Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Е ЛУН-ЛИ

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА КИДАНЕЙ

ЦИДАНЬ ГО ЧЖИ

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

ПРОИСХОЖДЕНИЕ РОДОВЫХ ФАМИЛИЙ

Киданьские племена и роды, в сущности, не имеют фамилий, и каждый из них называют по названию места, где он живет. При женитьбе и выходе замуж местожительство не является препятствием.

После того как Абаоцзи превратил семью в государство, род правителей впервые получил название «поперечные юрты» и принял фамилию Шили от названия места, где он жил. Шили —место в двухстах ли к востоку от Верхней столицы (ныне существует река Шили моли, и при переводе этого названия на китайский язык появилась фамилия Елюй 1. —Е Лун-ли). Затем роду императрицы была пожалована фамилия Сяо 2.

По законам варваров род правителей может заключать браки только с родом императрицы, независимо от того, высокое или низкое положение занимают представители этих родов. Семьи двух племен, к которым относятся род правителей и род императриц, не могут вступать в браки с другими племенами без разрешения правителя киданей. Это не распространяется на браки между остальными племенами (равно как на китайцев и других. —Е Лун-ли). В связи с этим у северных варваров существует только две фамилии — Елюй и Сяо.

ТЕРРИТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ОБЫЧАИ  3

Владение киданей находится к востоку от [владений племени] кумоси. Ныне оно занимает земли, на которых при династии Тан жило [племя] хэйшуй мохэ. Имеется семьдесят два кочевья, не подчиняющихся друг другу.

[Кидане] любят заниматься грабежами и воровством. Считают, что горький плач, по умершему отцу или матери приносит несчастье, поэтому трупы скончавшихся родителей кладут на деревья в горах, а по прошествии трех лет собирают кости и сжигают их. При этом наливают вино, молятся и говорят: «В зимние месяцы ешьте лицом к свету, в летние месяцы ешьте лицом к тени, когда я буду охотиться, помогайте мне побольше добыть кабанов и оленей».

Грубостью и заносчивостью кидане превосходят всех восточных варваров. Обычаи их очень схожи с обычаями [племен] си и мохэ.

Когда появился Абаоцзи, он постепенно подчинил и присоединил к себе различные мелкие владения, а на службе стал широко использовать китайцев. Китайцы научили его, и он, чтобы заменить значки, вырезавшиеся на дереве, составил несколько тысяч иероглифов, для чего брал половину иероглифа, написанного почерком лишу, и производил добавления или сокращения. Кроме того, он установил правила для бракосочетаний, названия для должностей чиновников и объявил себя императором.

При династии Хань [предки киданей], разбитые сюнну, укрылись в горах Сяньби. При династии Вэй, в эру правления Цин-лун, их вождь был убит Ван Сюном, после чего люди самовольно бежали на земли к югу от реки Хуаншуй (Шарамурэнь —В. Т.) и к северу от Хуаталуна. При династии Северная Вэй сами назвали себя цидань. При династии Тан, в эры правления Кай-юань (713 —741) и Тянь-бао (742 —755), приблизительно двадцать раз являлись ко двору с дарами. Для надзора за си и киданями был назначен генерал-губернатор Фаньяна. В конце династии Тан кидане начали усиливаться.

Объединение племен 4

Первоначально кидане делились на восемь племен, и главный род назывался Дахэ. Впоследствии названия племен были изменены.

Во главе каждого племени стоял глава, которого называли дажэнь («великий человек». —В. Т.), но из них всегда выдвигался один, являвшийся князем. Перед ним выставляли знамя и барабан как знак власти над восемью племенами. Через каждые три года [дажэни] по порядку сменяли друг друга.

Если племена страдали от бедствий и моровых болезней, а скот приходил в упадок, восемь племен собирались на совещание и выставляли знамя и барабан перед следующим дажэнем, меняя таким образом князя. Сменяемый считал, что таково первоначальное условие, и не смел протестовать.

Когда пост князя занял Абаоцзи, он, сказав: «В Китае государь не меняется», стал с еще большей строгостью управлять различными владениями, не соглашаясь на замену.

Абаоцзи занимал пост князя девять лет, за что его порицали все племена. Ему ничего не оставалось делать, и он, Передав знамя и барабан, сказал всем племенам: «Я был князем девять лет, приобретя за это время много китайцев.Я хочу отделиться и стать самостоятельным племенем, чтобы управлять городом Ханьчэн. Можно ли это?» Все племена согласились с этим.

Город Ханьчэн находился к юго-востоку от гор. Таньшань, на реке Луаньхэ. Здесь добывались соль и железо. При Поздней династии Вэй здесь находился уезд Хуаянь. На землях вокруг города можно было сеять пять видов хлебных злаков, поэтому Абаоцзи во главе китайцев занялся. земледелием :и построил для лих внешние и внутренние стены, дома и рынки по образцу Ючжоу. Китайцы стали спокойно жить и не думали больше о возвращении на родину.

Абаоцзи понял, что он может положиться на свой народ, а поэтому, используя план своей жены Шулюй, разослал к дажэням племен гонцов передать: «У меня есть озеро, соль из которого кушают все племена. Однако племена знают только пользу от употребления соли в пищу, но не знают, что у соли есть хозяин. Разве так можно? Вы должны приехать и угостить меня».

Племена нашли это правильным и собрались, у соленого озера с быками и вином. Недалеко от озера Абаоцзи укрыл в засаде воинов. Когда все опьянели, воины вышли из засады и перебили дажэнсй всех племен. После этого Абаоцзи объединил племена в одно государство. Напуганные северо-восточные инородцы изъявили ему покорность.

Военная система  5

В конце Поздней династии Цзинь подчиненные 6 правителю киданей войска, которые назывались дачжан («великая юрта». —В. Т.), состояли из отрядов пиши численностью, около тридцати тысяч всадников. Это были отборные воины, являвшиеся когтями и клыками правителя варваров.

Войска, подчиненные матери императора, императрице Шулюй, назывались шушань 7. Их численность равнялась двадцати тысячам воинов. Среди них были командиры отрядов покойного правителя варваров Абаоцзи. [К настоящему времени] 8 половина из них уже состарилась. Каждый раз во время набегов на юг [из войск шушань] заимообразно бралось 9 в зависимости от потребности от трех до пяти тысяч всадников, в то время как императрица Шулюй всегда оставляла себе несколько сот всадников 10 в качестве основы племени.

Среди крупных киданьских вождей были наследник престола, Вэй-ван, Юнкан-ван, Нань-ван, Бэй-ван, юйюэ, Мада, Уя и другие. Более крупные из них имели свыше тысячи, аболее мелкие — по нескольку сот всадников. Все это были личные войска.

Из других племен имелись племена си и си   11, войска которых также насчиывали более тысячи превосходных воинов 12. Лошадей у них было мало, в большинстве они являлись пехотинцами 13. Затем были войска бохайского вождя великого шэли Гао Мо-ханя, насчитывавшие свыше десяти тысяч пехотинцев и всадников. Все они брили волосы и запахивали одежду на левую сторону, воровски подражая одеянию киданей. Кроме того, имелись жившие вблизи киданьских границ племена дадань, юйцзюэли, шивэй, нюйчжэнь и дансян, которых кидане подчинили силой. Каждое племя выставляло немногим более тысячи всадников.

В-третьих, племена тухунь, шато и свыше десяти областей и военных округов, подчиненных области Ючжоу и расположенных к северу от заставы Яньмынь, выставляли в общей сложности более тридцати тысяч воинов из кочевников и китайцев. Это были земли, которые Ши Цзин-тан, основатель Поздней династии Цзинь, подарил киданям.

Таким образом, известно, какое количество воинов могут выставить варвары и китайцы.

Каждый раз во время набегов на юг численность киданьских войск составляла не менее ста тысяч. Когда-правитель государства вторгается в пределы Китая, пехотинцы, всадники и телеги с юртами движутся не по дорогам среди полей, а идут одним фронтом, тянущимся с востока на запад. Перед «великой юртой», а также на восток и на запад высылаются три крупных вождя, каждый во главе десяти тысяч всадников, которые рассыпаются на территории от десяти до ста ли и посменно ведут разведку. Эти отряды называются ланьцзыма.

Рожок главы варваров служит сигналом, по которому войска сразу же располагаются на привал, становясь кольцом вокруг его юрты. Вблизи и вдали ломают деревья, немного гнут их и делают лукообразные караульные будки, но не устраивают окруженного копьями лагеря и не делают рвов и изгородей.

В поход выступают, услышав три удара в барабан. Тогда все сразу приходит в движение независимо от того, стоит день или ночь. До встречи с крупными силами противника не ездят на боевых конях, а поспешно садятся на них только при сближении с противником. Поэтому вновь оседланные боевые кони сохраняют большой запас сил.

Согласно военной тактике, если противник построен к, бою, не вступают в сражение, а ждут его отступления, пользуясь которым нападают на него. Часто устраивают засады, перерезают пути подвоза провианта, разводят ночами огни, подтаскивая топливо с наветренной стороны. Воины сами снабжают себя продовольствием. Не стыдятся отступления и поражения. Рассеявшиеся воины собираются снова. При морозе становятся еще более крепкими. Таковы их сильные стороны 14

Система чиновников

С пренебрежением относятся к другим фамилиям и ценят только две — Елюй и Сяо.

Из учреждений имеются киданьское управление важнейших секретных дел и управление главноначальствующего походными дворцами 15. Эти учреждения называются северными, так как они стоят к северу от юрты императора. Ведают делами, связанными с варварами.

Имеются также китайское управление важнейших секретных дел, управление дворцовогосекретариата и управление главноначальствующего походными ставками 16. Эти учреждения называют южными, так как они стоят к югу от юрты императора. Ведают делами, связанными с китайцами.

Существующая должность тииня соответствует начальнику приказа по делам императорского рода 17, илиби соответствует участвующему в управлении политическими делами, линья соответствует ученому из числа выдающихся литераторов, илицзинь соответствует правителю области. Большинство чиновников при дворе и вне его назначается по образцу Китая, а среди помогающих им чиновников есть чанши, мугу, сынугу, дунугу и тунугу.

Для управления войсками существуют управление командующего войсками, управление войск императорской гвардии кунхао, управление южного князя, управление северного князя и управление сиского князя, которые руководят войсками шигэ, и войсками старших учителей восточного и западного управлений государственной канцелярии 18.

Имеются также управления, контролируемые дядьями императора по женской линии, управление чангуня рода Яон-янь, южный и северный отряды пиши, генерал-губернаторы двадцати племен, войска пиньбили 19, войска девяти кэ, пять. генерал-губернаторов, управляющих китайцами, бохайцами и нюйчжэнями, старший учитель уе 20.

Все население в возрасте от пятнадцати до пятидесяти лет заносится в списки воинов. Перед выступлением в поход всегда убиваются серый бык и белая лошадь для жертвоприношений Небу, Земле и горе Муешань. Для приведения войск в движение отлиты золотые таблички в форме рыбы. Для набора лошадей и передачи приказов имеются двести серебряных табличек. В местах остановки войск выставляются отряды ланьцзыма, ведущие дальнюю разведку;ночью они прислушиваются к звукам в войске противника.

Каждый киданьский правитель, вступив на престол, собирает захваченные им семьи, лошадей, крупный рогатый скот, золото, шелк, а также поднесенных ему пленных или же лиц, отписанных в казну за совершенное преступление, ч создает отдельную походную ставку, которой он управляет. При этом учреждаются области и уезды, ставятся чиновники.

Когда правитель умирает, устанавливается большая юрта, а из золота отливается его изображение, перед которым в дни новолуния и полнолуния, в дни праздников и в дни кончины императоров и императриц приносятся жертвы. Для этого сооружается возвышение высотой более одного чжана, на котором в тазах сжигаются вино и пища. Это называется сожжением пищи.

Система дворцов 21

Имелось десять дворцов, к каждому из которых были прикреплены семьи, выставлявшие воинов и лошадей. Дворец Абаоцзи назывался Хунъигун, дворец Дэ-гуана — Юнсингун, дворец Уюя — Цзицингун, дворец императрицы Шулюй — Яньчангун, дворец Мин-цзы — Чжанминьгун, дворец Туюя — Чаннингун, дворец императрицы Янь-янь — Чундэгун, дворец Лун-сюя — Синшэнгун, дворец Лун-цина — Дуньмугун, дворец Лун-юня — Вэнь-чжун-ван фу.

Кроме того, имелось четыре башни: находившаяся в Верхней столице называлась Силоу — [Западная башня], находившаяся на горе Муешань называлась Наньлоу — [Южная башня], находившаяся в Лунхуачжоу называлась Дунлоу —[Восточная башня], находившаяся в Танчжоу называлась Бэйлоу — [Северная башня].

Каждый раз при возведении императора на престол складывалась куча хвороста. Новый император поднимался на нее, а внизу собиралось большое количество варваров. Хворост сжигали и делали Небу доклад [о вступлении на престол]. Китайцы, не имели права участвовать в этой церемонии 22.

Имелось сто лицедеев, которые группой по пятьдесят человек посменно дежурили ночью, а когда кончалась четвертая стража, пели перед юртой императора, что называлось гуачжан — [«оглушать криком юрту»]. Каждый раз при поклонении горе Муешань 23 и стрельбе в ветки ивы 24 лицедеи шли впереди и пели песни варваров под аккомпанемент скрипки, и это прекращалось только после окончания церемонии.

Система одежды 25

Императрица и киданьские чиновники ходят в киданьских одеждах. Император и китайские чиновники ходят в китайских одеждах.

Киданьские чиновники носят войлочный головной убор, украшенный золотым узором, к которому иногда добавляются жемчуг, яшма и перья зимородка. По-видимому, этот головной убор является подражанием головному убору буяогуань, который носили при династиях Хань и Вэй жившие на берегах реки Ляошуй. На затылке свешивается сплетенный из золотых украшений мешочек, в котором прячется пучок волос.

Носят темно-красные узкие халаты с ложной полой, подпоясанные поясом тесе, который делается из кожи и обматывается полосками желтой, и красной ткани. Для украшения на пояс прикрепляют золото, яшму, хрусталь и нефрит.

Носят также головной убор из шелка, подобный черному головному убору чиновников, надевавшемуся во время аудиенций в Китае, но у него нет полей, и он не опускается на уши. Впереди пришивают золотые украшения, а наверху завязывают темно-красную ленту. К концам ленты прикрепляются жемчужины. Носят также темно-красные или черные платки.

Взрослые мужчины, носящие темно-красные узкие халаты с поясом, надевают зеленую рубашку 26. Носящие узкие халаты с зелеными цветами по большей части надевают рубашку красного или зеленого цвета.

Знатные носят соболиные шубы. Особенно высоко ценися темно-красный соболь, а затем соболь сероватого цвета.. Используют горностая, мех которого особенно чист и бел. Незнатные украшают головной убор мехом соболя, а шубы шьют из лисьего меха.

Тетивы для луков делаются из кожи. Древки для стрел выстругиваются из березы. Седло и узда легкие, удобные для езды. На груди изображение соболя, а иногда — шеи лебедя или головы утки 27.

В эру правления Цзин-дэ, установленную сунским императором Чжэнь-цзуном, ученый из жертвенного приказа Ван Шу и чиновник финансового ведомства Ли Вэй ездили послами к киданям для принесения поздравлений по случаю дня рождения [киданьского] императора. Вернувшись, они рассказали, что глава киданей при приеме китайских послов через силу надел одежду, и головной убор, а по окончании приема сразу же повязал голову платком, собрал киданьских всадников и отправился на охоту.

Время для рыбной ловли и охоты 28

Каждый год, в первой декаде первой луны, [император] выезжал на охоту и через шестьдесят дней приезжал на реку Далухэ, где долбил лед и ловил рыбу 29. Когда лед таял, он выпускал орлов и соколов для ловли лебедей и диких гусей.

Летом, спасаясь от жары, [император] жил в горах Таньшань или в горах Шанцзин.

В первой декаде седьмой луны он снова уезжал в горы стрелять оленей. В полночь охотникам приказывали играть в рожки, подражая реву оленей, а когда те собирались, их стреляли.

Чао Хуэй, ездивший к киданям при сунском императоре Чжэнь-цзуне в качестве посла для принесения поздравлений по случаю дня рождения императора, вернувшись, рассказал, что вначале он прибыл на озеро Чанбо, на котором много диких лебедей и уток. Глава государства киданей, отправляясь на охоту, приказывает подчиненным ему всадникам бить вокруг озера в барабаны, тревожа лебедей и уток, а когда они взлетают, выпускает на них серых соколов из восточных земель у моря или же стреляет в них из лука. Глава государства киданей и остальные все имеют у пояса шило из металла или яшмы, которое называют «шило для убийства лебедей и прокалывания уток». Каждый раз, добыв первую птицу, император вырывает у нее перья и вставляет их в волосы, садится на барабан и предается пьянству, считая это наибольшим развлечением.

Кроме того, кидане любят бить зайцев, делая для этого молотки из меди или камня.

Каждый год, осенью, [кидане] одеваются в войлочные шубы, подзывают оленей и стреляют в них. В летние месяцы войлок заменяется полотном, в юртах подстилается трава, и они играют в облавные шашки, игру шуанлу или же ловят сетями соколов в глубоких горных ущельях.

Система экзаменов на ученую степень

Тай-цзу, подобно дракону взлетевший вверх в северных пустынях, был занят войной, и при нем не было правил для экзаменов на ученую степень. Только через несколько поколений благодаря установившемуся длительному миру впервые были введены правила, предусматривавшие проведение экзаменов раз в три года в волостях, областях и при управлении государственной канцелярии.

Выдержавшие экзамен в волости назывались сянцзянь — [«рекомендованные волостью»]; выдержавшие экзамен в области назывались фуцзе —[«посланные областью»]; выдержавшие экзамен при управлении государственной канцелярия назывались цзиди — [«получившие ученую степень цзинь-ши в результате экзамена»]. Если имелись сюцаи, не желавшие ехать экзаменоваться, области и уезды всегда выявляли их и отправляли на экзамен.

Темы экзаменационных работ делились на два раздела:стихи и оды и сочинения по классическим книгам. По каждому разделу выдвигался один человек, занявший на экзаменах первое место.

Раз в три года проводился экзамен на степень цзиньши. Экзаменационная палата писала на бумаге размером в два цуня фамилии выдержавших экзамен и вручала бумагу выдержавшим. Эта бумага называлась сите — [«радостный ярлык»].

На следующий день выдержавшие выходили под звуки музыки. Когда они доходили до ворот, били в двенадцать барабанов, чтобы создать подобие ударов грома.

При наступлении срока экзаменов во дворце испрашивался указ императора. Выдержавшему экзамен первым жаловалась должность чиновника и звания фэнчжи дафу и Ханьлинь инфэн вэньцзы. Выдержавшим экзамен вторым и третьим жаловалось только звание цуншилан. Все остальные также получали звание цуншилан.

При императоре Шэн-цзуне ученые отбирались, держа экзамен только на знание поэзии и законов. Поэзия считалась основным предметом, а законы — второстепенным. Что касается приказов о назначении на должности сыновей сановников, то как гражданские, так и военные сановники докладывали о сыновьях императору, и для них также имелось определенное число вакансий 30.

Комментарии

1. Шили и Елюй не совпадают по звучанию, но высказывается предположение, что иероглиф ши спутали с похожим на него иероглифом е который в дальнейшем стали писать как е (ЛШЦШБМ, гл. 1, л. 66).

2. Оуян Сю утверждает, что, когда киданьский император Дэ-гуан выехал из Китая на родину, онназначил Або, старшего брата своей жены, генерал-губернатором военного округа Сюаньу. По предложению китайского сановника Ли Суна Або была пожалована фамилия Сяо (УДШЦ, гл. 72, л. 18б).

3. В данном разделе Е Лун-ли говорит не столько об обычаях киданей, сколько об их предыстории. Приводимые данные заимствованы из династийных историй Вэй-шу, Бэй-иш и Суй-шу, текст которых приводим полностью.

А. «Владение киданей находится к востоку от [владения] кумоси, с которыми они одного корня, но разной ветви. Как те, так и другие бежали в [местность] Сунмо.

В эру правления Дэн-го (386-395) императорские войска нанесли им сильное поражение, после чего кидане бежали и отделились от кумоси. Через несколько десятков лет постепенно размножились, а их кочевья появились в нескольких стах ли к северу от Хэлуна; [кидане] часто занимались набегами и грабежами.

Начиная с эры правления [Тай-пин] чжэнь-цзюнь (440-451), испросив разрешения являться ко двору с подношениями, ежегодно предоставляли дань великолепными лошадьми. При императоре Сянь-цзу (466-471) прислали для предоставления подношений мофухэ Хэчэня. Он был принят императором и угощен следом. за послами других владений. Вернувшись, Хэчэнь рассказывал о доброте императора, и все восхищались последним.

В результате среди северо-восточных варваров, которые слышали об этом, не осталось таких, которые не хотели бы изъявить покорность императору. [Киданьские] племена сиваньдань, хэдахэ, фуфуюй, юйлин, жи-лянь, пицзе, ли и тулююй предоставили в императорскую кладовую превосходных лошадей, красивые меха и просили разрешения делать гак всегда. Все они получили право торговать между Хэлуном и Миюнем, а предоставление дани не прерывалось.

В третьем году эры правления Тай-хэ (480 г.) государство Гаоцзюйли вступило в тайный сговор с жуаньжуанями, желая захватить и разделить владение Дидоугань. Кидане опасались притеснений с его стороны, поэтому мофухэ Уюй во главе своего племени, имевшего три тысячи телег и насчитывавшего свыше десяти тысяч душ, перегнал скот и просил императора принять его в подданство и поселить на китайских землях. Он был поселен к востоку от р. Байланшуй. С этого времени он каждый год предоставлял ко двору дань. В дальнейшем Уюй сообщил о голоде среди его племени, и император Гао-цзу, пожалев его, разрешил явиться в Китай для закупки зерна.

Во времена императоров Ши-цзуня и Су-цзуна кидане постоянно направляли послов для предоставления дани, состоявшей из производимых у них вещей.

В эру правления Си-пин (516-517), когда киданьский посол Жэньцзучжэнь и другие, всего в количестве тридцати человек, возвращались обратно, вдовствующая императрица Лин, поскольку, по обычаям киданей, во время свадьбы лучшей одеждой считалась сделанная из черного войлока, подарила каждому по два куска черного войлока, чтобы вознаградить. за искреннюю преданность. Остальные подарки были пожалованы согласно старым правилам.

Предоставление дани ко двору не прекращалось и после того, как династия Вэй передала трон династии Ци» (ВШ, гл. 100, л. 15а-16а).

Б. «Владение киданей находится к востоку от [[владения] кумоси. Они одного корня, но разной ветви с кумоси. Как те, так и другие были разбиты Мужун Хуаном и бежали в местность] Сунмо.

В эру правления Дэн-го (386-395) династия Вэй нанесла киданям сильное поражение, после чего они бежали и стали жить отдельно от кумоси. Через несколько десятков лет постепенно размножились, а их кочевья появились в нескольких сотнях ли к северу от Хэлуна; [кидане] занимались набегами и грабежами.

Начиная с эры правления [Тай-пин] чжэнь-цзюнь (440-451) ежегодно поставляли дань великолепными лошадьми. При императоре Сянь-вэнь (466-471) прислали для предоставления подношений мофухэ Хэчэня. Он был принят императором и угощен следом за послами других владений. Вернувшись, Хэчэнь рассказывал о доброте императора, и все восхищались последним.

В результате среди северо-восточных варваров, которые слышали об. этом, не осталось таких, которые не хотели бы изъявить покорность императору. [Киданьские] племена сиваньдань, кэдахэ, фуфуюй, юйлин, жилянь, пицзе, ли, и тулюгань предоставили в императорскую кладовую превосходных лошадей, красивые меха и просили разрешения делать так всегда. Все они получили право торговать между Хэлуном и Миюнем, а предоставление дани не прерывалось.

В третьем году эры правления Тай-хэ (480 г.) государство Гаоцзюйли вступило в тайный сговор с жуаньжуанями, желая захватить и разделить владение Дидоугань. Кидане давно обижались на притеснения с его стороны, поэтому мофухэ Уюй во главе своего племени, имевшего три тысячи телег и насчитывавшего свыше десяти тысяч душ, перегнал скот и просил императора принять его в подданство. Он был поселен к востоку от р. Байланшуй. С этого времени он каждый год предоставлял ко двору дань. В дальнейшем Уюй сообщил о голоде среди его племени, и император Сяо-вэнь разрешил ему явиться в Китай для закупки зерна.

Во времена императоров Сюань-у и Сяо-мина кидане постоянно присылали послов для предоставления дани, состоявшей из производимых у них вещей.

В эру правления Си-пин (516-517), когда киданьский посол Жэньчучжэнь и другие, всего в количестве тридцати человек, возвращались обратно, вдовствующая императрица Лин, поскольку, по обычаям киданей, во время свадьбы лучшей одеждой считалась сделанная из черного войлока, подарила каждому по два куска черного войлока, чтобы вознаградить за искреннюю преданность. Остальные подарки были пожалованы согласно старым правилам.

Предоставление дани ко двору не прекращалась и после того, как династия Ци приняла престол от Восточной династии Вэй.

В девятой луне четвертого года эры правления Тянь-бао (553 г.) кидане нарушили границу. Император Вэнь-ди лично выступил на север для их усмирения. Дойдя до Пинчжоу, он двинулся на запад к Чанчжаню, приказав блюстителю нравов Пань Сян-лэ выступить по восточной дороге к горе Циншань во главе пяти тысяч отборных всадников. Кроме того, Хань Гую, носившему титул Аньдэ-вана, было приказано выступить на восток во главе четырех тысяч отборных всадников, чтобы отрезать киданям пути отступления.

Император перешел горный хребет, стремительно напал на киданей и нанес им сильное поражение, захватив более ста тысяч пленных и несколько сот тысяч голов разного скота. Одновременно Паиь Сян-лэ нанес сильное поражение другому киданьскому племени у горы Циншань. Все взятые в плен были размешены по разным областям.

В дальнейшем из-за притеснений со стороны туцзюэ десять тысяч киданьских семей временно поселились в Гаоли.

Обычаи киданей схожи с обычаями мохэ. Имеют склонность к набегам и грабежам. Считают, что тот, кто горько плачет по умершему отцу или матери, слаб, поэтому трупы скончавшихся родителей только кладут на деревья в горах, а по прошествии трех лет собирают кости и сжигают их. При этом наливают вино, молятся и говорят: «В зимние месяцы кушайте лицом к свету; когда я буду охотиться, помогайте мне побольше добыть кабанов и оленей». Грубостью и заносчивостью кидане превосходят всех восточных варваров.

В четвертом году эры правления Кай-хуан (584 г,), установленной династией Суй, вождь киданей явился ко двору императора во главе мохэфу.

Впятом году эры правления Кай-хуаи он явился на границу во главе всего народа и просил о принятии в подданство. Император Вэнь-ди принял его и разрешил жить на старых землях.

Сделать им выговор [?]. Кидане прислали ко двору императора посла, который бил челом и просил прощения за допущенные преступления (из-за пропусков в тексте абзац непонятен, см. перевод соответствующего места из Суй-шу. — В. Т.).

В дальнейшим вожди киданьских племен чуфу и других подняли восстание против Гаоли и изъявили покорность Китаю во главе своего народа. Император Вэнь-ди, увидев, что онипришли, сжалился над ними.

В это время император, только что заключивший мир с туцзюэ, считал важным не терять дружбы с отдаленными народами, а поэтому приказал снабдить киданей зерном и вернуть на прежнее место, указав туцзюэ ласково принять их. Кидане решительно отказались возвращаться (из-за пропусков в тексте абзац непонятен, см. перевод соответствующего места из Суй-шу. —В. Т.).

Численность киданьских племен постепенно увеличивалась, и они, отыскивая места с хорошей водой и травой, переселились на север, по берегам р. Тохэчэньшуй, лежавшей в двухстах ли прямо на север от округа Ляоси. Здесь они заняли земли, тянувшиеся с востока на запад на-сто ли, и разделились на десять племен, у каждого из которых самое большее было три тысячи, а самое меньшее свыше тысячи воинов. В зависимости от холода и теплапереходили со скотом с места на место, смотря по тому, где была вода и трава. Если предстояла война, вожди племен собирались для обсуждения связанных с ней вопросов. При сборе войск и выступлении в поход предварительно сверяли верительные таблички.

Каган туцзюэ Шаболюэ послал тутуня Паньчжи для управления киданями. Кидане убили тутуня и бежали. В седьмом году эры правления Да-е (611 г.) от киданей прибыли послы с данью, состоявшей из производившихся у них вещей» (БШ, гл. 94, л. 19а-206).

В. «Предки киданей одного корня, норазной ветви с кумоси. Как те,. так и другие были разбиты родом Мужун и бежали в [местность] Сунмо. В дальнейшем постепенно размножились и поселились в нескольких стах ли к северу от Хуанлуна.

Их обычаи очень схожи с обычаями мохэ. Имеют склонность к набегам и грабежам. Считают, что тот, кто горько плачет по умершему отцу или матери, слаб, поэтому трупы скончавшихся родителей только кладут на деревья в горах, а по прошествии трех лет собирают кости и сжигают их. При этом совершают возлияние вина, молятся и говорят: «В зимние месяцы кушайте лицом к свету; когда я буду охотиться, помогайте мне побольше добыть кабанов и оленей». Грубостью и заносчивостью кидане превосходят всех восточных варваров.

При Поздней династии Вэй из-за притеснения со стороны Гаоли киданьское племя, насчитывавшее свыше десяти тысяч душ, просило императора принять его в подданство и было поселено на р. Байпихэ. В дальнейшем из-за давления со стороны туцзюэ еще десять тысяч киданьских семей временно поселились в Гаоли.

В четвертом году эры правления Кай-хуан (584 г.) вождь киданей явился.ко двору императора во главе мохэфу. В пятом году эры правления Кай-хуан он явился на границу во главе всего народа и просил о принятии в подданство. Император Гао-цзу принял его и разрешил жить на старых землях.

В шестом году эры правления Кай-хуан киданьские племена долгое время беспрерывно нападали друг на друга, кроме того, они враждовали с туцзюэ, а связи с чем император Гао-цзу отправил посла сделать им выговор. Владение киданей прислало ко двору императора посла, который. бил челом и просил прощения за допущенные преступления.

В дальнейшем вожди киданьских племен чуфу и других подняли восстание против Гаоли и во главе своего народа изъявили покорность Китаю. Император Гао-цзу принял их и поселил к северу от Хэсинасе.

В конце эры правления Кай-хуан киданьское племя в количестве более четырех тысяч семей подняло восстание против туцзюэ и явилось с изъявлением покорности 'Китаю. В это время император, только что заключивший мир с туцзюэ, считал важным не терять дружбы с отдаленными народами, а поэтому приказал снабдить киданей зерном и вернуть на прежнее место, указав туцзюэ ласково принять их. Кидане решительно отказались возвращаться.

Численность киданьских племен постепенно увеличилась, и они, отыскивая места с хорошей водой и травой, переселились на север, по берегам р. Тохэчэньшуй, лежавшей в двухстах ли прямо на север от округа Ляоси. Здесь они заняли земли, тянувшиеся с востока на запад на пятьсот ли и с юга на север на триста ли. Делились на десять племен, у каждого из которых самое большее было три тысячи, а самое меньшее свыше тысячи воинов. В зависимости от холода и тепла переходили со скотом с места на место, смотря по тому, где была вода и трава. Если предстояла война, вожди племен собирались для обсуждения связанных с ней вопросов. При сборе войск и выступлении в поход предварительно сверяли верительные таблички.

Каган туцзюэ Шаболюэ послал тутуня Паньчжи для управления киданями» (СШ, гл. 84, л. 196 —206).

Мы специально полностью привели данные о предыстории киданей, имеющиеся в наиболее ранних китайских источниках. Это скудные, повторяющие друг друга сведения, лишь в отдельных случаях вносящие небольшие уточнения, Совершенно естественно, что небольшой и слабый кочевой народ, окруженный враждебными ему сильными соседями (сначала жуаньжуани и гаоцзюйли, затем туцзюэ), не представлял угрозы для Китая, а поэтому не привлекал внимания китайских историков. Их не могло интересовать, где бродили со своими стадами отдельные киданьские кочевья, какие войны вели они между собой, кто были их вожди. Они лишь добросовестно отмечали то, что относилось к области взаимоотношений между Китаем и киданями, и оставляли в стороне все, что касалось истории самих киданей.

В результате ранняя история киданей бесследно исчезла в глубине веков, и не удивительно, что два основных источника по истории этого народа, Цидань го чжи и Ляо-ши, начинают ее только с первого императора киданей — Лбаоцзи.

4. Заимствовано из гл. 71 «Новой истории Пяти династий».

5. Описание военной системы киданей заимствовано из доклада сановника Сун Ци, представленного в 989 г. сунскому императору Тай-цзуну (см. СШ, гл. 264, л. 16б-17а). Приводимые данные относятся к 944-946 гг., т. е. к годам крушения Поздней династии Цзинь, павшей под ударами киданей. Более подробные сведения о военной системе киданей содержатся в Ляо-ши и даны в коммент. 14.

6. Слово «подчиненные» передано Е Лун-ли китайскими иероглифами буся, но в докладе Сун Ци стоят иероглифы тоуся. К. Витфогель рассматривает тоуся как транскрипцию киданьского слова и связывает его с монгольским tusi-уа — «поддержка, опора», производным от глагольной основы tusi — «полагаться на, доверяться» (ИКОЛ, с. 65, примеч. 29).

На основании текста Сун Ци перевод должен быть: «В конце Поздней династии Цзинь войска, которые называли дачжан и которые служили опорой правителю киданей и т. д.».

7. Шушань (букв. «относящийся к кораллу»). Согласно Ляо-ши., войска шушань, созданные женой Абаонзи, насчитывали двести тысяч отборных инородческих и китайских воинов. Войска были настолько хороши, что их сравнивали с кораллом (ЛШ, гл. 46, л. 116).

8. Вставлено на основании доклада Сун Ци (СШ, гл. 264, л. 16а). 9. В тексте Е Лун-ли вместо иероглифов — «заимообразно бралось» ошибочно стоят иероглифы, не поддающиеся объяснению (СШ, гл. 264, л. 166).

10. Вместо «несколько сот всадников» нужно «остальных всадников» (СШ, гл. 264, л. 166).

11. Два племени, названия которых, несмотря на одинаковое чтение, передаются различными китайскими иероглифами — си и си

12. Вместо «более тысячи превосходных воинов» нужно «более десяти тысяч превосходных воинов» (СШ, гл. 264, л. 17а).

13. В тексте Е Лун-ли выпущен иероглиф бу — "пехотинец".

14. Более подробное описание, военной системы киданей, организации походов и применявшейся военной тактики дано в Ляо-ши, где говорится:

«Согласно военной системе, существовавшей в государстве Ляо, все население в возрасте от пятнадцати до пятидесяти лет было занесено в военные списки. На одного воина регулярных войск приходилось три лошади, один фуражир и один человек, обслуживающий лагерь.

Каждый имел железные латы из девяти предметов, чепрак, узду, железные или кожаные латы для коня в зависимости от силы животного, четыре лука, четыреста стрел, длинное и короткое копье, гудо, топор, алебарду, небольшой флаг, молоток, шило, нож, огниво, лохань для лошади, один доу сухой пищи, мешок для сухой пищи, крюк, [войлочный] зонт и двести чи веревки для связывания лошадей. Все это воины запасали самостоятельно.

Воины и лошади не снабжались зерном и соломой. [Вместо этого] ежедневно во все стороны рассылались конные фуражиры, которые доставали для них пропитание путем грабежа...

...Начиная военные действия, император во главе киданьских и китайских гражданских и военных сановников всегда докладывал об этом духам Неба, Земли и Солнца и приносил в жертву серого быка и белую лошадь.

Не совершалось только поклонения Луне. Приближенным сановникам давался приказ доложить о началевойны покойным императорам, начиная от Тай-цзу, у их гробниц, а также духу горы Мугшань.

После этого император объявлял всем районам указ о наборе воинов. Однако южный и северный князья, князь племени си, бохайские войска в Восточной столице и войска, подчинявшиеся столице Яньцин, несмотря на полученный императорский указ, не решались сразу выступить. в поход. Они непременно должны были представить доклад императору. который посылал старших военачальников с золотыми бирками ц форме рыбы, и если обе части бирок сходились, войска приводились в движение.

Сразу жепо получении императорского указа [о наборе воинов] собирались лица, подлежащие призыву на военную службу, подсчитывалось имущественное положение их семей, проверялись списки и войска приводились в порядок в ожидании дальнейших распоряжений.

Командиры, начиная от начальников десятков, проверяли войска в порядке занимаемых постов и получали вооружение и бирки у своего командования. Посланцы императора не имели права вмешиваться в это. По окончании общей проверки войск снова представлялся доклад императору. В зависимости от количества воинов император ставил во главе войск своих посланцев, и они с местным командованием контролировали действия друг друга. Они просили также разрешения выставить знамя и барабан пяти направлений.

После этого император лично проверял военачальников и командиров, а также выбирал из числа заслуженных родственников и высших сановников лиц на посты главнокомандующего походными войсками, помощника главнокомандующего и главного инспектора. Он выбирал также из всех войск тридцать тысяч самых отборных воинов, которые являлись его гвардией, три тысячи удальцов, которые являлись авангардом, и свыше ста отчаянных человек в отряд ланьцзы, ведший дальнюю разведку. Каждый из этих отрядов имел собственного командира. Кроме того, все отряды армии, в зависимости от их численности, выделяли от пяти ,до десяти человек, которые соединялись в отряд во главе с отдельным командиром и использовались для вызова войск и передачи распоряжений.

Во время походов против юга смотр войскам производился большей частью на озере Юаньянпо, лежавшем в тысяче ли к северу от Ючжоу. Движение войск происходило по дорогам через проходы Цзюйюнгуань, Цаовангу, Баймакоу, Губэйкоу, Аньдамакоу, Сунтингуань и Юйгуань. Когда войска подходили к областям Пинчжоу и Ючжоу, император рассылал в разные стороны гонцов с приказанием двигаться быстрее и не задерживаться долго на месте из-за опасения, что будут вытоптаны хлеба. Выступление в поход совершалось непозднее девятой, а возвращение из похода происходило не позднее двенадцатой луны. На дорогах, [по которым двигались войска], не должны были попадаться буддийские монахи, монашки и лица в траурных одеждах.

Когда император лично участвовал в походе, он оставлял в Ючжоу одного из членов императорского рода, носившего титул дана. для временного управления важными военными и государственными делами.

После вступления на китайскую территорию войска делились и двигались отдельно по трем дорогам через военный округ Гуансиньцзюнь, область Сюнчжоу и область Бачжоу. Император всегда двигался по средней дороге, в то время как главнокомандующий войсками и императорская гвардия двигались по остальным направлениям. Если на пути войск встречались уездный город или крупное поселение, они сразу же совершали нападение. Если же это был крупный областной город или центр военного округа, то сначала всегда выяснялись сильные и слабые места в обороне и возможности нападения, после чего предпринимался штурм. Жилища, сады, парки, тутовые деревья и кудрания, расположенные вдоль дорог, {по которым проходили войска], обязательно уничтожались и сжигались.

При приближении к Северной столице династии Сун войска, шедшие по трем направлениям, соединялись для обсуждения вопросов, связанных с набегом. Точно так же поступали и при отступлении.

Впереди, сзади, оправа и слева войск, двигавшихся по трем направлениям, выставляли дозорные отряды. Впереди и сзади дозорных отрядов, на расстоянии более двадцати ли, шли отряды ланьцзы, ведшие дальнюю разведку; каждый отряд насчитывал более десяти человек. Все воины этих отрядов были в латах. Ночью, проехав пять или десять ли, они останавливались на короткое время, сходили с коней и прислушивались, не слышно ли звуков, издаваемых людьми или лошадьми. Если звуки были слышны, они захватывали людей и лошадей. Когда собственных сил было недостаточно, они срочно сообщали передовому отряду [о противнике] и общими силами нападали на него. Если встречался крупный отряд, они срочно сообщали о нем командующему войсками. Таким образом, реальные силы противника и его действия им были всегда известны.

Если стоявшие на пути движения областные города прочно оборонялись и на них нельзя было напасть, войска проводились мимо. Когда опасались, что противник может выйти из города и преградить дальнейший путь, то город окружали, стреляли из луков и били в барабаны, создавая картину нападения. Только после того как противник закрывал ворота города и переходил к обороне, в результате чего впереди не.оставалось препятствий, войска шли дальше.

Выделялись войска для нападений и нарушения коммуникаций, для того, чтобы перерезать сообщение между областными городами и, изолировав их один от другого, оставить без помощи. Из-за опасения, что войска в крупных и мелких областных городах, мимо которых они проходили, могут ночью выйти и произвести неожиданное нападение или же соединиться с войсками, имеющимися в соседних областях, с наступлением сумерек у каждого города более чем в ста шагах слева и справа от городских ворот выставлялся отряд из ста всадников, одетых в латы, с оружием в руках.

Если противник выходил и они были не в состоянии справиться с ним, скакали обратно, собирали войска и вступали в сражение. Воины высылались ночью также для объезда близлежащих больших дорог, тропинок, путей в горах и переправ через реки.

Все фуражиры были одеты в латы и имели оружие. Из групп фуражиров составлялись отряды. Сначала они всегда вырубали сады и деревья, а затем выгоняли захваченных стариков и детей, заставляя их переносить землю и бревна для засыпки рвов и канав у городских стен. Во время штурма городов их всегда заставляли первыми подниматься на стены, так что стрелы, камни и сбрасываемые защитниками города деревья причиняли вред только старикам и детям.

Кроме того, за войсками следовало десять тысяч ополченцев, набранных среди китайцев, живших в областях и уездах государства Ляо, обязанность которых состояла в рубке деревьев и подсыпке дорог.

Частокол вокруг мест, где останавливался император, и военных лагерей сооружался только из тута, кудранин, сливы и каштана. Когда войска уходили, деревья сжигались.

Если войска противника были построены и боевой порядок, то учитывались расположение позиции, местонахождение больших и малых гор и рек, дороги для нападения и отступления, кратчайшие пути для переброски подкреплений, места, из которых подвозился провиант, и разрабатывались меры для установления над ними контроля. Затем со всех сторон вокруг неприятельских позиций располагались всадники, сведенные в отряды численностью в пятьсот-семьсот человек. Десять отрядов составляли дао, десять дао — один мянь. У каждого отряда был свой командир.

Вначале один отряд, скача на лошадях, с громкими криками нападал на позиции противника. В случае удачи наступали все остальные отряды. В случае неудачи первый отряд отводился обратно и его место занимал второй. Отступившие давали отдых лошадям, а сами пили воду или ели сухую пищу. Так поступали все дао, сменяя отступление наступлением. Если противник твердо стоял на позициях, они не продолжали упорного сражения, а ждали два-три дня, пока противник не устанет.

[В это время] фуражирам приказывалось привязывать к лошади две метлы и быстро скакать по ветру, чтобы поднимаемая пыль покрывала позиции врага. Фуражиры поочередно ездили взад и вперед, так что находившийся в середине уже голодный и усталый противник не видел даже друг друга, и это приводило к победе.

Если на южном фланге противника достигался успех, а на северном фланге приходилось терпеть неудачу, причем находившийся в центре главный военачальник никак нс мог узнать об этом, использовались в качестве звуковых сигналов названия гор и рек, расположенных в различных частях их страны, для того чтобы сообщить друг другу о своем положении и прийти на помощь друг другу.

Когда император не принимал личного участия в походе, поход совершался под командованием крупного сановника, имевшего не менее ста пятидесяти тысяч воинов, причем наступление и возвращение также производилось по трем дорогам, а войска встречались вблизи Северной столицы династии Сун. Войска начинали наступление в девятой и возвращались в двенадцатой луне. Порядок военных действий оставался прежним.

Если весной, в первой луне, и осенью, в девятой луне, не назначался главнокомандующий, то посылалось только шестьдесят тысяч всадников. Им не разрешалось глубоко вторгаться в китайские земли, они не нападали на города, обнесенные стенами и рвами, не рубили деревьев. Они только опустошали земли в пределах трехсот ли от границы и уничтожали тамошнее население, чтобы подорвать земледелие и скотоводство.

Когда войска вторгались в южные земли, пехотинцы, всадники и телеги с юртами двигались не полевыми дорогами. Военачальники, посланные в трех направлениях во главе отрядов Ланьцзы, численностью в десять тысяч всадников каждый, рассыпали воинов на территории от десяти до ста ли, которые посменно несли разведывательную службу. С наступлением сумерек подавались сигналы рожками, и все сразу располагались кольцом на привал вокруг юрты императора. Вблизи и поодаль ломали деревья, немного сгибали их и делали лунообразные караульные будки, но не устраивали окруженного копьями лагеря и не делали рвов и изгородей. В поход выступали, услышав три удара в барабан, когда все, будь то днем или ночью, сразу приходило в движение.

До встречи с крупными силами противника не ездили на боевых конях; когда же сближались е противником, только что оседланные боевые кони сохраняли большой запас сил.

Если противник был построен к бою, они не вступали в сражение, а ждали его отступления, чтобы напасть на него. Часто устраивали засады, перерезали пути подвоза провианта, разводили ночью огонь, подтаскивая топливо с наветренной стороны. Воины сами снабжали себя продовольствием. Рассеявшиеся воины собирались снова. Они были искусны в сражениях и выносливы к морозу. В этом и была причина силы их войск» (ЛШ, гл. 34, л. 2б-5б).

15. Управление главноначальствующего походными дворцами. Допущена ошибка: вместо иероглифа гун — «дворец» стоит иероглиф гуань — чиновник». Вероятно, имеется в виду киданьское управление главнокомандующего походными дворцами, функции которого состояли в отдаче распоряжений ордам в обычное время и во время военных походов (ЛШ, гл. 45, л. 23б).

16. Управление главноначальствующего походными ставками. Это учреждение называлось также управление главнокомандующего над китайцами, приписанными к походным дворцам, или южное управление главнокомандующего походными дворцами (ЛШ, гл. 47, л. 19б).

17. В тексте ошибка: вместо иероглифов цзунчжэнцин стоят иероглифы цзунчжэнсы. Цзунчжэн (цзун — «род», а чжэн — «глава, начальник») —старший чиновник, ведающий делами императорского рода, — название должности, существовавшей при династиях :Цинь и Хань. В 4 г. н. э. название должности было изменено на цзунбо (Х)Ш,.гл. 19а, л. 8а).

При династии Тан был создан приказ по делам императорского рода во главе с начальником и его помощником.

Функции начальника приказа по делам императорского рода состояли в составлении родословных членов императорского рода.

18. Шигэ —значение термина неясно. Возможна описка: вместо иероглифа вэй поставлен иероглиф гэ. Если это так, та имеются в виду войска из шивэйцев, живших к северу от киданей. Такое предположение подкрепляется тем, что ниже говорится о восточном и западном управлениях государственной канцелярии, и в этом случае получается, что все племена, жившие на севере, востоке и западе от киданей, входили в систему их военной организации.

Восточное и западное управления государственной канцелярии упоминаются в Ляо-ши, где говорится, что их функции состояли «в управлении военными делами». Во главе управлений стояли старший учитель восточного управления государственной канцелярии и старший учитель западного управления государственной канцелярии (ЛШ, гл. 46, л. 10а —106).

19. Пиньбили. В тексте ошибка: должно быть «войска-кэ, носящие название пиньби» (ЛШ, гл. 46, л. 136).

20. В тексте ошибка: вместо иероглифов уе стоят иероглифы учжи. Значение уе неясно, но это было учреждение, занимавшееся выплавкой железа и возглавлявшееся старшим учителем (ЛШ, гл. 46, л. 7а-7б).

21. Говоря о системе дворцов, Е Лун-ли под дворцами имеет в виду волудо — «орду», т. е. своеобразную военную организацию, служившую основой военной мощи киданей.

Термин «орда» становится известным среди кочевых народов задолго до нашей эры, при Ранней династии Хань (207 г. до и. э, —9 г. н. э.). Рассказывая об истории сюнну, Сыма Цянь пишет: «Между [дукху] и сюнну пролегала брошенная земля, на которой на расстоянии более тысячи ли никто не жил; и те и другие жили по ее краям, образуя оуто» (ШЦ, гл. 110, л. 86).

В наиболее раннем комментарии, предложенном Фу Цянем, жившим при Поздней династии Хань, термин оуто объясняется как «земляной дом для наблюдения за ханьцами» (ШЦ, гл. 110, л. 86, примеч.). Такое толкование, как нам кажется, опровергается дальнейшим текстом Сыма Цяня. Китайский перебежчик Чжунхан Юэ, сопоставляя в споре с ханьским послом обычаи сюнну и китайцев, заканчивает свои многочисленные нападки высокомерной тирадой: «О люди, живущие в земляных домах, заботьтесь о том, чтобы не говорить лишнего, если будете много болтать, чего тогда стоят ваши чиновничьи шапки?!» (ШЦ, гл. 110, л. 176). Вряд ли сюнну могли иметь земляные дома, если они служили для них наряду с чиновничьими шапками символом враждебного оседлого китайского общества.

Близкие по смыслу объяснения предлагают Вэй Чжао и Чжан Шоу-цзе, первый понимает под оуто пограничные заставы, а второй — пограничные наблюдательные строения (ШЦ, гл. 110, л. 86, примеч.). По-видимому, основываясь на приведенных комментариях, Н. Я. Бичурин и перевел термин оуто как «пограничный караул» (СС, с. 47, 78).

Китайские ученые нового времени отвергают значения, предложенные их предшественниками. Дин Цянь, например, понимает под оуто «бесплодную землю, непригодную для жизни человека» (ЛДГЦЧЦХБ, т. 1, с. 22).

Японский ученый Сиратори связывает рассматриваемый термин с оdа (осман.) — «комната, жилище, дом»; оtак (чагатайск.) — «шалаш, жилище»; оtок (бур.-монг.) — «стоянка»; оtок (тунгус.) — «палатка»; оdаr (чуваш.) — «загон для овец».

В. А. Панов предполагает, что под пограничными заставами или наблюдательными строениями подразумевались вестовые маяки или огневые вышки, и относит термин оуто к производным от древнетюркского от — «огонь» (КИНСД, с. 28-30).

Наиболее убедительным представляется мнение Де Грота, который видит в оуто тюркское слово оrdu —«ставка, лагерь, дворец» (ДГ, с. 52). Мнение Де Грота подтверждает и текст Хань-шу. В главе «Повествование о сюнну» термин оуто встречаемся несколько раз под 80, 68, 48 гг. до н. э. (ХШ, гл. 94).

Из текста видно, что под оуто имеются в виду не пограничные заставы или наблюдательные пункты, а вооруженный лагерь значительных размеров, который был в состоянии успешно отразить нападение нескольких тысяч человек. В таком вооруженном лагере нашел смерть посланный к шаныою ханьский посол Гу Цзи. Очевидно, вполне допустимо отождествлять оуто с тюркским термином оrdu — «орда».

Первое упоминание об огdu в Средней Азии встречается в орхонских надписях: «Враждебные нам огузы напали на орду» (ПДП, с. 42). Крупный советский тюрколог С. Е. Малов в данном случае под ордой понимает становище. Несомненно, что в VIII в. оrdu была известна в Восточнотюркской империи и, по-видимому, подобная же система организации военных лагерей существовала в конце I тысячелетия до н. э. у сюнну и их восточных соседей — дунху.

Однако, хотя орда была известна среди кочевых народов очень давно, ее описание впервые дается в Ляо-ши (см. ИКОЛ, с. 508-517).

Возникновение орд у киданей и их назначение описываются следующим образом: «Тай-цзу, вступив на престол, будучи илицзинем племени дела, разделил собственное племя на пять дворов и шесть дворов, которые управлялись императорским родом. Поскольку у него не стало хватать личной охраны, он установил систему волудо, оторвав для себя области и уезды, прирезав дворы и тягловых, чтобы укрепить центральную власть за счет местной. Завещанный им план продолжили потомки, которые из поколения в поколение создавали охрану дворца.

Когда император пребывал во дворце, охрана защищала, а когда выезжал, сопровождала его. После похорон императора она продолжала охранять его могилу. При возникновении военных действий военные управления, имевшиеся в пяти столицах и двух областях, рассылали приказ о наборе воинов, которые [ быстро] собирались, так что не было необходимости ждать прибытия войск из областей, уездов и от племен, поскольку сразу же была готова армия из ста тысяч всадников» (ЛШ, гл. 35, л. 16).

Уникальный материал, рассказывающий о киданьских ордах, имеется в Ляо-ши; он приводится ниже. Выпущены лишь названия мелких административных единиц, входивших в состав орд.

«Во времена глубокой древности [люди] одевались в листья и питались плодами деревьев, жили в гнёздах и обитали в норах, но были радостны и довольны своим положением, [ни к чему] не стремились [и ни за что] не боролись 1. Затем, когда власть Янь-ди 2 ослабла, Чи-ю 3 поднял смуту и впервые сделал щиты и копья, чтобы вредить Поднебесной. За это Сюань-юань убил его у холма Чжолу. [После этого], оставаясь на месте, Сюань-юань выставлял во дворце изображение Чи-ю, а отправляясь в путь, вывешивал над знаменем хвост яка, чтобы предостеречь Поднебесную [от беспорядков] на вечные времена. В связи с этим нельзя было не создавать войска и охраняемые лагеря.

После окончания бедствий, связанных с потопом, Ся-хоу 4 впервые построил на юге от области Цзичжоу города с внутренними и внешними стенами, население в которых жило оседло. В землях, несших повинности умиротворенных владений (суйфу. —В. Г.), в пределах внешних [двухсот ли] применялась военная сила, а в пределах внутренних.[трехсот ли] сообразовывались с нормами просвещения и законами. Организованные здесь охраняемые лагеря, защищавшие с четырех сторон государство, были созданы как мера предосторожности, на случай чрезвычайных событий.

К северу от областей Бин и Ин жестокие ветры и продолжительные морозы. Население переезжает там с места на место в поисках тепла, не зная в течение круглого года спокойной жизни. Там на десятки тысяч ли тянутся пустующие земли, на которых, пользуясь каждым случаем, действуют грабители и разбойники, внутренние и внешние смутьяны. Отсюда создание защищенных лагерей являлось необходимостью 5 и вызывалось обстановкой.

После усиления государства Ляо в нем была установлена еще более тщательная система защиты. В местах постоянного жительства императора существовала охрана дворцов, называемая олудо ("орда". —В. Т.), при выездах устраивались походные лагеря, называемые найбо, границы защищались племенами.

При возникновении чрезвычайных событий главным занятием являлась война, в мирное время жизнь проходила в охоте и рыбной ловле, но не проходило дня, чтобы не устраивались лагеря, и не было места, где бы лагерь не защищался. Правила и постановления, действовавшие после основания государства, уделяли этому главное внимание, в связи с чем и составлена данная запись об охране лагерей.

Охрана дворцов

По законам государства Ляо при вступлении на престол Сын Неба учреждал охрану дворца, для которой выделялись области и уезды, делились племена, создавались официальные учреждения, производилась перепись населения и набирались войска. После смерти императора войска подчинялись дворцам и юртам императриц или наложниц, чтобы охранять кладбище покойного. В случае набора войск для войны здоровые и совершеннолетние принимали участие в военных действиях, а слабые и старые оставлялись для охраны.

Орда Тай-цзу называлась дворец Хунъи, орда императрицы Ин-тянь называлась дворец Чаннин, орда Тай-цзуна 6 называлась дворец Юнсин, орда Ши-цзуна называлась дворец Цзицин, орда Му-цзуна называлась дворец Яньчан; орда Цзин-цзуна называлась дворец Чжанминь, орда вдовствующей императрицы Чэн-тянь называлась дворец Чундэ, орда Шэн-цзуна называлась дворец Синшэн, орда Син-цзуна называлась дворец Яньцин, орда Дао-цзуна называлась дворец Тайхэ, орда Тянь-цзо называлась дворец Юнчан. Кроме того, великий младший брат императора, Сяо-вэнь 7, имел дворец Дуньму, а главный помощник императора Елюй Лун-юиь 8 имел подворье, называемое "подворье князя Вэнь-чжуна".

Всего в состав всех орд входило тридцать восемь областей, десять уездов, сорок одно военное управление, двадцать три шиле, семьдесят четыре вали, девяносто восемь мэйли, два дэли и девятнадцать чжаса. Основных дворов насчитывалось восемьдесят тысяч и переселенных инородческих 9 и китайских дворов — сто двадцать три тысячи, а всего двести три тысячи дворов 10.

Орда Суань была основана Тай-цзу. На языке киданей "сердце и живот" назывались суань, а "дворец" назывался олудо. Это был дворец Хунъи, созданный из верной охраны с добавлением бохайских пленных и семей из области Цзиньчжоу. Орда Тай-цзу находилась в области Линьхуан, а его кладбище —в двадцати ли к юго-востоку от Цэучжоу. В орде насчитывалось восемь тысяч основных дворов и семь тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла семь тысяч конных воинов.

Областей — 5: Цзинь, Цзу, Янь, Ци, Инь.
Уездов — 1: Фуи.
Военных управлений —4:в Южной столице. Западной столице, области Фыншэн, области- Пинчжоу.
Шиле — 2.
Вали — 4.
Моли. — 4.
Дэли — 2.

Орда Гоанянь была основана Тай-цзуном. "Привести государство в порядок" называлось гоанянь. Это был дворец Юнсин, первоначально называвшийся "орда Гувэнь". Орда была создана из бохайских семей, взятых в плен Тай-цзу во время усмирения государства Бохай; семей, подчиненных военному управлению в области Хуайчжоу, входившей в район Восточной столицы 11, уезда Хуайжэнь в области Юньчжоу и уезда Луаньхэ в области Цзэчжоу. Находилась вблизи реки Югухэ, в то время как кладбище. Тай-цзуна лежало в тридцати ли к югу от Хуайчжоу. В орде насчитывалось три тысячи основных дворов и семь тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла пять тысяч конных воинов.

Областей —4: Хуай, Цянь, Кай, Лай.
Уездов — 2: Баохэ, Луаньхэ.
Военных управлений —4: в Южной столице, Западной столице, области Фыншэн, области Пинчжоу.
Шиле —1.
Вали — 4.
Моли —13.
Чжаса — 7.

Орда Елувань была основана Ши-цзуном. "Процветание" называлось елувань. Это был дворец Цзицин, созданный из телохранителей императора Вэнь-сяня 12, семей, взятых в плен Тай-цзу, семей, подчиненных военному управлению в области Юньчжоу, а также семей из областей Гаочжоу и Ичжоу. Орда Ши-цзуна находилась к востоку от реки Тухэ, а кладбище — к северу от дворца Чаннин. В орде насчитывалось пять тысяч основных дворов и восемь тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла восемь тысяч конных воинов.

Областей — 3: Кан, Сянь, И.
Уездов —1: Шаньдун.
Военных управлений — 4.
Шиле — 1.
Вали — 8
Моли — 10.

Орда Пусувань была основана вдовствующей императрицей Ин-тянь. "Благоденствие" называлось пусувань. Это был дворец Чаннин, созданный из семей области Ляочжоу и семей из уезда Хайбинь. Орда вдовствующей императрицы Ин-тянь находилась в области Гаочжоу, а ее кладбище — в ста. ли к востоку от Лунхуачжоу. Ши-цзун причислил орду к дворцу императора Жан-го 13. В орде насчитывалось семь тысяч основных дворов и шесть тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла пять тысяч конных воинов.

Областей —4: Ляо, Икунь, Ляоси, Сянь.
Уездов — 3: Фынсянь, Гуйи, Динба.
Военных управлений — 4.
Шиле — 1.
Вали — 6.
Моли —13.

Орда Долибэнь была основана Му-цзуном. Это был дворец Яньчан. "Замирить" называлось долибэнь. Орда была создана из семей орды Гоанянь, пленных семей племени цзубу, семей, подчиненных военному управлению в Средней столице и военному управлению в Южной столице, а также семей из областей Сянь, Синь и Хань. Орда Му-цзуна находилась к югу от горы Цзюяли, а его кладбище — к югу от столицы. В орде насчитывалось тысяча основных дворов и три тысячи переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла две тысячи конных воинов.

Областей — 2: Суй, Хань.
Военных управлений —3: в Средней столице. Южной столице и в области Пинчжоу.
Шиле — 1.
Вали — 4.
Моли — 4.

Орда Цзяньму была основана Цзин-цзуном. Это был дворец Чжанминь. "Передавать по наследству" называлось цзяньму. Орда была создана из личной стражи императора Чжан-су 14 и семей из области Уань. Орда Цзин-цзуна находилась на реке Хэлухэ, а его кладбище — к югу от Цзучжоу. В орде насчитывалось восемь тысяч основных дворов и десять тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла десять тысяч конных воинов.

Областей — 4: Юн, Лунхуа, Цзяньшэн, Тун.
Уездов —2: Синтан, Фусу.
Военных управлений — 4.
Шиле — 2.
Вали — 7.
Моли — 11.

Орда Гувэнь была основана вдовствующей императрицей Чэн-тянь. Это был дворец Чундэ. "Яшма" называлась гувэнь. Орда была создана из семей трех областей: Цянь, Сянь и Шуан. Орда вдовствующей императрицы Чэн-тянь находилась к востоку от реки Тухэ, а сама она была похоронена на кладбище императора Цзин-цзуна. В орде насчитывалось шесть тысяч основных дворов и десять тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла десять тысяч конных воинов.

Областей —4: Цянь, Чуань, Шуан, Гуйдэ.
Уездов —1: Лу (Верхняя столица).
Военных управлений — 3: в Южной столице. Западной столице, области Фыншэн.
Шиле — 3.
Вали —7.
Моли — 11.
Чжаса — 5.

Орда Нюйгу была основана Шэн-цзуном. Это был дворец Синшэн. "Золото" называлось нюйгу. Орда была создана из семей, входивших в орды Гоанянь, Елувань и Пусувань. Орда Шэн-цзуна находилась в Нюйхуньхочжи, а его кладбище — в Наньане, в области Цинчжоу. В орде насчитывалось десять тысяч основных дворов и двадцать тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла пять тысяч конных воинов.

Областей —5: Цин, Си, У (Верхняя столица), У (Восточная столица), Ба.
Военных управлений — 4.
Шиле — 4.
Вали — 6.
Моли — 9.
Чжаса — 5.

Орда Водувань была основана Син-цзуном. Это был дворец Яньцин. "Размножение" называлось водувань. Орда была создана из семей, входивших, в различные орды, и семей области Жаочжоу. Орда Син-цзуна находилась к западу от Гаочжоу, а его кладбище — в области Цинчжоу, входившей в район Верхней столицы. В орде насчитывалось семь тысяч основных дворов и десять тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла десять тысяч конных воинов.

Областей — 3: Жао, Чанчунь, Тай.
Военных управлений — 4.
Шиле —2
Вали — 6.
Дали — 1.
Моли — 6.

Орда Асы была основана Дао-цзуном. Это был дворец Тайхэ. "Обширный" называлось асы. Орда была создана из императорских слуг в различных ордах и семей области Синчжун. Орда Дао-цзуна находилась на озере Хаошуйлэ, а его кладбище — в области Цинчжоу, входившей в район Верхней столицы. В орде насчитывалось десять тысяч основных дворов и двадцать тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла пятнадцать тысяч конных воинов.

Шиле — 2.
Вали — 8.
Моли —7.

Орда Алувань была основана императором Тянь-цзо. Это был дворец Юнчан. "Помогать" называлось алувань. Орда была создана из императорских слуг в различных ордах и семей из областей Чунь и Сюань. В орде насчитывалось восемь тысяч основных дворов и десять тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла десять тысяч конных воинов.

Шиле — 2.
Вали — 8.
Моли — 8.

Дворец Дуньму, принадлежавший великому младшему брату императора, Сяо-вэню, назывался орда Чишидэбэнь. "Почитание родителей" называлось чишидэбэнь. Орда была создана из слуг императора Вэнь-сяня, бохайских пленных и семей из трех областей: Цзянь, Шэнь и Янь. Кладбище Сяо-вэня находилось в тридцати ли к юго-западу от Цзучжоу. В орде насчитывалось три тысячи основных дворов и пять тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляла пять тысяч конных воинов.

Областей — 3: Цзянь, Шэнь, Янь.
Военных управлений —1: в Южной столице.
Шиле — 2.
Вали — 6.
Моли — 2.
Чжаса — 2.

Елюй Лун-юнь —великий главный помощник императора, имевший титул Цзиньго-вана, собственно говоря, носил фамилию Хань и имя Дэ-жан, киданьская же фамилия была пожалована ему в награду за заслуги. Он был исключен из списков лиц, приписанных к ордам, и приписан к роду дяди императора, принадлежавшего к поперечным юртам. Посмертно ему была пожалована должность начальника государственной канцелярии и имя Вэнь-чжун.

Поскольку Елюй Лун-юнь не имел сыновей, его наследником был объявлен Елу, сын Тебу, носивший титул Вэй-вана и принадлежавший к императорскому роду. Елу умер в молодости, поэтому император Тянь-цзо поставил вместо него наследником Елюй Лун-юня своего сына Аолуо.

[После смерти Елюй Лун-юня] государство предоставило погребальные принадлежности [для его похорон], построило храм около кладбища Цяньлин и создало по образцу прочих орд подворье князя В-энь-чжуна. В подворье насчитывалось пять тысяч основных дворов и восемь тысяч переселенных инородческих и китайских дворов. Выставляло десять тысяч конных воинов.

Областей — 1.
Военных управлений — 6: в Верхней столице, Средней столице, Южной столице, Западной столице, области Фыншэн и области Пинчжоу» (ЛШ,. гл. 31, л. )а —9б).

22. Церемония возведения императора на престол называлась чаицэи. Иероглиф чай — «хворост» входит в название в связи с тем, что для совершения церемонии сооружался жертвенник из хвороста, который затем сжигали, чтобы доложить Небу о вступлении нового императора на престол (ЛШ, гл. 1, л. 26).

«Для совершения церемонии выбирался счастливый день. До наступления этого дня заранее строили зал и устраивали жертвенник, предназначая их для проведения церемонии возведения императора на престол. Жертвенник сооружался по следующим правилам. Накладывался высокий слой хвороста, на который укладывались в три наката бревна, а на них устанавливался жертвенник. Сверху расстилался войлок длиной в сто чи и раскладывались квадратные подушки с изображением драконов. Строились также помещение вторичного рождения, предназначенное для матери императора, и помещения для поисков императора.

Император входил в помещение вторичного рождения и совершал церемонию вторичного рождения. По окончании церемонии старцы из восьми племен, шедшие впереди, следовавшие сзади и поддерживающие императора оправа и слева, отводили его в северо-восточный угол зала, предназначенного для проведения церемонии возведения на престол. Совершив поклонение солнцу, император садился на коня. Среди его родственников по женской линии отбирались старцы в качестве конюхов. Император пускал лошадь вскачь и падал на землю. Конюхи и следовавшие за императором лица накрывали его войлоком.

Затем император поднимался на холм, а высшие сановники и вожди различных племен, расставив церемониальные регалии, издали кланялись ему. После этого император посылал гонца объявить: "Прежний император вознесся в отдаленные земли, но остались дяди и старшие братья, из которых следует выбрать достойного. Я не обладаю добродетелями, разве я смогу управлять государством?"

Сановники отвечали: "Мы пользовались щедрыми милостями покойного императора, на нас распространялись блестящие добродетели вашего величества, поэтому мы все хотим от всего сердца, служить вам. Как могут у нас быть другие намерения !"

Император возглашал: "Если я исполню ваше желание, я буду правильно жаловать награды и налагать наказания. Когда вы совершите заслуги, я буду повышать вас в чинах и назначать на должности. Когда вы совершите преступления, я буду прогонять вас со службы и отстранять от себя. Если вы будете подчиняться моим приказам, мне следует обдумать вашу просьбу".

Все отвечали: "Мы будем подчиняться приказам императора'". После этого император на месте, где он был опознан, насыпал холм из земли и камней, чтобы обозначить его. Затем он уходил, совершал поклонение перед изображениями покойных императоров и устраивал для чиновников пир.

На следующий день император выходил из зала, предназначенного для проведения церемонии возведения на престол. Старший пестун телохранителей помогал ему подняться на жертвенник. На квадратные подушки с изображением драконов ставились таблички духов предков из семи храмов. Чиновники во главе с канцлерами северного и южного районов становились в круг, и каждый, поднимая край войлока, произносил хвалебную речь. После этого начальник управления важнейших секретных дел вносил яшмовую печать императора и яшмовую табличку.с текстом о возведении его на престол. Чиновник зачитывал текст, вслед за чем начальник управления важнейших секретных дел объявлял почетный титул и подносил его императору. Все чиновники три раза кричали: "Десять тысяч лет жизни императору" —и совершали поклон. Канцлеры, великие князья северного и южного управлений и вожди различных племен приносили в дар по стаду рыжих и белых овец. Император сменял одежду и совершал поклонение перед изображениями покойных императоров. Затем он устраивал для чиновников пир и одаривал каждого в соответствии с занимаемым рангом» (ЛШ, гл. 49, л. За, 4а).

Церемония возведения императора на престол сопровождалась церемонией вторичного рождения и церемонией опознавания императора, о которых глухо упоминается в тексте. Эти церемонии проводились следующим образом.

Счастливый день для совершения церемонии вторичного рождения выбирался каждые двенадцать лет по животному циклу летосчисления, в последний месяц зимы, в год, предшествующий году рождения императора.

До наступления дня проведения церемонии территория к северу от запретных ворот дворца очищалась и на ней строили помещение вторичного рождения и помещение для матери императора. На юго-востоке от помещения вторичного рождения устанавливалась повозка с табличками духов покойных императоров. Внутри помещения вверх комлем втыкались три дерева с двумя ветвями в форме рогов.

В выбранный день в помещение вводили маленького мальчика и старую повивальную бабку. Замужняя женщина, державшая в руках вино, и старик, державший колчан со стрелами, становились снаружи помещения. Чиновники просили духов покойных императоров сойти с повозки и подносили им вино.

По окончании подношения вина император выходил из помещения, служившего ему спальней, и направлялся в помещение второго рождения. Сановники встречали его двумя поклонами. Император входил в помещение, где снимал одежду и обувь. В сопровождении мальчика он трижды проходил под разветвлениями деревьев. Каждый раз, когда император проходил под разветвлением дерева, повивальная бабка что-то говорила и гладила тело императора. Когда мальчик в седьмой раз проходил под разветвлением деревьев, император ложился рядом с деревьями. Старик ударял по колчану и кричал: "Родился .мальчик!" Главный шаман накрывал голову императора. Когда император поднимался, сановники поздравлялиего и совершали двойной поклон. Повивальная бабка брала вино у женщины, которая его держала, и подносила императору. Главный шаман подносил пеленки, цветные завязки, прочие вещи и читал заклинания. Семь заранее выбранных стариков предлагали для императора имена, написанные на бумаге, которая была обернута цветной лентой, и подносили их императору, стоя на коленях. Император выбирал наиболее счастливое имя и принимал его. Получив подарки, старики совершали двойной поклон и удалялись. Все сановники подносили пеленки, цветные завязки и прочие вещи. Император совершал поклонение перед изображениями покойных императоров, после чего устраивал для сановников лир» (ЛШ, гл. 53, л. 14б-15а).

Церемония опознания императора, равно как и церемония его возведения на престол, описана сунским автором Ван И в сочинении Яньбэй лу.

«23-го числа десятой луны четвертого года эры правления Цин-нин, в год, обозначенный циклическими знаками у-сюй (1058 г.), правитель варваров вместе с сопровождавшими его лицами выехал из Сюэдяня и направился в местность Юнсиндянь, находившуюся более чем в двухстах семидесяти ли к северо-западу, для совершения церемонии возведения на престол.

В первый день одиннадцатой луны император сначала прибыл в малое запретное место, где остановился на ночлег. На следующий день среди киданьских чиновников было выбрано девять человек одинакового телосложения с правителем варваров. Каждому из них пожаловали комплект императорской одежды и приказали надеть ее. Все девять человек изображали правителя варваров, и им не разрешалось раскрывать эту тайну другим. В полночь они вместе с правителем варваров, всего в количестве десяти человек, один за другим покинули малое запретное место и прошли в большое запретное место. Каждый вошел в отдельную юрту, в которой никого не было, а стояли лишь восковая свеча и стул.

На третий день, утром, между семью и девятью часами, к каждой юрте подошло по одному киданьскому чиновнику, которые вошли внутрь для лехэгула (на кидаяьском языке означает "опознание Сына Неба". —Ван И). Опознавшему правителя варваров жалуется по тысяче голов крупного рогатого скота, овец, верблюдов и лошадей. В этот день Великий князь Сунто (родной младший брат правителя варваров. — Ван И) опознал правителя варваров в восьмой юрте. В соответствии с существующей у варваров церемонией правитель варваров должен был сказать: "Я не император", а Великий князь Сунго возразить: "Вы император". Так они говорили друг другу на киданьском языке три раза, после чего правитель варваров сказал: "Да, это так".

После того как император вышел из юрты и надел лежавшую в сундуке церемониальную одежду, принятую у варваров, он начал совершать поклонения в следующем порядке. Вначале он поклонился четыре раза солнцу, затем залу с табличками духов семи покойных предков, духу горы Муешань, духу металла, своей матери, Красной госпоже и родным семи покойных императоров, а затем поднялся на жертвенник из хвороста для получения таблички о возведении на престол. После этого он вошел в зал Хэйлундянь для приема поздравлений. На этом церемонии четвертого дня закончились, и император вместе с вдовствующей императрицей и великим младшим дядей вышел из большого запретного места и прошел в малое запретное место, где пировал ночью вместе с ближайшими киданьскими и китайскими сановниками до третьей стражи.

На четвертый день император отдыхал. На пятый день он выехал в Сюэдянь для приема подарков от Южной династии Сун.

В малом запретном месте, находившемся к северо-востоку от большого запретного места, стояло двадцать три войлочных юрты. В большом запретном месте, каждая сторона которого равнялась ста одиннадцати шагам, стояло десять войлочных юрт и семь военных юрт из черного войлока. Вокруг большого и малого запретного места находилось десять тысяч киданьских воинов, имевших копья, мечи, знамена, барабаны, луки и стрелы. На знаменах стоял киданьский знак (китайский иероглиф "войско". —Ван И).

К семи покойным предкам относились императоры Тай-цзу, Тай-цзун, Ши-цзун, Му-цзун, Цзин-цзун, Шэн-цзун и Син-цзун.

Красная госпожа называлась на киданьском языке Люегу аожо. По преданию, эта женщина была поймана семью всадниками с гор Иньшань на середине реки Хуанхэ (современная Шарамурэнь. —В. Т.). От нее и произошли кидане. Изображение ее вырезано из дерева и одето в цветные одежды. Обычно оно стоит в храме на горе Муешань, но каждый раз, когда новый правитель варваров проводит церемонию вступления на престол. изображение берут в качестве регалии, а на третий день возвращают в храм.

Родные семи покойных императоров — это фигурки людей, вырезанные из дерева, одетые в красные парчовые одежды.. Они также были привезены из храма на горе Муешань.

Жертвенник высотой в тридцать два чи складывается из веток вяза с необработанной корой, сверху которых кладутся в три наката бревна, покрытые черным лаком. На жертвеннике устанавливается юрта императора. В день проведения церемонии правитель варваров сидел в ней, а внизу стояло свыше двухсот киданьских чиновников» (ЛШШИ, гл. 15, л. 20б-22а-).

23. Поклонение горе Муешань являлось у киданей важной церемонией, во время которой надевались особенно роскошные одежды (ЛШ, гл. 56, л. 16). К сожалению, текст, в котором описывается одеяние императора во время этой церемонии, неясен и его приходится выпустить.

«Для совершения церемонии Поклонения горе [Муешань] устанавливались таблички духам Неба и Земли, обращенные к востоку на гору Муешань. В середине устанавливалось "дерево-государь", а перед ним-ряд деревьев, что символизировало аудиенцию во дворце. Два дерева, посаженные друг против друга, символизировали священные ворота.

По прибытии императора и императрицы алиби приступал к подготовке к церемонии. В качестве жертвенных животных использовались пегий, бело-рыжий конь, черный бык и рыже-белый баран. Все животные являлись самцами. Слуга императора, которого называли "смотритель знамен и барабанов", убивал жертвенных животных, разрезал туши и развешивал мясо на "дереве-государе". Главный шаман лил па мясо жертвенных животных вино. Церемониймейстер, которого называли дилемаду, докладывал о начале церемонии.

Императора и императрицу, сидевших на оседланных лошадях, сопровождали чиновники, находившиеся на южной стороне, и титулованные женщины, находившиеся на северной стороне. Все они были одеты в одежды цвета знамени того племени, к которому принадлежали.

Когда император и императрица подъезжали к "дереву-государю", они сходили с лошадей, поднимались на южный жертвенник и садились на лежанку. Чиновники и титулованные женщины, разделенные на две группы, входили по очереди, в соответствии с рангом, и направлялись к своим местам. Обе группы вместе совершали поклон, и каждый возвращался на спое место.

Император и императрица подходили к табличкам духов Неба и Земли и подносили вино, чиновник у боковых ворот читал молитву, по окончании которой они возвращались и садились на свои места. Канцлер управлениядля северных районов и тиинь по очереди, в соответствии с рангом, подносили вино "дереву-государю" и другим деревьям. Играла музыка, под звуки которой чиновники и титулованные женщины уходили.

Император во главе старшего, среднего и младшего дяди по отцу обходил три раза деревья, символизирующие священные ворота. Члены остальных родов обходили их семь раз. Император и императрица совершали двойной поклон, двойной поклон совершали и все присутствующие. Возжигались благовония, и снова, как и раньше, все совершали двойной поклон.

Император и императрица поднимались на жертвенник и садились на квадратные подушки с изображениями дракона. После второго сигнала звуком они переходили на место принесения жертв в сторону востока. Чиновники и титулованные женщины сопровождали их, выстроившись рядами, как и раньше. Шаман надевал белую одежду. Тиинь, державший белый платок, совершал перед шаманом поклон и надевал платок на его голову. Шаман [что-то] говорил три раза. Каждый раз после его слов император и императрица совершали один поклон, один поклон совершали и все присутствующие.

Император и императрица поднимали по две чаши вина и по два блюда с мясом и два раза подносили вино. Высшие сановники и титулованные женщины, державшие в правой руке чашу с вином, а в левой — блюдо с мясом, стояли немного сзади императора и императрицы и подносили вино один раз. Тииню давался приказ бросить жертвоприношения в направлении востока. Император и императрица совершали шесть поклонов, шесть поклонов совершали и все присутствующие. После этого император и императрица возвращались и садились на свои места.

Помощнику главного цензора давалось распоряжение подать два блюда с фруктами и печеньем, которые подносились табличкам духов Неба и Земли. Двадцать человек из свиты императора для различных поручений подходили к императору и императрице, держа в руках жертвенное вино и мясо. Главный шаман разбрызгивал вино, после чего император и императрица совершали двойной поклон. Двойной поклон совершали и все присутствующие. После каждого поклона император и императрица пили жертвенное вино и ели жертвенное мясо, а затем возвращались и садились на свои места. Присутствующие пили вино по очереди, в соответствии с рангом.

После этого император и императрица во главе чиновников возвращались на место, которое они занимали в начале церемонии, и совершали двойной поклон. По окончании звуков музыки они совершали поклон и удалялись» (ЛШ, гл. 49, л. 1б-3а).

24. Имеется в виду церемония, называвшаяся сэсэ, которая была установлена каганом Су (ЛШ, гл. 49, л, 16), жившим в период династии Тан. Совершалась при молениях о дожде.

Если стояла засуха, выбирался счастливый день для совершения церемонии сэсэ, предназначенной для вызова дождя. Перед этим днем заранее останавливался навес на ста столбах. В день совершения церемонии император подносил вино изображениям покойных императоров и стрелял из лука в иву. Император стрелял два раза, в то время как члены императорской семьи, носившие титул вана, и высшие сановники стреляли по очереди, в соответствии с рангом, один раз. Попавшие в иву получали в качестве залога головные уборы и одежды тех, кто делал отметки на иве. Те, кто не попадал в иву, отдавали в залог головные уборы и одежды. Побежденные подносили победителям вино, после чего головные уборы и одежды возвращались владельцам.

На следующий день к юго-востоку от навеса высаживалась ива. Ива высаживалась шаманами, которые приносили при этом в жертву вино, клейкое и обычное просо и произносили заклинания. Император и императрица приносили жертвы, обратись лицом к востоку; после этого молодые люди стреляли в иву. Членам императорского рода, членам рода дядей императора по женской линии и сановникам, участвовавшим в церемонии, жаловались подарки, в зависимости от ранга.

Если через три дня шел дождь, диле маду (церемониймейстер. — В. Т.) жаловались четыре лошади и четыре комплекта одежды, если же дождь нешел, его обливали водой (ЛШ, гл. 49, л. 3а, 3б).

25. Раздел заимствован из доклада Сун Шоу, ездившего послом к киданям. Текст доклада приведен Ли Тао в гл. 97 сочинения Сюй Цзычжи тунцэянь (чанбянь).

26. В тексте ошибка: вместо иероглифов — «зеленая рубашка» стоят иероглифы — «зеленый платок» (см. СЦЧТЦ(ЧБ), гл. 97, л. 136).

27. Дается описание одежды для охоты: на груди было изображение соболя, а иногда — шеи лебедя или головы утки (ЛШ, гл. 56, л. 3а).

28. За мало что говорящим названием «Время для рыбной ловли и охоты» скрываются сезонные походные лагеря киданьских императоров, носившие название набо. Сведения об этих лагерях содержатся в гл. 32 «Истории династии Ляо» (Ляо-ши) и носят уникальный характер. Эти сведения, рисующие устройство походных лагерей и рассказывающие о занятиях киданьских императоров, интересны не только своим содержанием и не только потому, что воскрешают страницы жизни давно исчезнувшего кочевого народа; они имеют большое значение для сравнительного изучения общественной жизни других кочевых народов, в частности более поздних монголов, императоры которых также имели сезонные походные лагеря.

О хане Угэдэе известно, например, что «он повелел, чтобы мастера-мусульмане построили кушк в одном дне пути от Каракорума, в том месте, где в древние времена находились сокольничие Афрасияба и которое называют Карчаган. Весной он пребывал там для запуска соколов, летом — в местности... Там разбили такой большой шатер, что в нем помещалась тысяча человек, и его [шатер] никогда не убирали. Скрепы его были золотые, внутренность его была обтянута тканями; его называли "Золотая ставка". Осенью он пребывал в Куше-нор, в четырех днях пути от Каракорума, тамон совершал сорокадневный пост. Зимой его местопребывание было Онгхин; охотясь, он шел горами Буленку и Джалинку и зимовку заканчивал там. В общем, весенним его местопребыванием были окрестности Каракорума, летним — луговья..., осенним — [местность от] Куше-нор по Усун-кул, в одном дне пути от Каракорума, а зимним —Онг-хин» (СЛ, т. 2, с. 41).

Данные о походных лагерях Угэдэя во многом совпадают с описанием походных лагерей киданьских императоров, что нетрудно заметить, ознакомившись с предлагаемым переводом из Ляо-ши:

Походные лагеря

Как показывают измерения гномоном, перечисленные в «Книге о чжоуских чиновниках», от солнца на востоке вечерняя тень — и там сильные ветры, от солнца на севере тень длинная — и там сильные морозы.

Поскольку природные условия местности и климат во вселенной различаются по своим благоприятным условиям, живущие в различных местах люди действуют как им удобнее. Правители же управляют людьми, сообразуясь с тремя силами природы (Небо, Земля, Человек. —В. Т.).

К югу от Великой стены выпадают сильные дожди и стоит сильная жара. Живущие здесь люди пашут землю и сеют хлеб, чтобы питаться;разводят тутовые деревья и коноплю, чтобы одеваться; строят дворцы и дома, чтобы жить; возводят города, окруженные внутренними и внешними стенами, чтобы управлять.

В Великой пустыне стоят сильные морозы и дуют сильные ветры. [Население] пасет здесь скот, занимается охотой и рыболовством, чтобы питаться; добывает кожи и шерсть, чтобы одеваться; переезжает с места на место в соответствии с сезонами, причем повозка и спина лошади служат для него домом.

Вот как климатические и природные условия отделили юг от севера.

Государство Ляо, включавшее в себя всю Великую пустыню и охватывавшее земли у Великой стены, строило управление, сообразуясь с наиболее благоприятными условиями местности. Осенью и зимой [император] укрывался от холода, весной и летом спасался от жары. Отыскивая места с хорошей водой и травой, он [одновременно] занимался охотой и рыболовством, делая это из года в год. Для каждого из четырех сезонов года император имел места для временного местопребывания, которые назывались набо.

Весеннее набо

[Находилось] на озере, называемом Яцзыхэпо (озеро Утиной реки. — В, Т.). В первой декаде первой луны император снимал юрту, отправлялся в путь. и только приблизительно через шестьдесят дней прибывал сюда. Пока лебеди еще не прилетели, он ставил на льду юрту, долбил лед и добывал рыбу. Когда лед таял, [император] выпускал орлов и соколов для ловли лебедей и диких гусей. Выезжая утром и возвращаясь вечером, он занимался охотой.

Озеро Яцзыхэпо имело двадцать ли с востока на запад и тридцать ли с юга на север. Оно находилось в тридцати пятили к северо-востоку от областного города Чанчунь. Вокруг лежали песчаные холмы и было много рощ из вяза, ивы и абрикосов.

Всегда, когда сюда приезжал император, прислуживавшие ему лица надевали темно-зеленую одежду. Все они, заранее заготовив по одному складному молотку; по одной посудине с пищей для орлов и по одному шилу для прокалывания лебедей, выстраивались вокруг озера, на расстоянии пяти-семи шагов друг от друга. Император в головном уборе, в одежде, соответствующей сезону, подпоясанный поясом, украшенным яшмой, наблюдав за ними с наветренной стороны.

В местах, где имелись лебеди, поднимались флаги, и конные разведчики спешили с донесениями. От звуков барабанов вокруг озера лебеди пугались и взлетали. Окружавшие озеро справа и слева всадники поднимали флаги и махали ими. Служители пяти строений поднимали серых соколов из восточных земель у моря и подносили с поклоном императору, который выпускал их. Соколы ловили лебедей и падали с ними вниз, но так как сил у них не хватало, стоявшие поблизости прислужники брали шило, втыкали его в лебедя и вынимали мозг, чтобы накормить сокола. Того, кто помогал соколу, обычно награждали серебром и шелком.

Когда император добывал первого лебедя, он приносил его в жертву в храме предков, чиновники же подносили фрукты и вино, и начинала играть музыка. Кроме того, все угощали друг друга вином и приносили поздравления. Каждый втыкал в волосы лебединые перья для веселья. Император жаловал сопровождавшим его лицам вино и разбрасывал кругом перья. Он охотился на птиц, ловил рыбу сетями и гарпуном до конца весны, когда уезжал с озера.

Летнее набо

Не имело постоянного места, но в большинстве случаев устраивалось в горах Туэршань. Каждый год император Дао-цзун отправлялся сначала на гору Хэйшань поклониться могилам Шэн-цзуна и Син-цзуна, полюбоваться вросшими здесь] золотыми лилиями, а затем выезжал на реку Цзыхэ, чтобы укрыться от жары.

Гора Туэршань находилась в трехстах ли к северо-востоку от горы Хэйшань, вблизи горы Маньтоушань. Гора Хэйшань лежала в тринадцати ли к северу от Цинчжоу. На горе был пруд, в котором росли золотые лилии. Река Цзыхэ находилась в трехстах ли к северо-востоку от горы Туэршань. В горах к западу от Хуайчжоу стоял дворец Цинляндянь (Прохладный дворец. —В. Т.}. Это также было место, куда приезжал император для укрытия от жары.

В средней декаде четвертой луны император снимал юрту и отправлялся в путь, [предварительно] определив путем гадания счастливое место, которое могло служить для укрытия от жары. В последней декаде пятой луны или в первой декаде шестой луны он приезжал туда и жил пятьдесят дней, обсуждая государственные дела с чиновниками северных и южных районов. В свободное время он охотился. В средней декаде седьмой луны император уезжал [из летнего набо].

Осеннее набо

[Находилось в месте], называемом Фухулинь (Лес покоренного тигра. —В. Т.). В средней декаде седьмой луны император снимал юрту в месте, где укрывался от жары, и уезжал в горы стрелять оленей и тигров. Лес Фухулинь лежал в пятидесяти ли к северо-западу от Юнчжоу. В прошлом в этом лесу появился тигр, который вредил населению и стадам. Император Цзин-цзун во главе нескольких всадников выехал в лес на охоту. Тигр спрятался в траве и, дрожа от страха, не смел поднять головы. Император Цзин-цзун пощадил его. В связи с этим лесу было дано название «Лес покоренного тигра».

Император приезжал сюда-каждый год. Члены императорского рода и лица более низкого происхождения располагались по берегу озера и ожидали полуночи, когда приходили олени пить соленую воду. Охотникам приказывали играть в рожки, подражая крику оленей, и, когда те собирались, их стреляли. Это называлось «олени, лижущие соль» или «подзывать оленей».

Зимнее набо

[Находилось в месте], называемом Гуанпиндянь (Широкая, ровная луговина. —В. Т.), которое лежало в тридцати ли к юго-востоку от Юнчжоу и первоначально называлось Баймадянь (Луговина белой лошади. —В. Т.). Эта луговина, тянувшаяся с востока на запад более чем на двадцать ли и с юга на север более чем на десять ли, была очень ровной, и, как далеко хватал глаз, везде лежали песчаные дюны. Из деревьев в большинстве росли вяз и ива. Здесь было много песка. В зимние месяцы тут было немного теплее, а поэтому император проводил зиму здесь, обсуждая государственные дела с сановниками северного и южного районов. Он часто выезжал на военные упражнения, проводившиеся под видом охоты, и принимал поздравления и дань от Южной династии Сун и других владений.

Императорская юрта была окружена крепким частоколом из копий, связанных волосяными веревками. Под каждым копьем имелся черный войлочный зонт для защиты охранников от ветра и снега. За копьями стоял ряд небольших войлочных юрт. В каждой юрте было по пять вооруженных человек, и они [вместе с охранниками] составляли окружение запретного места.

К югу [от юрты императора] находился зал Шэнфандянь, а приблизительно в двух ли к северу от него стоял зал Шоуниндянь. Оба были построены из деревянных стоек, бамбуковых стропил и покрыты войлоком. Цветные рисунки скрывали стойки, парча украшала стены, а над дверьми висели пурпурные вышивки. Пол был покрыт желтой тканью, вышитой драконами. Все оконные занавески были из войлока, покрытого шелком, пропитанным желтым маслом. Фундамент был более фута высотой. Боковые пристройки и галереи были также покрыты войлоком, но не имели дверей и окон.

К северу от зала Шэнфандянь стояла юрта, покрытая шкурами оленей. Далее к северу от юрты находился зал Бафацгунюндянь. К северу от зала Шоуниндянь стояла юрта Чанчуньчжан, защищенная крепким частоколом. Для защиты дворца (т. е. всего набо. —В. Т.) использовалось четыре тысячи киданьских воинов, которые группами в тысячу человек каждый день попеременно несли караульную службу.

За окружением запретного места ставились копья, образовывавшие частокол. Ночью копья вынимались, переносились и ставились вокруг юрты, в которой спал император. За ежами из копий против конницы противника выставлялись сторожевые посты и устанавливались сигнальные колокольчики для защиты в течение ночи.

Каждый год в течение четырех сезонов император объезжал все набо, и все начиналось снова (ЛШ, гл. 32, л. 1а —36).

29. В тексте употреблены иероглифы «ловить рыбу удочкой», но, судя по записи Чэн Да-чана в сочинении Яньфаньлу, должно быть гоуюй т. е. «бить рыбу гарпуном». Чэн Да-чан сообщает: «Ловля осетров гарпуном на реке Далухэ является у варваров (т. с. киданей. — В. Т.) пышной церемонией. Она введена под влиянием обычая любоваться цветами и ловить удочкой рыбу в Китае, только они ловят рйбу не удочкой, а гарпуном. Ниже описывается ловля рыбы у варваров, имевшая место в четвертом году эры правления .Цин-нин (1058 г.), установленной императором Дао-цзуном, что соответствует пятой луне года у-сюй по циклическому обозначению.

При ловле гарпуном этой рыбы глава варваров (имеется в виду император Дао-цзун. — В. Т.) и его мать поставили на льду реки юрты. Предварительно было отдано распоряжение спустить вверху и внизу по течению {от юрты], на расстоянии десяти ли, волосяные сети, чтобы задержать рыбу и не дать ей разбежаться. Затем рыбу стали гнать, так, чтобы она собралась около лежанок, установленных в юртах. [В юртах] заранее был выдолблен лед в четырех местах, которые называют прорубями. Среднюю прорубь продолбили до воды, а три ее окружающие до воды не доходили. В этих прорубях только выдолбили верхний слой льда, чтобы сделатьего тоньше. Лед делают более тонким для наблюдения за рыбой, а сквозная прорубь делается, чтобы бросать в нее гарпун.

Хотя рыба живет в воде, однако если она долго находится подо льдом, то всегда высовывает голову подышать, когда встречает открытое место. Именно поэтому сквозная прорубь неизменно привлекает к себе рыбу. Оставленный же тонкий слой льда позволяет наблюдать за ее движениями. Когда рыба подплывала к проруби, наблюдатель сообщал об этом главе варваров, который бросал в прорубь гарпун, привязанный к веревке, и всегда попадал в рыбу. Попав в рыбу, он отпускал веревку, позволяя рыбе плавать. Через длительное время рыба уставала, и тогда он вытягивал ее.

[Добытая таким образом первая рыба] называлась первой пойманной рыбой. Когда первая рыба была поймана, все вышли из юрты на льду и отправились в другую юрту, где развлекались и желали многих лет жизни императору» (ЛШШИ, гл. 23, л. 56, 6а).

30. Система назначения на должности сыновей сановников зародилась в Китае при династии Хань. Существовавший при ней государственный аппарат представлял длинную иерархическую лестницу, на которой размещалось чиновничество по своему служебному положению. Это положение, как правило, определялось размером получаемого жалованья, которое колебалось от ста до двух тысяч даней зерна в год.

Высшее чиновничество пользовалось рядом привилегий, одна из которых, согласно сочинению Хань ичжу («Церемониал династии Хань»), состояа в том, что «чиновники, получавшие годовое жалованье в размере от двух тысяч даней зерна и выше, после трех лет службы могли представлять на должность телохранителя одного брата или сына» (ХШ, гл. 11, л. 36).

Источники содержат многочисленные указания на широкое распространение этой привилегии, носившей название жэнь-цзы — «представление сына на должность». Именно о существовании подобной системы среди киданей и говорит Е Лун-ли.

1 В тексте вместо иероглифа чжэн — «бороться» ошибочно стоит иероглиф цзин — «чистый» (ЛШ, гл. 31, л. 1а).

2 Янь-ди — легендарный император Шэнь-нун.

3 Имя Чи-ю встречается во многих источниках (см., напр., ШЦ, гл. 1, л. 26, 3а-3б). Текст Ляо-ши, очевидно, построен па данных сочинения Лунюй хэ ту.

4 Ся-хоу —легендарный император Юй.

5 Создание защищенных лагерей являлось необходимостью.

6 Вместо «орда Тай-цзуна» в тексте ошибочно написано «орда Да-чуна».

7 Великий младший брат императора Сяо-вэнь, см. пер., гл. 14.

8 Елюй Лун-юнь, см. пер., гл. 18.

9 В тексте ошибочно вместо иероглифа — «инородец» стоит иероглиф не имеющий в данном случае смысла.

10 Фэн Цзя-шэн, основываясь на цифровых данных по каждой орде, подсчитал, что количество основных дворов равнялось восьмидесяти одной тысяче, а количество переселенных инородческих и китайских дворов — ст» двадцати четырем тысячам, что составляет двести пять тысяч дворов (ЛЩЧУСЧ, с. 161).

11 Область Хуайчжоу относилась к району Верхней, а не Восточной столицы. В связи с этим, очевидно, вместо иероглифа дун — «восточный» должен стоять иероглиф шан — «верхний».

12 Император Вэнь-сянь —посмертный титул, поднесенный в 1051 г. старшему сыну Тай-цзу, Туюю. См. пер., гл. 14.

13 Император Жан-го, см. пер., гл. 14.

14 Император Чжан-су —посмертный титул, поднесенный в 1062 г, младшему сыну Тай-цзу, по имени Ли Ху (ЛШ, гл. 72, л. 5а).

 

Текст воспроизведен по изданию: Е Лун-ли. История государства киданей. М. Наука. 1979

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100