Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЕВ АФРИКАНСКИЙ

ОПИСАНИЕ АФРИКИ

И ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТЕЙ, КОТОРЫЕ В НЕЙ ЕСТЬ

DESCRITTIONE DELL'AFRICA ET DELIE COSE NOTABILI CHE IVI SONO, PER GIOVAN LIONI AFRICANO

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

 ВТОРАЯ ЧАСТЬ ГОРОДА

Часть города, расположенная с востока, также цивилизована и имеет очень красивые дворцы, храмы, коллегии и дома. Но, по правде, она не столь изобилует разными ремеслами, как первая, так как там нет ни купцов, ни портных, ни сапожников, за исключением торговцев тканями и разными грубыми изделиями. Там есть маленький рынок аптекарей, на котором не более 30 лавок. У городской стены располагаются те, кто изготовляет кирпичи, и там же находятся печи горшечников. Ниже их расположен большой рынок, где продаются белые, т. е. неглазурованные сосуды: тазы, миски, горшки и тому подобное. 69 Еще дальше расположен другой рынок, где находятся амбары, в которых хранится зерно. Еще один рынок находится как раз напротив ворот главного храма. 70 Этот рынок весь вымощен кирпичом. На нем располагаются лавки различных ремесленников, мастеров. Таковы рынки с распределением по ремеслам, о которых мы только что сказали. Но, помимо этих, есть лавки ремесленников, — и стоящие отдельно друг от друга, и рассеянные по городу, за исключением лавок торговцев тканями и аптекарей, которые расположены только в определенных местах.

Там есть также 520 домов ткачей, изготовляющих полотно. Эти дома построены наподобие больших дворцов со многими этажами и очень вместительными залами. В каждом зале находится большое число ткацких станков. Хозяева комнат не держат никакого инструмента. Инструменты держат мастера и платят только за наем комнат. Это наиболее распространенный вид ремесла, какой есть в городе. Говорят, что в нем занято 20 тысяч человек и столько же занято на мельницах. [146]

В городе имеется также 150 домов белильщиков пряжи; большая часть этих домов построена у реки и хорошо снабжена котлами и вмурованными сосудами для кипячения пряжи и других нужд.

В городе есть также большие помещения, где пилят разные сорта дерева. Эта работа выполняется христианскими рабами. Из денег, которые они приносят, их хозяева дают им на жизнь. Отдыхать им позволяют только половину пятницы, от полудня до вечера, и около восьми дней, разбросанных по всему году, на которые приходятся праздники мавров.

Есть там также публичные дома, где публичные женщины занимаются своим делом за низкую цену. Этим женщинам оказывает покровительство либо старший полицейский, либо губернатор города.

Некоторые люди, не вызывая возмущения двора, занимаются ремеслом табаккино. 71 Они держат в своих домах продажных женщин и вино, и всякий в безопасности может пользоваться ими.

В городе есть 600 источников, т. е. естественных источников, которые обнесены стенами и имеют запирающиеся двери. Вода каждого источника делится на много частей ч и идет под землю, протекая по каналам ч в дома, храмы, коллегии и гостиницы. Эта вода ценится гораздо больше, чем вода из реки, так как в реке иногда воды не достает, особенно летом. К этому следует добавить, что когда хотят вычистить каналы, то течение реки приходится отводить за город. Поэтому все привыкли пользоваться водой из этих источников. И хотя люди благородного происхождения летом имеют в своих домах воду из реки, они тем не менее приказывают доставлять себе воду из источников, так как она более свежа и вкусна. Зимой же они поступают наоборот. Большая часть этих источников находится в западной и южной частях города, так как вся часть, расположенная с севера, представляет собой сплошную гору и называется Тевертино. В этой части находятся большие и глубокие ямы, в которых в течение нескольких лет сохраняется зерно. Среди них есть такие, что вмещают более 200 моджжо зерна. Жители этого места люди простые и живут от прибыли, которую получают от сдачи в наем этих ям и которая составляет один моджжо на каждые сто в год.

В южной части города, населенной только наполовину, находятся многочисленные сады, полные разнообразных прекрасных плодов, как например померанцев, лимонов, бергамота, 72 и красивых цветов — жасмина, дамасских роз и дрока, который был привезен из Европы и который очень мил маврам. В этих садах есть очень красивые постройки, фонтаны, бассейны, окруженные жасмином, розами или померанцами. Когда в весеннее время к этим садам приближается человек, он чувствует, как отовсюду струится тончайший и очень нежный запах, в то же время глаза его не менее услаждаются их красотой и изяществом. Поистине каждый из этих садов походит на земной рай. Поэтому люди благородного происхождения имеют обыкновение жить там с начала апреля до конца сентября.

В западной части, прилегающей к королевскому городу, 73 находится цитадель. 74 Она была воздвигнута во времена королей ламтуна, и ее [147] величина может сравниться с величиной какого-нибудь города. Некогда, т. е. пока она не стала королевским городом, цитадель была местопребыванием правителей и синьоров Феса, ибо после того, как короли из дома Марин построили новый Фес, она была оставлена только для проживания наместников. В цитадели есть красивый храм, 75 построенный в те времена, когда она была очень населена. В наши дни все дворцы, которые там были, снесены, а на землях разбиты сады. Остались только один дворец, в котором живет правитель, и строения для его семьи. Есть там также много мест со скамьями, где правитель обычно дает аудиенции для решения споров и вершит правосудие. Имеется там также тюрьма, сделанная наподобие погреба, своды которого поддерживаются многочисленными колоннами. Эта тюрьма так широка и длинна, что может вместить 3 тысячи человек. В ней нет ни одной отдельной или секретной комнаты, так как в Фесе не в обычае держать кого-нибудь в секретной тюрьме. Через цитадель протекает река для нужд и удобств правителя.

СУДЕЙСКИЕ ДОЛЖНОСТИ, СПОСОБЫ УПРАВЛЕНИЯ И ОТПРАВЛЕНИЯ ЮСТИЦИИ И СПОСОБ ОДЕВАТЬСЯ

В Фесе есть лишь несколько мелких чиновников и судей, обязанность которых — отправлять правосудие. Там есть правитель, который имеет власть над гражданскими и уголовными делами. Один судья 76 приставлен для канонического судопроизводства, т. е. основанного на законах, извлеченных из магометанских книг. Второй судья, который является вроде как бы заместителем первого, занимается вопросами брака, развода, рассмотрением свидетельства, а также ш всенародно отправляет правосудие. ш Затем имеется адвокат, с которым консультируются по поводу законов и к которому обращают апелляции по приговорам, когда судьи ошибаются или когда они выносят решение на основе авторитета менее сведущего ученого, чем другие.

Правителю поступает большое количество динаров от штрафов, которые взимались во все времена. Самая высокая мера наказания, к которой обычно присуждают преступника, состоит в том, что его секут в присутствии правителя. Присуждают 100, 200 и больше ударов. Затем палач накладывает на шею поротому цепь и в таком виде совершенно голого (только срамные части прикрыты штанами) ведет его по всему городу. Его сопровождает старший полицейский, а палач все время громко объявляет людям, какое зло он совершил. Наконец, он вновь надевает свою одежду и возвращается в тюрьму. Иногда случается, что водят нескольких преступников, скованных вместе. Правитель получает с каждого преступника один дукат с четвертью. Кроме того, он имеет определенный сбор с каждого, кто попадает в тюрьму. Этот сбор ему выплачивается по частям специально назначенными для этого купцами и ремесленниками. Среди других доходов, которыми располагает правитель, у него есть [148] доходы от горы, от которой он получает 7 тысяч дукатов в год. Правда, во время войны он обязан дать королю 300 всадников и содержать их на свой счет, пока длится война.

Судьи, которые ведут каноническое судопроизводство, не имеют никакого жалованья и никакого вознаграждения, так как в законе Мухаммеда запрещено давать судье какую-либо плату за исполнение его обязанности. Но они живут на другие доходы, например либо за чтение лекций, либо за то, что они выполняют обязанности священнослужителей в каких-нибудь храмах. Так же живут и адвокаты и прокуроры, люди несведущие и вульгарные. Существует особое место, где судьи приказывают заключать в тюрьму должников и других лиц за легкие и маловажные проступки.

В городе есть четыре старших полицейских, не больше. Они ходят дозором с 24 часов до 2 часов ночи. Они также не имеют никакого жалованья, кроме определенного побора с тех, кого забирают. Сумма побора находится в зависимости от штрафа и от степени того наказания, которое налагается. Но они могут содержать таверны и заниматься ремеслом табаккино и сводников.

Правитель города не содержит ни судей, ни секретарей, но выносит решения устно, по своему усмотрению.

Только один человек руководит таможней и таможенным сбором, ежедневно приносящим в казну короля 30 дукатов. Он же держит у каждых ворот стражу и секретарей. Сбор со всех малостоящих товаров уплачивается непосредственно у ворот. Остальные товары в сопровождении стражника отправляют от ворот в таможню. Стражники и секретари получают определенное вознаграждение в зависимости от количества товаров. Иногда стражники выходят из города встречать погонщиков мулов, чтобы те не могли чего-либо спрятать. Если же они спрячут что-нибудь, то платят двойной сбор. Обычный сбор составляет два дуката с сотни. Но щ с кизила, щ которого привозят туда много, платят четверть всей стоимости. С дерева, зерна, быков и кур не собирают никакой пошлины. Сбор с баранов, которых приводят в город, обычно платят не у ворот, а у скотобойни, по два байокко с барана и еще один байокко в пользу правителя, который является главой консулов. 77 Этот чиновник в сопровождении 12 сбиров э часто ездит по городу, проверяя хлеб, весы у мясников, продаваемый ими товар. Он приказывает взвешивать хлеб и, если в нем не оказывается надлежащего веса, велит разломать его на мелкие кусочки, а того, кто его продает, бьет по шее кулаком так, что оставляет его избитым и опухшим. Если вторично хлеб оказывается более легким, он приказывает торговца публично бить кнутом, проводя его по городу.

Эту обязанность король предоставляет людям благородного происхождения, которые ее просят. В прежние времена ее обычно давали только ученым с очень хорошей репутацией. В настоящее время синьоры отдают ее невежественным частным лицам.

Жители города, т. е. его знать, — люди поистине цивилизованные. Зимой они одеваются в чужестранную шерстяную материю. Их одежда [149] состоит из очень узкой куртки с короткими рукавами, которую надевают на рубашку. Поверх куртки носят широкую одежду, сшитую спереди, а поверх ее бурнусы. На голове носят простые шапки, вроде тех, что иногда надевают в Италии на ночь, но без ушей. Поверх шапки двумя оборотами на голову и под бороду наворачивают и завязывают холст. Не носят ни длинных, ни коротких чулок, а холщевые штаны или шаровары. Зимой же, когда ездят верхом, на ноги надевают полусапожки. Простой народ носит плащи и бурнусы без той широкой одежды, о которой я сказал выше. На голове они не носят ничего другого, кроме тех же дешевых шапок.

Ученые и немолодые люди благородного происхождения обычно носят куртки с широкими рукавами, какие носят знатные люди Венеции, занимающие более важные должности.

Наконец, люди самого низкого положения одеваются в местные ткани из грубой шерсти белого цвета и такие же бурнусы.

Женщины одеваются очень хорошо, но в теплое время носят только рубашку и повязывают на лоб повязки скорее грубые, чем наоборот. Зимой они носят платья с широкими рукавами, сшитые спереди, как и у мужчин. Выходя из дома, они надевают длинные шаровары, такие длинные, что они закрывают все ноги, и тканью, подобно женщинам Сирии, покрывают голову и все тело. Лицо также прикрывают холщевой тканью, оставляя открытыми только глаза. В ушах носят золотые кольца с очень красивыми драгоценными камнями. ю Женщины низкого положения носят серебряные кольца без камней. ю На запястьях носят также золотые браслеты, по одному на каждой руке. Эти браслеты обычно могут стоить 100 дукатов. У женщин низкого происхождения браслеты из серебра, и носят они их также и на ногах.

ОБЫЧАИ, КОТОРЫХ ПРИДЕРЖИВАЮТСЯ ПРИ ЕДЕ

Среди простого народа существует обычай есть свежее мясо два раза в неделю. Но люди знатного происхождения едят его я каждый день я по своему аппетиту. На дню едят три раза. Утренняя пища очень легка, так как едят хлеб, плоды и похлебку из пшеничной муки, скорее жидкую, чем наоборот. Зимой вместо этой похлебки едят жидкую вареную полбу смоленым мясом. В середине дня — также легкую пищу: хлеб, IIIа мясо, соленья, IIIа сыр или оливы. Но летом эта вторая трапеза б очень хороша. б Затем вечером едят еще более легкую пищу. Она состоит из хлеба с дыней или с виноградом, или с молоком. Зимой же едят вареное мясо с кушанием, которое называется кускус. 78 Кускус делается из теста, приготовленного в виде зерен кориандра, которые варят в горшке с дырочками. Через эти дырочки поступает пар из другого горшка. Затем его смешивают с маслом и смачивают бульоном. Нет обычая есть жаркое. Так живут простолюдины — в ремесленники и бедные горожане. в Уважаемые люди, такие как пожилые люди благородного происхождения, купцы, [150] придворные, живут гораздо лучше и более изысканно. Но в сравнении с жизнью знатных людей в Европе африканцы живут поистине бедно и жалко: не из-за малого количества кушаний, но из-за грубых и беспорядочных обычаев, которых они придерживаются в еде. Едят они на земле, на низких столах, без скатерти или какой-нибудь иной тряпки и не употребляют иных инструментов, кроме рук. Гости едят кускус из одного блюда и без ложек. Похлебку и мясо варят в горшке вместе. Каждый берет ту часть мяса, которая ему нравится, и кладет ее перед собой, не разрезая. Ножами не пользуются, а берут мясо в зубы и отрывают от него сколько возможно, держа в руке остальное. Едят очень торопливо. Никто не пьет, пока не насытится едой. Тогда каждый выпивает большую, как боккале, чашку воды. Это общий обычай. Но, правда, некоторые ученые едят с большей изысканностью. Чтобы закончить, скажем, что самый ничтожный дворянин в Италии живет более роскошно, чем самый большой синьор в Африке.

ОБЫЧАИ, СОБЛЮДАЕМЫЕ ПРИ БРАКОСОЧЕТАНИИ

При бракосочетании соблюдается такой обычай. Когда кто-нибудь хочет взять себе жену, отец жениха, если он у него есть, как только получит обещание отца невесты отдать ему дочь, собирает и приглашает в церковь 79 своих друзей и с ними двух нотариусов, которые составляют контракт и условия относительно приданого и имущества жениха в присутствии жениха и невесты. Горожане среднего достатка обычно дают 30 дукатов наличными деньгами, одну черную рабыню ценою в 15 дукатов, кусок клетчатой ткани, сделанной из шелка и льна различных цветов, куски шелковой ткани, которые носят на голове. Принято также дарить пару очень красиво отделанных башмаков, две пары башмаков на деревянной подошве, также очень красиво отделанных, несколько серебряных украшений и много других мелочей: гребешки, духи и красивые веера. После того как написаны контракты и обе стороны удовлетворены, жених ведет всех присутствующих к себе обедать и угощает их оладьями, жарким и медом. Отец невесты также устраивает обед и приглашает на него своих друзей. Если отец невесты хочет украсить свою дочь какой-либо одеждой, он, по своему благородству, может это сделать, так как, помимо динаров, которые он дает жениху, он не обязан делать другие расходы. Но считается неприличным, если он ничего не прибавит сверх этих денег. В настоящее время помимо 30 дукатов, которые даются в счет приданого, отец невесты (или тот, кто занимается заключением брака) тратит 200 или 300 дукатов, чтобы снабдить ее одеждой и домашней утварью. Но не дают ни дома, ни виноградника, ни земельного владения. Обычай требует сделать три платья из тонкого полотна, три из шелка, или тафты, или атласа, или дамаска, много рубашек, много вышитых простыней, подрубленных с каждой стороны шелком, вышитые изголовья в виде валиков и подушки. Дают обычно также восемь матрацев. Четыре из них держат в виде [151]украшения на шкафах, которые стоят в углах комнаты. г Два матраца из грубой шерсти г служат постелью, и еще два из кожи также держат в виде украшения комнаты. Дают еще мохнатый ковер около 20 локтей длины и три покрывала, с одной стороны суконные, с другой — полотняные, с шерстяной набивкой. Одним из таких покрывал закрывают постель, сгибая его так, что одна часть находится сверху, а вторая снизу, потому что эти покрывала имеют в длину немного менее восьми локтей. д Кроме этих трех покрывал, дают еще три других из шелка с хорошей вышивкой с одной стороны и из полотна с другой и с хлопчатой набивкой. д Дают также еще одно — белое, также из хлопка, но легкое, чтобы пользоваться им летом. Наконец, дают маленький кусок ткани из тонкой шерсти, разделенный на маленькие прямоугольники (с вышивкой в виде пламени или какой-нибудь другой), снабженный позолоченными кожаными язычками, на которых висят шелковые кисти разных цветов. На каждой кисти есть шелковая пуговица, чтобы прикреплять этот кусок ткани к стене. 80 Все это добавляют к приданому, а иногда и еще больше. Вследствие этого многие люди благородного происхождения часто становятся бедными. Некоторые итальянцы считают, что в Африке мужчины приносят приданое женщинам, но они поистине знают об этом очень мало.

Когда жених собирается отвести невесту в свой дом, он прежде заставляет ее войти в деревянный шатер с восьмью гранями, покрытый красивыми кусками шелка и парчи, и носильщики в сопровождении друзей отца и мужа с флейтами, трубами, барабанами и большим числом факелов несут этот шатер на головах. Друзья мужа со своими факелами идут впереди, а друзья отца следуют за невестой.

Обычно идут по главному рынку рядом с храмом. После того как они достигли рынка, муж приветствует отца и родственников невесты, затем не мешкая отправляется к себе домой и ждет ее в своей комнате. Отец, брат и дядя сопровождают невесту до двери комнаты, и все вместе передают ее в руки матери жениха. Как только невеста войдет в комнату, муж наступает ей на ногу. После этого они сразу же запираются в комнате. Тем временем домашние готовят пир, а одна женщина остается у, входа в комнату, пока новобрачный, лишив девственности новобрачную, не передаст ей тряпку, испачканную кровью. Тогда эта женщина проходит между гостей с тряпкой в руке, объявляя громким голосом, что молодая была девственницей. Родители мужа угощают ее, и затем в сопровождении других женщин она идет в дом матери новобрачной, которая также оказывает ей честь и угощает.

Если же неожиданно невеста не окажется невинной, муж отдает ее обратно отцу с матерью. Для них это очень большой позор, тем более что все приглашенные расходятся, не принимаясь за еду.

Обычно бывает три пира. Первый — в ночь, когда приводят невесту. Второй — на следующий вечер (и на него приглашают только женщин). Третий пир устраивается на седьмой день после прихода невесты. На него приходят отец, мать невесты и все ее родственники. В этот день отец, по обычаю, посылает немалые подарки в дом жениха. Они состоят [152] из конфет и целых баранов. Муж выходит из своего дома в конце седьмого дня и сразу же идет покупать рыбу. Он приносит ее домой и отдает матери или другой женщине, чтобы та бросила ее на ноги новобрачной. Это древний обычай, и они видят в нем хорошее предзнаменование.

Кроме того, устраивают также два пира в доме отца новобрачной. Один — накануне дня, назначенного для отсылки дочери к мужу. Отец приглашает друзей, и праздник и танцы длятся всю ночь. На следующий день приходят женщины, которые украшают невесту и причесывают ее. Они раскрашивают ей красивыми рисунками красной краской щеки и черной — руки и ноги. Но эти рисунки держатся недолго. В этот же день устраивают второй пир. Невесту помещают на помост, чтобы ее могли видеть все. В это время угощают женщин, которые украшали невесту.

Когда невеста прибудет в дом, все близкие друзья мужа посылают ей большие горшки, полные оладий, поджаренных в масле, е медового хлеба, е а также целых жареных баранов. Жених приглашает много гостей и делит между ними эти подарки. На свои балы, которые длятся всю ночь, они приглашают музыкантов и певцов, и те, чередуясь, очень приятно поют и играют. Танцуют только по одному. Когда танцующий закончит свой танец, он вынимает изо рта монету и бросает ее на ковер певцам. Если кто-нибудь из друзей захочет почтить танцевавшего, он заставляет его встать на колени и затем покрывает ему все лицо монетами, которые тотчас же забирают певцы.

Женщины танцуют отдельно от мужчин и также имеют у себя музыкантш и певиц.

Эти обычаи соблюдаются, когда невеста приходит к жениху девственницей. Если же она уже была замужем, свадьба справляется с меньшей пышностью. Тогда, по обычаю, угощают бычьим и бараньим мясом и вареными курами, к которым приготовляют разные похлебки. Перед гостями на деревянном круглом подносе ставят 12 больших мисок. Пир готовится на 10—12 человек. Таков обычай людей благородного происхождения и купцов.

Люди несостоятельные обычно приготовляют какой-нибудь суп из тонкого хлеба, напоминающего лапшу. Его смачивают в мясном бульоне, где мясо нарезано большими кусками. Мясо лежит на большом блюде, в которое налит суп. Хлеб этот едят руками, без ложек и 10 человек располагаются вокруг одной большой миски.

Существует также обычай устраивать пир, когда совершается обряд обрезания мальчика, на седьмой день после его рождения. В этот день отец зовет цирюльника, приглашает друзей и устраивает для них ужин. Когда ужин заканчивается, каждый из приглашенных делает подарок цирюльнику: кто дукат, кто два, кто половину, кто больше, кто меньше — в зависимости от состояния. Все эти деньги каждый по очереди кладет на лицо подмастерью цирюльника, который произносит имя того, кто дарит деньги, и благодарит его. После этого цирюльник совершает ребенку обрезание. Затем танцуют и веселятся точно так же, как было рассказано.

Рождение девочки вызывает меньшую радость. [153]

ДРУГИЕ ОБЫЧАИ, СОБЛЮДАЕМЫЕ ВО ВРЕМЯ ПРАЗДНИКОВ, И СПОСОБ ОПЛАКИВАТЬ МЕРТВЫХ

В Фесе еще сохранились следы некоторых праздников, оставшихся там от христиан. Жители Феса произносят некоторые слова, смысла которых сами не понимают. Есть обычай в ночь под рождество Христово есть похлебку, приготовленную из семи различных видов овощей: капусты, репы, моркови и других. Приготовляют также вместе несколько видов овощей целиком: бобы, турецкий горох и зерно. Это кушанье едят в эту же ночь вместо тонких лакомств. В первый день года мальчики с масками на лице ходят по домам людей благородного происхождения, выпрашивая плоды и распевая свои бесхитростные песни.

В день святого Иоанна они на всех улицах устраивают большие костры из соломы.

Когда у мальчика начинают прорезаться зубы, его родственники устраивают угощение другим мальчикам. Этот праздник называется «дентилла», и это слово является действительно латинским словом.

Есть и много других обычаев и способов объяснять предсказания, которые я мог также видеть в Риме и других городах Италии.

Что же касается праздников, установленных и предписанных в законе Мухаммеда, то вы можете их найти ж в нашем кратком труде, ж где говорится об этом законе. 81 Женщины, если у них умрет муж, отец или мать, или брат, собираются вместе, раздеваются и переодеваются в грубую мешковину. Они берут грязь с печных горшков и трут ею свое лицо. Они приказывают привести к себе тех гнусных мужчин, что ходят в женской одежде. Эти люди приносят квадратные барабаны и, ударяя в них, поют тут же сложенные печальные и трогательные стихи, восхваляя умершего. В конце каждого стиха женщины кричат громким голосом, бьют себя в грудь и по щекам, так что обильно течет кровь, и рвут на себе волосы, все время крича и плача. Это продолжается 7 дней. Затем после перерыва в 40 дней они снова плачут 3 дня. Таков общий обычай среди простого народа. Люди благородного происхождения плачут более сдержанно и без всяких ударов. Друзья приходят их утешать, а все близкие родственники посылают им в подарок что-нибудь поесть, так как в доме умершего, пока тело находится в нем, не принято готовить пищу. Женщины не сопровождают мертвых, хотя бы это были отец или брат. Как моют умерших и хоронят их, какие обряды и церемонии обычно выполняют, мы уже рассказывали в маленьком труде, о котором я упомянул выше.

ГОЛУБИ

В городе много людей, которые с большим удовольствием занимаются голубями и держат их множество, красивых и разного цвета. Голубей помещают на крышах домов, в голубятнях, которые напоминают шкафы [154] аптекарей. Голубятни открывают дважды в день: утром и вечером. Они получают бесконечное удовольствие, видя как голуби летают. Голубь, который летает дольше всех, самый дорогой. Так как в большинстве случаев голуби одного хозяина смешиваются с голубями другого, хозяева часто спорят и дерутся. Есть люди, которые стоят на крыше, держа в руке маленькую сетку, укрепленную на конце длинной палки. Когда голуби пролетают рядом с ними, они ловят их этой сеткой. Посреди рынка угольщиков есть 7 или 8 лавок, где продаются голуби.

ИГРЫ

Среди людей образованных и воспитанных в обычае только игра в шахматы, как у древних. Есть также и другие игры, но они грубые и имеют успех лишь у простолюдинов.

В определенные времена года молодые люди с одной улицы собираются и дерутся палками с молодыми людьми с другой улицы. Иногда обе партии настолько распаляются, что берутся за оружие, и многие убивают друг друга, особенно в те праздники, когда молодежь собирается загородом. После того как свалка заканчивается, они начинают бросать друг в друга камнями, з и так до конца дня. з Часто старший полицейский не может их заставить разойтись. Но некоторых из них он хватает и сажает в тюрьму. Затем их наказывают кнутом и прогоняют по городу. Ночью многие храбрецы выходят вместе за город, неся с собой оружие. Они бродят по садам и деревням, и, если сталкиваются с такими же храбрецами с вражеской улицы, начинается ожесточенная схватка, так как они питают смертельную ненависть друг к другу. Но часто за это они получают жестокое наказание и несут кару.

ПОЭТЫ, СОЧИНЯЮЩИЕ НА НАРОДНОМ ЯЗЫКЕ

В Фесе много поэтов, которые произносят стихи на родном языке на разные темы, но главным образом о любви. Некоторые описывают любовь, которую они испытывают к женщинам, другие — любовь к мальчикам и часто без всякого стыда или уважения вставляют в стихи имя мальчика, которого любят. Каждый год в праздник рождения Мухаммеда 82 эти поэты сочиняют песни в его хвалу. Рано утром они собираются на площади главы консулов. Они поднимаются на то место, где он обычно сидит, и каждый по порядку, один за другим, в присутствии многочисленных слушателей с чувством читает свою песню. Тот, чью песню сочтут лучшей и наиболее красиво прочитанной, провозглашается на этот год принцем поэтов. Однако во времена блестящих королей из дома Марин правивший король имел обыкновение приглашать в свой дворец всех ученых людей и литераторов города. Там он устраивал всем достойным поэтам торжественный праздник. Он хотел, чтобы каждый читал свою [155] песню в похвалу Мухаммеда в присутствии его и всех, что и делалось на высоком помосте. Наиболее достойному, согласно суждению знающих людей, король давал 100 дукатов, лошадь, рабыню и одежду, которая тогда была на короле. Всем другим он приказывал дать по 50 дукатов, так что все разъезжались от него с наградой. Но уже 130 лет, как этот обычай исчез одновременно с упадком королевства. 83

ШКОЛЫ ГРАМОТЫ ДЛЯ МАЛЬЧИКОВ

Для мальчиков, которые хотят научиться грамоте, есть около 200 школ. Школы представляют собой один большой зал. Внутри зала имеются ступеньки, которые служат сиденьями для мальчиков. Учитель учит их читать и писать не по какой-нибудь книге, а с помощью и больших досок. и Урок, который они усваивают, каждый день состоит из стиха из Корана. Учить Коран заканчивают через два или три года, затем начинают вновь и так до тех пор, пока мальчик не выучит его очень хорошо и запомнит наизусть весь. Самое позднее он кончает учить Коран в конце седьмого года. Затем учитель обучает его немного орфографии. Но и орфография и грамматика читаются обычно в коллегиях, как и другие науки. Учителя получают очень маленькое жалованье, но, когда ученик доходит до определенной части Корана, его отец должен сделать учителю какой-нибудь подарок. Когда же он выучит весь Коран, отец ученика устраивает всем школьникам торжественный пир. Для этого пира мальчика одевают, как ребенка синьора. Сначала он садится верхом на прекрасную, очень дорогую лошадь, которую ему должен давать взаймы вместе с одеждой кастелян королевского города. Другие школьники (также верхом на лошадях) сопровождают его до комнаты, в которую они входят, распевая песни с хвалами богу и пророку Мухаммеду. Затем происходит пир школьников вместе со всеми друзьями отца. Каждый из них что-нибудь дает учителю, а мальчик преподносит ему новую одежду. Таков обычай. Эти мальчики отмечают также праздник рождения Мухаммеда. Их отцы должны посылать в школу свечу. Каждый мальчик приносит свою свечу, и бывает, что приносят свечу в 30 либбр, а другие и больше и меньше — к соответственно их состоянию. к Эти свечи красивы, хорошо сделаны, украшены воткнутыми кругом плодами, сделанными из воска. Свечи горят от рассвета до восхода солнца. Учитель обычно приводит певцов, которые поют хвалу Мухаммеду. Как только покажется солнце, праздник заканчивается. Это — самая большая прибыль, которую имеют учителя, так как иногда они продают воска на 100 дукатов, а бывает и на большую сумму — в зависимости от количества школьников. За наем школы не платит никто, так как школы основаны на пожертвования разных лиц на упокоение их душ. Плоды и цветы со свечей служат подарками для детей и певцов.

Школьники в школах, как и ученики в коллегиях, имеют два дня каникул в неделю, в которые не читают и не учатся. [156]

ПРОРИЦАТЕЛИ

Я обойду молчанием таких ремесленников, как дубильщики кож. Они имеют свое определенное место, где протекает большой ручей. Их бесчисленные мастерские находятся на берегу ручья. Они платят за каждую выдубленную кожу таможенникам два байокко. В сумме этот таможенный сбор дает 2 тысячи дукатов. 84

Я не буду также рассказывать о цирюльниках и других ремесленниках, так как упомянул о них при описании первой части города, хотя они не столь многочисленны, как там. Сейчас я расскажу о прорицателях, которых там очень много и которые делятся на три части, или на три вида.

Первая состоит из людей, которые предсказывают с помощью искусства геомантии, рисуя фигуры. В соответствии с обычаем за каждую фигуру платят согласно возможностям данного лица. Люди второй группы наливают воду в глазурованную миску и в эту воду капают одну каплю оливкового масла. Масло становится блестящим и прозрачным, л как зеркало. л Они говорят, что видят дьяволов ряд за рядом, которые напоминают войско из многих отрядов, когда оно собирается ставить шатры. Некоторые из дьяволов находятся в пути — кто по суше, кто по воде. Когда прорицатель увидит, что они утихли, он спрашивает их о том, что хочет знать. Демоны отвечают ему знаками руки или глаз. Вы видите невежество тех, кто верит таким людям. Иногда они дают миску в руки какому-нибудь мальчику 8 или 9 лет и спрашивают его, видел ли он такого-то и такого-то демона, и наивный мальчик отвечает, что видел. Но они не допускают, чтобы говорил сам мальчик. Многие безрассудные люди настолько им верят, что тратят на них массу динаров.

Третья группа состоит из женщин, которые заставляют простых людей верить, что поддерживают дружбу с разными демонами. Одних они называют красными демонами, других — белыми, третьих — черными. Собираясь по чьей-либо просьбе предсказывать, они душатся какими-то духами, и тогда, по их словам, демон, которого они зовут, входит в их тело. Поэтому они сразу же меняют голос, делая вид, что их устами говорит дух. Женщина или мужчина, которые пришли что-нибудь узнать, спрашивают об этом у духа с большим почтением и смирением. Получив ответ, они оставляют подарок для демона и уходят. Но люди, которые соединяют в себе вместе с добротой знание и опыт, называют этих женщин сахакат, что равнозначно латинскому слову fricatrices. 85 И правда, у них есть этот ужасный обычай использовать одна другую, что я не могу выразить более пристойным словом. Когда среди женщин, которые приходят к ним, желая что-нибудь узнать, оказывается красивая, они увлекаются ею, как молодой человек увлекается девушкой, и под видом демона требуют от нее в уплату любовного сочетания. Женщина, считая, что она должна угодить духу, чаще всего соглашается. Многие женщины, которым нравится эта игра, желают вступить в их компанию. Поэтому они делают вид, что больны, и посылают за одной из прорицательниц. Часто посланцем служит глупый муж. Они тотчас же открывают прорицательницам [157] свое желание, и те говорят мужу, что в тело его жены вошел один из демонов и что мужу, если он заботится о здоровье жены, следует разрешить ей войти в число прорицательниц и свободно заниматься с ними. Буйвол-муж верит этому и, соглашаясь, в довершение глупости устраивает роскошный пир всей компании. После еды каждая из них танцует и веселится под звуки инструментов, на которых играют негры. После этого муж более не удерживает жену от приключений. Но попадаются и такие мужья, что заставляют духов выйти из тела жены звуком великолепных колотушек. Другие мужчины, делая вид, что они одержимы демоном, так же надувают прорицательниц, как они их жен.

ВОЛШЕБНИКИ

Существует и другая разновидность прорицателей. Они называются «муаззимин», 86 т. е. волшебники. Их считают могущественными в деле освобождения одержимого от духов только потому, что иногда они достигают успеха. Если же им это не удается, они говорят тогда, что этот демон является неверным или что это какой-то небесный дух. Заклинание состоит в том, что они пишут какие-либо буквы, потом рисуют круги на очаге или на чем-нибудь другом, затем какие-то знаки на руке или на лбу бесноватого и окуривают его многими благовониями. После этого следует волшебство. Они спрашивают у духа, как он вошел в это тело, откуда, кто он, как его имя. Наконец, они приказывают ему уйти.

Есть еще одна их разновидность. Это те, кто действуют согласно правилу, называемому зайраджа, 87 т. е. каббала. Но их действия не связаны с письменами, так как их наука считается естественной наукой. Правда, эти люди умеют давать безошибочный ответ на разные вопросы. Но правило это очень трудно, так как тому, кто хочет его употреблять, нужно быть совершенным астрологом и математиком. Мне иногда приходилось видеть, как рисуют некоторые фигуры. Их рисовали с утра до вечера в летнее время. Они имеют следующую форму. Рисуют много кругов один в другом. В первом круге рисуют крест, на концах которого отмечают четыре части света: восток, запад, север и юг. Внутри креста, т. е. там, где пересекаются его линии, обозначают два полюса. Снаружи м первого круга обозначают четыре элемента. Затем разделяют этот круг на 4 части и на столько же частей следующий. После этого каждую часть делят на 7 частей и в каждой части пишут большие арабские буквы — 28 или 27 букв для каждого элемента. В следующем кругу они помещают 7 планет, в следующем — 12 знаков, н в следующем — 12 месяцев латинского года, в следующем — 28 лунных шатров (или, лучше сказать, стоянок), в следующем — 365 дней года о и за ним 4 главных ветра. о

Затем берут одну букву названия того, о чем спрашивают, и ее умножают на все перечисленное, пока не выводят число, которое имеет эта буква. Это число делят определенным образом. Его помещают в разные места, согласно природе буквы и тому, в каком элементе она находится, [158] так что после умножения, деления и измерения видят, что буква соответствует искомому числу. С найденной буквой действуют так же, как и в предшествующем случае, и так постепенно, пока не найдут 28 слагаемых, т. е. букв. Затем из букв составляют сочетания слов, а из них высказывание, т. е. ответ на то, о чем спрашивают. Это высказывание всегда имеет форму стиха, выдержанного в первом размере арабского стихосложения, который называется тавил. Он имеет 8 стоп и 12 слогов, согласно арабской метрике, о которой мы рассказали в последней части нашей арабской грамматики. В этом стихе, который рождается из полученных таким образом букв, выявляется верный и не вызывающий сомнений ответ. Прежде появляется вопрос, затем — суждение о том, что спрашивают. Эти прорицатели никогда не ошибаются, а их каббала — поистине чудесное искусство. Что касается меня, то я никогда не видел ничего, что считалось бы естественным и казалось бы столь сверхъестественным и божественным, как это.

Я видел, как такой же рисунок изображали в крытом дворе коллегии короля Абу-Инана в городе Фесе. Этот двор был вымощен отлично отполированным белым мрамором и имел 50 локтей по каждой стороне. Две трети двора заполняли записи, необходимыми для этого изображения, а их написанием были заняты три человека. Каждому из них была поручена часть, и, для того чтобы сделать рисунок, им был нужен целый день. Я видел, как другое такое же изображение делал один превосходный знаток в Тунисе, отец которого истолковал это правило п в двух томах. п Люди, которые знают эти правила, очень редки. За всю мою жизнь я встретил только троих: двоих в Фесе и одного в Тунисе. р Я видел р два комментария этого правила. Один был составлен Марджани, который был отцом того знатока, что я узнал в Тунисе, а другой — историком Ибн Халдуном. 88 Если бы кто-нибудь возымел желание познакомиться с этим правилом и его комментарием, ему пришлось бы потратить не больше 50 дукатов, так как, отправившись в Тунис, находящийся рядом с Италией, он нашел бы там эту книгу. с Я имел благоприятный случай с познать это учение, так как у меня было время, а этот знаток предлагал обучить меня ему бесплатно, если я пожелаю. Но я не захотел, ибо оно запрещено законом Мухаммеда почти как ересь, а его писание гласит, что всякое предсказание тщетно и что один лишь Аллах знает тайны и будущее. Поэтому магометанские инквизиторы часто бросают в тюрьму и постоянно подвергают гонениям последователей этого учения.

ТОЛКИ И РАЗЛИЧИЯ, СОБЛЮДАЕМЫЕ НЕКОТОРЫМИ В ЗАКОНЕ МУХАММЕДА

В Фесе также много людей, т которые называют себя учеными т и философами морали. Они соблюдают некоторые законы сверх тех, что были завещаны Мухаммедом. Некоторые считают их правоверными, другие нет, простолюдины — святыми. у Они полагают дозволенными многие вещи, [159] которые запрещает магометанский закон. у Например, в законе запрещено петь положенные на музыку любовные песни. Они же говорят, что это делать можно.

В их учении много направлений со многими толками. Из них каждое имеет своего главу, который его защищает, ученых, которые его обосновывают, и располагает многочисленными сочинениями о духовной жизни. ф Эта секта ф появилась спустя 80 лет после Мухаммеда. 89 Ее главным и самым знаменитым основателем был ал-Хасан ибн Абу-л-Хасан из города Басра. Он начал давать эти правила своим ученикам, но ничего не писал. Спустя 100 лет появился другой ученейший в этом предмете человек по имени ал-Харис ибн Асад из города Багдада, который написал всеобъемлющий, прекрасный труд х для своих учеников. х Затем законоведы осудили эту секту перед первосвященниками, 90 и все, кто соблюдал ее правила, были прокляты. Спустя 80 лет эта секта возродилась. Главой ее был другой достойнейший человек, за которым последовали многие ученики. Он проповедовал свое учение публично, так что законоведы вместе с первосвященником осудили и его, и его учеников на смерть и порешили каждому отрезать голову. Глава секты, узнав об этом, сразу написал письмо первосвященнику, прося его даровать милость и дать ему возможность поспорить с законоведами. Если они победят, он с радостью умрет, если же он покажет, что его учение лучше, чем их, то будет нечестным заставить погибнуть стольких бедных невинных из-за лживой клеветы. Просьба показалась первосвященнику справедливой, и он оказал ему милость. Таким образом, ученый пришел на диспут и с легкостью одержал верх над всеми законоведами, так что первосвященник, проливая слезы, примкнул к его секте. Все время, пока первосвященник был жив, он покровительствовал секте, приказывая строить монастыри и коллегии для ее последователей. Она сохранялась в течение следующих 100 лет, пока не пришел из Азии великий Малик Шах, император турецкого происхождения. Он преследовал эту секту, так что одни бежали в Каир, другие в Аравию и оставались в изгнании 20 лет, пока не начал править Касел Шах, внук Малик Шаха. У него был советник, человек великого духа по имени Низам ал-Мулк, принадлежащий к этой же секте. Он восстановил ее, поднял и взрастил, и в конце концов благодаря одному ученейшему человеку по имени ал-Газали, составившему об этом драгоценный труд в семи книгах, примирил законоведов с последователями секты. Законоведы избрали себе титул знатоков и хранителей закона пророка, а ц представители секты ц стали называться толкователями и реформаторами этого закона. Это объединение сохранялось до тех пор, ч пока Багдад не был разрушен ч татарами, что произошло в 656 году хиджры. 91 Но распад не повредил секте, так как уже вся Африка и Азия были полны ее последователями. В то время в эту секту, как правило, входили только разносторонне ученые люди, особенно хорошо знавшие писание, чтобы иметь возможность защищать ее учение и опровергать противные. И теперь, вот уже 100 лет, как всякий невежда хочет вступить в эту секту, говоря, что ученость не нужна, так как святой дух открывает [160] познание истины тем, кто имеет чистое сердце, и прибавляя в свою пользу иные слабые доводы.

Поэтому последователи этого толка оставили заповеди своего закона, как чрезмерные, так и необходимые, и не соблюдают других обрядов, кроме тех, что отправляют законоведы. Но при этом они пользуются всеми удовольствиями, которые считаются в их учении дозволенными. Часто они устраивают пиры, распевая любовные песня и подолгу танцуя. При этом иногда кто-нибудь из них рвет на себе одежду под влиянием стихов, которые они поют, или фантазии, которая может появиться у таких не сдерживающих себя людей. Они говорят, что их подогревает тогда пламя божественной любви. Я же думаю, что их подогревает чрезмерное обилие пищи, потому что каждый из них поглощает столько еды, сколько было бы излишним для троих; или же, что мне кажется более вероятным, все эти многочисленные крики, сопровождаемые плачем, они издают из-за любви, которую питают к безбородым юношам. Нередко случается, что какой-нибудь человек благородного происхождения приглашает на свою свадьбу одного из этих учителей секты вместе с его учениками. Придя на пир, они читают проповеди и поют божественные песни. Когда же трапеза заканчивается, наиболее старые начинают рвать на себе одежду. Если же во время танцев кто-нибудь из пожилых падает, его сразу же поднимает и ставит на ноги молодой ученик, который часто при этом его похотливо целует. По этой причине родилась поговорка, которая в Фесе у каждого на устах: ш «Это пир отшельников». ш щ Она имеет тот смысл, щ что каждый из этих юношей становится после пира невестой своего учителя, так как последователи секты не могут жить с женщинами и называются «отшельниками».

РАЗНЫЕ ДРУГИЕ ТОЛКИ, СЕКТЫ И СУЕВЕРИЯ ТОЛПЫ

Среди сект есть различные толки, которые считаются еретическими у ученых законоведов или у последователей названной выше секты, так как они расходятся не только в законе, но и в вере.

Есть некоторые, твердо считающие, что человек своими добрыми делами, постами и воздержанием может приобрести ангельское естество. Они говорят, что это очищает ум и сердце настолько, что невозможно совершить грех, даже если бы этого и желать. Но для этого прежде нужно пройти 50 ступеней ученичества. И если даже человек грешил прежде, чем прошел эти 50 ступеней, бог прощает ему грехи.

Сначала эти люди соблюдают поистине необыкновенные и невероятные посты, а затем пользуются всеми удовольствиями мира. У них есть также строгое правило, установленное красноречивым и ученым человеком по имени ас-Сухраварди из Сухраварда — города в Хорасане. Его труд занимает 4 тома.

Есть и другой автор по имени Ибн ал-Фарид, который изложил все свое учение в очень изящных стихах, но эти стихи полны аллегорий, и [161] кажется, что они говорят только о любви. Поэтому некий ал-Фаргани комментировал этот труд и вывел из него правило и ступени, которые должно проходить. Этот поэт был настолько изыскан в своих стихах, что последователи секты на пирах пели только их. До сей поры прошло уже 300 лет, как не было языка более чистого, чем у него.

Последователи этой секты считают, что небесные сферы, небесная твердь, первоэлементы природы, планеты и все звезды являются богом и что ни одна вера, ни один закон не могут быть ошибочными, так как все люди полагают в душе, что предаются поклонению тому, что заслуживает поклонения. Они считают, что знание бога заключается в одном человеке, который называется «ал-кутб», 92 избранном богом. Он есть его частица и подобен богу по знанию. У них есть еще 40 человек, которых называют «ал-автад», что значит «опоры». 93 Они находятся на более низкой ступени и обладают меньшим знанием. Когда ал-кутб умирает, эти 40 человек назначают нового ал-кутба, выбирая его по жребию из 70 человек. Есть еще одна группа из 765 человек, названия которых я не помню. Из их числа добавляется новый член, когда умирает один из 70. Их закон требует, чтобы они оставались неизвестными миру под видом безумных, больших грешников э или самых презренных людей, какие только могут быть. э Таким образом, под такой личиной по Африке бродят мошенники и негодяи. Голые, с неприкрытыми срамными частями, они настолько распущенны и бесстыдны, что иногда, как животные, совокупляются с женщинами в общественных местах. Тем не менее простые люди считают их святыми. Большое количество этого сброда есть в Тунисе, но много больше в Египте, особенно в Каире. В том же Каире, на площади Байн ал-Касрейн я собственными глазами видел, как один из таких подонков схватил очень красивую молодую женщину, которая только что вышла из бани, положил ее посреди площади и поял ее. Как только он ее отпустил, все побежали притронуться к ее одежде, как к реликвии, которой коснулся святой человек. Между собой люди говорили, что этот святой человек сделал вид, что совершил с нею грех, но на самом деле не сделал этого. Когда об этом узнал муж, он счел это за редкую милость и, возблагодарив бога, устроил по этому поводу торжественный праздник ю с пиром и раздачей милостыни. ю Судьи и законоведы всеми способами хотели покарать этого негодяя, но подверглись опасности быть убитыми народом, потому что, как я говорил, каждый из таких людей внушает благоговение простому люду и получает от него ценнейшие подношения и подарки. Я видел много необычных вещей подобного рода, но мне стыдно о них рассказывать.

КАББАЛИСТЫ И ДРУГИЕ СЕКТЫ

Есть там и другой толк. Ему следуют те, кого можно назвать каббалистами. Они постятся странным образом, не едят мяса никаких животных. Но у них есть определенная пища, предписанные обычаи, [162] предназначенные для каждого часа дня и ночи, и установленные численным путем особые молитвы в зависимости от дня и месяца.

У них есть обычай носить на себе я раскрашенные квадратики я с вырезанными внутри буквами и цифрами. Они утверждают, что из-за этого им являются добрые духи, говорят с ними и дают им всеобъемлющие сведения об этом мире. Среди каббалистов был превосходнейший ученый по имени ал-Буни, который составил их правила и молитвы и рассказал, как делаются подобные квадратики. Я видел его труд, и, мне кажется, эта наука скорее походит на магию, чем на каббалу. Наиболее знаменитых трудов по каббале насчитывается 8. Один называется «Ал-лум'а ан-нуранийа», т. е. «Доказательство света». В нем предписываются молитвы и посты, Второй труд называется «Шамс ал-ма'ариф», что значит «Солнце наук». В нем содержатся указания на то, как делать квадратики, и говорится о пользе, которую они приносят. Третий труд носит название «Сирру-л-асма ал-хусна», 94 т. е. «Достоинство, присущее 99 именам бога». Эту книгу я видел в Риме в руках у одного венецианского еврея.

В этой секте есть и другой толк, который называется толком суввах, 95 т.е. толком отшельников, которые живут IVа в лесах и уединенных местах IVа и питаются только травами и дикими плодами. Никто не может подробно узнать об их жизни, так как они бегут от всякого общения с людьми.

Но я слишком удалился бы от цели труда, если бы захотел подробно проследить все различные магометанские секты. Кто хочет узнать о них больше, пусть читает труд автора по имени ал-Акфани, который пространно повествует о различных сектах, вышедших из магометанской веры. Таких сект — главных — 72, и каждый считает, что его секта хороша, содержит истину и лишь в ней человек может спастись.

В наше время, правда, их имеется только две. Одна из них — секта ал-Ашари. Она распространена по всей Африке, Египту, Сирии, Аравии и всей Турции. Вторая секта — имамийа. 96 Она распространена по всей Персии и в некоторых городах Хорасана. Ее придерживается Суфи, 97 король Персии. Из-за этой секты была опустошена почти вся Азия, так как прежде ее жители придерживались учения ал-Ашари. Король Персии неоднократно хотел заставить их следовать учению своей секты силой оружия.

По правде же говоря, во всех владениях магометан распространено почти одно и то же учение.

ИСКАТЕЛИ СОКРОВИЩ

В Фесе есть такие люди, которых называют ал-канезин. 98 Они занимаются поисками сокровищ, которые, б как они верят, б скрыты в основаниях древних развалин. Эти глупые люди выходят за город и в поисках сокровищ входят в многочисленные пещеры и подземелья, так как твердо убеждены в том, что, когда у римлян было отнято владение Африкой и они бежали в Бетику в Испании, они закопали вокруг Феса много ценных и [163] дорогих вещей, которые не могли унести с собой. Римляне их заколдовали. По этой причине эти люди нуждаются в чародеях, чтобы их найти. Нет недостатка также в людях, которые говорят, что в таком-то подземелье они видели золото или серебро, но не могли их получить, так как не знали заклинаний и не имели соответствующих благовоний. С этой тщетной верой они копают землю, часто ломают постройки и могилы. Иногда они отправляются за 10—12 дней пути от Феса. Дело зашло так далеко, что у них есть даже книги, в которых упоминаются горы и места, где спрятаны сокровища. Они хранят их как предсказания. Перед моим отъездом из Феса они в довершение своего безумия выбрали консула и предлагали владельцам земель возместить ущерб за то, что будут копать где захотят.

АЛХИМИКИ

Не думайте, что там не достает алхимиков. Напротив, занимающихся этой бессмысленной суетой великое множество. Они — наиболее грязные и вонючие люди в мире из-за серы и других дурно пахнущих веществ. Почти каждый вечер многие из них собираются в главном храме и обсуждают свои ложные фантазии. У них есть много трудов, посвященных этому искусству, написанных красноречивыми людьми. Главный из них — труд Джабира, который жил спустя 100 лет в после Мухаммеда в и, как говорят, был греком-ренегатом. Его труд и все рецепты написаны иносказательно.

Есть и еще один автор, который составил другой большой труд. Его имя ат-Туграи. Он был секретарем султана Багдада, 99 как мы описали в сочинении «Жизнь арабских философов».

Есть еще один труд, составленный в форме гимнов. В нем говорится о всех тонкостях этого искусства. Автор его зовется Мугайриби. Он происходил г из Гранады. г Труд этот был прокомментирован одним дамасским мамлюком, ученейшим в алхимии человеком. Но комментарий понять труднее, чем текст.

Алхимики есть двух видов. Одни стремятся отыскать эликсир, т.е. материю, которая окрашивает всякий металл и минерал. Другие занимаются увеличением числа металлов путем смешивания одного металла с другим.

Но я видел, что их цель чаще всего приводит к изготовлению фальшивых монет, ибо в Фесе у большинства из них нет руки.

ПЛУТЫ И ЗАКЛИНАТЕЛИ ЗМЕЙ

В этом городе, наконец, есть множество бесполезных негодяев, которые в Италии носят название ciurmatori (Т. е. шарлатаны, обманщики (итал.)) — плуты. д Эти никчемные люди поют на площадях романсы, песни и разную чепуху, играя на барабанах, [164] виолах, арфах и других инструментах. Они продают невежественной толпе бумажки с какими-то словами и амулеты, помогающие, по их уверениям, против разных болезней.

К этим плутам присоединяется еще один вид презреннейших людей, принадлежащих к одной семье. Они ходят по городу, заставляя танцевать обезьян и нося на шее и в руках нескольких змей. Они же рисуют геомантические фигуры и предсказывают судьбу женщинам. Они водят с собой также племенных жеребцов — в Италии их называют Сталлоне — и за деньги случают их с кобылами, которых к ним приводят.

Я мог бы еще продолжить описание особенностей, которые представляют жители Феса. Но достаточно сказать, что в большинстве своем они неприятны и мало любят чужестранцев, хотя их там немного, так как город удален на 100 миль от моря и соединен с ним неровными и утомительными для чужестранцев дорогами.

Скажу также, что синьоры там очень надменны, настолько, что дело с ними имеют немногие. Также поступают ученые и судьи, которые ради поддержания достоинства желают общаться лишь с немногими. Тем не менее вывод таков, что Фес — город красивый, удобный и хорошо устроенный.

Зимой в Фесе много грязи, так что ходить по улицам приходится в башмаках на деревянной подошве, которые там употребляют. Существуют выходы из водопроводов, так что можно мыть все улицы. Там же, где водопровода нет, грязь собирают, нагружают на животных и бросают в реку.

ПРЕДМЕСТЬЯ, РАСПОЛОЖЕННЫЕ ВНЕ ГОРОДА

Вне города, с западной стороны находится предместье, насчитывающее около 500 очагов. Все дома там плохие. Живут в них ничтожные люди: погонщики верблюдов, водоносы, дровосеки из королевского дворца. Тем не менее в этом предместье много лавок и разного рода ремесленников. В нем же живут все плуты и плохие музыканты. Много там и публичных женщин, но они безобразны и гадки. На главной улице предместья много силосных ям, выдолбленных железными инструментами, потому что земля там представляет собой тевертинский камень. В ямах прежде хранили зерно синьоров. В предместье тогда не жили, а держали только сторожей зерна. Однако с тех пор, как начались войны и зерно е стали отнимать е, закрома устроили в Новом Фесе, а находившиеся вне города оставили. Величина этих ям поразительна. Самая маленькая содержит 1000 роджжо зерна. Всего ям — 150. В настоящее время все они открыты. Так как иногда туда падали люди, вокруг ям были построены стенки. Кастелян Феса, когда ему приходится совершать казнь тайно, приказывает бросать тела преступников в эти ямы, так как в цитадели есть потайная дверца, которая выводит к этим местам. В предместье ведется жульническая игра, но играют только в кости. Каждый может там продавать вино, держать таверну, открыто держать публичных женщин. Можно сказать, [165] что это предместье является пристанищем всех отбросов города. После 20 часов в лавках нельзя увидеть ни одного человека, ж так как каждый предается танцам, игре, сластолюбию и пьянству ж. 100

Есть и другое предместье Феса, где живут больные проказой. Это предместье насчитывает около 200 домов. Больные имеют своего настоятеля и главу, который собирает доходы с нескольких имений, подаренных им из любви к богу людьми благородного происхождения и другими. Они ни в чем не нуждаются, так как обеспечены хорошо. Их главы, обязаны очищать город от подобного рода больных и имеют право выводить из города людей и заставлять их жить в этом предместье, когда узнают, что они заболели этой болезнью. Если кто-нибудь из них умрет без наследника, то половина имущества распределяется в общине предместья. Другая половина идет тому, кто укажет на наследство. Если же прокаженный имел детей, имущество принадлежит им. Следует знать, что к прокаженным больным причисляют людей, имеющих на теле белые пятна или другую неизлечимую болезнь. 101

За этим предместьем находится другое, где живут погонщики мулов, горшечники, каменщики и плотники. з Это предместье невелико и имеет около 150 очагов. 102

На западной дороге находится еще один большой пригород, насчитывающий около 400 очагов. Но он состоит из жалких построек и населен бедняками и крестьянами, 103 которые не могут или не хотят оставаться в деревне. По соседству с этим пригородом находится большое поле, простирающееся до реки на расстояние около 2 миль, 104 а в западном направлении — приблизительно на 3 мили. 105 Каждый четверг на этом поле бывает базар, где собирается множество людей со своими животными, лавочники приносят чужестранные товары, и каждый имеет свой шатер. Существует обычай, состоящий в том, что сходится небольшая группа людей благородного происхождения. Они поручают мяснику зарезать барана и делят мясо между собой. Голову и ноги отдают мяснику вместо платы, шкуру продают торговцам шерстью.

За товары, продаваемые на этом базаре, платят небольшую пошлину, говорить о которой было бы излишне. Не хочу умалчивать о том, что ни в Африке, ни в Азии, ни в Италии я не видел рынка, где бы собиралось столько людей и было бы столько товаров, оценить которые невозможно. 106

За городом есть очень высокие скалы, опоясывающие ров длиной в 2 мили. В скалах вырубают камень, из которого делается известь. По всему рву находятся многочисленные печи, где изготовляют эту известь. Эти печи очень велики. Среди них есть такие, что вмещают 6 тысяч моджжо извести. 107 Эту работу заказывают богатые, но незнатные люди благородного происхождения.

С западной стороны также за городом есть около 100 лачуг, построенных на берегу реки. 108 Они принадлежат белильщикам холста. Отбеливание производится следующим образом. Каждый год в хорошее время белильщики мочат холсты и расстилают их на лугу рядом со своей хижиной. Когда они видят, что холсты высохли, они черпают кожаными ведрами [166] с деревянными ручками воду в реке или канавках и разливают ее на холсты. Вечером каждый собирает холсты и относит домой или в специально для этого предназначенное место. Луга, на которых расстилают холсты, в течение всего года сохраняют свежую и зеленую траву. Действительно, прекрасное зрелище, когда видишь издали эти белые холсты на зеленом поле. Вода в реке очень прозрачная, издали она кажется лазурной, 109 поэтому многие поэты сочиняют на эту тему изящнейшие стихи.

ОБЩИЕ и ПОГРЕБЕНИЯ ВНЕ ГОРОДА

Вокруг города есть много полей, где погребают тела умерших. Люди благородного происхождения ради любви к богу даровали их для погребения умерших. На тела мертвых, т.е. на то место, где они захоронены, кладут длинный и тонкий треугольный камень. Когда хоронят людей благородного происхождения или сколько-нибудь знатных, то обычно ставят одну мраморную плиту в головах и другую в ногах. На плитах вырезают стихи с утешениями в суровой и горькой кончине. Ниже стихов указывается имя умершего, его происхождение, а также день и год смерти. Я приложил много усилий, собирая все эпитафии, которые видел не только в Фесе, и но по всей Берберии. Я объединил их в небольшой книге, которую подарил брату короля, правящего ныне после смерти их отца, старого короля. 110 Одни из этих стихов стремятся придать мужество и утешить в смерти, другие еще больше увеличивают меланхолию и печаль, но и одно и другое следует сносить терпеливо.

ПОГРЕБЕНИЯ КОРОЛЕЙ

В северном направлении, за городом, на высоком холме находится еще один дворец. В этом дворце можно видеть несколько могил некоторых королей из дома Марин. Они сделаны из мрамора и имеют превосходные украшения. Их эпитафии вырезаны на мраморе и украшены тончайшими красками, так что восхищают тех, кто ими любуется. 111

ЦВЕТНИКИ И ПЛОДОВЫЕ САДЫ

С севера, так же как с востока и юга от города, находятся многочисленные сады, полные больших и высоких деревьев со всякими плодами. По садам протекают отходящие от рек арыки. Из-за того что деревья стоят там очень часто, эти сады к кажутся лесами. к Землю в них не обрабатывают, а только орошают всю в мае, поэтому там родится очень много плодов. Все плоды прекрасного качества, за исключением персиков, которые не очень хороши на вкус. Считают, что во время сезона этих плодов каждый день продают 500 грузов, не считая винограда, который я не включаю [167] в это число. Все плоды привозят в одно место в городе, где платят пошлину и продают с торгов в присутствии л торговцев плодами. л На этом же рынке продают черных рабов и здесь же платят за них пошлину.

В западной стороне от Феса находится участок земли шириной около 15 миль и длиной около 30 с многочисленными источниками и ручьями. Он принадлежит главному храму. 112 Это место берут в наем огородники, которые высевают там в большом количестве лен и высаживают дыни, тыквы, огурцы, морковь, м брюкву, корнеплоды, капусту, кочанную капусту и другую зелень. м Считают, что оттуда получают 15 тысяч грузов овощей летом и столько же зимой. Правда, воздух в этой местности плохой. 113 Большая часть тамошних жителей имеет желтый цвет лица и часто страдает от лихорадки. Многие из них от нее умирают.

НОВЫЙ ГОРОД ФЕС 114

Новый город Фес весь опоясан двумя красивейшими, очень высокими и крепкими стенами. Он построен на красивой равнине у реки. Он удален от старого города на одну милю в западном направлении, но немного к югу. Между двумя стенами протекает и входит в город рукав реки — тот, который направляется к северу, — и на нем стоят мельницы.

Другая часть этой реки раздваивается еще раз, и один рукав протекает между старым и новым Фесом рядом с цитаделью, а другой течет дальше через долины и сады, прилегающие к старому Фесу, пока не войдет в него с южной стороны. Этот второй рукав, который входит в цитадель, протекает через коллегию короля Абу Инана. Город приказал построить Йакуб, сын Абд ал-Хакка, первого короля из дома Марин, н который завоевал королевство Марракеша и изгнал его королей. 115 В то время он находился в войне с королем Марракеша, и король Тлемсена н 116 доставлял ему тогда много затруднений, оказывая услуги королям Марракеша, чтобы не дать возможности вырасти дому Марин. Когда Йакуб кончил войну с Марракешем, ему захотелось отомстить королю Тлемсена. Задумав начать с ним войну, он заметил, что Тлемсен находится слишком далеко от крепостей его королевства. Поэтому он решил построить новый город и перенести туда королевскую резиденцию из Марракеша. Так он и поступил. Он назвал его Белым Городом, 117 но простой народ назвал его позднее Новым Фесом.

Король приказал разделить город на три части, отделенные одна от другой. Одну часть он велел отвести для королевского дворца и дворцов его детей и братьев. Он пожелал, чтобы у каждого дворца был свой сад. Рядом со своим дворцом он приказал воздвигнуть красивый храм чудесной архитектуры и со многими украшениями. Во второй части он повелел построить огромные конюшни для собственных верховых лошадей и несколько дворцов для своих военачальников и самых избранных людей его двора. От ворот на западной стороне до ворот, выходящих на восток, был построен и размещен городской рынок, протяжение которого в длину [168] составляет немного менее полутора миль. 118 Внутри его находятся лавки разного рода торговцев и ремесленников. У западных ворот, у второй стены, по приказу короля построили большую галерею со многими небольшими помещениями, где постоянно должны были находиться сторож рынка с солдатами и чиновниками. Рядом с нею он пожелал построить две красивые конюшни, в которых легко могли бы поместиться 300 лошадей, предназначенных для охраны его дворца.

Третья часть города была предназначена для размещения личной гвардии короля. В то время она состояла из людей с востока, 119 вооруженных луками, так как употребление арбалетов еще не пришло в эту страну. Король платил этим людям хорошев жалованье. В настоящее время на площади находится много храмов и красивых бань, построенных с большими расходами.

Рядом с дворцом короля расположен монетный двор, где чеканят монету. Он называется цекка. 120 Он построен в форме здания, окружающего квадратную площадь. Внутри сделаны комнатки, о в которых устроены мастерские. о В середине находится помещение, где сидит управитель цекки со своими секретарями и писцами, так как цекка в Фесе, как и в других местах, является учреждением, которое работает на короля и прибыль от нее идет королю.

С цеккой соседствует еще одна площадь, на которой расположены лавки ювелиров. Их консул хранит чекан и монетную форму. В Фесе нельзя изготовить кольцо или какой-нибудь другой предмет из серебра или золота, если на металл не поставлено клеймо. Тот, кто захотел бы его продать, может это сделать только с большим убытком для себя. Если же клеймо есть, то за такое изделие дают обыкновенную цену, а им можно платить так же, как монетой. Большая часть ювелиров — евреи. Они работают в Новом Фесе, а ходят продавать изделия в старый город, на рынок, назначенный для ювелиров, который расположен около рынка аптекарей. В старом Фесе нельзя заниматься обработкой ни золота, ни серебра, и ни один мусульманин не может браться за ювелирное искусство, так как они говорят, что продавать вещи, сделанные из серебра или золота, по цене большей, чем они весят, — ростовщичество. Но синьоры дают евреям позволение делать это. Там есть небольшое число ювелиров, но они работают только для горожан и зарабатывают столько, сколько стоит работа.

Часть города, где некогда жила охрана из лучников, 121 в настоящее время занята евреями, п так как нынешние короли не держат больше этой охраны. п Прежде евреи жили в старом городе. Но каждый раз, когда умирал король, их грабили мавры, и королю Абу Саиду 122 пришлось приказать переместить их из старого города в новый, удвоив налоги с них. Там они живут и сейчас. 123 Они занимают очень длинную и широкую площадь, где находятся их лавки, дома р и синагоги. Население их настолько увеличилось, что невозможно узнать его число, особенно после того, как евреев изгнал с испанский король с. 124 Их все презирают, всем им запрещено носить башмаки, и поэтому они надевают туфли, сделанные из [169] морского тростника. Некоторые из них наматывают на голову черный тюрбан, а те, кто хочет носить шапку, должны прикреплять к ней кусок красной ткани. Их налог королю Феса составляет 400 дукатов в месяц.

Наконец, в этом городе на протяжении 240 (В тексте Рамузио: 140, с. 47) лет 125 были построены крепкие стены, дворцы, храмы, коллегии и созданы все украшения, какие может получить город. Я думаю, что суммы, истраченные на эти украшения, были больше, чем на постройку окружающей его стены.

Вне города, на реке установлены очень большие колеса. Они поднимают воду из реки и посылают ее на городские стены, где сделаны канавки, по которым вода идет во дворцы, сады и храмы. Они были сооружены в наше время, т. е. 100 лет тому назад. Раньше вода подводилась в город по каналу, или акведуку, который отходил от источника, удаленного от города на 10 миль. 126 Этот канал проложен на прочно построенных арках. Говорят, что канал был изобретением одного генуэзского мастера, купца, который в то время был большим любимцем короля. Колеса сделал один испанец. Они действительно представляют собой удивительную вещь, особенно потому, что, каково бы ни было течение, они не делают более 24 оборотов в продолжение дня и ночи.

Мне остается сказать, что в этом городе живет мало знатных людей, если не считать родни синьоров и некоторых придворных. Остальные — простые люди, занимающие низкие должности, так как особы уважаемые и достойные пренебрегают должностями при дворе и даже не соглашаются отдавать своих дочерей замуж за лиц из дома короля.

ПОРЯДОК ЖИЗНИ, КОТОРОГО ПРИДЕРЖИВАЮТСЯ ПРИ ДВОРЕ КОРОЛЯ ФЕСА

Среди всех синьоров Африки не найдется ни одного, который становился бы королем или государем благодаря избранию народа либо провозглашался какой-нибудь провинцией или городом. По закону Мухаммеда нет ни одного светского синьора, за исключением халифа, которого можно было бы назвать законным. Но позднее, когда власть халифов ослабела, все вожди племен, которые жили в пустынях, стали подступать к населенным странам. Вопреки закону Мухаммеда и халифам, различные синьоры с помощью оружия устанавливали свою власть. Так произошло на востоке, где тюрки, курды, т татары и другие приходили с востока и овладевали землями слабых правителей; так, на западе царствовал народ зената, т народ ламтуна, затем проповедники 127 и затем семья Марин. Правда, племя ламтуна пришло на помощь западным народам, чтобы освободить их от рук еретиков. 128 И в этом синьоры стояли на стороне народа. Однако затем оказалось, что они начали править, как тираны. По этой причине в настоящее время синьорами становятся не по праву наследования, не благодаря выбору народа, знати или капитана. Но каждый государь [170] незадолго до смерти завещает и заставляет знать и могущественных людей двора сделать после его смерти государем своего сына или брата. Тем не менее клятвы часто не соблюдаются, так как почти всегда случается, что они выбирают своим синьором того, кто им больше угоден. Обычно таким же образом происходит выбор короля Феса. Как только объявят нового короля, он делает одного из самых знатных своих людей главным советником и назначает ему треть доходов королевства. Затем он выбирает секретаря, который служит ему не только секретарем, но и казначеем и мажордомом. Затем он назначает капитанов кавалерии, которым поручается охрана королевства. Большую часть времени эти капитаны вместе со своей кавалерией проводят в походе. Король утверждает губернаторов каждого города. Губернатор имеет право пользоваться доходами от города с обязательством содержать на свой счет определенное число всадников к услугам короля, т.е. всякий раз, когда королю понадобится собрать войско. Затем он назначает комиссаров и правителей народов, которые живут в горах, а также правителей подчиненных ему арабов. Комиссары отправляют правосудие в соответствии с различиями в законах этих племен. Правители пекутся о сборе доходов и тщательном ведении счетов обычных и чрезвычайных платежей. Кроме того, король посвящает в бароны, которые на их языке называются сторожами. 129 Каждый барон имеет замок или одну-две деревни, из которых он извлекает определенный доход, идущий на его содержание и на то, чтобы он был в состоянии сопровождать короля в его войске. Кроме того, он имеет легких кавалеристов, которых содержит за свой счет, когда они находятся в походе. В мирное же время он дает им зерно, животное масло и соленое мясо на весь год, но динаров — самую малость. Правда, еще он дает им один раз в году одежду. Всадники не заботятся о лошадях ни в походе, ни в городе, так как король снабжает их всем необходимым. Все конюшие — христианские рабы. На ногах они носят большие цепи; когда же войско идет в поход, эти христиане едут верхом на вьючных верблюдах.

Король имеет еще комиссара, которому поручены верблюды. Он назначает места встречи пастухам, распределяет среди них пастбища и предусматривает число верблюдов, необходимых для нужд короля. Каждый погонщик должен иметь двух готовых для нагрузки верблюдов на случай, если они понадобятся.

У короля есть также человек, обязанности которого состоят в том, чтобы доставлять, сторожить и распределять провиант для короля и для войска. Этот человек держит 10 или 12 больших шатров, в которых сложен провиант. Он постоянно меняет верблюдов, обеспечивая привоз нового провианта для войска.

Под начальством этого человека находятся те, кто обслуживает кухню.

Затем есть еще главный конюший. Он заботится обо всех лошадях, мулах и верблюдах синьора. Тот, кто распределяет деньги, снабжает его необходимыми суммами как для животных, так и для слуг, которые ими занимаются. Есть также комиссар, заведующий зерном. Он заботится о доставке ячменя и всего, что нужно для прокорма животных. Комиссар [171] имеет секретарей и писцов, которые отмечают и записывают все истраченное зерно и дают отчет мажордому.

У короля есть также капитан 50 всадников, которые служат как бы рассыльными и по поручению королевского секретаря от имени короля уведомляют об обложении налогом. Есть еще один очень чтимый капитан, он является как бы главой секретной охраны и имеет полномочия приказывать от имени короля чиновникам, осуществляющим наказания и конфискации и вершащим правосудие. Он может схватить важных людей и бросить их в тюрьму и применить к ним суровость правосудия, если ему прикажет король.

Король держит при себе также верного секретаря, в ведении которого находится печать короля. Он сам пишет нужные письма, прикладывая к ним печать. Число стремянных огромно, и они имеют своего капитана. Капитан их набирает и распускает и устанавливает им большее или меньшее жалованье согласно у их умению. у Когда король дает аудиенцию, капитан всегда присутствует и выполняет что-то вроде обязанности главного камердинера.

У короля есть еще капитан обоза. Его обязанность состоит в перевозке шатров, в которых размещают легких лошадей короля. Следует знать, что шатры короля перевозят на мулах, а шатры солдат — на верблюдах.

Существует еще группа знаменосцев, которые в пути несут свернутые знамена. Но один, который всегда едет впереди войска, высоко держит развернутое знамя. Все знаменосцы являются и проводниками. Они знают дороги, проходы через реки и леса.

Король держит также большое число барабанщиков с медными барабанами в виде большого таза: широкими вверху и узкими внизу. Сверху они покрыты кожей. Их возят на небольших вьючных седлах и уравновешивают противовесами, — так как они очень тяжелы, — на самых лучших и самых быстрых скаковых лошадях, какие могут быть, потому что потерять барабан считается большим позором. Эти барабаны гремят столь сильно и издают такие ужасные звуки, что их слышно на далекое расстояние, и они приводят в дрожь и лошадей и людей. Бьют в барабаны бычьими жилами.

Трубачи не содержатся за счет короля. Жители города обязаны выставить определенное число трубачей целиком на свой собственный счет. Этих трубачей используют во время трапез короля, а также при начале битвы.

Имеется один церемониймейстер. Всегда, когда король созывает совет или дает аудиенцию, он стоит у его ног, указывая места и приказывая говорить одному после другого в зависимости от сана и достоинства говорящих. Прислуга короля большей частью состоит из черных рабынь. Из них же выбирают его служанок и женщин при покоях. ф Тем не менее король всегда берет себе белую жену ф и держит еще несколько рабынь-христианок. Это испанки или португалки. Все женщины находятся под охраной евнухов, черных рабов. [172]

Король владеет поистине огромным королевством, но малыми доходами, которые с трудом достигают цифры в 300 тысяч дукатов. Из них в его руки не попадает даже пятая часть, так как остальное расписано, как мы рассказали. Кроме того, половина этих доходов выплачивается зерном, животными, оливковым маслом, животным маслом. Собираются доходы разными способами. В некоторых местах налог платят с земли, которую можно вспахать за один день парой быков, — один дукат с четвертью. Другие столько же платят с каждого очага, третьи — с каждого человека мужского пола старше 15 лет, а кое-где платят и так и эдак. Дополнительных податей нет, кроме таможенного сбора в больших городах.

Не хочу от вас скрывать, что закон Мухаммеда не позволяет светским синьорам собирать никаких налогов, кроме установленного им ценза. х Последний состоит в том, что х каждый, имеющий наличными 100 дукатов, должен дать синьору с этой суммы два с половиной дуката в год, пока он имеет эту сумму; 130 каждый, кто собирает со своей земли 10 моджжо зерна, должен отдать десятую часть. 131 Закон требует, чтобы эти доходы отдавались в руки халифа, который помимо нужд синьора, оплачивает ими общеполезные дела. Из этих сумм оказывается помощь бедным, больным и вдовам и поддерживается война против врагов.

Однако с тех пор как не стало халифов, о чем было сказано, синьоры начали править, как тираны. Им недостаточно того, что они узурпировали все эти доходы и тратят их по своему желанию; они добавили новые налоги, так что во всей Африке найдется немного крестьян, которые смогли бы скопить сумму, достаточную на одежду и на жизнь. Понятно, что ни один ученый и честный человек не хочет ни иметь общения со светскими синьорами, ни разделять с ними одну и ту же трапезу и еще меньше принять их дар или подарок, считая, что добро этих синьоров хуже краденого.

Кроме того, король Феса постоянно имеет в своем распоряжении 6 тысяч всадников, содержащихся на жалованье, 500 арбалетчиков и столько же аркебузьеров. Они всегда на лошадях и готовы к любому его приказу. В мирное время, когда король не в городе, они стоят на расстоянии мили от его расположения, ибо когда король находится в Фесе, он не заботится об охране. Если случится необходимость воевать против его врагов — арабов, этих 6 тысяч всадников недостаточно и король пользуется помощью арабов, своих подданных. Они собираются в большом числе и на свои собственные средства. Эти арабы действительно более опытны в войне, чем королевские 6 тысяч воинов.

Торжества и церемонии при этом короле бывают редко и устраиваются им не очень охотно. Но в праздники и в дни военных смотров ему приходится делать это. Эти церемонии следующие.

Когда король хочет ехать верхом, церемониймейстер в первую очередь уведомляет об этом рассыльных. Рассыльные уведомляют родственников короля, капитанов, 132 баронов и других кавалеров. Все собираются на площади перед дворцом и на соседних улицах. Когда король выходит из дворца, рассыльные устанавливают порядок всей кавалькады. Первыми [173] едут знаменосцы, за ними барабанщики, управляющий конюшней со своими чиновниками и слугами, за ним тот, кто распределяет доходы, и его люди, затем бароны, церемониймейстер, секретари короля, казначей, судья, капитан войска. Наконец едет король со своим главным советником и каким-нибудь принцем. Перед самим королем едут королевские офицеры. Один из них везет шпагу, другой — щит, третий — арбалет короля. Вокруг короля едут его стремянные, один с королевским протазаном, другой — с покрывалом для седла и лошадиным недоуздком. Когда король сходит с коня, этим покрывалом покрывают седло и недоуздок укрепляют поверх уздечки, чтобы держать лошадь в поводу. Еще один стремянный несет королевские башмаки на деревянной подошве. Эти башмаки для пышности и великолепия хорошо вышиты. После короля едет глава стремянных, затем евнухи и челядь короля. За ними едут легкие кавалеристы, арбалетчики, аркебузьеры.

Одежда, которую носит в этом случае король, скромна и небогата, и кто его не знает, не подумает, что это король, потому что его стремянные одеты более роскошно, в богатые одежды с украшениями. Ни один магометанский король или синьор не носит на голове ни короны, ни чего-либо на нее похожего. Магометанский закон запрещает им это.

Когда король прибывает в поле, в середине лагеря прежде всего ц ставится большой шатер короля. ц Он делается в виде стены замка с зубцами. Он квадратный, и каждая сторона имеет 50 локтей. На углу с каждой стороны башенка также из полотна, с зубцами и покрытиями и с красивым яблоком, поставленным на крыше, которое кажется золотым. Стена имеет четыре входа. 133

Каждый вход охраняет стража из евнухов, а внутри стоят другие шатры. Комната, в которой спит король, сделана так, что ее можно очень легко убрать и вновь поставить. У стен шатра находятся палатки офицеров и наиболее близких к королю придворных. Вокруг них располагаются обычно шатры баронов, сделанные, как у арабов, из козьих кож. Почти в середине в огромных шатрах находятся кладовая, кухня и трапезная для слуг короля. Недалеко оттуда стоят шатры солдат легкой кавалерии. Все они едят в королевской трапезной для слуг очень дешевую пищу. Немного подальше находятся конюшни, т. е. крытые места, где размещены лошади, по порядку, одна рядом с другой.

Вне лагеря располагаются погонщики мулов королевского обоза. Здесь же находятся лавки мясников, лоточников и колбасников. ч Купцы и ремесленники, которые приходят в лагерь, помещаются рядом с погонщиками мулов.

Королевский лагерь в конце концов становится похожим на город, так как шатры баронов заменяют стены. Они поставлены один рядом с другим так, что в лагерь можно войти только через отведенные проходы. У ш королевского шатра ш охрана стоит всю ночь, правда, караульные — люди низкого происхождения, и ни один из них не имеет оружия. Такая же охрана стоит вокруг конюшни, но часто щ из-за глупости щ караульных не только оказывались украденными лошади, но и внутри королевского [174] шатра находили врагов, пришедших убить короля. Почти весь год король проводит в поле, как для того, чтобы охранять королевство, так и для поддержания мира и дружбы со своими подданными-арабами. Часто он развлекается охотой или игрой в шахматы.

Я не сомневаюсь, что в длинном и очень подробном описании Феса был несколько скучен, но мне необходимо было задержаться на нем как из-за того, что цивилизация и краса Берберии или даже всей Африки содержится и заключается именно в этом городе, так и для того, чтобы дать вам полные сведения о всех самых малых деталях его обстановки и достоинств.

ГОРОД МАКАРМЕДА

Макармеда — это город рядом с Фесом, в 20 милях к востоку от него. Он был построен синьорами зената на берегу небольшой речки на очень красивой равнине. В прежние времена он был центром большой области и весьма цивилизованным. На берегах реки много садов и виноградников. Короли Феса обычно назначали доходы с этого города надсмотрщикам над погонщиками верблюдов. Но во время войны принца Саида 134 город был разграблен и покинут. В настоящее время можно видеть только его стены. Его окрестности отдаются в аренду людям благородного происхождения из Феса и некоторым, живущим в своих усадьбах.

ЗАМОК УББАД

Это замок, построенный на склоне э высокой горы. Он удален от Феса приблизительно на 6 миль. Из замка можно видеть весь город Фес и окружающую его местность. Начало ему было положено одним отшельником, которого фесские жители считали святым. 135 Вокруг замка мало пригодной для обработки земли. Поэтому он необитаем, а дома его разрушились, за исключением стены и мечети. Немного земли, которая там есть, принадлежит главному храму города. Я жил в этом замке четыре лета, так как там очень хороший и свежий воздух, а место уединенное и очень удобное для того, кто хочет учиться. Я жил там также потому, что мой отец много лет брал эту землю в аренду у сторожа храма.

ЗАВИЯ

Завия — маленький город, построенный вторым королем из дома Марин — Йусуфом. Он удален от Феса приблизительно ю на 14 миль. ю Король приказал построить здесь большую богадельню. 136 Он завещал похоронить себя в этом городе, но судьба с этим не согласилась, так как он был убит перед Тлемсеном во время осады, которую вел. 137 После этого Завия [175] захирела и была разрушена. От нее остались только стены больницы. я Доходы были переданы главному храму Феса. я Землю обрабатывают арабы, которые живут почти в окрестностях Феса.

ЗАМОК ХАУЛАН

Хаулан — это старинный замок, построенный на реке Себу, на расстоянии около 8 миль к югу от Феса. Рядом с замком находится источник с очень горячей водой. Абу-л-Хасан, четвертый король из дома Марин, приказал построить над ним очень красивое здание. После этого люди благородного происхождения из Феса завели обычай приходить к источнику один раз в год, в апреле месяце, и жить там 4—5 дней ради удовольствия. Но в замке нет никакой цивилизации, и жители его — люди презренные и скупы сверх всякой меры.

ГОРА ЗАЛАГ

Залаг — это гора, которая начинается от реки Себу почти на востоке и простирается к западу приблизительно на 14 миль. Ее вершина, т. е. самое высокое место, 138 расположена в северной стороне и отстоит от Феса на 7 миль. Ее южный склон совсем необитаем. Северный склон представляет собой красивые холмы, на которых разместились бесконечные деревни и замки. Почти на всей пригодной для обработки земле растут виноградные лозы, которые дают самый хороший и самый сладкий виноград, какой мне приходилось пробовать. Оливки и все плоды, которые растут в этом округе, 139 также очень хороши, так как там сухая почва. Жители горы очень богаты. Среди них нет ни одного, кто не имел бы дома в городе. Точно так же в Фесе почти все люди благородного происхождения имеют на этой горе какой-нибудь виноградник. У подножия северного склона горы находится прекрасная равнина, и на ней раскинулись поля с хлебами, а также огороды, ибо в южной части эту равнину орошает река Себу. Огородники с помощью своих приспособлений изготовляют колеса, поднимающие воду из реки. Этой водой они орошают землю. Размеры возделываемой земли таковы, что ее можно обрабатывать 200 парами быков. Она отдана для кормления королевскому церемониймейстеру, но он получает с нее доход не более чем 500 дукатов в год, так как десятина 140 идет в казну короля, а она составляет почти 3 тысячи моджжо зерна.

ГОРА ЗАРХУН

Зархун начинается у равнины ас-Саис, что в 10 милях от Феса, и простирается почти на 30 миль 141 к западу. Ширина Зархуна составляет 10 миль. Издали гора кажется сплошь покрытой лесом и пустынной. [176]

Но все ее деревья — оливы. На горе около 50 деревушек и замков. Жители их очень богаты, потому что гора стоит между двумя большими городами — Фесом с восточной стороны и Мекнесом — с западной.

Женщины там ткут шерстяные ткани, какие употребляют на месте в стране. Они любят украшать себя кольцами и браслетами из серебра.

Мужчины отважны и сильны. Это они взяли на себя заботу ловить в лесах львов и отдавать их королю Феса. У короля есть обычай устраивать охоту в своей цитадели на огромном дворе, где находятся ящики, столь большие, что там может свободно, как он хочет, уместиться стоящий человек. Каждый ящик имеет дверцу, и внутри спрятан вооруженный человек. Льва выпускают на свободу во двор, и вооруженные люди открывают дверцы то с одной, то с другой стороны. Лев, увидев человека, сразу же бежит к нему. Когда лев оказывается рядом, человек закрывает дверцу, и это делается несколько раз, так что лев разъяряется. Затем во двор приводят быка, и между животными начинается кровопролитная битва. Если бык убьет льва, то на этот день праздник заканчивается. Если же быка убивает лев, то вооруженные люди должны выйти из клеток и драться с ним. Таких людей 12. В руках у них протазаны с железными наконечниками в полтора локтя. Если люди превосходят силой льва, король приказывает уменьшить их число. Когда же лев одолевает людей, король и его придворные убивают его из арбалетов, стоя на галерее, откуда обычно смотрят на это зрелище. Чаще всего случается, что лев, прежде чем умрет, кого-нибудь убивает, а других ранит. Награда, которую дает король бойцам, — 10 дукатов каждому и новая одежда. Эти бойцы — одни лишь жители горы Залаг, которые очень отважны. Те же, кто охотится на львов, — жители горы Зархун.

ВАЛИЛИ, ГОРОД НА ГОРЕ ЗАРХУН

Валили — город, построенный римлянами на вершине названной выше горы в то время, когда они владели Бетикой Гранады. Он весь окружен стеной из крупных обработанных камней с большими и высокими воротами. Стеной обнесено почти 6 миль земли. В давние времена Валили был также разрушен африканцами. Правда, когда раскольник Идрис пришел в эту область, 142 он сразу же взялся восстанавливать и заселять его, так что скоро он превратился в цивилизованный и охотно посещаемый город. Но после смерти Идриса 143 его сын оставил Валили и, как мы уже рассказывали, начал строить Фес. Тем не менее Идрис был там похоронен, и его могилу почитает и посещает почти все население Мавритании, потому что Идрис значил лишь немногим меньше, чем халиф, и происходил из рода Мухаммеда. 144 В настоящее время в этом городе не более двух или трех домов. В них живут те, кто ухаживает за могилой и поддерживает ее почитание. Земля вокруг Валили хорошо обработана. Там очень красивые сады и имения, так как в городе бьют два ключа. Ручьи протекают среди маленьких холмов и долин, на которых расположены эти имения. [177]

ДВОРЕЦ ФАРАОНА

Дворец Фараона — маленький древний город, построенный римлянами б на вершине невысокой горы, б немногим меньше, чем в двух (В тексте Рамузио: в восьми милях, с. 49) милях от Валили. Народ этой горы, а также многие историки твердо верят, что фараон — король Египта — построил город во времена Моисея и назвал его своим именем. Мне это не кажется правдоподобным, так как нет сведений, что фараон или египтяне когда-либо владели этой областью. А родилось это бестолковое мнение благодаря труду, носящему на их языке название «Книга слов Мухаммеда», который был составлен автором по имени ал-Калби. Этот труд говорит, что, по свидетельству Мухаммеда, было четыре короля, которые правили всем миром: двое правоверных и двое неверных. Правоверными были Александр Великий и Соломон, сын Давида. Неверными были Нимруд и моисеевский Фараон. Мне же несколько латинских букв, которые читаются на стенах, дают несомненную уверенность, что город был построен римлянами. В его окрестностях протекают две речки — с одной и с другой стороны города. Все долины, и холмы рядом с городом усажены оливковыми деревьями. Недалеко находится большой лес, где во множестве водятся львы и леопарды.

КРАСНЫЙ КАМЕНЬ

Красный Камень — это город на склоне той же горы, также построенный римлянами. Но он мал и слишком близок к лесу, так что львы доходят до самого города и едят выброшенные кости. Жители настолько привыкли к присутствию львов и постоянным встречам с ними, что их не боятся даже женщины и дети. Стена города сложена из больших грубых камней и высока, но большая часть ее разрушена, и город превратился сейчас в деревушку или деревню. Тамошние земли изобилуют оливковыми деревьями и зерном, так как они находятся рядом с равниной Азгара.

МАГИЛА

Магила — это древний маленький город, также построенный римлянами. Он стоит на вершине этой же горы с той стороны, которая обращена к Фесу. У этого города есть хорошие земли и в горах, изобилующих оливковыми деревьями, и на равнине, где много больших источников и собирают богатый урожай конопли и льна.

ЗАМОК СТЫДА

Это очень древний замок. Он был построен у подножия этой же горы, на главной дороге из Феса в Мекнес. Он был назван Замком Стыда потому, [178] что его жители были очень скупы, как это обычно бывает во всех городах, стоящих на дорогах. Говорят, что однажды там проезжал один король, и жители замка пригласили его обедать. Король принял приглашение. в Жители просили короля освободить их от этого грубого названия. в Король согласился. Жители города зарезали несколько баранов и по своему обычаю наполнили сосуды и бурдюки молоком, чтобы утром угостить короля. Но так как бурдюки были большими, каждый про себя подумал, что если налить туда половину воды, то никто этого не заметит. Так они и сделали. Утром король хотел отправиться в путь и не собирался завтракать. Однако его свита настояла. Когда же начали наливать молоко из бурдюков, увидели, что это вода. Узнав об этом, король рассмеялся и сказал: «Друзья, вы должны знать, что данную природой привычку изменить нельзя». С тем он и уехал.

г В настоящее время замок этот разрушен и пуст. г Его земли обрабатывают бедные арабы.

ОКРУГ БЕНИ ВАРИТИН

Этот округ находится на расстоянии 18 миль от Феса с восточной его стороны и весь покрыт холмами с очень хорошей землей, на которой родится много зерна. Местность там очень красива, и есть прекрасные пастбища для скота. В округе д около 200 деревень, д но дома в них жалкие. Жители — люди бедные. Они не выращивают виноградных лоз, не держат садов и не имеют никаких плодовых деревьев. Доходы с округа король обычно распределяет между своими братьями и сестрами, которые еще находятся в детском возрасте.

Возвращаясь к рассказу о его жителях, скажем, что они богаты зерном и шерстью, но плохо одеты и ездят верхом на ослах, так что даже их соседи насмехаются и глумятся над ними.

ОКРУГ АС-САИС

Ас-Саис — также округ, расположенный рядом с Фесом: в 20 милях к западу от города. Он целиком лежит на равнине. Молва говорит, что там было много замков и деревень. В настоящее время там не осталось ни следа, ни даже признака какого-нибудь здания. Но еще живы названия исчезнувших селений. Равнина простирается на запад приблизительно на 18 миль и на юг — на 20. Земли округа превосходны, но производят мелкое черное зерно. Колодцев и источников в округе мало. Округом всегда владели арабы, которые живут как деревенские жители. Король Феса отдал его кастеляну и правителю города. [179]

ГОРА ТОГАТ

Гора Тогат находится приблизительно в 7 милях е к западу от Феса. е Она очень высока, но неширока и простирается на восток до маленькой реки Бу Наср, что составляет около 5 миль пути. Вся обращенная к Фесу сторона горы, как и ее вершина, засажена виноградными лозами.

Сторона, обращенная к ас-Сиху, целиком служит для посевов зерна.

На вершине горы есть несколько гротов и пещер, уходящих под землю. Искатели сокровищ считают их тайниками, в которых римляне, покидая эту область, спрятали, как говорят, свои ценности. Зимой, когда никто не занимается виноградными лозами, эти странные и простодушные люди со своими инструментами как одержимые копают сами или поручают копать другим твердую каменистую почву. Однако толкуют, что никто ничего там не нашел.

Плоды на горе невзрачны и невкусны, точно так же виноград груб и на вид непригляден. И плоды и виноград созревают раньше, чем в других местах.

ГОРА ГУРАЙГУРА

Гурайгура — гора рядом с Атласом. Она удалена от Феса приблизительно на 40 миль. В ней берет начало река, которая течет на запад и впадает в реку Вахт. Эта гора стоит между двумя большими равнинами. Одна из них простирается в сторону Феса. Это тот округ, о котором мы говорили и который называется ас-Саис. Другая равнина простирается в южном направлении. Она называется Адаксан. Земли там очень хороши для посевов зерна и пастьбы скота. Эти равнины находятся в руках арабов, которых называют зуайр. Они вассалы короля. Король чаще всего назначает доходы с одной из равнин кому-нибудь из своих братьев. Каждая из них почти всегда приносит доход в 10 тысяч дукатов. Правда, этих арабов часто беспокоят другие арабы, называемые хусейн, которые живут в пустыне. Летом они приходят на равнину. Но король вовремя принимает меры для защиты, посылая туда кавалеристов и арбалетчиков. На всех этих равнинах есть прекрасные источники, прозрачнейшие речки, леса, в которых водятся такие спокойные и мирные львы, что мужчина или женщина может прогнать их палкой. Они никому не делают зла.

Перейдем теперь к области Азгар.

ОБЛАСТЬ ФЕСА АЗГАР

На западе (В тексте Рамузио: на севере, с. 49) область Азгар заканчивается у океана, на юге — у реки Себу. (В тексте Рамузио: на западе — у реки Бу Регрег, там же) На востоке она кончается у гор Гомера — частично у Зархуна и у подножия горы Залаг. На юге она доходит до реки Бу Наср. Эта [180] провинция представляет собой сплошную равнину с плодородной землей. Поэтому население ее было очень велико. Там были города и замки. Но вследствие давней войны они остались полностью разрушенными. В настоящее время не видно даже их следов, за исключением немногих маленьких городов, которые еще существуют и населены. В длину область простирается приблизительно на 80 миль, в ширину приблизительно на 60. Посреди нее протекает река Себу. Все ее население составляют арабы, которых называют ал-хлот, потомки ал-мунтафик. Они подчинены королю Феса и платят ему большую подать. Но они богаты и имеют все необходимое. Они определенно составляют цвет королевского войска, но король прибегает к их помощи только во время очень важных и опасных войн. Наконец, эта провинция снабжает продовольствием, скотом и лошадьми все горы Гомера и город Фес. Король имеет обыкновение проводить там всю зиму и весну, так как область очень приятна и климат ее здоровый. Там водится много косуль и зайцев, правда, мало лесов.

АЛ-ДЖУМА — ГОРОД В АЗГАРЕ

Джума — маленький город. Он построен африканцами в наше время на берегу ручья, на равнине, в начале этой области, или провинции. Через город проезжают, направляясь из Феса в ал-Араиш. От Ал-Джума до Феса около 30 миль. Город этот был многолюдным и цивилизованным. Но его разрушила война Саида, о которой упоминалось уже столько раз. В настоящее время там остались только ямы, в которых соседние арабы держат зерно. Они же оставляют там несколько шатров для его охраны. За городом находятся мельницы, на которых мелют зерно.

ГОРОД АЛ-АРАИШ

Ал-Араиш — город, построенный древними африканцами на берегу моря-океана, у впадения в него реки Лукос. Одна сторона города расположена на берегу реки, другая — на берегу океана. В то время, когда Арзила и Танджа принадлежали маврам, ал-Араиш был многолюдным. Когда же эти города попали под власть христиан, он оказался покинутым и был вновь заселен лишь около 20 лет тому назад одним из сыновей нынешнего короля.

Он хорошо укрепил ал-Араиш и всегда держал там солдат и запас продовольствия, так как он находился под постоянной угрозой португальцев. Город имеет порт очень неудобный для того, кто хочет войти в устье реки. Сын короля приказал построить там цитадель, в которой неотлучно пребывает капитан и 200 арбалетчиков, 100 аркебузьеров и 300 легких кавалеристов.

Город лежит среди болот и лугов, в которых ловят много угрей и водяных птиц. На берегах реки растут густые леса, где водятся [181]многочисленные львы и другие хищные звери. Жители города занимаются своим древним промыслом. Они жгут уголь и посылают его морем в Арзилу и Танджу, отчего у жителей Мавритании в ходу поговорка, — когда что-либо выглядит более важным, чем оно есть на самом деле: «Как корабли ал-Араиша с парусом из хлопка и грузом угля». В окрестностях этого города выращивается большое количество хлопка.

АЛ-КСАР АЛ-КЕБИР, ЧТО ЗНАЧИТ БОЛЬШОЙ ДВОРЕЦ

Это большой город, построенный во времена ал-Мансура, короля и халифа Марракеша, и по его приказу.

Рассказывают как быль, что однажды этот король охотился в окружающей местности и неожиданно был застигнут сильным дождем, который сопровождался ужасным ветром и мраком. Король сбился с пути, добрался к ночи до какого-то места и, не зная, где он, примирился с тем, что придется ночевать под открытым небом. В то время, когда он стоял без движения, боясь утонуть в болоте, он увидел свет. Судьба послала ему рыбака, который обычно ловил угрей в этих болотах. Король сказал ему: «Не могли бы вы указать мне, где стоянка короля?» Рыбак ответил, что она находится в 10 милях. Король просил рыбака проводить его туда. Но рыбак ответил: «Если бы вы были самим ал-Мансуром, я не повел бы вас туда в это время, так как боялся бы, что вы утонете в болоте». — «А что тебе до жизни ал-Мансура?» — спросил король. — «О, — воскликнул рыбак, — мне кажется, король заслуживает моей любви». Король продолжал: «Значит, ты получил от него какую-то большую милость». «Какую же большую милость можно получить от короля, — ответил рыбак, — чем справедливость, доброта и ласковость, которые он выказывает, управляя своим народом? Вот и я, бедный рыбак, вместе с женой и маленькой семьей могу проводить свою бедность в мире. Я выхожу из хижины в полночь и возвращаюсь туда, когда желаю. В этих долинах и диких местах нет никого, кто причинил бы мне зло. А вы, благородный человек, проведите эту ночь у меня, если вам угодно, а утром я провожу вас, куда только смогу». Король принял приглашение и отправился с добрым человеком в его хижину. Когда они добрались до нее, рыбак устроил лошадь короля и дал ей зерна и, поджарив угрей, поставил их перед королем, который тем временем сушил свою одежду перед пылающим огнем, как уж мог. Король не любил этой рыбы и спросил, нет ли у рыбака немного мяса. Бедный рыбак ответил: «Благородный человек, все мое богатство — одна коза и козленок, которого она еще кормит молоком. Но я считаю счастьем, что это животное сможет своим мясом воздать честь такому человеку, как вы, так как, если ваш вид меня не обманывает, вы кажетесь мне большим синьором». Не мешкая, он зарезал козленка и велел своей жене приправить и поджарить его. Король поужинал и отдыхал до утра. Рано утром он отправился из хижины в путь со своим любезным хозяином в качестве проводника. Они еще не вышли из болота, [182] как встретили множество встревоженных всадников и охотников, которые громко кричали и искали короля. Увидев его, все поспешили к нему. Тогда ал-Мансур обратился к рыбаку, сказал ему, кто он и что он всегда будет помнить о его любезности. Пока король находился в этих местах, он приказал построить прочные и красивые дворцы и много домов. При своем отъезде он отдал их в награду рыбаку, который попросил его в доказательство еще большей его доброты и щедрости обнести эти дворцы и дома стеной. И это было сделано. Рыбак стал синьором нового маленького города. Город рос день ото дня, так что за короткое время благодаря изобилию области в нем стало 400 очагов. Король имел привычку проводить все лето в окрестностях города, и это также было причиной его процветания.

У стен города протекает река Лукос. Иногда она так разливается, что входит в городские ворота. В городе много ремесленников и купцов, много храмов, учебная коллегия и больница. В нем нет ни источников, ни колодцев, и жители пользуются цистернами. Они люди добрые и щедрые, но, пожалуй, простодушные. Они хорошо одеваются и носят большие куски хлопчатобумажной ткани вроде простыни, в которые заворачиваются.

За городом находятся многочисленные сады и имения с очень хорошими плодами. Но виноград плохой на вкус, так как почва там луговая. По понедельникам в его окрестностях бывает базар, на который приходят все соседние арабы. В мае жители обычно отправляются ловить птиц и ловят очень много горлинок. Земля там действительно очень плодородна и часто дает урожай в 30 раз больше, чем посеяно. Но жители могут обрабатывать землю только на расстоянии около 6 миль от города, так как их беспокоят португальцы, живущие в Арзиле. Город же удален от Арзилы не более чем на 18 миль, него капитан также немало вредит португальцам, так как у него 300 всадников. Часто в набегах он доходит до самых ворот Арзилы.

Комментарии

69 Горшечники и сейчас располагаются там же, т. е. у ворот Победы — Баб Фтух.

70 Это мечеть андалузцев — Джами ал-Андалусийин.

71 Значение слова “табаккино”, очевидно, связано со словом “табак”. А. Эполяр говорит об этом следующее: “Маловероятно, что речь идет о курении табака, автор, должно быть, употребил это название для обозначения места, где курили киф, тем более что табак еще не был в употреблении в Марокко в эпоху Льва Африканского. Табак, который был привезен в Европу из Америки и употребление которого было воспринято первыми европейцами, жившими в Америке, должно быть, распространился во второй половине XVI в. Он же говорит об одном тексте ал-Уфрани, где якобы содержится намек на проникновение табака в Марокко в самом конце XVI в.” (Эполяр, с. 203).

72 Растение Citrus bergamia Rosso семейства Rutaceae.

73 Т. e. к Новому Фесу, по-арабски — Фес Джадид, — который был построен в 1276 г.

74 Это алморавидская касба.

75 Мечеть, которая в настоящее время называется Бу Джелуд.

76 Он называется по-арабски кади.

77 Т. e. мухтасиба.

78 См. ч. II, примеч. 4.

79 Вряд ли это описка Льва Африканского. Вероятно, он хотел отметить религиозный характер брака мусульман.

80 Такой настенный коврик по-арабски называется хайати.

81 Из данного упоминания можно заключить, что Лев Африканский предполагал объединить оба сочинения в одной рукописи.

82 Праздник, который приходится на 12-й день месяца раби I и называется мулуд.

83 Т. е. со времени правления Абу Сайда Османа в 1398 г.

84 Как сосчитал А. Эполяр, таможенный сбор берется за 120 000 кож (Эполяр, с. 216).

85 Сахакат — лесбиянки. То же значение имеет и итальянское или латинское слово “fricatrices”, букв, трущиеся.

86 Что по-арабски значит: читающие заклинание, заклинатели, волшебники.

87 Зайрадж — гадание, которое производилось с помощью рисунка, состоящего из концентрических кругов, размеченных буквами. Путем толкования различного сочетания букв и цифр гадатели получали искомый результат.

88 Записи Ибн Халдуна о зайрадже содержатся в его “Мукаддиме” и отличаются трудностью понимания.

89 В 710 — 712 гг. Это аскетическое учение в исламе. Наиболее крупным и типичным представителем этого учения был Ал-Хасан ибн Абу-л-Хасан ал-Басри (ум. в 728 г.). Немного позже приверженцы этой догмы стали называться суфиями.

90 См. ч. I, примеч. 33.

91 3 сафара 656 г. хиджры — 11 февраля 1258 г. Монголы Хулагу-хана взяли Багдад, город был разграблен и сожжен. Последний халиф ал-Мустасим был убит.

92 Ал-кутб по-арабски значит “полюс, вершина”. В религиозной иерархии мистиков кутбом называли человека, в котором в наибольшей степени воплотилось божественное знание, благодаря чему он становился равным божеству. Кутба выбирали из числа автадов.

93 В астрономии и астрологии слово “автад” обозначало различные положения солнца в разных частях неба, которые назывались “домами”. В иерархии мусульманских святых в среде мистиков автад — это класс святых, число которых составляет 40 человек. О них и сообщает автор.

94 “Сирру-л-асма ал-хусна” — трактат по каббалистике. Название в переводе с арабского значит “Тайна прекрасных имен”, имеется в виду имен бога.

95 Суввах — по-арабски значит путешественник (ед. ч. — са'их). Так назывались на мусульманском Востоке бродячие подвижники-аскеты. Лев Африканский, переводя это слово на итальянский язык, приравнивает их к европейским отшельникам, имея в виду главную суть их учения — уход от жизни.

96 Так Лев Африканский называет шиитское течение в исламе.

97 Титул персидских шахов Сефевидской династии.

98 Искатели сокровищ — от арабского слова “кянз” — “сокровище”, которое возможно, восходит к латинскому “ценз”.

99 Сельджукский султан Масуд.

100 Это предместье называлось Марс, что значит место, изрытое силосными ямами. Ямы находились на площади, перед воротами Баб ал-Гадр (Ворота измены). Дома предместья стояли на берегу реки, и при появлении полиции посетители домов бросались в реку и скрывались в садах на другом берегу.

101 Т. е. исчезновение пигментации на коже при различных болезнях. Предместье прокаженных находилось, вероятно, западнее ворот Баб Гиса. В других городах Марокко такие предместья прокаженных назывались “хара”, т. е. просто “квартал”.

102 Согласно Л. К. Мармолю, это предместье называлось ал-Кифан, что значит две скалы, в которых прорыты пещеры (Эполяр, 229).

103 По сведениям Л. К. Мармоля, это предместье называлось Сук ал-Хамис, т. е. Рынок четверга. По определению А. Эполяра, предместье находилось рядом со старыми карьерами, к северу от касбы Шарарда (Эполяр, 229).

104 В действительности от города до предместья не более полумили, т. е. около 800 м.

105 В действительности меньше 3 миль, т. е. 4.8 км.

106 В 1670 г. рядом с городом была построена касба Шерарда, которая разделила рынок на две части. Рядом с воротами Баб Махрук располагались мелкие торговцы, а к западу и к северу от касбы происходила продажа скота. Однако после этого рынок потерял свое значение. Обычай сообща приобретать барана имеет, вероятно, параллели во многих странах. Известно во всяком случае об аналогичном обычае в Армении. В настоящее время А. Эполяр засвидетельствовать его не мог (Эполяр, с. 230).

107 Эти рвы существуют и сейчас. Л. К. Мармоль называл этот ров Африган. Он находится рядом с построенной в 1580 — 1590 гг. Бордж Норд, т. е. Северной башней (Эполяр, с. 230).

108 Поселок носил название ал-Кассарин. Это название дает Л. К. Мармоль. А. Эполяр переводил его как “белильщики, отбеливатели”, однако мне не удалось найти подходящего слова в арабском языке с указанным значением (Эполяр, с. 230).

109 В настоящее время этот способ отбелки не практикуется, а река Уэд Фес потеряла свой лазурный цвет.

110 Т. е. после смерти Мухаммеда аш-Шейха, в 1504 г.; в период правления Мухаммеда Португальца книга была подарена брату.

111 Гробницы Маринидов находились на вершине холма, которая называлась тогда ал-Кулла. В настоящее время от них остались одни лишь развалины.

112 Эта равнина называлась Зуага. Ее размеры соответственно составляют 25 км в ширину в 50 км в длину.

113 В этой местности была распространена малярия.

114 По-арабски Фес Джадид, или (в марокканском произношении) Фес Ждид.

115 Закладка города произошла 23 марта 1276 г.

116 Это был Йагморасен ибн Заййан.

117 По-арабски — Мединат ал-Байда.

118 В действительности около полумили, т. е. 800 м.

119 Тюркская гвардия султана. А. Эполяр говорит, что это были гуззы (Эполяр, с. 233).

120 Цекка — монетный двор. Слово происходит от арабского глагола “сикка”, что значит “чеканить монету”. Оно вошло во все языки Ближнего Востока и из них — во многие европейские, в том числе и в русский, в котором существует слово “цехин”, происходящее от этого же корня и попавшее через турецкий язык.

121 Т. е. тюркская гвардия.

122 Абу Сайд Осман, который правил в 1398 — 1421 гг.

123 Этот квартал назывался Меллах — слово, которое сначала стало синонимом еврейского квартала, а потом распространилось и в другие города Марокко, где так стали называться еврейские кварталы.

124 Изгнание иноверцев из Испании началось сразу же после завершения реконкисты в 1492 г. Все евреи, не перешедшие в христианство в 1493 г., были лишены имущества и изгнаны из Испании.

125 Исправление в тексте 140 на 240 вызвано простым расчетом: как определяет А. Эполяр, описаний примерно соответствует 914 г. хиджры — 1508 г. Известно, что Новый Фес был основан в 674 г. хиджры. Разница между этими двумя датами и составляет 240 лет (Эполяр, с. 234).

126 Воду получали из источника Айн Умайар, расположенного в южной стороне от Феса.

127 Говоря о проповедниках, автор имеет в виду алмохадов, под народом ламтуна он подразумевает алморавидов.

128 Вероятно, Лев Африканский считает алморавидское движение джихадом, т. е. священной войной, направленной против еретиков, под которыми он мог понимать либо берберов бергвата, либо, что более вероятно, шиитов Фатимидов.

129 В тексте употреблено слово “custodi” — буквально — сторожа. Такой титул или такая должность существовали в придворной иерархии папского двора в Риме, но что он значит в точности в применении к двору султанов Феса, — неизвестно. Л. Массиньон, специально занимавшийся этим вопросом, идентифицировал этот титул с титулом каидарраха. По всей вероятности, он означает “начальник покоя, начальник отдыха”.

130 Канонический налог зекат, который измерялся обычно суммой в 2.5%, но не на доход, а на капитал или на все имущество. Второй канонический налог — садака — собирался и рассматривался как урегулированная и централизованная добровольная милостыня. В комментарии на это место А. Эполяр называет зекат налогом в 2.5 динара на каждые 100 динаров и считает, что это и есть садака (Эполяр, с. 238). Однако текст Рамузио не дает для этого основания.

131 Налог в одну десятую часть дохода — ашура, правильнее ушр, взимался на общественные нужды общины мусульман. Ушр часто употреблялся в значении “садака” и “зекат”. Характер употребления этого налога менялся.

132 Словом “капитан” Лев Африканский передает арабский термин “каид”, что значит вождь, руководитель.

133 Все это сооружение из ткани, построенное в виде крепости, называлось афраг.

134 В1411 — 1412 гг.

135 Этим святым, очевидно, и был Сиди Ахмед ал-Бернуси, по имени которого назван город Уббад.

136 Название города Завия в целом соответствует понятию “богадельня”.

137 Абу Йакуб Йусуф был убит 30 мая 1307 г.

138 Абсолютная высота этой вершины — 876 м над ур. м. и 670 м над долиной Себу.

139 А. Эполяр, очевидно получив свои сведения на месте, сообщает, что этот округ назывался Лемта (Эполяр, с. 243).

140 Т. е. налог ашура, или ушр. См. примеч. 131.

141 В действительности расстояние составляет 20 миль — 32 км.

142 Это было в месяц раби I 172 г., что соответствует времени с 9 августа 788 г.

143 В 791 г.

144 Речь идет об Идрисе-отце, т. е. Идрисе ибн Абдаллахе, а не о его сыне Идрисе ибн Идрисе. О последнем известно, что он умер в Фесе и был похоронен в своей мечети, т. е. мечети шурфа, или мечети шерифов. Его могила исчезла давно. Уже в 1348 г. во время ремонта мечети была обнаружена неизвестная могила. Религиозные авторитеты того времени дали заключение, что это была могила Идриса ибн Идриса. В настоящее время могила пользуется большим почитанием в народе. Лев Африканский о ней не сообщает. Отсюда неизбежно следует, что либо в его время эта могпла не пользовалась такой большой славой, либо он не верил, что она принадлежит Идрису ибн Идрису. Последнее предположение подкрепляется одним древним сообщением, согласно которому Идрис ибн Идрис умер в Валили 28 августа 828 г. в возрасте 38 лет и был похоронен на городском кладбище рядом с могилой своего отца.

Текст воспроизведен по изданию: Лев Африканский. Африка - третья часть света. Л. Наука. 1983

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.