Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУХАММАД НАРШАХИ

ИСТОРИЯ БУХАРЫ

ТАРИХ'И-БУХАРА

Ахмад, сын Мухаммада, внук Насра, говорит. что и теперь секта Муканны осталась в области Кеша и Нахшаба и в некоторых селениях Бухары, каковы например, замок Улара, замок Хыштыван, селение Зармаз (Вероятно ошибка, вм. Зарман ***). У них нет никаких [96] сведений о самом Муканне, но они продолжают держаться его веры. Их секта такова, что они не молятся, не держат поста в месяце Рамазане, не совершают полного омовения после сношений с женщиной, но никому не причиняют вреда, а все обычаи свои хранят в тайне от мусульман и притворяются мусульманами. Говорят, что жен своих они считают дозволенными для всех мужчин в своей среде и утверждают, что женщина все равно, что цветок: сколько бы цветок не нюхали, его оттого не убудет. Когда мужчина приходит к женщине, чтобы остаться с ней наедине, то он помещает знак на дверях дома, чтобы муж этой женщины, когда придет, мог узнать, что к его жене вошел другой мужчина, и уходил бы прочь. Когда чужой мужчина оканчивал свое дело, муж входил в свой дом. У них есть раис в одном селении, и все ему подчиняются.

Рассказ. Говорят, что у них в каждом селении есть один человек, который имел право лишать невинности каждую девицу, назначенную в замужество тому или другому жителю селения. Потом уже лишенная невинности девица передавалась мужу. Ахмад, сын Мухаммада, внук Насра говорит: "Я спрашивал у стариков селения, почему они столь великое наслаждение предоставили одному этому человеку, а всех остальных лишили того? Mне отвечали, что обычай их таков, что каждый юноша, достигший половой зрелости, до тех пор пока не возьмет женщину в замужество, удовлетворяет своим потребностям с этим человеком, а взамен того на первую ночь оставляет ему свою жену. Когда такой человек достигал преклонного возраста, на его место выбирали другого, и все люди этого селения постоянно имеют сношения с этим человеком. Такого человека называют Сукана. Однако, за справедливость сказанного я не ручаюсь; я слышал этот рассказ от древних стариков-крестьян и от жителей деревень", Сохрани нас Бог от этого! [97]

Рассказ о начале владычества династии Саманидов, — да будет милостив к ним Бог.

Выше было рассказано, что у Саман-Худата был сын, которого он назвал Асадом, по дружбе к Асаду, сыну Абдуллы Кушайри (См. выше стр.77), а у Асада было четыре сына: Нух, Ахмад, Яхья и Ильяс. Когда Рафиг, сын Ляйса, восстал против Харун-ар-Рашида и взял Самарканд, Харун-ар-Рашид для военных действий против него прислал Харсаму, сына Ааюна. Рафиг укрепил Самарканд, и Харсама не мог с ним справиться. Маамун с Харун-ар-Рашидом прибыли в Хорасан по причине этого события; Харун-ар-Рашид был очень озабочен этим делом. В таком положении, Маамун написал письмо к сыновьям Асада и приказал, чтобы они помогли Харсаме в борьбе с Рафигом. Сыновья Асада побудили Рафига заключить с Харсамой мир и посредством брака установили между ними родственные отношения, так что Харун-ар-Рашид освободился от этой заботы. Существовала опасность, что Рафиг овладеет всем Хорасаном; поэтому Маамун высоко ценил эту услугу. Во время этого путешествия Харун умер в Тусе, и Халифат перешел к Маамуну.

Гасон, сын Ибада, стал амиром Хорасана, и Маамун приказал ему, чтобы он дал детям Асада, сына Саман-Худата, уделы из городов Хорасана. Каждому он дал значительный город, смотря по их заслугам. Гасон, сын Ибада, назначил Нуха, сына Асада, амиром Самарканда, а Ахмада, сына Асада, амиром Мерва. Это было в 292 году (Дата очевидно ошибочна; вероятно, следует читать 202 (817—18 г)). Гасон был отозван из Хорасана, и Тахир, сын Хусаина, стал амиром Хорасана и утвердил эти области за ними (сыновьями Асада). Нуху, сыну Асада, который был старшим, дал он почетную одежду, и он оставался в Самарканде до самой смерти. [98] Нух назначил своим преемником брата своего Ахмада, сына Асада. Этот Ахмад, сын Асада, был человек ученый и благочестивый и оставался в Самарканде до своей смерти. Ахмад назначил себе преемником сына своего Насра, сына Ахмада, внука Асада. Когда тот воссел на место отца, от халифа Васик-Билляха (Халиф Васик-Биллях правил с 842 г. по 847 г. и здесь упомянут по ошибке) пришел диплом на его имя, что ему отдано наместничество над Мавараннагром. Это было в субботу, в начале месяца рамазана 251 года (Т. е. в сентябре 865г. По словам арабских историков, это событие произошло в рамазане 261 г. (июнь 875 г.), после падения династии Тахиридов (873 г.), которой принадлежала верховная власть в Хорасане и Мавараннагре).

Рассказ о начале владычества покойного (Мазы (прошлый, бывший, покойный) — прозвание Исмаила, как первого государя династии. См. конец следующей главы) амира Абу-Ибрагима-Исмаила, сына Ахмада, Самани.

Он был первым правителем из Саманидов. Действительно, он был достоин царского сана, был человеком умным, справедливым, милостивым, человеком правильных взглядов и решений. Он всегда повиновался халифам и преданность им считал для себя обязательной и необходимой. В субботу, в средине раби-уль-ахыра 287 (900) года, он в Балхе взял в плен Амра, сына Ляйса, овладел государством и царствовал в течение восьми лет. В 295 (907) году, он в Бухаре воссоединился с милосердием Божиим, — да будет над ним милость Божия и прощение грехов. Он родился (Слово *** очевидно ошибка вместо ***) в Фергане, в месяце шаввале 234 года (Май 849г). Когда ему было 16 лет, отец его умер. Амир Наср, старший брат Исмаила, высоко ценил его, а Исмаил служил амиру Насру. В месяце раби-уль-ахыре 260 (Янв.-февр. 874г) года, в Бухару пришел из Хорезма Хусаин, сын [99] Тахира-Таи. Между ним и жителями Бухары произошли стычки, и через пять дней он овладел городом. Он заставил жителей Бухары удалиться из города и окрестностей, многих перебил, а хорезмцам разрешил производить грабеж и конфискации. Они ночью насильно врывались в дома, взыскивали большой выкуп и отнимали имущество. Жители Бухары вышли сражаться против него (Т.е. Хусаина) и много людей было убито. Третья часть города сгорала. Наконец, жители города стали одерживать верх, и тогда он объявил им через глашатаев о помиловании. Люди, которые собрались, чтобы сражаться, и приготовились к бою, когда услышали о помиловании, разошлись, а некоторые даже возвратились в селения. Хусаин, сын Тахира, узнав, что люди разошлись, возобновил битву и убил много народу. Произошло новое восстание. Хусаин, сын Тахира, был обращен в бегство. Сражались целый день, а когда настала ночь, Хусаин укрепил ворота замка. Толпа (*** вероятно ошибка вместо ***) наблюдала за воротами замка, чтобы схватить Хусаина. Он еще раньше собрал всю подать с Бухары исключительно диргемами гидрифи, поместил эти деньги у себя во дворце и хотел променять их на серебро, но не имел времени. В эту ночь он сделал пролом в стене замка и бежал со своими людьми нагой и голодный, а диргемы гидрифи остались в замке. Народ узнал об этом и разграбил его имущество. Многие люди разбогатели от этого имущества, так что признаки этого богатства оставались даже у их потомков. В городе говорили: "Такой-то разбогател, благодаря дворцу Хусаина, сына Тахира".

Итак, Хусаин бежал, и после него каждому пришлось выдержать со стороны жителей Бухары много смут и вооруженных столкновений. Собрались ученые и благочестивые люди Бухары и явились к Абу-Абдулле Факыху, сыну Абу-Хафса Кябира, — да будет милость Божия на нем. Он был человек смелый. Они посоветовались с ним относительно дел Бухары. В [100] Хорасане не было амира, и Якуб, сын Ляйса, силой овладел Хорасаном. Рафиг, сын Харсамы, воевал с ним, и в Хорасане также были беспорядки; Бухара приходила в упадок от этих смут. Наконец, Абу-Абдуллла, сын Ходжи-Абу-Хафса, написал письмо в Самарканд Насру, сыну Ахмада, внуку Асада-Самани, который был амиром Самарканда и Ферганы. Он просил его назначить в Бухару амира, и Наср послал в Бухару брата своего Исмаила, сына Ахмада. Амир Исмаил дошел до Кярмина, остановился там на несколько дней и отправил посла в Бухару к Хусаину, сыну Мухаммада Хавариджи, который был амиром Бухары. Этот посол несколько раз ездил туда и обратно, пока не порешили на том, чтобы амиру Исмаилу быть амиром Бухары, а Хусаину, сыну Мухаммада Хавариджи, быть его помощником и заместителем. На этих основаниях подчинилось и войско. Амир Исмаил послал Хавариджи ярлык на должность заместителя вместе со знаменем и почетной одеждой. Самого Хавариджи со знаменем и одеждой обвели вокруг Бухары, и бухарцы радовались. Это было во вторник, а в пятницу читали молитву о здравии Насра, сына Ахмада, а Якуба, сына Ляйса, вычеркнули из хутбы еще до прихода в Бухару амира Исмаила. Это была первая пятница благословенного месяца рамазана 260 года (Т.е. 25 июня 874г.). Сын Ходжи Абу-Хафса Кябира, — милость Божия им обоим, — вышел навстречу. Лучшие представители Бухары из туземцев и арабов были при нем и сопровождали его до Кярмина. Абу-Абдулла приказал украсить город. Амир Исмаил раньше раскаивался, что он пошел в Бухару, потому что с ним не было многочисленной гвардии, и Бухара была охвачена междуусобиями и смутами. Ему даже не было известно, как жители этого города в душе относятся к нему. Когда Абу-Абдулла, сын Абу-Хафса, пришел в Кярмина, только тогда успокоился Исмаил, поняв, что, что бы ни сделал Абу-Адбулла, жители [101] города не в состоянии отменить это. Сомнения его исчезли. — Абу-Абдулла высказал ему много приветствий и успокоил его душу. Таким образом совершился въезд его в Бухару. Его приняли с почетом и торжеством. (Абу-Абдулла) приказал жителям города бросать перед ним много золота и серебра. Амир Исмаил схватил Хусаина Хавариджи и отправил его в тюрьму. Так прекратились в Бухаре смуты волею Всевышнего.

Рассказ о въезде амира Исмаила, — милость Божия ему, — в Бухару.

Это было в понедельник 12-го числа благословенного месяца рамазана 260 года (По счету, в зависимости от указаний выше, день этот приходится на вторник, как значится и в другой рукописи. По таблицам Вюстенфедьда, 12-е рамазана 260 г. (1-го июля 874г.) приходится на четверг). По этой причине город был умиротворен, и жители Бухары, избавившись от бедствий, стали наслаждаться спокойствием. В том же году амиру Насру, сыну Ахмада., был доставлен от халифа Муваффак-Билляха (Муваффак не был халифом, но был главным правителем государства в царствование его брата Мутамида (870—892 г.г.)) ярлык на владение всеми областями Мавараннагра, от реки Джайхуна до самых восточных городов, и в Бyxapе читали молитву о здравии амира Насра, сына Ахмада, и амира Исмаила, а имя Якуба, сына Ляйса Сафара, было исключено из молитвы. Амир Исмаил прожил в Бухаре некоторое время, а потом отправился в Самарканд, не ожидая приказаний от амира Насра. Сына своего, брата Абу-Закарию сына Яхьи, сына Ахмада, внука Асада, он оставил своим наместником в Бухаре. Когда он прибыл в Ришхан (Вероятно надо читать Рабинджан ***), амир Наср узнал об этом и остался недоволен, что он пришел без его разрешения. Амир приказал устроить ему встречу, но сам не вышел встретить его и никакого почета ему не оказал, а [102] приказал поместить его в Самаркандской крепости и назначил его военным начальником Самарканда. При этом он продолжал гневаться на него.

Амир Исмаил пошел на поклон, чего не делал раньше отправления в Бухару. Мухаммад, сын Умара, был назначен его помощником. Амир Исмаил приходил на поклон, стоял некоторое время, потом возвращался, но амир Наср не говорил с ним ни слова. Так прошло 13 месяцев. Наконец, в качестве заступников он привел своего двоюродного брата Мухаммада, сына Нуха, и Абдул-Джаббара, сына Хамзы, и они просили за амира Исмаила, пока Наср снова не послал его в Бухару. Исмата, сына Мухаммада-аль-Марвази, амир назначил визирем к Исмаилу, а Фазля, сына Ахмада-аль-Марвази, секретарем к нему. Теперь, амир Наср со всеми своими вельможами и приближенными вышел провожать амира Исмаила. В это время амир Наср повернулся лицом к Абдул-Джабару, сыну Хамзы, и сказал ему: "Абул-Фатх! я посылаю теперь этого мальчика... Что я могу ожидать себе, от него?" Абдул-Джаббар отвечал: "не говори так, потому что он раб твой" (В другой рукописи еще добавлено: “И исполнит все, что ты прикажешь”). Амир Исмаил прибыл в Бухару; жители города устроили ему встречу и с большим почетом ввели его в город.

В это время один разбойник собрал вокруг себя много народа из деревенских разбойников и развратников. Собралось 4000 человек, и все они разбойничали на дороге между Баркадом и Рамтином. Было близко к тому, чтобы они начали грабить и город. Амир Исмаил позвал к себе Хусаина, сына Ала (От него же получила название улица Ала (Примечание в тексте)), который был его военачальником и строителем бухарской стены (Ср. стр. 53 Шефер. изд. Перев. стр.71) и послал его сражаться с вышеупомянутыми разбойниками. Знатные и высокопоставленные жители Бухары решились помочь ему, пошли, вступили в бой с разбойниками, и те потерпели поражение. Хусаин, сын Ала, разбил их [103] окончательно, предводителя их захватил в плен, убил и привез его голову; он захватил также многих из его приверженцев. Амир Исмаил приказал их связать и отправить в Самарканд. Когда с этим делом покончили, получено было известие, что Хусаин, сын Тахира, с 2000 человек пришел к р. Аму с намерением напасть на Бухару. Амир Исмаил собрал войско, сколько мог, и пошел к нему навстречу. Вскоре получено было известие, что Хусаин, сын Тахира, переправился через Джайхун с 2000 человек хорезмийцев. Амир Исмаил сел на коня, вышел к нему навстречу, и завязался жаркий бой. Хусаин, сын Тахира, потерпел поражение; часть его воинов были перебиты, другие утонули в реке, а 70 человек были взяты в плен. Этот бой был первым боем амира Исмаила. Когда наступило утро, он призвал к себе пленных и каждому дал одежду из бумажной материи, а затем отпустил их. Хусаин, сын Тахира, ушел в Мерв, а амир Исмаил вернулся в Бухару и стал обдумывать поло-жение государства. Он понял, что высокопоставленные люди в Бухаре не оказывают ему должного уважения и что в их глазах нет страха. Он не видел никакой пользы для себя в том, если они останутся вместе; поэтому он принял следующее pешениe: созвав некоторых высокопоставленных людей Бухары, он сказал: "Необходимо, чтобы вы отправились для меня в Самарканд, произнесли речь перед царем Насром и извинились за меня". Они сказали: "слушаемся". Они попросили несколько дней срока и затем отправились. Bсе эти люди были в Бухаре амирами раньше амира Исмаила; Абу-Мухаммад Бухар-Худат был даже амиром Бухары. Абу-Хатим Ясари был очень богат, и по причине своего богатства не подчинялся им. Знатные люди Бухары вместе с этим человеком отправились в Самарканд. .Амир Исмаил написал письмо амиру Насру, чтобы он связал посланных и заключил их в тюрьму, чтобы дать возможность ему, амиру Исмаилу, взять в руки Бухару. Амир Наср исполнил это и этих [104] людей некоторое время держал в заключении до тех пор, пока в Бухаре все успокоилось. Амир Исмаил снова написал письмо амиру Насру и просил отпустить заключенных. Потом он очень хорошо относился к ним, исполнял их просьбы и считал своим долгом уважать их права. Наср, сын Ахмада, раньше приказал амиру Исмаилу доставлять ему из доходов Бухары ежегодно по 500,000 диргемов. После этого ему пришлось вести войны; деньги были истрачены, и Исмаил не мог послать их. Амир Наср снова отправил людей за деньгами, но Исмаил не прислал денег (Вероятно вместо *** как в изд. Шефера, следует читать ***). Из-за этого между ними началась вражда. Амир Наср собрал войско и послал письмо в Фергану своему брату Абулъ-Ашъасу и пригласил его придти с большим войском.

Другое письмо он послал в Шаш другому брату, Абу-Юсуфу Якубу, сыну Ахмада, чтобы он пришел со своим войском и привел с собой тюрков Испиджаба. Собралось много войска. После этого они двинулись по направлению к Бухаре, в месяце Раджабе 272 года (Декабрь 885 г. янв. 886 г.). Амир Исмаил, узнав об этом, очистил Бухару из уважения к брату и пошел в Фараб. Амир Наср пришел в Бухару, не нашел там амира Исмаила, пошел в Байкенд и там остановился. Жители Байкенда вышли к нему навстречу, обсыпали его серебром и золотом и поднесли ему множество подарков. Между амиром Исмаилом и Рафигом, сыном Харсамы, который в это время был амиром Хорасана, существовали дружеские отношения. Амир Исмаил написал ему письмо и просил помощи. Рафиг пришел со своим войском; река Джайхун замерзла, и он переправился по льду. Амир Наср получил известие о приходе Рафига и вернулся в Бухару. Амир Исмаил согласился с Рафигом пойти и взят Самарканд Известие об этом дошло до амира Насра. Он быстро пришел в Таваис и загородил им дорогу. Амир Исмаил с Рафигом двинулись по степной дороге. Bcе [105] волости Бухары находились во власти амира Насра, и они в пу-стыне не находили продовольствия для людей и фуража для лошадей. В этом году был голод, и им пришлось очень трудно, так что в их войске один ман (Мера веса, тоже, что батман) хлеба стоил три диргема, и мнoгиe из войска Рафига погибли от голода. Амир Наср написал письмо своему сыну Ахмаду в Самарканд, чтобы он из Самаркандского Согда собрал воинов (Собств. “борцов за веру” — нечто вроде добровольной милиции.). Жители области не дали Исмаилу фуража и сказали, что они мятежники (“Хариджи” — не почитающие Алия (4-го халифа); впоследствии это название прилагалось ко всякого рода мятежникам) и что поэтому грешно им помогать. Амир Наср был смущен приходом Рафига; он отправился в Кярмина, а они пошли вслед за ним. Рафигу один человек сделал наставление: "Ты оставил свою область и пришел сюда; если оба брата соединятся и сообща примутся за тебя, — что ты тогда в состоянии будешь сделать?" Рафиг испугался зтих слов, отправил посла к амиру Насру и передал через него: "Я пришел не для войны, а для того, чтобы помирить вас". Амиру Насру понравились эти слова, и они помирились на таком условии, что амиром в Бyxapе будет другой человек, а амир Исмаил будет сборщиком хараджа, что доход дивана не будет принадлежать ему и в молитве (хутба) он не будет поминаться, а каждый год он обязан выплачивать 500,000 диргемов. — Он (Вероятно, — Рафиг) позвал Насра, сына Ахмада, призвал также Исхака, сына Ахмада, одарил его почетной одеждой и должность амира Бухары отдал ему. Амир Исмаил согласился на это. Амир Наср удалился, и Рафиг тоже ушел в Хорасан. Это было в 273 (886) году. После того прошло 15 месяцев, и амир Наср прислал человека с требованием дохода от амира Исмаила. Тот удержал подать и не послал ее. Амир Наср написал письмо Рафигу, так как он поручился в уплате денег. Рафиг [106] написал в этом смысле письмо амиру Исмаилу, но амир Исмаил не обратил на это внимания. Тогда амир Наср вторично собрал войско, все из жителей Мавараинагра, а Абул-Ашъас пришел из Ферганы, и они вторично двинулись в страну Бухары тем же порядком, как раньше. Они направились к Бyxapе и достигли Кярмина. Амир Исмаил тоже собрал войско, пошел в Таваис, и здесь завязался бой. Сражение было упорное. Исхак, сын Ахмада, побежденный, ушел в Фараб. Амир Исмаил произвел сильное нападение на Ферганцев, и Абул-Ашъас, будучи разбит, отступил в Самарканд. Жители Самарканда хотели схватить его за то, что он покинул своего брата и бежал. Абулъ-Ашъас вернулся из Самарканда, и пришел в Ребинджан. Амир Исмаил взял в плен Ахмада Марзука, сына Мусы, и отослал его в Бухару. Вторично бухарское войско было разбито. Амир Исмаил остался на месте; у него осталось мало народа и между ними из знатных людей Сима-уль-Кябир (См. выше отр.39). Амир Исмаил послал человека и собрал всех бежавших ранеe гулямов (Т. е. “рабов”. Так называлась также гвардия владетеля, большею частью состоявшая из купленных рабов) и клиентов. Он вернул из Фараба Исхака, сына Ахмада. Из воинов (*** см. выше. Вм. *** вер. следует читать ***) Бухары также выступили 2000 чел; из селений тоже собралось войско. Амир Исмаил всех их снабдил продовольствием. Амир Наср двинулся в Ребинджан, приготовил войско и снова возвратился. Амир Исмаил раньше его двинулся в селение Вазбадин, и там они сошлись. Завязался бой во вторник, 15 числа месяца джумади-ль-ахыра 275 (888) года. Амир Исмаил разбил войско ферганцев; Абулъ-Ашъас обратился в бегство; все войско было расстроено. Амир Наср остался с небольшим числом людей и также был разбит. Амир Исмаил закричал на отряд Хорезмцев, отстранил их от амира Насра, слез с лошади и поцеловал его стремя. [107] (Дело в том), что принесли известие Сима-уль-Кябиру, рабу их отца и военачальнику амира Исмаила, а тот отправил человека и известил об этом амира Исмаила. (Между тем) Наср, сын Ахмада, слез с лошади, положил подушку и сел. Амир Исмаил подъехал, соскочил с лошади, подошел к Насру, поцеловал подушку, на которой тот сидел, и сказал: "Амир! Это дело совершилось по воле Божией... Мы теперь воочию видим его во всем его величии". Амир Наср сказал: "Я удивляюсь тому делу, которое ты совершил; ты не подчинялся своему амиру и не исполнял повеления Веевышнего, тебе данные". Амир Исмаил сказал: "Амир! сознаюсь, что я впал в ошибку, и вся вина на мне; ты выше меня по своей милости, так как отпускаешь мне этот великий грех и прощаешь меня". В то время, когда они так говорили, другой брат Исхак, сын Ахмада, подъехал, но с лошади, не слез. Амир Исмаил сказал: "Эй, такой-то! Разве перед твоим повелителем тебе не следует слезть с лошади?" Он выругал его и очень разгневался на него. Исхак быстро слез с лошади, пал к нотам Насра, поцеловал землю и принес извинение, сославшись на то, что лошадь у него горячая и быстро слезть с нее невозможно. Когда он окончил эти слова, амир Исмаил сказал: "Амир! Тебе следует быстро возвратиться в свою столицу, раньше чем это известие достигнет тех мест; если там узнают, произойдет волнение среди Мавараннагра". Амир Наср сказал: "О, отец Ибрагима! Это ты посылаешь меня на мое место жительства?" Амир Исмаил сказал: "Этого я не делаю... Что мне делать? отношения мои, как раба к своему господину, сводятся к тому, чтобы ты делал со мной все, что тебе угодно". Амир Наср сказал слово, и из его глаз потекли слезы; он раскаялся в том, что произошло и что была пролита кровь; он встал и сел на лошадь. Амир Исмаил и его брат Исхак держали ему стремена, отпустили его и послали провожать его Сима-уль-Кябира и Абдуллу, сына Муслима. Они проехали один переход. После этого амир Наср [108] отпустил их назад и отправился в Самарканд. В то время, когда Наср, сын Ахмада, находился в плену, он говорил с теми людьми совершенно так же, как в те дни, когда он был амиром и сидел на троне, а они, стоя, служили ему. Амир Наср после этого через четыре года умер, за 7 дней до конца месяца джумадил-авваля 279 (892) года, и амира Исмаила сделал своим преемником над всеми областями Мавараннагра, а другому брату и своему сыну завещал повиноваться ему. Когда амир Наср умер, амир Исмаил из Бухары отправился в Самарканд, устроил государство, а его, Ахмада, оставил своим наместником; тот из Самарканда начал совершать походы. Амир Исмаил был амиром в Бyxapе 20 лет, до тех пор, пока брат его не умер и не отдал ему весь Мавараннагр. Когда известие о смерти амира Насра дошло до амира правоверных Мутадида-Билляха (Халиф 892—902 г.г.), тот дал амиру Исмаилу документ на владения Мавараннагром в месяце мухаррам 280 (893) года. В том же году Исмаил пошел войной на Тараз и много пришлось ему потрудиться, прежде чем, в конце концов, амир Тараза вышел и принял ислам с многими дихканами, и Тараз стал мусульманской страной. Большую церковь обратили при этом в соборную мечеть и стали читать молитву за амира правоверных Мутадида-Билляха. Амир Исмаил пришел в Бухару с богатой добычей, 7 лет царствовал и был амиром Мавараннагра. В то время Амр, сын Ляйса, усилился, овладел частью Хорасана и направился к Мерву. Али, сын Хусаина, который был амиром и просил помощи у Ахмада, амира области Гузганиян (Область в северном Афганистане, где теперь города Андхой и Шибирхан), но, не получив благоприятного ответа, перешел Джайхун и пришел к амиру Исмаилу в Бухару. Амир очень обрадовался, вышел к нему навстречу с войском, ввел его с почетом и торжеством в Бухару и послал ему много подарков. Али, сын Хусаина, двинулся в Фараб и находился там 13 месяцев. Амир [109] Исмаил беспрестанно посылал ему подарки и хорошо к нему относился. Али, сын Хусаина, находился там до тех пор, пока его не убил сын его в сражении. Амр, сын Ляйса, написал письмо Абу-Дауду, который был амиром Балха, Ахмаду, сыну Фаригуна, который был амиром Гузгатяна и амиру Исмаилу, который был амиром Мавараннагра и пригласил их подчиниться ему. Он предложил им хорошие условия. Они (Т.е первые два) пришли, по его приказанию, и поступили к нему на службу. Посол, отправленный к амиру Исмаилу, когда пришел к нему, подал письмо, рассказал о подчинении амира Балха и амира Гузганиян и добавил, что Исмаил еще более должен выразить покорность, потому что он превосходит других величием и лучше знает достоинство царского сана, как потомок царского рода. Амир Исмаил дал такой ответ: "Твой начальник настолько невежествен, что ставит меня на одну доску с ними, а между тем они — мои подчиненные. Мой ответ тебе — на сабле; между мной и им не может быть ничего, кроме войны. Возвратись и скажи ему, чтобы он готовился к войне". Амр, сын Ляйса, с амирами и знатными людьми советовался и просил у них помощи в деле с амиром Исмаилом. Он сказал: "Надо послать еще другого посла с мирными предложениями; надо дать ему выгодные обещания". Потом он послал некоторых Нишабурских шейхов и некоторых из своих близких людей и написал письмо, в котором было сказано: "Хотя амир правоверных отдал эту область мне, но я делаю тебя соправителем; окажи мне дружбу, будь ко мне расположен, чтобы не имела успеха между нами никакая интрига, а пусть будут дружба и единство. Все, что мы говорили, раньше было сказано из опрометчивости; я от этого отказался. Теперь необходимо, чтобы ты охранял область Мавараннагр, потому что эта область граничит с владениями неприятеля, и оберегал подданных. Я уступил тебе эту область и не желаю [110] тебе, твоему дому и области ничего, кроме процветания и благоденствия". (И так) он послал к нему несколъких знатных жителей Нишабура, а сам отправился к отцу (Вероятно, — к могиле отца) дал клятву и людей этих призвал в свидетели. Он сказал (Приводится клятва; обращение относится к Исмаилу): "Я никому, кроме тебя, не доверяю; необходимо, чтобы и ты относился ко мне с доверием; ты должен заключить со мною условие, которое укрепит нашу дружбу".

Когда известие о действиях Амра, сына Ляйса, дошло до амира, он послал на берег Джайхуна людей, которым приказал не пускать их переходить pекy; вещи, какие они доставили, не были приняты; с своей стороны, люди амира ничего не принесли и со стыдом их прогнали. Амр, сын Ляйса, очень рассердился, стал приготовляться к войне и приказал Алию, сыну Суруша (По другой рукописи, сын Шарвина), который был его военачальником, двинуться с войском к Аму, остановить войско и не торопиться переправляться до особого с его стороны распоряжения. За ним он отправил еще другого военачальника Мухаммада, сына Ляйса, с пятитысячным войском и приказал действовать совместно с Алием, сыном Суруша, беречь воинов, всякому, кто будет просить пощады, не причинять зла и хорошо обращаться с ним. Он приказал также приготовить лодки и послать вперед лазутчиков. Амр, сын Ляйса, посылал войска одно за другим. Амир Исмаил узнал об этом и быстро двинулся из Бухары с 20,000 людей. Он пришел на берег Джайхуна, напал на врагов врасплох ночью и ночью же переправился через Джайхун. Али, сын Суруша, узнал об этом, быстро сел на коня, снабдил воинов оружием, а пехоту выслал вперед и завязал сражение. Войска амира Исмаила нападали со всех сторон; сражение было очень упорное, и Мухаммад, сын Али, сына Суруша, отступил. Его поймали, и из знатных людей Нишабура также многие были взяты в плен. [111]

На другой день амир Исмаил обласкал воинов Амра, сына Ляйса, снабдил их продовольствием и отослал всех к Амру, сыну Ляйса. Военачальники его собственной армии сказали амиру Исмаилу: "Эти люди сражались с нами; ты их взял в плен, дал всем почетные одежды и еще отпустил их!" Амир Исмаил ответил: "Чего вы хотите от этих несчастных? дайте им идти к своему царю. Они вторично не придут воевать с вами и в других ослабят враждебные намерения".

Амир Исмаил отпустил их и возвратился в Бухару с большим количеством серебра, одежды, золота и оружия. В продолжение года после этого, Амр, сын Ляйса, находился в Нишабуре и предавался грусти, тоски, горю и раскаянию. Он говорил: "Я отомщу за Алия, сына Суруша, и его сына". Амир Исмаил, узнав, что Амр, сын Ляйса, готовится к войне, сам стал собирать свои войска. Он обеспечил им продовольствие и, со всех сторон двинулся на врагов; он дал продовольствие всем достойным и недостойным, даже ремесленникам. Население осталось недовольно этим и говорило: "Неужели с этим войском намерен он воевать с Амром, сыном Ляйса?" Это известие дошло до Амра, сына Ляйса, и он обрадовался ему. Он находился на берегу Джайхуна. Из Хорезма (Дальнейшее, по-видимому, относится к действиям Исмаила) пришли к Аму Мансур, сын Каратегина (Тюркский титул (не название области)), и Парс Байкендский; из области Туркестана и Ферганы прибыло 30,000 человек, и 25-го числа месяца Зулькаада он послал в авангард Мухаммада, сына Харуна, а сам тоже двинулся на другой день, перешел Джайхун и отовсюду собрал войско к Аму. Из Бухары они пошли в город Хорезм и к следующему понедельнику окончили дело; оттуда пришли в Балх.

Амр, сын Ляйса. занял город и цитадель (Вероятно, — между словами *** пропущено **) и расположил войско впереди города, а затем кругом города провел ров. Понадобилось несколько дней, чтобы войско вошло (в окопы). [112] Потом он укрепил стены и объявил населению, что уйдет из города и успокоил его. Амир Исмаил послал в Фаръяб (Город в 6 днях пути к западу от Балха) Али, сына Ахмада, приказав перебить наместников Амра, сына Ляйса, и привести оттуда много добычи. Отовсюду амир послал людей, чтобы они убивали людей Амра, сына Ляйса, и доставляли добычу. Амир Исмаил прибыл в Алиабад, около Балха, и, остановившись там на 3 дня, увел оттуда войско. Он сделал вид, что хочет идти к молельне (праздничной (Речь идет, очевидно, о месте, имевшем такое же значение, как бухарский намазгах. (См. стр. 68)), и велел расширить ведущую к ней дорогу. Амр, сын Ляйса, заметив это, укрепил ворота с той стороны, поставил туда много войска и там же приготовил стенобитные машины и орудия. Он поставил засаду по дороге к молельне и занял место для войска. Наступило утро. Амир Измаил (В тексте “покойный амир”. См. выше стр. 98) переменил путь, двинулся к воротам города по другой дороге и остановился у моста Ата. Амр, сын Ляйса, очень удивился этому; пришлось перевезти туда стенобитные машины. Амир Исмаил стоял там 3 дня, приказал отвести от города воду, разрушить стены, срубить деревья и исправлять дороги. Наконец, утром, во вторник, когда амир Исмаил с небольшим войском сел на коня и двинулся к воротам города, Амр, сын Ляйса, выехал наружу и вступил с ним в бой. Сражение было упорное; воины Амра потерпели поражение, а войско амира Исмаила преследовало их по пятам, некоторых убивая, а других забирая в плен, и дошло до места, находившегося от Балха в расстоянии 8 фарсахов. Амра, сына Ляйса, заметили с двумя телохранителями. Один из них бежал, а другой сам бросился на Амра. После этого схватили Амра, сына Ляйса, и каждый утверждал, что он поймал Амра, сына Ляйса, но сам Амр говорил, что его схватил его же телохранитель. Он дал этому слуге 15 зерен жемчуга, стоимостью каждое в 70,000 [113] диргемов. Этот жемчуг у того раба отобрали. Была среда, 10 джумадил-авваля 288 (901) года, когда Амра, сына Ляйса, привели к амиру Исмаилу. Амр, сын Ляйса, хотел сойти с коня, но покойный амир не дал на это разрешения и сказал: ”Сегодня я поступлю с тобой на удивление всем людям". Он приказал отвести Амра, сына Ляйса, в шатер и послал своего брата охранять его. Через четыре дня Амр, сын Ляйса, представился амиру (Исмаилу). Амир приказал спросить Амра, сына Ляйса, каким образом он попал в плен. Амр отвечал: "Я скакал, а, когда лошадь моя утомилась, я слез с нее и заснул. Потом я увидел, что два раба стояли у моего изголовья. Один из них схватил нагайку и ударил меня по носу. Я сказал: "Чего вы хотите от такого старика?" и стал заклинать их, чтобы они меня не убили. Они слезли с лошадей, поцеловали мои ноги, пощадили меня, и один из них посадил меня на лошадь. Собрались люди и спросили: "Что у тебя есть?" Я сказал: "У меня есть несколько жемчужин, стоимостью каждая в 70,000 диргемов". Я отдал им свой перстень, а они стащили сапог с моей ноги и нашли несколько других драгоценных камней. Меня нашли воины. Мухаммад-Ша отводил от меня людей, а я в это время издали увидел амира Исмаила. Я хотел слезть с лошади, но он заклинал меня (В другой рукописи вместо *** написано ***) своей душой и головой, чтобы я не слезал, и я успокоился. Меня отвели в шатер, и Абу-Юсуф сел со мной и охранял меня. Я попросил воды и мне дали сиропа. Мне оказали почет и уважение. Наконец, пришел ко мне амир Исмаил, обласкал меня, дал обещание не убивать меня и приказал поместить меня в паланкин и с почетом отвезти меня в город. В Самарканд меня привезли ночью, так что никто из жителей Самаркандских не знал об этом. Амир Исмаил купил мой перстень у того человека, у которого он находился, за три диргема и, уплатив его стоимость, прислал перстень мне. Глазок у этого [114] перстня был из красного яхонта". Амр, сын Ляйса, сказал (еще): "В день боя у меня было 40,000 диргемов, но во время сражения у меня их отняли. Я был на такой лошади, которая в состоянии была пробежать 50 фарсахов. Я ее много раз испытывал; но в тот день она так ходила, что хотелось слезть с нее; когда же она попала ногами в канаву, я упал с нее и отчаялся в своем спасении. Вышеназванные два человека задумали убить меня. Я сказал человеку, который был со мной: сядь ты на мою лошадь. Он сел на лошадь, а я смотрел: лошадь (под ним) неслась подобно облаку. Понял я тогда, что лошадь подо мной не шла, потому что я утратил свое счастье и что лошадь не была виновата в этом". Амр, сын Ляйса, сказал амиру Исмаилу: "Я спрятал в Балхе 10 ишачъих вьюков золота; прикажи привезти его; теперь ты более достоин владеть им". Амир Исмаил послал человека; золото привезли, и он отослал все к Амру, сыну Ляйса,. Сам амир Исмаил, — милость Божия ему, — ничего не принял, сколько ни настаивали на том (другие).

От амира правоверных пришло в Самарканд письмо с требованием прислать Амра, сына Ляйса. Начало письма было следующее: "Я, Абдулла, сын Имама Абу-ль-Аббаса, Мутадид-Биллях, амир правоверных, отцу Ибрагима, Исмаилу, сыну Ахмада, клиенту амира правоверных. Когда письмо пришло к амиру Исмаилу, он был огорчен ради Амра, сына Ляйса, но приказание халифа необходимо было исполнить. Амир приказал отправить Амра, сына Ляйса, до Бухары в паланкине. Амир Исмаил от стыда (Стыд был вызван тем, что Исмаил, несмотря на свои обещания, должен был выдать Амра халифу) даже не взглянул на Амра, сына Ляйса, а послал человека спросить, не нужно ли ему чего-нибудь. Амр, сын Ляйса, ответил, что он просит позаботиться о его детях. Амир Исмаил исполнил это и в паланкине отправил его до Багдада. Когда Амр прибыл в Багдад, халиф поручил его своему слуге Сафи и Амр оставался в [115] плену у Сафи до конца царствования Мутадида. Он два года находился в тюрьме, пока не был убит в 280 (893—4) году (Мутадид однако правил до 289г.). Когда амир Исмаил прислал к халифу Аира, сына Ляйса, халиф прислал ему документ на владение Хорасаном, начиная от прохода Хульван (Горный проход недалеко от города Хамадана): область Хорасан, Мавараннагр, Туркестан Синд, Хинд и Гурган (Область к юго-востоку от Каспийского моря, (древняя Гиркания)), — все было отдано ему. В каждый город он назначил наместника и обнаружил свои добрые нравы. Всех, кто проявлял жестокость к населению, он наказывал, и никто из Саманидов не был строже его; хотя он (в жизни) был подвижником, но в государственных делах не допускал никаких послаблений. Он всегда подчинялся халифу и во всю свою жизнь ни на один час не возмущался против халифа; все распоряжения халифа он исполнял в точности.

Амир Исмаил заболел и некоторое время был болен; сырость была главной причиной этой болезни. Врачи сказали, что воздух Джуи-муллиан благоприятнее для его здоровья (Вероятно, — ошибка в тексте, так как очевидно Исмаила именно из Джуи-мулиана перевезли в Зарман), и его перевезли в селение Зарман, которое составляло его собственность, и сказали, что там воздух для него лучше. Амир сам любил это селение и часто ездил туда на охоту; там же он разбил сад. Несколько времени амир был там болен и наконец умер; он находился в том же саду под большими деревьями с белыми цветами. Исмаил умер 15-го числа месяца сафара 295 (907) года. Двадцать лет он был амиром Хорасана, а царствование его продолжалось 30 лет. Бог да будет милостив к нему за то, что в дни его царствования Бухара сделалась столицей. (После него) все амиры династии Саманидов жили в Бухаре, и ни один из амиров Хорасана прежде него (Исмаила) не устраивал в Бухаре свою резиденцию. Он считал пребывание в Бухаре счастливым для себя. [116] Его душа не находила успокоения ни в одной области, кроме Бухары; где бы он ни был, он говорил: "Мой город (т. е. Бухара) находится в таком-то положении".

После его смерти, воссел на престол его сын, а его (Исмаила) прозвали Амир Мазы ("покойный амир").

Описание царствования Амира Шахид-Ахмада, сына Исмаила Самани.

Ахмад стал амиром Хорасана (В другой рукописи, кроме упоминания всех имен аиира Шахида в заглавии, еще повторяется: Ахмад, сын Исмаила Саманн, стал). Его называют амир-Шахидом (Такое прозвание (собств. “мученик”) Ахмад, конечно, получил после смерти). Он в своих поступках походил на своего отца, был справедлив, относился к подданным вполне беспристрастно, и подданные его наслаждались тишиной и спокойствием. Отсюда (т. е. из Бухары) он отправился в Хорасан и стал обозревать свое государство. Он завладел Систаном; уже во время царствования покойного амира. Систан считался владением Ахмада. Оттуда он отправился в Бухару. Ахмад очень любил охоту. Однажды он для охоты выехал на берег Джайхуна и разбил палатку. Когда он возвратился с охоты, прибыл гонец и привез письмо от Абул-Аббаса, амира Табаристана. Он прочитал письмо, в котором было написано: "Хусаин, сын Ала, восстал и овладел большею частью областей Гурган и Табаристан, и мне по необходимости приходится бежать". Амир был смущен и очень опечален; он помолился и сказал: О Боже! если суждено, что это царство будет отнято у меня, то позволь мне умереть". Он вошел в шатер. У него был обычай, что каждую ночь к тому помещению, где спал амир, привязывали льва на цепи для того, чтобы он растерзал всякого, кто вздумал бы войти в эту комнату. В ту ночь, когда амир был огорчен, все его слуги тоже были [117] встревожены и забыли привести льва. Когда амир уснул, несколько воинов его вошли в комнату и обезглавили его. Это было в четверг 11-го числа месяца джумадил-ахыра 301 (914) года гиджры. Амира перевезли в Бухару, поместили в гробнице на кладбище Науканда и прозвали "Амир-Шахидом". Так как в убийстве Ахмада заподозрили Абул-Хасана, то его привели в Бухару и повесили. Тех воинов, которые убили амира, частью нашли и казнили, а некоторые бежали в Туркестан. Царствование амира Ахмада продолжалось шесть лет, четыре месяца и пять дней.

Рассказ о царствовании амира Саида Абул-Хасана Насра, сына Ахмада, внука Исмаила Самани, — милость Божия ему.

Когда покончили с погребением амира Шахида, сыну его присвоили прозвище Саид. Ему было восемь лет от роду. Визирем его стал Абу-Абдулла Мухаммад, сын Ахмада Джай-хани, а главнокомандующим Хамавия, сын Али. Хамавию называли основателем Хорасана. Сначала власть амира Саида была слаба, и повсюду появились смуты. Дядя его отца Исхак, сын Ахмада, склонял население Самарканда, чтобы оно ему присягнуло, и жители Самарканда ему присягнули. Сын его Абу Салих Мансур, сын Исхака, поднял восстание в Нишабуре и овладел несколькими городами Хорасана. Исхак, сын Ахмада, усилился в Самарканде. Амир Саид послал на войну своего главнокомандующего Хамавия, сына Али. Исхак был побежден, и войско пришло в Самарканд. Исхак вторично приготовился к бою; жители Самарканда выступили вместе с ним и сразились с Хамавия. Жители Самарканда были побеждены. Исхак, сын Ахмада, в третий раз вышел и в этот раз был взят в плен. Сын его Мансур, сын Исхака, был в Нишабуре и умер. (С тех пор) весь Хорасан и Мавараннагр составляли бесспорное владение амира Саида, а в Парсе, [118] Кирмане, Табаристане, Гургане и Ираке читали молитву с упоминанием его имени.

Рассказ. В 13-м году амир Саид из Бухары двинулся в Нишабур, а в Бухаре оставил наместником одного из своих родственников, по имени Абул-Аббаса Ахмада, сына Яхъи, внука Асада Самани. В это время в квартале Гардун Кяшан (Т. е. арбакашей) случился пожар, и огонь был так велик, что люди в Самарканде видели этот огонь. Жители Бухары говорили, что огонь этот сошел с неба. Весь квартал выгорел, так как потушить нельзя было. Между тем другие братья Насра возмутились и произвели много смут. В конце концов, Абу Закария, который был душою восстания, бежал с малым числом людей и без всяких средств отправился в Хорасан, а другие братья просили пощады. Амир Саид простил их и призвал к себе, и возмущение прекратилось.

Рассказ. Тоже в царствование амира Сайда Насра, сына Ахмада, внука Исмаила, в месяце Раджабе 325 (937) года, в Бухаре случился пожар, и все базары сгорели. Начался пожар из лавки приготовляющего халим (Халим — особое кушанье и теперь не вышедшее из употребления у Туркестанских туземцев, в особенности у мусульманских суфиев, в дни религиозных собраний дервишей. Немолотая пшеница долго варится в большом закрытом котле с бараниной и получается нечто в роде пшеничного киселя с мясом), у Самаркандских ворот, который взял золу из-под котла, где готовили халим, и внес на крышу, где была яма, чтобы ее заполнить; в золе был огонь, чего тот не знал. Ветер перенес искру на какой-то шатер (*** — шатер, где помещался сторож сада и т. п.), и шатер загорелся. Оттуда перенесло огонь на все базары. Квартал, расположенный у Самаркандских ворот, весь выгорел, и огонь носился в воздухе, как облако. Куи-Бакар (Собств. “улица девственницы”), пассажи базара, мадраса Парчак, пассаж базара, где продавались калоши, базар менял и торговцев материями и все, что было в Бухаре в этой стороне, все сгорело до берега арыка. Искра перескочила (через арык); мечеть Мох [119] загорелась и вся сгорела. Она горела двое суток; жители Бухары ничего не могли сделать и только с большим трудом на 3-й день потушили пожар; но еще в течение месяца горели балки под землей. Жители Бухары потерпели убытка более, чем на 100,000 диргемов, и они уже не могли (после пожара) возобновить здания, как они были раньше.

Амир Саид царствовал 31 год. Он был справедливый царь и даже был справедливее своего отца; достоинства его были столь многочисленны, что если бы я захотел все пересказать, то это потребовало бы очень много времени. Когда он умер, сын его Нух, сын Насра, воссел на престол.

Рассказ о царствовании Амира Хамида Абу-Мухаммада Нуха, сына Насра, внука Ахмада, правнука Исмаила Самани.

Амир Хамид воссел на престол в начале шагбана 331 (943) года. Абу-Зар стал его визирем. Он был казием Бухары и в его время не было человека лучше его знавшего законоведение, и книга "Мухтасар-Кафи" — его сочинение. Когда амир Саид умер, каждый (из претендентов на престол) утвердился в каком-нибудь месте. Амир Хамид вышел из Бухары и двинулся в Нишабур. Абу-Али Исфаганский (Слово *** очевидная ошибка; по другим известиям Абу-Али происходил из Саганияна (ныне Гиссар); надо читать ***) был амиром Нишабура. Нух послал людей схватить его, очистил область (от врагов), а неподчинявшихся ему разгромил. Амир отдал Нишабур Ибрагиму, сыну Симчура. Абу-Али Исфаганский сказал сам себе: "Я утвердил за ним царство, а он власть отдал другому". Абу-Али Исфаганский сказал Абу Исхаку Ибрагиму, сыну Ахмада, внуку Исмаила Самани: "Пойди в Бухару и овладей царством; если я тебе помогу, то амир с тобой не справится". Абу-Исхак приготовил войско и открыто возмутился. Амир Хамид возвратился из Нишабура, [120] и Абу-Исхак напал на него. Между ними произошло сражение; амир был побежден и отступил в Бухару. Абу-Исхак, его дядя, пришел в Бухару за ним по следам, и в месяце джумадил-ахыр 335 (946 — 7) года подчинил себе все население Бухары, со всех мимбаров Бухары читали молитву с упоминанием имени Абу-Исхака. Спустя некоторое время, ему стало известно, что войско его изменило ему, вступило в соглашение с амиром Хамидом и задумало его убить. Он ушел из Бухары в Чаганиан. Амир Хамид назначил главнокомандующим Мансура, сына Каратегина, и послал его в Мерв, где он схватил и заключил в оковы Али, сына Мухаммада Казвини и, отослав его в Бухару, прекратил это возмущение. Амир Хамид в продолжение своего царствования воевал со многими желавшими овладеть его царством, и в 341 (952 — 3) году все области подчинились амиру Хамиду.

Амир Хамид умер в месяце раби-улъ-аввале 343 (954) года, и царствование его продолжалось 12 лет. Ахмад, сын Мухаммада, внук Насра, говорит, что Мухаммад, сын Джагфара Наршахи, написал эту книгу для Нуха, в начале его царствования, в 332 (943—4) году, и записал не все, что происходило в царствование амира Хамида. Таким же образом следующие события из истории династии Саманидов после амира Нуха стали нам достоверно известны, благодаря помощи Бога Всевышнего.

Рассказ о царствовании амира Рашида Абул-Фавариса, Абдул-Малика, сына Нуха, внука Насра, правнука Ахмада, праправнука Исмаила Самани, — да будет Бог милостив к ним всем.

Когда амир Хамид умер, народ присягнул амиру Рашиду, которому было 10 лет от роду, когда он вступил на престол. В это время достигло до жителей областей известие о [121] смерти амира Хамида, и каждый человек думал завладеть какой-нибудь областью. Ашьас, сын Мухаммада, внук Мухаммада, был послан в Хорасан. Ему пришлось много воевать в Герате и Исфагане; он подчинил область и еще продолжал военные действия, когда амир Рашид упал с лошади и в ту же ночь умер. Это была ночь на среду, спустя 8 дней от начала месяца шавваля в 350 (961) году. Царствование его продолжалось 7 лет. Когда его похоронили, войско возмутилось и произвело восстание. Каждый человек добивался власти, и начались смуты.

Рассказ о царствовании Малика Музаффара Абу-Салиха Мансура (Мансур был сыном Нуха (т. е. братом Абдул-Малика) и внуком Насра.), сына Насра, внука Ахмада, правнука Исмаила Самани.

Амир Садид воссел на престол, и войско присягнуло ему. Наступило сoглacиe после долгих раздоров. Ему присягали в пятницу, а смерть его (Следовало сказать: смерть амира Рашида) последовала в месяце шаввале 350 (961) года. В это время военачальник Алп-Такин был в Нишабуре. Когда весть о смерти амира Рашида дошла до него, он вздумал идти на столицу, чтобы схватить амира Садида. Амир Садид послал на него человека. Алп-Такин достиг р.Джайхуна и хотел переправиться, но не мог, потому что пришло много войска; он решил вернуться в Нишабур, в свою область. Амир Садид написал письмо Мухаммаду, сыну Абдурразака, в Нишабур, чтобы он не впускал в Нишабур Алп-Такина. Алп-Такин, узнав об этом, понял, что ему нельзя идти в Нишабур; поэтому он перешел Джайхун и Аму, пришел в Балх, овладел Балхом и открыто возмутился.

Амир Садид послал Ашъаса, сына Мухаммада. Тот воевал с Алп-Такином и, наконец, прогнал его из Балха. Алп-Такин двинулся в Газну. Ашьас, сын Мухаммада, [122] двинулся за ним по следам в Газну. Там они снова сразились. Алп-Такин вторично потерпел поражение и снова бежал в Балх. Снова амир Садид помиловал его, и после возмущения и продолжительной войны, Алп-Такин пришел к нему на службу. В это время амир Садид послал много войск в различные области и очистил государство (от мятежников); больше у него не оставалось соперников. Он взял и область дейлемитов и заключил с ними мир на таком условии, чтобы они платили ежегодно 150.000 диргемов Нишабурских. Амир Садид умер в воскресенье, 16 числа месяца Мухаррама 365 (975) года. Его царствование продолжалось 15 лет и 5 месяцев. Бог лучше знает (Здесь кончается “История Наршахи” в издании г.Шефера. В другой рукописи нет помещенных у Шефера: рассказа о царствовании амира Саида (стр. 92) и о царствовании амира Хамида (стр. 94), но зато, сверх текста, издан. Шефером, есть в самом конце еще одна глава, которая и приводится ниже.).

Рассказ о царствовании амира Саида Абул-Касыма (Имя его было Абул-Касым Нух), сына Мансура, внука Нуха, правнука Насра, праправнука Ахмада, прапраправнука Исмаила Самани.

Когда амир Садид в воскресенье умер, то в понедельник сын его сел на царство. Ему присягнули, и Абу-Абдулла Мухаммад Джейхани, сын Ахмада, стал его визирем и тоже сел и просил прощения (Текст не ясен, слова *** вероятно, означают “подал в отставку”). После него были 2—3 других визиря до тех пор, пока амир Ахмад, сын Абдуллы, внук Азиза, стал визирем и государственные дела пришли в цветущее состояние. Аббас-Талп был военачальником, но он был сменен и государственные дела пришли в цветущее состояние (Эта фраза повторена в рукописи, вероятно, по oшибке). Абу-Хасан-Махмуд, сын Ибрагима, стал главнокомандующим. Абул-Аббас произвел восстание и бежал в Нишабур. Его [123] сыновья (Т. е. сыновья Абул-Хасана Махмуда) Абу-Али и Абул-Хасан пошли в Нишабур и разбили его в 377 (987 — 8) году. Таш из Нишабура бежал и пошел в Гурган. Али, сын Хасана, вступил в дружбу с ним и привел его в Гурган. Военачальник Абул-Хасан Мухаммад (Выше Махмуд; по другим известиям — Мухаммад), сын Ибрагима, умер в конце Зуль-Каада 378 (989) года, и сын его Абу-Али стал после него главнокомандующим. Амир Саид поссорился с ним и сменил его. Другой военачалъник Абул-Хасан-аль-Файку-ль-Хасса, посланный амиром, пошел в Мерв в Зульхиджа 378 (989) года от бегства пророка, — да благословит и да приветствует его Бог. После него (Т. е. после амира Саида) Абул-Харис Мансур, сын Нуха, правил год и 9 месяцев. Телохранители схватили его в Capaxcе, и царство династии Саманидов ушло из их рук. Бог знает истину лучше.

Окончена дошедшая до нас часть истории Наршахи в джумади-с-сани 800 (?) года от бегства пророка, — да благословит и да приветствует его Бог. Рукопись написана в 1213 (1798) году.

Текст воспроизведен по изданию: Мухаммад Наршахи. История Бухары. Ташкент. 1897

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.