Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЯН ИЗ ЧАРНКОВА

ПОЛЬСКАЯ ХРОНИКА

CHRONICON POLONORUM

Хроника Яна из Чарнкова, архидьякона гнезненского, подканцлера королевства польского

(1370-1384 )

Из этой хроники Длугош выписывал целые страницы, нигде не ссылаясь на её автора. Если бы не она, об эпохе Людовика Венгерского и последовавшем за ней безкоролевье историкам пришлось бы судить лишь по сухим строчкам официальных документов.

Ян из Чарнкова с 1341 г. был владиславовским деканом, а также позанским каноником (1357-1360) и владиславовским кантором (1365-1367). С начала 1363 года выступает уже как подканцлер. Со второй половины 1367 года впервые упоминается как архидьякон гнезненский, сменив на этом посту Марцина. Нет точных сведений, принадлежал ли он к могущественному роду чарнковских Налечей, но его биографы считают, что вряд ли. Сам он об этом не упоминает. Брюкнер считал его сыном чарнковского войта Богумила.

В 1366 году Ян побывал при папском дворе в Авиньоне, где встречался с князем Владиславом Белым. После смерти Казимира Великого начался упадок его политической карьеры. При дворе нового короля (точнее - королевы-матери Эльжбеты) у него были могущественные враги: будущие епископы краковский и познанский (Завиша из Курозвек и Миколай из Курника). В середине 1371 года они добились его смещения с должности подканцлера, переданной Завише, тогда ещё краковскому архидьякону. Его обвиняли в присвоении 16 000 гривен, собранных с краковских евреев для королевской казны, в содержании русской наложницы и т.п. В соответствующем разделе хроники её автор сам описывает целую войну, которую он вёл против своих противников. Расставшись с жизнью придворного, Ян вернулся в Великую Польшу и углубился в дела собственного диоцеза. В Кракове Завиша ещё раз поднял дело о растрате королевской казны, и Ян был даже арестован, но менее чем через две недели освобождён (сентябрь 1373 или 1375 года). В апреле 1378 г. гнезненский архиепископ Януш Сухивилк посылал его с важным поручением к князю Владиславу Опольскому. Позднее Ян опять поругался с епископом познанским, и в декабре 1381 года был снова арестован. После смерти гнезненского архиепископа (апрель 1382 года) он как архидьякон некоторое время управлял делами диоцеза вместе с канцлером Брониславом.

Прибытие в Польшу Ядвиги и её коронация 15 октября 1384 года уже не попали в хронику, хотя последнее упомянутое в ней событие (съезд 8 мая) произошло в том же1384 году. Возможно, заключительная часть текста утеряна.

Точная дата смерти Яна из Чарнкова не установлена. Последний раз Янко, архидьякон гнезненский, упоминается 26 декабря 1386 года. Вероятно, он умер в самом начале 1387 года, прожив около семидесяти лет.

Оригинал хроники не сохранился, текст дошёл до нас в списках XV века. Впервые она была издана в Лейпциге в 1730 году как «Краткая краковская хроника анонимного гнезненского архидьякона». Второй том «Monumenta Poloniae Historica» (1872) включал в себя уже четвёртое издание хроники с указанием авторства Яна из Чарнкова. Первый перевод с латинского на польский язык выполнен Я. Зербилло и издан в Варшаве в 1905 году.


Оглавление

1. О смерти Владислава, короля польского (12 марта 1333 г.).

2. О коронации польского короля Казимира (24 апреля 1333 г.).

3. Как Казимир правил государством и народом.

4. О смерти Казимира, короля польского (5 ноября 1370 г.).

5. О прибытии в Краков венгерского короля Людовика и о его встрече (ноябрь1370).

6. Почему королём был избран венгерский король Людовик, а не кто-нибудь из польских князей.

7. О том, что происходило перед коронацией короля Людовика.

8. О предательской сдаче замка Санток.

9. Об утрате владимирского замка на Руси.

10. О коронации Людовика Венгерского в Кракове (17 ноября 1370 г.).

11. О панихиде по королю Казимиру.

12. О пожертвованиях.

13. О приезде Людовика, короля венгерского и польского, в Великую Польшу.

14. О дележе королевских сокровищ (1370).

15. Об отстранении великопольского старосты Пржеслава (1371).

16. О молнии, упавшей на познанский собор.

17. О великом моровом поветрии в Польше (1371-1372).

18. Об ослеплении гнезненского архиепископа Ярослава (23 декабря 1372 г.).

19. О князе Владиславе Белом (1373-1375).

20. О битве между князем Белым и королевскими людьми (1375).

21. Об убийстве Фридриха из Ведла в замке Злоторыя (1376).

22. О происхождении князя Владислава Белого.

23. О сборе посошной подати при короле Людовике (17 сентября 1374 г.).

24. О смерти гнезненского пробста Миколая (22 ноября 1374 г.).

25. О статутах гнезненского архиепископа Яна (1375).

26. Об учреждении епископств на Руси (1375-1376).

27. О смерти позанского епископа Яна (14 февраля 1375 г.).

28. Об избрании Миколая познанским епископом (22 февраля 1375 г.).

29. О смерти вроцлавского епископа Пржеслава (1375-1378).

30. О смерти гнезненского архиепископа Ярослава (17 сентября 1376 г.).

31. Об опустошении сандомирской земли литовцами (1376).

32. Об убийстве венгров и о смерти Яська Кмиты (7 декабря 1376 г.).

33. О замене нескольких старост королевства польского (1376-1377).

34. О взятии белзского замка (1377).

35. О смерти князя Казимира и о присоединении его замков и владений к польскому королевству (2 января 1377 г.).

36. О возвращении русской земли Людовику, королю Польши и Венгрии, опольским князем Владиславом, прозванным Надерспан (1377).

37. О наложении двухлетней десятины и отчисления седьмой части доходов для апостольской столицы (1378).

38. Каким образом упомянутый Владислав Опольский был назначен правителем королевства польского (1378).

39. О сборе податей в церковных имениях.

40. О сожжении города Велча.

41. Об осаде города Члопы.

42. О смерти непобедимого императора и короля Карла (29 ноября 1378 г.).

43. Об опустошении деревень, принадлежащих к каменскому епископству.

44. Об опустошении земли щецинского князя Святобора.

45. О выплате денег за гниевковскую землю князю Владиславу Белому (1379).

46. О смерти королевы-матери Эльжбеты (29 декабря 1380 г.).

47. О съезде польской шляхты в Будишине (1381).

48. О примирении Владислава, князя опольского и гниевковского, с плоцким епископом.

49. О смерти мазовецкого князя Земовита старшего (17 июня 1381 г.).

50. О разграблении вроцлавского костёла чешским королём Вацлавом IV.

51. О прибытии воевод, высланных королём Людовиком для установления справедливости.

52. О походе против Бартошей на Одоланов.

53. О занятии замка Униева.

54. О смерти плоцкого епископа Добеслава Совки (1 декабря 1381 г.).

55. О согласии гнезненского архиепископа Яна, а также епископов краковского и познанского, полатить посошную подать.

56. О смерти краковского епископа Завиши (12 января 1382 г.).

57. О смерти познанского епископа Миколая (18 марта 1382 г.).

58. О смерти гнезненского архиепископа Яна (5 апреля 1382 г.).

59. О междоусобной резне, устроенной литовскими князьями.

60. Об учреждении епископской кафедры во Вроцлаве.

61. О смерти Людовика, короля венгерского и польского (14 сентября 1382 г.).

62. Об опасном волнении среди поляков.

63. О поставлении капитулом на архиепископство гнезненское Бодзенты.

64. О съезде в Радомске (25 ноября 1382 г.).

65. О нападении Бартоша на калишский замок (1382).

66. Как и почему познанский воевода Винцентий вместе с великополянами приступил к осаде королевских городов (1383).

67. Каким способом познанский воевода Винцентий добывал калишский замок.

68. Что делал Свидва, каштелян Накло, вступив в город Познань.

69. О стычке Домарата с земскими (15 февраля 1383 г.).

70. О второй битве, состоявшейся между ними в тот же самый день.

71. О съезде польской шляхты в Серадзе, состоявшемся в четверг (26 февраля 1383 г.) перед Laetare воскресеньем.

72. Каким образом земским достался калишский замок.

73. О резне, случившейся между Гродзишчем и Кибловым.

74. О взятии замка Дрогичина (1383).

75. О земском съезде в Серадзе.

76. О состоявшемся в Сазе (Saczu) съезде жителей королевства (10 мая 1383 г.).

77. О мазовецком князе Земовите и гнезненском архиепископе Бодзенте (7 мая 1383 г.).

78. Почему князь Земовит прятался, прибыв под Краков.

79. Об изменнической сдаче куявской земли.

80. Каким способом Сцибор вошёл в город Брест.

81. Об изменнической сдаче крушвицкого замка.

82. О съезде, устроенном в Серадзе князем Земовитом, гнезненским архиепископом и некоторыми земскими (16 июня 1383 г.).

83. Об осаде мазовецким князем города Калиша.

84. Об ограблении королевского города Гембицы.

85. О взятии замка Камен.

86. О соглашении, заключённом архиепископом с Гржималой и Вержбетой.

87. Об опустошении города Квицишева.

88. Каким образом познанский каштелян Домарат взял Жнин.

89. О съезде в Кракове князя мазовецкого и архиепископа с краковянами.

90. О сошествии (?) владиславовского епископа Збилута.

91. Об осаде крепости Лоссов.

92. Об избрании Трояна из Гарнка владиславовским епископом.

93. Каким способом серадзский староста Дрогош занял волборскую каштелянию.

94. Как великопольский староста Перегрин разорял имущество церкви.

95. Каким образом князь Конрад заполучил Понец.

96. Каким образом великопольский староста отобрал Понец.

97. Каким образом Бартош разгромил войско поляков под Винной Горой около Милослава.

98. Об опустошении Турка и Гржегоржева.

99. Об опустошении жнинского повята.

100. О сожжении города Лекна.

101. Об осаде города Жнина.

102. Об осаде города Бреста.

103. Каким образом было разбито войско Домарата.

104. О возвращении Жнина из рук Гржималы с помощью архиепископа.

105. О пленении в Венгрии Седзивоя из Шубина.

106. О захвате крестоносцами литовского замка Троки (1383).

107. О поветрии на людей, свирепствующем в разных частях света.

108. О приезде владиславовского епископа Яна, прозванного Кропидлом (1384).

109. О съезде, состоявшемся в Радомске.

110. Каким способом помешали вступить в Польшу маркграфу Сигизмунду.

111. Как одни поляки пленили других.

112. О пленении Януша из Скоков.

113. О пленении Марцина из Сванова.

114. Об убийстве Януша, войта из Оборник.

115. Об очередном съезде шляхты в Сазе (8 мая 1384 г.).

116. О сожжении земель около Вронок и осаде Битина (1384).

1. О смерти Владислава, короля польского (1333).

В году господнем 1333, в четвёртый день мартовских ид (12 марта), в краковском замке умер преславный господин Владислав, король польский. Он погребён и покоится там же, в краковском кафедральном соборе, с левой стороны хоров, напротив большого алтаря. Своим наследником он оставил единственного сына Казимира. Этот Казимир ещё при жизни отца и по его приказу для добра и мира польского королевства женился на Анне, дочери вельможного господина Гедимина, великого князя литовского. Когда он собирался её вместе с собой короновать, его мать, дочь калишского князя Болеслава, сына Владислава Одонича, сказала, что так делать нельзя - это будет противозаконно. Пока жива она, законно коронованная королева, нельзя короновать на то же самое королевство кого-то другого. Однако, вняв просьбам сына, которого очень любила, она ушла в монастырь святой Клары в Старом Сазе (Saczu) и там, приняв францисканский обет, до конца жизни служила господу (Королева Ядвига, дочь Болеслава Набожного, родилась около 1266 года, ушла в монастырь в 1337 или 1339 году, умерла 10 декабря 1339 г.).

2. О коронации польского короля Казимира (1333).

После своей коронации он был счастлив во всём, а особенно в том, что касалось умножения и расширения королевства польского. Ибо куявскую землю, которой ещё со времён его отца Владислава завладели бородатые госпитальеры святой Марии Иерусалимской из немецкого дома, носящие чёрный крест на белом плаще, отобрал у них без войны и единого удара мечом. Вскоре после этого, по смерти сына мазовецкого князя Тройдена и князя всей Руси Болеслава, прозванного Юрием, которого Казимир по своей воле поставил в княжестве русском и который был отравлен русинами, упомянутый Казимир в отместку за убийство своего родича с огромными силами вторгся на Русь. Князья, бояре и вся русская шляхта не могли ему противостоять и добровольно вручили ему себя и свои владения, приняли его за своего господина и скрепили свою верность присягой.

Когда после окончания этого король Казимир счастливо вернулся домой и пребывал в королевстве польском, некий негодный пан по имени Датко (Датко и Даниель - Дмитр Дедко и, вероятно, князь Даниил Острожский), державший замок Перемышль, вместе с неким Даниелем из Острова и без ведома прочей русской шляхты тайно известили императора татар, что король Казимир напал на Русь, захватил её и препятствует выплате дани, которую русские привыкли платить татарам. В ответ на их донесение татарский царь послал на Русь огромное войско с приказом вместе с русинами напасть на Польшу и жестоко её опустошить. Когда они подходили к Висле, король Казимир преградил им дорогу со своим войском, сильно укрепился и не дал перейти реку. При этом он потерял одного своего отважного рыцаря, сандомирского воеводу Челея, пронзённого татарской стрелой и на месте испустившего дух. Возвращаясь, татары пытались взять люблинский замок, который тогда был построен только из дерева, однако его гарнизон защищался изо всех сил и вынудил их снять осаду.

3. Как Казимир правил государством и народом.

Кто бы ни совершал разбой или кражу, хоть бы это была шляхта, того приказывал рубить, топить и морить голодом. Уличённым клеветникам он велел клеймить лицо раскалённым железом. В его времена ни один из знатных панов или шляхтичей не смел обижать бедняков.

Напротив краковского замка, на другой стороне Вислы, выстроил город, который от своего имени назвал Казимежем (Уже 27 февраля 1335 г. город Казимеж получил магдебургское право).

Королевство своё хорошо защищал; крестоносцы, видя его силу и предприимчивость, вернули ему куявскую и добжиньскую земли, которые заняли при его отце, и заключили с ним вечный мир. Заганьский князь силой удерживал Вшхову - некогда захваченную часть польского королевства с городом. В 1343 году король Казимир захватил этот город и взял много пленников, а потом обратил земли этого князя в пепелище и захватил его каменный замок Гниево, обрушив стены. Потом, смягчённый просьбами и обещаниями князя, не стал присоединять к себе эти земли и повернул домой.

В 1340 году Болеслав, сын мазовецкого князя Тройдена, единогласно избранный русинами князем и господином, был умерщвлён с помощью яда, ибо пытался изменить их закон и веру. Тогда этим русским княжеством завладел Любарт, сын литовского князя Гедимина. В 1349 году Казимир с сильным войском вступил в эту землю и овладел ей целиком, со всеми городами и замками, по доброй воле уступив Любарту лишь город Луцк с его повятом.

По возвращении короля некий Марцин Барышка, викарий краковского костёла, предстал перед ним по фальшивому обвинению со стороны королевских приближённых. В день святого Луки (18 октября 1349 г.) его арестовали, а следующей ночью утопили в реке Висле - без явной причины и совершенно невиновного. С тех пор удача оставила короля. Сначала он праздновал победы над своими врагами, а отныне литовские князья неоднократно нападали на русское княжество, города Владимир и Львов, деревни разоряли и обращали в пепел, полностью захватили сильнейшие замки Владимир, Белз, Брест и другие поменьше. Опустошив большую часть луковской, сандомирской и радомской земель, они увели в неволю множество христианского люда. И если литвины с поляками сходились в какой-нибудь отдельной битве, поляки - увы! - по божьей воле всегда бывали поражены. После нескольких поражений и разорений король Казимир, видя, что литвинов отбить не удаётся, ибо они избегали генерального сражения и, будто злые волки, злодейски разоряли его земли, заключил с ними мир. По этому миру он оставил им владимирскую землю и сам город, сохранив за собой право верховной власти, а также львовскую землю со всеми замками, городами и деревнями.

В 1363 году король устроил в городе Кракове великий пир, на котором присутствовали римский император и чешский король Карл со своими князьями, венгерский король со своими князьями, король Кипра, король Дании, все польские князья и рыцарство из разных земель.

В 1366 году король Казимир, собрав великое множество войска, мощно вторгся на Русь, где его власти покорился князь Юрий белзский, как позже выяснилось, притворно. Король завоевал также и владимирскую землю, где правил Любарт, со всеми её замками и отдал наивернейшему из всех князей

Александру (Александр был сыном Михаила-Кориата), племяннику Ольгерда и Кейстута, кроме замка Холм, который отдал князю Юрию. Князь Александр владел этой землёй до самой смерти короля, которому верно служил.

В 1368 году литовский князь Кейстут совместно с другими литвинами ограбил Полоцк и спалил в нём замок вместе с множеством людей, которых не смог взять в неволю, а прочих увёл в вечное рабство.

4. О смерти польского короля Казимира.

8 сентября 1370 года король Казимир был в усадьбе Предборж, где уже был приготовлен его королевский возок. Король сел в него и поспешил в лес на охоту. Наутро, когда он гнал оленя, под ним перевернулся конь, король упал с него и получил немалую рану в левую голень (При вскрытии гробницы Казимира было установлено, что его левая нога сломана у голени). От этого ушиба началась горячка, которая, однако, быстро его отпустила. Однако, вопреки указаниям своих лекарей, он не хотел воздерживаться от острой пищи, а особенно от бани, которую запретил ему его придворный лекарь, господин Генрих из Кёльна. Выйдя в Сандомире из бани, он в тот же день впал в тяжкую горячку. Не поправившись, король утром отправился в Краков, и в миле от Сандомира напился ледяной воды, отчего ещё больше разгорелся мучивший его внутренний жар. В таком состоянии его привезли в имение люблинского каштеляна пана Грота. Весь день его так мучила сильная горячка, что лекарь и все придворные боялись за его жизнь. На другой день, когда стараниями лекаря жар начал спадать, верные придворные выпрягли коней и сами привезли возок с королём в Копрживницкий цистерцианский монастырь. В этом монастыре он отдыхал целых восемь дней, дал богу обет поднять из руин плоцкую святыню и сразу почувствовал некоторое облегчение. Потом, когда его привезли в имение Осиек, и его лекарь Матеуш, вопреки запрету господина Генриха, позволил ему напиться мёду, он снова впал в сильную горячку. Однако потом, когда прибыл в Новое Място и принял лекарства, он снова обрёл прежние силы, так что без помощи сел на возок и остановился в Опатовце, где через немного дней весьма поправился. По совету упомянутого лекаря Матеуша он поехал дальше в Краков, но в первую же ночь его опять прихватила горячка - вероятно, его растрясло. День ото дня, до самого прибытия в Краков, страдания его не уменьшались. В предпоследний день октября его привезли в краковский замок. В первый день ноября он спросил лекарей, стоявших у его ложа: «Король в Кракове?». Матеуш сказал: «Видно, король бредит, раз так спрашивает». Вскоре король разумно велел спросить их, видят ли они в нём какие-либо признаки смерти. Они же, по обычаю лекарей, посулили ему долгую жизнь. Всё же король третьего дня того же месяца на восходе солнца написал завещание. В следующий вторник, который был пятым днём месяца ноября, на восходе солнца, в присутствии многих особ из шляхты и духовенства, он счастливо отошёл к Христу. Тотчас же Владислав, князь опольский, рождённый от дочери сестры упомянутого короля, был отправлен к королю венгерскому.

В следующий четверг, то есть седьмого дня упомянутого месяца, король был похоронен с правой стороны хоров краковского костёла.

6. Почему королём был избран венгерский король Людовик, а не кто-нибудь из польских князей.

Наияснейший король Казимир жаждал восстановить королевство своих предков, занятое крестоносцами из немецкого дома, бранденбургскими маркграфами и иными соседними князьями. А чтобы без излишних затрат и истощения своего народа довести это дело до желанного конца, он решил просить о помощи Карла, отца упомянутого короля Людовика, который был женат на его сестре. Упомянутый король, по происхождению галл (Карл Роберт происходил из рода французских королей по анжуйской линии, называемой также Андегавенской), племянник сицилийского короля Роберта, человек очень мудрый, пообещал оказать ему вооружённую помощь, но раздумывал, какую он сам мог бы от этого получить выгоду либо прибыль. Король Казимир обещал венгерскому королю Карлу, что, в случае, если у него не будет сына - а у него уже было две дочери от своей жены литвинки - он предназначает своё польское королевство его сыну Людовику как своему возлюбленному племяннику. Упомянутый Карл имел трёх сыновей и решил поставить их королями: Людовика в Польше, Андрея в Сицилии, а Стефана в Венгрии. Так на самом деле и исполнилось, хотя последствия не были добрыми. Он женил своего сына Андрея на Иоанне, дочери сицилийского короля Роберта, которая была с ним в третьей степени родства. В 1345 году та велела его предательски удушить и позволила выбросить из окна спальни. А Стефан, прельстившись браком с единственной дочерью дочери римского императора Людвига Баварского, отправился к Христу - и таким образом остался один Людовик.

8. О предательской сдаче замка Санток.

Когда весть о смерти короля Казимира дошла до соседних стран, некий рыцарь Хассо фон Гутенхайн, сын Хассона из Веделя, староста или войт бранденбургского маркграфа Оттона, сына Людовика, бывшего римского императора, как только проведал о смерти короля, тотчас же подкупил деньгами и посулами трёх саксов в замке Санток, чтобы с их помощью его захватить. Саксы, видя, что гарнизон замка начал испытывать некоторый недостаток продовольствия, к тому же их совсем немного, а их начальник, бнинский каштелян Седзивой из Вира, отсутствует, дали знать об этом упомянутому рыцарю. Хассон с немногими людьми без промедления осадил замок. Его защитники оборонялись как могли, за исключением тех троих, которые не собирались задавать себе лишней работы. Особенно отличился один юноша, Седзивой из Слещина. Калишский воевода пан Пржеслав из Голутова, тогдашний великопольский староста, объявил поход на защиту указанного замка, и вся великопольская земля уже выступила, однако к их прибытию замок уже был сдан Хассону. Упомянутый староста располагал письмами этого Хассона и шляхты из бранденбургской марки, а Хассон имел ответные письма старосты и польской шляхты, устанавливавшими перемирие. Поляки стыдили саксов за это нарушение мира, но те лишь посмеялись над ними и забрали замок.

9. Об утрате владимирского замка на Руси.

В то же самое время Кейстут, литовский князь на Троках, родной брат великого князя Ольгерда и могущественнейший погромщик христиан, узнав о смерти польского короля Казимира, вместе с луцким князем Любартом осадил владимирский замок. Старый деревянный замок остался на прежнем месте, а на другой замковой горе Казимир начал строить новый. Здесь был заложен кирпичный кафедральный костёл Девы Марии, а за два года до смерти король начал возводить мощные каменные стены замка, который оставил неоконченным. Однако этот замок уже был обнесён валом, так что его жители могли успешно обороняться от вражеского нападения. Однако князь Александр, сын Михаила-Кориата и племянник Ольгерда и упомянутых литовских князей, получивший от короля Казимира замок и владимирскую землю, в то время был в Кракове, а начальник замка, некий лещичанин Петраш Турский, постыдно сдал замок упомянутым князьям. Литовские князья завладели старым замком, хоть и деревянным, а новый каменный сравняли с землёй, срыв валы и не оставив камня на камне. При строительстве этого замка триста человек ежедневно и беспрерывно два года трудились, и королевской казны на это было истрачено три тысячи гривен. Всего за четыре дня до смерти король велел передать ещё шестьсот гривен надзиравшему за работамиресвитеру Вацлаву из Тенчина. После смерти короля эти деньги были возвращены в казну.

26. Об учреждении епископств на Руси.

Около 1375 или 1376 года при содействии венгерского и польского короля Людовика папа Григорий XI учредил на Руси три епископства: холмское, перемышльское и владимирское, а также архиепископство галицкое (Галицким архиепископом стал некий Якоб, епископом перемышльским - Эрих. В своей булле папа писал: Этот край, населённый схизматиками и прочими еретиками, Казимир Великий счастливо вырвал из рук многих прежних владельцев и князей и присоединил к короне).

31. Об опустошении сандомирской земли литовцами (1376).

Когда королева Эльжбета была в Бохни, некоторые прибывшие туда сандомирцы донесли ей о дошедшем до них известии, будто литвины, собравшись в огромном числе, намереваются напасть на сандомирскую землю. Королева не поверила и сказала: «Рука моего сына посильнее и подлиннее, чем у литвинов, и они не осмелятся ничего против него предпринять». Обнадёженные сандомирцы забыли о всякой осторожности, в результате чего князья Кейстут из Трок со своим братом Любартом луцким и племянником Юрием белзским тайно перешли реку Сан под Завихостом. В октябре месяце они внезапно опустошили много деревень над Вислой аж до города Тарнова, не щадя ни возраста, ни пола и убивая тех, кого не могли взять в неволю. Таким образом несметное число людей обоего пола были несчастно уведены в вечное рабство. Много священников убито после сожжения церквей, много других взято в плен. Королева, однако, не хотела показать перед всеми своего смущения, но с весёлым видом посещала пострадавших, говоря им, что король, её сын, обрушит на литовских князей свою месть и постарается быстро вернуть то, что у них забрали.

На берегу Вислы есть деревня Баранов, принадлежавшая рыцарю Петрашу, сыну Чтана, брата гнезненского архиепископа Януша. Когда в неё пришло литовское племя, упомянутый рыцарь вскочил на коня, посадил на него жену и мальчика, ещё не постриженного, и переплыл озеро и реку Вислу. Гнавшиеся за ним литвины пускали в него стрелы, но не отважились плыть через озеро и реку. А другая пани, подружка жены Петраша, желая последовать за ней и уйти из рук литвинов, бросилась в озеро и там была утоплена литвинами, хотевшими её поймать. В тот же день с великим шиком ехала к королеве в Краков вдова вислицкого каштеляна пана Михала из Тарнова. Едва её слуги узнали о нападении литвинов, побросав повозки и коней, без всякого почёта вместе с пани добежали до парома на Висле и таким образом ушли от литовцев.

33. О замене некоторых старост королевства польского.

Перед отъездом из Кракова в Венгрию королева за две тысячи гривен в год отдала куявскую землю (города Коваль, Радзиёв, Крушвице, Пржедерж и Припуст с прилегающими землями) сандомирскому рыцарю пану Петрашу, прозванному Малоха из Малохова. Перед этим той землёй три года правили Бартош из Соколова и Бартош из Вейсембурга, дядя и племянник, могучие защитники земли, любители мира и порядка, суровые каратели грабителей и воров. Они платили в королевскую казну только восемьсот гривен. В начале великого поста (После 15 февраля 1377 г.) Бартоши уступили власть Петрашу.

Король Людовик сместил Седзивоя из Шубина с должности старосты великопольского и сделал старостой краковской земли, назначив ему 1000 гривен и доходы с некоторых деревень с фольварками и мельниц. На место Седзивоя король предложил Домарата из Пержчина, этого же домогалась и королева, ибо Домарат во время краковской резни прилагал все силы, чтобы не убивали венгров. Домарат доставил в Польшу письма к архиепископу и епископам, в которых король сообщал, что собирается со всеми силами выступить на неверных литвинов за то, что они отважились напасть на его земли, и просил выделить ему на помощь некоторое количество воинов. Однако капитулы не могли дать вооружённых людей, поскольку епископы их и не имели. Вместо этого они решили собрать с церковных кметов по восемь гривен деньгами, грозя интердиктом тем, кто от этого откажется. Этими поборами архиепископ и епископы собрали деньги и вручили двести гривен королю, когда тот остановился в сандомирском замке, направляясь с войском в русские земли.

34. О взятии белзского замка (1377).

В том же году король Людовик со своими венграми осадил замок Белз. Краковяне же, сандомирцы и серадзцы, со всвоей стороны, осадили замок Холм, по взятии которого присоединились к королю у Белза. Хотя Белз был замком сильно укреплённым и трудным для взятия, его гарнизон потерял надежду удержаться. Белзский князь Юрий при посредничестве литовского князя Кейстута из Трок сдался на милость короля и уступил ему замок, а от щедрот короля получил другой замок, Любачев, и сто гривен дохода с соляных копей в Бохни.

35. О смерти князя Казимира и о присоединении его замков и владений к польскому королевству.

2 января 1377 года князь Казимир, прозванный Казко, сын щецинского и кашубского князя Богуслава, рождённый от Эльжбеты, дочери польского короля Казимира, князь добжиньский, быдгощский, поморский, кашубский и пан на Щецине, скончался (Казимир умер от раны (удар камнем), полученной при штурме Злоторыи (1376)) в своём замке Быдгощи, не оставив с дочерью Земовита потомства. После его смерти добжиньское княжество, а также замки Быдгощ и Валч отошли к польской короне.

Этот Казимир был столь щедр, что всю столовую утварь пораздавал своим слугам и другим людям, а сам не имел чем оплатить расходы по содержанию своего княжества, пока не унаследовал отцовских земель. Его родная сестра Эльжбета, римская императрица и чешская королева, неоднократно присылала ему подарки в виде множества серебряной посуды, но он быстро всё раздавал, несмотря на запреты сестры. Сначала его женой была дочь литовского князя Кейстута, а после её смерти - дочь Земовита Мазовецкого. Тела был хилого, а характер имел вспыльчивый и переменчивый.

36. О возвращении русской земли Людовику, королю Польши и Венгрии, опольским князем Владиславом, прозванным Надерспан (1377).

В том же году князь Владислав, сын Болеслава Опольского, владыка и господин всей Руси, сторонник и великий хранитель мира, видя, что из-за нападений литовцев не в силах спокойно править в ненадёжных русских владениях, уступил их королю Людовику в обмен на добжиньские, гниевковские и быдгощские земли и княжества. Уже на Рождество он получил гниевковские княжества. За добжиньское княжество потребовала восемь тысяч гривен вдова Казимира, иначе не хотевшая его уступить, но она вышла замуж, и эти восемь тысяч гривен не выплачены ей и по сей день.

40. О сожжении города Велча.

В том же году, в субботу накануне Пасхи (17 апреля 1378 года), когда какой-то пекарь пёк в Велче хлеб, огонь внезапно вырвался из его дома и дотла спалил весь город вместе с окружающим его частоколом и церковью. Не пострадал и остался в целости только замок. Несчастные жители Велча переселились в другие города, не смея отстраивать своих домов из страха перед частыми набегами поморских шляхтичей Борков (Возможно, это были сыновья умерщвлённого Мацько Борковича, после 1358 года бежавшие в Бранденбургскую марку). Домарат, великопольский староста, неоднократно вторгался с войском в землю этих шляхтичей, паля и опустошая в ней деревни и укреплённые города.

42. О смерти непобедимого императора и короля Карла (29 ноября 1378 г.).

В том же году Карл, император и чешский король, в канун святого апостола Андрея (29 ноября 1378 года, однако Длугош почему-то называет другую дату - 30 декабря), в третьем часу ночи счастливо опочил в боге в своём пражском замке.

Этот Карл имел четырёх жён. Первая была французской королевной, с ней он породил одну дочь, которую выдал за венгерского короля Людовика, и которая умерла без потомства. Второй раз он женился на единственной дочери баварского князя, за которой, кроме денег, взял в приданое земли и замки, прилегавшие к Чехии со стороны Баварии, и присоединил к чешскому королевству. С ней он имел дочь, которую женил на сыне князя Австрии. После её смерти женился в третий раз на дочери свидницкого князя Генриха, после смерти отца воспитывавшейся в Венгрии королевой Эльжбетой и выданной замуж при посредничестве своего дяди, свидницкого

князя Болеслава. С ней он имел сына Вацлава, нынешнего короля римского и чешского, и дочь, которую выдал за младшего князя Австрии. Когда и та, платя дань природе, отошла к отцам, Карл женился на четвёртой, по имени Эльжбета, дочери поморского, кашубского, щецинского и рюгенского князя Богуслава и Эльжбеты, родной дочери польского короля. С ней он прожил семнадцать лет и породил трёх сыновей (Одним из этих сыновей был Сигизмунд, бранденбургский маркграф, а потом император, женатый на Марии, дочери Людовика Венгерского) и одну дочь. Эта госпожа была коронована германской королевой сначала в Akwizgranie, потом в Милане, а в 1378 году и в Риме - императрицей.

Надлежит знать, из какого Карл происходил рода.

Близ города Метца есть некое графство, в котором город и замок называются Люксембург. После смерти римского короля Альбрехта, бывшего князя Австрии, трон опустел, и курфюрсты избрали на эту высшую должность Генриха Люксембургского. Став императором, Генрих отдал чешское королевство, как имперский лен, своему сыну Яну, прежде женив его на дочери Вацлава II, рождённой от дочери польского короля Пшемыслава (Вдова Вацлава II Рикса-Эльжбета, дочь Пшемыслава, после смерти мужа вторично вышла замуж за австрийского князя и нового чешского короля Рудольфа II. Её дочь от первого брака и стала женой Яна Люксембургского), и короновал его чешским королём, увязав таким способом его права с правами жены. Император Генрих при осаде Флоренции был отравлен из кубка неким доминиканским монахом и похоронен в городе Пизе. С того времени много зла пало на чешское королевство. Молодой король поставил над чехами рейнцев и швабов, за что обозлённые чехи выгнали его из королевства. Видя это, чешская королева, вдова Вацлава III, вышла замуж за шляхетного пана из Розенберга, чтобы с его помощью защитить свою дочь и жителей королевства. В это время король Ян по требованию папы вызвал свою жену к себе в Люксембург. Однако чехи долго не хотели отпускать свою госпожу и наследницу несмотря на налагаемые на них отлучения и интердикты. В конце концов они - не без плача и жалоб - уступили требованиям клира и позволили ей ехать к мужу. Королева, взяв в свою свиту немцев, доехала уже до Пльзеня, когда устроившие смуту по поводу её отъезда бросились в погоню за немцами, догнали их за Пльзенем около Тахова и вынудили бежать. Полные радости, они вернулись со своей госпожой в Прагу, предпочтя всякие отлучения и угрозы вооружённого нападения утрате своей наследницы. Прошло много времени, и король заключил с чехами мир, скреплённый грамотой и присягой, в силу которого отдалял от себя немцев и принимал на свою службу чехов. Примирившись с ними таким образом, он вернул себе чешское королевство, но не переставал различными способами ущемлять чехов.

Рассказывают, что он приказал на одной подходящей лужайке отмерить круг и окружить его высокой стеной, а на двух противостоящих воротах возвести две высокие башни. Чешскую шляхту оповестили, чтобы та собиралась для забавы - турнирных игрищ. Король собирался посадить в башнях вооружённых немцев, чтобы, когда как можно больше участников турнира окажутся внутри стен, они напали бы из башен и всех порубили мечами. Предчувствуя это, его жена, младшая королева, поспешила предостеречь чехов. Чешская старшина, возмущённая столь великим негодяйством, собрала раду, сравняла с землёй те стены вместе с башнями и отказалась от присяги королю. Король Ян вынужден был снова удалиться из чешского королевства в Люксембург.

У короля было три сына, из которых перворождённому он выделил моравское маркграфство; второму, которому ныне его брат император Карл пожаловал брабантское княжество, дал графство Люксембург; третьему тот же Карл после смерти отца дал в удел моравское маркграфство - ему и его сыновьям. Был тот король Ян воинственным и щедрым, но характер имел предательский и фальшивый. При помощи лжи, коварства и денег он отобрал у повредившегося в уме силезского князя Болька (брата Бернарда, князя свидницкого и господина зембицкого) лежавший на границе Силезии и Чехии сильно укреплённый город Клодзк, откуда беспокоил силезских князей, разоряя и опустошая их земли. Подкупленный его посулами Болеслав, сын вроцлавского князя Генриха, чинил своему брату Генриху вроцлавскому столь великие притеснения и обиды, что Генрих не вынес этого и уступил своё княжество польскому королю Владиславу. Однако Владислав, опутанный злыми советами своих приближённых, не успев принять Вроцлав, снова вернул его тому же Генриху. Тогда Генрих обратился к чешскому королю Яну и отдал ему в вечное владение вроцлавское княжество в обход своих братьев Болеслава лигницкого и диакона Владислава - как неблагодарных и негодных. Так Вроцлав достался чехам.

43. Об опустошении деревень, принадлежащих к каменскому епископству.

В том же году, в разное время, земли маркграфа бранденбургского, а также земли Светобора, князя щецинского и ведленского, земли баронов Щигличей, графов из Новогрода и других кашубских и поморских князей и каменского епископства, были разграблены князьями и шляхтой и опустошены непрерывными пожарами. Такого опустошения до этого никто не помнил и от старших не слыхивал. Кроме замков и укреплённых городов, не осталось ни единой деревни, которая не была бы сожжена.

46. О смерти королевы-матери Эльжбеты (29 декабря 1380 г.).

В году 1381, в день святого Томаша, епископа кантуарийского, в 21 день месяца декабря (День св. Томаса Кантуарийского приходится не на 21, а на 29 декабря, и Эльжбета умерла не в 1381, а в 1380 году. Новый год в те времена начинался с Рождества (25 декабря), и для автора 29 декабря приходилось уже на 1381 год), госпожа Эльжбета, дочь Владислава и сестра умершего польского короля Казимира, в своём замке в Буде перенеслась к Христу. В её правление в королевстве польском творились великие грабежи и разбои. У настоятелей церквей по ночам воровали коней, грабили купцов по всей Польше, угоняли из страны табуны, принадлежащие шляхте. Особенно часто разбойников, угонявших коней в Бранденбургскую марку, в Великую Польшу подсылали братья Доброгост, Арнольд и Ульрих из Дрезденко (Братья Доброгост, Арнольд, Ульрих и Бартольд фон Ост в 1365 году получили от Казимира Великого в лен замки Дрезденко и Санток. Однако уже в 1372 году они перешли на службу к бранденбургскому маркграфу Оттону, а замки полякам не отдали). Гнезненский архиепископ Ян отлучил братьев от церкви и наложил интердикт на Рогозьно и Дрезденко, однако потом снял отлучение и интердикт, чтобы совсем не оскудели церковные маетности. Никто не мог добиться от королевы возврата незаконно отнятых имений: она всех отсылала к сыну, королю Людовику, а тот, со своей стороны, отсылал просителей к матери. Она давала ход всем тайным доносам и чинила кривду людям справедливым и верным. И от этого среди польской шляхты возникло много ненависти и несогласия.

49. О смерти мазовецкого князя Земовита старшего (17 июня 1381 г.).

17 июня 1381 года в своём замке в Плоцке отошёл ко Христу Земовит, князь всей Мазовии, сын Тройдена, прежнего князя мазовецкого. Сначала его женой была дочь опавского князя Микулаша (Евфимия), с которой он породил двух сыновей (Януша и Земовита), и двух дочерей. Одна из них была выдана за князя Владислава Опольского, а другая сначала вышла за Казика, князя щецинского и добжиньского, а после его смерти - за Генриха, сына Людовика, князя Бжега (Brzegu). После смерти своей первой жены Земовит взял другую, дочь Владислава зембицкого (Людмилу), придворную Карла, чешского короля и римского императора. Невеста была очень красива лицом и привлекательна телом, и с нею он породил трёх сыновей. Некоторые земские (terriginae) подозревали княгиню в прелюбодействе, но никто не смел сказать об этом князю, ибо он очень горячо её любил и исполнял все её желания. Но кто-то шепнул об этом сестре Земовита, цешинской княгине, и её сыну князю Пшемыславу. Вернувшись домой из Цешина, где он обо всём проведал, князь Земовит до выяснения всей правды приказал взять жену под стражу в равском замке. Придворные панны, верные княгине, даже под пытками не хотели говорить о ней ничего плохого. Поскольку княгиня была в это время беременна, князь сохранил ей жизнь до родов. Когда она родила сына, то через несколько дней была задушена слугами по приказу самого князя, слушавшего советы никчемных людей. Однако князь очень горевал из-за этого недостойного поступка и, пока был жив, не переставал каяться. Одного из тех, кто донёс о прелюбодействе, схваченного в прусской земле, приказал волочить лошадьми, а потом повесить. Ребёнок, рождённый матерью в заключении, был выкормлен одной бедной женщиной поблизости от Равы. На третьем году после своего рождения он был похищен у мамки прямо из колыбели и ночью увезён неведомо куда двумя конными людьми, посланными дочерью князя Земовита и женой добжиньского князя Казика. Сестра мальчика, упомянутая княгиня, постаралась дать ему воспитание, подобающее князю. Затем и отец, на которого мальчик был очень похож, возлюбил его великой любовью и отдал в учение, а потом предназначил ему плоцкий приход, вместо которого, однако, получил, на сей раз с разрешения апостольской столицы, лещицкий приход, вакантный после смерти Яна Ватана. Однако этим приходом гнезненский архиепископ Ян распорядился в пользу своего прокуратора и судьи униевского замка Пелки из Грабова (Пелка из Грабова (или Гарбова) был убит 18 ноября 1381 года). Когда его братия и домашние прибыли в лещицкий приход, люди мазовецкого князя обругали их, избили, а потом, отобрав коней и другое добро, с позором выгнали из прихода. Незадолго до своей смерти мазовецкий князь выслал войско с приказом напасть на ловичские земли архиепископа и осадить замок Лович. Войско князя до основания разорило одну из архиепископских деревень, а другую заняло и удерживало до самой его смерти. С литвинами князь Земовит сохранял мир, так что при нём на границах его владений никто не чинил никаких шкод. Однако со своими подданными был очень крут и часто как от шляхты, так и от простого люда требовал неслыханно высоких, просто невозможных, податей. Наследниками в мазовецком княжестве он оставил трёх сыновей: Януша и Земовита от первой жены и Генриха (В 1391 г. Генрих был избран плоцким епископом. В начале следующего года Ягелло послал его в Мариенвердер (Квидзынь) к Витовту, находившемуся в то время у братьев Тевтонского ордена. От имени Ягелло Генрих предложил Витовту титул великого князя. Познакомившись с Рынгаллой, сестрой Витовта, он влюбился в неё и взял в жёны. В начале 1393 года Генрих был отравлен орденскими братьями за то, что увёл от них Витовта), владельца плоцкого и лещицкого приходов, от второй жены, которую приказал задушить.

59. О междоусобной резне, случившейся у литовских князей.

В 1382 году великий князь литовский Ягелло, сын Ольгерда, который всего год тому назад вместе со своей матерью был схвачен своим дядей Кейстутом и содержался в заключении в замке Полоцк на Белой Руси, ушёл из неволи около Зелёных Святок (25 мая) и при помощи литовских панов захватил замок Вильно. А потом послал к Винриху, магистру немецкого ордена в Пруссии, прося его о помощи против дяди. Магистр немедленно прислал войско и вместе с этим литовским князем осадил главный замок Троки, где хранились все сокровища и свидетельства славы Кейстута. Жители Трок сдали им замок, те приказали его сжечь, забрав всю казну и всё добро и не потеряв ни одного из своих людей. После их отступления князь Кейстут собрал войско и обложил Вильно, желая захватить замок. Однако когда брат Ягеллы Скирдейко со своим, хоть и небольшим, войском приблизился к войску Кейстута, тот, заметив его поднятые знамёна, тут же обратился в бегство. Гоня убегающее войско Кейстута, Скирдейко положил на месте такое множество его людей, что, как рассказывают, никогда ещё не было подобной резни среди литовского народа. Кейстут бежал в какой-то город, но его племянник, великий князь, взял этот город и заковал Кейстута вместе с его сыном в цепи. В этом плену через некоторое время Кейстут, как рассказывают, сам себя удавил. Таким образом слава его и вся удаль, с которой он так жестоко свирепствовал против христиан, разом превратились в ничто - за ту надменность, с которой он бросил вызов племяннику, присвоив княжество литовское, ему не принадлежащее. А вся слава его рода и его сыновей развеялась прахом, ибо из них уцелели лишь двое, бежавшие из плена к мазовецким князьям. А один из них, по имени Витольд, принял святой крест и получил имя Конрад (Непонятная ошибка автора: христианское имя Витовта было Александр). От тех мазовецких княжат, а именно от Януша, который был женат на его родной сестре, а также от брата его Земовита (Януш и Земовит - сыновья Земовита Старшего и братья плоцкого епископа Генриха. Януш был женат на Анне-Дануте, дочери Кейстута и сестре Витовта), он получил во владение замок и некоторые деревни. Получив известие о междоусобных войнах литвинов, вместе с мазовецкими князьями он вторгся в русскую землю и занял замки Дрогичин и Мельник. Захватив там и в окрестностях замка Брест большую добычу, они благополучно повернули домой.

61. О смерти Людовика, короля венгерского и польского (14 сентября 1382 г.).

После смерти короля Людовика венгры из-за измены утратили мощные замки на Руси, которые Казимир добыл и присоединил к своему королевству с великими трудами, издержками и кровью: Кременец, Olesko, Перемышль, Horodlo, Lopacin, Снятин и другие. Некоторые из них венгры за деньги передали Любарту, литовскому князю на Луцке. За это венгерская королева Эльжбета приказала схватить и заковать в кандалы старосту Руси - венгерского рыцаря, любимца своего усопшего мужа.

69. О стычке Домарата с земскими.

В воскресенье 15 февраля 1383 года разведчики Домарата, вернувшиеся в его лагерь, донесли ему, что неприятель уже готовится к битве. Едва рассвело, правое крыло войска Домарата, где часть воинов даже не успела облачиться в доспехи, преградило неприятелю дорогу возле места своего ночлега. Там они столкнулись и начали биться, однако поморяне и сасы, бывшие без доспехов, при первом ударе повернулись и побежали. Каштелян Накло со своими людьми гнал их больше двух миль за Вронки и многих забрал в плен. Однако он поступил бы осторожней и разумней, если бы остался на поле боя вместе с Бартошем - как победитель. Бог, однако, лишил его этой чести. Иные земские всё ещё гонялись за самим Домаратом и его людьми, которые в панике разбежались по полям. Многих из них взяли в плен и позабирали у них коней и столько доспехов, что из них сложили несколько груд - целую гору. Вержбета из Смогулча со своей сотней конных копьеносцев и пятьюстами пешими, не приближался к полю боя, ибо ночевал за ркой Вартой около Обричка и ничего не знал об исходе сражения. В этой битве был тяжело ранен и 22 февраля умер Троян, сын Томислава из Голящи, убит также Гржимка из Ченина, и много иных, как шляхты, так и простого люда, увы, полегло.

70. О второй битве, состоявшейся между ними в тот же самый день.

Как только весть об этой битве дошла до Вержбеты и его союзников, он тут же свернул свой лагерь и поспешил к месту столкновения. Прибыв туда, он захватил в плен бывших там земских, и не только отобрал у них их собственных коней и оружие, но и отбил также доспехи и коней людей

Домарата, которых он освободил из неволи. Потом он, как победитель, с честью остался на поле битвы. К нему стянулись со своими людьми, разбежавшимися по полям и освобождёнными из плена, разбитый и разоружённый Домарат и его брат Мрочко. Обрадованные этой победой, они набрались сил и смелости и ждали на поле боя возвращения своих врагов, гонявшихся за сасами. Хотя каштеляну Накло, возвращавшемуся с войском после резни, донесли, что Вержбета с Домаратом ждут его на поле боя, однако он, думая, что разбил главные силы Домарата, смело двинулся против него. Когда он приблизился и увидел его войско, то понял, что по сравнению с ним он намного слабее. Он испугался, упал духом и обратился в бегство, надеясь в своей быстроте найти спасение и избежать сражения. Во время его бегства войско Домарата и Вержбеты положило замертво либо пленило очень много земских. Сам каштелян Накло Седзивой

с немногими людьми едва успел укрыться в крепости Остророг каштеляна Сантока Дзержка Грохоли. В тот же день к крепости подошли Домарат и Вержбета, осаждали её всю ночь и весь следующий день, но взять не смогли, и следующей ночью отошли к городу Оборникову. Отсюда войско Домарата с 17 февраля до 8 марта без устали грабило и жгло неприятельские земли между Познанью, Буком, Вронками и рекой Вартой.

74. О взятии замка Дрогичина (1383).

В это время литовские князья, прибыв с многочисленным войском, обложили и начали осаждать замок Дрогичин, которым незадолго до этого завладели мазовецкие князья. В то время там пребывал некий муж по имени Сасин, маршалок князя мазовецкого. Зная, что в замке мало людей, он прибыл с тридцатью конниками и арбалетчиками, стремительно проскочил сквозь самую середину литовского лагеря и добрался до замка. Его узнали, поспешно отворили ворота и впустили. Несколько дней он мужественно оборонял замок, пока какие-то бывшие в нём русины не подложили огонь и не подожгли его, а сами спрыгнули со стен и убежали к литовскому войску. Тогда маршалок, выйдя из замка с частью своих людей, бился с неприятелем до тех пор, пока литовские князья не взяли его в плен. Оставшиеся люди в великом числе, увы, сгинули от огня и меча.

106. О захвате крестоносцами литовского замка Троки (1383).

В том же году великий магистр прусских крестоносцев со своим многочисленным рыцарством стремительно вторгся в литовскую землю и с сильнейшими из своих людей осадил большой и окружённый высокими стенами замок Троки. После нескольких дней осады с использованием осадных орудий находившиеся внутри замка литовцы вышли к магистру с миром и сдали ему замок. Вскоре после этого магистр повернул домой, обеспечив замок достаточным гарнизоном в количестве пятисот человек и соответствующим количеством припасов. Литвины тут же окружили троцкий замок и начали его громить снарядами из боевых машин и пищалей (pixidum projectionibus). Наконец, оставленные в замке люди магистра, видя, что могут рухнуть стены, сильно ослабленные как этой, так и предыдущей осадой, вступили в переговоры и вернули литвинам упомянутый замок. А сами двинулись домой, в целости и со своими вещами.

Источник: Kronika Jana z Czarnkowa, archidyakona gnieznienskiego, podkanclerzego krolestwa polskiego (1370-1384). Warszawa. 1905

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.