Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАТФЕЙ ЭДЕССКИЙ

(МАТТЕОС УРХАЕЦИ)

ХРОНОГРАФИЯ

51. В год 560 армянской эры [1111-1112] Мавдуд выступил во главе огромного числа турок и двинулся на неприступную крепость Тлкеран 80. Мавдуд осадил крепость, и ее гарнизон, претерпевая ужасные лишения, сдался ему. В крепости было 40 франков, и Мавдуд предал их всех мечу. Он также захватил Готетил 81, после чего отправился в Шеван, к арабскому эмиру Мни. Уйдя оттуда, Мавдуд двинулся в направлении земель Эдессы, к крепости под названием Джалман 82, собрав под своим знаменем значительное число воинов. В это время великий эмир Ахмад-Иль 83, бывший весьма выдающимся эмиром, объединился с Мавдудом, который привел с собой множество отрядов, Сулейман, эмир Востока, и Бурсук ибн-Бурсук 84 также присоединились к ним, и все вместе они выступили на Эдессу. Простояв перед ней несколько дней, они пошли к городу Саруджу. Затем они переправились через Евфрат и осадили непреступную крепость Телль Башир. В это время граф франков Жослен, храбрый муж и могучий воин, находился в крепости. Неисчислимые силы турок осадили своими полками 85 цитадель, но не могли ей что-либо сделать. Тогда персидский эмир Ахмад-Иль, которому прежде известна была храбрость Жослена, заключил с ним мир, и оба мужа стали побратимами. После этого Мавдуд увел все силы персов и двинулся против Антиохии, обрушившись на Шейзар. Танкред же собрал вместе всех франков. К нему присоединились король Иерусалима (Балдуин), граф Триполи (Бертран) и граф Эдессы (Балдуин). Два войска встретились, однако битвы не произошло, ибо Мавдуд тайно удалился в свою страну, тогда как франки с миром вернулись в свою.

52. В это время в походе внезапно умер Сулейман, эмир Востока. Господь поделом послал ему эту внезапную смерть, ибо он причинил землям Эдессы всяческие опустошения и убийства.

53. В тот же год Господь отомстил за пролитие невинной крови шахиншаха Гагика, сына Ашота Багратуни, избрав своим мстителем великого и могущественного армянского князя Тороса, сына Константина, сына Рубена. Во время Тороса убийцы армянского царя Гагика находились в крепости Ндроскоис, сильно укрепленной цитадели, неприступной со всех четырех сторон. Эти убийцы были сыновьями Мандэла, то есть являлись братьями. Один из них был союзником Тороса, и, благодаря этим отношениям, трое братьев согласились передать вышеупомянутую крепость армянскому князю, ибо она находилась на границе с землями Тороса, близ области Дзнаджур, где расположена гора, с которой обозревается Каппадокия. В тот же год армянский князь выступил в поход и с небольшим отрядом прибыл к трем братьям с дружеским визитом. Достигнув границ их земель, он послал к ним, дабы уведомить о своем приезде. Тогда один из убийц взял дары и отправился к Торосу, который принял его с надлежащим почетом. Грек преподнес Торосу ценный нож и богатое платье, после чего два мужа сели за еду и питье. И армянский князь сказал ему: «Согласно обещанию, отдай мне крепость. Взамен выбери себе любое место в моих землях, какое пожелаешь». Грек же, лживо отступив от прежнего обещания, ответил армянскому князю: «Мы не можем отдать крепость, ибо она наш родовой и наследственный дом». Поняв, что он обманут тремя братьями, Торос возвратил дары, принесенные одним из них, и сердито сказал ему: «Встань и иди в свой дом, и пусть каждый из вас будет готов к моему приходу».

Тогда богоубийца встал и отправился домой, а армянский князь притворно направился в сои владения. Когда же убийцы скрылись из виду, Торос со своими воинами повернул назад и под покровом ночи прибыл к крепости. Он поставил свою пехоту в засаде, а сам взял всадников и поспешно ушел в селения, намереваясь разорить округу. На утро гарнизон вышел из ворот [крепости] и лицом к лицу столкнулся с воинами, размещенными в засаде Торосом. Когда гарнизон увидел их, они бросились в бегство, а пехота Тороса преследовала их, взобравшись на возвышенность, на которой была расположена цитадель. Воины Тороса перекрыли извне ворота и начали осаду крепости, бросая огонь на крыши и тем самым поджигая их. Когда находившиеся внутри крепости увидели это, они отворили ворота, находившиеся с другой стороны цитадели, и бросились бежать через них. Воины Тороса взяли крепость и захватили беглецов. Затем они отправились Торосу поведать обо всем этом Торосу, и тот, весьма этому изумившись, прибыл в великой радости в крепость Ндроскоис. Когда армянский князь вступил в цитадель, первым делом он обратил внимание на сокровищницу трех братьев, ибо все золото и серебро области было собрано и хранилось там. И сказал Торос сыновьям Мандэла: «Принесите мне меч и одеяния армянского царя Гагика». Братья подчинились, и когда армянский князь увидел эти вещи, он и все его воины горько плакали. Затем Торос приказал им показать то место, где находится сокровищница, когда же они стали упрямствовать и отказались, предал их пыткам. Один из братьев попросил воинов Тороса подвести его к откосу, чтобы он смог выпить немного воды. Когда же они подвели его, он бросился с крутой скалы и таким образом встретил ужасную смерть.

Когда по приказу Тороса начали пытать другого брата, он нагло молвил армянскому князю: «Ты армянин, тогда как мы – римские дворяне. Какой ответ ты будешь держать перед императором за дурное обращение с римлянами?» От этих слов Торос впал в ярость, и лицо его изменило свой цвет. Схватив палку, предназначенную для нанесения ударов, он жестоко набросился на грека со словами: «Кто вы трое такие, чтобы предавать смерти геройского и богопомазанного царя армян? Какой ответ вы будете держать перед армянским народом?» Рыдая, армянский князь стал яростно избивать его, пока тот не умер мучительной и болезненной смертью. Затем Торос вознес Господу хвалу за отмщение крови армянского царя Гагика, ибо его дед Рубен был командиром в войске Гагика. Армянский князь заполучил все, чем владели сыновья Мандэла: бесчисленные сокровища, парчу, огромные серебряные кресты и статую из золота и серебра – все это он доставил в Вахку. Также он взял с собой единственного уцелевшего брата, оставив некоторые из его отрядов в качестве гарнизона крепости, которую он захватил.

54. В год 561 армянской эры [1112-1113] злобный и кровожадный зверь Мавдуд вновь собрал войска и двинулся на Эдессу в то время, когда горожане не ожидали его нападения. Эмир внезапно появился перед городом в день после Пасхи, в начале месяца сахми 86. Сначала Мавдуд пришел в Купину 87 и, выступив оттуда с неисчислимым войском, стал перед воротами Эдессы. Простояв там восемь дней, эмир сменил свою позицию и направился на вершину горы Сасуна, откуда обрушился на [Монастырь] Святых мучеников, расположенный у стен города.

55. В это время непобедимый воин Христа граф Жослен, взяв с собой сотню всадников и сотню пехотинцев, отправился и вступил в город Сарудж. Тогда турецкий отряд из пяти сотен всадников [оставил главное войско у Эдессы и] вторгся на территорию Саруджа в субботу на Илью-пророка 88. Жослен выступил и напал на турок, убив сто пятьдесят человек из них. Граф пленил пятерых их командиров и захватил всю их поклажу, тогда как остальные бежали к Мавдуду к городу Эдесса. Когда Мавдуд обо всем узнал, он двинулся на Жослена в город Сарудж. Однако в это самое время Жослен тайно ушел и вступил в Эдессу. Пробыв в Сарудже семь дней, Мавдуд повернул назад и вновь пошел на Эдессу. В то время, когда он был на марше, некие вероломные люди подошли к нему и сказали: «Яви на нас свою милость, и в этот день мы доставим Эдессу тебе в руки». В великой радости эмир согласился на их предложение. Поскольку эти люди страдали из-за своего предательства, они, пребывая в великих муках, не понимали, что они в действительности творят. Ночью они провели Мавдуда вместе с пятью его воинами в Эдессу, и отдали этот многолюдный город в руки турок. Они передали туркам башню, расположенную в восточную часть города, которая господствовала над всей Эдессой; сто человек удерживали эту башню. Кроме того, турки заняли две других башни, разместив великое число воинов в них. Но вопреки всему Господь, который никогда не хотел уничтожения христианской веры, послал прежде франкского графа Жослена на помощь благословенному городу Эдессе. И когда отважный воин Христа Жослен узнал о действиях турок, он взял графа Эдессы и прочие отряды франков и бросился на стены, чтобы сразиться с турками. Жослен с такой храбростью осадил башню [в которой собрались турки], что сбросил всех их воинов вниз со стены. Таким образом, и предатели, что сдали город, и неверные, что заняли его, погибли в то же время. В тот день благодаря храбрости Жослена и всей войск в городе Эдесса была спасена от турецких оков. Затем Жослен, чье сердце было охвачено глубоким гневом из-за клеветнических наветов, которые возводили на него некоторые, пролил среди горожан много невинной крови, приказав резать, жечь и пытать их. И все это неугодно было в глазах Бога. После этого Мавдуд снял осаду, пошел и захватил Тлмоз 89, откуда ушел обратно в Хорасан, униженный и опозоренный.

56. В тот же год Танкред, граф Антиохи, собрал войска и двинулся протии армянского князя Васила. Он напал на Рабан и после яростной осады отнял город у Васила. Затем он двинулся со своими отрядами на город Кесун и стал лагерем в начале равнины, ниже по ручью, у Тила. В это время Васил собрал отряд из пятисот человек. Обе стороны прождали много дней, не вступая в битву, после чего заключили между собой мир. Танкред вернул Рабан Василу, тогда как армянский князь отдал ему область Хисн-Мансур, а также Тореш и Еремн, ибо Васил захватил область Хисн-Мансур вместе с укрепленными 90 Персином, Рагтипом, Хартаном, Торешем и Еремном, а теперь вернул франкам. И Танкред мирно возвратился в свой город Антиохию.

57. В тот же год, в 24ый день месяца арег умер великий армянский князь, именуемый Ког Васил, и было великое горе по всей Армении. Остатки армянского войска, члены семей Багратидов и Пахлавидов, сыновья армянских царей и, наконец, все те, кто был в родстве с Пахлавидами, – все они объединены были вокруг этого князя, все они были при Василе и были весьма уважаемы и почитаемы им. Кроме того, престол армянского патриарха был перенесен на земли Васила 91, ибо этот армянский князь подчинил многие земли благодаря своему мужеству и силе. Все монахи, епископы, аббаты и вардапеты собирались вокруг него, и он весьма хорошо обращался с ними. Армянский князь умер и был погребен в Кармир-Ванке. Его светлость Барсег, армянский католикос, был его духовным наставником и отцом-исповедником. Монастырь получил тысячу тахеганов за предоставление отдельного места под могилу Васила. Около 150 тыс. тахеганов было выделено на устройство божественных литургий. Кроме того, бесчисленное количество яств было роздано бедным. Танкред получил в дар множество драгоценностей, унесенных им из дома Васила: множество денег, парчи, лошадей и мулов. Диадема жены Васила досталась жене Танкреда. Прочие князья различных земель также получили множество даров. Даже беднякам досталась часть имущества армянского князя. Власть Васила была передана его сыну, который по материнской линии происходил из семьи Камсаракан 92 и обучался в доме Васила, «словно сын за пазухой у своего отца». Этот [усыновленный] сын был красив и имел львиноподобное лицо, он также был умным, смышленым, храбрым мужем и воином, кроме того ему было 25 лет. Он был возведен на трон великого князя Васила, и все войско присягнуло ему на верность, ибо он был великодушным и щедрым человеком, и поэтому все воины любили его и уважали. Его светлость Барсег созвал собрание и передал бразды правления сыну Васила. Великое веселье было среди всего армянского народа.

58. В тот же год в 18-ый день месяца марери умер 93 весьма преуспевший в вере в Господа Танкред, граф Антиохии. Он был мужем святым и набожным, добрым и сострадательным человеком, проявлявшим заботу обо всех христианах. Кроме того, он выказывал великое смирение в своих делах с людьми и честно исполнял наказы и законы Господа. Танкред умер в Антиохии и был погребен с главном соборе города, соборе Св. Петра, основанном святыми апостолами Петром и Павлом. По желанию Танкреда сын его сестры Рожер 94, храбрый муж и доблестный воин, взошел на трон. Патриарх и все франкские вожди возвели Рожера на трон, который прежде занимал Танкред, и передали ему Антиохию. А до этого два прекрасных полководца из войска Васила, Тигран и Апласат, были убиты турками на землях Леона 95, сына Рубена.

59. В год 562 армянской эры [1113–1114] кровожадный и свирепый эмир Мавдуд вновь выступил с огромным войском и, прибыв в мусульманский город Харран, двинулся оттуда против франков. В это время Балдуин, граф Эдессы, находился со своими воинами в городе Телль Башир. Некий вероломный и злонамеренный франк донес ему слухи, основанные на злых и вероломных побуждениях, говоря: «Многие собираются отдать Эдессу туркам». Балдуин поверил этим лживым наветам, рожденным из дурных и злых уст, и из–за низ задумал весьма жестокое дело. Он немедленно отправил Пайена, графа Саруджа, в Эдессу и приказал ему удалить всех горожан из города, так чтобы ни одного человека не осталось в его стенах. Но в тот день эти отвратительные франки решили промеж себя вместо этого предать всех жителей города мечу. В гневе они пролили кровь безупречных и невинных людей, которые не сделали ничего дурного, ибо из-за их дурных нравов франки считали всех прочих людей главной причиной зла и несчастий.

60. Так в первое воскресенье месяца сахми в обеденное время страшное и ужасное бедствие постигло Эдессу. Это бедствие было столь велико, что отцы отрекались от своих детей, а дети – от отцов. Все жители города плакали и стенали в муках. В каждом доме воцарили слезы, горе и печаль, ибо франки насильственно выселили всех жителей из их домов и приказали каждому предавать его или ее дом огню. Не осталось никого, кроме 80 человек, которые в тот вечер нашли убежище в церкви Св. Теодора, а затем находились под охраной в цитадели. И был это день великой печали для жителей Эдессы, обязанных ею [злу] франков. Каждый оплакивал то ужасное положение, в которое они ввергли сами себя. Не было ни одного зверства, которое франки не учинили бы с жителями Эдессы. Так были претворены в жизнь слова древних провидцев, говоривших: «Горе народу Авгара». Все те, кто был изгнан из своих домов, отправились в Самосату. Знаменитая столица, Эдесса осталась покинутой, словно вдова, которая некогда была матерью всем людям и собирала вокруг себя народы, изгнанные из других земель, включая и те, которые владели крестом [Христа], которые бежали к франкам во времена, когда эти франки сами прибыли к ним с просьбой о помощи. Сейчас же в благодарность за все те блага, которые жители Эдессы оказали франкам, [жители запада] отплатили христианам этого города неблагодарностью и злобой.

61. В это время турецкие отряды, которые были размещены в Харране, перешли через Евфрат и, двигаясь в великом числе, выступили на Святой город Иерусалим против всего народа франков. Когда Балдуин узнал, что Мавдуд выступил в поход и проник на земли Иерусалима, он устыдился тому злу, [которое он причинил жителям Эдессы]. Граф послал горожанам письмо, приказывающее им возвратиться в город, и через три дня все вернулись в свои дома.

62. В это время силы неверных прибыли и стали лагерем перед городом Тиберия, расположенным возле Галилейского моря. В свою очередь король Иерусалимский послал к Антиохию и призвал графа Рожера, все войска франков, а также графа Триполи – сына Сен-Жилля 96, соединившись вместе, двинуться на помощь королю. Тем не менее, войска Иерусалима, преисполнившись гордости, поспешили первыми вступить в битву с турками, чтобы не дать антиохийцам добыть славу воинов более храбрых, чем они. Бог же не был благосклонен к их гордыне, и поэтому послал возмездие за их высокомерие. Когда обе стороны вступили одна с другой в битву, турки победили франков и обратили их в бегство. Многие знатные франки были убиты, и вся их пехота также была вырезана. Некий храбрый муж из турок приблизился к королю Иерусалимскому и ударил его по плечам железной мулавой. Но Господь пришел на помощь к королю и сохранил его, ибо в этот момент прибыли войска Антиохии и Триполи. Когда Рожер увидел положение франков, он взревел словно лев и, немедля бросившись в битву, обратил турок в бегство и тем самым спас короля и все войско иерусалимское. После этого войско неверных разбило лагерь с одной стороны горы, расположенной между Тиберией и Иерихоном, тогда как войско франков стало лагерем с другой стороны. Оба войска не решались вступать в битву друг с другом. Так, прождав около пяти дней, Мавдуд вернулся в Дамаск, тогда как франки отправились каждый в свой город 97.

63. Когда эмир Мавдуд вступил в Дамаск, он решил избавиться от эмира города Тугтегина 98 и забрать город себе. Но Тугтегин был извещен об этом вероломном плане. Эмир Дамаска освободил из заточения некоего мужа, перса, приговоренного к смерти, и обещал этому человеку свободу и почетное обращение, если тот сможет убить Мавдуда, и в то же время дал ему пятьсот тахеганов. Когда Мавдуд вышел из мечети, где он молился, и стоял в галерее близ Красной Колоны 99, перс приблизился к нему и внезапно без предупреждения вонзил кинжал в левый бок эмира, убив злобного и свирепого зверя Мавдуда. Сам убийца был немилосердно изрублен на месте 100. После этого войско Мавдуда распустилось и возвратилось в свою страну.

64. В тот же год в 5ый день месяца тре умер его светлость армянский патриарх Барсег. Его смерть произошла из-за неудачи, учиненной злой силой. Он находился на террасе своего дома в деревне Вардаэри – глухом месте, расположенном близ границ Бехесни, молившись вместе с его учениками, священниками и епископами, когда дом внезапно обрушился. Никто не пострадал кроме его светлости Барсега, который ударился хребтом о стену дома и сломал его. Он прожил три дня 101. За это время Барсег распорядился перенести себя в его монастырь, называемый Шьюгри 102, и, пока был жив, передал патриаршее место вместе с патриаршим покровом его светлости Григорию, сыну Апирата, который был сыном сестры его светлости Вахрама. Так умер его светлость Барсег и был торжественно погребен в Шьюгри. И был положен он в свою могилу с почетом, достойным патриарха.

65. В тот же год его светлость Григорий 103, сын Апирата, происходившего из рода Григория Магистра, сына Васака Пахлавуни, занял патриаршее место. После смерти его светлости Барсега на собрании епископов и аббатов в Кармир-Ванке, расположенном на землях Кесуна, по воле Духа Святого его светлость Григорий стал пастырем всего армянского народа. В то же время он был посвящен в католикосы и возведен на место Святого Григория. Григорий занял патриаршее место, несмотря на то, что был весьма молод, ибо его борода еще не начала расти. Однако он обладал высоким ростом, приятным видом и имел весьма скромный характер.

66. В год 563 армянской эры [1114-1115] персидский султан Тапар, сын Малик-шаха, собрал войска и назначил предводителем над ними великого эмира аль-Бурсуки 104. Взяв с собой султанского сына 105, который был всего лишь ребенком, этот эмир выступил с неисчислимым войском и двинулся на город Эдессу. В пятницу в 24ый день месяца сахми аль-Бурсуки прибыл к воротам города. Измучив Эдессу тяжелой осадой в течение тридцати дней, эмир ушел и достиг Евфрата, опустошив при этом области вдоль его берегов. Затем он двинулся на город Бира, расположенный на берегах Евфрата. Все силы франков собрались вместе на другой стороне реки, но не посмели перейти ее и вступить в битву [с неверными]. Итак, аль-Бурсуки возвратился в Эдессу, а оттуда направился в мусульманский город Нисибин. После этого эмиры Иль-Гази 106 и Балак 107 объединили свои и в великой битве разбили аль-Бурсуки, обратив его в бегство и пленив султанского сына, которого они позже освободили 108.

67. В тот же год божий гнев пал на всех живых тварей. Господь в своем гневе и могуществе взирал на свои творения, ибо сыновья человеческие сбились с праведного пути, согласно словам пророка, который сказал: «Не будет ни одного праведного князя, или пророка, или правителя в эти времена» 109. Так и здесь, каждый упивался неправым путем греха и попирал все заповеди и законы Господа, ибо никто из князей, воинов, мужей, правителей, священников и монахов не служили Господу, но скорее стремился к удовлетворению своих телесных и мирских желаний. Для Господа же это было высшей степенью греховности. Так исполнились слова пророка, который сказал: «Он взглянул на землю и заставил ее дрожать» 110. С того момента, как Господь в гневе взглянул на свои творения, все живые создания лишились надежды и не могли выдержать мощи господнего гнева. В воскресенье в 12ый день месяца марери в праздник Воздвижения Святого Креста страшное явление приключилось на земле. Мы никогда не слышали, чтобы подобное случалось в прошлом или настоящем, или упоминалось в Священном Писании. Когда мы пребывали в глубоком сне, раздался ужасный треск, и все создания услышали этот шум. И было сильное сотрясение, равнины и горы страшно и гулко задрожали, огромные скалы раскололись, а холмы разверзлись.

Из-за ярости этого бедствия горы и холмы издавали звуки, словно живые твари, которые пронзительно кричат в испуге. И этот громкий крик резал ухо, словно крик толпы людей, собравшихся в лагере. Словно вспенившееся море, все живые создание тряслись и дрожали от страха перед мощью Господа Бога. Равнины и горы оглашались звуком, подобным лязгу металла, сотрясаясь из стороны в сторону, словно деревья под порывами сильного ветра. Крики и стоны людей были подобны жалобным стонам тяжелобольных, из-за страха они находили свою погибель. Вся земля наполнилась отчаянием и дрожала от страха, а люди продолжали издавать жалобные и заунывные крики, словно осужденные [на смерть]. Эти стенания продолжились и тогда, когда дрожь стихла, и длились около часа. Из страха перед криками, которыми сопровождалось это бедствие, никто не надеялся уцелеть и говорил: «Наступил последний день, судный день». В самом деле, день этого бедствия был словно зеркальное отражение судного дня, ибо все случилось в воскресенье, когда был использован мрачный и унылый распев из армянского песнопения 111, а луна была в последней фазе. Таким образом, были все признаки, указывающие на последний день.

Поэтому те, кто уже предался глубокому отчаянию, теперь были поражены ужасом и в страхе замерли, как если бы они уже умерли. Этой ночью многие города и области были разрушены. Однако все разоренные земли были франкскими, тогда как прочим землям или людям не было причинено никакого вреда 112. Так, в эту ночь были разрушены Самосата, Хисн-Мансур, Кесун и Рабан. Что касается Мараша, то он подвергся столь ужасному опустошению, что при этом погибло более 40 тыс. человек. Это был многолюдный город, но там не уцелел ни один человек. Та же участь постигла и город Мамистру 113, где погибло неисчислимое множество мужчин и женщин. Кроме того, множество прочих деревень и монастырей было разрушено, и тысячи тысяч мужчин, женщин и детей погибли. Один случай произошел в василианском монастыре 114, расположенном в знаменитых Черных Горах, где святые монахи и армянские вардапеты собрались для освящения церкви. В разгар богослужения церковь обрушилась на них, и тридцать монахов и два вардапета погибли под обломками. Их тела остаются там по сей день. Подобное несчастье случилось в великом монастыре иезуитов 115 близ Мараша. Тамошний монастырь был разрушен и все монахи погибли. А когда сотрясения стихли, начал падать снег и покрыл всю землю. Там же погиб армянский вардапет Григорий Машкевор. Таким образом, множество бедствий и ужасных несчастий случилось с христианскими верующими. Все эти несчастья произошли с ними из-за их грехов, ибо каждый из них покинул правый путь божьих заповедей и увлекся ложным путем. Так они отделились от заповедей священных книг и предались бессмысленным исканиям. Словно в дни Ноя, они ели и пили до дня их уничтожения, который они в полной мере заслужили своими грехами. Эти люди продолжали предаваться веселью, пока гнев Господа Бога не пал на них и не уничтожил их беззакония, ибо они предавались возмутительным злодеяниям.

68. В тот же год умер святой армянский вардапет Георгий Мехрик, бывший замечательным человеком и выдающимся монахом. Большинство своей жизни, а именно пятьдесят лет, он посвятил монашескому учению и умер в семьдесят лет. Благодаря его умеренности и строгости, а также воздержанности в еде 116, его учение и набожность стали также известны, как учения древних святых. Кроме того, в течение своей жизни он проводил в молитвах каждой воскресенье. Этот вардапет происходил из Армении, из большой деревни Аналюр, расположенной в области Васпуркана. С детства посвятив себя монашеской жизни, он заслужил [своей набожностью] широкую известность и достиг высокой степени совершенства, став примером для многих христиан и отцом-исповедником для всех армян. Он также возвращал людей на путь света и через раскаяние помогал им заслужить прощение небесного Отца. И вот, исповедовавшись в своих грехах, этот вардапет умер в согласии с Иисусом Христом и был похоронен на территории Аназарбы, в великом монастыре Дразарк 117, который был восстановлен знаменитым армянским князем Торосом.

69. В год 564 армянской эры [1115-1116] страшное и удивительное явление случилось в мусульманском городе Амида. Среди тамошних жителей умножились злые дела и отвратительные преступления 118, и тогда ночью огонь с небес пал на главную мечеть города. Этот огонь был столь силен и пылал так неудержимо, что пожрал каменные стены так быстро, словно они были из дерева. Жители города пытались тушить его, но были не в состоянии справиться с этим безудержным пламенем, напротив, пламя взметнулось вверх и достигло неба, полностью испепелив этот мерзкий дом молитвы. Все это случилось в городе Амида, который построил армянский царь Тигран.

70. В тот же год персидский полководец, эмир аль-Бурсуки 119, вновь собрал отряды и, выступив в поход, прибыл к воротам Эдессы. Простояв там несколько дней, он перешел Евфрат и направился в город Алеппо. Пройдя далее, он захватил мусульманскую крепость Шейзар и уже намеревался напасть на Телль Башир, а также на земли Антиохии. В это время франки собрались у графа Рожера в Антиохии. Король Иерусалима и граф Эдессы также прибыли, встретившись на землях Шейзара. Тогда же и великий персидский эмир Иль-Гази, сын Артука, прибыл в лагерь франков. Он пришел к Рожеру с многочисленным войском, ибо был смертельным врагом аль-Бурсуки. Эмир Дамаска Тугтегин также пришел и присоединился к франкам. Иль-Гази и Тугтегин заключили мир и союз друг с другом, дав торжественную клятву [как гарант их искренности]. Эмир Алеппо 120 так же присоединился к франкам. Войско неверным и войско франков стояли рядом четыре месяца, и турки не посмели вступить в битву. После этого аль-Бурсуки начал притворное отступление. Когда франки узнали об отходе аль-Бурсуки, король Иерусалимский, граф Триполи, Иль-Гази, Тугтегин и эмир Алеппо возвратились в свои земли. Когда аль-Бурсуки узнал об уходе франкского войска, он повернул на Антиохию, намереваясь опустошить земли этого города. Когда граф Эдессы, находившийся в это время в Антиохи, узнал об этом, он возвратился в Эдессу и, взяв с собой Рожера и семьсот всадников, нагнал аль-Бурсуки на землях Алеппо. Найдя эмира неготовым к битве, граф напал на него. Франки молниеносно разбили турок и обратили их в бегство. Кроме того, франки взяли в плен знатных командиров, захватили множество людей и добычи и разграбили вражеский лагерь. Те же остатки турецкого войска, которым удалось спастись, унижено отступили.

71. В тот же год граф Эдессы Балдуин начал войну с армянским князем, [юным] Василом, который был единственным наследником Ког Васила.

72. В это время Балдуин двинулся со своим войском на неприступную крепость Рабан. Он осаждал Рабан много дней, но не смог ничего сделать, хоть и обложил город со всех сторон.

73. В то же время [младший] Васил отправился к великому армянскому князю Леону, который был сыном Константина, сына Рубена, и братом Тороса, и взял в жены дочь Леона. Затем Торос, брат Леона, призвал младшего Васила и, предательски схватив его, выдал графу Эдессы Балдуину. Балдуин же подверг этого храброго и сильного воина жестоким пыткам и силой захватил все его земли, тем самым положил конец власти армян в этих областях. Затем Васил отправился к его тестю Леону, а оттуда – в Константинополь, где он и его люди были приняты римским императором с великой честью.

74. В год 566 по армянскому календарю [1117-1118] Балдуин, граф Эдесский, и Галеран, граф Саруджа, собрали войска и двинулись против армянского князя Аплгариба 121, который был братом Ликоса и сыном Васака. Эти братья были храбрыми воинами, пленившими епископа 122 – прежнего правителя Телль Башира – и благодаря своей храбрости захватившими множество селений у персов. Они захватили силой оружия Биру и сделали ее своей резиденцией. Они были храбрыми и знаменитыми воителями, имевшими тысячу воинов под рукой. Когда Балдуин увидел земли, которыми они завладели, он почувствовал зависть и не мог скрыть свою злонамеренную ревность. Он собрал войско и двинулся на Биру, затаив против христиан гораздо более сильную ненависть, чем против турок. Он продержал армянского князя Аплгариба в осаде год, подвергнув его всем видам лишений. Через некоторое время Аплгариб оказался крайне стеснен из-за напряжений и опасности, которые он претерпел, и вынужден был передать Биру и все прилегающие земли Балдуину. Сам же он отправился в Аназарбу к армянскому князю Торосу, сыну Рубена. Граф же передал Биру и все земли франкскому вождю Галерану. Таким же образом он неспешно и последовательно свергнул армянских князей, поступив с ними более жестко, чем с персами. Кроме того, он изводил тех армянских князей, которые все еще были свободны от господства свирепых турок, и с неслыханной жестокостью заставил всех их отправиться в изгнание. Балдуин разрушил княжество Ког Васила и заставил всех знатных мужей покинуть службу и искать убежище в Константинополе. Он причинил разорение другому армянскому князю по имени Баграт, храброму мужу, сидевшему в Равендане недалеко от Гурриса 123, разграбив его земли. Он умертвил владетеля Гаргара Константина, который умер ужасной смертью в цитадели Самосаты, закованный в цепи. Во время ночного землетрясения его тело упало вниз и было найдено на берегах Евфрата. В тюрьме он был привязан к балке и вместе с ней был сброшен вниз и так погиб 124. По примеру Балдуина Боэмунд сместил князя князей, который правил городом Мараш от имени греков. Этот князь и множество других выдающихся мужей погибли в тюрьме – одни в цепях, другие под пытками. У многих были выколоты глаза, отрублены руки, отрезаны носы, многие были оскоплены или нашли свою смерть на кресте. Даже с невинными детьми поступали весьма сурово из-за ненависти к их родителям. Эти бесчисленные и невыразимые пытки имели одну лишь цель и намерение – захватить сокровища [которыми обладали армяне]. По этой причине франки со страшной жестокостью разорили и разграбили страну от начала до конца. Они постоянно занимались такими делами, как эти, и не творили ничего иного, как только зло. Более того, они питали любовь к вероломным и злым поступкам, не зная добрых и хороших дел. Мы хотели бы [далее] описать их многочисленные злодеяния, но не отваживаемся, поскольку находимся под их властью [и силой].

75. В год 567 [1118-1119] Балдуин Ле Бург, граф Эдессы, отправился в паломничество в святой город Иерусалим. Во время Великого поста Балдуин, король Иерусалима и брат Готфрида, собрал войска и двинулся в направлении Египта, намереваясь привести его варварское племя к покорности. Обнаружив, что все тамошние жители обратились в бегство, он повернул назад и направился в святой град Иерусалим. В пути на него напала болезнь и он скончался 125. Когда он был еще жив, то отдал следующий приказ: «Отправьтесь в Эдессу, доставьте графа Балдуина и поставьте его регентом в Иерусалиме, пока мой брат 126 не прибудет из страны франков, и тогда сделайте его своим королем». Затем король был доставлен в гробу в Иерусалим, где этот благожелательный, набожный и смиренный муж был погребен на Голгофе. Когда люди умершего короля встретили Балдуина в Иерусалиме, они были весьма удивлены и обрадованы, решив, что он был призван к ним Богом. Тогда согласно воле умершего короля они присудили регентство в Иерусалиме Балдуину. Но он отказался, ибо добивался королевского трона для себя. Он обещал подождать год, но поставил следующее условие: если брат умершего короля не сумеет прибыть в течение этого времени, то корона достанется ему. Все франки согласились с его условиями. И на Пальмовое Воскресенье граф Эдессы отправился в Храм Соломона и был возведен на трон Королевства Иерусалимского 127. Кроме того в конце года на его голову была возложена корона 128. Этот Балдуин был одним из знаменитых и знатных франков – храбрым мужем и воином, примерным в поведении, противником греха и по природе своей смиренный и благопристойный. Однако эти добрые качества возмещались его изощренной жадностью к богатствам других, которые он захватывал и накапливал, его ненасытной жаждой денег и недостатком у него щедрости. Что касается остального, то он был тверд в своей вере, а его мораль и нравы были полностью чисты 129. Теперь мы имеем двух королей, которые пришли из Эдессы и оба были наречены именем Балдуин.

76. В тот же год умер персидский султан Тапар, который был сыном Малик-шаха и порочным человеком 130. Во время его смерти он совершил неслыханный и ужасный поступок. Находясь при смерти, он, беспокоясь о своих сыновьях, послал за своей женой Гохар Хатун 131, дочерью эмира Исмаила. Так как его воины не знали ее, султан приказал тут же умертвить ее, ибо она могла вторично выйти замуж, оттеснить от трона его сыновей и лишить их наследства 132. Султан происходил из известной семьи и имел под своим началом множество воинов. Кроме того, он собрал изо всех земель 400 девственниц, которые сидели у его ног, украшенные множеством великолепных украшений: драгоценными каменьями и жемчугом в оправе из аравийского золота, диадемами на головах – а их длинные локоны были убраны золотом. Они блистали великолепием во всей этой роскоши и красочных нарядах в присутствии султана. Первая жена Тапара была убита у него на глазах, чтобы она не вышла замуж за его брата 133, который правил как султан над внутренними землями Персии в городах Узганд и Газна, расположенных в трехмесячном переходе 134 от Исфахана 135. Затем Тапар посадил своего старшего сына Махмуда 136 на царский трон и передал ему всю Персию. Своего младшего сына Малика 137 он сделал султаном в армянском городе Гандзак, отдав ему весь Восток. У Тапара было еще двое сыновей, но не от Гохар Хатун.

77. В тот же год умер персидский халиф 138, который занимал трон Мухаммеда в городе Багдад.

78. В тот же год великий франкский граф Рожер, правитель Антиохии, собрал войска и выступил против укрепленного мусульманского города Азаз, расположенного близ Алеппо. Армянский князь Леон, сын Константина, сына Рубена, присоединился со своими отрядами к графу и двинулся в этот поход против неверных. Рожер осаждал Азаз тридцать дней, лишив гарнизон всякого подкрепления. После этого граф франков передал осаду армянским отрядам, призвав Леона и сказа ему: «Завтра ты вступишь в битву и испытаешь доблесть армянских воинов». После этого великий армянский князь отдал приказ своим войскам, которые находились в лагере, построиться вокруг него. Армяне повиновались и выстроились перед этим храбрым воином Христа, а он принялся увещевать их одного за другим. На следующий день неверные атаковали франков, и армянский князь повел свои войска в битву с мусульманами. Когда был дан сигнал к атаке, его люди бросились на неверных. В тот миг Леон яростно взревел, словно лев, и разбил войско врага, обратив его в бегство. С мечом в руке он преследовал их до ворот города, перебив и взяв [многих в плен]. После этого неверные не решались совершать вылазки из города. Так армянский князь снискал славу храбреца в этот день, и [его имя] было весьма восхваляемо среди франков. С того дня Рожер брал пример с армянских воинов. Этой осадой Рожер измучил город Азаз и, наконец, принудил его покориться без кровопролития. Он проявил ко всем милосердие и позволил жителям уйти с миром. В это время глубокая ссора возникла между эмиром Иль-Гази и Рожером. Оба были ранее очень близкими друзьями, но теперь стали врагами, потому что и Алеппо, и Азаз принадлежали турецкому эмиру Иль-Гази, сыну Артука. И преисполнился Иль-Гази гневом [по этой причине].

79. В начале 568 г. по армянскому календарю [1119-1120] эмир Иль-Гази, сын Артука, собрал великое войско, ибо благодаря своему происхождению считался верховным предводителем турецких войск 139, и турки вняли его зову. В этот год Иль-Гази пошел против Рожера, графа Антиохии, во главе огромного войска, ведя против франков 80 тыс. человек. С этим войском эмир прибыл к воротам Эдессы. Он простоял здесь четыре дня не в состоянии причинить городу какой-либо вред. Затем он перешел Евфрат и, устремившись вперед, словно скачущая лошадь, разорил много мест, ибо все земли, занятые франками, были оставлены незащищенными. Эмир захватывал крепости, села, монастыри и убивал всякого, включая стариков и детей. После этого он ушел к Бузаа 140 и разбил здесь лагерь. Поскольку граф Антиохии Рожер был надменным и горделивым человеком, целиком уверенным в своих силах, он пренебрег всякой предосторожностью [для защиты]. Более того, уверенный в силе своих людей, он презирал турецкие войска. Поэтому граф Антиохии не предпринял никаких мер предосторожности, не собрал достаточного числа войск и даже не призвал других франков на помощь, но вступил в битву против турок [всего] с 600 франкскими всадниками. Рожер также имел при себе 500 армянских всадников, 400 пехотинцев и толпу в 10 тыс. [спешно созванного] сброда. В противоположность ему турки приготовились к битве со всей возможной тщательностью, и даже устроили засады в некоторых местах. Все это происходило в пределах крепости аль-Атариб, где обе стороны вступили в страшную и яростную битву. Из-за многочисленности персидских войск христианские воины были стеснены ими и не могли найти средств для спасения. Все христиане пали от острия меча. Великий граф франков Рожер погиб вместе с его войсками, и лишь немногие избежали [избиения]. Затем турки разорили всю землю от Евфрата до Средиземного моря, причинив кровопролитие и порабощение всем областям [в которые они вторгались], тогда как почти все войско франков было перебито. Все это произошло в шестой месяц кагхотс 141, в субботу барекендана Вардавара. После этого король Иерусалима Балдуин прибыл в Антиохию в воскресенье Вардавара. Он собрал остатки франкских сил и выступил против турок. Это произошло в 25-ый день месяца аратс 142, то есть 16 августа. Два войска вступили в битву в том же месте, что и ранее, великое число турецких воинов было перебито, после чего обе стороны обратились в бегство. Ни одна из сторон не была ни разбита, ни побеждена, но обе понесли тяжелые потери. В тот день неверные потеряли пять тысяч человек не только от меча, но и в давке при отступлении. После этого Иль-Гази, разбитый королем франков, вернулся в свою страну. А войско франков вернулось в свою страну, и король Балдуин отправился в свой город Иерусалим.

80. В тот же год умер римский император Алексей 143. Он был благожелательным и мудрым мужем, сильным в битве и весьма сострадательным к христианам, но испытывал сильную ненависть к армянскому народу. И он совершил то, что противно было воле Господа. Он приказал проводить повторные крещения, осуждая тем самым постановления Никейского собора и придерживаясь веры Халкедонского. Так Алексей, не страшась Святого Духа, который [первоначально] установил правила святого крещения, бесстыдно принудил всех армян повторно креститься, забыв слова святого апостола Павла, который сказал: «Те из вас, кто некогда крестился во Христе, есть часть Христа» и «Тот, кто принимает крещение, уже крестившись, повторно распинает Сына Господа и этим совершает смертный грех» 144. Алексей умер в этот год, и на императорский трон взошел его сын Иоанн 145 Порфирогенит 146. Иоанн был отважным воином и имел нрав скромный и добрый. Он сочувствовал армянам и поэтому отменил строгий контроль над перекрещением, ибо его отец заменил [истинное] духовное крещение несовершенным 147.

81. В тот же год король Иерусалима Балдуин передал Эдессу и Телль Башир графу Жослену и послал его в вышеназванный город. Ибо в то время, когда умер Танкред, король 148 изгнал его из его дома и земель, несправедливо заняв их. К тому же он заточил этого храброго и могучего мужа в тюрьму, изводя его муками голода. Затем король насильственно изгнал Жослена, словно тот был преступником, и вынудил его уйти и служить в союзных землях. Тогда король Иерусалима призвал его к себе и принял с великим почетом, передав Жослену город Тивериаду и сделав его правителем этих земель. И Жослен победоносно противостоял врагам креста. Когда же Балдуин умер и Балдуин Ле Бург стал королем, последний отправил Жослена обратно в Эдессу и поставил его как заслон против персидский атак. Ибо Жослен был храбрым мужем и могучим воином, а также был знаменит среди франков. Благодаря его храбрости все персы тряслись от страха перед ним. Жослен переменил свою прежнюю жестокую натуру и проявлял теперь доброжелательное и сострадательное отношение к жителям Эдессы. Что касается Балдуина, то он управлял Антиохией, всей Киликией и Иерусалимом, и его владения доходили до границ Египта.

82. В начале 569 года по армянскому календарю [1120-1121] эмир Иль-Гази вновь собрал силы и, снарядив войско в сто тридцать три тысячи человек, двинулся против франков. Он стремительно достиг ворот Эдессы, и окружающая местность была полностью покрыта его отрядами. Пробыв здесь четыре дня, эмир с его войсками разорил сельскую округу, а затем направился к городу Сарудж. Он тайно переправил большую часть своего войска через Евфрат и пленил всех мужчин и женщин от Телль Башира и до Кесуна. Он безжалостно умертвлял каждого и даже изжарил над огнем великое число детей. Когда Иль-Гази с войском переправился через Евфрат, население многих деревень было предано мечу, а священники и монахи погибли от огня или меча. В это время граф Жослен находился в пределах крепости Рабан. Устремившись к Кесуну и Бехесни, он собрал там войска и на рассвете направился в погоню за турками. [Настигнув их], он бросился на них и перебил тысячу человек. Затем эмир Иль-Гази отвел свои войска и разбил лагерь по соседству с Азазом. В тот момент король Иерусалимский вместе со всеми франкскими силами достиг Азаза в намерении дать бой туркам. Жослен вместе со своими отрядами прибыл в Антиохию, а затем пошел и присоединился к королю. Турецкие и франкские войска простояли друг против друга много дней, не вступая в битву. Наконец Иль-Гази вместе с войском повернул назад и ушел в область на землях Мелитены, называемую Кармиан. Король, в свою очередь, возвратился в Иерусалим, а Жослен возвратился в свой город Эдессу.

83. Следующее событие произошло в год 570 149 по армянскому календарю [1121-1122]. Некий эмир по имени Гази из страны Гандзак, человек кровожадный и бесстыдный, был мерзким злодеем. Его владения соприкасались с границами Грузии, и он был другом и вассалом грузинского царя Давида 150. В тот год Гази замыслил великое зло. Во главе 30 тыс. турок он вступил в Грузию и пленил часть тамошних жителей. Затем он вернулся и разбил лагерь в своих исконных землях. Когда грузинский царь Давид узнал об этом, он собрал свои войска, внезапно настиг турок и напал на них. Грузины перебили 30 тыс. турок и пленили всех их жен, детей и бесчисленные стада овец, приведя их в Грузию вместе с огромной добычей. Затем те из турок, которые спаслись, разорвали на себе одежды и посыпали головы пеплом. Облачившись в черные одежды и обнажив головы, они стеная направились в Гандзак к султану Малику, сыну Тапара, и слезно оплакивали свое несчастье в его присутствии. Иные же отправились в арабские земли Кармиана к эмиру Иль-Гази, сыну Артука, и, горько рыдая, поведали о постигшем их несчастье. Сильный и в то же время тщеславный человек, Иль-Гази собрал огромное войско с земель турок на востоке от страны греков, включая весь Кармиан. Численность этого войска составила 150 тыс. воинов. [Не удовлетворившись этими силами], он отправил посольство на юг, в арабские 151 земли, чтобы призвать своего союзника, арабского правителя Садака, сына Дубайса 152. Садака прибыл к нему во главе 10 тыс. воинов. Этот вождь арабов был отважным мужем и воином, кроме того он одержал победу в трех битвах с персидским султаном Тапаром. Садака был еретиком 153 и поносил Мухаммеда и его веру 154. Прежде его шатры были разбиты в Эфиопии и Индии, но в тот год он пришел, чтобы жениться на дочери персидского эмира Иль-Гази. Итак, в этот год Иль-Гази выступил во главе огромного войска и достиг территории Гандзака, намереваясь вторгнуться в Грузию.

84. В это время Малик, султан Гандзака, выступил с 400 тыс. отважных всадников [и соединился с Иль-Гази], и [обе армии] выступили в огромном числе и вторглись в Грузию через земли, на которых расположен Тифлис, по пути через гору Дидгор 155. Когда грузинский царь Давид, сын Баграта, сына Георгия, узнал об этом, он выступил на битву с турками во главе 40 тыс. выносливых и отважных воинов, обученных обращению с оружием. Кроме них у Давида было 15 тыс. отборных воинов, присланных вождем кипчаков, 500 албанцев и 100 франков. Итак, 13 августа, в четверг в праздник Успения, яростная битва закипела в горных теснинах. Она была настолько ужасной, что горы оглашались страшным грохотом от столкновения воинов. Бог пришел на помощь грузинам, и, перестроившись, они обратили турецкие силы в бегство. В этот день страшное избиение турок произошло в том месте, и реки были заполнены трупами. Горные вершины и долины также покрылись трупами. Число убитых турок составило около 400 тыс. 30 тыс. человек были пленены. Трупы лошадей и оружие павших в битве покрыли всю землю. Кипчаки и грузины преследовали турок восемь дней до границ города Ани. Итак, персидский султан Малик и Иль-Гази вернулись униженными в свои земли, едва сохранив свои жизни, сопровождаемые лишь сотней человек, оставшейся от многих тысяч 156.

85. В тот же год грузинский царь Давид отбил Тифлис у персов, перебив значительное число городских жителей. Кроме того, он пытал 500 мужчин, умерших впоследствии от ужасных пыток.

86. В тот же год в месяце августе огонь обрушился с небес и сжег главную мечеть в Багдаде. Эта мечеть была воздвигнута персидским султаном Тогрулом, братом Альп-Арслана, который построил ее с большим размахом. Когда он после двадцатилетней борьбы подчинил Персию, то привел персов к покорности и стал властвовать над всеми их землями. Затем он вошел в Багдад и приказал воздвигнуть там молитвенный дом для турок, дабы они не входили в мечети арабов. Но в том же году огонь обрушился и сжег турецкую мечеть, этот отвратительный дом их культа.

87. В год 571 по армянскому календарю [1122-1123] персидский полководец Иль-Гази собрал войска и выступил против франков. Сначала он напал на Алеппо, затем разместил войска в мусульманском городе Шейзаре. Балдуин, король Иерусалимский, объединился с графом Жосленом Эдесским, после чего оба выступили и встали против турецких отрядов. Однако за все лето ни одна из сторон так и не начала битву, но спокойно стояла на своих позициях. В сентябре враги решили закончить конфликт и удалились каждый в свои города. Эмир Иль-Гази ушел в Алеппо, в то время как эмир Балак, сын сестры 157 Иль-Гази, отважный и сильный воин, тайно направился в свою землю Хандзит. Когда Жослен и Галеран 158 узнали об этом, они бросились в погоню за Балаком с сотней всадников и догнали его на землях Эдессы, в деревне под названием Таптил. Балак с 800 всадниками расположил свой лагерь на месте, через которое протекала река, окруженная со всех сторон болотами, и оказался в очень выгодном положении. Франки безрассудно атаковали турок, но не смогли преодолеть болота. Тогда Балак повел свои силы на франков, поражая стрелами их лошадей. Турки пленили двух франкских графов, Жослена и Галерана, остальных же франков перебили. Жослен и Галеран были уведены в цепях в Харберд и заключены в тюрьму, тогда как 25 их товарищей были уведены в Булу 159. Великая печаль охватила всех христиан. Все эти события произошли 13 сентября.

88. В это время великий эмир Иль-Гали, сын Артука, умер, оставив все свои земли сыну его сестры, эмиру Балаку. Более того, он вверил ему на попечение своих домочадцев и сыновей, Сулеймана и Тимурташа. Тело Иль-Гази было перенесено на носилках из Алеппо в Харран и там было погребено в его городе Майафарикин. Так эмир Балак стал властвовать над обширными землями.

89. В год 572 по армянскому календарю [1123-1124] король Иерусалима Балдуин собрал войска и выступил против эмира Балака, чтобы отомстить за двух франкских вождей, Жослена и Галерана, которые были заключены [им] в тюрьму. Король во главе войска достиг крепости Рабан, в то время как Балак был уже рядом, грабя окрестности и пленяя жителей. Ни тот, ни другой не знали о присутствии друг друга. Король с небольшим отрядом подошел к мосту через Синию и пересек реку, намереваясь разбить лагерь в местечке под названием Синге 160. В это время Балак вместе со своим отрядом поджидал в засаде рядом. Когда палатка короля была разбита, он пожелал поохотиться с соколами. В этот момент Балак внезапно атаковал короля и бывших с ним, убив много могучих мужей и взяв Балдуина в плен вместе с сыном его сестры. Это случилось в месяц мори 161, четыре дня спустя после Святой Пасхи. Балак привел короля к воротам Гаргара, и Балдуин был показан тамошнему эмиру. Затем король и сын его сестры были уведены в Харберд, где их заковали в цепи и бросили в подземелье, в котором уже томились Жослен и Галеран 162.

90. В тот же год, пять месяцев спустя, произошло удивительное событие, закончившееся ужасным несчастьем. Пятнадцать мужчин собрались вместе и выступили из неприступной крепости Бехесни, задумав весьма смелый подвиг. Они осуществили дело, которое запомнилось навсегда. Придя в область Хандзит, эти люди приблизились к неприступной крепости Харберд, где франкский король, Жослен и Галеран были заключены. Видя, что стража крепости была небрежна и малочисленна, они приблизились к воротам, имея вид жалкий, и более походили на спорящих истцов. Они смогли заставить кого-то в крепости работать с ними, и таким образом через короткое время проникли в крепость. Они смело пробились в тюрьму, убили тех, кто охранял ворота, и затворили их. Затем с громкими криками они достигли темницы 163, где были заключены король, Жослен и Галеран и прочие вожди [франков], и с великой радостью освободили их. Они также сделали свободными множество воинов, мужчин и женщин. Кроме того, несколько местных жителей вошли в тюрьму, дабы помочь побегу короля, Жослена и прочих пленников. Так король и все пленники вышли, захватили крепость и приобрели все владение Балака. Когда отряды неверных, которые стояли на этих землях, узнали об этом, они бежали в другие земли. Однажды в среду на рассвете Жослен тайно ушел в сопровождении пехоты и отправился в Кесун, а оттуда в Антиохию, чтобы собрать войска и прийти на помощь королю и прочим узникам. В это время предводителем франков был Жоффруа 164, храбрый и сильный муж и пылкий христианин. Этот человек с большой энергией и усилием защищал все франкские земли – включая Иерусалим, Антиохию и Эдессу – храбро охраняя все, что было в его распоряжении. Когда все это случилось, турецкий эмир Балак был в городе Алеппо 165. Когда эмир узнал, что Харберд был захвачен военной хитростью, он бросился со скоростью орла, достиг крепости за пятнадцать дней и осадил ее. Установив катапульты и распорядившись начать саперные работы, Балак сумел разрушить город, вселив тем самым ужас в сердца осажденных. В великом страхе граф Галеран прибыл к Балаку и передал Харберд в руки эмира. В тот день Балак перебил всех пленных числом около шестидесяти пяти человек, а также восемьдесят прекрасных женщин. Все они были сброшены вниз с крепостных стен. Разгневанный эмир еще раз заключил в цепи короля, Галерана и королевского племянника и бросил их в тюрьму. Тем временем Жослен с его воинами спешил им на помощь. Но когда он и Жоффруа узнали о случившемся, они предались глубокому унынию и в великой печали повернули назад. Так они возвратились каждый в свои владения, тогда как король, Галеран и королевский племянник оставались в тюрьме 166.

91. В тот же год на землях Мелитены случился бой между птицами. Аисты, журавли и дрофы собрались вместе и дрались друг с другом. [В конце концов] журавли победили аистов и истребили их. Это были [единственные] птицы, которые остались.

92. В тот же год умер великий армянский философ, вардапет Павел. Он был блестящим мужем, единственным просвещенным в Ветхом и Новом Заветах. Кроме того он достигнул совершенства древних ученых. Он сиял армянскому народу, словно второе светило. Он подобен был нерушимой скале против еретиков и был защитником православия. Всю свою жизнь он решительно противостоял тем, кто искажал веру. Это вардапет, уроженец области Тарон, умер в тот год и был погребен в монастыре Св. Лазаря, недалеко от Сасуна.

93. В тот же год грузинский царь Давид перебил шестьдесят тысяч персов. Султан Гандзака выступил с огромным войском и, соорудив плавучий мост через Куру, переправил через реку шестьдесят тысяч своих воинов и двинулся в направлении страны абхазов. Когда грузинский царь узнал об этом, он послал своих воинов, которые разрушили плавучий мост и перебили всех неверных. После этого султан бежал в Персию и отправился к своему дяде в город Узганд.

94. Это царь Давид проявил великую храбрость в войнах против персов. Много раз он побеждал неверных и разбивал их, захватывая у персов мечом и силой богатые земли. Он захватил Тифлис, Дманис 167, Ширван 168, Шаки 169, Шамкор 170 и множество других земель. Давид был святым и добродетельным царем, наделенным набожным и добрым характером. Он известен был как человек сочувствующий и дружелюбный армянскому народу. Он собрал близ себя остатки армянских войск. Он также основал армянский город в Грузии и назвал его Гора 171, построив в нем множество церквей и монастырей. Он обходился с армянами с великим уважением и вниманием. Царь Давид имел законного сына по имени Деметрий 172, который был рожден от армянки, и брата по имени Тоторми 173.

95. В год 573 армянской эры [1124-1125] эмир Балак собрал войска и выступил против франков. Он прибыл в Алеппо и спустя пять дней двинулся на мусульманский город Манбидж. Установив против крепости катапульту, он принялся осаждать крепость и довел ее своими беспрерывными атаками до ужасного положения. В этой ситуации эмир 174, который оборонялся в крепости, послал за помощью к франкским графам Жослену и Готфриду, прося их прийти к нему на помощь и обещая передать город Жослену. Два графа прибыли на помощь эмиру с остатками франкских войск, собранными Жосленом. Махуис, граф Дулука, Айнтаба и Рабана, также поспешил на помощь эмиру. Когда Балак узнал об этом, он напал на христиан недалеко от Манбиджа. Франки были в меньшинстве. Несмотря на это, отряды франков разбили турок, обратив в бегство одно крыло их войска, в то время как Жослен уничтожил другое. Однако корпус турок окружил графа Мараша и множество прочих отважных воинов, включая некоторых рыцарей Жослена 175, предав всех их мученической смерти. Когда весть об этом дошла до Жослена, он бросился бежать и провел ночь в том же месте, где происходила эта битва. На следующий день он нашел убежище в своем городе Телль Башире. Множество знатных франков погибло в этот день, воистину катастрофический и ужасный для христианской веры. Все это произошло в десятый день месяца сахми, то есть в четвертый день мая. Затем Балак победоносно повернул назад и обрушился на город Манбидж, приказав своим воинам начать штурм. От радости [которую внушили ему недавние успехи] он снял кольчугу. В этот момент некий солнцепоклонник 176 из крепости пустил ему стрелу в спину 177, смертельно ранив эмира. Тогда Балак призвал к себе Тимурташа 178, сына Иль-Гази, и передал ему свою власть и свои земли, после чего тотчас же умер. Когда его воины узнали об этом, они разошлись. Смерть Балака вызвала великую радость среди франков, но глубокая печаль и всеобщее чувство поражения воцарились среди людей, населяющих его земли, ибо он с состраданием относился к подчинившимся ему армянам 179.

96. В это время король, Галеран и королевский племянник находились в городе Алеппо. Граф Жослен и королева заключили с Тимурташем договор о выкупе короля. Они отдали в заложники дочь короля и сына Жослена, а также еще пятнадцать человек. Кроме того выкуп составлял 100 тыс. тахеганов. Так в сентябре король Балдуин был освобожден из турецкого плена. Он прибыл в Антиохию, и в этот день великое веселье царило среди христиан. Однако граф Галеран и королевский племянник остались в плену у Тимурташа и, в конце концов, были казнены. Так Балдуин был во второй раз освобожден из плена усилиями Жослена.

97. В тот же год Гаргар с помощью Господа был захвачен у турок. Михаил, правитель города, а также сын Константина, с пятьюдесятью воинами смело осадил город, тем самым причинив туркам в крепости ужасные стеснения. Осажденные и лишенные помощи турки покорились и передали Гаргар Михаилу. В этот же год крепость Библ 180 была захвачена у турок и великое веселье воцарилось среди христиан.

98. В тот же год грузинский царь Давид вновь жестоко разбил персов числом около двенадцати тысяч человек. Кроме того, он захватил столицу армянских царей Ани, изгнав из города сыновей Мануче 181, и отобрал у турок Тифлис. Так царская столица Ани была освобождена из ярма, под которым она томилась шестьдесят лет. Великолепный святой собор в Ани, который неверные превратили в мечеть, наполнился армянскими епископами, священниками и монахами, которые повторно освятили его с великим торжеством. Великое веселье распространилось по всей Армении, ибо каждый был свидетелем освобождения святого собора [из оков неверных] 182.

99. В тот же год герцог 183 прибыл с многочисленными силами из страны франков и стал лагерем перед городом Тиром, расположенным на берегу Средиземного моря. Он осаждал город много дней и яростными осадами вверг его в ужасное положение. Он запер город с моря при помощи флота, сам же со своими многочисленными воинами добился полного контроля над прилегающими землями. Так город был окружен со всех сторон. Герцог возвел против города деревянные башни и установил катапульты и прочие военные машины для разрушения городских стен. Тир пребывал в великой опасности много дней, терзаемый голодом и непрестанными татками. Наконец горожане решили подчиниться. Взяв с предводителя франков клятву [что их жизни будут сохранены], горожане передали город герцогу, а затем ушли в Дамаск. Пять дней спустя франки пожертвовали [годовой доход] города Тира на нужды Гроба Господня, после чего герцог со своими войсками возвратились в страну франков.

100. В тот же год Балдуин, король Иерусалимский, и Жослен собрали всех франков и выступили на город Алеппо. Тогда же предводитель арабов Садака, сын Дубаиса и зять Иль-Гази, объединился с Жосленом. Он заключил с Жосленом договор о мире и дружбе и направился со своими отрядами на помощь к графу. Султан Мелитены, который был внуком султана Тутуша и сыном Кылыч-Арслана, также присоединился к Жослену. Итак, грозная сила выступила против Алеппо. Город был подвергнут ужасным лишениям: голод и непрерывные осады терзали его много дней. Тогда горожане послали в Мосул к атабеку аль-Бурсуки, умоляя его прийти к ним на помощь. Атабек собрал великое число воинов и через шесть месяцев 184 подошел к Алеппо. Он изгнал франков прочь, и город был сохранен. Франки вернулись в свои земли невредимыми, тогда как предводитель арабов Садака отправился и разорил окрестности Мосула, а также все земли, принадлежащие аль-Бурсуки. Пробыв в Алеппо пять дней, аль-Бурсуки отправился в Дамаск и заключил союз с тамошним эмиром Тугтегином.

101. В тот же год Гази 185, эмир Севастии, сын Данишменда, выступил на город Мелитену. Он осаждал Мелитену в течение семи дней, причинив городу ужасные лишения. Когда бедствия усилились, [в городе] случилось множество смертей из-за недостатка пищи. Горожане вынуждены были отправиться во вражеский лагерь. Из-за этих бедствий жители города передали Мелитену в руки Гази. После этого жена Кылыч-Арслана, правившая городом, удалилась в Мшар 186.

102. В год 574 армянской эры [1125-1126] персидский полководец аль-Бурсуки и Тугтегин выступили с огромным войском в сорок тысяч человек – лучших из всех персидский воинов. С этим великим войском аль-Бурсуки напал на богатую франкскую крепость Азаз и яростно осадил ее. Полагаясь на свои силы, он хвалился, что сможет легко захватить крепость, показывая этим полное презрение к франкам. Двенадцать катапульт обстреливали Азаз, и две крепостные стены были разрушены в результате саперных работ. Великая опасность нависла над крепостью, и ее гарнизон уже не верил [в спасение]. Когда король Иерусалимский узнал, что аль-Бурсуки возвратился в Алеппо, он немедля отправился в Антиохию. Приведя в готовность войска, он объединился с графом Жосленом, а также с графом Триполи (сыном Сен-Жилля) и Махуисом (графом Дулука). Войско христиан состояло из тысячи трехсот франкских всадников, пяти сотен армянских всадников и четырех тысяч пехотинцев. Король Иерусалимский выступил вперед и прибыл в Куррис 187. Когда предводитель персов узнал об этом, он взял часть войск и стал лагерем в окрестностях Алеппо. В это время франки оставили всю поклажу в Куррусе и двинулись к Азазу, готовые к битве. Здесь они увидели, что крепость разрушена до основания, разорена и готова сдаться неверным. Неверные тут же набросились на франков и сражались с ними в течение трех дней. Франки оказались в опасном положении, ибо они не смогли запастись провизией. Теснимые персами, они предались отчаянию и надеялись [на скорую смерть], тогда как турки своими вызывающими и хвастливыми криками окликали франков и окружили их со всех сторон. Затем неверные с пронзительными воплями бросились на франков, словно орел, налетающий на стаю голубей. Теснимые со всех сторон и охваченные ужасом, христиане ждали смерти. И вот, когда они пребывали в этом опасном положении, короля осенила замечательная мысль. Он сказал командирам его отрядов: «Ну, поворачивайте к аль-Атарибу, чтобы турки поверили в то, что мы обратились в бегство. Тогда те из них, кто был в засаде, выйдут против нас, а мы сможем напасть на них. Тогда-то и увидим, что Христос сможет для нас сделать». Затем он приказал тем, кто находился в Азазе: «Когда вы увидите, что турки собираются, чтобы преследовать нас, дайте дымовой сигнал из крепости». Затем король с его отрядами двинулся в сторону аль-Атариба. Решив, что король бежит, атабек аль-Бурсуки приказал всем его воинам собраться [и ударить на христиан]. Турки преследовали франков, словно волки овец, гоня христиан перед собой пронзительными и ужасными криками. Пройдя две мили, неверные стали строиться в боевом порядке против христиан. В этот момент гарнизон Азаза подал [условленный] сигнал. Увидев его, король Иерусалимский и все его командиры стали молить Бога о помощи. Вознося свои слезные и полные муки мольбы к небу, они просили Господа прийти на помощь его слабой пастве. Затем король приказал играть в боевые трубы, и войско христиан бросилось на неверных, взывая к помощи Господа и проявляя чудеса храбрости. Господь услышал их мольбы и обратил турок в бегство. С мечами в руках христиане рассеяли неверных по равнине. Граф Жослен, весь исполненный ярости, преследовал неверных, словно ревущий лев, который выходит на быков, и пресытился их языческой кровью. Так же и король и все воинство христово преследовали неверных и безжалостно истребляли их, пока не достигли города Алеппо. Семь тысяч турок было перебито в этот день. Персидский атабек и Тугтегин унижено вернулись назад, ибо пятнадцать эмиров пало в битве. Христиане же возвращались в великой радости, нагруженные несчетной добычей. Этот день был радостных для всех христиан. Все это произошло в четверг, в 24ый день месяца Тре. Спустя несколько дней аль-Бурсуки взял королевскую дочь и сына Жослена и поместил их в Калат Джабаре 188, после чего сам отправился в Мосул. Год спустя он был убит группой людей из его народа, называемыми хаджи 189. Эти люди вошли в его дом словно паломники и убили его ножом. Тогда слуги аль-Бурсуки умертвили их, а также других, сходно одетых, которых они смогли найти в городе – всего восемьдесят человек 190.

103. В тот же год персидский полководец и эмир востока Ибрахим, сын Сулеймана, вместе с эмиром Хандзита, Даудом 191, сыном Сукмана, сына Артука, собрали огромное войско. Множество эмиров, присоединившихся к ним, а также их собственные отряды выступили на Грузию. Когда грузинский царь встретился с неверными, он в жестокой битве обратил их в бегство. Он преследовал их пять дней и покрыл равнины и горы кровью, перебив их более, нежели в предыдущий раз. И была великая вонь из-за разлагающихся трупов.

104. В тот же год умер набожный и святой царь Грузии Давид. Его сын Деметрий взошел на трон как наследник. Это был смелый и набожный человек, походивший на отца своими добрыми делами. Он вернул сыновей Мануше в Ани, а затем заставил их стать своими вассалами и служить ему до конца их жизни и передал им город. Ани же испытывал после смерти Давида великие невзгоды от персов. Кроме того, царя Деметрия обременяло великое множество иных воинских и дворцовых забот. Тогда же сыновья Мануше дали торжественные клятвы, что святой собор в Ани всегда будет пребывать в руках армян, и что ни одному мусульманину не будет позволено войти в него.

105. В год 575 армянской эры [1126-1127] сын Боэмунда, сына Роберта, сам носивший имя своего отца, прибыл из страны франков. В тот же год он со своими отрядами пришел в город Антиохию и женился на дочери короля Иерусалимского. Король обещал Боэмунду королевский трон после своей смерти, а в этот раз отдал ему Антиохию и всю Киликию. Боэмунд, сын Боэмунда, был мужем решительного характера и великой силы, поэтому он смог заставить всех франков, включая графа Эдессы (Жослен) и сына Сен-Жилля, подчиниться и служить ему. Сам же он был высоким безбородым юношей двенадцати лет с лицом, подобным львиному, и белокурыми волосами, но храбрым и сильным воином. [Его слава была столь велика, что] многие молодые и знатные римляне 192 следовали за ним 193.

106. В год 576 армянской эры [1127-1128] умер святой армянский вардапет Кирус, который очень походил на старых святых. Он полностью изучил Святые Писания и достиг глубин в познании [Библии]. Кроме того он полностью постиг Ветхий и Новый Заветы. Он также был другом вардапета Георгия из фамилии Мегрик. Кирус умер и был погребен в монастыре Дразарк, называемом «Кладбище святых вардапетов». Здесь так же был погребен святой армянский вардапет Мегрик. Здесь была собрана конгрегация отшельников, установившая правила и распорядки древних и святых монахов.

107. В год 577 армянской эры [1128-1129] персидский полководец Зенги 194, сын прежнего владыки Алеппо Аксункура [аль-Бурсуки], отправился в поход. Вместе со своими отрядами он достиг границ Эдессы и заключил с франкским графом Жосленом договор о дружбе, после чего благополучно отправился к городу Алеппо. Желая заключить с великим франкским графом Боэмундом, правителем Антиохии, договор о мире и дружбе, он избрал Жослена в качестве посредника для переговоров. Пробыв в Алеппо пять дней, Зенги со всем своим войском отправился в Дамаск, ибо тамошний эмир Тугтегин умер и его сын наследовал ему 195.

108. В тот же год персидский султан Махмуд, сын Тапара, умер и ему наследовал его брат Малик. Прежде он жил в Гандзаке, но грузинский царь разбил его и вынудил бежать в Персию.

109. В начале 585 года армянской эры [1136-1137] султан Мухаммед, сын Амр-Гази, сына Данишмеда, выступил в поход. С огромным войском он вторгся на земли Мараша и, став лагерем близ города Кесун, предал огню деревни и монастыри [в этой области]. А было время сбора винограда. Султан простоял перед городом шесть дней, но не возвел защитные валы, не поставил осадные машины и даже не использовал лучников. Он спокойно стоял перед городом, занимаясь лишь тем, что отводил воду из реки, разрушал сады и рассылал отряды для грабежа в ту или иную область. Те же, кто находился в городе, каждый день ожидали прихода бедствий, кровопролития и, наконец, захвата города. Более того, они настолько пали духом, что однажды ночью покинули внешние укрепления. Но после того как их предводители и священники ободрили их своими увещеваниями, жители вознесли свои мольбы Господу. Они полны были решимости скорее умереть, нежели попасть в руки неверных и таким образом подвергнуться унижениям и насмешкам со стороны язычников. И вот они, по одиночке или целыми семьями, день и ночь звучно возносили хвалу Господу с крестами в их руках, сложенных в молитвенной позе. И милосердный и сострадательный Господь, несмотря на наши грехи, не позволили, чтобы мы попали в руки неверных. Он сжалился над нами, которые были искуплены кровью его дорогого Сына, Господа нашего Иисуса Христа, и не позволил неверным штурмовать город. Так в пятницу, в день, когда Спаситель принял крестные муки, город Кесун был освобожден [от неверных]. Враги сожгли дотла Кармир-Ванк, включая часовню и монашеские кельи, разрушили все каменные и деревянные кресты и унесли с собой все, что было сделано из железа или бронзы. Кроме того, они снесли алтари, где освящался святой хлеб, и разбили их на части. Наконец, они взяли богато украшенные двери и разные прочие предметы и унесли их в свою страну, дабы показать их своим любовницам и своему грубому народу, как ранее поступал [король] 196 Вавилона. Все это было осуществлением следующих слов: «Оставил я дочь Сиона, как шатер посреди виноградника, как жилище тех, кто стережет плоды на деревьях, как дикого голубя, покинутого своими товарищами, как ворону, сидящую на памятнике» 197. Как мы уже упоминали выше, Мухаммед поспешно ушел в пятницу, ибо узнал, что римский император 198 должен был помочь осажденному Кесуну и нашему князю Балдуину 199, который на коленях просил его об этом. В это время греческий император находился в окрестностях Антиохии, опустошая земли мусульман. После того, как он сместил нашего князя Леона 200 и захватил его, его города и крепости, император забрал армянского князя в страну греков, расположенную по ту сторону моря, на границе с Азией.

Комментарии

80. Это место (арм. Tell Gauran) расположено к северо-востоку от Эдессы.

81. Согласно Дюлорье, этот город расположен к юго-востоку от Биры.

82. Согласно Дюлорье, расположена к юго-востоку от Эдессы.

83. Курдский правитель Мараги, города близ юго-восточной границы оз. Урмия.

84. Правитель Хамадана, города в Персии, к северо-востоку от Багдада.

85. В трех списках и Иерусалимском тексте: «многочисленными приступами».

86. Третий месяц древне-армянского календаря.

87. Деревня в окрестностях Эдессы.

88. Согласно Дюлорье, 15 июня.

89. Согласно Дюлорье, этот город (он называет его Thelmouzen) расположен в окрестностях Саруджа.

90. По-армянский буквально «укрытыми» (tsatsk’), отсюда и «укрепленными».

91. В Иерусалимском тексте «был учрежден вновь».

92. Один из главных династических домов средневековой Армении.

93. В Иерусалимском списке «весьма преуспевший в вере Танкред был отравлен, и так умер граф Антиохии».

94. Рожер Салернский, регент Антиохии (1112-1119).

95. Сын Константина (не Рубена) и брат Тороса. Позднее стал князем Киликийской Армении.

96. Здесь Матвей путается. Графом Триполи в это время был Понс (1112-1137), внук Сен-Жилля. Сыном Сен-Жилля был Бертран, граф Триполи в 1109-1112.

97. И восточные, и западные источники сообщают об этом столкновении между франками и мусульманами, хотя и разнятся в деталях. В отличие от Матвея, Гийом Тирский называет главной причиной того, что сражение началось до прибытия войск из Антиохии и Триполи, не гордыню короля, а его пылкую натуру.

98. Захир ад-Дин Тугтегин, турецкий атабек Дамаска (1104-1128).

99. Возможно, определенная колона в портике. Дюлорье переводит это как «красная колона», хотя в тексте здесь определенный артикль.

100. Нет ни одного из историков, восточных или западных, который был бы столь же определен как Матвей по поводу мотивов убийства Мавдуда. Бар Эбрей говорит о существовании двух точек зрения относительно того, кто был фактическим убийцей эмира: некоторые утверждают, что это был Ридван из Алеппо, который послал «ассасина» (члена секты исмайлитов, ассасинов – араб. Hashishin) в Дамаск, тогда как другие утверждают, что это был непосредственно Тугтегин, который, опасаясь, что может быть лишен власти в городе Мавдудом, подкупил кого-то, чтобы убить эмира. Абу-л-Фида и Инб аль-Асир также утверждают о существовании двух точек зрения: некоторые говорят, что батиниты (секта исмайлитов) опасались Мавдуда и поэтому убили его, тогда как другие отстаивают версию, что Тугтегин боялся влияния эмира и поэтому сделал так, чтобы его убили. Гийом Тирский просто сообщает, что эмир Дамаска был обвинен в смерти Мавдуда. С другой стороны, Ибн аль-Каланиси после детального описания убийства говорит, что Тугтегин очень сожалел о случившемся и приложил все усилия, чтобы помочь Мавдуду. Интересно, что Абу-л-Фида и Ибн ал-Асир сообщают, что, когда Мавдуд пал от ножа убийцы, он был немедленно принесен в дом Тугтегина, где его убеждали предпринять что-либо для лечения раны, однако он отказался, поскольку принимал участие в посте, несмотря на то, что его приближенные настаивали на этом.

101. Вардан описывает смерть католикоса несколько иначе. Он сообщает, что несчастный случай имел место в монастыре Кармир Ванк. В то время, когда католикос осматривал строящийся дом, из рук рабочих вырвалась балка и упала вниз, смертельно ранив католикоса.

102. Согласно Э. Дюлорье, располагался где-то между Сисом и Марашем.

103. Католикос Григорий III (1113-1166).

104. Аксункур аль-Бурсуки, сельджукский правитель Мосула (1113-1114 и 1124-1126).

105. Масуд, последний сельджукский султан (1134-1150).

106. Артукидский правитель Мардина (1107-1122).

107. Нур ад-Даула Балак, племянник Иль-Гази и последний правитель Алеппо из рода Артукидов (1123-1123).

108. Ибн аль-Асир и Бар-Эбрей сообщают о прибытии аль-Бурсуки в Верхнюю Месопотамию и его кампании. Повествование арабского историка содержит более подробные детали, чем у Матвея, однако в то же время расходится с некоторыми фактами из повествования армянского хрониста. Ибн аль-Асир сообщает, что аль-Бурсуки был назначен эмиром Мосула и отправлен сельджукским султаном на борьбу с франками. Этот эмир вынудил Иль-Гази присоединиться к походу. Иль-Гази послал вместо себя своего сына Айаза. После неудачной осады Эдессы аль-Бурсуки взял Айаза в заложники, чтобы тем самым наказать его отца за то, что тот не принял участие в походе. Кроме того, он разорил земли Иль-Гази. Когда Иль-Гази узнал об этом, он призвал на помощь Дауда, сына его брата Сукмана (артукидского правителя Хисн Кайфы). Вдвоем они двинулись против аль-Бурсуки, победили его и освободили Айаза.

109. Сравн. Псалмы, 14:3, 53:3.

110. Сравн. Псалмы, 104:32.

111. Армянское церковное песнопение состоит из восьми распевов, которые используются в разные дни. Распев, припадавший на этот день, был одним из наиболее мрачных.

112. Арабский хронист Камал ад-Дин сообщает, что землетрясение также задело территорию Алеппо.

113. В одном из списков и иерусалимском тексте Сис.

114. Монастырь, следующий уставу Василия Великого.

115. Не путать с католическим орденом иезуитов. Упоминаемые здесь монахи были членами киликийского монастыря. Э. Дюлорье называет их Jesueens.

116. Сухая пища без вина и оливкового масла.

117. Расположен близ Сиса.

118. В тексте «злые и отвратительные поступки». В одном их списков и Иерусалимском тексте «злые дела и отвратительные преступления», что более подходит здесь по смыслу.

119. Турецкий полководец Бурсук ибн-Бурсук, не путать с сельджукским наместником Мосула Аксункуром аль-Бурсуки. Здесь Матвей путает их.

120. Евнух Лулу, атабек Алеппо при малолетнем Альп-Арслане, сыне Ридвана.

121. Армянский правитель Биры (к 1117 г.).

122. В тексте – «or bnakeal er i Nzepn», что не поддается переводу в данном контексте. В Иерусалимском тексте – «которые взяли в плен епископа», и я счел это подходящим.

123. Город западнее–юго-западнее Равендана.

124. Согласно Бар Эбрею, Константин погиб в ходе землетрясения 1114-1115 гг., задохнувшись под обломками в Самосате.

125. Интересно сравнить сообщения о смерти Балдуина из различных источников данного периода. Ибн ал-Каланиси просто говорит, что Балдуин умер от раны, полученной в битве с египтянами. Ибн ал-Асир сообщает, что король Иерусалимский умер от старой раны, которая вновь открылась, когда он пошел купаться в Ниле. Гийом Тирский сообщает, что после атаки на один из городов Египта Балдуин отправился в дельту Нила, где для него было поймано и приготовлено на завтрак несколько рыб. Насытившись, король ощутил приступ боли в старой ране и умер. Фульхерий Шартрский подтверждает сообщение Гийома, но в сжатом виде. Альберт Аахенский дает иную версию, согласно которой король смотрел на разрушения и пожары в одном из египетских городов, на который он напал и захватил, когда вдруг почувствовал слабость и заболел лихорадкой. От этого он и умер на пути в Иерусалим.

126. Евстафий III, граф Булонский.

127. Как Балдуин II (1118-1131).

128. Латинские историки, особенно Гийом Тирский, в деталях рассказывают об избрании Балдуина королем Иерусалимским. Гийом сообщает о наличии двух партий: одна из них поддерживала кандидатуру брата мертвого короля, Евстафия, который в тот момент находился на Западе, тогда как другая, выступавшая за немедленное избрание короля, поддерживала Балдуина как наиболее подходящего кандидата. Балдуин был выбран благодаря Жослену и латинскому патриарху, которые склонили чашу весов его пользу. Евстафий узнал о выборах в пути на Восток и повернуть назад, хотя его и подстрекали продолжить путь и оспорить право на трон. В то же время Альберт Аахенский сообщает, что Балдуин был избран из-за настоятельной потребности иметь королем человека, способного защитить страну.

129. Гийом Тирский, как и Матвей, отмечает добрый характер Балдуина и его религиозность, добавляя при этом, что новый Иерусалимский король был мудр в управлении государством и опытен в военном деле. Он сообщает даже такие подробности: король был настолько религиозен, что имел на руках и ногах мозоли от постоянного стоянии на коленях.

130. В противоположность Матвею арабские историки восхваляют сельджукского султана как справедливого, беспристрастного и добродетельного правителя.

131. Khatun (татарск.) – «женщина», «госпожа».

132. Остальные источники не сообщают об убийстве жены султана.

133. Санджара, сельджукского правителя Хорасана (1097-1156).

134. В тексте «трехлетнем переходе», что не подходит здесь по смыслу.

135. Город в Персии к юго-востоку от Багдада.

136. Сельджукский султан (1118-1131).

137. Известен также как Тогрул II.

138. Аль-Мустазхир, аббасидский халиф (1094-1118).

139. В тексте «людей». В одном списке и Иерусалимском тексте – «войск», что более подходит здесь по смыслу.

140. Город к северо-востоку от Алеппо.

141. Пятый месяц древнеармянского календаря.

142. Шестой месяц древнеармянского календаря.

143. В действительности Алексей I умер в 1118 г.

144. Согласно Э. Дюлорье, два этих пассажа принадлежат к апокрифическим.

145. Иоанн II Комнин (1118-1143).

146. Буквально «рожденный в пурпуре».

147. Греческие, сирийские и латинские источники по-разному комментируют смерть Алексея Комнина. Анна Комнина приводит подробный и эмоциональный рассказ о смерти ее отца. Бар-Эбрей сообщает, что Алексей был мудрым и сильным мужем, который благодаря своей мудрости спас Константинополь от франков. Михаил Сириец в основном подтверждает его. С этими сообщениями резко контрастирует информация Матвея и Гийома Тирского. Последний не говорит ничего хорошего в адрес византийского императора, а называет его «злейшим гонителем латинян». Он же описывает некоторые положительные качества сына Алексея: «Император был намного человечнее, чем его отец, и был гораздо более угоден его людям в силу своих достоинств. Его отношение к латинянам нельзя назвать целиком искренним, но об этом ниже». В рассказе об Иоанне византийский летописец Никита Хониат говорит, что он был хорошим управляющим, набожным человеком, щедрым дарителем и великим строителем. Кроме того, он был строгим аскетом, подающим пример для других своей собственной жизнью.

148. Балдуин I, уже умерший к этому времени.

149. В тексте «560», что возможно является опиской.

150. Давид III (1089-1125).

151. В тексте «варварские». В одном из списков и в Иерусалимском тексте «арабские», что больше подходит здесь по смыслу.

152. Арабский правитель Хиллы (город, расположенный к югу от Багдада, близ Евфрата) из племени Мазьяд. В действительности Дубайс был сыном Садака, именно он является персонажем, о котором здесь идет речь.

153. Ар. rafidhi. Возможно, Дубайс был шиитом.

154. В тексте «людей». В одном из списков и в Иерусалимском тексте «веру».

155. Расположена юго-западнее Тифлиса.

156. Вардан и Михаил Сириец подтверждают сообщение Матвея о поражении мусульман от рук грузин. Арабские историки несколько иначе рассказывают об этом. Ибн ал-Каланиси говорит, что вначале мусульмане теснили грузин, но когда они бросились преследовать их в горных проходах, грузины развернулись и разбили мусульман, перебив многих из них. Камал ад-Дин в основном подтверждает это. В то же время Ибн ал-Асир говорит, что, когда два войска вступили в бой, двести кипчаков, союзных грузинам, покинули боевое построение. Мусульмане решили, что они собираются перейти на их сторону, и пропустили их. Тогда кипчаки ворвались в передние ряды мусульман и нанесли им серьезный ущерб своими стрелами. При виде этого мусульманские воины из задних рядов расстроили боевые порядки и побежали.

157. Согласно Дюлорье Балак был сыном брата Иль-Гази, а не его сестры.

158. Галеран, правитель Биры.

159. Город восточнее Харпута, на Евфрате.

160. Крепость к северо-западу от Самосаты, стоящая на одном из притоков Евфрата.

161. Второй месяц древнеармянского календаря.

162. Интересно, что Бар Эбрей помещает захват Балдуина перед пленением Жослена и Галерана.

163. В тексте «крепости». «Темница» выглядит здесь более подходящей.

164. Жоффруа Монах, владетель Мараша и регент Эдессы (1122-1123).

165. На самом деле он находился в городе Куфр-Таб, на полпути между Алеппо и Триполи.

166. Восточные и западные источники подробно повествуют о попытках освобождения Балдуина и прочих крестоносцев, находившихся в плену у Балака. Правда, они сообщают разные подробности. Бар Эбрей рассказывает, что некоторые из рабочих в Харберде, бывшие армянами, узнали о том, что в крепости было очень мало воинов, и собрались у ворот, притворившись недовольными своим жалованием. Они схватили стражников и, перебив их, освободили заключенных франков. Жослен с одним из армян отправились за подкреплением, но прежде чем он вернулся, его опередил Балак, который отбил крепость, умертвив при этом 70 франков и армян. Михаил Сириец в основном подтверждает это сообщение. Ибн ал-Каланиси сообщает, что заключенные франки освободились сами благодаря хитрости. Балдуин получил свободу, но вскоре вернулся Балак, отбил крепость и вновь заключил франков в тюрьму. Камал ад-Дин рассказывает, что посовещавшись с местными людьми, франки остались в крепости. Жослен убеждал их немедленно бежать, но Балдуин настоял на том, чтобы остаться и защищать крепость до прибытия помощи. Поэтому Жослен отправился, чтобы привести помощь от франков. Тем временем вернулся Балак, который захватив крепость, перебив франков и тех, кто помогал им. Затем он переправил Балдуина и Галерана в тюрьму в Харране. Ибн ал-Атир говорит, что несколько франкских воинов представились перед воротами Харберда как прибывшие от имени Балака, вступили в крепость и захватили ее. Балдуин бежал, а вернувшийся Балак отбил крепость. Гийом Тирский дает пожалуй самый детальный рассказ об этом. Он рассказывает, что несколько армян то ли сами, то ли по наущению Жослена решили освободить Балдуина. Пятьдесят человек из них даже принесли клятву осуществить задуманное. Они оделись как монахи и, скрывая под одеждой кинжалы, проникли в крепость под видом просителей, жалующихся ее коменданту на плохое обращение с ними. В этом месте Гийом отмечает, что некоторые рассказывают, что армяне приехали под видом торговцев, продающих свои товары по низкой цене. Затем латинский историк сообщает, что, проникнув в крепость, армяне перебили гарнизон и заняли ее. После этого Балдуин послал Жослена за помощью. Тем временем вернулся Балак, который обещал Балдуину, что освободит его и остальных франков, если они сдадут ему крепость. Балдуин, уверенный в скором подходе помощи, отказался, и Балак взял крепость штурмом. Король, его племянник и Галеран были отправлены в Харран, тогда как пятьдесят армян были замучены до смерти: с одних живьем сняли кожу, других заживо похоронили, некоторых использовали как мишень для стрельбы из лука. Фульхерий Шартрский в основном подтверждает информацию Гийома, за исключением одного: он сообщает, что Балдуин был первоначально освобожден после рассматриваемого эпизода, но затем снова пленен Балаком во время похода.

167. Расположен к юго-западу от Тифлиса.

168. Столица одноименной области, расположенной вдоль западного берега Каспийского моря, к востоку от Кавказа.

169. Расположен к юго-востоку от Тифлиса.

170. Расположен к северо-западу от Гандзака.

171. Э. Дюлорье локализирует это место к северу от Куры и к западу от Тифлиса. Возможно, это современный город Гори.

172. Деметрий I (1125-1155) (1155-1156).

173. В одном из списков T’otore.

174. Его имя было Хасан.

175. В одном из списков и Иерусалимском тексте – «включая предводителя конницы Жослена».

176. Арм. Arewapasht. Первоначально это были армяне, которые отказывались обращаться в христианство и придерживались древней языческой веры. В указанный период многие из них жили в Верхней Месопотамии, смешавшись с мусульманами. Они вероятно являются Arewordik’ («сыны солнца») – месопотамские армяне, которые поклонялись солнцу (идентифицируя Иисуса Христа с солнцем) до католикоса Нерсеса Шнорали, после чего были обращены в ортодоксальное христианство.

177. На самом деле по-армянски hechuk – «ягодицы».

178. Правитель Мардина из рода Артукидов (1122-1152).

179. Большинство источников подтверждаю рассказ Матвея об осаде Манбиджа Балаком и его смерти. Однако Гийом Тирский и Фульхерий Шартрский дают иные версии смерти эмира, чем остальные источники. Гийом сообщает, что Жослена напал на Балака, поскольку тот осаждал Манбидж. Граф разбил Балака и, случайно встретившись с эмиром во время бегства мусульманских войск, убил его и отрубил ему голову, не зная при этом, что перед ним сам Балак. Фульхерий дает несколько иную версию. Он говорит, что после поражения Балак был серьезно ранен и не мог бежать вместе со своими войсками. Он умер, кто-то отрубил ему голову и принес ее Жослену, который вознаградил этого человека.

180. Расположен к северо-востоку от Гаргара.

181. Мусульманские правители Ани.

182. Согласно армянскому историку Вардану Вардапету, когда умер Мануче, во владение вступил его сын Абу л-Усвар, который был женоподобным и робким человеком. Он решил продать Ани эмиру Карса за 60 тыс. динаров. Он удалился из города, чтобы возвратить мусульманский полумесяц из Хлата и водрузить его на соборе в Ани. Тогда христиане, бывшие в городе, призвали Давида и передали город ему. Так по прошествии шестидесяти лет крест вновь был водружен на Анийский собор.

183. Дож Венеции Доменико Микель (1117-1128).

184. В тексте «через шесть лет». В одном из списков и в Иерусалимском тексте «через шесть месяцев», что кажется более подходящим по смыслу.

185. Гази Гумуштегин, правитель из династии Данишмендидов (1105?-1134 или 1135).

186. Не представляется возможным точно локализовать этот город. Бар Эбрей и Михаил Сириец сообщают об осаде и захвате Мелитены. Оба они ярко описывают те страдания, которые жители города перенесли во время осады.

187. Город северо-северо-западнее Алеппо.

188. Крепость на Евфрате юго-юго-восточнее Алеппо.

189. Арабское слово, означающее «паломник» (в Мекку).

190. Восточные и западные содержат рассказы об убийстве аль-Бурсуки, хоть и с переменными деталями. Бар Эбрей рассказывает, что десять исмаилитов (ветвь мусульман-шиитов) напали на аль-Бурсуки, когда тот молился в Великой Мечети Мосула. Эмир самолично убил троих, однако остальные сумели умертвить его. Михаил Сириец сообщает, что исмаилит нанес эмиру удар ножом во время молитвы, однако нож достиг тела, поскольку аль-Бурсуки носил нагрудник. Когда убийца был схвачен, они крикнул своим товарищам: «Бей ниже!» Они нанесли аль-Бурсуки удары в низ живота, и он умер. Ибн аль-Каланиси сообщает в своем детальном описании убийства, что батиниты (секта исмаилитов) нанесли удар эмиру, когда тот молился в Великой Мечети, однако кольчуга спасла его. Тогда аль-Бурсуки выхватил меч и убил одного из них, но другие с криками «Бей его в голову!» умертвили эмира. Камал ад-Дин утверждает, что, достигнув мечети, эмир подвергся нападению восьми человек, переодетых в дервишей. Он был убит, несмотря на то, что носил кольчугу, и множество людей обступило его. Ибн аль-Асир дает весьма интересную версию убийства. Он говорит, что в ночь накануне своей смерти аль-Бурсуки видел сон: на него якобы напали собаки, ему удалось убить некоторых из них, но остальные загрызли его. Когда не следующий день эмир рассказал этот сон сопровождающим, они советовали ему остаться дома. Вняв их советам, аль-Бурсуки остался дома и предался чтению Корана. Но прочтя пассаж «воля Бога неотвратима», эмир направился в мечеть. Когда он занял там свое место, несколько людей напали на него; он ранил троих, но был убит остальными. Гийом Тирский дает совершенно иную версию убийства, которая наиболее близка к версии Матвея. Он сообщает: «Спустя немного времени нечестивый Бурсуки, сын погибели, был заколот его слугами и домашними. Так своими действиями он навлек на себя последствия своих злодеяний и пожал плоды своего безбожия.

191. Правитель Хисн Кайфы из династии Артукидов (1108-1144).

192. Латиняне, выходцы с Запада.

193. Гийом, как и Матвей, сообщает, что молодой Боэмунд был человеком, производящим положительное впечатление. В то же время Михаил Сириец называет Боэмунда тщеславным человеком.

194. Имад ад-Дин Занги, тюркский правитель Мосула и Сирии (ум. 1146).

195. Тадж ал-Мулук Бури, тюркский атабек Дамаска (1128-1132).

196. Намек на вавилонского царя Валтасара. Сравн. Даниил 5.

197. Сравн. Йсайя 1:8.

198. Иоанн II Комнин (1118-1143).

199. Балдуин, сеньор Мараша и Кесуна.

200. Леон I Рубенид, князь Киликийской армении (1129-1137).

 

Источник: Armenia and the Crusades, tenth to twelfth centuries: the Chronicle of Matthew of Edessa /translated from the original Armenian with a commentary and introduction by Ara Edmond Dostourian; foreword by Krikor H. Maksoudian. - Lanham, N. Y., L. 1993.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.