Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАВРИКИЙ

ТАКТИКА И СТРАТЕГИЯ
 

Книга восьмая
О ПРИНЦИПАХ

ГЛАВА I.

Некоторые общие правила, необходимые для Главнокомандующего.

 

Когда предстоит сделать что-либо важное, то Главнокомандующий не должен уклоняться от труда, считая это как бы недостойным для себя, но взять руководство в предстоящем деле в свои руки и работать по возможности наряду с прочими (121). Вследствие этого каждый воин будет охотнее повиноваться и легче переносить труд, стыдясь неисполнения.

На проступки, совершенные многими воинами сообща, должен смотреть снисходительнее и присуждать к наказанию не всех, а только подстрекателей прочих; иначе одинаковое для всех наказание возбудит еще более неудовольствия и бунт. В ежедневном обращении с воинами Главнокомандующий должен держать себя просто, быть прямым и любить их, как отец, обучать их снисходительнее и настойчиво требовать исполнения того, что важнее, наконец, вступать с ними в разговоры, употребляя при этом ласковые слова, фамильярность и прочее, что подходит к их понятиям; без этого нельзя уверенно управлять войском. Но относительно наложения справедливо заслуженных наказаний ему надо стараться быть твердым, непоколебимым и справедливым, в особенности когда надо наказать вожаков восстания, а не ждать, пока оно разрастется. Непоколебимость и справедливость Главнокомандующего увеличивает авторитет его в глазах воинов. Советуем ему охранять права воинов, есть умеренно, спать немного и в ночное время думать о том, что предстоит сделать. Потому что ночью лучше размышлять, так как ум не развлекается внешним шумом. Решаться, в особенности на важное, не сразу, а подумав; но раз решение принято, то ни по лености, ни вследствие боязни не упускать благоприятного случая для исполнения (122). Кто боится, тот не проницателен, смотрит вперед и представляет себе все в худшем свете. Не превозноситься при удаче и не падать духом при неудаче – это достояние твердого и непоколебимого ума (характера) (123). Безопаснее и выгоднее будет – побеждать врага более благоразумием и искусством, нежели силой оружия. Потому что, не пользуясь ими, повредишь себе самому, а воспользовавшись – нанесешь поражение неприятелю. Затем неприятелю надо показывать одно, а делать другое. Важное доверять не всем, а только немногим, более опытным (124). Не следует постоянно стремиться вступить в бой с неприятелем, даже если бы счастье благоприятствовало. Потому что и удачные бой причиняют большие потери, если происходят часто. Не надо упускать или пренебрегать тем, что считается неприятелем или нашими воинами нечестным, как например – хитростями, засадами, а наоборот: – всячески пользоваться ими перед боем (125).

Тем, которые против них, говорить обратное, а неприятеля вводить в заблуждение посредством перебежчиков из наших. При неудаче полезно скрывать про ее, не разглашать про несчастье, а наоборот – распускать противные слухи. Свое войско, если бы оно потерпело поражение, не надо приводить в отчаяние упреками, но различным способом ободрять и подавать надежду (126). Во время боя не надо обращать внимания на случайные ошибки воинов. Причинявших же беспорядок наказать после (127). Тела наших павших воинов надо ночью предавать тихо погребению, тела же неприятелей оставлять на поле битвы, чтобы они возбуждали в неприятелях страх (128). Когда от неприятеля прибудут послы, то их следует принимать ласково, в присутствии лучших воинов, чтобы внушить неприятелю уважение к себе. Неловкость воинов не принимать близко к сердцу и не кричать на них сейчас же, чтобы они не падали духом. Реку можно легко перейти, отведя из нее воду посредством рва в глубокую яму и набросав бревна (в обмелевшее русло), причем, когда большая часть войска перейдет на ту сторону, то последние, проходя по бревнам, зажигают их (129). Если воздерживаться от разорения и опустошения имений, принадлежащих главным неприятельским вождям, то этим можно возбудить в неприятельском войске подозрение против них и несогласия (130). Доверие осажденных можно приобрести, перебрасывая к ним при помощи стрел письма (131), в которых обещать свободу и безопасность в случае сдачи. То же надо объявлять через выпускаемых на волю пленников. Остерегаться преследовать неприятеля по местности, удобной для засад. Отступить вовремя, чтобы затем опять перейти в наступление, более всего зависит от искусства полководца. Не надо доверять ни гуманным предложениям противника, ни притворному его бегству. Вследствие медлительности и колебания начальников войско может быть объято страхом, вследствие чего им должно отдать определенные приказания на время боя. По взятии многолюдного города надо приказать немедленно отворить ворота (132), чтобы большая часть жителей могла свободно уйти из него, а не приводить их в ожесточение с отчаяния. Так же поступать и при взятии неприятельского лагеря. Свой лагерь, если бы даже окрестные жители были доброжелательны, все-таки надо окружить рвом, потому что Главнокомандующему неудобно не позаботиться о безопасности. Для безопасного отступления можно разложить костры во многих местах, в стороне от того места, где отдыхает войско; таким образом неприятель направится на эти костры (133). К передавшимся от нас неприятелю надо посылать письма (134) так, чтобы они могли быть захвачены последним; в этих письмах напоминать перебежчикам, чтобы они выбрали удобное для измены время, вследствие чего неприятель будет подозревать их и они от него убегут. Трусов можно узнать в затруднительном положении или, приказав перед отправлением для нечаянного нападения, выйти из строя тем, у которых лошади слабы и не в теле; выступившие из рядов выкажут этим свою трусость (135): таких можно назначать в гарнизоны крепостей или употреблять для других, более безопасных назначений. Поход против неприятеля надо предпринимать во время жатвы, так, чтобы неприятель терпел от недостатка продовольствия и вследствие этого становился неспособным к защите. Приглашенных в союз не надо снабжать оружием до тех пор, пока совершенно не уверишься в них. После победы не надо быть беспечным, но еще более охранять себя от нечаянного нападения, со стороны побежденных. С неприятельскими переговорщиками не следует обращаться свысока, даже если мы превосходим неприятеля числом (136). При осаде города большими силами, не надо оставлять своего лагеря без охраны; не довольствуясь одним валом, надо иметь и караулы. Если есть основание подозревать кого-либо в шпионстве (137), то распространять противное тому, что предпринимается, чтобы неприятель этими людьми был обманут. Даже во время перемирия или переговоров о мире, надо остерегаться обмана. Не следует верить показаниям тех, которые добровольно изменяют неприятелю, или перебежчикам от него, но все, что говорится ими, надо сравнивать с показаниями взятых в плен; таким только образом можно узнать правду. Никоим образом не нарушать клятвы, данной неприятелю. Надеяться после Бога на оружие, а не на одни только укрепления и рвы (138). Войско должно быть поставлено так, чтобы оно готово было выступить в поход и в ясную погоду и в ненастье, и днем и ночью (139); для этого не объявлять заранее ни дня, ни часа выступления в поход, что бы оно всегда было готово. Не следует объявлять войску о могущих случиться опасностях, если это не нужно и явно бесполезно. Отдающихся под наше покровительство избегать и не принимать их тотчас же, как они сами сдаются, потому что неприятель часто посылает своих под видом ищущих покровительства, а они впоследствии обманывают принявших их. Надо следить за перебежчиками от неприятеля в осажденные города (140), потому что неприятель часто посылает их для производства пожаров; когда же гарнизон будет занят тушением их, то неприятель легко может овладеть городом. Разбитого в открытом бою неприятеля не надо допускать отступить в его лагерь или в какой-либо другой укрепленный пункт, но теснить его, пока в нем свежо еще впечатление ужаса: если же позволить ему уйти туда, то в другой раз не так легко можно будет одержать победу. Если Главнокомандующий уверен, что его войско равно числом неприятельскому, то ему лучше внести войну в неприятельские пределы, чем вести ее в своих; ведущие войну в чужой стране предприимчивее, так как сражаются не только за государство, но и за свое спасение, чего обыкновенно не делается, когда война ведется в своей земле, где воины более обеспечены крепостями (укрепленными пунктами с гарнизоном), на которые могут безопасно отойти при отступлении.

ГЛАВА II.

Некоторые выводы.

 

Главнокомандующему, прежде чем предпринять какое-либо опасное предприятие, надо сперва снискать себе помощь Божью (141). Потому что, склоняя Бога на свою сторону, он будет отважнее. Кто более заботится о войске и об обучении его, тот менее будет подвергаться опасностям в бою (142). Никогда не следует вести в бой войско, не убедившись заранее в его мужестве (143). Не всегда следует вступать в открытый бой с неприятелем, а лучше поражать его хитростью, или нечаянными нападениями, или лишением съестных припасов, потому что в бою чаще всего главную роль играет не храбрость, а счастье (144). Мы думаем, что из этих средств наиболее пригодны для войны те, про которые неприятель не знает до той поры, пока они не обнаружатся сами (145). На войне чаще всего пригодна хитрость. Если кто-либо передается к нам от неприятеля без задней мысли, то может принести большую пользу (146). Такие более приносят вреда неприятелю, чем взятые в плен. Кто не сравнит своих сил с неприятельскими, тот может жестоко ошибиться. Дело решается более строем, нежели числом (147). Ведь часто помогает местность и делает слабых сильнейшими. Не много родятся храбрыми, большинство же делаются годными для боя через свое старание и посредством упражнений (148). Воины, занятые постоянно делом, становятся более склонными к храбрости; если же они ничего не делают, то по большей части делаются неискусными и слабыми, вследствие чего надо заботиться о том, чтобы они никогда не были без дела. Неприятеля страшит внезапность и неожиданность (149), другой же способ действия, к чему мы и придем, мне кажется малопригодным. Кто, разбив неприятеля, станет преследовать его, бегущего в разные стороны, не приведя сначала в порядок своего отряда, тот сам отдает свою победу в руки противника (150). Причина войны должна быть законна (151). Могущественный Император достоин славы, если смотря по условиям времени и принимая во внимание враждебные отношения, употребит особенные соответственные средства. Для выполнения предприятия не следует сводить всего войска сразу в одно место; нерадивых наказывать не сейчас же, а после. Потому что это служит поводом к бунту. Воины всегда в возбужденном состоянии, даже если и не предстоит боя. Если войско будет праздно (152), то эта праздность и будет причиной волнений. Благоразумно поступает тот Император, который не приглашает в свои владения вспомогательных войск в числе, превышающем его собственные, чтобы они не устроили заговора и, свергнув своих повелителей, не подчинили бы их царства себе (153). Вспомогательные войска надо набирать по возможности из разных национальностей. Вследствие этого они менее имеют возможности вступить в заговор (154). Свой боевой порядок надо строить сообразно с числом и порядком неприятеля, т.е. пехоту против пехоты и легковооруженных, конницу и тяжеловооруженных против таковых же. Кто не заботится о том, что нужно войску для победы, "тот бывает разбит еще до сражения" (155). Кто более надеется на свою конницу, в особенности если она вооружена пиками, тот пусть выбирает ровную местность и на ней дает сражения (156). Кто же более надеется на пехоту, тот пусть выбирает пересеченную, крутую и труднодоступную местность и на ней вступает в бой. Если узнаешь, что план войны продан неприятелю, то перемени его (157). О том, что надо сделать, советуйся со многими, о том же, что ты намерен сделать, с немногими доверенными (158) лицами. Наилучший план надо выбрать самому и самому же его выполнить. Войско надо или привести туда, где для него заготовлено все необходимое, или последнее доставить к войску. Рекогносцировку путей надо производить не только посредством одних разведчиков, но и лично самому полководцу, а выбирать наиболее безопасные. В разведчики надо назначать людей с твердым характером, надежных, старательных и склонных более к славе, чем к деньгам (159). Слабохарактерные, ненадежные и корыстолюбивые правды не скажут, вследствие чего Главнокомандующий и войско могут очутиться в большой опасности. В мирное время дисциплина и взыскания заставляют воинов исполнять свои обязанности, в военное же они становятся послушными от доверия к вождю и из-за наград (160). Полководец нанесет более вреда неприятельскому войску, уничтожив у него продовольственные припасы, нежели если будет искать случая победить его оружием (161). Если наша позиция крепка и выгодна, то пойманного при рассматривании ее неприятельского лазутчика надо отпустить, чтобы он рассказал об этом неприятелю и внушил ему опасение атаковать ее. Если же наше положение не особенно выгодно, то пыткой заставить его открыть намерение неприятеля (162), а затем или сейчас же повесить, или отослать куда-либо в безопасное место. Если воины будут почему-либо бояться неприятеля, то должно различными способами возбудить их мужество. Решаться надо осмотрительно, но раз решившись, быстро приводить задуманное в исполнение, потому что случай благоприятный на войне непродолжителен и, упустив его, можно потерять все сразу. Кто не превозносится в удаче и не теряет головы при несчастии – тот явно предназначен к военной службе. Не тот страшен врагам, кто умеет красно говорить, а тот, кто действует решительно. О том, что надо сделать, следует размышлять ночью, задуманное же исполнять днем, потому что это время удобно и для совета (с начальниками) и для построения (войска). Излишний страх, перед Главнокомандующим, вследствие непомерной его строгости, вселяет в войске ненависть к нему, излишняя же снисходительность – презрение к нему. При вступлении с неприятелем в переговоры или при заключении перемирия с ним особенно надо позаботиться о сторожевом охранении и пополнении убыли в своем войске. Потому что неприятель, нарушая условия договора, теряет и Благодать Божью и наше доверие. А мы должны соблюдать данное слово и вместе с тем заботиться о безопасности, потому что все, случившееся против ожидания полководца, может служить ему укором. Если войско мало (163), то выбирать для него узкие по фронту позиции и вообще подходящую местность. Потому что в этом случае большая часть неприятельского войска не примет участия в бою на такой местности, не будучи в состоянии развернуться на ней. Полководец судит о числе неприятельского войска по пространству, им занимаемому, а по условиям местности заключает о количестве войска, которое может быть введено в бой. Если он желает скрыть от неприятеля число своего войска, то приказывает ему наступать, построившись в сомкнутый глубокий строй (164). Потому что сомкнутость обманывает взор и не позволяет неприятелю точно определить силу войска. Если расположиться так, чтобы солнце светило нам сзади, ветер и пыль дули нам в спину, а неприятелю в глаза (165), то это очень выгодно, так как мешает видеть неприятелю и стесняет ему дыхание и поэтому дает возможность легче одержать победу. Свои войска нужно вводить в бой прежде неприятельских, чем достигается большая свобода действий. Неприятелю же едва дать (166) время вооружиться. Этим своим придается мужество, а на неприятеля наводится страх. Самое главное в сражении – соблюдение порядка в строю и установленных дистанций. Разным образом надо, чтобы раненым оказывалась помощь, потому что если их бросить так и не позаботиться о них, то и прочие воины неохотно будут идти в бой. Обратив неприятеля в бегство, необходимо воздерживаться от грабежа, чтобы, рассеявшись, не прийти в беспорядок, а напротив – теснить его сомкнутым строем. Главнокомандующий сделал бы большую ошибку, если бы в начале боя ввел сразу все силы в дело. Войско, способное поднять страшный крик, легко может устрашить врага. Осторожный полководец менее подвержен случайностям на войне. Если неприятельские полчища составлены из лучников, то воюющему с ними надо выбирать сырую погоду для сражения (167). Главнокомандующий должен употреблять стратегемы, смотря по личным качествам неприятельского вождя (168). Так: если он смел до безрассудности, то вызывать его на выгодный для себя случай, если же в меру осторожен, то тревожить его частыми нечаянными нападениями. Главнокомандующий должен одинаково относиться как к своим войскам, так и к союзническим, и быть одинаково справедливым как к тем, так и к другим. Союзников надо награждать подарками, а своих воинов – увеличением им жалованья, смотря по заслугам. Тот Главнокомандующий, который в бою трудится одинаково с прочими воинами и менее всего заботится о своих выгодах, заслуживает кроме славы и общую любовь. Даже после одержанной победы Главнокомандующий должен выслушать врагов, если они предлагают мир на выгодных условиях (169) и действуют, по-видимому, без обмана. Он должен более всего заботиться о вооружении, зная, что кроме него, все остальное можно достать в неприятельской стране, а победить без оружия невозможно. Лучший Главнокомандующий не тот, кто славен родом, но тот, кто более опытен в военном деле. Главнокомандующий должен думать не только о настоящем, но предвидеть и будущее (расчет). Лучший полководец не тот, который не задумывается дать сражение, которое приносит много потерь и сопряжено с сомнительным исходом, и не тот, который дает его из обыкновения только, но тот, кто при нападении неприятеля своим собственным искусством придает мужество войску. Корыстолюбивый Главнокомандующий был бы самым опасным и презираемым даже неприятелями. Неосторожный вождь одинаково приносит вред как себе, так и войску. Умный же и решительный – делает все вовремя, сдерживает пылкость воинов. Если он любит мир, то пусть готовится к войне (170), потому что варвары не осмелятся тогда напасть на готовых. Кто ошибается, тот легко может поправить свою ошибку, только не на войне, где последствий от нее поправить нельзя (171). Предусмотрительный Главнокомандующий принимает во внимание не только то, что явно опасно, но и то, что может быть таковым, вопреки мнению. В мирное время должен поощрять все то, что относится до военного искусства, в сражении – пользоваться тем, что возбуждает храбрость. Отдыхать ложиться не ранее того, как размыслит сам с собой: что он позабыл сделать и что надо сделать на следующий день. Всегда воздерживаться от излишества, особенно же ввиду предстоящего боя. Пусть не особенно доверяет получаемым донесениям, иначе может прослыть за легкомысленного. Благоразумная осторожность на войне имеет громадное значение, потому что слишком поспешные и несдержанные полководцы многое упускают из виду. Главнокомандующий сам должен быть во всем примером для своих воинов, добродетельным и воздерживаться от всего того, что запрещено воинам. Но должен своей справедливостью заслужить любовь своих воинов. Он обязан знать личные качества и слабости каждого из военачальников (172), а также кому и что лучше можно поручить. Кто не желает, чтобы неприятель знал его планы, тот пусть не сообщает их многим из своих приближенных. Когда оба противника одинаково готовы к войне, то победит тот, кто лучше распорядится своим войском. Красноречивый полководец часто может воодушевить в бою даже и робких и ослабить влияние неудачи (173). Главнокомандующий обязан изучить страну, где ведется война, благоприятна ли она в гигиеническом отношении для действия войск или наоборот. Кроме того: есть ли вода, дрова и пастбища. Потому что, если вблизи всего этого не имеется, то придется добывать не без опасности, в особенности если неприятель недалеко. Необходимо также занимать близлежащие высоты, чтобы их не занял неприятель и оттуда не тревожил нас. Часто при этом хитрость со стороны Главнокомандующего может сослужить немалую пользу, напр., если он покажет вид, что становится лагерем, заставит этим и неприятеля сделать то же самое, а затем, скрытно построив войско в боевой порядок, нечаянно нападет на неприятеля, разбредшегося в разные стороны для сбора всего необходимого, или незаметно может увести свое войско из невыгодного положения. Главнокомандующий не должен, как искусный борец (174), обнаруживать своих намерений неприятелю, а стараться обмануть его, пользоваться всем, что сообразно с обстановкой, чем и подготовить себе победу. Настоящий полководец, на войне вообще, и в бою в частности, принимает во внимание и счастливый исход и неудачу и приготовляется к тому или к другому. По большей части действия подчиненных в зависимости от способности вождя, отчего в старину сложилась поговорка: "лучше, если лев предводительствует над ланями, нежели лань надо львами!" Полчища союзников не следует располагать вместе со своими войсками, но позаботиться о том, чтобы у них были свои отдельные лагеря, и чтобы походом тоже шли отдельно (175); кроме того всячески стараться скрывать от них наши способы построения в боевом порядке и ведения войны, чтобы они не воспользовались ими против нас же самих, если впоследствии придется воевать с ними. В том, что выгодно для неприятеля, можно найти кое-что и для нас полезное, но вообще существует известное правило: "что для тебя выгодно, то невыгодно для неприятеля (176) и наоборот". Таким образом, что явно выгодно для неприятеля, то нам во вред. Делать надо единственно то, что мы считаем выгодным для себя. Ведь если делать то, что и неприятель делает в своих выгодах, то значит самому себе делать вред, и наоборот, если что делаешь в своих выгодах и неприятель захочет воспользоваться этим же, то это будет гибелью для него. Будем же выстраивать для боя многочисленные фаланги и делать частые нападения на неприятеля, подражая таким образом поэту, который сказал: "легко и без урона, отбросите вы в город утомленного боем неприятеля!" По многим причинам, их же не пройдешь, опасно разбрасывать свое войско на большом пространстве. Если желательно только разбить врага, то достаточно войска средней численности, если же надо завладеть отнятой у него страной, то большое. Пусть у Главнокомандующего будет более конницы, чем пехоты, потому что последняя годна только для пешего боя, а первая для скорого преследования и отступления, да спешившись, она тоже тотчас может хорошо драться. Благоразумный Главнокомандующий никогда не вступит в генеральное сражение с неприятелем, за исключением случаев крайней необходимости, вследствие обстановки, или когда, представится благоприятный к этому случай (177). Когда устраиваешь войско: до столкновения ли с неприятелем или во время самого боя, ложишься ли отдыхать – будь всегда одет, чтобы не быть легко захваченным врасплох неприятелем или другими устраивающими засады. Аннибал Карфагенский надевал различного цвета парики, и фальшивые бороды, вследствие чего варварам казался полубогом. Удобную для действий местность надо выбирать, имея в виду не только вооружение, но и национальные качества войска (178). Так: Парфяне и Галлы – пригоднее на равнинах, Испанцы и Лигурийцы сражаются лучше на гористой и пересеченной местности, Британцы в лесах, а Германцы предпочитают болотистую местность. Затем: какую бы ни выбрал Главнокомандующий местность, он описывает ее войску; вследствие этого, если на ней будут какие-либо неудобства, то войско легче может избежать их и кроме того будет действовать с большей уверенностью, зная местность. Когда Главнокомандующий ведет войско в бой, то должен казаться веселым, потому что простые воины судят о предстоящем исходе боя по настроению вождя. После победы пусть не тотчас же разрешает войску терять строй, потому что часто неприятель, видя что победители пришли в беспорядок и предались грабежу, ободряется и начинает снова бой, из которого нередко выходит победителем (179). Когда неприятель окружается, то в окружающих войсках следует оставлять незанятые интервалы, через которые он мог бы свободно отступить, чтобы таким образом он сам счел за лучшее уйти, чем оставаться и подвергаться опасности. По Главнокомандующему судят обыкновенно о войске. Так поступил и Аннибал Карфагенский, встретившись с римским полководцем Сципионом. Впоследствии, когда он хвалил построившееся войско и его спросили: почему он боязливо отложил битву с теми, которых столько раз разбивал, то он ответил: "Я лучше желал бы воевать со стадом львов под предводительством оленя, нежели со стадом оленей под предводительством льва". Толпа обыкновенно более ценит счастливого, нежели храброго полководца, потому что первому много удается без труда, а второму – с большими потерями. Хитрых надо избегать более, чем злых. Если последние что и сделают, то не сумеют этого скрыть, замыслы же первых очень трудно угадать. Главнокомандующий да будет строг и внимателен при расследовании проступков воинов и снисходителен при наложении взысканий. Тогда подчиненные будут любить его. Главнокомандующий, неустрашимый в опасностях и нападающий на неприятеля осторожно, а не безрассудно, подобно дикому зверю, многого достигнет в бою. Он должен предвидеть все, что может случиться на войне, иначе как мог бы успешно сделать то, о чем не подумал, или своевременно подать помощь, когда не знает, что в ней может быть надобность. Неприятелю вредить не только оружием, но и пищей и водой, делая первую негодной для еды и отравляя ядом вторую; кроме того обязан знать и противоядие, чтобы самим избежать отравы. Пусть при нем всегда находится отряд из отборных воинов, которыми он мог бы поддержать наиболее расстроенные неприятелем части войска. Пусть не слишком торопится нападать на неприятеля и не покидает войска в минуту опасности. Когда он держит речь к войску, то не должен оставлять без похвалы даже неприятельские подвиги, чтобы таким образом выказать себя справедливым и по отношению к неприятелю и обратно – чтобы свои не слишком превозносились.

 

Конец VIII книги

 

Примечания

121. Leon le Philosophe. Institutions militaires. XX, 2.  [назад к тексту]

122. Leon le Philosophe. Institutions XX, 9 буквально.  [назад к тексту]

123. Ibid. Instit. XX, 10 буквально.  [назад к тексту]

124. Macchiavel. L'art de la guerre, L. VII chap. XIV p. 365: "Ce que vous voudrez executer en suite, ne le communiquez qu'a peu de gens". Imper. Leo. Maximes et Sentences. Instit. XX, 8 буквально.  [назад к тексту]

125. Имп. Льва слав. перев. 1700 г., стр. 147: "супостатов же прелстить не токмо праведность, но благо и полезно".  [назад к тексту]

126. Imp. Leo. Instit. XX, 17 – почти буквально.  [назад к тексту]

127. Ibid. XX, 18 – почти буквально.  [назад к тексту]

128. Leon Imperat. Instit. milit. XX, 20 буквально.  [назад к тексту]

129. Macchiavel. L'art de la guerre – по другому: если приходится отступать под напором неприятеля и можно быть отрезанным от реки, то устроить тет-де пон из вала и рва, в последний наложить бревен и зажечь.  [назад к тексту]

130. Leon le Philos. Instit. milit. XX, 22 – почти буквально.  [назад к тексту]

131. Ibid. XX, 29 буквально.  [назад к тексту]

132. Imp. Leo. XX, 146.  [назад к тексту]

133. Onosander, cap. X.  [назад к тексту]

134. Imp. Leon le Philos. Instit. XX, 29 буквально.  [назад к тексту]

135. Imp. Leo XX, 30 буквально.  [назад к тексту]

136. Imp. Leo, XX, 33 буквально.  [назад к тексту]

137. Macchiavel. L'art de la guerre. Livre VI. Chap. V, page 307. "Si vous aviez Soupcon, qu'il у eut quelqu'un dans votre armee qui donnat avis a 1'ennemi du vos entreprises et de vos desseins, le plus expedient pour vous afinque la perfidie vous apportet quelque profit, Serait de lui communiquer ce que vous n'avez point delibere de faire, et tenir Secrette 1'entreprise, que vous de sirez achever". Leon le Philosophe. Instit. XX. 35. "Si vous Soupconnez quelqu'un de votre armee de donner des avis a 1'ennemi marquez lui de confiance et dites lui le contraire de ce que vous meditez, c est un moyeu Sur d'en tirer partie".  [назад к тексту]

138. Leon, XX, 40 буквально.  [назад к тексту]

139. Leon, XX, 41.  [назад к тексту]

140. Leon. XX, 43 буквально.  [назад к тексту]

141. Leon. Imp. XX, 77 буквально.  [назад к тексту]

142. Macchiavel. Regles generales.  [назад к тексту]

143. Ibid. Livre IV chap. VI. page 218. Veget Lib. III. Cap. XXVI.  [назад к тексту]

144. Имп. Лев в слав. переводе. Кн. II гл. I: "лучше есть супостатов смирять лишением всякия пищи и запасов, гладом и нуждами, а нежели бранью воинскою, где щастье болш владеет нежели воинская сила". Veget Lib. III. Cap. XXVI. Macchiav. Regl. gener. Livre VII Chap. XIV page 365: "Il faut mieux vaincre son ennemi par famine et non pas cure les armes, sur lesquelles la fortune a plus de pouvoir, que non pas la force et la vertu".  [назад к тексту]

145. Veget. Lib. III Cap. XVI. Macchiav. Liv. VII, Chap. XIV.  [назад к тексту]

146. Macchiav. Livre VII Chap. XIV.  [назад к тексту]

147. Ibid. "lа discipline fait plus dans la guerre, que la force ou la vertu".  [назад к тексту]

148. Ibid. "la nature produit peu de natures puissantes mais l'industrie et l'exercice en font beaucoup." Veget. Lib. III Cap. XXVI.  [назад к тексту]

149. Veget. Lib. III Cap. XXIV. Macchiav. Liv. VII Chap. XIV.  [назад к тексту]

150. Leon Imp. XX. 180 букв. Macchiav. Livre VII Chap. XIV.  [назад к тексту]

151. Fortis Imperator, qui pro conditione temporum atque bellorum peculiaribus atque accomodatis artibus usus est, reputatur. Тоже у Онозандра. Chap IV, и Leo – XX, 58.  [назад к тексту]

152. Leon XX. 46.  [назад к тексту]

153. Ibid. XX. 62.  [назад к тексту]

154. Ibid. XX. 62.  [назад к тексту]

155. Veget. Lib. III Cap. XXVI. Macchiav. Livre VII Chap. XIV.  [назад к тексту]

156. Veget. Lib III Cap. XXVI. Имп. Лев Кн. II, гл. I: "аще много конное езды, мает чистое поле прибрати, пеших для тесные места". Macchiav. Livre VII. Chap. ХIV.  [назад к тексту]

157. Macchiav. Livre VII. Chap. XIV.  [назад к тексту]

158. Ibid. Leon Imp. XX, 66.  [назад к тексту]

159. Имп. Лев Кн. II, гл. I, стр. 42: "сам началник или гетман… аще не возможет, сего ради вышлет изглядчиков, дабы всяк был разумен, верен и умеющий язык тоя земли, ктому смелый; страхающийся и боящийся не возмогут прямо соглядати, страха ради покажетбося им все инако, аки есть".  [назад к тексту]

160. Macchiav. Livre VII Chap. XIV.  [назад к тексту]

161. Veget. Lib. III Cap. XXVI. Имп. Лев Кн. I, гл. II, стр. 40.  [назад к тексту]

162. Onosander, cap. X и XXXVII.  [назад к тексту]

163. Macchiavel. L'art de la guerre. Livre IV chap. I page 194 "Si vous avez peu de gens, alors il faut chercher les lieux ou le petit nombre se puisse mettre a couvert et ou peu de 1'experience ou d'adresse ne vous puisse nuire".  [назад к тексту]

164. Leo XX, 99.  [назад к тексту]

165. Macchiavel. L'art de la guerre. Livre IV chap. I page 196. "Celui qui range une armee pour combattre doit encore avoir regard au Soleil et au vent"… Канны, Кресси.  [назад к тексту]

166. Имп. Льва сочин. в слав. пер. Кн. I гл. 13 стр. 29. "Предвари супостатов пред уготованием их к бою, дабы не были готовыми многи-ли мало будет совокуплены, внезапу сотри окончения их". Leo. XIII.  [назад к тексту]

167. Слабеют тетивы у луков.  [назад к тексту]

168. Macch. Livre IV chap. VI page 218. Leo XX, 109.  [назад к тексту]

169. Imp. Leo XX, 112.  [назад к тексту]

170. Imp. Leo XX, 90.  [назад к тексту]

171. Macchiavel. L'art de la guerre. Livre II chap. VI. Vegetius De re militari lib I cap. XIII.  [назад к тексту]

172. Leo Imp. XX, 134.  [назад к тексту]

173. Macchiavel. L'art de la guerre. Livre V chap. IX page 224. "C'est pourquoi il faut que les vaillants Capitaines soient bons orateurs pour pouvoir animer le courage de leurs soldats".  [назад к тексту]

174. Leo, XX, 124-126.  [назад к тексту]

175. Leo. XX. 89.  [назад к тексту]

176. Имп. Льва Кн. II, гл. 1 стр. 40: "во всякой брани воинской, что нам полезно есть, cиe супостатом потреблением и всегубительством есть. Сопротивно – что им полезно – нам протится. Во всякой брани воинственной не то змышляти, что супостатом подобает и благоугодно, но тое токмо еже нам полезно есть".

Macchiavel. Livre VII Chap. XIV Regles generales page 365: "Се que profite a votre ennemi, vous est beaucoup dommageable, et ou vous avez quelque profit, votre ennemi у recoit du dommage".  [назад к тексту]

177. Macchiavel. Livre VII chap. XIV. page 365 – Regl. gener.: "Les bons Capitaines ne livrent jamais combat, si la necesite ne les у contraint ou si 1'occasion ne les у appelle".  [назад к тексту]

178. Macciavelli. L'art de la guerre. Livre III chap. VII.  [назад к тексту]

179. Onosander. Cap. XXVII.  [назад к тексту]

 

ПЕРВОИСТОЧНИК СОЧИНЕНИЙ О ВОЕННОМ ИСКУССТВЕ ИМПЕРАТОРА ЛЬВА ФИЛОСОФА И Н. МАККИАВЕЛЛИ С латинского перевел капитан Цыбышев. С предисловием Заслуженного Ординарного Профессора Николаевской Академии Генерального Штаба Генерал-Майора П.А. ГЕЙСМАНА. С.-Петербург. 1903

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.