перед входом в свою епископскую церковь он сделал большую библиотеку, а внутри нее - одну комнату. Он также расписал башню, что перед церковью святого Петра, и возложил на алтарь этой церкви реликвии, потому что смерть не позволила господину Стефану сделать это. А Евпраксию он сделал монахиней в монастыре в месте Альбии, который примыкает к церкви Святой Божьей Матери, в котором она была сделана вышесказанным епископом аббатиссой.

47. В те времена императрица Ирина лишила зрения своего сына августа Константина (797 г.) и, недолгое время спустя после этого, была захвачена Никифором и окончила жизнь в монастыре (802 г.). Ибо этот Никифор, когда захотел подчинить себе земли болгар, поразил их многочисленными опустошениями, овладел их землями и наконец даже осадил бежавших в потаенные и укрепленные места. Но поскольку отчаяние опасно, болгары внезапно сделали вылазку, устремились вперед и убили его вместе со многими другими (811 г.).

48. В это время нечестивые мужи, составив заговор против Льва, третьего первосвященника римской кафедры, пленили его (799 г.). Когда они захотели выколоть ему глаза, среди них произошло замешательство, как это часто бывает, но один его глаз все же был немного поврежден. Он же бежал к королю Карлу и торжественно пообещал ему, что, если тот защитит его от его врагов, то он его коронует императорской диадемой. Карл же, услышав вожделенное обещание, мгновенно отправился с большим войском чужестранцев отправился к Риму, взял город и призвал Льва обратно на его место. А тот сразу же короновал Карла и наказал своих врагов достодолжной карой (800 г.).

49. В то же время Никифор, муж весьма образованный и сведущий в свободных искусствах, стал патриархом Константинополя вскоре после того, как еретик Лев, спафарий и эконом, составил заговор против августа Михаила, который его поставил до этого во главе войска (813 г.). Михаил, не будучи в состоянии противостоять ему, пришел в ужас и страх и стал молить о схиме святого монастыря; и, приняв ее, он окончил свою жизнь в монастыре (848 г.).

50. В те же дни неаполитанский консул Анфим построил большую церковь в честь святого Павла, которую он украсил прекраснейшими росписями и преподнес ей много имущества и рабов. И по предписанию римского 19 папы Льва, что было в соответствии с его правом, присоединил ее к монастырю святого Андрея, который называется Новые Кельи 20. Этот консул со своей супругой также построили также монастырь святого Кирика и Иулиты, в котором устроили двенадцать келий и предназначили их для размещения там гостей и пилигримов, которые бы питались из имуществ этой церкви. В этих двух базиликах упомянутый выше епископ расположил реликвии. Когда они закончили и совершили эти дела, консул Анфим умер и в неаполитанском консулате произошла распря, поскольку многие хотели присвоить себе честь быть дукой. Тогда неаполитанцы, более желая получить правителя из иностранцев, чем из столь негодных соотечественников, послали в Сицилию и поставили себе правителем приехавшего оттуда магистра войска Феоктиста. Ему унаследовал по истечении некоторого времени протоспафарий Феодор, как это водится в обычае у греков.

51. Между тем жители Беневенто по наущению врага рода человеческого 21 убили своего престарелого и едва живого князя Гримуальда и сделали князем юного Сикона Фриульского, (817 г.) который оказался по соседству с ними вместе со своей матерью. Когда это произошло, Павел, названный выше епископ, заболев неизлечимой болезнью, отдал долг смерти и был погребен в церкви святого мученика Януария в индикт ... (лакуна) в год императора ... (лакуна). Было же это во времена императора Адриана и папы Пасхалия.

52. Тиберий епископ занимал кафедру двадцать лет, один месяц и одиннадцать дней. (820 г.) Он был избран народом, когда проходил служение диакона. И хотя на то время было много пригодных клириков, но все единогласно избрали его на эту должность. Но поскольку добродетель всегда подвергается зависти, то, когда кто-либо из низов достигает высших должностей, то он тем самым становится жертвой ядовитых языков многочисленных сплетников; таковые сами мечтали о почестях и должности Тиберия и настолько, насмехаясь, очернили его имя, что это дошло даже до ушей апостольского папы. Когда это произошло, послы из Рима пришли и подвергли все дела весьма тщательному расследованию, но нашли, что все это соперники Тиберия измыслили из зависти. Тогда тотчас же он был рукоположен папой Пасхалием в епископы и достойно вернулся в свои края. Он обложил алтарь святой Стефании пятью слоями медных пластин. И сделал он поверх алтаря много медных венцов. В те же дни Феодонанда, жена покойного дуки Анфима, устроила монастырь святого Марцеллина в своем загородном доме, в который определила аббатиссой свою племянницу со служанками Божьими.

53. В то же время неаполитанцы изгнали Теодора, преемника дуки Феофилакта, и выбрали консулом Стефана, племянника вышеупомянутого начальника Стефана. Возбужденный завистью по отношению к Стефану, князь Беневенто Сикон причинил много вреда городу партенопейцев (821 г.?), то осаждая, то опустошая, пытаясь подчинить его каким-либо образом своей наихудшей власти. Когда же он в конце концов не смог достигнуть своей цели, он подкупил нечестивых граждан этого города многими дарами, чтобы они составили заговор и убили дуку. Чего же еще? Летней порой, когда хозяйственные работы на полях были окончены, он отправил к сему дуке своих послов с просьбой о мире, дав им предписание, чтобы они снеслись с коварными неаполитанцами. Они же, придя, как было задумано, вследствие Божьего гнева на нас, изготовились на зло и притворились, будто они остались в епископских палатах. На следующий же день консул Стефан, желая подписать долгожданный мир, встретился с ними перед воротами церкви Стефании. Тогда сообщники Сикона напали на него и убили своего консула в присутствии послов Сикона. Но Господь, Судия Праведный, Праведный Мздовоздаятель, Который никому не позволяет погибнуть неотмщенным, позволил одному из убийц дуки по имени Бон захватить власть дуки в Партенопее. Как только он стал консулом, одних своих сообщников он ослепил, а других отправил в пожизненное изгнание.

54. В то же время Лев, император Константинопольский, бросил в темницу некоего Михаила, который составлял заговор против него (24 декабря 820 г.); а произошло это во время всенощной Рождества Господня. Когда это случилось, он послал к своим сообщникам, говоря вот какие слова: "Завтра я всех вас по одному назову перед судом". Они же, потрясенные страхом, поразили мечом Льва, торжественно возносившего утренние хвалительные псалмы в соседней церкви святого первомученика Стефана (26 декабря). И тут же, выведя из темницы Михаила, короновали его диадемой августов. Сиракузяне, восстав по наущению Евфимия против этого Михаила, убили патриция Григору. Вследствие этого август бросил против них огромное войско, огромностью которого сиракузяне были обращены в бегство. А сам Евфимий со своей женой и детьми в Африку кинулся в Африку и привел оттуда против греков Аркадия 22, вождя сарацинов, с огромным снаряженным флотом. Греки не смогли ему оказать сопротивления и, поскольку сарацины угрожали городу, то греки, будучи весьма стеснены, выплатили ему в качестве дани пятнадцать тысяч солидов. И с этого дня, нагло разбойничая, они опустошали Сицилию. В конце концов они захватили панормитанскую провинцию и обратили всех ее жителей в рабство. (831 г.) В те же самые времена некто Фома, в высшей степени похожий на императора Константина, сына Ирины, обольщенный пустой надеждой, вступил в союз с измаильтянами, объявил, что он и является Константином, и производя видимость законности и действия в соответствии с царским приказом он с великим войском сарацинов осадил Константинополь. (821 г.) Но Господь, Который выставляет на смех насмешников и одурачивает обманщиков, воздал ему в соответствии с его измышлением. В то же бою, который шел с попеременным успехом, Господь дал победу грекам и предал в их руки этого обманщика. Когда же он был взят в плен, тотчас же нагнули вершины двух деревьев и привязали его к ним за голени, а затем отпустили верхушки деревьев и мятежник был разорван ими пополам, получив вместо царства адский пламень. (823 г.)

55. Между тем вышеупомянутый епископ Тиберий непорочно совершил тринадцать лет на престоле понтифика; некоторых он изнурил и вверг в трепет. Но так как мы узнали из написанного прежде, что праведный Господь, в Чьих руках сердца всех живущих, наказывает всякого сына, которого Он принимает, то не упустим случая изложить это. Упомянутый выше Бон, убийца дуки Стефана, в тот год, когда он начал править неаполитанским консулатом, в довершение своей погибели начал предпринимать множество злодеяний против святой церкви. И тогда сей начальник, в чьей власти он находился, не замедлил противостать ему, предпочитая скорее навлечь на себя гнев земного, чем небесного судьи, и устроил ему тотчас же духовное испытание. Но тот притупил духовный слух ушей своего сердца жалом 23 древнего змия, ведь он до такой степени пренебрегал увещеваниями ко спасению, что сверх прочего продолжал к своей погибели свойственные грешникам скверны и еще больше усиливал многословность ликторов. Чего же медлить? В конце концов он дерзнул простереть руку и на епископа, взял его под стражу и ввергнул в сумерки темницы, и томил его, оставленного там, ограничивая даже в хлебе и воде. И он умер так же праведно 24, как и жил, и мы полагаем, что на том свете этот достойный муж получил по заслугам соединение с теми, память о которых хранится в последующих поколениях 25. А было это во времена пап Пасхалия, Евгения и Валентина, и дожил сей муж даже до папы Григория.

56. Иоанн епископ занимал кафедру семь лет, девять месяцев и двенадцать дней. Описать устроение его жизни сих до сих поистине составило бы большие трудности даже для остроумнейших, так что уж говорить о моей незрелости и о никчемности моих попыток описать его жизнь или нравы и то, как он жил начиная со своей праведной и благочестивой юности! И все же мы позаботимся, насколько достанет сил для увековечения его славы в потомстве, рассказать немного о его жизни через его деяния; и прежде всего умоляем, чтобы никоим образом не вызвал насмешек тот факт, что он происходил не из благородной семьи, поскольку истинно благороден тот, кто процветает во Христе, познает Господа и начинает свою жизнь среди бедных и нуждающихся. Итак, он родился от незнатных родителей и провел свою юность в бедности. Когда же он подрос, не поддался соблазнам мира сего, как это обыкновенно бывает свойственно его возрасту, но еще больше прежнего укрепился в избранном им пути и, обучившись грамоте, он знал только один удел, а именно - предать себя одному только Богу. Он настоятельно вопрошал не только учителей свободных искусств, но и учителей божественного вероучения, поскольку он страстно желал предложить всего себя Богу. И Господь, как нам известно, милосердно выполнил его желание. Ведь он прославился как известнейший учитель богословия. В особенности же он был так искусен в мастерстве писца, что получил от всех прозвище Иоанн Писец. Редко когда его ноги топтали улицы города. И всегда он содержал в сердце голубиную простоту в соединении со змеиной мудростью. На поношения он не отвечал злом, но, напротив, выказывал покорность. Поэтому-то он и был всем любезен, всем дорог и был возведен к чести диаконского служения по воле небес. И в своем сердце он продолжал хранить то же терпение, ту же простоту, переживая более за поношения, которые претерпевали другие, нежели за собственные. Особенно он был опечален заключением упомянутого выше епископа Тиберия; так он был расстроен этим, что даже заболел. Но когда упомянутый выше Бон сокрушил Тиберия мрачной темницей и смертельным голодом (как мы сообщили выше), он трижды и четырежды приказывал собрать всех клириков, чтобы они выбрали епископа. Но Иоанн один противостоял тогда нескольким покушениям захватить и присвоить эту кафедру, как не появлясь на выборы, так и прямо выступая противником консула. Наконец, многократно подвергнувшись клевете, он был приведен к консулу Бону. И он начал угрожать зычным голосом этому свирепому грешнику. И спустя некоторое время он поклялся, придя в ярость, что он сделает так, что на кафедру будет избран не кто иной как сам Иоанн. А тот восклицал: "Пока жив мой предстоятель, я не стану узурпатором кафедры". Тогда страшно разгневанный дука приказал умертвить Тиберия и конфисковать все имущество и всех рабов епископии. Тогда Иоанн, стесененный отовсюду, начал обдумывать, что же предпринять, боясь в одном случае подвергнуться за получение кафедры через умерщвление предстоятеля небесной каре, а в другом - осуждению апостольской кафедры и бесславию в народе. Но, желая по своему милосердию скорее подвергнуться ущербу и поношению от людей, чем от Бога, он сказал консулу следующие слова: "Если ты захочешь сделать незыблемой свою клятву насчет того, чтобы я имел возможность придти на место епископа Тиберия, то да не не изгонишь ты его никоим образом из епископии и не нанесешь ему никаких телесных повреждений; только в таком случае я выкажу согласие на свой страх и риск". И когда это обещание было дано, он был избран и возведен на кафедру. А по отношению к епископу Тиберию он выказал такое мирное настроение, такое человеколюбие, что мы не в силах это выразить.

57. Между тем консул Бон умер через один год и шесть месяцев, и ему унаследовал его сын Лев. (834 г.) Этого Льва изгнал через шесть месяцев его тесть Андрей, который сам стал консулом. Этот самый Андрей, по просьбе избранного епископом Иоанна, освободил епископа Тиберия из унизительного заточения в темных подвалах и поместил его под стражей в покое перед церковью святого мученика Януария. Против этого Андрея совершил многочисленные набеги князь Беневента Сикард, сын Сикона. Раздраженный этими набегами, герцог Андрей направил посла и привел сильнейшее чужеземное войско сарацинов. (836 г.) Сикард, приведенный в ужас появлением сарацинов, как бы заключил с этим коварным человеком на некоторое время мир и даже вернул ему всех военнопленных. Но спустя немного времени после отхода сарацинов он нарушил мир и еще больше усилил вражду против Неаполя. Тогда консул Андрей направился во Францию, прося помощи у господина Лотаря, чтобы хотя бы по его приказу Сикард утихомирился бы. Поэтому Лотарь послал своего приближенного Контарда, чтобы, если Сикард не перестанет преследовать партенопейский народ, тот умерил его свирепое неистовство. Этот Контард, добравшись до Неаполя (839 г.), узнал, что Сикард был убит своими врагами, и хотел было возвращаться к своему сеньору. Но магистр войск Андрей позаботился о том, чтобы направить его против набега враждебных лангобардов, обещав ему дать в жены свою дочь Евпраксию, которая была женой упомянутого выше Льва, сына дуки Бона. Когда это обязательство было дано, Контард решил не уходить. Но Контард понял, что Андрей отсрочивает брак, обманывая его, он вошел в сговор с врагами консула Андрея и поразил его мечом в базилике святого Лаврентия, что зовется У Источника, и, захватив власть консула, взял в жены Евпраксию. Поскольку неаполитанцы были возмущены отвратительным убийством их консула, они через три дня единодушно ворвались в кафедральный собор, где обитал Контард, и в жестоком сражении зарубили его, его жену и людей. После этого они, собрав совет, с радостью поставили над собой дукой Сергия, сына Марина и Евпраксии, и послали в Кумы верховых гонцов, которые его поторопили, чтобы он сделался полезным для своего народа консулом. Ибо на рассвете того дня, когда был убит дука Андрей, его отправили послом к Сикенульфу, князю Салернскому, осаждавшему в тот момент Беневенто. Именно в эти дни было разделено княжество лангобардов. И когда он возвращался в область Свессулы, он услышал о том, что Контард убит. И поскольку он разузнал все и это оказалось правдой, он выдвинулся к Кумской крепости, ведь туда его призвали и поставили во главе войска.

58. После того, как все это совершилось, приблизился последний день епископа Тиберия, помещенного под стражу в упомянутом выше месте. Но прежде чем умереть, он произнес, находясь на епископской кафедре, такую речь к народу насчет избрания господина Иоанна: "Вы знаете, возлюбленные братья, что я был притеснен сборищем грешников и предан по приговору суда людям, не знающим милосердия. Но Господь, Который низводит до глубин мучения и возводит, Который умножает пользу, что мы получаем в искушениях, позволил сыну моему господину Иоанну взойти на нашу кафедру и я теперь имею утешение после величайших мук. По этой же причине мы и не хотим скрывать от вашей любви то, что я бы никоим образом не был в силах передать благодарность ему за таковое человеколюбие, каковое он оказал мне, даже если бы я мог говорить всеми членами моего тела. Ибо хотя он еще при моей жизни принял епископскую кафедру, побужденный к этому более сострадательным желанием принести мне утешение и отдохновение, чем стремлением к епископству, ничто да не угрожает ему как со стороны римской кафедры, так и со стороны возможного осуждения прочих людей. И мы постанавливаем, чтобы вы были свидетелями истины в отношении этих слов, которые я от себя говорю об Иоанне перед лицом Бога и всех предствителей власти". И, сказав это, он поднялся с трона и приказал, чтобы его отнесли на его ложе, где он через два дня покинул этот мир, покаявшись и получив отпущение своих грехов. Господин Иоанн похоронил его тело с почестями в церкви святого Януария в индикт... в год... (842 г.?)

59. А консул Сергий, воодушевленный теми словами, что произнес епископ Тиберий, послал своих послов в Рим, твердо решив возвести на епископский трон избранного Иоанна. Но господин ромулов папа Григорий решил в тот день отложить прошение и отсрочить свое решение по нему до тех пор, пока не разберет это дело канонически, чтобы не случилось так, что Иоанн похитил бы епископскую кафедру. И когда он получил от клириков, мирян и самого дуки клятвенное свидетельство того, что тот не по своей воле захватил кафедру, и действовал не против Тиберия, а, наоборот, в его пользу и, как сам Тиберий засвидетельствовал в присутствии всех, стремился употребить все средства и сделать ему, заточенному, много добра; и что был он украшен епископской инфулой только по принуждению. А сколь многое и каковое он сделал, став епископом, не может изречь ни один плотский язык. Он стал всем для всех, чтобы всех приобрести. Старцев он почитал как отцов, юношей любил как братьев, никогда никому не отвечал злом на зло, никого ни в чем не упрекал и не обличал, кроме как в грехах. Кого из наказываемых он не утешил? С кем из болящих не болел? Он так начальствовал над всеми, что сам казался подчиненным. Он, он был первосвященник согласно слову апостола, так что хранил даже завет врат: он выглядел во всех отношениях никаким иным, кроме как благочестивым, справедливым, святым. К чему это мы говорим? Разве мы таковых дарований, чтобы иметь возможность по достоинству прославить его? Выпадет ли нам на долю хоть на короткое время такое, чтобы мы могли хоть что-то сказать о нем? Итак, что же? Снарядимся, чтобы повести разговор о другом и оставим это, потому что оно слишком значительно. Он сделал один позолоченный сосуд для святого миропомазания, на краях которого написал свое имя. Приобрел он и две курильницы для фимиама, сделанные из золота, и подобной им работы сделанный из золота крест. Он сам своей рукой написал много полезных книг. Он извлек тела своих предшественников из гробниц, куда они были положены и, расставив их поотдельности в церкви Стефаниа, снабдил каждое дугообразной гробницей и сверх каждой гробницы поместил изображение покоящегося в ней епископа.

60. В то же время, после смерти Феофила (842 г.) и в правление его сына Михаила множество вожделеющих грабежа сарацинов приплыло на кораблях в Италию к Понтии 26. (846 г.) Тогда консуляр Сергий с жителями Амальфи, Гаэты и Сорренто устремился на войну с ними, уповая не на многочисленность войск, а на милосердие Господне и на молитвы епископа. Разбив их благодаря Господнему заступничеству, он быстро одержал победу. А равным образом он достиг победы над теми исмаильтянами, которые скрывались на Ликосии. По этой причине огромное войско панормитанцев, придя, захватило замок Мисено. И тогда же африканцы на укрепленном горном хребте 27 желая опустошить всю ту область, напали на Рим (846 г.) из-за гнева небес и разграбили церкви апостолов и все что они нашли снаружи, подвергнув все достойной слез погибели и ужасному завоеванию. Побужденный этими событиями, король франков Лотарь послал против них яростное войско; они поспешили и преследовали тех вплоть до Гаэты. Тогда сарацины применили обычную хитрость, укрыв наиболее смелых из числа своих в труднодоступных местах, на кручах, обрывах и горных тропах. Франки же, не зная об их лукавстве, мужественно пытались добраться до них. А те, выйдя по гневу Божьему из своего укрытия, прежде всего поразили предводителя франков; убив его и обратив всех франков в бегство, сарацины жестоко истребляли их; и никто не спасся от погони, кроме Цезария, сына дуки Сергия, который пришел с кораблями неаполитанцев и амальфийцев, высадившись на берег. Дело в том, что нечестивейшие, радуясь такой победе, угрожали взять город Гаэту. Но Цезарий, сын упомянутого выше Сергия, узнав об этом и вернувшись в порт Амальфи со своим флотом и жителями этого города скорее как страж, чем как воин, с Божьей помощью противостал им. Между тем всемогущество Создателя, которое смиряет возносящихся и хвалящихся своими силами, своевременно воздвигло сильнейшую бурю, так что корабли таковой гордыни потерпели кораблекрушение. Приведенные в ужас этим, они стали просить у Цезария перемирия, чтобы они могли спокойно вытащить свои корабли на землю и вернуться в свои края, когда наступит благоприятная погода. Когда это было сей же час возвещено дуке Сергию, он приказал, чтобы они принесли клятву, боясь, как бы они, потерпев кораблекрушение, не захватили землю. Когда это было сделано и погода прояснилась, они собрались идти, но Господь воздвиг южный ветер против бороздящих морскую гладь; их корабли были рассеяны и лишь немногим удалось вернуться в свои края.

61. В тот же год по просьбе сего Сергия и князей лангобардов император Лотарь отправил своего сына Людовика, доброго и прекрасного юношу, в Апулию против находившихся там полчищ сарацинов, находившихся под властью царя и опустошавших все окрестности. Когда же Людовик пришел, то с помощью небес он победил этих исмаильтян (849 г.). Затем, дав точные предписания подразделениям жителей Беневенто и Салерно, он вернулся победителем (851 г.).

62. Когда же, как мы кратко изложили выше, сарацины бежали, епископ господин Иоанн, муж наивысшей святости, понял, что приближается день его освобождения от этого мира, за который он возблагодарил Бога. Ведь он радовался, что в течение небольшого промежутка времени будет положен конец его жизненному пути и ему, освобожденному, будет намного лучше навечно 28. пребывать со Христом. Семь дней его удерживала сильная болезнь, но он усердствовал в молитве на открытом воздухе, принося благодарность Господу. Когда же семь дней прошли, он упокоился в мире. Весь народ оплакивал его, будучи лишен такого пастыря, но хор ангелов радовался о том, что на небо был принят гражданин небесного Града. В его погребальной процессии, которая шла к базилике святого Януария, участвовали все обоего пола и разного возраста. Там они торжественно водворили его останки в десятый индикт, в год императоров ... (лакуна). (847 г.?)

63. Афанасий епископ занимал кафедру двадцать два года, шесть месяцев и двадцать четыре дня. Его отцом был дука Сергий, и он от времени своей юности вплоть до того дня, когда он был почтен саном диакона пребывал в среде наставников, учителей и опекунов, но при этом насколько он был несведущ в делах гражданского управления, настолько же он научился всему, что относится к католической церкви. И стал столь известным таковой набожностью, что если бы и люди замолчали, то возопили бы камни. После двадцатого года своей жизни он был почтен саном левита, но почитался уже почти как епископ. И Господь, Который предувидел в нем такового пастыря Своей Церкви, некоторым образом дал человеческим сердцам знак Своей милости относительно Афанасия, знаменуя и показывая им его как будущего предстоятеля. Он, говорю я, он был столь медоточивым и таким нектаром услаждал всех, что епископ господин Иоанн, движимый отеческими чувствами до такой степени ценил и почитал его, что никогда не отверзал уст и не говорил об Афанасии без того, чтобы назвать его своим сыном; а весь народ, говоря о нем, называл его своим господином. Чудный в своем образе, он непрестанно восхвалялся всеми, и видно было и предугадывалось, что Всемогущий прежде века предопределил ему стать целомудренным и святым. Когда же господин Иоанн отправился в небесное отечество, весь народ тут же произвел его избрание. Он был немедленно возведен на кафедру и через несколько дней отправился в Рим. Там он был досточестно принят и с еще большими почестями рукоположен, а затем вернулся в Неаполь с великой славой. Когда же он принял кафедру в Неаполе, он изобильно начал передавать другим плодородие вероучения, которое он впитал с юности. Он учредил школы чтецов и певцов, многим определил изучать грамматику, иных определил к должности книгописца, и таким образом предусмотрительный пастор своего стада укрепил загоны стада, что, ни в ком не нуждаясь, вверил Господу свое созерцание и воистину услышал следующие слова: "Процветает святая Церковь, искупленная Кровью Христовою, во дни твои". После этого он обновил церковь святого Януария, размещенную в его покоях, и расписал ее изображениями прославленных учителей, сделав там мраморный алтарь с оттелкой серебряной каймой. Сверх него он устроил покров, на котором сделал выполненные шитьем иглой образы изображения святого мученика Януария и его сотоварищей. И точно таким же шитьем он украсил тринадцать панно в церкви Стефаниа, изобразив на них евангельскую историю которые приказал повесить от капителей колонн до орнамента 29. А на алтаре все той же церкви точно таким же шитьем он устроил четыре завесы, украшенные большим количеством золота и многочисленными самоцветами. И еще он потрудился сделать многочисленные панно, которые он очень хотел предоставить для украшения церквей. В той же церкви он также сделал немало сосудов из серебра. Ибо для создания больших и малых венцов и прочей утвари и сосудов он отпустил сорок восемь либр серебра. Из этого же металла он сделал большой дискос, выгравировав на нем лик Спасителя и ангелов и покрыв их золотом. Он также устроил две серебряных сени, отпустив на них двадцать либр, и на одной из которых он начертал имя Сергия. Сделал он и два аналоя, которыми пользовались певцы в дни торжеств. Он уплатил сто либр серебра он на лжицы и блюда для совершения ежедневного богослужения в той же самой епископской церкви. И еще он приказал, чтобы в церкви Спасителя служилась каждый день всенародная месса с диптихами, предоставив церкви земли с которых питался бы клир. Еще он устроил странноприимный дом в атрии упомянутой выше церкви, дав на его содержание много земель для того, чтобы там могли останавливаться странники и бедняки. В церкви святого Януария он устроил вне здания монастырь под руководством аббатов, дав им один сад, расположенный на неаполитанском поле. И еще он позаботился о том, чтобы поддержать многие церкви, священники которых находились в бедности, подношениями, пожертвованиями, раздачами и вещами собственного производства. Если бы мы захотели перечислить все, то нам бы пришлось долго описывать его дела по одному, так что чтецы бы набили оскомину от своего труда. В то же самое время церковь Мисены была за наши грехи опустошена язычниками. По мольбам предстоятеля его родитель Сергий, неаполитанский дука, уступил епископии почти все недвижимое имущество, находившееся в руках этой церкви. Этот дука на алтаре церкви Стефаниа устроил напрестольный покров, украшенный золотом, самоцветами и оторочкой бахромой. На этом покрове были написаны имена его самого и его жены Друзы. И еще он пожертвовал в библиотеку епископии три списка книги Иосифа Флавия.

64. Затем, после смерти консула Сергия и в годы правления Неаполитанским дукатом его сына Григория в тех краях усилилось свирепство сарацинов, так что ежедневно происходило разорение многих городов и замков. Тогда император Людовик, побужденный к этому просьбами лангобардов (866 г.), отправил для их освобождения огромное войско, будучи уверен, что он получит от этого пользу для себя, если освободит от ярма нечестивейших этих угнетенных, за которых Христос сошел на землю и претерпел телесную смерть. Ворота всех городов были распахнуты перед ним. Он не вошел только в город Неаполь, потому что они с господином Афанасием и так имели столь тесную дружбу, что во всяком случае естественным было не основывать дружбу на силе. Задержавшись в Беневенто, он получил от небес такую победу, что, погубив мечом и голодом агарян и взяв в плен их короля Сеудана 30, он отнял у них те города, которые он штурмовал, и восстановил над ними власть, которая была там встарь. (871 г.)

65. Между тем дука Григорий, посоветовавшись со своими близкими и, в особенности, с епископом господином Стефаном, назначил консулом своего сына Сергия и вскоре отдал дух, измученный продолжительной болезнью. Когда он умер, консул Сергий по наущению дурных людей ополчился против всех близких своего отца и даже против самого предстоятеля. Семь дней спустя после того как они по отдельности были взяты и ввергнуты в темницу собрались все монахи, слуги Божьи, священники и клир, и восклицали они, проливая слезы: "Консул Сергий, верни нам понтифика; отпусти святого, отца сирот, защитника вдов, свет всей нашей области, утешителя скорбящих, освободи человека, посредством которого умиротворилось все наше отечество; в противном же случае, иначе мы уйдем в скитания, да так, что в наше отсутствие тебя постигнет гнев за таковое злодеяние". Ему ничего не оставалось, как изменить свое решение; теснимый таким образом он наконец отпустил им предстоятеля, причем с него взяли клятву в том, что он никоим образом не удалится без его согласия, кроме как по делам, связанным с выполнением обязанностей по отношению к Церкви. Десять дней спустя он затребовал отпуск как бы чтобы посетить общежительный монастырь на острове Спасителя. Когда ему было разрешено это, он, ни минуты не медля, отправился на этот остров со всеми клириками; ведь он желал вызволить из темницы своих близких, которые в ней содержались. Но Сергий упорно не желал отступиться от такового образа мыслей и сказал: "Я не только не освобожу их, но еще и попытаюсь взять с острова этого епископа". Тогда епископ господин Афанасий отправил к императору господину Людовику своего посла 31 и поведал ему в подробностях, сколь многое и каковое он претерпел от его племянника. Тогда император отправил из города Беневенто предписание к Марино, сеньору амальфийцев, чтобы тот перевез епископа и всех, кто был с ним, в целости и сохранности с того острова. Марино же поспешил выполнить порученное ему и перевез епископа и всех, кто был с ним, целыми и невредимыми в Сорренто. Когда он сделал это, жители Беневенто и Салерно, завидуя благодетельному императору, восстали против него вместе с сообщниками дуки Сергия. Когда они захватили в плен императора вместе с его супругой и посадили обоих под стражу (871 г.), многие франки, оставив пастыря, со скорбными криками возвратились в свои края. После этого жители Беневенто (поскольку Салерно был осажден внезапно нахлынувшими сарацинами) отпустили императора, связав его клятвой в том, что он никоим образом не воздаст им местью за то бесчеловечное обращение, которое они проявили по отношению к нему. Епископ Афанасий, побеспокоился о том, чтобы пойти ему навстречу и, немедленно покинув Сорренто, отправился в Рим, где он был ненадолго задержан папой Адрианом. И, покинув Рим, поспешил в Равенну навстречу упомянутому выше императору и так вернулся с ним в тот город. И епископ вынудил императора многими мольбами, чтобы тот забыл причиненное ему жителями Салерно зло, подвергшихся осаде исмаильтянами, напоминая ему о суде Господнем, в котором каждый будет принят соответственно делам рук своих. Тогда благочестивый август, поддавшись на уговоры, отправил туда большое войско, чтобы с помощью Господней начать войну против них. Войско с поспешностью прибыло и истребило множество сарацинов; и, получив дарованную небесами победу, оно возвратилось с триумфом. А Цезарий, сотоварищ этого упомянутого выше предстоятеля, закончил жизнь в темнице. А Афанасий, который шел с ними, начал страдать лихорадкой и отправился к Господу на пятнадцатый день болезни при всеобщем скорбном плаче о нем. Его тело перенесли в монастырь святого Бенедикта, расположенный в Монте-Касино, и погребли в основанной там же церкви святого Петра в пятый индикт, год императора ... (лакуна). (872 г.) И было это во времена апостольских пап Льва, Бенедикта, Николая и Адриана.

ДО СИХ ПОР - ДИАКОН ИОАНН. СЛЕДУЮЩЕЕ ЗА ЭТИМ НАПИСАЛ ПЕТР, СУБДИАКОН НЕАПОЛИТАНСКОЙ КАФЕДРЫ


Комментарии

10. Досл. «инфулой».

11. Поэт. «неаполитанский».

12. Досл. «триклиний».

13. Восполняем по смыслу.

14. Прим. греч. «смыкающийся сверху»; видимо, энколпион.

15. Досл. «солярий».

16. Город Литерна.

17. Т.е. легатов.

18. Досл. «ромуловой»ю

19. Досл. «ромулова».

20. Чела Нова.

21. Досл. «давнего врага».

22. Т.е. Аль-Кади.

23. Досл. или «хвостом», или membro virili.

24. Восполняем по смыслу.

25. Место неясно.

26. Понца возле Салерно.

27. Место не вполне ясно.

28. Видимо, ошибка писца: в тексте imperpetuum вместо ожидаемого in perpetuum.

29. Место не вполне ясно.

30. Seudanus; возм. «султан», либо имя собственное Саид. Для автора свойственно искажение арабских имен; ср. выше Аль-Кади – Аркадий.

31. Досл. Апокрисиария.

Источник: Gesta episcoporum neapolitanorum. MGH, Scriptores rerum langobardicarum et italicarum saec. VI-IX. Hannover. 1878

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.