Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГРИГОРИЙ КОТОШИХИН

О РОССИИ В ЦАРСТВОВАНИЕ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА  

Глава 11.       О царских,  и властелинских, и монастырских, и вотчинниковых и помещиковых крестьянех.  

1.   О царских  крестьянех,  кто  их  судит,  и  с тех крестьян о      доходех денежных и о всяких податех.  

2.   О властелинских и монастырских крестьянех.  

3.   О боярских  и  иных  всяких  чинов  людей,   помещиковых   и      вотчинниковых,  крестьянех, как их владеют, и о податех, как      они на себя и на царя собирают.  

4.   Будет которой  помещик  и  вотчинник  учинит  над  крестьяны      своими смертное убойство,  или иное злое наругателство,  или      над женами их и дочерми что нибудь худое.  

5.   О ворех, о разбойниках и иных, которые объявятца в царских и      в помещиковых и в вотчинниковых селах и деревнях.  

6.   О крестьянех,  сколко  будет  числом  за  самим царем,  и за      патриархом,  и за митрополиты  и  за  иными  властми,  и  за      монастыри,  и  за  боярами  и  ближними людми,  и за всякими      помещики и вотчинники дворов.  

 

Глава 12.       О торговле царской.  

1.   У Архангелского города хлебом,  пенкою,  поташъю, смолчюгою,      шолком сырцом, ревенем, и откуды тем товаром приход.  

2.   Торговля в Понизовых городех, рыбная, соляная.  

3.   С Персидцкими купчинами.  

4.   З Гречаны.  

 

Глава 13.       О житии бояр, и ближних, и иных чинов людей.  

1.   О домех их боярских,  и о церквах, и о пении божественном, и      о попех.  

2.   О праздничных днех, и о гостех, и о обедех и о ествах; и как      жены их,  или замужни дочери, пред обедом, выходят подчивать      гостей, и о поклонех, и о целовании.  

3.   Кому лучитца женитись самому,  или сына,  или дочь и  сестру      выдать замуж, о сватовстве и о записях свадебных.  

4.   Которой человек,  зговоря невесту, не похочет за себя взяти,      или не похочет за жениха выдать невесты.  

5.   О свадбе , каким обычаем бывает веселие.  

6.   На другой день свадбы как жених и невеста ходят в  мылни,  и      созывают к обеду гостей, и как жених ездит с свадебным чином      ударить челом царю, и о обедех, и о дарех.  

7.   О указе попу, как ему кого венчати и каких людей.  

8.   О вдовцех,  которые женятся на  девках,  или  вдовы  которые      пойдут  за  холостых,  и  о  вдовцах же,  которые женятся на      вдовах, о свадбе их и о венчании.  

9.   О столниках и иных чинов о людех, каким обычаем у них бывают      свадбы, и как они в домех своих живут.  

10.  У которого  отца и матери есть две или три дочери девицы,  и      одна будет увечна,  а кто  учнет  свататца  и  вместо  худой      показывают добрую,  а замуж выдадут худую,  не тое,  которую      показывали;  а как кто на худой женится,  каким он обычаем с      нею живет.  

11.  О челобитье патриарху которых людей невестами обманывают,  и      против того челобитья о сыску и о указе.  

12.  У которого отца одна дочь увечная, или ростом невелика.  

13.  О девицах увечных.  

14.  Которой жених смотрит невесты сам,  а смотря  не  возмет,  и      обесчестит словами, и другим людем свататца розобьет.  

15.  Которой человек  выдаст  дочь  свою  замуж,  а  она,  живучи      замужем,  родя детей или  не  родя,  умрет,  о  приданых  ее      животах.  

16.  О боярских  дворовых  людех,  о  мужском и женском полу,  по      сколку кто в домех своих может держати и  по  чему  им  дают      жалованья.

 


Глава 11,  а в ней 6 статей. О царских,  и властелинских,  и помещиковых, и вотчинниковых крестьянех.

     1. Царских дворцовых сел и  волостей  крестьян  судят  их  и росправу  чинят  на  Москве  во  Дворце,  и  в селех и в волостях приказщики,  по грамотам,  во всяких  делех,  кроме  уголовных  и розбойных  и  татиных  и  пожегных  дел.  А в-ыных царских черных волостях,  где приказщиков не бывает,  учинены судейки, человек с 10,  выборные люди, тех же волостей крестьяне: и судятца меж себя по царским грамотам и без грамот,  кроме уголовных же и розбойных дел.  А доходы денежные и иные собирают они сами меж себя, сколко с кого доведется,  смотря по их промыслам, и животам, и по земле, сколко  под  кем  лежит  земли  и  сеетца  хлеба и коситца сенных покосов.

     2. Патриарх,  и митрополиты,  и архиепископы,  и епископы, и монастыри,  ведают  своих  подданных крестьян против того ж,  как ведают в царском Дому его крестьян во  всяких  делах  и  податех, кроме розбойных и иных великих уголовных дел.

     3. Бояре, и думные, и ближние, и всяких чинов люди, помещики и  вотчинники,  ведают  и  судят  своих  крестьян  во  всяких  их крестьянских  делех,  кроме розбойных же и иных воровских дел.  А подати царские с крестьян своих велят собирати старостам и  людям своим,  и  отдавать  в царскую казну,  по указу царскому;  а свои подати кладут они на крестьян  своих  сами,  сколко  с  кого  что взяти.зяти.
     А как тем бояром и иным вышеписанным чином даются поместья и вотчины:  и им пишут в жаловалных грамотах, что им крестьян своих от сторонних людей от всяких обид и налог остерегати и стояти,  а подати с них имати по силе,  с кого что мочно взяти,  а не  через силу, чтоб тем мужиков своих ис поместей и из вотчин не розогнать и в нищие не привесть,  и  насилством  у  них  скота  и  животины никакой  и  хлеба  всякого  и  животов  не имати,  и ис поместных деревень в вотчинные деревни на житье не  переводити,  чтоб  одно место опустошить,  а другое обогатить.  А будет которой помещик и вотчинник,  не хотя за собою  крестьян  своих  держати,  и  хочет вотчинных  крестьян  продати,  и наперед учнет с них имати поборы великие,  не против силы,  чем бы привести к нуже и к бедности, а себя  станет  напалнивать  для  покупки  иных вотчин:  и будет на такого помещика и вотчинника будет челобитье, что он над ними так чинил, и сторонние люди про то ведают и скажут по сыску правду, и у таких помещиков и вотчинников поместья их  и  вотчины,  которые даны  будут от царя,  возмут назад на царя,  а что он с кого имал каких поборов через силу и грабежем,  и то на нем велят  взять  и отдать  тем крестьяном;  а впредь тому человеку,  кто так учинит, поместья и вотчины не будут даны  до  веку.  А  будет  кто  учнет чинить таким же обычаем над своими вотчинными куплеными мужиками: и у него тех крестьян возмут безденежно, и отдадут сродственником его, добрым людем, безденежно ж, а не таким разорителям.

     4. А будет которой боярин и думной и ближней человек,  или и всякой помещик и вотчинник,  учинит над крестьяны своими убойство смертное,  или  какое  наругателство,  нехристиянским обычаем,  и будут на него челобитчики:  и такому злочинцу  о  указе  написано подлинно  в  Уложенной Книге.  А не будут на него в смертном деле челобитчики,  и таким делам за мертвых  людей  бывает  истец  сам царь.царь.
     А будет учинять над подданными своими,  крестьянскими женами и дочерми,  какие блудные дела,  или у жонки выбьют робенка,  или мученая  и  битая  с  робенком умрет,  и будет на таких злочинцов челобитье:  и по их челобитью отсылают  такие  дела,  и  исцов  и ответчиков, на Москве к патриарху, а в городех к митрополитом и к архиепископом и к епископу,  и судят такие дела  и  указ  по  них чинят,  до чего доведетца,  у них на дворех,  а в царском суде до того дела нет.

     5. А будет в царских селех и в волостях,  и в помещиковых  и вотчинниковых селех и деревнях,  объявятся воры, розбойники, тати и пожегшики,  и иные злочинцы:  и таких сыскивая велено  отсылати Московским к Москве в Розбойной Приказ,  а городовым в городы,  к воеводам и к губным старостам;  а самим вотчинником и помещиком в таких делех сыскивати и указ чинити никому не велено.

     6. А  будет  у  самого  царя  под  Москвою,  и  в  городех в дворцовых волостях и  селех,  крестьян  с  30,000  дворов,  кроме бобылей.  Да  в  царских же черных волостях и слободах крестьян с 20,000 дворов.
     За патриархом,  под  Москвою  и  в  городех,  в  селех  и  в волостях, будет крестьян болши 7,000 дворов.
     За четырмя митрополиты:  за Новгородцким,  за Казанским,  за Ростовским, за Крутитцким, под Москвою и в городех, в вотчинах их домовых в селех и в деревнях, за всеми, крестьян с 12,000 дворов.
     За десятью архиепископами:  за Астараханским,  за Сибирским, за  Псковским,  за  Смоленским,  за  Тверским,  за  Вятцким,   за Резанским,  за Полотцким,  за Вологотцким,  за Суздалским,  да за одним Коломенским  епископом,  под  Москвою  ж  и  в  городех,  в вотчинах их домовых, за всеми, крестьян с 16,000 дворов.
     За монастыри,  которые писаны в Уложенной Книге,  в вотчинах их монастырских в селех и в деревнях, за всеми, крестьян с 80,000 дворов. Да за монастыри ж, которые в лествице и в Уложенной Книге не написаны, крестьян с 3,000 дворов.
     За бояры,  и околничими,  и думными и ближними людми,  и  за столники,  за стряпчими,  и за дворяны, и за дьяки, и за жилцы, и за городовыми дворяны,  и за детми боярскими,  и за мурзами и  за Татары,   и   за   дворовыми  и  конюшенного  чину  людми,  и  за переводчиками,  и за подьячими,  и за толмачами,  и за вдовами  и девицами,  в поместьях их и во всяких вотчинах крестьян по 2 и по 3 и по 4 двора,  и по 5 и по 10 и по 15 и по 20 и по 30 и по 40 и по  60 и по 80 и по 100 и 150 и по 200 и по 300 и по 500 и по 700 и по 1000 и по 2000 и по 3000 и по 5000 и по 7000 и по  10,000  и 12,000 и по 15,000 дворов за человеком,  по чину их и по чести; и кто дослужится,  за иным боярином есть блиско 17,000 крестьян,  а за иным толко со 100 и с 200 дворов.  Кто бывает счастлив службою своею и после сродичей своих,  и за тем  бывает  много,  а  иному после сродичей своих не достанется ничего, и живет с малого: и по тем их вотчинам и поместьям таково их житье.  И за всеми за  теми чинами сколко будет числом крестьянских и бобылских дворов,  того написати не мочно.

Глава 12,  а в ней 4 статьи.  О торговле царской.

     1. У  Архангелского  города  торговля  -   хлебом,   пенкою, поташью, смолчюгою, шолком сырцом, ревенем. А собирают тот хлеб в Поморских и в  Понизовых  городах,  с  уездных  чорных  слобод  с крестьян,  и  закупают  тот  хлеб  и пенку во многих городех,  на царские казенные денги ис Приказу Болшого Приходу;  и с приезжими иноземцы меняют на всякие товары,  и продают на денги. Поташные и смолчюжные  заводы;  учинены  буды  в  царских  диких  лесах,  на Украйне,  такъже  и бояр и околничих и думных и ближних людей,  и гостей и торговых людей,  буды учинены в тех же и в-ыных  царских лесах,  на откупу; а сверх откупу на царя берут поташи и смолчюги десятую  бочку.  И  те  товары,  хлеб,  пенку,  поташ,   смолчюгу провадять  к  Архангелскому городу на царских ямских подводах,  и наймуют. Ревень присылается из Сибири, собирают с таможилцов.

     2. Торговля на Низу - учюжные рыбные промыслы,  что остается за  дворцовым  обиходом;  такъже  и  соль ламают и варят и возят, вверх по Волге реке,  до Казани и до Нижнего и до Москвы.  И  тое рыбу  и  соль,  что  остаетца за царским росходом,  на Москве и в городех продают всякого чину людем.

     3. С Персидцкими купчинами - шолком,  сырцом  и  вареным,  и всякими  тамошними  товарами,  в  Астарахани,  и  в Казани,  и на Москве.  А ценят те Персицкие товары по тамошней их цене, по чему купят  в  Персии,  а на Москве за те товары дают ис царские казны соболи и иную мяхкую рухлядь,  а ценят тое мяхкую рухлядь  против роздачи  с прибавкою.  А как те купчины бывают в Астарахани,  и в Казани,  и на Москве: и им даетца до поезду их царское жалованье, корм и питье, и суды, в чем им ехать водою, и гребцы, безденежно.

     4. Гречаня  -  приезжают к Москве ежегодь и привозят с собою товары всякие:  сосуды столовые и питейные, золотые и серебряные, с каменьем с алмазы и сь яхонты и с-ызумруды и с лалы, и золотные портища,  и конские наряды,  седла и муштуки и узды и чапраки  со всяким каменьем,  и царице и царевнам венцы и зарукавники и серги и перстни с розными ж каменьи, немалое число.
     А приехав те товары царю подносят они в дарех;  а после того те  товары ценят торговые люди,  иноземцы и мастеры,  по тамошней Турецкой оценке;  а вместо того даетца им соболми ж и рухлядью. И таких  товаров  на  всякой  год покупаетца множество,  потому что бояром и иных чинов людем купити окроме царя никому не волно, а в царскую казну приходят они якобы даром.
     А бывает  тех Гречан на год по 50 и по 100 человек,  и живут на Москве для продажи многие годы;  и  даетца  им  корм  и  питье доволное.  А которые товары подносят они царю,  а в царскую казну те товары не годятца:  и им те товары отдаютца назад,  и волно им продати всякого чину людем.

Глава 13,   а в ней 16 статей.  О житии бояр, и думных, и ближних, и иных чинов людей.

     1. Бояре и ближние люди живут в домех своих,  в каменных и в древяных,  без великого устроения и призрения;  и живут з  женами своими и з детми своими покоями. Да у них же болших, не у многих, бояр учинены на дворех своих церкви;  а у которых церквей нет,  и они  болшие  и середних статей бояре,  которым поволено держати в домех  своих  попов,  заутреню  и  часы  и  молебен   и   вечерню отправливают  у  себя,  в своих хоромех,  а у обедни они бывают в церквах,  кто где прихож,  или где похочет; а в домех у них своих окром  церквей  обедни  не  бывает ни у кого;  и дают они бояре и ближние люди попом своим жалованье, по зговору, погодно, и дается женатым  людем  попом  помесечной корм и ествы и питье,  а вдовые попы  едят  з  боярами  своими  вместе  за  столом,  у  кого  что прилучилось.

     2. А  в  которые  дни  бывают празники Господския,  или иныя нарочитыя,  и имянинные, и родилные, и крестилные дни: и в те дни друг з другом пиршествуют, почасту.
     Ествы ж обычай готовить,  попросту,  без приправ, без ягод и сахару и  бес  перцу  и  инбирю  и  иных  способов,  малосолны  и безуксусны.  А как начнут ести, и в то время ествы ставят на стол по одному блюду, а иные ествы приносят с поварни и держат в руках люди  их,  и  в которой естве мало уксусу и соли и перцу,  и в те ествы прибавливают на столе: а бывает всяких еств по 50 и по 100.
     Обычай же таковый есть:  пред обедом велят выходити к гостем челом  ударить женам своим.  И как те их жены к гостем придут,  и станут в полате,  или в-ызбе, где гостем обедать, в болшом месте, а  гости  станут  у  дверей,  и  кланяются  жены  их гостем малым обычаем, а гости женам их кланяются все в землю; и потом господин дому бьет челом гостем и кланяетца в землю ж, чтоб гости жену его изволили целовать,  и наперед,  по прошению гостей,  целует  свою жену  господин,  потом гости един по единому кланяются женам их в землю ж,  и пришед целуют,  и поцеловав отшед потомуж кланяются в землю, а та кого целуют, кланяетца гостем, малым обычаем; и потом того  господина  жена  учнет  подносити  гостем  по  чарке   вина двойного,  или  тройного  з  зельи,  величиною  та чарка бывает в четвертую долю квартаря,  или малым болши;  и тот господин  учнет бити  челом  гостем  и кланяетца в землю ж,  сколко тех гостей ни будет всякому по поклону, чтоб они изволили у жены его пити вино; и  по  прошению  тех гостей,  господин прикажет пити наперед вино жене своей,  потом пьет сам,  и подносят  гостем,  и  гости  пред питием вина и выпив отдав чарку назад кланяютца в землю ж;  а кто вина не пьет,  и ему вместо вина романеи, или ренского, или иного питья  по  купку;  и по том питии,  того господина жена поклонясь гостем пойдет в свои покои,  к гостем же, к бояроням тех гостей к женам. А жена того господина, и тех гостей жены, с мужским полом, кроме свадеб, не обедают никогда, разве которые гости бывают кому самые  сродственные,  а  чюжих  людей не бывает,  и тогда обедают вместе.  Таким же обычаем,  и в обед, за всякою ествою господин и гости пьют вина по чарке,  и романею, и ренское, и пива подделные и простые, и меды розные. И в обед же, как приносят на стол ествы круглые  пироги,  и  перед  теми  пирогами выходят того господина сыновни жены,  или дочери замужние,  или кого сродственных  людей жены,  и  те  гости  встав и вышед из за стола к дверям тем женам кланяютца,  и мужья тех жен потомуж кланяются и бьют челом,  чтоб гости жен их целовали и вино у них пили;  и гости целовав тех жен и пив вино садятца за стол,  a жены пойдут по прежнему где сперва были.  А  дочерей  они  своих  девиц  к  гостем  не  выводят и не указывают никому, а живут те дочери в особых далних покоях. А как стол  отойдет,  и  по  обеде господин и гости потомуж веселятца и пьют друг про друга за здоровья,  розъедутца по домом.  Таким  же обычаем  и  боярыни  обедают и пьют меж себя,  по достоинству,  в своих особых покоях; а мужского полу, кроме жен и девиц, у них не бывает никого.

     3. А  лучитца  которому  боярину  и ближнему человеку женити сына своего, или самому, или брата и племянника женити, или дочь, или сестру и племянницу выдать замуж: и они меж себя кто сведав у кого невесту посылают к отцу тое невесты,  или к  матере,  или  к брату,  говорити  друзей  своих  мужеск пол или женской,  что тот человек прислал к нему,  велел говорити  и  спросити,  ежели  они похотят  дочь свою или иного кого выдать замуж за него за самого, или за иного кого, и что будет за тою девицею приданого, платьем, и денгами,  и вотчинами и дворовыми людми.  И тот человек,  будет хочет дочь свою,  или иного кого, выдать замуж, на те речи скажет ответ,  что он девицу свою выдать замуж рад, толко подумает о том з женою своею и с родичами, а подумав учинит им отповедь которого дни  мочно;  а  будет  дать  за  него не хочет,  ведая его что он пьяница, или шаленой, или иной какой дурной обычай за ним ведает, и  тем  людет откажет,  что ему дати за такова человека не мочно, или чем нибудь отговоритца и откажет.
     А будет умыслит за него выдать, и жена и сродичи приговорят: и  он  изготовя  роспись,  сколко  за тою девицею даст приданого, денег и серебряные и иные посуды и платья  и  вотчин  и  дворовых людей,  пошлет к тем людем, которые к нему от жениха приходили, а те люди отдадут жениху;  а дочере,  или кому  нибуди,  о  том  не скажут  и  не ведает до замужства своего.  И будет тому жениху по тому приданому та невеста полюбитца,  посылает к невестину отцу и к  матере  говорить,  прежних же людей,  чтоб они ему тое невесту показали;  а как те посланные люди придут и говорить о том учнут, и  отец  или мать тое невесты скажут,  что они дочь свою показать ради,  толко не ему самому жениху, отцу или матере или сестре или сродственной  жене,  кому он жених сам верит.  И по тем их словам посылает жених смотрити мать свою,  или сестру,  на которой  день приговорят:  и  тое  невесты отец и мать к тому дни готовятся,  и невесту нарядят в доброе платье,  и созовут  гостей  сродственных людей,  и  посадят  тoе  невесту  за  стол;  а как та смотрилщица приедет,  и ей честь воздав, посадят за стол подле тое невесты, и сидячи  за  столом,  за  обедом,  та  смотрилщица  с тою невестою переговаривает о всяких делах,  изведиваючи ее разуму и  речи,  и высматривает  в лицо и в очи и в приметы,  чтоб сказать приехав к жениху,  какова она есть; и быв малое, или многое время, поедет к жениху.  И  будет той смотрилщице та невеста не полюбитца,  и она скажет жениху,  чтоб он к ней болши того не сватался,  присмотрит ее,  что она глупа,  или на лицо дурна,  или на очи не добра, или хрома, или безъязычна, и тот жених от тое невесты отстанет прочь, и  болши того свататца не учнет;  а будет та невеста полюбилась и скажет тому жениху, что добра и разумна и речью и всем исполнена, и  тот  жених  посылает к невестину отцу и к матере тех же первых людей, что он тое невесту излюбил, и хочет с ним учинить зговор и записи написать, что ему на ней женитца на постановленной срок, а они б потомуж тое невесту за него выдали на тот же  срок.  И  тое невесты  отец  и  мать  приказывают  с  теми  присланными людми к жениху, чтоб он приехал к ним для зговору с неболшими людми, кому он в таком деле верит,  того дни до обеда или по обеде;  и скажет им день,  когда к нему быть,  и к тому  дни  готовитца.  И  жених дождався того дни, нарядясь, с отцом своим или с сродичами, или з друзьями,  кого любит,  поедет к невестину  отцу  или  матере;  а приехав,  и  невестин  отец  и  сродственные встречают их и честь воздадут,  как годитца,  и идут в хоромы и  садятца  по  чину;  а посидев учнет говорить от жениха отец, или иной сродственник, что они приехали к ним для доброго дела,  по его приказу;  и господин дому своего отвещает, что он рад их приезду и хочет с ними делать зговорное дело. И они меж себя, с обе стороны, учнут уговариватца о всяких свадебных статьях и положат свадбе срок,  как кому мочно к тому времяни изготовится,  за неделю и за месяц и за полгода  и за год и болши;  и учнут меж себя писати в записех свои имена,  и третьих,  и невестино,  а напишут, что ему по зговору тое невесту взять на прямой уставленной срок, без пременения, a тому человеку невесту за него выдать на тот же срок,  без пременения; и положат в том писме меж собою заряд, будет тот человек на тот уставленной срок тое девицы не возмет,  или тот человек своей девицы на  срок не  выдаст,  взяти  на  виноватом 1000 или 5000 или 10,000 рублев денег, сколко кто напишет в записи. И сидев у него в гостях, едчи и  пив  поедут  к  себе,  а  невесты ему не покажут и невеста его жениха не видает;  а выходит в то время ширинкою дарити жениха от невесты мать, или замужня сестра, или чья сродственная жена.

     4. И  после того зговору жених проведает про тое невесту или кто с стороны хотя тое  невесту  взять  за  себя,  или  за  сына, нарочно  тому жениху розобьет,  что она в девстве своем не чиста, или глуха,  или нема,  или увечна,  и что  нибудь  худое  за  нею проведает,  или  скажут,  и  тот  человек  тое невесты за себя не возмет,  и тое невесты отец или мать бьют челом о том  патриарху, что он по зговору своему и по заряду тое невесты на срок не взял, и взяти не хочет,  и тем ее обезчестил;  или тое невесты  отец  и мать проведав про того жениха,  что он пьяница, или зерньщик, или уродлив, или что нибудь сведав худое, за него не выдаст, и выдать не  хочет,  и  тот  жених бьет челом о том патриарху.  И патриарх велит про то сыскать,  и  по  сыску  и  по  зарядным  записям  на виноватом  возмут заряд,  что будет в записи написано,  и отдадут правому жениху,  или невесте;  а после того волно ему женитца  на ком хочет, или невесту волно выдать за кого хочет же.

     5. А  будет  с обе стороны против писем своих исполнят,  и к свадбе изготовятца на уставленой срок: и жених созывает к себе на свадбу  сродственных и чюжих людей,  кто кому дружен,  в чиновные люди и в сидячие бояре и боярыни,  как о том писано выше  сего  в царской  свадбе;  такъже  и  с невестину сторону созывают гостей, противо того ж.  И того дни в которой быть  свадбе,  изготовят  у жениха и у невесты столы, и по вести, что уж жениху пора ехать по невесту,  и они поедут по чину: наперед несут коровайники хлеб на носилках,  потом едут летом на лошадях верхами,  а зимою в санях, поп с крестом,  потом бояре,  и тысецкой,  и жених;  а приехав  к невесте на двор и идут в хоромы, по чину, и невестин отец и гости встречают их с честию, и чин той свадбе бывает против того ж, как в  царской  свадбе  написано.  А  как  будет время что им ехать к венчанию,  и дружки у отца и у  матери  невестиной  спрашиваютца, чтоб   они   новобрачного  и  новобрачную  благословили  ехать  к венчанию: и они благословляют их словом, и на отпуске отец и мать жениха  и невесту благословляют образами,  а потом взяв дочь свою за руку отдают жениху в руки.  И потом свадебной чин,  и  поп,  и жених с невестою вместе,  взяв ее за руку, пойдут ис хором вон, а отец и мать и гости их провожают на двор,  и жених посадя невесту в колымагу или в каптану,  садится на лошадь или в сани, такъже и весь свадебной чин,  и едут з двора к той церкве, где венчатца; а а отец невестин и гости пойдут назад в хоромы,  и пьют и едят, до тех мест как будет от жениха весть;  а  провожает  невесту  толко одна сваха ее,  да другая женихова.  И быв у венчания,  поедут со всем поездом к жениху на двор;  и  посылают  к  женихову  отцу  с вестью,  что  венчались  в  добром здоровье.  И как приедут они к жениху на двор,  и их женихов отец и мать и  гости  встречают,  и отец и мать,  родные и поседеные,  жениха и невесту благословляют образами и подносят хлеб да соль,  и потом  садятца  за  столы  и начнут  ести,  по  чину;  и  в то время невесту откроют.  И из за третьие  ествы  дружки  благословляются  у  отца   и   у   матери новобрачному   и   новобрачной   итти   опочивать,   и   они   их благословляют;  и отпустя и проводя пойдут назад,  и учнут есть и пить по прежнему;  и жених и невеста пришед в покои свои,  где им спать,  снимают с них платье, з жениха дружки, а с невесты свахи, и положа их спать пойдут за стол.  И испустя час боевой, посылают отец и мать и тысецкой жениха и  невесты  спрашивать  о  здоровье дружку:  и  жених скажет что в добром здоровье,  и к ним пойдут в покои женской пол, боярыни, и поздравляют и пьют заздравные чаши; а  тысецкой  в то время дружку посылает к невестину отцу и матере сказать,  что жених и невеста в добром  здоровье,  а  как  дружка приехав  скажет  и  они  за те добрые вести того дружку подчюют и дарят ширинкою,  и потом от них и гости розъезжаются; а будучи те жены у жениха в покою,  пойдут прочь, а жених с невестою учнет по прежнему опочивать, и потом все гости розъезжаются.

     6. А на утрее жених и невеста ходят в особые бани.  А  потом ездит  жених з дружкою созывать к себе гостей,  к обеду,  своих и невестиных.  А приехав к невестину отцу и матере,  бьет челом им, за  то,  что  они  дочь свою вскормили и вспоили и замуж выдали в целости в добром здоровье, и созывая гостей поедет к себе домовь; а будет невеста пришла за него замуж девства своего не сохранила, и он им отцу и матере за то пеняет,  потиху.  А как к нему  гости все  съедутца,  и  новобрачная  свадебным чиновным людем подносит дары.  И перед обедом ездит он  жених,  со  всем  поездом,  челом ударить  к  царю.  А  как  приедут  и  войдут в полату к царю,  и кланяются в землю все,  а царь в то время сидит и спрашивает  про женихово и невестино здоровье,  сидя в шапке; и жених кланяется в землю;  и потом царь поздравляет их сочетався законным браком,  и благословляет   жениха  и  невесту  образами  окладными,  и  дает жалованье по сороку соболей,  да на платье по портищю  бархату  и отласу и объяри золотной,  и по портищу же отласу и камки и тафты простой, да по сосуду серебряному весом фунта по полтора и по два сосуд;  а невеста сама у царя не бывает; и подает царь тысецкому, и жениху,  и свадебному чину,  питья по кубку романеи, а потом по ковшу меду вишневого,  а как они выпьют, и потом отпустит их царь к себе домов. А приехав жених домов, со всеми гостми учнут есть и пить,   а  по  естве  отец  и  мать  и  гости  жениха  и  невесту благословляют образами и дарят,  у кого что прилучилось; и едчи и пив  розъезжаются  по  домом.  А  на третей день бывает жених,  и невеста,  и гости,  у невестина отца и матери,  со  всеми  своими гостми, на обеде, и по обеде невестин отец и мать и гости потомуж жениха и невесту дарят, и едчи и пив розъедутца по домом; и болши того у них веселия не бывает.
     А ежели  за  того  человека невеста придет девства своего не сохранила:  и тот жених, ведая свою жену, к царю челом ударить не ездит, потому что уж царю до его приезду обьявят, в он его к себе на очи пустить не велит.
     Да в то ж время как жених бывает у  царя,  невеста  от  себя посылает  з боярынею к царице и к царевнам дары,  убрусы тафтяные шиты золотом и серебром з жемчюгом,  и у них  те  дары  царица  и царевны  принимают,  и  посылают от себя спрашивать тое невесту о здоровье.
     А как то веселие бывает,  и на том  веселии  девиц  и  мусик никаких  не  бывает,  кроме  того  что  в  трубки трубят и бьют в литавры.
     Таким же обычаем кто дочь свою вдову,  или девицу  сестру  и племянницу,  выдает  замуж:  и  свадебной чин и веселие бывает во всем против того ж.

     7. Да в то ж время как то веселие бывает,  и попу,  которому жениха с невестою венчати, даетца от патриарха и от властей писмо за  печатью,  чтоб  ему  венчати  жениха  с  невестою,   проведав подлинно,  чтоб  с  невестою  жених  были  не  в кумовстве,  ни в сватовстве,  ни в кресном братстве и  не  шестаго  и  не  седмаго колена  в свойстве,  и не четвертые жены муж и не четвертаго мужа жена; а ежели он проведает, что в кумовстве и в братстве и в-ыных вышеписанных  статьях,  и  ему  таких людей венчати не велено.  А будет поп ведаючи венчает,  или и не  ведаючи,  и  того  попа  от поповства  отставят,  да на нем же,  ежели он ведал,  возмут пеню болшую,  и за такое дело сидит у властей в смирении год; а жениха с  невестою  розведут  върознь и в женитбу им того кроме греха не ставят, и волно им розведеным, кто не на трех был женат или не за тремя была замужем, вновь женитися, или замуж итти за иного.

     8. А  которой  человек  вдовец  похочет на ком женитись,  на девице, въдругорядь, и у них свадебной чин бывает против такого ж обычая,  а  в  венчании на жениха вдовца,  которой женится другою женою на девице, полагается венец церковной на правое плечо, а на невесте  девице  церковной венец бывает на главе;  а ежели вдовец которой женится на девице в  третьие,  и  у  него  свадебной  чин бывает против такого ж обычая,  а в венчании полагается церковной венец на жениха на левое плечо,  а у невесты венец бывает положен на главе ж. Такъже ежели вдова пойдет замуж за другого и третьяго мужа,  и свадебной чин и в венчании бывает против того ж,  что  и жениху  вдовцу.  А  ежели  женится жених вдовец на вдове другою и третьею женою,  и им венчания не бывает,  а бывает молитва вместо венчания;  и  свадебной чин бывает у них не против такого обычая, как у холостых людей.

     9. Таким же обычаем свадебные зговоры,  и свадба,  и чин,  у столников,  у стряпчих,  и у дворян,  и у иных чинов людей бывает против того ж,  как выше сего писано,  и как кто  может  по  силе своей славну и честну свадбу учинити, кроме того что ездят к царю челом ударить на другой  день  свадбы,  а  бывают  у  царя  челом ударить  толко  одни думные люди,  и спалники,  и их дети,  самых болших родов.
     Также и меж торговых людей и крестьян  свадебные  зговоры  и чин бывает против такого ж обычая,  во всем; но толко в поступках их и в платье з дворянским чином рознитца, сколко кого станет.
     А в домех они своих живут против того,  кто  какой  чести  и чином, без великого ж устроения. И самым меншим чинам домов своих построить добрых не мочно,  потому что разумеют о  них  богатство многое  имеют,  и ежели построится домом какой приказной человек, оболгут царю и многие кривды учинят,  что бутто он был посулник и злоиматель и царские казны не берег,  или казну воровски крал,  и от того злого слова тому человеку и не во время будет  болезнь  и печаль;  или ненавидя его пошлют на иную царскую службу, которого ему дела исправить не мочно,  и наказ ему напишут, что он из него выразуметь  не  умеет,  и  тою службою прослужится,  и ему бывает наказание и дом и животы и вотчины возмут на царя и продадут, кто хочет  купити.  А  ежели торговой человек и крестьянин построится добрым самым обычаем,  и на него положат на  всякой  год  податей болши. И от того Московского государства люди домами своими живут негораздо устроеными, и городы и слободы без устроения ж.

     10. А будет у которого отца,  или матери,  есть две или  три дочери  девицы,  и первая дочь увечна очми,  или рукою или ногою, или глуха и нема,  а другие сестры  ростом  и  красотою  и  речью исполнены  и  во всем здоровы;  и будет кто учнет свататца у того человека на дочери его и посылает смотрити мать свою или сестру и кому  верит,  и  те  люди  вместо тое своея увечныя дочери назвав имянем  тое  дочери,  за  которую  не  ведаючи  учнут   свататца, показывают  другую  или  третьею  дочерь,  и та присланная смотря девицы тое излюбит и скажет жениху,  что она добра и женитися ему на ней мочно; и как жених по те словам полюбит и о свадбе у них с отцом и с матерью учинится зговор,  что ему на той имянем  девице женитца  на срок,  а тому человеку тое свою девицу за него выдать на тот же уставленной  срок,  и  напишут  в  писме  своем  заряды великие что платить виноватому не мочно:  а как будет свадба, и в то время за того жениха по зговору выдают они замуж  увечную  или худую свою дочерь, которые имя в записях своих напишут, а не тое, которую сперва смотрилщице показывали,  и тот человек  женяся  на ней того дни в лицо ее не усмотрит, что она слепа, или крива, или что иное худое,  или в словах не услышит что она нема или  глуха, потому  что  в  тое  свадбу  бывает  закрыта и не говорит ничего, такъже ежели хрома и руками увечна  и  того  потомуж  не  узнает, потому что в то время ее водят свахи под руки, а как отвенчався и от обеда пойдет с нею спать,  и тогда при свече  eе  увидит,  что добре добра,  век с нею жить, а всегда плакать и мучитца, и потом умыслит над нею учинить,  чтоб она постриглась; а будет по доброй его  воле  не  учинит,  не  пострижется,  и  он  eе  бьет и мучит всячески,  и вместе с нею не спит,  до тех мест что  она  похочет постричися сама.  И будет которая жена бывает противна, побой ево и мучения не терпит,  жалуетца сродичам своим, что он с нею живет не  в  совете и бьет и мучит,  и те сродичи на того человека бьют челом патриарху или болшим властем,  и по тому  челобитью  власти велят  сыскать  дворовыми людми и соседми,  по душам их:  и будет тому есть правда, и того человека сошлют в смирение, в монастырь, на полгода или на год, а жена его останется в дому; и как урочные месяцы в монастыре отсидит, или до того времяни жена об нем учнет бить челом,  чтоб был свобожен,  и его свободят и велят ему с нею жить по закону;  и будет и того не послушает,  и их  розведут,  и животы их им розделят по полам,  и до семи лет им одному женитися на иной,  а другой за другого итти замуж не поволено.  А  которой человек,  видя свою жену увечную, или несоветливу, отступя от нее сам пострижется;  а иные мужья или жены,  много того чинят, велят отравами отравити.

     11. А  которого человека обманут,  выдадут за него девицу не тое, которую показывали смотрилщице, бьет челом о том патриарху и властем:  и  по  его  челобитью  возмут  у  них зарядные записи и допрашивают соседей и дворовых людей,  по душам,  что  впрямь  ли выдана та,  которая в записи стоить имянем? И будет та, и по тому так и быти против записей и что скажут люди,  а тому  не  верить, которую  смотрил,  для  того,  не проведав подлинно не женися;  а будет соседи и сторонние и дворовые люди скажут,  что выдал  дочь свою  не  тое,  которая  в  записи написана,  и таких мужа и жену розведут, да сверх того кто неправдою выдал, возмут пеню болшую и убытки жениховы, да его ж за такое воровство бьют кнутом, или еще времянем бывает болши того, каково полюбитца царю.

     12. Такъже у которого отца одна дочь девица,  а увечна будет чем  нибуди  худым,  и  вместо ее на обманство показывают нарочно служащую девку или вдову,  назвав имянем иным и наряда  в  платье в-ыное.  А  будет  которая  девица  ростом  невелика,  и  под нее подставливают стулы,  потому что видитца  доброродна,  а  на  чем стоит того не видет.

     13. А  которые  девицы  бывают увечны,  и стары,  и замуж их взяти за себя никто  не  хочет:  и  таких  девиц  отцы  и  матери постригают в монастырех, без замужства.

     14. А которой человек жених похочет смотрити невесты сам,  и по его прошению отец или мать ведая дочь свою,  что ее пред людми показати  не в стыд,  укажут тому жениху;  и тот жених смотря тое невесты,  а после того ему не  полюбитца,  и  тое  невесту  учнет хулить  и  поносить худыми и позорными словами,  и других женихов учнет от нее отбивать прочь;  и тое невесты отец,  или мать,  или кто  нибудь,  проведав о том учнет о том бить челом патриарху или властем,  что тот человек невесты их смотрил  сам,  а  опосле  ее хулит  и бесчестит и другим людем розбивает,  чтоб о том они указ учинили:  и по сыску  патриарх  и  власти,  кто  смотря  хулил  и бесчестил тое невесту,  велят женити его на ней силно; а будет он женится до того челобитья на иной,  и на нем той  невесте  возмут бесчестье, по указу.

     15. А которой человек выдаст дочь свою или сестру замуж, и в приданые за нею даст многие животы и вотчины,  и в скором времяни дочь его или сестра замужем, не родя детей, или детей и родила, а померли, и сама умрет: и те все приданые животы емлют у мужа ее и отдают  назад  тем  людем,  кто  выдает.  А  будет  по  смерти eе останется дочь или сын, и у мужа ее для детей животов не емлют.млют.
     Благоразумный читателю!  не удивляйся  сему:  истинная  есть тому  правда,  что  во всем свете нигде такова на девки обманства нет,  яко в Московском государстве;  а такова  у  них  обычая  не повелось,  как  в-ыных  государствах,  смотрити  и  уговариватися времянем с невестою самому.

     16. Да бояре ж,  и думные,  и ближние  люди  в  домех  своих держат людей, мужского полу и женского, человек по 100 и по 200 и по 300 и по 500 и по 1000,  сколко кому мочно,  смотря  по  своей чести и по животам; и дают тем людем жалованье, погодное, женатым рубли по 2 и по 3 и по 5 и по 10,  смотря по человеку и по службе их,  да  им  же  платье  какое  прилучится,  хлеб и всякой харчь, помесечно;  а живут они своими покоями,  на том же боярском дворе или на иных.  Да их же женатых добрых людей посылают они,  бояре, погодно,  в вотчины свои,  в села и в деревни,  по  приказом,  по переменам,  и укажут им с крестьян своих имати жалованье и всякие поборы,  чем бы им  было  поживится.  А  холостым  людем,  болших статей,  дают  жалованье  денежное  непоболшому,  а меншой статьи жалованье не даетца,  да им же холостым дается всякое  платье,  и шапки,  и  рубашки,  и  сапоги;  и  живут те холостые люди болших статей в нижних далних покоях,  а меншой статьи живут  в  верхних покоях,  и пьют и едят з боярской поварни;  да им же в празничные дни всем даетца по 2 чарки вина.  А женской пол,  вдовы,  живут в своих  мужних  домех,  и  даетца  им годовое жалованье и месечной корм; а иные вдовы и девицы живут у жен их боярских и у дочерей в покоях,  и дают им платье, и едят и пьют з боярской же поварни. А как те девицы будут в великом возрасте, и тех девиц и вдов выдают они  бояре замуж,  с наделком,  за своих дворовых слуг,  кого кто излюбит,  или времянем бывает выдают чрез неволю; а свадбы играют в  их  боярских  хоромех,  как  чин  повелся  всякого  чину людем женитися;  а  ества  и  питье,  и  платье  нарядное,  бывает  все боярское; а на сторону в-ыные дворы девиц и вдов замуж не выдают, для того что те люди у них,  мужской  и  женской  пол,  вечные  и кабалные.  Да в домех же их боярских учинены приказы,  для всяких домовых дел и приходов и росходов,  и для сыску  и  росправы  меж дворовых людей и крестьян.
     Таким же  обычаем  и  иных  чинов  люди  в домех своих людей держат,  кому сколко  прокормити  мочно,  вечных  и  кабалных;  а некабалных людей в домех своих держати не велено никому.

Страницы  проставлены по изданию:  "О России, в царствование Алексея Михайловича.  Современное сочинение Григория Котошихина". Издание археографической комиссии. СПб., 1859.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.