Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Е ЛУН-ЛИ

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА КИДАНЕЙ

ЦИДАНЬ ГО ЧЖИ

ГЛАВА ВТОРАЯ.
ТАЙ-ЦЗУН,  ИМПЕРАТОР СЫ-ШЭН ХУАНДИ.
 ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Тай-цзун, носивший табуированное имя Дэ-гуан, был вторым сыном Тай-цзу. Его мать происходила из рода Шулюй. Он родился в императорской юрте, в тысяче ли к востоку от большего кочевья. Во время рождения черное облако накрыло юрту, сверкал огонь и были слышны звуки, напоминавшие удары грома.

Выросши, Тай-цзун отличался красивой наружностью, мужественностью и стремлением к большим целям. Искусно ездил верхом и стрелял из лука. Участвовал в покорении государств Си и Бохай

Тай-цзу, любивший Тай-цзуна, поставил его главнокомандующим наследником престола. Как-то, когда Тай-цзун, сопровождая Тай-цзу, прибыл в Силоу, над ним появились красный спет и багровые облака 1, что изумило всех окружающих.

Особенно любила Тай-цзуна императрица Шулюй. После кончины Тай-цзу в городе Фуюй она хотела возвести Тай-цзуна на престол, а поэтому, приехав в Силоу, приказала Тай-цзуну и Туюю (старший сы.н Тай-цзу. —Е Лун-ли) сесть на коней и стать перед юртой. Затем, обратившись к вождям, сказала: «Я люблю обоих сыновей и не знаю, кого из них возвести на престол. Выберите того, кого следует поставить у власти, и возьмите под уздцы его коня».

Вожди, зная желание императрицы, поспешили взять под уздцы коня Тай-цзуна. Императрица, сказав: «Разве я посмею нарушить желание всех?» — поставила Тай-цзуна Тяньхуан-ваном и объявила его императором, после чего он вступил на престол.

В следующем году наименование эры правления было изменено на Тянь-сянь.

Обиженный Туюй хотел бежать к позднетанскому двору, но был снова послан императрицей в государство Дундань.

Вступив на престол, император пожаловал матери титул вдовствующей императрицы, и она решала все государственные дела. Вдовствующая императрица выдала замуж за императора свою племянницу, которая стала императрицей.

По характеру император отличался большой сыновней почтительностью. Когда мать. болела и не ела, он также не ел. Если ответ императора, прислуживавшего матери, приходился ей не по душе и она бросала нахмуренный взгляд, император сразу пугался и спешил скрыться, не смея возвращаться обратно до тех пор, пока его снова не позовут.

Он назначил Хань Янь-хуэя на должность начальника политических дел 2. Яо Куню, позднетанскому послу, прибывшему сообщить о смерти императора [Чжуан-щзуна], разрешил вернуться на родину, а Асы Могунэю приказал выехать к позднетанскому двору сообщить о смерти Тай-цзу. Это произошло в первый год правления позднетанского императора Мин-цзуна.

926 год

Шестой год эры правления Тянь-цзань. (Первый год эры правления Тянь-чэн, установленной Мин-цзуном, императором Поздней династии Тан.)

В девятой луне император вступил на престол, продолжая правление под шестым годом эры Тянь-цзань.

Зимой, в десятой луне, позднетанский двор прислал гонца к Лу Вэнь-цзиню, генерал-губернатору Лулуна с местопребыванием в Пинчжоу, сообщить, что после смены императора исчезла старая вражда 3. Поскольку подчинявшиеся Лу Вэнь-цэиню китайцы хотели вернуться на родину, он во главе свыше ста тысяч человек перешел на сторону Поздней династии Тан 4.

927 год

Первый год эры правления Тянь-сянь. (Второй год эры правления Тянь-чэн Поздней династии Тан.)

Весной, и первой луне, позднетанский император Сы-юань изменил свое имя на Дань. В восьмой луне, первого числа, было затмение солнца. Кидане прислали к позднетанскому двору послов для установления дружественных отношений.

928 год

Второй год эры правления Тянь-сянь. (Третий год эры правления Тянь-чэн Поздней династии Тан.)

Весной, первого числа второй луны, было затмение солнца.

Летом, и четвертой луне, позднетанский Ван Ду, управлявший генерал-губернаторством Иу с резиденцией н области Чжэньчжоу, задумал поднять мятеж. Император приказал Ван Янь-цю 5, назначенному на должность воеводы-усмирителя 6, и другим лицам двинуть войска нескольких генерал-губернаторств и совместными действиями покарать область Динчжоу.

Ван Янь-цю взял приступом северную заставу, [прикрывавшую путь к Динчжоу], после чего Ван Ду обратился за помощью к Тунэю — нождю [племени си, отправив ему дорогие подарки.

. В пятой луне Тунэй по главе десяти тысяч всадников вторгся в область Динчжоу. Ван Янь-цю отступил, расположившись в Цюйяне 7. Ван Ду и Тунэй напали на Цюйян. В происшедшем сражении Ван Янь-цю нанес им поражение.

Кидане также послали войска на помощь Динчжоу. Все воины Ван Ду и пять тысяч киданьских всадников, всего свыше десяти тысяч человек, выступили навстречу [Ван Янь-цю].

Ван Янь-цю собрал всех военачальников, которые поклялись отдать все силы служению родине, отложить луки и стрелы и ударить на врага коротким оружием. Бегущие назад подлежали смерти.

Первой, размахивая плетками и мечами, вперед двинулась конница, которая ворвалась в ряды неприятеля и нанесла ему полное поражение. Вся земля покрылась трупами. Более половины киданьских воинов были убиты, а остальные бежали на север. Ван Ду и Тунэю удалось спастись бегством только с несколькими десятками всадников.

Отступавшие киданьские войска снова попали под ударгенерал-губернатора Лулуна Чжао Дэ-цзюня и были почти все истреблены.

В седьмой луне кидане снова отправили на помощь Динчжоу своего вождя, занимавшего должность тииня 8, но в происшедшем сражении он был разбит Ван Янь-цю, который преследовал его до Ичжоу. Кидане потеряли огромное количество воинов, которые были взяты в плен, убиты или утонули.

Военачальник Чжао Дэ-цзюня, У Цун-цзянь, перехватил отступавших киданей и захватил в плен несколько сот человек, в том числе тииня. Остальные [в поисках спасения] разбежались по деревням, где на них нападали крестьяне с простыми дубинами. Спастись удалось лишь нескольким десяткам человек. С этого времени из-за понесенных поражений кидане упали духом и больше уже не нарушали границ.

В восьмой луне кидане прислали послов к позднетанскому двору.

929 год

Третий год эры правления Тянь-сянь. (Четвертый год эры правления Тянь-чэн Поздней династии Тан.)

Весной, во второй луне, позднетанский [военачальник] Ван Янь-цю занял Динчжоу. До этого Ван Ду и Тунэй хотели прорвать окружение и бежать, по не смогли пробиться. Главный командир войск области Динчжоу Ма Жан-нэн открыл ворота города и впустил императорские войска. Ван Ду сжег себя со всей семьей, а Тунэй был захвачен в плен и. отправлен в Далян 9, где его обезглавили.

930 год

Четвертый год эры правления-Тянь-сянь. (Император Поздней династии Тан Мин-цзун изменил наименование эры правления на Чан-син.)

Летом, в шестой луне, первого числа, было затмение солнца.

В одиннадцатой луне Туюй, киданьский правитель государства Дундань, не смогший занять престол и в связи с этим считавший себя обиженным, переплыл через море и бежал к позднетанскому двору во главе своих приближенных в количестве сорока человек. Позднетанский император пожаловал ему фамилию Дундань, имя Му-хуа (в следующем году фамилия была изменена на Ли, а имя —на Цзань-хуа. —Е Лун-ли} и назначил на должность генерал-губернатора Хуайхуа.

931 год

Пятый год эры правления Тянь-сянь. (Второй год эры правления Чан-син Поздней династии Тан.)

В одиннадцатой луне, первого числа, было затмение солнца.

932 год

Шестой год эры правления Тянь-сянь. (Третий год эры правления Чан-син Поздней династии Тан.)

Воспой, и третьей луне, кидане прислали к позднетанскому двору послов с просьбой вернуть захваченных в плен шэли 10 Цюйгу, Шили и тииня. Позднетанский император выдал (только) шэли Цяньгу, который вернулся на родину вместе с послами 11. Кидане, не получив Шила, нападали после этого несколько раз на область Юньчжоу и военный округ Чжэнъу 12.

Зимой, в одиннадцатой луне, позднетанский император назначил Ши Цзин-тана (Ши Цзин-тан был женат на дочери императора Мин-цзуна, принцессе Юнънин. —Е Лун-л»} на должность генерал-губернатора Хэдуна. Чжан Янь-чао, правитель области Юйчжоу, находился во враждебных отношениях с Ши Цзин-таном, а поэтому, узнав, что его назначила генерал-губернатором, поднял восстание и перешел на сторону киданей.

933 год

Седьмой год эры правления Тянь-сянь. (Четвертый год эры правления Чан-син Поздней династии Тан.)

Зимой, в одиннадцатой луне, скончался позднетанский император Мин-цзун в возрасте шестидесяти семи лет. По характеру Мин-цзун был лишен подозрительности, не боролся с другими за первенство. После вступления на престол он каждый вечер возжигал во дворце благовония и, молясь Небу, говорил: «Я —варвар, выдвинутый народом во время царивших беспорядков. Хочу, чтобы Небо скорее послало мудрого человека, который бы правил народом». В годы иго правления несколько раз были обильные урожаи, он редко прибегал к военным действиям, а поэтому в эпоху Пяти династий его правление было сравнительно спокойным.

В двенадцатой луне на престол вступил позднетанский император Цун-хоу (это был император Минь-ди. —Е Лун-ли), похоронивший императора Мин-цзуна в уезде Лоян, в области Хэнань.

934 год

Восьмой год эры правления Тянь-сянь. (В четвертой луне первого года эры правления Ин-шунь, установленной императором Поздней династии Тан Мин-цзуном, носившим имя Цун-хоу, на престол вступил Лу-ван, по имени Цун-кэ, который изменил наименование эры правления на Цин-тай.)

Весной, в первой луне, позднетанский Лу-ван, по имени Цун-кэ, поднял мятеж и прибыл в Чаньань.

Позднетанский император назначил Кан И-чэна на должность воеводы-усмирителя и послал его руководить войсками против Лу-вана. Однако, куда бы ни приходил Лу-ван, все позднетанские военачальники, в том числе и Кан И-чэн, сдавались ему. Испуганный император Минь-ди, не зная, что делать, бежал, сопровождаемый лишь пятьюдесятью всадниками. Доехав до пункта, находившегося в нескольких ли к востоку от Вэйчжоу, он встретился с Ши Цзин-таном и попросил у него совета. Услышав об измене Кан И-чэна и других военачальников, Ши Цзин-тан опустил голову и глубоко вздохнул. Через некоторое время он приказал Лю Чжи-юаню, занимавшему должность главного командира войск при управлении генерал-губернатора, перебить всех воинов, сопровождавших Минь-ди, после чего Минь-ди был помещен на почтовом подворье. Вслед за этим Ши Цзинтан поспешил в Лоян.

Летом, в четвертой луне, позднетанский Лу-ван, по имени Цун-кэ, въехал в Лоян. Когда он доехал до моста Цзянцяо, все чиновники во главе с Фэн Дао 13 вышли навстречу, выстроившись рядами в соответствии с занимаемым положением. Лу-ван объявил, что не может встретиться с ними, так как еще не совершил поклонение гробу с телом покойного императора.

Затем Лу-ван представился вдовствующей императрице, жене покойного императора, прошел в Западный дворец, упал там на гроб покойного императора и, горько рыдая, изложил причины своего прибытия в императорский дворец.

Все чиновники во главе с Фэн Дао представились Лу-вану, совершив перед ним поклон. Лу-ван сделал ответный поклон. Фэн Дао и другие бывшие с ним чиновники подали Лу-вану представление, убеждая его вступить на престол. Лу-ван ответил: «Я приехал сюда не для извлечения выгоды. Когда император возвратится во дворец и будет окончена церемония погребения на императорском кладбище, ядолжен вернуться в свое владение, служащее оплотом для императора».

На следующий день вдовствующая императрица издала указ о низведении императора Минь-ди до титула Ао-вана и о предоставлении Лу-вану права управлять всеми военными и государственными делами.

Затем на следующий день вдовствующая императрица приказала Лу-вану вступить на императорский престол перед гробом покойного.

Лу-ван послал Ван Хун-чжи переселить императора Минь-ди в здание управления областью Вэйчжоу, а Ван Луаню, сыну Ван Хун-чжи, приказал отравить его там. Император Минь-ди отказался выпить [предложенное вино], и Ван Луань задушил его.

Когда Минь-ди находился в Вэйчжоу, только один Сун Лин-сюнь, правитель области Цычжоу 14, отправил к нему гонца справиться о здоровье. Услышав об убийстве Минь-ди, Сун Лин-сюнь долго и горько плакал, а затем повесился.

В одиннадцатой луне позднетанский двор похоронил Ао-вана к югу от стены кладбища Хуэйлин (Хуэйлин —название кладбища императора Мин-цзуна. —Е Лун-ли). Высота могильного кургана была всего несколько чи, поэтому все, кто видел его, жалели императора.

935 год

Девятый год эры правления Тянь-сянь. (Второй год эры правления Цин-тай Поздней династии Тан.)

Летом, в шестой луне, кидане несколько раз нападали на северные границы. В это время Ши Цзин-тан во главе крупных войск стоял в области Синьчжоу   15. Лу-ван отправил юнца раздать солдатам летнюю одежду и объявить манифест с ласковыми наставлениями. Солдаты несколько раз прокричали «десять тысяч лет жизни императору». Это напугало Ши Цзин-тана, а поэтому, когда чиновник его ставки Дуань Си-яо предложил казнить кричавших, он приказал Лю Чжи-юаню обезглавить тридцать шесть человек в назидание другим. Услышав об этом, Лу-ван стал с еще большим подозрением относиться к Ши Цзин-тану.

936 год

Десятый год эры правления Тянь-сянь. (После одиннадцатой луны третьего года эры правления Цин-тай Поздней династии Тан первый год эры правления Тянь-фу, установленной императором Гао-цзу династии Цзинь, носившим имя Ши Цзин-тан.)

Летом, в пятой луне, позднетанский император назначил Ши Цзин-тана на должность генерал-губернатора Тяньпина. Ши Цзин-тан отказался от назначения и поднял мятеж. Позднетанский император отправил войска для его усмирения.

Осенью, в седьмой луне, позднетанский император убил четырех сыновей и братьев Ши Цзин-тана. Ши Цзин-тан приказал своему секретарю Сан Вэй-ханю написать киданьскому императору представление, в котором называл себя вассалом и, кроме того, просил разрешения относиться к нему как к отцу. Он обещал также после победы уступить земли генерал-губернаторства Лулун и все области к северу от заставы Яньмыньгуань.

Получив представление, крайне обрадованный киданьский император обещал в ответном письме прийти на помощь силами всего государства в середине осени.

В девятой луне киданьский император во главе пятидесяти тысяч всадников двинулся на юг через ущелье Янъугу  16. Дойдя до Цзиньяна 17, он расположился в Хубэйкоу, на северном берегу реки Фэнь. Отсюда он прежде всего послал к Ши Цзин-тану гонца передать: «Я хочу сегодня же немедленно дать бой. Можно ли это?» Ши Цзин-тан срочно отправил гонца с ответом: «Южных войск очень много, подождите до завтра». Однако гонец еще не прибыл, как кидане уже вступили в бой с Гао Син-чжоу и Фу Янь-цином, командовавшими позднетанской конницей. Тогда Ши Цзинтан отправил к ним на помощь войска под командованием Лю Чжи-юаня.

Позднетанские военачальники Чжан Цзин-да, Ян Гуан-юань и Ань Шэнь-ци стояли во главе пехоты, у подножия горы, к северо-западу от города. Кидане послали три тысячи легковооруженных всадников, без лат, которые напали на. ряды позднетанской пехоты. Позднетанская пехота преследовала их до излучины реки Фэнь, но в это время из засады выступили киданьские воины, которые разрезали позднетанские войска на две части — [отделили конницу от пехоты], воспользовавшись чем киданьский император бросил в бой всю свою армию.

Позднетанские войска потерпели сильное поражение, потеряв убитыми несколько десятков тысяч человек. Чжан Цзин-да и другие военачальники, собрав разбитые остатки войск, укрылись в крепости Цзиньань. Кидане также отвеливойска обратно в Хубэйкоу. Ши Цзин-тану сдалось в плен более тысячи позднетанских солдат, которых он всех перебил по совету Лю Чжи-юаня.

Вечером Ши Цзин-тан, выехав повидаться с киданьским императором, спросил: «Вы прибыли издалека, воины и лошади устали, но тем не менее вы поспешили вступить в бой с позднетанскими войсками и одержали крупную победу. В чем дело?»

Император ответил: «Вначале я говорил, что позднетанские военачальники обязательно закроют все дороги в округе Яньмынь, а в важных стратегических пунктах устроят засады, с тем чтобы я не мог двигаться вперед. Однако, когда я послал людей на разведку, ничего этого не оказалось. Поэтому я смог пройти большое расстояние и глубоко вторгнуться в китайские земли. Дух моих войск был высок, пользуясь чем я ударил на позднетанские войска и одержал победу». Ши Цзин-тан восхищенно вздохнул.

Затем они окружили крепость Цзиньань, расположив лагерь к югу от нее. В длину лагерь занимал более ста, а в ширину пятьдесят ли. Было протянуто много веревок с колокольчиками, и имелось большое количество собак, так что ни один человек не мог пройти незамеченным ни одного шага. У Чжан Цзин-да и других военачальников оставалось еще пятьдесят тысяч воинов и десять тысяч лошадей, но, в какую сторону ини ни смотрели, им некуда было идти. [Чжан Цзин-да] отправил к Лу-вану гонца с донесением о поражении.

Сильно встревоженный, Лу-ван.-издал манифест, объявляя о личном выступлении в поход. Когда Лу-ван прибыл в область Хуайчжоу, то, беспокоясь о положении в крепости Цзиньань, обратился к сановникам за советом. Лун Минь, занимавший должность начальника отдела чинопроизводства  18, предложил поставить императором киданей Ли Цзаньхуа и приказал генерал-губернаторствам Тяньсюн и Лулун выделить для него солдат, под охраной которых он выступит из области Ючжоу на Силоу. Двор должен широко разгласить об этом, в результате чего у императора киданей неизбежно возникнет беспокойство о положении на родине, после чего следует собрать отборные войска и ударить на него. Это один из способов снять осаду с Цзиньаня.

Лу-ван нашел совет весьма правильным, но сановники, стоявшие у власти, опасались, что его не удастся осуществить, и таким образом окончательное решение не принималось.

Опечаленный и упавший духом, Лу-ван днем и ночью пил вино до полного опьянения и грустно пел. Некоторые из сановников уговаривали его двинуться на север, но он отвечал: «Не говорите, Ши Цзин-тан вынудил меня пасть духом!»

Зимой, в десятой луне, позднетанский император издал указ о большом наборе лошадей, принадлежащих чиновникам и населению, и о наборе среди населения воинов. Каждые семь дворов должны были выставить одного воина и снабдить его панцирем и вооружением. Набранные таким образом войска назвали «армия, борющаяся за справедливость». Всего было собрано более двух тысяч лошадей и пять тысяч воинов. Это вызвало среди населения большие волнения.

В одиннадцатой луне киданьский император, обратившись к Ши Цзин-тану, сказал: «Я прошел три тысячи ли, чтобы помочь тебе в беде, и непременно добьюсь успеха. Судя по твоей внешности и знаниям, я вижу, что ты действительно можешь быть правителем Центральной равнины. Хочу поставить тебя Сыном Неба». Ши Цэин-тан несколько раз отказывался, но военные и гражданские чиновники стали уговаривать его вступить на престол, и он в конце концов согласился на их просьбы.

Император киданей написал грамоту о возведении Ши Цзин-тана на престол, повелев именоваться императором Да-шэн 19, снял с себя одежду и головной убор и вручил их ему. Был построен жертвенник, и Ши Цзин-тан вступил на престол 20.

Ши Цзин-тан уступил киданям шестнадцать областей: Ю, Цзи, Ин, Мо, Чжо, Тань, Шунь 21, Синь, Гуй, Жу, У, Юнь, Ин 22, Хуань 23, Шо 24 и Юй, согласился ежегодно предоставлять триста тысяч кусков шелка. Он указал изменить седьмой год эры правления Чан-син на первый год эры правления Тянь-фу и приказал, чтобы установления и законы, существовавшие при императоре Мин-цзуне, соблюдались по-старому. Были назначены: Чжао Ин — на должность председателя ученой палаты 25, Сан Вэй-хань —на должность члена ученой палаты с временным совмещением должности председателя верховного военного совета 26, Лю Чжи-юань — на должность главного командира конной императорской гвардии, посольский воевода Цзин Янь-туан — на должность главного командира пеших войск. Принцесса Цзинь-го была объявлена императрицей.

Кидане осаждали Цзиньань несколько месяцев. В крепости истощились запасы зерна, лошади падали от голода, а войска на помощь не подходили.

Позднетанские военачальники Ян Гуа,н-юань и Ань.Шэньци убеждали воеводу-усмирителя Чжан Цзин-да сдаться. Чжан Цзин-да ответил: «Я пользовался щедрыми милостями как императора Мин-цзуна, так и нынешнего императора. Будучи главнокомандующим, я потерпел поражение. Эта вина и так уже велика, тем более она будет велика, если я сдамся врагам. Рано или пюздно на помощь подойдут войска, а пока следует ждать их. Если у нас истощатся силы и положение станет безнадежным, вы еще успеете убить меня и сдаться врагам.

Через некоторое время все военачальники собирались вместе. Ян Гуан-юань убил Чжан Цзин-да, взял его голову и вышел во главе всех военачальников из крепости, чтобы сдаться киданям. Император киданей с похвалой отозвался о верности, проявленной Чжан Цзин-да, приказал похоронить его и принести жертвы. Обратившись к своим подчиненным и цзиньским военачальникам, он сказал: «Вы, являющиеся слугами, должны подражать Чжан Цзин-да 27».

Киданьский император и цзиньский император Гао-цзу хотели двинуться во главе войск на юг. В связи с этим Гао-цзу назначил Чжун-гуя, носившего титул Ци-вана (Чжун-гуй —сын Ши Цзин-жу, старшего брата императора Гао-цзу. Считался его приемным сыном. —Е Лун-ли), наместником Северной столицы, а начальником авангарда был поставлен киданьский военачальник Гао Мо-хань 28, который выступил вместе со сдавшимися позднетанскими солдатами. Дойдя до Туаньбо 29, он вступил в бой с позднетанскими войсками, которые все разбежались, потеряв десятки тысяч человек.

Когда цзиньский император Гао-цзу собирался выехать в Лучжоу  30, император кнданси, подняв кубок вина, обратился к нему с наставлением: «Если я двинусь на юг, это неизбежно вызовет большую тревогу среди населения, живущего к югу от реки Хуанхэ, Лучше тебе одному идти на юг во главе ханьских поиск. Я же прикажу великому сянвэню  31 проводить тебя с пятью тысячами всадников до моста в Хэяне 32, а сам пока останусь здесь, ожидая от тебя вестей. Если создастся опасное положение, я сразу же спущусь с гор [Тайханшанъ] и выступлю на помощь, а если в Лояне будет наведен порядок, возвращусь на север».

Взявшись за руки, они со слезами простились. Киданьский император снял с себя шубу из белых соболей и надел ее на цзиньского Гао-цзу. Кроме того, он подарил ему две тысячи отличных 33 и тысячу двести боевых лошадей, сказав: «Пусть наши дети и внуки никогда не забывают друг друга». Далее киданьский император сказал: «Лю Чжи-юань, Сан Вэй-хань и Чжао Ин — сановники, имеющие заслуги в основании государства, поэтому не отказывайся от них без серьезных причин».

Когда цзиньский император Гао-цзу выступил из Тайюаня в Лоян, киданьский император лично проводил его до Лучжоу. Находившиеся в Лучжоу позднетанский председатель верховного военного совета Чжао Дэ-цзюнь 34 и его сын Чжао Янь-шоу (Чжао Янь-шоу был женат на дочери императора Мин-цзуна. —Е Лун-ли) вышли из города и сдались [киданьскому императору].

Следует сказать, что ранее Чжао Дэ-цзюнь тайно отправил к киданям гонца с просьбой возвести его на императорский престол. Император киданей, показав на огромный камень, лежавший перед юртой, сказал гонцу Чжао Дэ-цзюня:

«Я уже обещал Ши Цзин-тану и изменю это обещание только тогда, когда этот камень сгниет».

Вступив в Лучжоу, киданьский император заковал Чжао Дэ-цзюня с сыном в кандалы и отправил к себе на родину.

Когда вдовствующая императрица встретилась с Чжао Дэ-цзюнем, она спросила: «Почему ты вместе с сыном просил поставить тебя Сыном Неба?» От стыда Чжао Дэ-цзюнь не мог ничего ответить, а только поднес списки всех своих земель и домов. Императрица спросила: «Где это находится?» Чжао Дэ-цзюнь ответил: «В Ючжоу». Императрица, смеясь, сказала: «Ючжоу и так принадлежит мне, зачем же дарить?» Чжао Дэ-цзюню стало еще более стыдно.

С этого времени от огорчения Чжао Дэ-цзюнь мало ел и через год умер. После его смерти император киданей освободил Чжао Янь-шоу и использовал его на службе.

В другом источнике говорится  35: «Однажды император киданей Дэ-гуан спал днем и увидел во сне святого. На голове святого был головной убор с украшениями, он отличался прекрасной наружностью, а его колесница была роскошной. Неожиданно святой спустился вниз с неба. Он был одет в белые одежды, подпоясан золотым поясом, а в руках держал гудо 36. За ним следовало двенадцать необыкновенных животных, одно из которых —черный заяц —вошло в грудь Дэ-гуана и исчезло там. Святой сказал Дэ-гуану: "Ши Цзин-тан пришлет за тобой гонца, ты должен пойти". Проснувшись, Дэ-гуан рассказал сон своей матери, но та не обратила внимания и не сочла сон за необычный.

Через некоторое время Дэ-гуан снова увидел во сне того же святого. Одежда, головной убор и его наружность были такие же, как и в первый раз. Он сказал: "Ши Цзин-тан уже послал за тобой гонца".

Проснувшись, удивленный Дэ-гуан снова рассказал сон матери. Мать ответила: "Можно приказать погадать". Для гадания был позван киданьский шаман, который сказал;

"Это приходил из Силоу Тай-цзу и говорил, что в Китае будит поставлен император, которому ты должен помочь. Тебе нужно идти".

Не прошло и десяти дней, как позднетанский Ши Цзин-тан, поднявший восстание и генерал-губернаторстве Хэдун, но разбитый военачальником Чжан Цзин-да, спешно послал к Дэ-гуану Чжао Ина. с письмом и дорогими подарками. обещая уступить земли Янь и Юнь, прося за это военную помощь.

Император киданей, сказав: "Я выступаю в поход не ради Ши Цзин-тана, а по приказу Небесного императора", устремился по главе стотысячной армии прямо к Тайюаню. Позднетанские воийска потерпели поражение, и он поставил Ши Цзин-тана императором династии Цзинь.

Через некоторое время Дэ-гуан прибыл в Ючжоу, где увидел изображение бодисатвы Да-бэй 37. Изумленный, он сказал своей матери: "Это тот святой, которого раньше я видел во сне. Головной убор на нем такой же, как и раньше, но цвет одежды другой". В связи с этим Дэ-гуан построил на горе Муешань молельню и назвал ее Пусатан — [Храм бодисатвы]».

Дэ-гуан родился в год под циклическими знаками гуй-мао, и черный заяц, вошедший в его грудь, являлся для него предзнаменованием 38. В это время беспорядки на Центральной равнине значительно превосходили беспорядки, поднятые Лю Юанем  39 и Шилэ 40, и, может быть, Небо ниспослало на земли к северу от гор Иньшань предзнаменование, сообщая о наступающем для них благоденствии.

Позднетанский император Лу-ван приказал генерал-губернатору Хэяна Чан Цун-цзяню и правителю области Чжао-чжоу  41 Лю Цзай-мину оборонять южную часть города Хэян, сломал плавучий мост и вернулся в Лоян, после чего убил Ли Цзань-хуа, бывшего правителя государства Дундань.

Когда цзиньский император Гао-цзу подошел к Хэяну, Чан Цун-цзянь сдался, заранее приготовив суда и весла [для переправы]. Лу-ван стал обсуждать вопрос о возвращении к Хэяну, но все его военачальники уже отправили срочные донесения цзиньскому императору Гао-цзу с приглашением прибыть в Лоян.

Гао-цзу, опасаясь, что Лу-ван может бежать на запад, отправил тысячу киданьских всадников занять Мяньчи 42.

Лу-ван вместе с вдовствующей императрицей Цао, императрицей Лю, сыном Чжун-мэй, носившим титул Юн-вана, Сун Шэнь-цянем и другими лицами, взяв с собой императорскую печать, поднялся на башню Юаньулоу и сам сжег себя. В это время ему был пятьдесят один год.

Императрица Лю хотела сжечь дворцовые здания, но Чжун-мэй, убеждая ее не делать этого, сказал: «Когда приедет новый Сын Неба, он, несомненно, не станет жить под открытым небом, поэтому впоследствии вновь будут утруждаться силы народа. Таким образом, умерев, мы оставим после себя злобу». Императрица отказалась от своего намерения. Императрица и Чжун-мэй —оба сгорели.

В этот день вечером цзиньский император Гао-цзу въехал в Лоян. Все позднетанские воины, сняв панцири, стояли в ожидании наказания. Гао-цзу приказал Лю Чжи-юаню принять меры по поддержанию порядка в столице. Лю Чжи-юань велел китайским войскам вернуться в лагеря, а войска киданей поместил в храме Тяньгунсы. В городе воцарилось спокойствие, и никто не смел нарушать распоряжений. В двенадцатой луне цзиньский император посмертно низвел Лу-вана на положение простолюдина. Фэн Дао был назначен государственным советником.

937 год

Первый год эры правления Хуэй-тун. (Второй год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Весной, в первой луне,-было затмение солнца. В этом году кидане изменили наименование эры правления на Хуй-тун, а государство назвали Да Ляо —[Великое Ляо] 43 В нем по образцу Китая были поставлены высшие сановники и различные чиновники, а на службе стали использоваться китайцы. Чжао Янь-шоу получил назначение на должность председателя верховного военного совета, а вскоре по совместительству — на должность начальника политических дел (впоследствии был возведен в титул Янь-вана. —Е Лун-- ли). Император Ляо отправил послов, в Лоян, которые взялитам жену Чжао Янь-шоу, сестру позднетанского императора, и вернулись с ней обратно.

Во второй луне, когда император Ляо, возвращаясь на север, проезжал через область Юньчжоу, генерал-губернатор Ша Янь-сюнь вышел навстречу и изъявил покорность. Император Ляо оставил его при себе. Находившийся в городе делопроизводитель У Луань, обратившись к населению» сказал: «Мы принадлежим к народу, обычаи которого связаны с вежливостью и чувством долга, как же мы можем быть слугами киданей!».

Население выбрало У Луаня управлять делами области, закрыло городские ворота и отказалось подчиняться императору киданей.. Кидане напали на город, но не смогли его взять.

Инчжоуский Го Чун-вэй, также стыдившийся признать себя слугой киданей, бросил все и бежал на юг. Другой беглец, Чжан Ли, был схвачен всадниками, посланными за ним в погоню.

Когда император киданей стал упрекать его [за бегство], Чжан Ли ответил: «Я —китаец, наши пища, напитки и одежда отличаются от ваших. Жизнь здесь для меня тяжелее смерти. Скорее убейте меня!»

Император Ляо, посмотрев на переводчика Гао Тан-ина, сказал: «Я всегда предупреждал тебя хорошо обходиться с этим человеком, почему ты довел его до того, что он бросил свой кров и бежал? Если бы мы лишились его, то как бы обрели вновь?!» Затем он наказал ударами палкой Гао Танина и простил Чжан Ли.

Чжан Ли отличался большой преданностью и честностью. Когда что-нибудь случалось, он сразу же говорил об этом, ничего не скрывая, поэтому в государстве Ляо его очень ценили.

В третьей луне цзиньский император нашел спинной хребет и бедренные кости Лу-вана и при-казал похоронить их с княжескими почестями к югу от кладбища Хуэйлин (место погребения императора Мин-цзуна. —Е Лун-ли).

Летом, в четвертой луне, цзиньский император перенёс столицу в Бяньчжоу 44.

В пятой луне уский Сюй Гао 45, желавший с помощью киданей захватить Китай, прислал морем послов с дарами виде красивых женщин и драгоценных вещей для установления дружественных отношений. Император Ляо отправил к Сюй Гао ответных послов.

Осенью, в седьмой луне, уский Сюй Гао объявил себя императором, назвав династию Нань Тан —[Южная Тая]. Впоследствии, однако, он восстановил свою фамилию и имя Ли Шэн.

[Император] Ляо сделал Ючжоу Южной столицей, Великую столицу —Верхней столицей, а город Фуюй в [государстве] Бохай — Восточной столицей.

938 год

Второй год эры правления Хуэй-тун. (Третий год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Весной, первого числа первой луны, было затмение солнца.

Осенью, в седьмой луне, цзиньский император сделал государственную печать, текст которой гласил: «Небо ясно выразило свою волю, только добродетель доставит процветание».

В восьмой луне цзиньский император поднес императору Ляо и вдовствующей императрице почетные титулы 46, назначив для проведения церемонии подношения Фэн Дао 47, занимавшего должность государственного советника, и Лю Сюя, занимавшего должность начальника государственной канцелярии. Это подношение очень обрадовало императора Ляо.

Цзиньский император относился к государству Ляо с большой почтительностью. Он представлял челобитные, в которых называл себя слугой, а императора Ляо — отцом-императором. Всякий раз, когда приезжали ляоские послы, он с поклоном принимал указы [императора киданей], в отдельном зале. Каждым год помимо отправки трехсот тысяч кусков шелка во все времена и сезоны по дорогам непрерывно следовали подарки в связи с поздравлениями или соболезнованиями но случаю счастливых и печальных событий. Подарки посылались всем, включая вдовствующую императрицу, главнокомандующего — наследника престола, различных князей и сановников. Однако количество посылаемых золота и шелка не превышало налогов и податей, собираемых только в нескольких уездах. В дальнейшем император Ляо несколько раз говорил цзиньскому императору, чтобы тот прекратил представлять челобитные и называть себя слугой, велев ему представлять письма и называть себя сыном-императором, как это положено между членами одной семьи.

Зимой, в десятой луне, из Ляо прибыли послы, которые доставили свидетельство на титул, согласно которому титулимператора Гао-цзу стал Ину минъи хуанди — [«доблестный в военном деле, проявляющий верность император»].

939 год

Третий год эры правления Хуэй-тун. (Четвертый год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Осенью, в седьмой луне, первого числа, было затмение солнца.

В восьмой луне цзиньский император пожаловал сыну императора Мин-цзуна бывшей Поздней династии Тан, Цун-и, носившему титул Сюй-вана, титул Сюнь-гогун, с тем чтобы он приносил, жертвы умершим императорам позднетанской династии.

940 год

Четвертый год эры правления Хуэй-тун. (Пятый год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Следует сказать, что, после того как династия Цзинь уступила киданям земли к северу от заставы Яньмынь, все туюйхуни оказались в подчинении Ляо. Страдая от алчности и жестокости киданей, они мечтали о подчинении Китаю. К тому же их склонял к этому Ань Чжун-жун 48, генерал-губернатор Чэндэ. В связи с этим в первой луне этого года вождь туюйхуней во главе более тысячи юрт бежал в цзиньские земли. Разгневанный император Ляо прислал к Гао-цзу послов с упреками, и тот отправил войска пригнать бежавших на старые места.

941 год

Пятый год эры правления Хуэй-тун. (Шестой год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Цзиньский генерал-губернатор Ань Чжун-жун, стыдившийся быть слугой киданей, при встрече их послов обязательно сидел с поджатыми ногами и поносил их. Иногда же он тайно подсылал людей убивать послов. В связи с этим летом, в шестой луне, император Ляо сделал за это выговор цзиньскому императору Гао-цзу, который извинился в почтительных выражениях.

Через некоторое время Ань Чжун-жун задержал киданьского посла Села и послал легковооруженную конницу ограбить южные границы области Ючжоу. Он представил цзиньскому императору челобитную, в которой говорил, что туюйхуни, восточные и западные туцзюэ, хуни, циби и шало выражают желание изъявить покорность Китаю. Правитель дансянов и [правители] других государств также сдали грамоты о назначении на престол, полученные ими от киданей, и все они говорили, что государство Ляо угнетает их, а поэтому они хотят подготовить стотысячное войско, чтобы совместно с династией Цзинь напасть на Ляо. Гао-цзу не согласился с этой челобитной.

942 год

Шестой год эры правления Хуэй-тун. (Седьмой год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Летом [прошлого года], в шестой луне, от династии Ляо прибыли послы с упреком, что династия Цзинь приняла туюйхуней. Это настолько опечалило и встревожило Гао-цзу, что он заболел. Однажды утром, находясь наедине с Фэн Дао" Гао-цзу приказал малолетнему сыну Чжоу-жую войти и совершить перед Фэн Дао поклон. Затем он велел евнуху поднять сына и положить на руки Фэн Дао, ибо желал, чтобы Фэн Дао помог вступить ему на престол.

В этом месяце Гао-цзу скончался в возрасте пятидесяти одного года.

Фэн Дао посоветовался с главным судьей конных и пеших войск императорской гвардии Цзин Янь-гуаном, и они решили, что из-за многочисленных трудностей, переживаемых страной, лучше возвести на престол старшего сына Гао-цзу. В связи с этим они объявили наследником Чжун-гуя, носившего титул Ци-вана. В этот же день [Ци-ван] вступил на престол (это был император Чу-ди. —Е Лун-ли).

После смерти цзиньского императора Гао-цзу сановники советовали известить о происшедшем печальном событии императору Ляо челобитной, в которой новый император назвал бы себя слугой. Цзин Янь-гуан предлагал отправить письмо, где император именовал бы себя внуком, но не. слугой 49

Во время обсуждения [этого вопроса] Ли Сун сказал:

«Если ваше величество поступит так, в будущем вам придется надеть доспехи и воевать с Ляо. Раскаиваться тогда будет бесполезно».

Цзин Янь-гуан продолжал упорно настаивать на своем предложении. Фэн Дао склонялся то на ту, то на другую сторону. В конце концов цзиньский император Чу-ди последовал совету Цзин Янь-гуана. Получив письмо, император Ляо пришел в страшный гнев и отправил послов с выражением порицания. Однако Цзин Янь-гуан снова ответил им в непочтительных выражениях.

Чжао Янь-шоу, генерал-губернатор Лулуна, хотел сменить династию Цзинь и стать императором Китая. Он неоднократно убеждал императора Ляо напасть на Цзинь, и тот считал это, весьма правильным.

943 год

Седьмой год эры правления Хуэй-тун. (Восьмой год эры правления Тянь-фу династии Цзинь.)

Весной, во второй луне, цзиньский император, услышав, что кидане готовятся к вторжению, возвратился в Восточную столицу. Однако не проходило и месяца, чтобы обе стороны не обменивались послами.

В этом месяце умер император Южной династии Тан [Ли] Шэн и на престол вступил его сын [Ли] Цзин, носивший титул Ци-вана.

Летом, в четвертой луне, первого числа, было затмение солнца.

Следует сказать, что в прошлом Цяо Жун, командир войск генерал-губернаторства Хэян, попал вместе с Чжао Янь-шоу в империю Ляо. Император Ляо сделал его хуэйтуши 50, и он ездил взад и вперед по торговым делам в Цзинь, учредив торговое подворье в Даляне. Осенью, в девятой луне, Цзин Янь-гуан убедил цзиньского императора заключить Цяо Жуна в тюрьму, убить ляоских купцов, торговавших в Цзинь, и отобрать их товары. Все сановники говорили, что нельзя проявлять такую неблагодарность к государству Ляо, а поэтому Цяо Жуна освободили и отправили обратно, выразив ему сочувствие и одарив подарками.

Когда Цяо Жун прощался, Цзин Янь-гуан хвастливо заявил: «Вернись и скажи своему господину, что покойный император был поставлен Северной династией, поэтому он представлял челобитные и называл себя слугой. Нынешний император поставлен Китаем, поэтому проявляемая перед Северной династией уступчивость вызвана только тем, что он не может забыть договора, заключенного покойным императором. В отношении соседнего государства достаточно называть себя внуком и нет оснований называть слугой. Если дедушка рассердится, пусть приходит воевать, у внука есть сто тысяч остро отточенных мечей, которых достаточно для встречи. Пусть потом он не раскаивается, когда внук разобьет его и над ним будет насмехаться вся Поднебесная».

Цяо Жун ответил: «Вы сказали очень много, боюсь, что я что-нибудь забуду. Желательно, чтобы вы написали это на бумаге». Цзин Янь-гуан приказал чиновнику записать его слова и вручить Цяо Жуну. Цяо Жун доложил обо всем императору Ляо. Это разгневало императора Ляо, и в нем окончательно окрепло решение напасть на Цзинь. Все цзиньские послы, находившиеся в Ляо, были схвачены.

Сан Вэй-хань неоднократно просил императора извиниться в почтительных выражениях перед Ляо, но Цзин Янь-гуан каждый раз мешал осуществлению этой просьбы. Цзиньский император считал, что Цзин Янь-гуан помог ему вступить на престол, кроме, того, он командовал императорской гвардией, а поэтому никто из сановников не смел с ним спорить.

Генерал-губернатор Хэдуна Лю Чжи-юань знал, что действия Цзин Янь-гуана неизбежно вызовут нападение Ляо, но не смел ничего говорить, а только усиленно набирал воинов и дополнительно создал более десяти армий в качестве меры предосторожности.

В двенадцатой луне цзиньский генерал-губернатор Пинлу Ян Гуан-юань отправил в Ляо конного гонца с секретным сообщением о том, что в землях Цзинь большой голод и если, воспользовавшись этим, напасть на Цзинь, можно захватить все одним ударом. Чжао Янь-шоу также уговаривал напасть на Цзинь. Послушав эти уговоры, император Ляо собрал пятьдесят тысяч воинов, повелев Чжао Янь-шоу командовать ими в нападении на Китай, сказав: «Если захватишь Китай, поставлю тебя императором». Поверив этому, Чжао Янь-шоу старался изо всех сил.

Цзиньский император, хорошо знавший о замыслах императора Ляо, разослал гонцов для набора солдат в близлежащих округах, чтобы быть готовым к встрече.

944 год

Восьмой год эры правления Хуэй-тун. (Первый год эры правления Кай-юнь, установленной цзиньоким императором Чу-ди.)

Весной, в первой луне, император Ляо, используя в авангарде войска Чжао Янь-шоу и Чжао Янь-чжао, вторгся в Китай и подошел к главному городу цзиньской области Бэйчжоу 51. Ранее династия Цзинь, поскольку Бэйчжоу являлся важным пунктом на пересечении речных и сухопутных путей, собрала в нем много фуража и провианта, сделав запасы, достаточные на несколько лет для большой армии. В Бэйчжоу находился один командир, по имени Шао Кэ, отличавшийся непокорным и дерзким характером, за что генерал-губернатор Ван Лин-вэнь прогнал его со службы. Считая себя обиженным, Шао Кэ тайно послал к киданям гонца сказать, что Бэйчжоу легко взять.

В это время Ван Лин-вэнь уехал к императорскому двору, поэтому временно управлять делами области был назначен У Луань.

Когда император Ляо лично повел войска на штурм Бэйчжоу, У Луань оказал упорное сопротивление и сжег почти все штурмовые орудия нападавших. Однако Шао Кэ пропустил ляоские войска через южные ворота города, после чего У Луань покончил жизнь самоубийством, бросившись в колодец. Бэйчжоу был взят киданями, которые перебили в нем около десяти тысяч человек.

Цзиньский император назначил Гао Син-чжоу главнокомандующим 52, приказав ему вместе с Фу Янь-цином, Хуанфу Юем и другими военачальниками отражать киданей.

Цзиньский император отправил к императору Ляо посла с письмом, но в это время последний уже стоял лагерем около Еду  53, а поэтому посол, не доехав до него, возвратился обратно.

Цзиньский император прибыл в Чаньчжоу  54. В это время император Ляо стоял в Юаньчэне 55, а его военачальники напали на область Тайюань. Цзиньский император приказал военачальникам Лю Чжи-юаню, Ду Вэю, Ма Цюань-цзе и Чжан Янь-цзэ отражать их у Лияна 56. Затем с переводчиком Мэн Шоу-чжуном он снова отправил к императору Ляэ письмо, в котором просил о восстановлении прежних дружественных отношений. В ответном письме император Ляо сказал: «Свершившееся уже не может быть изменено».

В это время ляоский Вэй-ван потерпел неудачу в уезде Сюжун, и киданьские войска отошли обратно через долинуЯгу 57.

Чжоу Жу, правитель области Бочжоу 58, поднял мятеж и сдался киданям. Во второй луне Чжоу Жу указал дорогу Мада (двоюродный брат Тай-цзуна. —Е Лун-ли), который переправился через Хуанхэ у Мацзякоу, стал лагерем на восточном берегу и напал на Бэйцзин, в области Юнь-чжоу 59.

Цзиньский император взял на себя командование войсками, одновременно приказав Ли Шоу-чжэню и другим военачальникам напасть по разным направлениям на Мада. Ляоские войска потерпели поражение.

В третьей луне император Ляо, [задумав военную хитрость], притворно покинул город Юаньчэн, спрятав в старом городе Дуньцю засаду из отборных всадников в ожидании цзиньских войск, с тем чтобы ударить на них, когда они соединятся с войсками областей Хэн и Дин. Крупные цзиньские войска хотели преследовать киданей, но в это время пошли затяжные дожди, и они отказались от преследования.

Находившиеся в засаде ляоские воины и кони устали и страдали от голода, и Чжао Янь-шоу сказал: «Все цзиньские войска находятся на берегу реки и, несомненно, не посмеют двинуться вперед, страшась острия нашего оружия. Лучше подойти к занимаемому ими городу, напасть на них с четырех сторон и захватить плавучие мосты, что решит судьбу Поднебесной».

Последовав совету Чжао Янь-шоу, император Ляо, лично командуя войсками численностью свыше ста тысяч человек, расположился к северу от города Чаньчжоу и завязал сражение с цзиньским военачальником Гао Син-чжоу. Сражение продолжалось с одиннадцати часов утра до трех часов дня с переменным успехом. На поле боя появился император Ляо во главе отборных всадников, составлявших ядро его армии. Цзиньский император также выступил ему навстречу. Увидев издали многочисленные цзиньские войска, император Ляо сказал своим приближенным: «Ян Гуан-юань говорил, что половина цзиньских солдат уже умерла от голода, почему же сейчас их так много!»

Отборные киданьские всадники, напали справа и слева на позиции цзиньских войск. Цзиньские войска твердо стояли на своих местах, стреляя из самострелов по нападающим. Стрел было выпущено так много, что они покрыли собой землю. Император киданей немного отступил. Как та, так и другая армия потеряла неисчислимое количество убитыми. С наступлением сумерек оба императора отвели свои войска.

Затем император Ляо начал отступление из пункта к северу от города Чаньчжоу, разделив свои войска на две армии, одна шла через области Цан и Дэ, а другая — через области Шэнь и Цзи. В это время на сторону Цзинь перебежал низший командир, служивший при походной ставке императора Ляо, который сообщил, что император Ляо уже разослал написанный на деревянной дощечке приказ собрать войска для отхода на север. Однако Цзин Янь-гуан, заподозрив обман, закрыл ворота города и не посмел преследовать отступавших киданей.

Во время отступления на север император Ляо ограбили сжег все поселения, через которые проходил, так что население лишилось почти всего имущества.

Летом, в четвертой луне, цзиньский император, в связи с тем что государственная казна совершенно иссякла из-за вторжения киданей, отправил в разные области тридцать шесть чиновников для сбора средств у населения, причем каждому из них был вручен меч. Чиновников сопровождало большое количество солдат с ручными и ножными кандалами, мечами и палками, так что, когда они входили в дома, их пугались и дети и взрослые, а доведенные до отчаяния люди молили для себя лишь смерти; пользуясь случаем, областные и уездные чиновники [тоже] творили беззакония.

Можно, [например], сказать, что в прошлом, когда цзиньский Ян Гуан-юань поднял мятеж, император приказал усилить оборонительные сооружения в главном городе области Янь. Генерал-губернатор Ань Шэнь-синь под предлогом постройки зубцов на крепостных стенах собирал среди населения средства, пополнив ими только свое состояние, в то время как население находилось в крайне тяжелом положении,

Цзиньский император приказал Ли Шоу-чжэню покарать Ян Гуан-юаня, находившегося в Цинчжоу. Кидане безуспешно пытались оказать Ян Гуан-юаню помощь.

В девятой луне, первого числа, было затмение солнца. [В этом месяце] ляоские войска напали на города Суйчэн и Лэшоу. Правитель области Дайчжоу Бай Вэнь-кэ сразился с киданями у Цилифэна и нанес им поражение.

В двенадцатой луне в Цинчжоу, который цзиньские войска осаждали долгое время, истощились запасы продовольствия и большая часть населения умерла от голода. Поскольку помощь от киданей не приходила, Ян Гуан-юань, поклонившись в сторону государства Ляо, сказал: «Император, император, ты обманул Ян Гуан-юаня!»

Сын Ян Гуан-юаня, Ян Чэн-сюнь, уговаривал отца сдаться, надеясь таким образом сохранить свой род, но Ян Гуан-юань нс соглашался. Тогда Ян Чан-сюнь обезглавил делопроизводителя Цю Тао, убедившего отца поднять мятеж, и послал его голову Ли Шоу-чжэню. Затем, устроив в городе пожар и большие беспорядки, он схватил отца, поместил его в частном доме, представил челобитную, признавая свою вину, и, открыв городские ворота, впустил в город цзиньские войска.

В добавочной луне цзиньский император, учитывая, что, хотя вина Ян Гуан-юаня и велика, его неудобно открыто казнить, так как сын изъявил покорность, приказал Ли Шоу-чжэню действовать по собственному усмотрению. Ли Шоу-чжэнь послал людей, которые убили Ян Гуан-юаня  60, а императору было доложено, что он умер от болезни. Сын Ян Гуан-юаня, Ян Чэн-сюнь, несмотря на траур по отцу, был назначен командующим обороной области Жучжоу.

В этой луне [династия] Ляо снова напала крупными силами на Цзинь, и ее войска, впереди которых шел Чжао Янь-шоу, подошли к области Синчжоу.

Комментарии

1. Красный свет и багровые облака рассматривались как счастливое предзнаменование.

2. Начальник политических дел — должность у киданей, введенная Абаоцзи. В 950 г., при императоре Ши-цзуне, было создано управление политических дел, —чжэншишэн (ЛШ, гл. 5, л. 2б), —которое в 1043 г. было переименовано в чжуншушэн — «управление дворцового секретариата» (ЛШ, гл. 19, л. 5а). Переименование не было случайным, поскольку функции управления политических дел у киданей совпадала сфункциями управления дворцового секретариата в Китае (ЛШ, гл. 47, л. 36, 4а).

3. Погибший император Чжуан-цзун был зол на Лу Вэнь-цзиня за то, что тот допустил убийство его младшего брата Ли Цунь-цзюя (см. гл. 1, коммент. 25) и перешел на сторону киданей (ЦЧТЦ, гл. 275, с. 8894, примеч. Ху Сань-сина).

4. По свидетельству Сюэ Цзюй-чжэна, толпы перебежчиков, пригнавших с собой скот, растянулись приблизительно на семьдесят ли. Они были освобождены на три года от уплаты налогов, и каждому из них выдали до пять доу зерна (ЦУДШ, гл. 37, л. 6а, 7а).

5. Ван Янь-цю (872-932). В детстве остался сиротой и был усыновлен богатой семьей Ду, жившей в Кайфыне, в связи с чем стал носить фамилию Ду. Сначала служил династии Лян, занимая различные военные должности, но в 923 г. перешел на, сторону позднетанского императора Чжуан-цзуна, который пожаловал ему фамилию и имя Ли Шао-цянь. Однако вскоре Ван Янь-цю представил прошение с просьбой вернуть ему его настоящую фамилию.

В 927 г. получил назначение на должность помощника воеводы-усмирителя Северной походной ставки с местопребыванием в г. Маньчэн. Когда Ван Ду поднял мятеж в Динчжоу, император Мин-цзун назначил Ван Янь-цю на должность воеводы-усмирителя Северной походной ставки и приказал ему покарать мятежника. На помощь Ван Ду явился вождь племени си. Тунэй, и тогда Вань Янь-цю отступил в Цюйян, преследуемый противником. Сражение произошло у горы Цзяшань. Ван Ду потерпел поражение и отошел обратно в Динчжоу, который был затем окружен Ван Янь-цю.

На выручку Динчжоу кидане выслали отряд в пять тысяч всадников. Ван Янь-цю отвел основные силы от Динчжоу и направлении Ванду, а часть войск во главе с Чжан Янь-ланом направил в Синьлэ. Кидане неожиданно напали на Синьлэ, Чжан Янь-лан потерпел поражение и бежал с остатками войск и Цюйян, где соединился с подошедшим туда Ван Янь-цю.

Стремясь использовать одержанную победу, Ван Ду и Тунэй повели вместе с киданями наступление на Цюйян, но понесли поражение и снова закрылись в Динчжоу. Новый, семитысячный киданьскийотряд, посланный во главе с тиинем на выручку Динчжоу, был разбит Ван Янь-цю на северном берегу р. Танхэ, причем сам тиинь во время бегства был захвачен в плен Чжао Дэ-цзюнем (см. гл. 2, коммент. 34) и отправлен в столицу,

Ван Янь-цю осадил Динчжоу, но штурма не предпринимал. Когда в городе вышло продовольствие, Ма Жан-нэн, один из военачальников Ван Лу, открыл городские ворота и впустил в город войска противника. Ван Ду покончил жизнь самоубийством, а Тунэй был взят в плен.

За успешные действия против Ван Ду Ван Янь-цю был сначала назначен генерал-губернатором Тяньпина, а затем переведен в область Цинчжоу с присвоением звания начальника дворцового секретариата. Умер в 932 г. в возрасте 60 лет (ЦЧТЦ, гл. 276; ЦУДШ, гл. 64, л. 2б-5а; УДШЦ, гл. 46, л. 7б-10а).

6. Воевода-усмиритель (чжаотаоши) — название должности,. установленной при династии Тан, в конце эры правления Чжэнь-юань (785-804), для пограничных районов (ЦТШ, гл. 44, л. 32а). Как указывает термин чжаотао, функции лиц, занимавших эту должность, состояли в привлечении на свою сторону соседних народов, что передается иероглифом чжао, и в наказания непокорных, о чем говорит иероглиф тао.

В Китае при династиях Тан и Сун рассматриваемая должность носила временный характер. Воеводы-усмирители, как правило, назначались только на период военных кампаний, по окончании которых лишались своей должности. Фактически они выполняли обязанности главнокомандующих действующей армии.

В государстве киданей должность воеводы-усмирителя являлась постоянной. Воеводы-усмирители стояли во главе учреждений, называемых чжаотаосы — «управления по делам привлечения и наказания». Таких управлений было три: юго-западное управление по делам привлечения и наказания, созданное Абаоцзи в 916 г. (ЛШ, гл. 46, л. 18а); северо-западное управление воеводы-усмирителя (ЛШ, гл. 46, л. 19а) и Западное управление воеводы-усмирителя (ЛШ, гл. 46, л. 21а). Перечисленные учреждения предназначались для контроля над государством Си Ся и различными племенами, жившими на западных и северо-западных границах киданьской империи.

7. Цюйян — современный уездный город Цюйян в пров. Хэбэй.

8. Тиинь — отождествляется с тюркским tegin или tigin (ИКОЛ, с. 432), означающим в орхонских памятниках титул, присоединяемый к именам младших членов ханской семьи (ДС, с. 547). В словаре киданьских слов объясняется как «чиновник, ведающий членами императорского рода» (ЛШ, гл. 116, л. 3а). Рассматриваемая должность впервые была введена Абаоцзи в 910 г. (ЛШ, гл. 1, л. 3а), причем выражение впервые указывает лишь на то, что на тииня были возложены новые для него функции, связанные с делами членон императорского рода. Сам же термин тиинь существовал среди кидансй задолго до образования государства и соответствовал китайской должности сыту (ЛШ, гл. 46, л. 16) —букв. «ведающий народом» или, как обычно переводится на русский язык, «блюститель. нравов». Сыту, одна из наиболее древних должностей в Китае, упоминается еще в Шан-шу (ШШЧИ, гл. 1, с. 103). Обязанности сыту состояли в распространении среди населения, пяти принципов в отношениях между людьми, согласно которым отцы должны быть справедливыми, матери — любящими, старшие братья — дружественно относиться к младшим, младшие братья — уважать старших и дети — проявлять почтение к родителям.

В служебной иерархии киданей должность тииня стояла очень высоко.

Во всяком случае, она указывается сразу же после должности великого юйюэ, который, хотя и не нес официальных обязанностей, считался выше всех других чиновников (ЛШ, гл. 45, л. 76).

9. Далян — современный город Кайфын в пров. Хэнань.

10. Шэли —должность и титул у киданей, о которых говорится: «Богатые кидане, желавшие обматывать голову платком, вносили десять голов крупного рогатого скота и верблюдов и сто лошадей, после чего им давался чиновничий титул шэли» (ЛШ, гл. 116, л. 56). Отождествляется со словом salla, которое на языке чагатайцев и таранчей означает тюрбан (ИКОЛ, с. 290).

11. Согласно Ляо-ши, в плен был взят военачальник Чала (ЛШ, гл. 3, л. 26), названный в Цидань го чяси Шила. Когда кидане потребовали выдачи пленных, в том числе Шила, Чжао Дэ-цзюнь сказал императору: «То, что кидане в течение нескольких лет не нападали на границы и неоднократно добивались мира, объясняется тем, что эти лица находятся у нас на юге. Если их отпустить, на границах снова возникнут бедствия». Еще определеннее высказался Ян Тань, правитель области Цзичжоу: "Шила, храбрый киданьский военачальник. В прошлом он помогал Ван Ду, стремясь погубить наше государство. К счастью, Шила взяли в плен, и то, что ваше величество не предало его казни, само по себе является слишком большой милостью. Кидане, потеряв Шила, лишились как бы рук и ног. Он пробыл при дворе несколько лет, поэтому знает сильные и слабые стороны Китая. Если Шила вернется на родину, то, несомненно, причинит нам большие бедствия. Едва он выедет за границу, как сразу же начнет посылать стрелы в направлении юга. Боюсь, что раскаиваться тогда будет поздно» (ЦЧТЦ, гл. 277, с. 9067). В связи с этим император отпустил лишь одного шэли Цяньгу, чтобы как-нибудь успокоить киданей (ЦЧТЦ, гл. 277, с. 9072).

12. Военный округ Чжэнъу —современный уезд Хэлиньгээр в пров. Суйюань.

13. Фэн Дао (881-954). Занимал высшие должности при Поздних династиях Таи, Цзинь, Хань н Чжоу, состоял на службе у десяти сменивших друг друга императоров. Многочисленные посты, которые довелось занимать Фэн Дао, он сам перечисляет в написанной им работе «Собственное предисловие старца из Чанлэ».

Столь необычная даже для смутного периода Пяти династий служебная карьера заставила Оуян Сю предпослать биографии Фэн Дао небольшое предисловие, в котором он упрекает его в отсутствии честности и стыда. Тем не менее в самом жизнеописании ничего не говорится о каких-либо поступках, которые бросали бы тень на доброе имя Фэн Дао. Наоборот, отмечается, что, когда Фэн Дао умер в возрасте семидесяти трех лет, современники превозносили его и говорили, что он прожил столько же лет, сколько и Конфуции. Уже одно сравнение с возрастом Конфуция является, с точки зрения китайца, высшей похвалой.

Чжао И (1727-1814) объясняет подобное отношение к Фэн Дао тем,что он проянлял заботу и народе, и приводит ряд мелких примерен, свидетельствующих об этом (ЭШЭШЧЦ, гл. 22, с. 440).

Крайне резко критикует Фэн Дао другой выдающийся историк Китая —Сыма Гуан (1019 —1086). Его критика любопытна тем, что выражает в концентрированном виде традиционные взгляды китайцев на верного чиновника, поэтому приводим ее полностью: «Небо и Земля установили для всего места, исходя из чего при выработке ритуала и установлении законов мудрые определили в семье отношения между мужем и женой, а вне семьи отношения между государем и слугами. Жена должна следовать за мужем, не изменяя ему, в продолжение всей жизни, слуга должен служить государю, не изменяя ему даже под угрозой смерти. Такова великая основа человеческих отношений. Если нарушить ее, возникают величайшие смуты.

Фань Чжи восхваляет Фэн Дао, говоря, что он обладал огромными добродетелями, равные которым можно встретить только в древности, отличался большими талантами и способностями, и хотя служил различным династиям, никто не осудит его. Он величественно стоит, как огромная гора, которую не сдвинешь с места.

Я же, по своему неразумению, считаю, что женщина достойного поведения не имеет двух мужей, а верный слуга не служит двум господам. Женщину недостойного поведения нельзя назвать добродетельной, если она обладает даже поразительной красотой и умеет искусно ткать. Неверного сановника нельзя высоко ставить, если даже он имеет большие таланты и знания, обладает огромным искусством управления. Почему? Потому что они утратили высокое чувство долга.

Фэн Дао являлся помощником императора при пяти династиях и восьми правителях, к которым относился так, как относится проезжий постоялец к гостинице. Утром он являлся врагом нового правителя, а к вечеру становился его сановником, меняя свои чувства и слова, никогда не чувствуя стыда. Таково было его отношение к великому, долгу, и хотя он творил мелкие добрые дела, разве его можно превозносить за это!

Некоторые считают, что после гибели династии Тан началась упорная борьба между выдающимися личностями. Императоры появлялись и свергались сначала через каждые десять с небольшим лет, а позднее через каждые три-четыре года, так что же могли поделать отдельные лица, даже отличавшиеся верностью и умом! И то время долг чиновника нарушил не один Фэн Дао, и как можно обвинять только его одного!

Я же, по своему неразумию, считаю, что верный слуга беспокоится о государе, как о своей семье; при встрече с опасностью отдает свою жизнь; если государь совершает ошибку, упорно увещевает его и изо всех сил борется с [ ошибкой]; если государство терпит поражение и гибнет, —умирает, выполняя до конца свой долг.

Мудрые мужи появляются, когда государство идет по правильному пути, и скрываются, когда государство идет по неправильному пути, либо удаляясь в покрытые лесами горы, либо проводя время на должности мелкого чиновника. Фэн Дао же пользовался большим почетом и любовью, чем три наставника наследника престола, обладал большей властью, чем все помощники императора, причем, когда государство существовало, он в нерешительности безмолвствовал, напрасно получая жалованье за занимаемую должность, когда же государство гибло, то, чтобы сохранить жизнь и как-то избежать опасности, встречал нового правителя и убеждал его вступить на престол. Поэтому, хотя правители непрерывно сменяли друг друга, Фэн Дао сохранял в неприкосновенности богатство и знатность, т. е. коварством превосходил всех дурных чиновников, и как его можно сравнивать с другими!

Некоторые говорят, что Фэн Дао смог сохранить жизнь и избежать опасности в смутное время, а это доказывает, что он был мудрым. Я же скажу, что благородный человек согласится быть убитым, лишь бы не нарушить принцип человеколюбия, но не будет стремиться сохранить жизнь путем нарушения этого принципа. Как же можно принимать за мудрость сохранение жизни и избежание опасности! Ведь разбойник То умер от болезни, а Цзы-лу был изрезан на куски, но кто из них действительно был мудрым?» (ЦЧТЦ, гл. 291, с. 9511-9512).

14. Область Цычжоу. Областной центр —г. Фуян, современный уездный город Цысянь в пров. Хэбэй.

15. Область Синьчжоу. Областной центр — г. Сюжун, современный уездный город Синьсянь в пров. Шаньси.

16. Ущелье Янъугу — в сорока ли к востоку от современного уездного города Утайсянь в пров. Шаньси.

17. Цзиньян —современный город Тайюань в пров. Шаньси..

18. Либу —отдел чинопроизводства, впервые появившийся в царстве Вэй в эпоху Троецарствия (220 —280), существовал при всех последующих династиях. При династии Тан являлся одним из шести отделов, входивших в состав государственной канцелярии. Состоял из четырех отделений:

1) либу —отделение чинопроизводства, ведавшее назначениями столичных и провинциальных чиновников; 2) сыфын — отделение, ведавшее пожалованиями титулов; 3) сысюнь — отделение, ведавшее пожалованием почетных званий за заслуги перед императором; 4) коагун —отделение, занимавшееся проверкой деятельности чиновников. Первое отделение, являвшееся главным, называли тоусы —«отделение-глава», а три остальных —цзысы — «отделения-сыновья».

Среди других отделов отдел чинопроизводства занимал главенствующее положение, что было связано с принадлежащим ему правом назначать чиновников (ЛДЧГБ, с. 54-55).

19. Император Да-шэн. В тексте ошибка, нужно Да Цзинь хуанди, т. е. «император великого государства Цзинь» (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9154; ЦУДШ, гл. 75, л. 96). Титул Да-шэн являлся посмертным титулом Абаоцзи и не мог быть пожалован Ши Цзин-тану. 

20. Возведение Ши Цзин-тана на престол сопровождалось для Китая не только уступкой территории и предоставлением ежегодной дани, но и унизительным признанием господствующего положения киданей. Как более сильный, Дэ-гуан диктовал свои условия.

Прежде всего, китайский император официально признавал себя сыном киданьского императора. Затем, он вступил на престол, одетый в киданьскую одежду, а это издавна рассматривалось в Китае как признание своей зависимости. Еще Конфуций, говоря о нападении шаньжунов на Китай в 662 г. до н. э., отметил, что, если бы не Гуань Чжун, советник Хуань-гуна, правителя царства Ци, китайцам пришлось бы ходить с неуложенными волосами и запахивать полы одежды на левую сторону (ЛЮ, гл. 17, с. 314). По мнению Конфуция, Китаю угрожало иноплеменное господство и связанный с ним отказ от национальной одежды как символа независимости.

Наконец, подчиненное положение, в котором оказался Китай, подчеркивается грамотой, написанной Дэ-гуаном в связи с объявлением Ши Цзин-тана императором. В этой грамоте, обильно украшенной выдержками из классической книги Шан-шу, Дэ-гуан, выставляющий себя исполнителем воли Неба, не только подробно оценивает достоинства Ши Цзин-тана, но и бесцеремонно наставляет его как старший в правилах поведения, заканчивая свои наставления фразой: «Предостерегаю тебя, помни об этом!»

Сохранился текст этой любопытной грамоты: «В девятом году эры правления Тянь-сянь, в год под циклическими знаками бин-шэнь, в одиннадцатой луне, первый день которой приходится на знаки бин-сюй, двенадцатого числа, обозначенного знаками дин-ю, император великих киданей сказал так: "О! Когда впервые начались изменения в природе, вызванные взаимодействием темных и светлых сил, под их влиянием появились и правители. Однако воля Неба на царство непостоянна, она поддерживается добродетельными деяниями самих правителей. Поэтому, когда добродетели правителей династии Шан ослабли, засияли добродетели династии Чжоу; когда добродетели династии Цинь пришли в упадок, возвысилась династия Хань. Как в древности, так и в настоящее время нет разницы в связях между действиями людей и волей Неба.

О! Ты, Цзинь-ван (титул Ши Цзин-тана. —В. Т.), одарен духами глубокой мудростью, обладаешь полученной от Неба смелостью, наши сны, совпадающие с гаданиями, каждый день приносят счастливые предзнаменования, указывающие, что ты должен очистить воды Хуанхэ и положить начало новой династии. Ты служил нескольким императорам, испытал всякие трудности, совершил по воле Неба различные военные и гражданские подвиги, соблюдал от рождения законы верности императору и правила сыновнего послушания, за что смиренно владел северными землями.

Когда государством управлял император Мин-цзун, он соблюдал с нашим мудрым покойным правителем ясный договор. Они надеялись, что их дети и внуки будут смиренно выполнять его и приходить друг другу на помощь во время бедствий. Киноварь, которой были написаны императорские повеления, еще не высохла, при ясном солнце трудно кого-нибудь обмануть, поэтому Мы, следуя полученному завещанию, не смеем позволить тебе упасть. Тем более ближайшие родственники по женской линии (Ши Цзин-тан был женат на дочери императора Мин-цзуна. — В. Т.) фактически относятся к основному роду, из-за чего Мы смотрим на тебя как на сына, а ты относишься к нам как к отцу.

Оказавшись в одиночестве, Цун-кэ, собственно говоря не принадлежащий к императорскому роду (Цун-кэ был приемным сыном императора Мин-цзуна. —В. Т.), воровски захватил священную землю, забыл о долге и об оказывавшихся ему милостях, восстал против воли Неба, причинял вред всем живущим, казнил своих близких, отстранял верных и добрых, потворствовал коварным и льстивым, запугивал и угнетал мудрых из народа. Своими, действиями он привел в трепет как китайцев, так и чужеземцев, вызвал смятение и раскол как при дворе, так и вне его. Зная, что за тобой нет вины, он решил причинить тебе вред и посмел собрать войска, которые напали на твой обнесенный прочными стенами город. Хотя у него было сильное желание захватить город, разве он мог бороться с тайной и явной волей Неба!

Когда нам доложили об этом, Мы, глубоко рассерженные и встревоженные, приказали двинуть войска, чтобы избавить тебя от бедствий. Лично командуя многочисленными отрядами, Мы отправились в дальний поход, чтобы уничтожить причинявшего всем зло, и, выступив на помощь, не страшились ни трудностей, ни естественных преград. Действительно, с помощью небесных и земных духов, а также планов, единодушно принятых сановниками, едва Мы взмахнули флагом, как брошенные неприятелем доспехи устлали горы, едва трижды прозвучал барабан, как трупы врагов докрыли степь. Таким образом, Мы выполнили свое намерение и принесли радость народу. Когда наступит срок, Мы распряжсм коней па берегах реки Цзиньхэ, вернем войска за укрепленную линию.

Однако на Центральной равнине нет правителя, земли, лежащие между четырьмя морями, еще не успокоены, бесчисленное население испытывает страдания,словно оно лежит в грязи или на раскаленных углях. К тому же нельзя ни на мгновение забрасывать огромное количество государственных дел, священный престол не может быть долго свободным. Оказать помощь тонущим и спасти горящих следует сегодня.

Ты наделен добродетелями, которые простираются от земли до неба и позволяют заботиться о народе; ты совершил подвиги, свет которых озарил всю землю, — они были связаны с подавлением беспорядков; ты совершил бескорыстные действия, которые могут тронуть духов; ты обладаешь невыразимой правдивостью, которая сияет перед глазами великого множества людей. Мы видим, как велика твоя добродетель, как прекрасны твои великие заслуги, жребий Неба пал на тебя, а поэтому нужно выполнить его волю. Ты должен вступить на императорский престол, и поскольку тывпервые поднял знамя борьбы за правое дело здесь, государству следует называться Цзинь.

Мы вечно будем относиться к этому государству как отец к сыну и клянемся соблюдать эти отношения до тех пор, пока существуют горы и реки.

О, чтобы восполнить то, чего недостает всем князьям, и проводится эти торжественная церемония, в результате которой будет выполнен тысячелетний великий долг и наше первоначальное намерение. Охраняй вечно народ, неизменно придерживайся чистой добродетели, с осторожностью относись к своему положению, крепко держись золотой середины, за что тебя ожидает безграничное счастье. Предостерегаю тебя, помни об этом"(ЦУДШ, гл. 75, л. 9а-11а).

21. Шунь —название области. Областной центр —г. Биньи, современный уездный город Шуньи в пров. Хэбэй.

22. Ин —название области. Областной центр —г. Цзиньчэн, лежавший к востоку от современного уездного города Инсянь в пров. Шаньси.

23.Хуань —название области, современный уезд Маи в пров. Шаньси.

24. Шо — название области. Областной центр — г. Шаньян, современный уездный город Шосянь в пров. Шаньси.

25. Председатель ученой палаты (ханьлинь сюэши чэнчжи). Название ханьлинь — букв. «лес кисточек для письма» или, переносно, «собрание выдающихся литераторов» —возникло при династии Тан и имеет долгую предысторию. По установившемуся, обычаю, танские императоры окружали себя писателями, поэтами, философами, артистами, гадателями, врачами, обязанными развлекать Сына Неба. Тай-цзун (627-650) первым начал поручать составление императорских манифестов и указов известным ученым-конфуцианцам из своего окружения, и так как последние обычно находились у северных ворот дворца, позднее, в эру правления Цянь-фэн (666-667), их неофициально назвали бэймынь сюэши, т. е. «ученые у северных ворот».

Император Сюань-цзун (712-756) впервые ввел название ханьлинь дайчжао — «выдающийся литератор, ожидающий издания императорских манифостов», функции которого состояли в стилистическом редактировании ответов на поступающие ко двору представлсния. Сами же ответы составлялись специальными чиновниками из дворцового секретариата. Поскольку из-за обремененности делами дворцовый секретариат не справлялся с большим количеством поступающих бумаг, было введено новое название — ханьлинь гунфэн — «выдающийся литератор, представляющий [императору] предложения», функции которого состояли уже в самостоятельном составлении императорских распоряжений.

В 738 г. термин «представляющий [императору] предложения» заменили на «ученый», одновременно с чем было создано специальное учреждение ханьлинь сюэши юань — «палата ученых из выдающихся литераторов». Особенность нового учреждения состояла в том, что оно непосредственно подчинялось императору. Отсюда исходили все важнейшие указы, связанные, например, с назначением наследника престола, высших гражданских и военных сановников, объявлением войны, амнистии и т. д. Как деталь, в отличие от дворцового секретариата, пользовавшегося желтой бумагой, указы из палаты ученых писались на белой бумаге. В связи с тем, что деятельность палаты ученых оказалась тесно связанной с политикой, она стала играть ведущую роль в жизни, страны и оказывать непосредственное влияние на императора.

Во главе палаты стоял ханьлинь сюэши чэнчжи —«ученый из выдающихся литераторов, принимающий секретные повеления императора», для какового термина принят перевод «председатель ученой палаты» (СТШ, гл. 46, л. 2а, 26; ЛДЧБГ, с. 184-187).

26. Шумиши —председатель верховного военного совета, букв. «чиновник для важнейших секретных дел». Первоначально, при династии Тан, на эту должность назначались евнухи, ведавшие секретными дворцовыми делами. Поскольку евнухи, принимали также участие в обсуждении военных дел, значение этой должности постепенно все возрастало, и в период Пяти династий появляется самостоятельное учреждение, называвшееся шумиюань. Это учреждение, возглавлявшееся теперь уже не евнухами, ведало исключительно военными делами. Особенно большое значение оно приобрело при династии Сун, занимаясь разработкой вопросов, связанных с армией и военными планами. Исходя из этих функций, для термина шумиюань принят перевод «верховный военный совет». Во главе совета стоял шумиши — «председатель верховного военного совета», которого называли также чжиюаньши —«ведающий делами совета» и шпмифуши — «заместитель председателя верховного военного сонета», называемый также тунчжиюаньши —«совместно подающий деламн совета».

Насколько велика была роль верховного военного совета, видно из того, что при династии Сун его ставили наравне с управлением дворцового секретариата и называли эти учреждения «два управления».

Верховный военный совет занимался только разработкой планов, не касаясь непосредственного руководства армией. Это, с одной стороны, позволяло династии Сун держать отдельных военачальников в узде, но, с другой стороны, слишком мелочная опека сковывала действия последних, что довольно часто приводило к поражениям (ЛДЧГБ, с. 23).

27. Чжан Цзин-да (?-936). Состоял на мелких военных должностях при императоре Поздней династии Тан Чжуан-цзуне, а при императоре Мин-цзуне был назначен главным командиром конных и пеших войск генерал-губернаторства Хэдун. Постепенно продвигаясь по службе, занимал должности генерал-губернатора различных районов. В 936 г., когда Ши Цзин-тан поднял восстание в Тайюане, Чжан Цзин-да, назначенный на пост главного воеводы-усмирителя северной походной ставки, был послан на подавление, мятежа. Он окружил Тайюань, но осада города проходила неудачно. Построенные для штурма сооружения были разрушены неожиданно налетевшей бурей. На помощь Ши Цзин-тану подошли киданьские войска. Чжан Цзин-да потерпел поражение и отступил в окруженную частоколом крепостцу Цзиньань. У него оставалось около пятидесяти тысяч воинов и десять тысяч лошадей. Император приказал Чжао Янь-шоу (см. гл. 4, коммент. 5) и Фань Янь-гуану выступить на помощь, но как тот, так и другой остановились в ста ли от Цзиньаня, не предпринимая дальнейших действий.

Вскоре в Цзиньане начался голод. Лошадей кормили древесными стружками и зерном, выбранным из навоза, а когда они падали от истощения, их съедали. Военачальник Ян Гуан-юань (см. гл. 2, коммент. 60), считая сопротивление бесполезным, убил Чжан Цзин-да и сдался киданям.

Дэ-гуан высоко оценил верность, проявленную Чжан Цзин-да по отношению к своему императору, поставил его в пример своим приближенным и сдавшимся китайским военачальникам и приказал похоронить с почестями СЦУДШ, гл. 70, л. 8б-10а; УДШЦ, гл. 33, л. 6б-8а).

28. Гао Мо-хань (?-959) — бохаец по национальности. После уничтожения киданями государства Бохай бежал в Гаоли, правитель которого отдал ему в жены свою дочь. Позднее вернулся на родину, где попал в тюрьму за убийство, совершенное в пьяном виде. Однако вскоре был освобожден и использован на службе Абаоцзи, хорошо знавшим его смелость и способности.

Насколько высоко кидане ценили Гао Мо-ханя, видно хотя бы из того, что в 936 г., после поражения Чжан Цзин-да (см. гл. 2, коммент. 27), киданьский император Дэ-гуан сказал, обращаясь к Гао Мо-ханю: «Я провел более ста сражений, с тех пор как начал воевать, но из всех ты совершил наибольшие подвиги, и даже известные военачальники древности не могут сравниться с тобой». В 938 г. был устроен пир по случаю поднесения династией Цзинь почетного титула киданьскому императору, на котором Дэ-гуан, указав на Гао Мо-ханя, заявил собравшимся сановникам и послам различных владений: «Это смелый военачальник в нашем государстве. Я объединил Поднебесную благодаря его усилиям».

В дальнейшем Гао Мо-хань отличился в боях с войсками династии Цзинь, что дало Дэ-гуану новый повод сравнить его с известным ханьским военачальником Ли Линем.

Гао Мо-хань неоднократно занимал высокие посты. В 951 г. его направили в Восточную столицу, созданную на бывших бохайских землях, где он занимал высшие государственные должности. Умер в 959 г. (ЛШ, гл. 76, л. 4а-5б).

29. Туаньбо —населенный пункт в шестидесяти ли к юго-востоку от современного уездного города Цисянь в пров. Шаньси. В Туаньбо стояли китайские войска под командованием Чжао Дэ-цзюня, Чжао Янь-шоу, Фу Янь-жао и других военачальников (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9159).

30. Лучжоу — название области. Областной центр — г. Шандан, современный уездный город Чанчжи в пров. Шаньси.

31. Великий сянвэнь. Этот титул, впервые упоминаемый под 938 годом (ЛШ, гл. 4, л. 26), давался начальникам различных правительственных органов. Его носили также командующие армиями и вожди племен. По мнению Цянь Да-синя (1728-1804), термин сянвэнь является испорченной транскрипцией китайского термина сянгун, служившего почетным обозначением высших чиновников (ЭШЭШКИ, т. 2,. с. 1340).

В данном случае титул великий сянвэнь, по-видимому, носил Гао Мо-дань.

32. Хэян —город, лежавший в тридцати пяти ли к западу от современного уездного города Мэнсянь в пров. Хэнань.

33. В тексте ошибка: нужно не «две тысячи», а «двадцать» (ЦЧТЦ, гл. 280, с. 9162; ЦУДШ, гл. 76, л. 2а).

34. Чжао Дэ-цзюяь (?-937). Служил Лю Шоу-вэню, правителю области Цанчжоу. Отец Лю-Шоу-вэня, Лю Жэнь-гун, занимал должность генерал-губернатора Лулуна. В 907 г. другой сын Лю Жэнь-гуна, Лю Шоу-гуан, отстранил отца от власти. Лю Шоу-пэнь вступился за отца, но в конце концов Лю Шоу-гуан взял его в плен, а затем убил. После убийства Лю Шоу-вэня Чжао Дэ-цзюнь перешел па службу к Лю Шоу-гуану, которыйв 911 г. объявил себя императором, назвав государство Да Янь (Великое Янь).

Когда Ли Цунь-сюй, будущий император Поздней династии Таи, послал против не в меру честолюбивого Лю Шоу-гуана войска, Чжао Дэ-цзюнь, предвидя неизбежное поражение своего господина, сразу же перешел на сторону Ли Цунь-сюя. Найдя нового хозяина, Чжао Дэ-цзюнь принимал активное участие в борьбе против династии Лян, за что сначала был назначен генерал-губернатором Цанчжоу, а в 925 г.-- генерал-губернатором Ючжоу. На этой должности он пробыл свыше десяти лет, снискав славу талантливого администратора. За достигнутые успехи Чжао Дэ-цзюню был даже пожалован титул Бэпннн-напа —«ван, умиротворявший север».

В 928 г., во время восстания Ван Ду (см. гл. 1, коммент. 36), кидане отправили ему на помощь семитысячный отряд во главе с тишем. Ван Янь-цю (см. гл. 2, коммент. 5) разбил этот отряд на северном берегу р. Танхэ. Рассеявшиеся киданьские воины во время бегства на север были перехвачены Чжао Дэ-цзюнем, который захватил в плен тииня и доставил его в столицу. В связи с этим он получилдолжности начальника придворного управления и воеводы-усмирителя северо-восточного направления.

Когда в 936 г. Ши Цэин-тан поднял восстание, а явившийся на помощь киданьский император окружил Чжан Цзин-да (см. гл. 2, коммент. 27) в крепостце Цзиньань, Чжао Дэ-цзюнь получил приказ выступить против киданей во главе войск генерал-губернаторства Ючжоу. Чжао Дэ-цзюнь двинулся в поход с трехтысячным отрядом, состоявшим из перебежавших на его сторону так называемых сереброседельных киданей, соединился с Хуа Вэнь-ци, генерал-губернатором Чжэньчжоу, и пошел дальше в область Лучжоу, где встретился в местечке Ситандянь с войсками, которыми командовал его приемный сын Чжао Янь-шоу. Отсюда Чжао Дэ-цзюнь пошел на север и остановился, в Туаньбо, лежавшем всего в ста ли от крепостцы Цзиньань.

Несмотря на неоднократные приказы императора, Чжао Дэ-цзюнь ничего не предпринимал против киданей. Наоборот, он отправил к киданьскому императору гонца с просьбой возвести его на престол, обещая за это богатые подарки. Вначале Дэ-гуан был готов согласиться на. эту просьбу, но затем благодаря уговорам Сан Вэй-ханя (см. гл. 3, коммент. 33) ответил отказом.

После капитуляции крепостцы Цзиньань Чжао Дэ-цзюнь и Чжао Янь-шоу бежали и Лучжоу. Вскоре туда же прибыл Гао Син-чжоу (см. гл. 3 коммент. 34), посланный Ши Цзин-таном заготовить провиант для войск.Увидев на городских воротах Чжао Дэ-цзюня, он закричал: «Я и вы, ван, — земляки, поэтому я должен честно предупредить вас, что в городе нет никаких запасов зерна. Прошу, выходите скорее встретить императора, чтобы сохранить себе жизнь и не раскаиваться в дальнейшем».

Последовав этому совету, Чжао Дэ-цзюнь сдался киданям. Дэ-гуан прежде всего узнал, где находится отряд из сереброседельных киданей, а затем перебил всех входивших в него воинов. Посде этого он заковал Чжао Дэ-цзюня в кандалы и отправил в киданьские земли, где тот умер в 937 г. (ЦУДШ, гл. 98, л. 8б-10б).

35. Под другим источником имеется в виду сочинение Лочжун цзии (ЛШШИ, гл. 2, л. 216, 22а).

36. Гудо — старинное китайское оружие, представлявшее собой короткую палку с шарообразным утолщением на конце, что вызывает ассоциацию с булавой. У киданей булава служила орудием наказания: ею били преступников (ЛШ, гл. 61, л. 2а). Судя по сочинению Яньбэйлу, булава, называемая по-киданьски фаду, делалась из восьми полос железа, соединяемых на концах и образующих пустотелый шар. К шару прикреплялась ивовая палка длиной около трех чи (ЛШШИ, гл. 15, л. 5а). Преступников, приговоренных к наказанию булавой, подвергали незначительному количеству ударов, не свыше семи, что объясняется, скорее всего, тем, что удары железными полосами были весьма мучительны.

37. Бодисатва Да-бэй —буддийская Авалокитешвара. Обыкновенно изображается в белом платье, с младенцем на руках.

38. Как у китайцев, так и у других народов Центральной и Восточной Азии для летосчисления использовался двенадцатилетний животный цикл. Суть этой системы состояла в том, что каждому знаку двенадцатеричного. цикла, служащего для обозначения года, соответствовало определенное животное. В частности, циклическому знаку мао соответствовал заяц (ДЖЦЦА).

39. Лю Юань (? —310) —сюннусец по происхождению, основатель династии Хань (Ранняя Чжао), существовавшей с 304 по 329 г. Носил фамилию Лю, считая себя потомком шаньюя Маодуня, которому в прошлом ханьский император Лю Бан дал в жены девушку, выдав ее за свою старшую дочь (ШЦ, гл. 99, л. 4а, 46). Его отец Лю Бяо занимал при шаньюе Хучуцюане пост левого сянвана, а позднее был поставлен начальником левых сюннуских кочевий. Мать происходила из рода Хуянь.

Лю Юань получил китайское образование, глубоко изучив литературу, философию и военное дело. После смерти отца он занял по наследству его должность. В конце эры правления Тай-кан (280 —289) был назначен сначала окружным воеводой северных сюннуских кочевий, а затем главным начальником над всеми сюннускими кочевьями. Во время междоусобной борьбы, вспыхнувшей, в империи Цзинь после смерти Сыма Яня (290 г.), Лю Юань сначала примкнул к Сыма Ину, но вскоре отошел от него, занял пост великого шаньюя и в 304 г. объявил себя Хань-ваном, открыто выступив против династии Цзинь. Титул Хань-вана он принял, считая себя преемником династии Хань.

В 307 г. Лю Юань перенес столицу в захваченный у династии Цзинь уездный город Пуцзы (к северо-востоку от современного уездного города Шисянь в пров. Шаньси). В следующем году он объявил себя императором, а еще через год перенес столицу в Пинъян (современный уездный город Линьфэнь в пров. Шаньси). В этом же году предпринял неудачное нападение на столицу династии Цзинь —г. Лоян. Умер в 310 г. (ЦШу, гл. 101).

40. Шилэ (274-333) —основатель династии Поздняя Чжао. Происходил из сюннуского племени цянцзюй. Его дед и отец занимали посты мелких племенных вождей. В возрасте около двадцати лет во время сильного голода был пойман наряду с другими сюннусцами правителем области Бинчжоу и продан и рабство. Вскоре сумел бежать, сколотил небольшую шайку и занялся разбоем.

Когда Лю Юань (см. гл. 1, коммент. 39) выступил против династии Цзииь и объявил себя Хань-наном, Шилэ присоединился к нему, получив за это титул «военачальник, помогающий династии Хань». В ходе многочисленных сражений значительно укрепил свои войска. Затем, когда Лю Яо, император династии Хань, перенес в 319 г. столицу в Чанъань и объявил о создании новой династии Чжао (Ранняя Чжао), Шилэ, под контролем которого находилось двадцать четыре округа, в свою очередь, основал династию Чжао, вошедшую в историю под названием Поздняя Чжао. Междувновь созданными династиями вспыхнула ожесточенная война, в ходе которой победа склонялась то на одну, то на другую сторону. В 328 г. в сражении под Лояном Лю Яо попал в плен и был казнен. Земли, находившиеся под контролем династии Ранняя Чжао, Шилэ присоединил к своим владениям, а в 330 г. официально вступил на императорский престол (ЦШу, гл. 104, 105).

41. Чжаочжоу —название области. Областной центр —г. Пинцзи, современный уездный город Чжаосянь в пров. Хэбэй.

42. Мяньчи —современный уездный город Мяньчи в пров. Хэбэй.

43.Как отмечает Е Лун-ли, созданное киданями государство четыре раза меняло свое название. Вначале оно называлось государство киданей, в 937 г. получило название Великое Ляо, в 1013 г. —Великое государство киданей и в 1063 г. — снова Великое Ляо.

. Происхождение названия Великое государство киданей понятно и не требует пояснений, чего не скажешь о названии Великое Ляо. Существуют два объяснения, почему кидани назвали так свое государство. Одно из них основано на данных официальной истории чжурчжэньскои династии Цзинь,. в которой говорится, что Агуда при вступлении на престол сказал: «Государство Ляо взяло для своего названия слово "железо", так как оно прочно. Однако, хотя железо и прочно, оно в конце концов изменяется и разрушается, не изменяется и не разрушается только золото» (ЦШ, гл. 2, л. 8а, 86). Таким образом, для государства чжурчжэней было принято название Великое Цзинь, где цзинь по-китайски означает «золото», в то время как, судя по приведенной цитате, ляо означало «железо».

Второе объяснение производит название Ляо от р. Ляошуй. Разбирая происхождение названий Ляо и Цзинь, Сюй Мэн-сднь пишет: «[Чжурчжэ-ни] взяли для названия государства их собственное слово Алуцзу. Алуцзу на языке чжурчжэней означает "золото". Поскольку, в их реке добывалось золото, они и назвали государство Великое Цзинь, подобно тому как кидане назвали свое государство по реке Ляошуй» (СЧБМХБ, гл. 3, л. 11а).

Разбирая оба объяснения, современный китайский ученый Фэн Цзя-шэн приходит к выводу, что второе объяснение более правильно. Его аргументы сводятся в основном к следующему. Название р. Ляошуй издавна входило в названия округов Ляодун и Ляоси, названных так потому, что первый из них занимал земли к востоку (дун), а второй —к западу (си) от этой реки. Вполне возможно, что кидане использовали существовавшее древнее название.

Прародителями киданей считались мужчина и женщина, которые встретились при слиянии рек Тухэ и Хуанхэ, образующих р. Ляошуй. В память этого и было принято названиес Ляо.

Название Ляо было установлено Дэ-гуаном, когда он находился в китайских землях. Это было сделано потому, что китайцы хорошо знали это название и оно не казалось для них странным (ЦДМХЦЮ, с. 30).

В объяснении Фэн Цзя-шэна, на наш взгляд, выпущено самое главное. Дэ-гуан принял название Ляо, имея в виду, что, как реки Тухэ и Хуанхэ, сливаясь вместе, образуют одну реку Ляошуй, точно так же составляют одно целое государство киданей и созданная ими династия Цзинь. Такое толкование хорошо согласуется с установленной эрой правления Хуэй-тун. Судя по комментарию к Лун-юй, иероглиф хуэй означает встречу двух правителей, в то время как иероглиф тун имеет в виду заключение между ними союза (ЛЮ, гл. 14, с. 254-255). Объяснение слов «встреча» и «союз» отвечает фактической обстановке и четко показывает отношение Дэ-гуана к Китаю —он рассматривал Китай как одно целое со своим государством.

44. Бяньчжоу — современный Кайфын в пров. Хэнань.

45. Сюн Гао, или Сюй Чжи-гао —основатель династии Южная Тан (937-975). Вступил на престол в 937 г. Считая себя продолжателем династии Тан, мечтал об объединении Китая под своей властью, рассчитывая осуществить это с помощью киданей. Именно этим объясняются довольно частые посольства, которыми он обменивался с киданями в период своего правления.

В 943 г., после смерти Сюй Чжи-гао, принявшего к этому времени свое настоящее имя Ли Шэн, на престол вступил его сын — Ли Цзин. Ли Цзину, продолжавшему политику экспансии, удалось захватить соседние государства Минь (892-946) и Чу, что значительно усилило его позиции Начиная с 955 г. династия Южная Тан подвергается нападениям со стороны Поздней династии Чжоу, с которой в 958 г. заключает мир. По условиям мирного договора Ли Цзин отказался от титула императора, уступил четырнадцать областей и согласился на выплату огромной контрибуции.

При династии Сун Южная Тан ежегодно выплачивала ей большую дань, до тех пор пока в 975 г. последний правитель, Ли Юй, окончательно не признал власть сунского императора.

46. Дэ-гуану был поднесен длинный титул Жуй-вэнь шэнь-у фа-тянь ци-юнь мин-дэ чжан-синь чжи-дао гуан-цзин чжао-сяо сы-шэн хуанди, а вдовствующей императрице —титул Гуан-дэ чжи-жэнь чжао-ле чун-цзянь ин-тянь хуантайхоу (ЛШ, гл. 4, л. 2а).

47. Юань Юэ. В сочинении Шихуа цзунгуй коротко рассказывает о посольстве Фэн Дао. Перед выездом посольства император устроил угощение и объяснил, что ему приходится отправлять престарелого Фэн Дао в дальнее путешествие, руководствуясь исключительно интересами государства. Затем он лично налил и поднес ему чашу вина.

Кидане тепло встретили Фэн Дао. Дэ-гуан относился к нему как к своим высшим сановникам. Он пожаловал Фэн Дао дощечку из слоновой кости для записи императорских распоряжений и бычью голову, что рассматривалось у киданей как исключительный знак внимания. Императорские подарки Фэн Дао использовал на покупку топлива, говоря, что в его преклонном возрасте он не может выносить лютых морозов, стоящих в киданьских землях. Вернувшись обратно, Фэн Дао написал стихотворение из пяти частей с описанием своего посольства. В первой части говорилось:

В этот день в прошлом году получил приказ

выехать послом в далекую страну,

Я ехал в интересах двора, а не в интересах своей семьи.

Сын Неба заплакал, когда во дворце я осушил чашу вина,

Соотечественники тяжело вздыхали, видя перед воротами  дворца

два верительных знака. Я отправился в пустынные степи императора киданейзимой,

когда все время шел снег, А вернулся в сад Туюань весной, когда кругом

цвели цветы.

Все члены посольства относились друг к другу

как родные. Несколько человек умерло, мы погребли их

в желтых песках. В землях варваров сильные морозы, мне пожаловали

парчовый и соболиный халаты, А также по одному одеялу на бараньем, лисьем

и соболином меху. Каждый раз, являясь на аудиенцию, я накидывал на себя

четыре халата, А ночью, во время сна на подворье, накрывался

одновременно тремя одеялами.

В стихотворении сказано: «Утром накидывал на себя четыре халата», — это для того, чтобы спрятать руки от холода

«Ночью накрывался тремя одеялами», — это из-за того, что боялся высунуть голову наружу (ЛШШИ, гл. 3, л. 3а, 3б).

48. Ань Чжун-жун (?-941). При Поздней династии Тан занимал должность командующего пограничными войсками генерал-губернаторства Чжэнъу. В 936 г. Ши Цзин-тан, поднявший восстание в Цзиньяне, направил к Ань Чжун-жуну гонца, желая привлечь его на свою сторону. Ань Чжун-жун разрешил вставшую перед ним проблему с помощью гадания. Он поставил в ста шагах от себя две стрелы и начал стрелять в них из лука. Попадание в первую стрелу должно было ответить на вопрос, станет ли Ши Цзин-тан императором, а попадание во вторую — сможет ли он сам стать генерал-губернатором. Сделав всего два выстрела, Ань Чжун-жун поразил обе мишени, после чего без дальнейших колебаний присоединился к Ши Цзин-тану. За оказанную поддержку Ши Цзин-тан после вступления на престол назначил Ань Чжун-жуна генерал-губернатором Чэндэ.

Хотя Ань Чжун-жун был военным, он хорошо разбирался в делах гражданского управления. В его жизнеописании приводится довольно интересный случай. Как-то одни родители обвинили своего сына в непочтительности. Ань Чжун-жун дал отцу меч и приказал убить сына. Отец отказался, в то время как стоявшая рядом мать схватила меч и хотела сама лишить сына жизни. Поведение матери удивило Ань Чжун-жуна. В результате тщательного допроса было установлено, что мать не родная. Ань Чжун-жун приказал женщине выйти, а когда она повернулась спиной, убил ее выстрелом из лука.

Будучи военным, Ань Чжун-жун отличался смелым и дерзким характером. Он видел, что первые императоры Поздних династий Тан и Цзинь занимали в свое время, как и он, должности генерал-губернаторов, а поэтому, мечтая стать императором, часто говорил: «В нынешнее время Сыном Неба становится тот, у кого сильные войска».

Возможность стать императором Ань Чжун-жун видел в столкновении-Китая с киданями. Играя на национальных чувствах китайцев, он резко критиковал Гао-цзу за то, что тот признал себя сыном киданьского императора и посылает ему унизительные для страны щедрые подарки. Сам Ань Чжун-жун держался в отношении киданей вызывающе. Он не только задерживал и убивал проезжавших по территории генерал-губернаторства киданьских послов, но даже посылал войска, которые нападали на уступленную киданям область Ючжоу. Стремясь спровоцировать в личных целях конфликт, Ань Чжун-жун представил императору обширный доклад, в котором предлагал начать с киданями войну в союзе с племенами туюйхунь, туцзюэ, хунь, циби и шало, страдавшими от притеснений киданей.

Встревоженный император, получивший также доклад от Сан Вэй-ханя, предостерегавшего об опасностях войны, ответил Ань Чжун-жуну специальным указом, в котором говорилось: «Вы являетесь крупным сановником, у вас престарелая мать, но в гневе, нс думая об опасностях, вы хотите погубить и своего государя, и своих родственников. Я приобрел Поднебесную с помощью киданей, вы же благодаря мне стали богатым и знатным, но если я не забываю об оказанных мне милостях, почему же забываете о них вы? Сейчас я во главе всей Поднебесной являюсь слугой киданей, а вы хотите бороться с ними во главе одного генерал-губернаторства, разве это не будет трудным!? Подумайте тщательно об этом, чтобы не раскаиваться в дальнейшем!»

Получив такой ответ, Ань Чжун-жун в 941 г. поднял восстание, надеясь собственными силами захватить императорский престол. Собрав несколько десятков тысяч голодных крестьян, пострадавших, от сильной засухи, он устремился к Еду, заявляя, что хочет представиться императору. К юго-западу от г. Цзунчэн он столкнулся с цзиньскими поисками под командованием Ду Чжун-вэя.

В самом начале разыгравшегося сражения Чжао Янь-чжи, один из военачальников Ань Чжун-жуна, перешел на сторону цзиньцев. Это вызвало среди солдат панику, я они стали разбегаться. Ань Чжун-жун бежал в Чжэньчжоу в сопровождении всего десяти всадников. Подошедший к Чжэньчжоу Ду Чжун-вэй легко занял город, обезглавил Ань Чжун-жуна и отправил его голову императору Гао-цзу, который, в свою очередь, переправил ее к киданям (ЦУДШ, гл. 98, л. 1а-4б; УДШЦ, гл. 51, л. 12а-15б).

49. Разница во мнениях состояла в том, что, посылая письмо и называя себя внуком, поскольку его отец признал себя сыном киданьского императора, новый император выступал как независимый правитель, соблюдающий только правила поведения, предусмотренные для членов одной семьи, между тем как выражение «челобитная и слуга» говорило о полной. зависимости китайского императора от киданей.

50. Хуэйтуши — термин, состоящий из киданьского слова хунту и китайского ши, — «посол», «посланец». Судя по тексту, хуйтуши вели торговые дела в чужих странах. Это вызывает ассоциацию с термином уртак в монгольских государствах XIII-XIV вв., которым обозначали купца, торговавшего в качестве ханского торгового агента, по большей части остававшегося участником этой торговли (ЗОП, с. 154). Возможность отождествления хунту с уртаком усиливается и тем, что, как известно, в монгольском языке среднемонгольской эпохи в начале многих слов употреблялся спирант h. Поскольку в дальнейшем этот спирант исчез, могла появиться форма уйту, фонетически близкая к уртаку.

51. Бэйчжоу —название области. Областной центр — г. Цинхэ, современный уездный город Цинхэ п пров. Хэбэй.

52. Дубушу. Иероглиф ду означает «главный», а бушу — «решать, устраивать, принимать меры». Отсюда весь термин ду бушу может быть переведен как «главнокомандующий».

53. Еду —город, лежавший в сорока ли к юго-западу от современного уездного города Линьчжан в пров. Хэнань.

54. Чаньчжоу —современный уездный город Пуян в пров. Хэбэй.

55. Юаньчэн —город, лежавший к востоку от современного уездного города Дамин в пров. Хэнань.

56. Лиян — название уездного города, лежавшего к северо-востоку от современного уездного города Жуйсянь в пров. Хэбэй.

57. Сюжун — название уезда, входившего в состав области Тайюань. Уездный город лежал на месте современного города Синьсянь в пров. Шаньси. В Цзычжи тунцзянь долина Ягу названа Ямингу (ЦЧТЦ, гл. 283, с. 9263). Потерпев поражение, кидане отошли по ней на соединение с главными силами.

58. Бочжоу —название области. Областной центр — г. Ляочэн, современный уездный город Ляочэн в пров. Шаньдун.

59. Юньчжоу — название области. Областной центр г. Дунпин, современный уездный город Дунпин в пров. Шаньдун.

Перед Мада стояла задача соединиться с Ян Гуан-юанем, поднявшим восстание в Цинчжоу (современный, уездный город Иду в пров. Шаньдун). Против него были посланы войска под командованием Ли Шоу-чжэня, Хуанфу Юя, Ляп Хань-чжана и Сюэ Хуай-жана, которые двигались вдоль Хуанхэ по воде и по суше. Когда они подошли к Мацзякоу, десять тысяч киданьских пехотинцев под прикрытием конницы занимались сооружением укреплений на восточном берегу, в то время как основные силы еще не успели переправиться. Сбив прикрытие, китайские военачальники легко заняли недостроенные укрепления. Несколько тысяч киданей утонуло в Хуанхэ во время бегства, и несколько тысяч было убито или взято в плен. После этого находившиеся на западном берегу главные силы киданей почли за лучшее отступить. В результате Ян Гуан-юань не получил поддержки, что привело к его поражению (ЦЧТЦ, гл. 284, с. 9265, 9266).

60. Ян Гуан-юань (?-944) происходил из тюркского племени шало. Начал службу с. должности командира конного отряда у позднетанского императора Чжуан-цзуна. В одном из сражении с киданями ему сломали руку, и он долго не использовался на службе. Только по прошествии длительного времени его назначили главным командиром конных и пеших войск генерал-губернаторства Ючжоу.

Несмотря на неграмотность, Ян Гуан-юань отличался умом, большим красноречием и ловкостью, что позволило ему занимать должности правителя областей Гуй, Ин, Цзи и И.

Случай помог его дальнейшему выдвижению. В 927 г., во время военных действий против Ван Ду (см. гл. 1, коммент. 36), были захвачены в плен несколько киданьских военачальников, в том числе Шила. Кидане неоднократно просили освободить пленных, и большинство сановников Поддерживали эту просьбу. Против выступил Ян Гуан-юань. Он считал, что Шила — опытный военачальник, хорошо знает положение в Китае и, если его освободить, в дальнейшем он сможет причинить Китаю вред. Доводы Ян Гуан-юаня показались императору Мин-цзуну убедительными, и он в награду перевел его с должности правителя области Ичжоу на пост генерал-губернатора Чжэнъу.

В 936 г., когда Ши Цзин-тан поднял восстание, Ян Гуан-юань вместе с Чжан Цзин-да был послан на его усмирение. После поражения укрылся в крепостце Цзиньань. Затем, когда истощилось продовольствие и были съедены даже лошади, убил Чжан Цзин-да и сдал крепость киданьскому императору Дэ-гуану. Обращаясь к сдавшимся позднетанским военачальникам, Дэ-гуан сказал: «В моем государстве нет земли, чинов и титулов, которые я мог бы дать вам, служите усердно династии Цзинь». В связи с этим Ши Цзин-тан назначил Ян Гуан-юаня на должность генерал-губернатора Сюаньу и поставил главным командиром конных и пеших войск императорской гвардии.

В 937 г., во время восстания Фань Янь-гуана Ян Гуан-юань командовал войсками, посланными против мятежника. Сосредоточив в своих руках большую власть, он стал активно вмешиваться в политику и оказывать давление на императора. В частности, на основании его жалоб был снят с высших государственных постов Сан Вэй-хань.

Ши Цзин-тан, опасавшийся усиливающегося Ян Гуан-юаня, перевел его в 940 г. иа должность генерал-губернатора Пинлу и пожаловал, чтобы «позолотить пилюлю», титул Дунпин-вана. Считая себя обиженным новым назначением, Ян Гуан-юань задумал поднять восстание. Вскоре представился я подходящий случай.

В 943 г., во время обострения отношений с киданями, среди населения производился набор лошадей, нужных для армии. Цзин Янь-гуан потребовал, чтобы Ян Гуан-юань вернул триста лошадей, которые когда-то Ши Цзин-тан предоставил ему. Используя это как повод, Ян Гуан-юань поднял восстание и обратился за помощью к киданям. Незамедлившие явиться кидане заняли г. Бэйчжоу. Кроме того, на их сторону перешел Чжоу Жу, правитель области Бочжоу. Опасаясь, что Чжоу Жу поможет киданям переправиться через Хуанхэ и даст возможность соединиться с Ян Гуан-юанем, цзиньский император послал военачальников Ли Шоу-чжэня и Хуанфу Юя, которые напали на киданей, когда те действительно готовились к переправе у Мацзякоу. Потерпев поражение, кидане отошли на север, так и не сумев соединиться с Ян Гуан-юанем.

Цзиньские войска окружили Ян Гуан-юаня в Цинчжоу. Сыновья Яч Гуан-юаня уговаривали его сдаться, но, встретившись с решительным отказом, связали отца и сдали город. Император приказал Ли Шоу-чжэнго поступить с Ян Гуан-юанем по собственному усмотрению. Ли Шоу-чжэнь убил Ян Гуан-юаня, доложив, что тот умер от болезни.

Интересна характеристика, которую Оуян Сю дал Ян Гуан-юаню: «Ян Гуан-юань был лысым, а его жена —хромой. Народ говорил о них: "Разве начиная с древности был когда-нибудь лысый Сын Неба и хромая императрица!" Хотя это говорилось со смехом, однако именно Ян Гуан-юань призвал варваров,положив начало бедствиям в Поднебесной, в результате которых династия Цзинь погибла, а Китай испытывал страдания более тридцати лет» (УДШЦ, гл. 52,."л. 17б-21б; ЦУДШ, гл. 97, л. 5б-9а).  

 

Текст воспроизведен по изданию: Е Лун-ли. История государства киданей. М. Наука. 1979

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.