Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. А. МАТВЕЕВ

АРХИВ, ИЛИ СТАТЕЙНЫЙ СПИСОК

О ЧИНЕ ГРАНД МЕТР ДЕ ЛЯ ГАРДЕРОБ, ИЛИ ВЕЛИКАГО ОБЕРЕГАТЕЛЯ ПЛАТЬЯ КОРОЛЕВСКАГО

В том чину есть учинен 1669 году светлейший господин арцух, или дук, Рошфоко, принц от Марцилляк, кавалер святаго духа, ровной и ловчей Франции.

Он надзирателем есть и оберегателем всего верхняго, нижняго и белаго платья королевскаго и всего, что к тому приналежит.

Во время вставанья королевскаго, когда не случается из фамилии и из крови королевской принцов, и великаго комнатнаго, он королю рубашку подает.

Он же по чину должности своей при одевании королевском всегда подает королю платье все и лиенту лазоревую с ордоном святаго духа.

Во время роздеванья в вечеру, коли король раздевается, подает ночное платье, и боннет, или ночную шапку, и полотенцо и докладывает королю о платье, которое ему угодно наутро вздевать.

Он же при церемониах королевскаго платья подает королю епанчю и ожерелье горностайное по церемониалам Франции.

Также когда король дает аудиенцию чюжестранным послам, он имеет свое место на подножии королевском вместе с великим комнатным королевским.

Годовой дачи королевской ему идет по 3500 ливр, прежняго окладу 6000, вновь прибавленаго 360, да за стол и за иныя росходы 9740 ливр, итого всего 19 600 ливр на год.

Под ним еще обретаются два надзиратели и управители того же вышепомянутаго чину, которыя по французски называются метр де ля гардероб.

Изящныя господа:

1. маркиз де Сенгнеле. 118

2. маркиз де Суаре. 119

Чина, их содержащие, есть то же, как и великаго оберегателя в его небытности в комнате королевской.

Оне же при вставании королевском подают королю галштук белой и рукова, полотенцо, рукавицы и шляпу с белым перьем, пояс и шпагу.

Когда король ложася отправляет молитвы, оне же при его подножии стоят и раздевают его, и все платье, с него снимая, отдают меньшим того же чина служителем.

Дачи королевской годовой им по 3400 ливр, стол королевской повседневно и за иныя доходы по 8000 ливр.

Те оба сберегатели платья королевскаго служат погодно в каморе королю переменяяся.

Под ними еще есть четыре первыя казенныя служители, которыя от казны той и от сундуков имеют ключи и безотступно там пребывают, переменяяся по четверти году. [113]

Их чин есть отдавать закройщикам по указу королевскому всякое платье новое делать, какой цвет королю, из каких материй и каким обрасцом угоден бывает. Когда король ходит на службу, то же платье королевское возят на мулах под покровцами герба королевскаго.

Годовой дачи им из казны королевской по 3431 ливру. Им же стол королевской дается таков, каков первым комнатным служителем королевским, которыя под первыми шляхтичи каморы королевской служат.

Под теми же еще 16 человек казенных служителей, которые приносят королевское платье к королю, что прибавить или убавить доведется, и все, что надобно к тому или к белому платью, исправляют по наряду великаго оберегателя и других, которыя под ним, и что оне им прикажут.

Оне же на службу за королем ездят для управления той вышеозначенной должности их и на ловли и живут в доме королевском, переменяяся по 4 человека на всякую четверть года.

Им годовой королевской дачи по 520 ливр и стол готовой, коли служат. Также и от дауфина дача им особая, что оне обще и ему, как королю, служат.

Под теми есть еще звычайныя сторожи казны платенной королевской, закройщики и белыя мастерицы на королевском жалованье, что все описывать довольнаго потребно есть времени.

О СЕКРЕТАРЯХ КОМНАТЫ КОРОЛЕВСКОЙ

1. Господин Каиллер, бывшей прежде чрезвычайным послом от короля при последнем резвицком договоре, учиненном в прошлом, 1697-м году с цесарем и с его союзники. 120

2. Господин де Салин. 121

Тех чин есть всегда особыя тайныя указы королевския его руки разсылать к министрам и к марешаллам Франции в полки с чрезвычайными куриры о нужнейших делех, о которых только знает король один. Тех гонцов 24 человека есть для тех посылок королевских. Оне либерею особую имеют, и на всякую особно посылку деньги и поденной довольной корм им определены королевския по расположению разстояния мест по всей Франции.

Те тайныя секретари при короле в совет великой королевской николи не входят, только коли король укажет им быть для некоторых дел тайных в свою комнату. Дачи денежныя им великия погодно в приказ от короля бывают и иныя даются им прибыльныя чины с приходы многоденежными.

О ЧТЕЦАХ КОМНАТНЫХ

Их чину три особы находятся: господин Бонрепо, бывшей прежде от короля у высокомочных Статов генеральных вольных соединенных Недерляндов послом, господин барон де Бретеуль 122 и абе, или авва, из духовнаго чину, господин де Вобрюн. [114]

Те чтецы все тайныя дела или что король укажет в комнате его перед ним чтут.

В совет королевской великой оне не входят, кроме комнат по позыву, и живут при короле безотступно.

Годовая денежная дача им от короля великая в приказ чинится.

О НАДЗИРАТЕЛЕ ВСЯКОГО СТРОЕНИЯ ДОМУ КОРОЛЕВСКАГО

В том чину ныне есть господин Мансард, которой всего дому королевскаго везде всякое надзирает и управляет строение по указу и чертежам, данным от короля, как в Париже, так в Версалии и в иных ближних и дальних дворех королевских. 123

Его при короле безотступная бытность и посылка ему бывает всегда для управления всякаго строения.

Он имеет от короля и от подрятчиков королевским указом определенный великия на год денежныя дачи и иныя прибыльный чины.

О ЗАИМЩИКЕ

Того чину есть ныне маркиз де Кавое, которой королевскому двору, и его министрам, и чюжестранньм послам по указу королевскому и по данной ему росписи в походех и где надлежит отводит постоялыя дворы. 124

Его бытность при короле бывает не всегда, но по позыву или когда его дел должность сама влечет к тому.

Дача ему от короля погодно бывает денежная довольная в приказ и иныя многия имеет от короля к тому приходы.

О КОНЮШЕМ ВЕЛИКОМ КОРОЛЕВСКОМ

Великим ныне есть конюшим светлейший господин принц Лотаринской граф д'Арманьяк, кавалер ордона святаго духа, ровной Франции и прочая.

Муж великой любви к чюжестранным, и многих языков сведом, и от всего двора за честныя свои порядки и в изрядном и отменном есть почтении.

По нем учинен от короля наследственным к тому чину сын его, принц Генрик Лотаринской, граф де Брион, кавалер же ордона святаго духа, также человек честнаго и добронравнаго состояния. 125

Тот чин прежде во Франции издревле не назывался конюшим, но только графом конюшенным.

Сего конюшаго есть чин, королю когда подведут лошадь, за стремя взять и под руки его, короля, принять. В корету с королем садится он же, как прежде до того бывало, ныне король всегда один сидит. При всех церемониах походов королевских [115] конюшню и конюшенной чин управляет он же, и при выходех, куды идет король, или на ловли, его должность есть всегда быть при нем.

Он же в торжественный въезды королевския и празники указ дает трубачам, литаврщиком и иным к тому потребным, когда тем что чинить. Его же чину есть во время погребения королевскаго при великой двора жалобе несть шпагу королевскую.

Великому тому конюшему по кончине королевской все стоялыя лошади, узды и седла королевския отдаются или по оценке деньги из казны платит новой король.

Он под собою имеет иных многих конюших и конюхов великой и малой конюшен, которым чинам дает он без докладу королевскаго и берет за то определенное число денег. На все то его чину привилегиа королевская дана.

Жалованья денежныя королевский всякаго чину людем и стол пажам особым конюшенным дается от него, великаго конюшева, и либерея королевская темнолазореваго цвету, с белыми и с красными широкими галуны, рукава опушены краснаго цвету бархатом,

Тот конюшей иметь должен на своей корете герб королевской с двемя шпаги, под тем своей фамилии.

Ему же служат всегда по вся дни по 2 человека из паж королевских и в либереи королевской же везде, где он ни будет, как бы власные его.

Лошади в кореты и верхом, коли ему ни надобно под себя и под людей своих, свободен всегда имать с конюшни королевской в Париже и в Версалии.

Королевской эвычайной дачи ему на год 3600 ливр, на либерею конюшенную королевскую 20 400, за чин конюшества великой конюшни 6000 ливр и иныя дачи в приказ, особливо же на 12 лакеев его либереа дается из казны по цене во что станет, которая без всякой розни есть как на лакеях королевских.

Чину королевскаго под ним: три конюшия звычайныя, им королевской дачи на их корм, и на платье, и на их лошадей, и за все протори на год по 3910 ливр.

Пажей королевских великой конюшни 54 человека, который всяким наукам и конскому сиденью на проторях королевских учатся; взяты оне из фамилий урожденных.

Оне на поле всегда долженствуют быть при короле, и служить королю, и по его указам дамам, или госпожам принцессам, и иным вельможеским высокаго достоинства женам при столех королевских услуговать.

Из них же на всякой вечер по два с пажами комнатными королевскими носят в выходах перед королем фламбои, или долгия свечи из белаго воску.

Над теми пажи есть два губернатора, или дятьки, и два сугубернатора, или поддятьки, кои их надзирают и управляют по указу великаго конюшева. [116]

Их губернаторам годовой дачи королевской по 600 ливр, на либирею их людей 1000 ливр, на корм лошедям и на росходы всякия со всем 2470 ливр. Сугубернаторам дачи годовой королевской по 400 ливр, на либерею людей их 650, на их корм 590, на лошединой корм 365 ливр.

Тем пажам непременно служат 4 человека особых служителей на корму королевском и 4 повара по вся дни при обеде и ужине.

Почтовых везде всех лошадей по всему Французскому королевству ведает великой конюшей, и приказывает о всем он по своему расположению.

Меньших чинов еще при конюшне королевской есть, то есть трубачев и литаврщиков, и иных розных конюхов, и коновалов, и кузнецов, которых число неописаннаго множества есть, и королевских им годовых дач.

Из конюхов по 45 человек из первой, а по 21 из другой статьи, кроме иных чинов меньших, по четверти году переменялся, служат в конюшне королевской великой.

На стойле королевской в Версалии аглинских, гишпанских и дацких лошадей седла королевскаго и сына его, дауфина, изрядных шерстей и ученых с 300 лошадей было, кроме иных, надлежащих к принцам фамилии королевской, и возников коретных.

О КОНЮШЕМ ПЕРВОМ

По великом первым королевским конюшим есть изящный господин маркиз де Беренган, граф де Плессис Бертранд, кавалер ордона святаго духа. 126

Его чина есть управление над меньшею конюшною королевскою и над кореты, коляски и возники, когда укажет король и сын его, дауфин, готовить их, всегда он при выходех церемониальных и звычайных короля принимает под руку и сажает в корету.

Он же всегда бывает за королевою и за мадамою дауфиною, коли оне есть, а ныне за мадамою душессою Бургонскою при карете ее. Карета ее чиновная о 8 местех есть поволочена бархатом червчетым, и вся ея кровля так же обита серебром, с 8 возники.

Он же, конюшей, ведает паж королевских и лакеев пеших, которыя служат королю в той конюшне.

Тот же конюшей с 12 пажи и с иными чины конюшенными провожал Филиппа 5, короля гишпанскаго, дука де Анжу, внука королевскаго, несколько миль в 1700 году.

Также и в прочем чин его содержания сходен с великим конюшим, и везде он безотступно бывает за королем, кроме входу в тайной его совет, когда верхом или в карете, и коли король бывает на ловлях, тот конюшей с великим всегда ездят посторонь короля. [117]

Он же на службе королю подает доспехи и иное к тому приналежитое ружье, а в походах епанчую. При чиновном погребении королей он же носит с иными острогу королевскую, наручи, шпагу и герб Франции, коих лошади одеты черным бархатом, как и великаго конюшаго, которой первым при том чине есть.

По кончине королевской кареты, и коляски, и возники, и шоры меньшей королевской конюшни отдаются по состоянию издревле постановленнаго чину тому меньшей конюшни конюшему или по оценке из казны королевской деньги.

Дачи годовой тому конюшему от короля 3876 ливр, да на леберею 2250, и за кормы ему ж 4500, жалованья и что он есть советником за чин тот 1500 ливр, и также лебиреа на лакеев его по вся годы.

Он на корете своей имеет герб королевской с прибавкою двух колосов и при том своей фамилии.

Кореты, и коляски, и возники, и пажи, и конюхи служат ему в лебиреях королевских, когда ни понадобятся.

Чину королевскаго под ним 20 конюших, которыя служат непрестанно королю по 5 человек, переменяяся по четверти году.

Жалованья им по 700 ливр и иныя дачи, каковы даются великой конюшни конюшим.

В той же конюшне 22 человека паж из нарочитых фамилий также живут и учатся на королевских проторях, как о том пространно упомянуто выше сего в чине великаго конюшаго, и весь их чин содержится против паж великой конюшни.

Оне же, пажи, служат обще королевскому наследственному принцу, сыну его, дауфину, коли их не спросит, в походех и на ловлях.

После той службы обеих тех конюшен пажам дает король честныя чины офицерския и регименты, смотря по заслугам и по обучениям их.

Оне над собою губернаторов, и субгубернаторов, и розных наук учителей имеют столько же и на королевском жалованье, как великой конюшни королевския пажи.

Также 120 человек вале де пед, или пеших лакеев королевских обычайных, кои имеют по 5 гульденов на всякой день. Их чину есть всегда ходить перед каретою королевскою, когда король пойдет из своего двора и назад придет, провожать до ворот и фламбой перед коретою до сеней несть.

Чинов нижних в той конюшне столько ж, как в великой, и возников больши 50 осмерней и шестерней розных шерстей и пород конских.

Кореты высокой цены, золоченыя король отставил и употребляет ныне работы изрядной в красках без золоченья, и вся его фамилия, кроме Бургонской и двух, старой и молодой, арцухинь, или душес, де Орлеан, те всегда богатыя и уборныя кореты имеют. [118]

Также и во всем королевстве французском королевской учинен есть заказ богатых корет вновь не делать, разве приезжим.

Только позволено от короля принцессам королевской крови, и душессам Франции, и из принцовской крови принцессам для отмены перед иными на коретах своих иметь кровли бархатныя и суконныя червчетаго цвету, с галунами, и с золотыми пасаменты, и с бахрамами.

О ГВАРДИИ КОННОЙ КОРОЛЕВСКОЙ

Первой компании капитаном есть марешал Франции, превосходительнейший господин дук, или арцух, де Ноаль, ровной королевства французскаго, кавалер ордена святаго духа, губернатор перпигнанской и рюселонской. 127

Второй компании — марешал Франции, превосходительнейший господин дук де Виллероа, кавалер ордона святаго духа, губернатор лионской, генерал войск королевских.

Третей компании — марешал Франции, превосходительнейший господин дук де Буфлер, кавалер ордона королевскаго, генерал войск королевских, полковник гвардии пешей Французской, губернатор фляндрской и генотской, города и крепости Лила.

Четвертой компании — марешал Франции, превосходительнейший господин дук де Гаркурт, кавалер ордона королевскаго.

Под теми капитаны гвардии королевской — те 4 компании, во всякой компании по 6 бригад, а в бригаде по 60 человек. Итого имеется в компании 360 человек.

Те люди все самыя выборныя из меньшаго шляхетства и из иных знатных чинов и в воинском деле зело обучения.

Платье имеют королевское, повсегодно переменное, лазореваго цвету, с галунами серебренными и с пугвицы серебряными ж, и портопеи, или повези, на себе носят такия же.

Лошеди королевския же лехкия, от цены высокой, шерстей вороных и гнедых.

Те компании платье без отмены одноцветное, только в чепраках конских имеют всякая особой, то есть красной, желтой, зеленой и лазоревой, шитыя серебром, и золотом, и розными шелки.

Естандары, или значки, имеют из белаго и лазореваго цветов, с золотыми лилеи короны французской.

У той гвардии 28 трубачей и 5 литаврщиков, из которых всегда 4 человека при короле для утехи его бывают.

Им жалованья на год по 260 ливр и платье королевское бархатное, обшито серебреными голуны сплошь.

Тех компаний гардикору всякому завтрак, который днюют на карауле в сенях перед антишаморою, или переднею королевскою, и з двора королевскаго. Им же на день по 4 копеек на корм, да на месяц по 20 ефимков, который на службу из них ездят, корм [119] на лошади королевской же и иныя особыя дачи в приказ от короля .есть.

Чину их должность по бригадирству целому быть на карауле во дворе королевском, в великой полате перед переднею, и смотреть, кто войдет и выйдет из хором королевских, о чем о всем ответ давать их есть должности.

Когда король, или сын его, дауфин, или кто из его фамилии королевской пойдут чрез ту полату, оне повинны во все то время стоять в карабинах. Так же и во время первой на приезде и на отъезде чиновных аудиенций, когда бывают у короля чюжестранныя послы. Крови королевской принцам и капитанам той гвардии отдают честь в то время, взяв ружье.

Оне, как король спит, стерегут его комнату, стоя у тех дверей, с 12 часа ночи по 6 час, и ключи от дверей первых должны оне у себя иметь. Майор их по вся утра, по вечери и ночью дневальной смотрит их и указы на весь день дает. Когда король в своей церкви домовой на хорах миссы слушает, внизу в той церкви один майор той гвардии с 12 человеки во все то время пения стоит против короля, а те гардикоры, по обе стороны олтаря по 6 человек, с карабины на плече. Оне же во все походы перед королевскою каретою и сына его ездят позади по 30 человек для сбережения.

Тех четырех компаний гвардии королевской вышепомянутыя господа маршалы живут безотступно при короле по человеку, пе-ременяяся по четверти года.

Естли же кто из них с войском королевским послан будет на службу, тогда оставшия за него должны служить. Их должности есть во время вставанья и всех выходов королевских при боку королевском быть, и ходить позади самого короля первым для всякаго остерегательства особы королевской его, и на ловлях везде при нем быть безотступно. Тех же капитанов должности есть всегда о челобитчиках докладывать королю, кто его величеству хочет на выходех о чем бить челом, а без слова и позволения их отнюдь никто подступить, прежде не объявяся им, капитаном, к королю не смеет. Оне, маршалы и их офицеры дневальныя, носят во время своей службы трости белыя с костьми черными, которых, кроме их, никто носить не смеет.

Оне же сажают короля на лошедь с великим конюшим, и им, капитаном гвардии своей, король дает особую карету, в которой оне перед коретою королевскою ездят особно с майором своим.

Их же чину есть чюжестранных послов у дверей каморы, где та гвардия стоит, встречать и провожать во время церемониальных аудиенций их, коли оне на приезде и на отпуске бывают от короля. Указы ко всем вельможам королевския, когда имянно о чем укажет король, чрез тех же с меньшими офицеры посылаются. [120]

Имеют те компании одного майора господина де Брисака, генерала люйтенанта, ковалера ордона святаго Людовика с малою алою лентою, которой за люйтенанта почитается и всех превосходит люитенантов. 128

Под всяким капитаном гвардии по четверти года служат по 12 человек люитенантов, или порутчиков. По 12 прапорщиков и иныя офицеры их капитанов по расположению и по росписям. Те офицеры, сверх определеннаго им королевскаго жалованья, когда служат при дворе королевском, имеют от великаго мастера двора королевской стол и питье и каморы в доме королевском готовыя. Капитаном их особью даны в доме королевском комнаты и с богатыми уборы под самыми комнаты, где сам король спит, и лесницы зделаны тайньм для поспешения от всяких противных случаев им к королю, коли понадобится прийтить.

Те маршалы в тайной совет королевской николи не входят, разве когда позваны будут на советы воинския особно, тогда по позыву входят.

Королевскаго жалованья им на год дается по 20 000 талеров, также дачи особыя, яко маршалы Франции, о чем сказано будет подленнее впредь.

Марешалу Виллероу 1706 году, в прибытие его в Версалию из Фляндрии с службы, король указал ему дать из провинции Лионской своего жалованья в приказ 100 000 ефимков. Тот марешал сего 1706 году служил злополучно во Фляндрии обще с его пресветлейшеством с курфирстом Баварским, под его правлением французских войск с 60 000 было, где он урон великой при Рамилли от войск союзничих под правлением принца Марлебурга понес, 129 о чем подлиннее на своем скажется впредь месте со всеми того урону обстоятельствы.

Из вышепомянутой той гвардии все компании были на смотре пред королем в Марли марта в 22 день 1706 году, перед которыми вышеименованныя капитаны марешалы Франции, всяк перед своею едучи компаниею такова ж цвету в богатом платье, с белым перьем на шляпах, к королю, приближася, с шпагами своими делали поклон. 130

Того году вся та гвардия послана была на службу во Фляндрию под команду, или правление, вышепомянутаго марешала Франции господина дуки Виллероа. Только для оберегательства двора королевскаго и походов оставляют всегда из всякой компании по 2 бригады при дворе.

Гранодиры конныя. По гардикорах еще одна есть особая компания 100 человек гранодиров конных, который называются по французски гранадир а шеваль, которыя имеют платье такова ж цвету и убору, как гардикоры королевския, только на верхнем платье носят доспехи железныя лехкия и поперег сумы с гранатами. [121]

Лошеди их также изрядныя и лехкия, как у гардикоров. Те люди, выборный из рейтар и из пехотных региментов, самыя лутчия и заобычныя.

Капитан под ними, которой правительствует особно, есть господин Рюйотор, за великое в делех воинских искуство по особому призрению королевскому взят к гранодирам тем, за его храбрость.

Гранодиров тех должность есть служить конную и пешую службу, ездить всегда перед конницею, которая называется двора королевскаго, то есть перед великими мушкетерами, перед жандармами и перед шеволежеры (о которых подлинно упомянуто будет во своем месте ниже сего) для управления дорог и мостов. Оне же в воинских потребах и во время приступов с своею компаниею первыя посылаются. При вышепомянутом смотре королевском в Марли oнe, гранадиры, ехали после гардикоров королевских.

Капитан их есть маршалом де кан, или марешаль полевой. Денежную дачу он имеет от короля за оба те чина по определению.

Тем гранадирам платье и лошади, и на них кормы идут королевския. К тому же поденнаго корму им по 12 копеек человеку.

О СВЕЙЦАРАХ ДВОРА КОРОЛЕВСКАГО

Во дворе королевском есть 100 человек свейцаров.

Над ними есть капитаном изящный господин маркиз де Куртенуо и Лувуа, сын славнаго во Франции министра, превосходительнейшаго господина де Лувуа. 131

Его должность есть быть всегда при короле везде вместе с капитаном гардикор королевской, с марешалом Франции. Также и при всех церемониальных церковных и всенародных выходех королевских.

Свейцаров тех 100 человек должность есть во всех вышеозначенных выходех королевских, убрався в платье свейцарское лазоревого цвету, с широкими галштуки, на шляпах с белым и с красным стоячим перьем, стоять от хором королевских до дверей церковных или где будет королю выход, в ружье, мешаяся чрез человека с гардикорами.

Когда же король идет в поход, их должности есть также стоять от хором до кареты или до лошеди королевской,, когда пойдет или прийдет, в строю с гардикорами. Во время которых походов королевских, покамест король пройдет, бьют их барабанщики марш, или поход, а кроме короля и его королевы, а ныне кроме просветлейшей дуцессы Бургонской (яко для первой дамы, или госпожи Франции), ни для кого не бьют походу. Выходы же сына королевскаго, пресветлейшаго дауфина, и детей его, дуков Бургонскаго и де Берри, и племянника королевскаго, дука де Орлеана, бьют апель, или збор, когда им бывает куды поход. [122]

Из тех свейцаров по 12 человек ночуют при комнате королевской и по 2 человека при комнате сына его, дауфина, и при комнатах всей фамилии королевской для оберегательства. Капитан их повседневно указ принимает от самого короля о карауле их и отдает порутчику, которой с ними на карауле будет.

Офицеры свейцарския живут при короле по четверти года, соединяяся обще с гвардией пехотною французскою, о которой будет упомянуто впредь ниже сего.

Капитану тех свейцаров особно годового денежнаго жалованья от короля за ту службу по 1200 ефимков, да вместо доходов от той компании свейцаров по 6000 ливр, за дворовой наем на месяц по 300 ливр, да за чин его, что он советник стацкой, 10 500 ливр. Люйтенантом на платье и годового королевскаго жалованья 724 ливры, да особой дачи к тому по 400 ефимков.

Всякому свейцару идет по 12 копеек на день, то есть на год по 256 ливр, и на платье по 40 ефимков дают им офицеры из королевской казны особо.

Оне имеют от короля привелегиум по своим договорам с ним держать свое свейцарское право, а французскому не подлежат.

О ГВАРДИИ КОРОЛЕВСКОЙ ПРИ ВОРОТАХ, НАЗЫВАЕМОЙ ГАРДЕ ЛЯ ПОРТЕ

Капитаном той есть господин маркиз де ла Шессе, советник королевской. 132 Его должности есть быть при короле для повсе-временнаго надзору над вышеозначенною гвардиею и ездить в походы за королем. Дачи денежной ему дается на год от короля по 3000 ливр, да за либерею, на платье его людем и за стол по 4000, да за чин советничей 7500.

Под ним служат по четверти году 4 люйтенанта, или порутчика, с тою же должностью, как и вышеименованный капитан. Им дачи в то время службы их от короля дается по 500 ливр, да на либерею по 50 ефимков, стол королевской по вся дни службы их готовой.

Под ними служат вышеписанной гвардии по 13 человек, переменяяся, по дворе королевском по три месяца. Из той гвардии придверной вышепомянутое число стоят при дверех каморы королевской, и сына его, дауфина, и у мадамы душессы де Бургонии по вся дни с 6 часу с утра, и указ им дают, как иной гвардии королевской, и ключ от хором, и те стоят, пока переменят их гвардиа свейцарская.

Оне также носят пики и галябарды, как свейцары двора королевскаго.

Платье их особое, лазореваго цвету, опушено красным бархатом, с галунами серебреными широкими, и бандолеры их висят на таком же ремне, как платье обшито, таким же галуном [123] серебреным, только их надевают оне в то время, коли двери королевские стерегут.

Их же должности есть смотреть, чтоб на двор королевской, кроме принцов крови королевской и принцесс, и послов, и высоких и иных чинов не въезжали, только б все выходили по назначенным расположениям, которых есть 4, как упомянуто ниже сего.

Первое есть принцам и принцессам, сувренам и королевской крови, те выезжают до полат королевских, которыя принцессы имеют табурет, или стул четвероугольной, без задку и без опор, и садятся при короле. 133 Также и кардиналы, яко принцы церковныя, тем же достоинством почтенныя.

Второе есть послом звычайным и чрезвычайным без отмены коронованных голов, то есть цесарскому, и иных королей, и самодержавных принцов, и речей посполитых, которыя также имеют позволение сидеть при короле и при его фамилии на табурете. Так же и супруги послов без отмены тот же во двор въезд имеют себе позволен, как и их мужи имеют, и табурет.

Третие есть арцухам, или дукам, и ровным королевства французскаго, кои от парламенту в том своем достоинстве истинствованы. Также и арцухины, или душессы, которыя имеют табурет. Потом графы и начальники церковныя, то есть епископы из знаменитых городов.

Четвертое есть всех служителей короны, то есть великаго канслера, марешалов Франции и иных высокаго чину офицеров и их сожительниц, но те табуретов ни при королеве, ни при мадаме дауфине, ни при дуцессе Бургонской не имеют. Те же вышепомянутыя гвардии королевской придверной обще служат с гвардиею профосовою, или, как называются по французски, гарде де ля превоте, то есть с надворною, и в посылки посылаются кого позвать или взять в делех государственных к суду самого совета королевскаго.

Дачи им королевской по 140 ливр, мясо, хлеб и вино готовое, также и либерея, или платье, из казны королевской.

О ВЕЛИКОМ ПРОФОСЕ ДВОРА КОРОЛЕВСКАГО

В том чине есть изящный господин маркиз де Шурше, советник королевскаго стацкаго и тайнаго совету, 134 которой при чинех носит епанчю долгую и трость.

Он посылает указы все королевский в большой королевской совет. Имеет он свое место после принцов, и дуков, и марешалов Франции, и иных великих короны французской служителей, и называется его чин последней. Его есть должности всякую розправу чинить между всех королевскаго двора офицеров и иных чинов людей. Также и посылать по достоверным розыскам и [124] свидетельствам по розных чинов причинных в великих королевства делех.

Он имеет дачи королевской на год 2000 ливр, да за чин советничий 8000 и иныя многия доходы от дел.

Под ним есть 4 люйтенанта, или порутчика, имеющия такия же епанчи долгия, как профос, которыя служат по 3 месяца неотступно при короле везде и носят трость в чиновное время по своему чину.

Оне в небытность при дворе великаго профоса все росправы вышеозначенный чинят, как бы сам он, без отмены, и по вся дни являются самому королю и докладывают о указех. Те же имеют иныя чины при великом канслере Франции. Им дачи королевской в те 3 месяца, коли оне служат при дворе, по 1000 ливр.

Под ними есть 12 офицеров, которыя, по. 3 человека переменяяся, по 3 месяца при дворе служат для посылок особых с указы королевскими. Дачи им королевской в то время, коли служат при дворе, по 50 ефимков на месяц, оне же имеют еще особью чины, и с тех им идет особливо дача денежная от короля.

Гвардиа у профоса. Под ними есть гвардии особой 80 человек. Их есть должность при всех выходах королевских быть и за королем ходить, как свейцаром двора королевскаго. Оно же при великом канслере служат и на посылки посылаются для взятья каких особ в делех великих от великаго канслера и от великаго профоса.

Носят оне платье лазореваго ж цвету, как короткий епанчи черкеския с рукавами короткими ж и с галуны маленькими, и герб серебряной выбитой, на котором выбита геркулесова дубина с последующим надписанием: будет и то ведомо нашим. Оне же за арест берут всяких особ в великих освидетельствованных винах приличных по имянному указу королевскому, данному великому профосу из его тайнаго королевскаго совету. Дачи им королевской по 272 ливры и по 10 копеек. Из них по 20 человек служат всегда при королевском дворе по 3 месяца.

О ГВАРДИИ КОННОЙ КОРОЛЕВСКОЙ, НАЗЫВАЕМОЙ ЖАНДАРМ

Той капитаном есть сам король.

Капитаном-порутчиком ее есть светлейший принц Субис, губернатор провинции Шампанской, генерал-порутчик королевских войск. 135 Он имеет дачи королевской за четверть года за квартиру по 345, кормовых денег и за чин капитанства на год по 2700, да особой дачи за либерею на людей его по 820 ливр.

Под ним два подпорутчика, господа маркиз де Тресиель дес Урсан 136 и принц Бурнонвиль. 137 Им дачи на четверть года за квартиру по 410 ливр, кормовых денег да особой дачи по 1350 ливр. [125]

Под ними есть еще три прапорщика из честных же принцов и из маркизов особ, дачи им на четверть года по 135 ливр, да особой дачи 1080 ливр, да жалованья по 1875 ливр, что пенсион во Франции называется.

Три подпрапорщика, которыя на четверть года кормовых денег имеют то ж число, как прапорщики, и дачу особую ту же, жалованья им годового то же дается число.

При них 10 марешалов становых, или заимщиков, и комисар. Им дачи за квартиры по 85 ливр, да дачи по 600 на все росходы их, и жалованья 750 ливр на год.

Восемь бригадиров, то ж число подбригадиров. Им дачи королевской, как иным жандармам, по 680 ливр, да за чин бригадирства бригадиром по 450 ливр, подбригадиром по 400, к тому ж особыя дачи королевский в приказ.

У них же есть один майор, 4 подъадъютанта, 4 знаменщика простых, что возят эстандары. Дачи им денежный есть довольныя же.

Тех жандармов есть одна компания, состоящая из 250 человек, которыя все есть из фамилий знатных шляхетных (куды из простых в чин отнюдь не допускаются) и люди изрядного росту, выборный и гораздо пожиточныя. Дачи им королевской годовой всякому человеку по 680 ливр, да на лошеди корм королевской, коли оне на службе бывают. Оне же из того жалованья должны иметь полковое платье из алого сукна, с золотными пасаменты, как офицеры носят, шляпы с белым перьем и с узлами ленты голубой, также и на уздах у лошадей узлы из такой же ленты. Лошеди имеют свои ж легкия, изрядныя, розных шерстей и доспехи железныя при войне, для того оне и называются по французски жандарм, или люд вооруженный. Ружья больших, и шпаг, и пистолетов при себе не имеют.

Из их чину свободно есть выйтить в иной или отдать охотникам, кои похотят на те места их вступать. При их компании 4 трубача, один литаврщик. Им дачи годовой по 90 ливр.

На естандарах, или на значках, той компании подписи последующия написаны: Куды велит гневной Юпитер.

Та компания николи при короле на карауле не стоит, только посылаются на службы общие с двором королевским, и четвертая доля непременно из них остается на житье в Париже, и офицеры, которыя остаются из тех, всегда объявляются королю для его им указов.

О ГВАРДИИ КОННОЙ КОРОЛЕВСКОЙ, НАЗЫВАЕМОЙ ПО ФРАНЦУЗСКИ ШЕВОЛЕЖЕР

Той капитаном есть также сам король.

Капитаном-люйтенантом, или порутчиком, у той есть изящнейший господин де Люен, дук де Шевр, ровной Франции и [126] кавалер ордона святаго духа. 138 Он имеет от короля годовой дачи по 6000 ливр.

Под ним есть два подпорутчика, господин маркиз де Торси, бригадир королевских войск, 139 и господин маркиз де Коетанфао, бригадир же. 140 Дачи им королевской годовой со всем по 1875 ливр.

У той компании шеволежеров 4 прапорщика, в которых есть один дук де Монтфорт, сын дуки де Шевра, их капитана-люйте-нанта, 141 и иныя из высоких фамилий. Дачи им королевской им годовой со всем по 3000 ливр, да особого жалованья дуке до Монтфорту по 1875 ливр, а иным меньши.

У той же вышеозначенной компании 10 марешалов становых, или заимщиков, из знатных дворян. Дачи им королевской всякому на заплату квартир, или станов, по 1620 ливр, и одному к тому же комисару.

Четыре бригадира первых, им дачи королевской по 800 ливр, а которыя из них служат при короле, к тому ж кормовых денег по 30 копеек на день.

Под ними еще другие 4 бригадира ж, которым дача есть денежная перед первыми с убавкою.

Восемь подбригадиров. Им дачи всякому по 450 ливр, да которыя служат при короле, в то время дается им кормовых денег по 30 и по 20 копеек на день.

Четыре подъадъютанта, 4 знаменщика, которыя имеют дачи от короля по 400 ливр на год.

Та вышепомянутая компания шеволежеров состоит из 250 особ знатной шляхты французской, и в ту не допускаются из иных чипов простых отнюдь. Те люди все выборный и прожиточный. Дачи из них всякому от короля дается на год по 540 ливр, да на лошеди кормы во время службы.

Из того ж жалованья должны оне иметь полковое платье из алаго сукна, с пасаменты золотными вместе с серебреными для отмены перед жандармами, как звычайно носить офицерам шляпы с белым перьем и с узлами ленты зеленаго цвету, также и на уздах у лошедей узлы из такой же ленты.

Лошеди имеют изрядныя, розных шерстей, лехкия из своих же проторей.

Доспехи носят лехкия на себе, для того и имя по французски шеволежеры имеют, то есть конница лехко вооруженная, иного ружья, кроме пистолетов и шпаг, не имеют при себе.

Из той компании выйтить отнюдь не свободно в иной чин, кроме именного королевскаго указу.

При них 4 трубача, один литаврщик, им по 600 ливр жалованья королевскаго, а литаврщику по 500 ливр, да им же даются кормы на лошеди.

На естандарах, или на значках, той компании есть подпись: Испытать гигантов. 142 [127]

Та компания на службы ходит, и при короле остается из нее четвертая доля, так же как компания жандармов, о чем подлиннее объявлено уже в той их статье выше сего.

О ГВАРДИИ КОРОЛЕВСКОЙ КОННОЙ О ДВУХ КОМПАНИЯХ МУШКЕТЕРОВ

Одна из них называется великими мушкетеры. В ней число состоит людей 250 и больше, первых самых и богатых фамилий из детей, где всякой шляхтич высокого достоинства Франции должен служить. В том чине были самой пресветлейший дауфин, королевской сын, и его сын, монсениор дук де Бургони.

Та вышеименованная компания имеет лошедей одношерстных серых цветных без отметины.

Другая компания состоит в том же вышепомянутом числе с умалением перед прежнею, таких же высокородных фамилий Франции из детей. Та учинена была прежде от преимущественнаго кардинала, от господина Решелие, от великаго министра королевства Франпузскаго, 143 которую он, при кончине своей вруча королю Людовику 13, просил, чтоб она взята была в службу королевскую; потом она присоединена была в другую компанию мушкетеров, для того и числа ей определеннаго в людех нет.

Та компания вторая имеет лошедей одношерстных всех вороных.

О ПЕРВОЙ КОМПАНИИ

Капитаном их есть сам король.

У той же компании есть капитаном-люйтенантом, или порутчиком, изящнейший господин граф де Мопертюи, генерал-люйтенант королевских войск, кавалер святаго Людовика. 144 Дачи ему королевской на год по 6000 ливр.

Под ним два подпорутчика, господин Артагнан, марешал де кан, или генерал-майор, кавалер святаго Людовика, 145 маркиз де Жансон, кавалер .того ж чину и полковник войск королевских. 146 Королевской дачи им месячной есть по 200 ливр, да жалованья по 3000 ливр ва год.

Два знаменщика, им месячной дачи по 150, да жалованья по 2500 ливр на год.

Два прапорщика, им месячной дачи то ж число, да жалованья по 2000 ливр на год.

Восемь марешалов становых, или заимщиков, им по 50 копеек корму на день, да жалованья к тому ж еще по 400 ефимков и одному комисару.

Четыре бригадира, им дачи со всем по 500 ливр.

Шеснатцать подбригадиров, им кормовых денег на год от короля идет по 40 копеек на день, да к тому ж жалованья еще по 300 ливр. [128]

У той же компании простых двое знаменщиков и прапорщик, им дачи по 300 ливр.

Первой компании мушкетерам всякой особе месячной дачи по 20 ефимков на месяц, то есть по 40 копеек на день, и жалованья по 300 ливр.

У той компании 6 барабанщиков, им дачи есть по 30 копеек на день. Четыре гарбойщиков, что в горбои играют, им дачи есть по 50 копеек на день.

У них пастор, которой имеет по 600 ливр от епископа рошельскаго.

Четыре заимщика, один лекарь, один аптекарь, один кузнец, один седельник, один оружейник, или кто чистит ружье. Три казначея есть королевских, которыя обеим тем компаниям и шеволежерам деньги выдают.

Первой компании мушкетеры имеют платье из краснаго сукна, с галуном золотным, а наверх надевают тунику из темнолазоре-ваго сукна (как обычай есть мальтийским кавалером 147 вздевать во время войны), на ней с обеих сторон вышиты великия и широкия кресты серебром и со всех сторон крестов по три пламеня красных.

Оне имеют ружье мушкеты и пистолеты, для того что конную и пехотную при случае нужды отправляют службы. И к той службе имеют особливо барабанщиков и не литаврщиков.

Той первой компании на эстандарах, или на прапоре, написан дивиз — бомба, которая упала в город, с подписью: где обвалит нещастливо. 148

Компания та имеет особой дом королевской, близко мосту королевскаго на улице де Бар, и конюшни без заплаты, и привилегии вина и всякой харч покупать безпошлинно на тот двор свой, что им ни понадобится.

О ВТОРОЙ КОМПАНИИ

Капитаном той есть также сам король.

Капитаном есть люйтенантом изящнейший господин маркиз де Веинс, генерал-люйтенант королевских войск, кавалер чину святаго Людовика. 149 Дачи королевской ему на год по 6000 ливр.

Под ним два подпорутчика, господа Риговиль, 150 марешал де кан, кавалер святаго Людовика, и маркиз де Каниляк. 151

Два есть знаменщика, им дачи по 2500 ливр. Два прапорщика, им дачи то ж.

Восемь марешалов становых, им кормовых денег на день по 30 копеек, да к тому ж по 400 ефимков жалованья, а иным по 800 ливр, также и комисару их компании.

Четыре бригадира, им по 40 копек на день есть, да жалованья по 500 ливр. [129]

Шеснацать подбригадиров, им по 40 копеек на день и жалованья по 300 ливр на год.

У той же второй компании есть по одному простому знаменщику и по прапорщику, им жалованья по 300 ливр и поденной корм.

Компании той мушкатерам поденной корм и жалованье королевское выдается также без всякой убавки, как первой.

Шести барабанщиком их по 30 копеек на день. Четырем гарбойщикам по 50 копеек.

То же число всякаго чину людей у них, как у первой компании, о чем подлиннее означено уже выше сего.

Платье той второй компании мушкетеры имеют слово в слово такое же, как первой, только для отмены положены голуны серебреныя на красном платье, а на туниках верхних около крестов по пяти пламень желтых. На шляпах обе те компании носят перье белое и желтое.

Та вторая компания на эстандарах, или на значках, своих имеет дивиз—одну связку из стрел с подписью сею: втораго Иовиса вторыя стрелы. 152

Компания та имеет особно недавно великой построенной королевской двор в слободе святаго Антониа каменной богатым иждивением, и церковь, и полаты верхний и нижния со всеми уборы, и поварню, и конюшни превеликия изрядной пропорции.

Также и привилегии им даны, как первой компании мушкетерам, без всякой отмены.

Из тех обеих компаний по половине большей посылаются на службу, когда ходит двор весь королевской, а по другой всегда остаются при короле. Отставшия те всегда обучаются в назначенныя дни трожды в неделю воинским наукам и строям.

Из них же по два человека должны по вся дни появляться самому королю, когда он идет к церкви во всем своем платье, и докладывать о его указах им. А офицеры их долженствуют быть по вся дни при короле.

Тех компаний мушкетеры должны только служить один год, потом свободно выйтить во все офицерския чины, а естли кто не пожелает выйтить, сам может служить там сколько хочет.

Король в тот чин честной для того обучения всех высоких фамилий детей посылает, чтоб оне, в том искусяся и обучася, могли всякое получить себе большое искуство вступать в высокия чины впредь, а кроме того, отнюдь ни в какия подлыя чины не посылает. Ежели кто в том чину быть не похочет, не допустится ни до каких чинов высокаго офицерства. 153

Оне николи на караулех не стоят, ни при самом короле, разве коли на службе гардикоры конныя не подоспеют скоро на стан прийтить. [130]

О ГВАРДИИ КОРОЛЕВСКОЙ О СТЕ ЧЕЛОВЕКАХ ДВОРЯН, НАЗЫВАЕМЫХ ПО ФРАНЦУЗСКИ БЕК ДЕ КОРБЕИН, ТО ЕСТЬ С КЛЮЧКАМИ ПАЛКИ ИМЕЮЩИХ

Та есть во Франции честная и зело почтенная гвардия. Оне всегда бывают при всех великих церемониах в выходах королевских, носят мечи и булавы королевския, когда король чином ходит со всеми кавалеры ордона святаго духа. Во время службы при короле бывают безотступно.

Капитаном их есть изящный господин дук де Лозоин, 154 которой пишется капитаном компании звычайной шляхты двора королевскаго. Дачи ему от короля есть на год по 3600 ливр.

К тому имеют порутчика одного, и прапорщика, и прочих офицеров, и секретаря, и иных. Платье носят звычайное, а либереи не имеют.

Дачи им за выходы королевския чинятся в приказ, а окладу нет, для того что в тот чин пишут людей полных и знатных из шляхты и николи их на службу не посылают, разве когда сам король куды в поход пойдет, и живут при короле по 25 человек, переменяяся по 3 месяца.

Оне же посылаются в приставы к послам и со здоровьем к вельможам и звычайно называются по французски жантилом ординер, или звычайныя дворяне дому королевскаго.

О ГВАРДИИ, О ИНФАНТЕРИИ, ИЛИ О ПЕХОТЕ, ФРАНЦУЗСКОЙ ДВОРА КОРОЛЕВСКАГО

Первой из всего королевства французскаго регимент знатной и почтенной есть изо всей пехоты. Тот состоит из 30 компаний зело изрядных и выборных салдат (которыя в одну меру прибираются, чтоб ни больши, ни меньши не были) и из двух компаний еще гранадиров. Во всякой компании по 120 человек салдат и по 4 сержанта. В компании же той по одному капитану, по порутчику и по одному подпорутчику, по прапорщику. Половина полку того имеет три порутчика, три подпорутчика, два прапорщика, из них один носит пику.

Того регименту салдаты имеют полковое платье темнолазореваго цвету, суконное, с галуны серебреными, на обеих плечах кисти великия из линт алого цвету, все край тех линт обшиты голуном серебреным же. На шляпах стрепьи, или узлы, такой же линты с серебром, обшиты те шляпы широким пасаментом серебреным. У всех чюлки алого цвету.

У первой компании знамя все из тафты белаго цвету с короткою флаггою белою ж.

У прочих всех знамена темнолазореваго цвету по тафте с белыми в средине кресты, а около крестов тех писанныя часто ли-леи герба королевскаго. [131]

Платье на всех офицерах регименту того темнолазореваго цвету, обшиты все широким пасаментом серебреным, богатою учиненное рукою. На персях носят луну .серебреную, золоченую, с именем королевским. На шляпах перье белое имеют, чулки алыя ж.

Того регимепту полковником есть превосходительный господин дук де Гиш и де Грамонт, генерал-люйтенант королевских войск. 155

Иныя офицеры из нарочитых шляхетных фамилий, а не из высоких самых родов.

Полковнику дачи королевской есть на год по 10 000 ливр. Капитаном по 3060 ливр, майору то же число. Четырем адъютантом, майором всякому по 2000 ливр, подъадъютантом по 1100 ливр, да особого жалованья по 900 ливр. Порутчику по 1100 ливр. Подпорутчику по 660 и прапорщику по тому ж. Салдату всякому поденнаго корму платеж чинится того регимента от капитанов по 6 копеек, а коли на службе — полфунта мяса и хлеб. Ружье им сперва дается королевское, потом починивать должны оне сами. Платье полковое по вся годы делают им из казны, из их же вычитая жалованья.

Тот регимент всегда, переменяяся, стоит при дворе королевском в Версалии или где король резидует, при всех дверех полат, кроме антишаморы, где тогда гардикоры стоят, на караулех, а по 11 часу ночи настанут оне везде и стоят до 6 часу утренняго. Оне же переменяются с другим региментом гвардии свейцаров, которыя по половине караулят при дворе королевском.

Французской регимент всегда содержит перед свейцарским правую руку и караулы отправляет при переднем входе на Дворец, а при последнем стерегут свейцары.

Те оба регимента по компаниям один по другом приходят чрез трои сутки на караулы из Парижа в Версалию, в Триано 156 и в Марли на перемену других.

Оба те регимента в Париже имеют квартиры, за которыя платят из казны королевской, и за постели, и за свечи, а огонь хозяйской.

Офицеры их всегда сами от короля слово и указ берут, когда их полковника не случится, и безотступны бывают при короле и на выходах с стойкою непрестанно бывают.

О ГВАРДИИ ВТОРОЙ КОРОЛЕВСКОЙ И О ИНФАНТЕРИИ, ИЛИ О ПЕХОТЕ, СВЕЙЦАРОВ

По французской первой гвардии королевскаго двора регименте есть сей второй по своему порятку, которой состоит из 12 компаний добрых и выборных салдат, и в тот регимент, кроме народов свейцарских, из иных в службу отнюдь никакой иной народ не допускается. [132]

Во всякой компании их число людей состоит по 200 человек. Число офицеров во всякой компании есть, как и во французской.

Регименту того салдаты имеют полковое платье мясного цвету, суконное, рукава обложены сукном темнолазореваго цвету с галуны серебреными, на плечах линт нет. На шляпах стрепьи, или узлы, из белых широких линт, те шляпы обшиты широким серебреным галуном, у всех чюлки темнолазореваго цвету.

У первой того свейцарскаго полку компании есть знамя все из тафты белаго цвету, с короткою флаггою белою ж. А у иных всех компаний на знаменах в срединах кресты из белой тафты, а между крестов со всех четырех краев полосы тафтяныя ж из червчетаго, белаго, помаранцоваго, таусиннаго и чернаго цветов.

Платье на всех офицерах регименту того такова ж цвету есть, как на салдатах, обшито все широким пасаментом серебреным. На грудях носят луну с именем королевским, серебреную, без позолоты. На шляпах перье белое. На всех чюлки темнолазореваго ж цвету.

Регименту того полковником и генералом есть светлейший принц сувреин пук Думеин, котораго достоинство подлинно уже объявлено в генелогии, или в родословном поколении, фамилии королевской выше сего.

Под ним есть особым того ж регименту полковником из породы свейцарской господин Ремнольд.

Также и все офицеры в полку том пород свейцарских же, а из французских, и из иных отнюдь не позволяются войтить в службу ту.

Во всякой их компании по два капитана есть, для того что один из них пегодно служит, а другой отпускается на то годищное время из них в Свейцарскую землю, чтоб он мог тогда нанять оттуды 100 человек салдат в службу королевскую, на себя или на товарыша своего, которой останется тот год во Франции служить.

Полковнику генералу вышеименованному принцу дачи звычайной и чрезвычайной за тот чин и за 12 галабардщиков, кои должны служить при нем, со всем на год 74 088 ливр.

Полковнику свейцарскому на месяц дачи королевской по 1160 ливр, да за чин майорства, что он отправляет полковую всякую разсправу, по 800 ливр; итого ему имеется всего на год по 23 524 ливр и 16 копеек.

Всякому капитану того регименту для содержания компании его и офицеров дается помесячно сполна 4202 ливры и 4 деньги. Первому порутчику по 50 ефимков, второму по 40 ефимков, подпорутчиком по 30 ефимков, прапорщиком по 25 ефимков. Салдату всякому месячного корму по 5 ефимков, и когда бывают на службе, мясо и хлеб дается им против полку французскаго салдат, и платье полковое вычитают из их же жалованья. [133]

Тот регимент стоит на карауле обще, переменяяся с французским, при дворе королевском, как о том подлинно означено в статье гвардии французской выше сего, и всегда место свое имеют ниже регименту французского.

Тот вышеозначенной полк свейцарской имеет от короля особую себе привилегию, данную указ чинить им, и розсправы, и казнь в своем полку по винам салдацким по их правам, не сносяся о том с марешалы Франции, ни с судом французским, и, когда похотят свободу, имеют всегда выйтить из службы королевской после назначенных лет договору их.

Тот регимент переменяется с французским на караулы при королевском дворе, как о том подлиннее сказано в статье гвардии французской же. Также и квартиры свои имеют в Париже.

Офицеры их караульныя всегда бывают при короле безотступно и при выходех с салдаты от самых полат до кореты или до лошеди, когда король сядет, и опять, коли поворотится. Также и в небытности полковника своего докладывают по вся дни об указе короля, и слово берут, и чинят по указу после гвардии французской по согласию общему того перваго французскаго регименту с полковником и с офицеры.

Того свейцарскаго регименту барабанщики у последних ворот двора королевскаго, когда король куды пойдет в поход, бьют в барабаны марш, или поход. Также для королевы аглинской, вдовы жены Якова, изгнаннаго короля, и для ее сына, принца де Галиса (что от короля французскаго признан за короля аглинскаго), и для мадамы душессы Бургонской.

Но когда в походы ходит пресветлейший дауфин, королевич, и дети его или племянник королевской, дук де Орлеан, или в оперу, или в комедию в Париже, бьют для них збор, а не поход. А кроме их, ни для кого в барабаны не бьют, только для первой и последней аудиенции то ж чинится чюжестранных коронованных принцов послом. Обоих тех вышепомянутых полков офицеры, когда переменяяся приходят и отходят перед окнами королевскими на проходех с пиками, делают королю всегда свой поклон.

Смотр королевской. Те оба регимента король 1706 году сам смотрел в Версалии. 157 Платье на нем было суконное, темнолимоннаго цвету, с пасаменты широкими серебреными, в шляпе с перьем белым, сидел на лошеди аглинской лехкой рыжей шерсти.

При нем были сын его, дауфин, и дети его, принцы: дук Бургонской и де Берри. При том же была дуцесса Бургонская в корете великой, поволоченой сверху до низу бархатом червчетым, обита серебреными золочеными бляхи, о 8 темносерых лошедях фризах, с шерами серебреными позолочеными, с двумя пажи.

Объезжал те оба полки, которыя стояли в Версалии по дороге от Парижа при лесах, двожды король сам. Потом при нем, короле, обще те оба полки ексерцицею, или учение, делали, учил [134] их майор французской гвардии, сидя на лошеди перед королем, навязав платок на пику.

Перед ученьем тем в обеих тех полках и как объезжал их король били марш, или поход. После того весь ряд того учения пробили в барабаны. То учиня, майор вышеозначенной давал, стоя в самой средине тех обеих полков перед самым королем, платком знак вверх и вниз, по чему салдаты обеих тех региментов все то учение в несказанной отправляли скорости и в добром ряду, как один человек одною рукою. Ружье у тех полков было изрядной роботы, новое и лехкое.

По отправлении того учения оба те полки пошли и, проходя мимо короля, и объявляяся офицеры с знаменами и с пиками, уклоняяся, делали королю поклон по артикулу воинскому достойной, против которых всех особно, снимая шляпу, им сам кланялся.

Тех региментов прапорщики брали прапоры только тогда, когда приближалися к королю, а потом отдавали простым знаменщиком. Полковник и генерал свейцарской гвардии светлейший принц и дук Дюмеин стоял перед первым знаменем и, когда проезжал, отдал поклон королю, на лошеди сидя, с шпагою.

Офицеры обеих тех полков только шли при своих компаниях, когда в строю были при короле, потом, прошедчи все, позволение от своих полковников одержали сесть на лошеди и ехать в Париж.

По том смотре указ королевской оба полки те получили итить на службу во Фляндрию весной той с марешаллом Франции с превосходительным господином с дуком де Виллероа, которому назначено служить с его пресветлейшеством с курфорстом баварским.

Но для караулов двора королевскаго всегда оставляются по две из французской и по одной компании из свейцарскаго реги-менту.

О ЧИНЕ ВЕЛИКАГО ЛОВЧАГО ДВОРА КОРОЛЕВСКАГО

В том чину ныне есть светлейший дук Рошфоко, которой в чин тот произведен 1679 году. О его достоинстве и о фамилии подлиннее писано в статье чину сберегателя платья королевскаго, в коем он же есть.

По нем чину великого того Франции ловчаго наследником от короля назначен уже есть сын его, марешал де кан, или генерал-майор, изящнейший господин дук Рошегюйон, Францискус Рошфоко. 158

Годовой дачи королевской ему от того чину есть по 1200 ливр, да за все росходы стола и либереи людем его для исправления честного того чину по 10 000 ливр. На кормы собак и на все псаренныя росходы из казны королевской на год ему выдают по 6387 ливр. [135]

Его чин есть при ловлях везде быть оленьих и иных, кроме охоты волчей, безотступно при короле, которая ловля починается с июля месяца и бывает до марта, и он тою всегда правительствует сам.

Когда олень, утомяся и бегая, треснет, тогда, обрезав его ногу, начальной охотник из псарей объявит порутчику той охоты, а он объявляет великому ловчему, которой, взяв ту ногу, подносит самому королю при ловле той. Король всегда за то дает им дачи особью, ловчему по 100 люидоров, а порутчику меньши.

Тот порутчик звычайной ловли в небытность великаго ловчего содержит чин великаго ловчаго и всю его должность так же при короле исправляет, как бы он сам. Годовой королевской дачи ему есть по 1000 ливр.

Под ним есть еще 4 порутчика охоты той, из которых при короле безотступно живут по 3 месяца по одному человеку, а другия свободу имеют. Им дачи от короля годовой по 1000 ливр человеку.

Под теми 4 еще есть иныя 4 порутчика ж, который управляют платье охотниче, и которой из них первым есть, тот чинит роздачи. Тот из них имеет дачи королевской на год и с платьем по 2000 ливр, и другой, что под ним, а иные двое по 1500 ливр.

Иной есть люйтенант, или порутчик, дозорщиком всей охоты королевской и сберегателем, чтоб никто в лесах без указу ни из каких чинов не ездили. Тому годовой дачи есть по 600 ливр.

Под теми есть 4 подпорутчика охоты королевской, которыя также живут при короле по 3 месяца, переменяяся. Им дачи королевской по 500 ливр на год.

Иной есть еще подпорутчик, которой надзирает собак всегда, ему дачи по 300 ливр на год.

Под теми есть 44 дворян охоты той королевской из порядочных родов, им годовой дачи от короля по 300 ливр.

Три человека еще есть звычайных к тому ж дворян, которыя служат королю при охоте той, и дача им дается особо из каморы королевской. По том звычайной охотник псовой, ему дачи королевской по 400 ливр на год. Четыре мастера над псарями конныя служат королю, из них по 3 месяца по человеку всегда. Дачи королевской всякому но 200 ливр на год. Двое паж, им по 600 ливр на год. Четыре клюшника, всякому из них дачи годовой есть по 150 ливр. Осьмнатцать человек псарей конных, им дачи по 150 ливр же. Столько ж иных псарей, кои, по 3 месяца переменяяся, служат по назначенному числу от великаго ловчаго, им дачи по 100 ливр на год. К тому ж 4 меньших псарей звычайных, которыя у собак днюют и ночюют, всякому из них годовой дачи по 80 ливр.

Компания есть у великаго ловчаго особой гвардии конной на лошедях королевских для объезду лесов и дозору зверей по лесам повсевременно, чтоб никто не въезжал и за охотою не [136] ездил без позволения великаго ловчаго около Парижа и ближних сел королевских.

Той компании порутчик есть особливой, дачи ему от короля на год по 600 ливр, подпорутчику по 300 ливр, всякому из гвардии той конной по 150 ливр на год.

Многия есть еще меньшия к тому ж чины, которыя описать пространства бы времени требовалося.

В те все чины имеет указ королевской великой ловчей, не докладывая, его разверстывать, из которых ему особо от короля позволено за те чины уставленныя дачи имать к своей пользе.

Платье охотничей либереи королевской есть суконное, темнолазореваго цвету, с пасаменты золотными и серебреными мешаными особо богатой руки, и на псарях с малою пасаментов убавкою.

Охот, или потех, на ловлях королевских есть 5.

Первая начальная оленья по всей Франции. Вторая охота есть за козами дикими и сайгами. Третья за зайцы и за лисицы. Четвертая охота за волками. Пятая есть охота за вепри дикими.

Собак есть число великое для ловли коз диких.

Для тех ловель порознь еще особью подловчия есть во многих провинциах королевства французскаго. Также и капитанов охоты королевской есть довольное число к тому ж по селам королевским ближним, а больши в Фонтенебло, где охота оленья и веприная есть превеликая и тех зверей числом в лесах множество, для которой разверстка ловли и охотников перед иными есть с великою прибавкою. Тем дачи чинятся на год против статей вышепомянутых чинов ловли королевской и охотников.

К тому ж охоты веприной есть особым капитаном генеральным господин маркиз де Еквевильли, ему дачи особой от короля на год по 1200 ливр, да на всякия росходы 3972 ливры, на исправление той охоты 1500 ливр, на платье охотниче начальных людей той же охоты 1400 ливр, на 14 человек гвардии конной той охоты 2196 ливр, на кормы 40 собак особых той охоты 1464 ливры. Итого всего на ту охоту имеется 14 932 ливры 10 копеек. Под ним есть таких же охотников число с малою убавкою, как и под великим ловчим, однако же он приналежит со всеми до чину великаго ловчаго. Начальным людем и охотником той ловли годовыя от короля есть дачи против окладов и статей объявленных подлинно уже выше сего.

О ЧИНЕ ВЕЛИКАГО СОКОЛЬНИЧАРО ДВОРА КОРОЛЕВСКАГО

В том чину ныне есть изящнейший господин граф де Маретс, советник королевской. 159 Ему годовой дачи от короля за тот чин сокольничаго 1200 ливр, за другой чин и за содержание чинное во всей той охоте птичей его особы еще 300 ливр. На 4 человек пажей той охоты королевской и на их либерею ему ж дается по 4000 ливр. На содержание всякаго убору королевских птиц при той охоте 2000 ливр, на покупки птиц 6000 ливр. [137]

Того сокольничаго чин есть при птичей королевской охоте безотступно быть всегда везде за королем и все исправлять, как содержится должность великаго ловчаго, о чем подлиннее уже упомянуто в статье того ловчаго выше сего.

Также великой тот сокольничей, коли сокол добудет птицу, охотник, оторвав крыло, объявит ему, сокольничему, а он подносит самому королю. За то ему чинится от короля и тому охотнику дача особая.

Птицы лутчия соколы и кречеты королю в подарок по вся годы непременно посылаются от короля дацкаго, и от великаго мастера кавалеров мальтийских, и от принца курлянскаго.

Перваго полету охоты осорьей статья:

Капитан первой, которой также есть генералом-порутчиком великой сокольни. Ему дачи королевской по 700 ливр на год. Адъютант порутчик, ему дачи годовой 300 ливр. Пять кречетников, им дачи .всякому по 250 ливр на год. Первой, которой птиц збирает, ему дачи то ж число.

Втораго полету тех же птиц статья:

Капитан первой, ему дачи годовой то ж число, что капитану перваго полету статьи. Адъютант порутчик, ему дачи против первой статьи адъютанта ж такова. Один мастер сокольничей, ему дачи на год 300 ливр. Пять кречетников, им всякому дачи годовой по 250 ливр. Первой, которой птиц збирает, ему дачи то ж число.

Иная статья есть полету чяпль:

У той охоты столько ж число начальных людей и охотников 18 человек, дачи им годовой идет, как вышеозначенным того же чину людем.

Также и иныя многия охоты птичьи есть за воронами и за розными птицы полевыми. При той же соколья охота у рек за утки дикими и за чиряты, у которых такое же число начальных людей и сокольников есть, и дачи им всякому идет от короля, как упомянуто в сей же статье выше сего.

К тому ж есть охота за зайцы, которая то ж число содержит начальных людей и охотников, как иных ловлей статьи вышеозначенный.

При том же сокольничем служат 25 [человек] из дворян посредних фамилий. Коли король бывает на охоте, из них 5 человекам дается дачи королевской на год по 300 ливр, прочим 20-и по 90 ливр.

Один секретарь сокольничей, ему дачи 300 ливр на год. И иныя чины есть, которыя не так знатны. В те чины также от короля ему, сокольничему, .позволено принимать и верстать в свой прибыток, как великому ловчему, о чем изъяснено подлиннее в его особой статье выше сего.

Та охота начинается с месяца марта и продолжается по май, а больши того не бывает. [138]

О ЧИНЕ ВЕЛИКАГО ОБЪЕЗЖАГО ВОЛКОВ ДВОРА КОРОЛЕВСКАГО

В том чине ныне есть изящнейший господин маркиз де Геудикур, советник королевской. 160 Дачи королевской годовой ему от того чину есть 1200 ливр, да ему же от чину советническаго 8500 ливр и иныя многий доходы.

Тот чин прежде уставлен был от Франциска 1-го, короля французскаго, 1520 году, имеет свой ряд перед марешалами де кан, или перед генералы майоры конницы.

Под ним есть еще один генерал-порутчик той волчей охоты. Ему дачи королевской годовой по 1000 ливр. Один подпорутчик той же охоты, ему дачи на год по 228 ливр. Также еще многая порутчики иныя, по провинциам розным к тому же чину великаго объезжаго волчей охоты принадлежащия, которым от короля всякому дается большим по 450 и по 150 ливр на год. Два ловчих волчьих, им дачи годовой по 300 ливр человеку. Два объезжия ловчия, им дачи по 150 ливр на год. Два охотника, которыя надзирают собак, дачи годовой всякому из них есть 120 ливр. Один псарь, которой кормит молодых щенят, ему дачи по 90 ливр на год. Один псарь, которой выкармливает молодых волчат, дача ему та же, что кормит молодых щенят. Осемь сторожей, которыя надзирают всегда ту охоту, и разъезжают по лесам, и осматривают зверей, им дачи годовой дается по 260 ливр и на кормы для прибавы волков по 1095 ливр. Четыре сержанта волчей охоты, им дается всякому по 80 ливр на год. Один капитан от кормов, ему от того чину дачи по 180 ливр и на розходы иныя по 1033 ливры на год.

Великаго объезжаго волков чину есть во время охоты той и отсоков [?] безотступно быть при короле и сыне его монсениоре, которой зело к той охоте склонен, больши отца своего, короля.

Чины меньшия он, объезжей великой, роздает сам, не докладывая королю, как о том подлинно сказано в статье великаго ловчего выше сего. И сего великаго объезжаго волков чин ни в чем не зависит до великаго ловчаго.

Та волчья охота больши во время осени и зимы бывает.

О ЦЕРЕМОНИИ ДВОРА КОРОЛЕВСКАГО

В отправлении той ныне есть изящнейший господин маркиз де Брезе, которой называется великой мастер церемонии королевства французскаго, полковник регименту бургонскаго. 161 Тот чин уставлен во Франции при Генрике 3, короле французском, 1585 году.

Под тем великим мастером церемонии есть рядовой другой еще мастер церемонии господин де Гранже. 162

Один адъютант церемонии. [139]

Великаго того мастера церемонии должность есть и тех его товарыщей всюды при церемониах королевских быть и носить булаву поволочену черным бархатом слоновой кости.

Оне бывают, коли крещение королевским детем отправляется, когда оне приходят к короне своей и в лета своего правления, и посвещаются на королевство, и принимают супружество, и при выходех королевских, коли оне тело христово принимают. Также при погребениях королей, королев, и принцев, и принцесс, их детей, ходят все три вместе, только великой мастер церемонии в средине тех своих вышепомянутых товарыщев предходит, имея всегда розныя богатой руки одежды.

Он же, великой церемонии мастер, по указу королевскому посылает от себя указы королевския со известиями к архиепископам парижским о рождении принцов и принцесс, детей королевских, и о прочих знатных того королевства делех, особливо ж о славных победах, которыя одерживает Франциа над своими неприятельми, о благодарении соборном богу в великой катедральной церкви.

Где сам он, великой церемонии мастер, или товарыщи его бывают при тех всех церемониах всегда с шпагою и з булавою; тот великой церемонии мастер, которой имеет свое место между последняго ряду королевских советников.

Во время первой и последней аудиенции королевских чрезвычайных и звычайных послов у короля он и другой мастер церемонии принимают их, послов, на низу у лесницы и идут перед послом: тот великой мастер церемонии на правую руку, а другой мастер церемонии по левую.

При них же вносят знамена, и эстандары, и морския флагги в церковь соборную парижскую, которыя при боях берутся у неприятелей французских от розных народов, и после отправления церемонии церковнаго и по благодарении и пении “Тебе бога хвалим” те вешаются внутри той церкви на приличных местех, чтоб всегда были видимы всем.

Отправление церемонии о победе над цесарцы в Италии (В рукописи ГПБ описание церемонии отсутствует, но есть указание: “Потом писать тою церемонию с списка здесь обретающегося порядком”.) Как о [победе генералиссима французских войск светлейшаго принца Вандома при местех Калцинато и иных в Итталии над цесарскими войски, церемониа такая же отправлена была в Париже в катедральной церкви пресвятая девы апреля в 25 день 1706 году последующим видом. 163

Прежде собиралися высокаго парламенту суврена, или свободнаго, президент и товарищество все в алых суконных долгих епанчах, с малыми лоскутками горностаем по одному рукаву опушеных, проходя по два человека в ряд. [140]

Президент их сидел в первом месте от церковных дверей с губернатором парижским. Под ними по лавке сидели все того парламенту особы с правую сторону. Против их по другой стороне сидели два парламента суврены ж, один денежнаго збору, а другой розыскных дел, и генеральный королевский адвокаты по левую сторону от дверей. Президенты их были в черных бархатных и отласных епанчах, а товарыщество их в епанчах алых и черных.

От олтаря сидел в высоком месте в епанче вишневой бархатной, алым подбитой бархатом, с звездою и с ордоном святаго духа великой канслер Франции господин Филиппе. Под ним сидели министры великаго совету королевскаго в черных суконных. Всякой из них сидел по местам, кто по ком в тот чин произведен.

По приходе великаго канслера в церковь с церемониею церковною вшел со свечами и клиром преимущественный господин кардинал де Ноаль, архиепископ парижской, в ту церковь во своей одежде кардинальной богатой. Потом сел на место свое при олтаре, дав благословение великому канслеру, и парламенту, и всему народу.

В то время с барабанным битьем, и с флейты, и с гарбоями, и с трубами компании мушкетеров и гардикоров внесены от свейцаров королевскаго двора при победе взятыя 12 эстандаров, 25 знамен, взятыя же вышепомянутаго принца в Итталии у цесарцов. Несли их в два человека просто, не волоча. Когда внесли их к олтарю, после того церемонии рядовой мастер королевской, подступя к архиепископу, объявил ему указ королевской о благодарении богу. То выслушав, кардинал велел те все эстандары и знамена положить перед олтарем. Положении их он, кардинал, пошел на свой трон под болдахин и запел сам “тебе бога хвалим”. Потом музыка 48 человек из лутчих королевских музыкантов пели с час тот стих партесом. По окончании того кардинал благодарил своею молитвою особою бога. В те поры из Бастильлии великая была пушечная стрельба трожды, чем вся та церемония окончилась.

Перед церковью стояли в ту церемонию несколько компаний гвардии королевской французской и свейцарской. Под ними варта города Парижа в темноголубом платье и с белыми перьи.

Тем великому церемонии мастеру и мастеру другой церемонии за все торжественный церемонии великия повсевременно от короля даются денежный дачи. Адъютанту церемонии годовой дачи королевской по 600 ливр, да к тому ж дачи в приказ с великим удовольствованием.

О ЧИНЕ ИНТРОДУКТОРОВ ПОСОЛЬСКИХ, ИЛИ ВВОДИТЕЛЕЙ К КОРОЛЮ

В том чину обретаются благоурожденныя господа: 1. барон де Бретеуль, чтец кабинету, или комнаты королевской; 2. Сентот; 164 3. их секретарь Вилляра. 165 [141]

Те вводители служат королю по полугоду всякой, а их секретарь безотступно всегда. Вышепомянутым тем вводителем дачи королевской всякому по 9600 ливр на год, секретарю их по 1200 ливр.

Должность их чина есть в назначенным дни вводить к королю на особыя аудиенции в его хоромы кардиналов, нунциосов папиных, звычайных и чрезвычайных послов, шляхтичей высоких фамилий, посланников и прочих публичных министров, приезжих явно и инкогнито, то есть скрытно.

Потом на аудиенции публичныя их же, вышеозначенных чинов, вводить к королеве, коли она есть, к пресветлейшему дауфину, сыну королевскому, к дуке Бургонскому, к дуцессе Бургонской, к сожительнице его, и к дуке де Берри, детем дауфиновым, и к иным принцам крови королевской, ест ли спору какова между тех и послов о случаех титл и мест противнаго чего не позовет.

Оне же, вводители, должны всегда быть при стацком секретарии и министре чюжестранных дел по вторникам, которой день назначен есть от короля всегда приезжать в Версалию для аудиенции иностранным министрам и для конференций их с секретарием стацким о надлежащих их делех, а кроме того, министры чюжия не бывают без позыву при короле.

Также коли король отъезжает в Марли, или в Медон, 166 или в Фонтенеблоу в свои домы особыя, без обсылки иностранныя министры, кроме великих самых дел, туды не ездят, разве по указу особому, что случается зело редко, или попросят того в случаи дел нужных.

Послы, и прочия иностранныя министры во Франции. Того времени, то есть 1706 году, чюжестранныя министры при дворе французском были.

Послы чрезвычайный:

папин нунциус, превосходительнейший господин Антоний Гвалтери Дорвиет, архиепископ афинской; 167

посол гишпанской, превосходительнейший господин дук Дальба; 168

посол венепийской, превосходительнейший господин Тепело, нобль, или шляхтич, Венеции;

посол кавалерства мальтинскаго, превосходительнейший господин байлли де Ноелль.

Посланники чрезвычайныя королевския:

посланник свейской, господин Кромстрон; 169

посланник дацкой, господин Мееркрон, кавалер ордона Даннеброга, советник тайной и губернатор аглбурской;

посланник пресветлейшаго курфорства Баварскаго, господин граф де Монастероль;

посланник пресветлейшаго курфорства духовнаго Кельнскаго, господин барон де Симеони; [142]

посланник пресветлейшаго арцуха Лотаринскаго, господин Барроа;

посланник пресветлейшаго арцуха Тосканскаго, господин маркиз Сальвати де Монтиери, дворянин комнатной и кавалер, капитан от компании карабинов;

посланник пресветлейшаго арцуха Пармскаго, господин граф де Ривассо;

посланник пресветлейшаго арцуха Мантуанскаго, господин граф де Трюззи;

посланник республики Генуенской, господин граф Жентиль;

резидент кельнской, господин де Валдор.

О ЦЕРЕМОНИАЛЬНОМ ПРИЕМЕ ВО ФРАНЦИИ ПОСЛАМ 170 И О ПОВЕДЕНИИ ВСЕХ КАРАКТЕРОВ МИНИСТРОМ

(В рукописи ГПБ этот раздел отсутствует. )

Послы звычайныя и чрезвычайный, прибыв во Францию, обсылаются прежде своим простым письмом к секретарию стацкому и министру посольских чужестранных дел о своем приеме чрез своего дворянина, или конюшева. Те же послы потом знать дают всем министрам чужестранных держав и интродуктору, или вводителю посольскому.

По обсылке той без изъятия всякаго иных государей министры высокаго характера посольскаго и посланники долженствуют первой визит, или посещение, учинить тому послу, кто прежде прибудет.

Всякой из послов и из посланников без всякого своему характеру предосуждения сперва до отдания прочим чужестранным министрам своего контравизиту, или насупротив посещения бывшаго себе, долженствует быть на приезде прежде у стацкаго королевскаго секретаря и министра посольских чужестранных дел для объявления своей верющей грамоты чрез него королю.

Потом послы до явственнаго своего въезду и церемониальной аудиенции бывают на приезде особом у короля и имеют особую аудиенцию у него себе без всяких чинов просто, только введены бывают чрез интродукторов, или вводителей посольских, где король стоит без шляпы и послы также порядочно обходятся, отнюдь никакова не имея поведения церемониальнаго, или чинов-наго.

По окончании у короля той особливой аудиенции те послы должны без омедления прочим великаго карактера министрам отдать свой контровизит, или противу их взаимное посещение.

Где его, посла, как посланники, так и послы должны по церемониалам, или по чиновникам (яко особу своего принцыпала изобразующую), встречать у кореты и дать правую руку послам под балдехином и потом своем доме провожать его до кореты ж. [143]

Посланником разве цесарским не без спору ж правая у послов в доме их рука, ни первое место под балдехином ни позволяется, ни титул превосходительства, или ексцеленции. Токмо для людцкости прочих посланников послы, когда принимают их у себя в домех, не в полатах аудиенции, где под балдехином персона их государей и кресло порозжее стоит под тою персоною, но в кабинетах, или в коморах покоевых, там позволяют им правую руку и место тогда без всякаго высоким карактером своим из того предосуждения.

Выезд, когда публичной, или явственной, во Францию хотят учинить послы, тогда выезжают из Парижа к крепости, Рамбулье названной, которая есть в концы слободы святаго Антония. О том своем выезде опять послы те чинят обсылки к пресветлейшему дуку де Орлеану, и к матери его, пресветлейшей душессе, и к его сожительнице, душессе де Орлеан, и к иным принцам и принцессам крови, и к узаконенным, и к послам, и к посланникам чужестранных иных держав, и к королевскому стацкому иностранных дел секретарию и к министру, от которых к ним, послам, посылаются дворяне чиновно в коретах о шти конь для поздравления чиновнаго к ним, как людцкость учтивства надлежит в тех вежливых и ученых народах.

Выезд начинается с теми присланными кареты, кои едут по своему порядку и почину. Интродуктор, или вводитель посольской, сидит в коретах королевских с марешалом Франции, кто от короля тогда назначен бывает к приему послов тех, для показания от своей стороны почтения им в первой тот их посольской приезд. Те марешал и интродуктор посольской, когда приезжают к послу в постоялой его двор для приему, его встречает их посол на средине лесницы. Потом он, посол, дает им правую руку в своем доме и чинят поздравление обычайное друг другу с достойным вежеством, с великою учтивостию.

Учиня то все, посол прежде входит и на первом месте в корету королевскую садится (которая нарочно по него посылается богатою рукою зделана). По нем последует марешал Франции и по них посольской интродуктор. После того в иныя кореты садятся чиновныя люди посольства по своим порядкам.

Корета королевская, в которой сидит посол, прежде идет, по ней последуют кореты принцов, и стацкаго секретария, и марешал. Потом идут лакеи посольския и пажи, сколько их ни будь, в либереях, или в платье уборном, какова он, посол, цвету по своему гербу употребляет, и по них последуют особливыя кореты посольския ж с великим убором.

С тем порядком въезжают на посольской двор, где марешал провожает его, посла, до его покоев. Потом посол его насупротив до самой его кореты. Во время чиннаго посольскаго в Париже въезду для их встречи не бывают отнюдь стольки служивых людей. [144]

Назавтрее въезду того публичнаго посольскаго присылает король от себя из первых четырех комнатных своих шляхтичев одного для поздравления его посольскаго, котораго посол, встретя у кореты, дает ему правую руку и провожает до своих покоев. И по отправлении том чиновном посол провожает того королевскаго комнатного шляхтича до его самой кореты, пока он, вступя в нее, рушится с места ехать.

Потом также посылают пресветлейший дук де Орлеан, и матерь его, мадама, и супруга его, душесса, и все принцы и принцессы фамилии королевской от себя из первых высокошляхетных особ для поздравления посольскаго, которыя таким же чиновным порядком принимаются от посла, как и королевския, по вышеозначенной уже церемонии.

Послы по своем всенародном въезде в Париж подчиваны бывают три дня на посольском особом дворе, которой есть на улице, Турнон названною, при доме знатном в Париже Люксембург, на проторях королевских, и от интродукторов, и от дворецких, и от протчих служителей королевских пребогатыми столами.

Для первой аудиенции у короля назначается к приему и к приезду посольскому от короля одна особа из принцов, только не из тех, которые есть от крови королевской.

Тот принц с интродуктором посольским сперва приезжает на посольской двор в карете королевской, которой, приняв посла и дав ему первое место в корете, едут до перваго въезду двора королевскаго в Лувр или в Версапию, где из гвардии французской и свейцарской королевской вдвое караул стоит под ружьем и в барабаны бьют для въезду посольскаго збор; также и гвардия особая при воротах везде иная ставится прибавочная вдвое тогда перед звычайною, которая называется гард де порт, или гвардия приворотная, и гвардия профосова.

По приезде своем посольстве с принцом в Версалии входит в салу, или в полату собрания всех послов, которая нарочно для них всегда готова с изрядными уборы, и тут ждет позыву к королю чрез интродуктора посольскаго.

Когда указ даст король иттить вверх к себе послу, тогда идет он из той салы в средине, а принц, присланной от короля, по правую его руку, а интродуктор по левую. Свейцарская, из ста человек состоящая, королевская гвардия особая стоит тогда в ружье по обеим сторонам лесницы.

Потом гардикоров королевских капитан из марешалов Франции принимает посла в сале, или в великой полате, той, где та гардикор тогда поставлена бывает по обеим сторонам в ружье, и идет по правую сторону с послом тихо до самой полаты королевской, где послам аудиенция всенародная бывает. В той полате сидит король на вельможном своем стуле, и когда увидит, что посол в ту полату входит, тогда король встает и шляпу скидывает. [145]

Посол, вшедчи, чинит три униженныя королю поклона: первой при входе, другой в половине полаты, третий при том месте, где перед королем недалеко от его места остановится.

Тогда начинается речь, при которой король надевает шляпу, и посол также, и все принцы фамилии королевской иностранныя, которыя во Франции по договорам чины свои обще содержат с принцы французскими.

Посол ничего после отправления речи о имени своего принцыпала не упоминает, ни о короле, покамест сам король не спросит о его государе. Потом он также долженствует почтенной ему, королю, учинить ответ.

Потом подает королю посол грамоту от своего принципала, которую король принимает сам и отдает стацкому секретарию и министру.

Исправя то все, по поздравлении королевском послу, он, посол, также трожды поклоняся королю, чиновно выходит из полаты королевской с провожанием капитана гардикоров до полаты гардикорской.

При аудиенции той бывают все принцы и стацкой секретарий и министр чужестранных дел.

Порядочно потом принц и интродуктор посольской приводят посла к пресветлейшему дауфину, сыну королевскому, где он принимается с такими ж церемониалы, или с чинами, как бы у самого короля.

После того на приезде бывают послы у пресветлейших дуков Бургонских и де Берри, детей дауфиновых, с интродуктором, без принца, которой для приему посольскаго посылается от короля.

Также вводится к ее королевской высокости, к мадаме де Орлеан да Варнер, и к его высокости королевской, к дуке де Орлеан, к сыну ее, и к его супруге, дуцессе, и к протчим принцам, и к принцессам фамилии королевской. Потом к стацкому секретарию королевскому и к министру иностранных дел для перваго визита, или для посещения, бывают.

Тем временем еще стол отправляют послам по той аудиенции от короля, и служат послам все начальныя люди от двороваго чину королевскаго, и всем чинам посольским столы особыя, и принц, присланной от короля к послу, бывает при том королевском столе сам для подчивания его, посла.

На приезде у дука де Орлеан, коли послы бывают в его полате, он стоит под балдехином без шляпы, и когда посол приближится к нему, он, дук, с своего места уступает три уступа к послу. В то время посол, два учиня поклона ему, поздравляет его от своего принципала. Потом по окончании той церемонии еще тот принц уступает три уступа ж для проводов ему поклону.

Когда послы приходят к матери его, мадаме, и к его супруге, дамы честныя, и дамы уборныя, и прочий тех девицы комнатныя [146] принцесс ходят в антишамору, или в переднюю полату, для приему и поздравления посольскаго от своих тех принцесс, который с послом входят в чинах до полаты той, где мадам де Орлеан сидит. Та, под балдехином сидя, в приход посольской встает и послу на одном месте отдает три почтения с поклоном, которой посол, двожды учиня поклон, поздравляет ее. Потом послу дается стул насупротив той принцессы, но послы, благодаря за ту честь, понеже мало имеют времени к речи, для того не садятся в то время, ни мадама также при послах не садится сама.

Такия же послам порядки чинятся в приеме церемонии хотя б и у королевы, и у мадам дауфины, и душессы Бургонской. Только хотя те принцессы говорят послом в надевании перед собою шляп, однако же которыя из них великия политики и честному поведению искусны, зная порядок Франции, николи шляп на себя при тех принцессах не надевают.

Послам, во Франции пребывающим, определены дни всегда для звычайных аудиенций у короля в Версалии по вторникам о делех их по их ряду. Первой имеет всегда нунциус папин, потом гишпанской и иныя послы по своему порядку. От двора цесарскаго при французском, также и от двора короля французскаго при цесарском дворе послов не бывает, разве с карактером чрезвычайных посланников из высоких особ люди или из принцовских фамилий, которым все чести от обеих тех дворов чинятся как самым послом, без всякой убавки, только без отправления явственнаго въезду.

Посланников всех король в первой их приезд принимает без всех церемоний, в шляпе, сидя при своей постеле в кабинете, при собрании многом своего двора, и только дважды бывают им аудиенции, на приезде и на отпуске, куды от интродуктора привозятся в корете королевской и душессы бургонской, и приводятся к королю и ко всей его королевской фамилии, и потчиваются столом королевским. О всех делех своих оне, посланники, сносятся с стацким секретарием и с министром иностранных дел, и есть ли зовут дела их принцыпалов о некоторых нуждах доносить самому королю, тогда оне просят у короля аудиенции чрез того же стацкаго министра, и по его докладу дни к тому по вторникам позволяется им доносить королю также без всякой церемонии.

На собрание тех всех министров в Версалии есть особая полата, куды оне, приезжая по вторникам до вставанья королев-скаго, там обще съезжаются. Послы к королю вводятся особливо в те дни от интродукторов.

В назначенных дни послам и посланникам всегда в Версалии ставится стол королевской великой. Но послы мало при том бывают, для того что их зовут к себе прежде королевский министры. Кроме Версалии, в Марли или в иныя походы сел королевских послы и .посланники не бывают николи, или когда [147] король недомогает, для того уставлен от короля день четверток для их общих дел приезжать в Париж к стацкому его секретарию и министру иностранных дел и давать им в своем доме аудиенции по порядку их без всяких чинов.

Потому, что по учинении послом в приезд их чести достойной, потом ни встреч, ни проводов от королевскаго того министра им николи в его дому не бывает, по обхождению уже изстари обычая о том во Франции только чрез две полаты по аудиенции, учиненной им, от него провожает. О тех делех он, стацкой секретарь, донесши королю, потом им, послам и посланникам, именем королевским чинит удовольство своим ответом по разсмотрению королевскому.

Тот же министр николи ни послам, ни посланником контро визитов не отдает, только в последние при отпуске их одиножды бывает у них и прощается.

Прежде во Франции бывал обычай, что папины нунциусы и послы часто едали с королями за столом, но ныне то обыкновение весьма оставлено. Токмо когда папа своих нунциусов, бывших во Франции, возводит в достоинство кардинальское, тогда красной бонет, или шапку, их с чрезвычайным из Риму гонцом к королю папа присылает, которой король отдает из своих рук тем кардиналом.

Потом король чрезвычайно того кардинала зовет к себе того ж дни к своему звычайному столу. Король тогда сидит не по обычаю в шляпе в креслах в высоком месте, а кардиналу по другой стороне от короля дается табурет, или стул без задка, и едят вместе. При том столе король пьет про здоровье папино, присняв шляпы сидя, а кардинал про королевское стоя. И тот стол обычайно когда окончится, потом кардинал отъезжает от двора.

Во время служивых походов, или сам король бывает на службе, тогда нунциусы папины и послы едят часто за столом вместе с королем, и марешалы Франции, и высоких чинов иных офицеры.

Чин приему послом во Франции, которыя из дальных государств приезжают, бывают еще с большим и вельможнейшим почтением, как ближних и соседних европейских держав, а наибольши тем, которыя бывают из Азии и из Африки, то есть от государя хинскаго, от царскаго величества московскаго, от королей персицкаго и сеанскаго, и от мороцкаго, и от республики Алтерской, Туниской и от Трипольской.

Те послы безотменны перед иными, так же как иныя принимаются, о чем подлинно уже выше сего объявлено.

Только король во время их приходу посольскаго на аудиенцию к себе сидит тогда при троне вельможном и богатою учрежденною рукою, под балдехином многоценным на ковре золотом, [148] тот стул стоит золотой с алмазы и с иными высоких цен каменьи.

С королем все принцы его крови, узаконенный по своим порядкам, и иныя, которые в службе королевской бывают блиско при короле, и весь двор королевской тогда вбирается, числом 10 000 особ всех, и стоят по своим местам дуки, и марешалы Франции, и прочия чины по своему ряду.

При самом короле стоят первыя начальный люди двора королевскаго, то есть великой комнатной и первыя 4 шляхтича комнатных королевских, великой конюшей и великой оберегатель платья королевскаго ближе принцов крови по своему чину. Посол когда надевает шапку перед королем, тогда принцы имеют позволение от короля также в то время надеть шляпы.

Те послы во все время пребывания своего во Франции бывают поставлены на дворех королевских и на проторях его двора. Послам тем от короля даются подарки высокой цены, а особливо запоны алмазныя, посуды серебреныя, тапеты, или ковры, по живописному виду зделанныя.

Особливо же с ними посылает взаимно к их государем король от себя великия подарки, от тех, их принцыпалов, присланный к нему с теми послы.

Понеже звычайно есть присылать всегда с послами подарки к королю во Францию: папе от мощей и от иных святынь, королю гишпанскому лошадей славных андалюзских, царскому величеству московскому соболей и иных дорогих мяхких рухледей, королю аглинскому. хвальных лошадей, королю дацкому кречетов и соколов, королю мароцкому львов и сафьянов, алгерской речи посполитой изрядных лошадей арапских.

При дворе том французском самой осторожности опаснейшей должность принадлежит быть у пребывающих послов, чтоб были великой людцкости, и политики, и ввутренняго известия полны в обхождениях вежливых с тем двором.

Особливо же потребно им знать особ государства того сильных, которыя в крайней близости и в милостех у короля, и с теми всемерно дружбою обязываться.

К тому ж остерегать опасно, чтоб какой неисправы в поведении чиновном с послы иных принцов чрез обыклыя между министров коварствы острыя и политичный не было к предосуждению какой пользы своих государей.

Всемерно нужно есть всегда по прибытии посольском для перваго внутренняго познания послом посылать некоторый великия подарки к стацкому секретарю и к министру чужестранных дел, до кого им непрестанная во всех делех их бывает нужда. Из чего им первая щедрота благородных сердец их принцыпалов посольских ему, министру, довольно оказывается и его к службе их обязывает. [149]

ИЗВЕСТИЕ ЦЕРЕМОНИИ, КАКОВА ОТПРАВЛЕНА БЫЛА У КОРОЛЯ ФРАНЦУЗСКАГО ПРИ ДВОРЕ ВО ВРЕМЯ ВОЗВЕДЕНИЯ В ДОСТОИНСТВО КАРДИНАЛЬСКОЕ БЫВШАГО ПРИ ЕГО ДВОРЕ ПРЕЖДЕ НУНЦИА ПРЕИМУЩЕСТВЕННАГО ГОСПОДИНА ГВАЛТЕРИ В ВЕРСАЛИИ СЕГО ИЮЛЯ В 24 ДЕНЬ НЫНЕШНЯГО 1708 ГОДА

(В рукописи ГПБ описание церемонии отсутствует. )

Сего вышеозначеннаго числа 171 с утра из Версалии указом королевским назначен был и послан принц Латаринской граф де Брион с коретою королевскою о 6 лошадях и з другою мадамы душессы Бургонской о 8 лошадях в Париж для приему вышеименованнаго кардинала.

В приеме его, кардинала, он, принц Латаринской, отправя ему от короля речь и комплимент, дал ему, кардиналу, потом в королевской корете правую руку, а против них сидел интродуктор, или вводитель посольской, барон Сентот.

За двемя теми, кореты последовали две иныя, богатою рукою учрежденный, о 6 лошадях его, кардиналовы. В первой его, кардиналовой, корете сидел посланец папин абе Пасионе с дворяны, а в другой духовныя особы и дворяне ж двора его, кардиналова.

При коретах ево, кардиналовых, было 5 человек пажи, и один арап, и 13 человек лакеев, убранных в его либереи желтаго сукна, с широкими голунами шелковыми, белой шелк с черным и с серым.

Того утра по 7 часе он, кардинал, с вышепомянутым принцом прибыл в Версалию. В тот его въезд на королевской двор стояли под ружьем королевская пешая французская и свейцарская гвардиа и били в барабаны збор. По том приезде он введен был в салу посольскую, где ждал от короля к той церемонии назначеннаго себе времени. В ту салу многая министры чужестранныя и королевския приходили к нему, кардиналу, для свидания и поздравления в том достоинстве. В пол-10 часа того ж дни введен был в королевской внутренней кабинет от вышепомянутаго интродуктора абе, посланец папин.

В то время король сидел в звычайном своем платье и в шляпе с белым перьем на креслах золоченых, обиты парчею золотною. По обе стороны тех кресел стояли первыя два спальника его, принц Тремуль и дук Домонд.

Далее перед королем стояли два кардинала, архиепископ парижской де Ноаль и великой напоминатель двора королевскаго Жансон. Под ними марешаллы Франции и министры стацкия. С другой стороны стоял от стола первым к креслам королевским министр и секретарий стацкой иностранных дел маркиз де Торсий. [150]

Папин посланец в свой приход, учиня ниския в пояс три поклона его величеству, говорил до короля по латине долгую речь, объявляя его королевскому величеству папино благословение, и отеческую склонность, и обнадеживание усердной его любви и дружбы к нему, королю, и прошение его властию и именем его, папиным, о возведении в достоинство кардинальства бывшаго при его королевском дворе от него, папы, нунциуса господина Гвалтери за его великия заслуги к церкви римской и за многовременную при его королевском дворе верную штилетнюю бытность.

Король, встав и сняв шляпу при отправлении речи, спрашивал у него, посланца, о здоровье папином, и когда речь ту говорил он, посланец, при упоминании имени папина и его, королевскаго, приснимал он, король, шляпу. При том король ему, папину посланцу, оказал себя склонна и удовольствована во всем.

Потом он, посланец, также учиня три поклона звычайныя королю, провожан был из кабинета королевскаго от посольскаго интродуктора барона Сентота до самой салы посольской.

На нем, посланце, была долгая одежда тафтяная, таусиннаго цвету, с пугвицами медными от вороту до низу, и два рукава долгия по обе стороны, по подобию московскаго преждебывшаго женскаго платья, которую одежду спальники папины только носят.

Тот посланец человек молодой, 25 или 26 лет, италианец нарочитой шляхетной фамилии, человек умной, и ученой, и острой.

Мисса королевская отложена была для той церемонии кардинальской чрезвычайно по получаса полудни, которая обыкла быть повседневно о полудесяте часе перед полуднем.

В 12 часу о полудни вышепомянутой посланец папин, убрався в красной тафтяной фелон, или священническую одежду, пришел с церемониею в королевскую капеллю, или церковь сенную, с секретарем интродукторов посольских с Вилляра, нес в руках в некотором ковчежце, золотною материею обитом, банет алой атласной, или шапку, от папы присланную к королю для отдания вышеименованному кардиналу. Тот банет он, посланец, положил на особом столике, к тому учрежденном, при олтаре. За ним шло тогда двое дворян кардиналовых, и за ними последовали 4 человека лакеев его в либереи суконной нагаго цвету, обшиты лиштвами краснаго бархату глаткаго, с галуны серебреными.

О получасе по полудни среди церкви послано было королевское подножие широкое червчетаго бархату, обшито кругом золотым пасаментом и подушка на него положена была такая ж, на которой стоит король на. коленках. По обе стороны стояла гвардия королевская с мушкеты и с гардикоры.

Того времени всех великих церемоний по обыклому порядку король пришел в церковь к миссе, которая с изрядною спеваною играною музыкою, во 60 персонах состоящею, началася по чину [151] римскому. За королем стояли при его подножии капитаны гвардии его, марешалы Франции, дук де Ноаль, дук де Буфлер и дук Гаркурт, и два первыя стольники его, принц Тремуль и дук Домонт. От олтаря были при короле великой его напоминатель кардинал Жансон, епископ новопоставленной анжерской, 172 которой тогда присягу верности самому королю при его руках отдал.

Та мша отправлялася с полчаса времени. По совершении той с церемониами от принца Латаринскаго и от интродуктора посольскаго введен был в ту церковь кардинал господин Гоалтерий. Перед его входом встречен был он, кардинал, от великаго королевскаго церемониймастера. В его вход в церковь оба затвора дверей, как королю, отворены были тогда. Его король, с уклонным поклоном приняв, поставил по левой стороне возле себя на своем подножии.

Тот кардинал одет был в объяринном таусинном платье и в скуфье алой атласной.

Потом от интродуктора посольскаго приведен был к месту королевскому папин посланец от его комнаты, которой бревет от папы, или письмо о том возведении кардинальском, всенародно королю подал. То приняв, король с должным почтением отдал его кардиналу. После того на золоченом блюде посланец папин поднес королю бонет кардиналов, от папы с ним посланной, в фелоне, а потом того ж часу то платье скинул. Тот бонет приняв, король у него, папина посланца, своею рукою наложил на главу его, кардиналову. Потом он, кардинал, его снял, благодарил покорно его величество, и король его взаимно с тем достоинством зело любовно поздравил.

По окончании той церемонии король шел до своей полаты, где назначено было его столу быть. А в то время кардинал в сакристии, или в месте одеяния священническаго, надев алое платье кардинальское, последовал особо от интродуктора и от мастера церемонии провожан, и потом короля достиг он, кардинал, при его антишаморе, и вошли вместе в салу, где обедали.

В той полате поперег поставлен был долгой четвероугольной стол, и на нем был убор весь золотой, и королю по чину французскаго двора от стороны королевской был положен вместо судков, которой, кроме великих церемоний, николи на стол королевской не ставится.

На том столе между короля промежек пустой был оставлен. Король сидел вдоль по столу по правую руку на креслах, а кардинал по ту же сторону с сажень или больши от кресел королевских на табурете, или на стуле без задка. При том столе король в шляпе ел. И при первой перемене еств розных поливок попросил король пить, где великими голосами дворовые люди кричали трожды один к другому по манере французской пить про короля. Принесши питье, накушивали дворовые люди то питье в великой [152] рюмке. От вина бургонскаго краснаго с водою король взяв, встал из своих кресел и, сняв шляпу, объявил кардиналу, что он пьет про здоровье его святости папиной. И то сказав, опять сел и, надев шляпу, пил. В то время кардинал стоял без бонета, и потом, благодаря короля, сам пил про здоровье его королевское, стоя ж. Потом он, кардинал, сел и ел в бонете своем. Ему при столе особливо служил господин Феликс, контролер генерал двора королевскаго.

В тот обед королевской ествам перемены были по 8 блюд во всякую как перед короля, так и перед него, кардинала. Первая перемена была разных похлебок 2, жаркого 3, соленых и сухих вещей 4, розных сахаров и конфектов преизрядных манер 5, всяких розных фруктов, каких вещей лутчее, реже и дороже в Европе нет. И отправлялся тот стол с великою вельможностию и тишиною.

При столе королевском по правую сторону от судков стоял его королевской дворецкой с палкою, оправленною золотом, которою указ давал ставить и переменять ествы по слову королевскому. По другую сторону стола вдоль стояли 8 особ звычайных дворян дому королевскаго, у которых на плечах были положены белыя серфетки, кои при том столе королю и кардиналу служили обще и ествы ставили и здавали с стола. По правую руку кресел королевских стояли спальники его, первой дук Думонд и капитан гардикорской марешал Франции дук де Буфлер. Возле тех по указу королевскому его царскаго величества послу, инкогнито присланному к королю, дано было место и его фамилии у самых кресел королевских с правой стороны. Под ним стоял папин посланец и иныя меньшаго карактера министры.

При его креслах королевских позади стояли два гардикора с галебардами, в шитом золотом платье. А от них по обе стороны около стола были поставлены гардикоры с мушкетами на плечах и в шляпах.

Во время того стола с дамами надворными приходила инкогнито мадама душесса Бургонская и стояла довольной час с другой стороны стола в промежке людей.

По окончании стола, когда пошел король вон, посол московской с своею фамилиею отдал ему, королю, покорной поклон, и он, король, против того с уклонностью зело ласково ему, послу, и его фамилии, и кардинал также с великою склонностью.

За королем шел он, кардинал, до самого внутренняго его королевскаго кабинета, и там, благодаря покорно ему, королю, провожен был от интродуктора посольскаго в полату посольскую. Тогда в полатах королевския гардикоры стояли все в ружье, покамест он, кардинал, прошел.

О четвертом часе пополудни он, кардинал, от мастера церемонии королевскаго и от интродуктора посольскаго с настоящею [153] церемонией введен был к мадаме душессе Бургонской в покои королевины, где она ныне в Версалии живет. Перед ее антишаморою, или переднею полатою, стояли королевския гардикоры.

Перед его, кардиналовым, выходом мадама душесса Бургонская указала в своей антишаморе, или в передней полате, встретить его, кардинала, первой своей надворной даме, госпоже душессе де Лиот, 173 которая его, кардинала, введчи в сей покой, с поклоном ниским объявила ей, мадаме душессе Бургонской. Он, кардинал, шел в средине церемонии мастера и интродуктора посольскаго. Когда душесса Бургонская при его входе увидела его, кардинала, встала из своих кресел и поклона два отдала ему. Потом он, кардинал, короткую речь отправил ей, мадаме душессе Бургонской, и поздравлен был от нее в своем достоинстве. После того он, кардинал, объявил ей, мадаме душессе Бургонской, папина посланца, которой, от папы ей донесши благословение, подал ей советное малое письмо от папы.

При том противо ее, душессы Бургонской, поставлен был ему, кардиналу, табурет, где ему она, душесса Бургонская, седчи сама, велела ему сесть и, малое время имев с ним, кардиналом, разговор, его отправила. При ней, душессе Бургонской, по обе стороны во время отправления той церемонии кардиналовой сидели на табуретах первыя дуцессы и принцессы Франции, и иных марешалов и министров стацких госпожи жены, убраны в дворовое платье, в диамантах и в иных клейнотах неописаннаго богатства, а позади их стояли дамы надворныя в дворовом платье.

Из ее покоя он, кардинал, также провожен был, как и встречен, от первой ее надворной дамы до тех же мест.

После того введен был он, кардинал, в покои к мадаме душессе де Орлеан от того ж церемонии мастера королевскаго и от интродуктора посольскаго. В то время гвардия стояла при ее антишаморе [и] сожителя ее, дука де Орлеана. Встречай он был, кардинал, от первой ее надворной дамы, от марешаллы душессы Рошфорт, 174 также в ее антишаморе. В его приход, кардиналов, она, душесса де Орлеан, вставши, три уступа отошла от своего стула, подався к кардиналу, и зделала ему два поклона. Где он, кардинал, всю такую ж церемонию отправил в приходе своем, как у мадамы душессы Бургонской, и посланец папин подал письмо, как мадаме душессе Бургонской, без отмены. Потом противо душессы де Орлеан поставлен был ему, кардиналу, стул простой, а не кресла, и по обе стороны ее также сидели дамы. И по отправлении вышепомянутой всей церемонии той его, кардинала, она проводила его, столько ж отступя от своих кресел, как встретила. И потом тот кардинал провожен был от ее первой надворной дамы также до ее антишаморы.

Он, кардинал, во всех тех чинах из Версалии в Париж в королевской карете провожан был в дом свой от посольскаго интродуктора Сентота, а не от принца Латаринскаго.

Комментарии

118 Маркиз де Сеньелэ (Marie-Jean-Baptist, marquis de Seignelay, 1683— 1712) — внук Кольбера и сын Жана-Баптиста Сеньелэ, государственного секретаря по морским делам. Должность заведующего королевским гардеробом получил в возрасте семи лет. Сопровождал Филиппа Анжуйского (Филиппа V) в Испанию, принимал активное участие в войне за испанское наследство.

119 Маркиз де Сувре ( Louis-Nicolas Le Tellier, marquis de Souvre, 1667—1725) — сын Лувуа, заведующий королевским гардеробом.

120 Кальер ( Francois de Callieres, 1645—1717) — французский дипломат, секретарь кабинета (1700).

121 Санли ( Francois de Bouteiller de Senlis, marquis de Mouci) — королевский секретарь.

122 Барон де Бретейль (Louis-Nicolas Le Tonnelier, baron de Breteuil, 1648—1728) — французский дипломат, королевский чтец (1677), королевский советник и вводитель послов.

123 Мансар (Jules Hardouin, dit Mansart, 1648—1708) — выдающийся архитектор, сюринтендант строений, строитель Версаля, Трианона и Марли, Дома Инвалидов, площадей Победы и Вандом в Париже и др.

124 Маркиз де Кавуа (Louis, marquis de Cavois, ок. 1639—1716) — главный квартирмейстер, или гоффурьер (1677).

126 Граф д'Арманьяк (Louis de Lorraine, comte d'Armagnac, 1641— 1718) — губернатор Анжу, великий конюший (1658). Он был членом Лотарингского княжеского дома. При Людовике XIV это княжество зависело от Франции.

Его старший сын, граф де Брион (Henri de Lorraine, comte de Brionne), оставался великим конюшим до 1712 г., когда эта должность перешла к его брату, Карлу, графу д'Арманьяку.

128 Маркиз де Беринген (Jacques-Louis, marquis de Beringhen, 1651— 1723) — первый конюший (1679).

127 Маршал де Ноайль (Anne-Jules, comte d'Ayen et duc de Noailles, 1650—1708) — губернатор Руссильона и Перпиньяна (1682), маршал Франции (1693), командовал французскими войсками в Каталонии, сопровождал Филиппа Анжуйского (испанского короля Филиппа V) в 1700 г. в Мадрид. Брат кардинала де Ноайля, архиепископа парижского.

128 Бриссак (Albert de Grillet de Brissac, 1627—1713) — лейтенант-генерал, сопровождал Людовика XIV во всех военных походах, получил звание майора королевской гвардии (1673), генерал ( marechal de camp— 1688), лейтенант-генерал (1693).

129 Мальборо (John Churchill, duke of Malborough, 1650—1722) — английский политический деятель и генерал. В 1701 г. возглавил английские войска в Нидерландах.

О битве при Рамильи см. прим. 94.

130 Смотр королевской гвардии в Марли состоялся 26 марта (а не 22, как пишет А. А. Матвеев) 1706 г. (Dangeau, t. 11, p. 62).

131 Маркиз Куртанво ( Michel-Francois Le Tellier, marquis de Courtanvau, ум. 1721) — старший сын Лувуа, начальник швейцарской гвардии Людовика XIV.

132 Маркиз де Ла Шезе — Antoine de La Chaise d'Aix, marquis de La Chaise.

133 Право сидеть при короле, королеве и т. д. было привилегией немногих титулованных дам (“дам с табуретом”).

134 Маркиз де Сурш — Louis-Francois de Bouchet, marquis de Sourches.

135 Принц де Субиз ( Francois de Rohan, prince de Soubise, 1631— 1712) — губернатор Шампани, генерал-лейтенант.

136 Маркиз де Тренель дез Юрсен — marquis de Tresnel des Ursins.

137 Принц Бурнонвиль ( Alexandre-Albert-Francois, duc et prince de Bournonville, 1662—1705) из брабантского рода графов Арембергов. Натурализовался во Франции (1683), герцог (1690), генерал ( marechal de camp —1704).

138 Герцог де Шеврез ( Charles-Honore d'Albert, duc de Luynes et de Chevreuse, 1648—1712) — губернатор Гиени.

139 Граф де Круасси ( Louis-Francois-Henri, comte de Croissy, 1677— 1747) — бригадир (1702). Матвеев ошибся, назвав его маркизом де Торси, который был его братом.

140 Маркиз де Котанфо ( Francois-Toussaint de Kerhoent, marquis de Coetenfao) — бригадир.

141 Герцог де Монфор ( Honore-Charles, duc de Montfort, 1669—1704) — старший сын герцога де Шевреза. А. А. Матвеев ошибся, назвав его прапорщиком легкой конной королевской гвардии. Он умер в 1704 г. (Вероятно, он был так назван в том издании “Etat de France”, которым пользовался русский посол).

142 Надпись на знаменах отряда легкой кавалерии по-латыни была такова: “Sensere Gigantes”.

143 Кардинал Ришелье (Armand-Jean Du Plessis de, cardinal de Richelieu, 1585—1642) — кардинал (1622), первый министр Людовика XIII с 1624 г.

144 Граф де Мопертюи (de Melun, comte de Maupertuis) — поручик первого отряда мушкетеров.

145 Граф д'Артаньян (Pierre de Montesquieu, comte d'Artagnan, 1645— 1725) — генерал ( marechal de camp), маршал Франции. Не смешивать с д'Артаньяном (Charles de Baatz, seigneur d'Artagnan, 1611—1673), капитаном королевских мушкетеров и генералом, послужившим прототипом для героя романа А. Дюма.

146 Маркиз де Жансон (Mr de Fourbun, marquis de Janson) — подпоручик первого отряда мушкетеров, губернатор Антиба.

147 Мальтийский кавалер, шевалье, член Мальтийского ордена. Так назывались с 1530 г. члены ордена иоаннитов (см. прим. 57), получившие от Карла V остров Мальту.

148 Надпись на знаменах первого отряда мушкетеров была “Quo ruit et lethum”.

149 Маркиз де Вен (marquis de Vins) — капитан-лейтенант второго отряда мушкетеров.

150 Риговиль (Rigoville) — подпоручик второго отряда мушкетеров.

151 Маркиз де Канильяк (Philippe, marquis de Canillac, ум. 1725)— подпоручик второго отряда мушкетеров.

152 Надпись на знаменах второго отряда — “Alterius Jovis altera tela”. Перевод А. А. Матвеева не совсем точен, правильнее: “Другой Юпитер, другие стрелы”.

153 А. А. Матвеев не вполне точен. Если весь королевский гвардейский корпус являлся своеобразной военной школой для подготовки офицерского состава армии, то отличие мушкетеров от других частей гвардии состояло лишь в том, что дворянское происхождение не освобождало их от необходимости начинать службу с солдата.

154 Герцог Лозен (Antonin Nompar de Caumont La Force, duc de Lauzun, 1633—1723) — маршал (1672), тайно женился на герцогине Монпансье (см. прим. 86), подвергся опале и был сослан в крепость Пинероло (Пьемонт), затем вернулся ко двору.

155 Герцог де Гиш (Antoine de Gramont, duc de Guiche, 1672—1725) принимал участие во всех военных кампаниях Людовика XIV, начиная с 1688 г., маршал Франции (1724).

156 Трианон (Trianon) — дворец в Версальском парке, сооруженный де Коттом (Robert de Cotte, 1656—1735) в 1687—1688 г. по планам Ж. Мансара. Впоследствии получил название Большого Трианона в отличие от Малого, построенного при Людовике XV в 1762—1764 гг. архитектором Габриелем.

157 Этот королевский смотр состоялся в Версале 20 марта 1706 г. (Dangeau, t. 11, р. 59).

158 Герцог де Ла-Рош-Гюйон ( Francois, duc de La-Roche-Guyon, 1663— 1728) — сын герцога Ла Рошфуко, герцог Ла Рошфуко с 1714 г.

159 Граф де Маре ( Henri-Francois Dauvet, comte de Marets) — великий сокольничий (1688).

160 Маркиз де Эдикур (Michel Sublet, marquis de Heudicourt) — начальник над волчьей охотой (1701).

161 Маркиз де Брезе ( Thomas de Dreux, marquis de Breze) — главный церемониймейстер.

162 Де Гранж (Michel-Ansel des Grange, ум. 1731) — церемониймейстер (1691).

163 Кальцинато (Calcinato)—местечко в Ломбардии, где французские войска под начальством принца Вандома одержали победу над австрийской армией. Праздничная церемония состоялась в Париже 29 и 30 апреля 1706 г., а не 25 апреля, как пишет А. А. Матвеев (Dangeau, t. 11, р. 88).

164 Сенто (Sain tot, baron) — вводитель послов.

165 Вилар (Villars) — секретарь посольских вводителей к королю.

166 Медон (Meudon) — любимая резиденция дофина Людовика (сына Людовика XIV), замок построен Мансаром в живописной местности около Парижа, по дороге в Версаль, на высоком берегу Сены. В настоящее время не существует.

167 Антонио Гуалтьери (Filippo Antonio Gualtieri, ум. 1728) — кардинал (1706), папский нунций во Франции с 1700 г. А. А. Матвеев, который посетил его 29 октября 1705 г., в письме в Москву от 31 октября того же года пишет, что папский нунций — “муж старого ума и политики острой” (ЦГАДА, ф. 93, Сношения России с Францией, оп. 1, 1705, № 2, л. 30).

168 Герцог Альба (Antonio Martin Alvarez de Toledo..., duque de Alba, 1669—1711) — испанский посол во Франции в 1703—1711 гг.

169 Кронстром ( Daniel Cronstrom) — шведский посол во Франции в 1702—1719 гг. В письме от 10 октября 1705 г. А. А. Матвеев называет его “мужем великого коварства” (ЦГАДА, ф. 93, Сношения России с Францией, оп. 1, 1705, № 2, л. 8 об.).

170 Церемония приема иностранных послов была тщательно разработана во всех странах. Дипломаты проявляли большой интерес к порядку приема послов в других государствах; например, Цинцендорф, австрийский посланник в Париже, сопроводил свою “Ведомость о состоянии королевства Французского” описанием церемониала, “каким образом иностранные министры при оном принимаемы бывают” (ЦГАДА, ф. 93, Сношения России с Францией, оп. 1, 1704, № 5). Интересовались этими вопросами и в Посольском приказе, где старый, сложившийся еще в допетровское время церемониал заменялся новым. В фондах этого приказа имеется записка, или составленная впоследствии самим А. А. Матвеевым, или являющаяся выпиской из его статейных списков, в которой содержится “Описание церемоний французского и английского дворов и Голландской республики, бываемых при введении иностранных министров на аудиенции”. Имеющиеся в ней статьи “О чине интродукторов посольских, или вводителей к королю” и “О церемониальном приеме во Франции послам и о поведении всех карактеров министров” полностью совпадают с публикуемым нами текстом (ЦГАДА, ф. 93, Сношения России с Францией, оп. 1, 1706, № 5, л. 19—29).

Крепость Рамбулье — имеется в виду отель Рамбуйе (L'Hotel Ram-bouillet) на улице Сент Тома дю Лувр (Saint Thomas du Louvre), построенный в середине XVII в.

Люксембургский дворец (Palais du Luxembourg) — дворец в Париже, построенный в 1615—1620 гг. С. де Броссом (Salomon de Brosse, ок. 1571— 1626) по приказу Марии Медичи.

171 Эта церемония действительно состоялась 4 августа (24 июля) 1706 г. (Dangeau, t. 11, р. 170—171).

172 Ривьер ( Michel Poncet de la Riviere, ум. 2 августа 1730 г.) — анжерский епископ (1706).

173 Герцогиня де Люд (Margueritte-Louise, duchesse de Luide, ум. 1726 г.) — старшая придворная дама герцогини Бургундской.

174 Маршальша де Рошфор (Madelaine de Rochefort, 1646—1729) — жена маршала Рошфора (ум. 1676), первая придворная дама герцогини Орлеанской.

Текст приводится по изданию: Русский дипломат во Франции. (Записки Андрея Матвеева). Л. Наука. 1972

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.