Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БРУНО

КНИГА О САКСОНСКОЙ ВОЙНЕ

BRUNONIS LIBER DE BELLO SAXONICO

Бруно "Книга о саксонской войне"

Сочинение Бруно посвящено описанию важного события в истории Германии: восстанию саксонских феодалов против Генриха IV, стремившегося полностью подчинить Саксонию. С этой целью по его приказу там начали строить королевские замки, конфисковывать земельные владения [173] феодалов в связи с ревизией государственных имуществ и возвращением незаконно захваченных ленов. Саксонские феодалы во главе с Оттоном Нордгеймским организовали сопротивление королевской власти. Это можно было сделать тем успешнее, что обязанности по строительству королевских замков, барщина в пользу короля, постой королевских министериалов, прежде всего из Швабии, многочисленные повинности истощили терпение крестьян, и в 1073 г. они восстали. Феодалам удалось встать во главе восстания и направить его против короля. Однако действия Генриха IV были быстры и решительны. После упорного сопротивления восстание было подавлено в 1075 г., но и после этого противники императора находили в Саксонии поддержку. Земельные владения многих саксонских феодалов были конфискованы, а их владельцы были высланы за пределы Саксонии. Восставшие крестьяне беспощадно уничтожались.

Борьба саксонских и тюрингских феодалов и крестьян против Генриха IV вспыхнула с новой силой в связи со столкновением короля с папой Григорием VII. Несмотря на покаяние в Каноссе и снятие папой отлучения с Генриха IV 29 января 1077 г., 13 марта того же года князья избрали нового короля — Рудольфа Швабского. После борьбы, которая велась с переменным успехом, в сражении под Белым Эльстером 15 октября 1080 г. Рудольф был смертельно ранен и следующем году был выбран новый анти-король — Люксембургский граф Германн фон Зальм 1. В такой сложной обстановке характер описания событий зависел от того, на чьей стороне находился автор "Книги о саксонской войне".

О Бруно известно лишь то, что можно извлечь из его сочинения. Он был духовным лицом и принадлежал к близкому окружению магдебургского архиепископе Вернера (1063 — [174] 1078), а после его смерти перешел к мерзабургскому епископу Вернеру, которому и была посвящена "Книга о саксонской войне". Его положение при дворах этих прелатов неизвестно. Возможно, он находился в канцелярии и там ознакомился с письмами, текст которых включил в свой труд. Ф.-И. Шмале, последний по времени издатель сочинения Бруно, возразил против его идентификации с канцлером Бруно, известным по документам Германа фон Зальма (против такого предположения высказывался уже Р. Хольцман), и предположил, что автор "Книги о саксонской войне" – руководитель школы при кафедральном соборе в Магдебурге, упоминаемый в 1100 г., который вероятно вернулся в Магдебург после смерти мерзебургского епископа Вернера в 1093 г. 2

Сочинение включает рассказ об юных годах Генриха IV, предысторию саксонского восстания и самих военных событий с 1073 г. до поставления Германа Фон Зальма в качестве анти-короля. Книга была закончена в период между 26 декабря 1081 г. и 11-12 января 1093 г., дня смерти Вернера Мерзебургского, которому она посвящена 3. Искренний саксонский патриотизм и постоянная зависимость от крупнейших саксонских духовных феодалов определили позицию автора в изложении событий. Впрочем, по мнению Ф. – Й. Шмале, Бруно нельзя обвинить в сознательных ошибках и фальсификации, хотя его произведение очень тенденциозно 4. К более отрицательной оценке этого труда пришел В. Ваттенбах: "Как историк, — писал он, — Бруно стоит стоит на самой низшей ступени, его сочинения вообще можно использовать только с величайшей осторожностью, [175] чтобы извлечь оттуда факты, о наиболее важных из которых он, правда, сообщает" 5.

Среди источников сведений Бруно наиболее важную роль играют устные известия, прежде всего рассказы магдебургского архиепископа Вернера, одного из руководителей саксонского восстания. Кроме того, автору были доступны многочисленные письма, которые он включил в сочинение и на которые опирался в изложении. Возможно, ему были известны анналы Ламперта Херсфельдского 6.

В начале своего труда Бруно рассказывает об аморальном облике Генриха IV, его сладострастии, жестокости, вероломстве. При этом использует, больше всего, рассказы, хотя иногда и анекдотического свойства. В 12 главе Бруно сообщает: "Был слух, что он убил своей рукой одного знатнейшего юношу из своих приближенных, когда он вроде бы шутил. Когда же тот на следующий день был тайком похоронен, как бы терзаясь, пошел он к своему учителю епископу Адальберту 7 и получал от него отпущение греха без какого-либо наказания. Но так как истинность этой истории мне не удалось установить, мне представляется, что она остается неясной, сколько бы все о ней ни судили". В отличие от этого рассказа последующая история сообщается как более достоверная. В ней находится упоминание о Руси.

Рукописи: описание в 8 AQdGM, XII, 1963; s. 31-34; [176] F.-J. Schmale. Zn Brunos Buch, [521], s. 236-244. Издания: перечень в Repertorium, II, p. 592. Переводы: там же.

Публикуемое известие о Руси приведено по изданию: Quellen zur Geschichte Kaiser Heinrichs IV, [105]. [177]


Перевод.

13. Я знал одного из приближенных короля 9, который однажды прибыл от королевского двора к своему брату — 10а брат его был епископом 10 — и как бы хвастаясь рассказывал ему, что никого не было при дворе, кто бы больше, чем он, пользовался королевской милостью. Так как его брат епископ с удовольствием это слушал и настоятельно ему советовал стремиться всеми средствами сохранить милость короля, поскольку это и ему самому почетно, и всем его [близким] полезно, тот сказал: "Я бы делал [это], если бы мог удержать с милостью земного короля милость царя небесного. Но воистину, — сказал он, — я узнал, что если кто дружески пользуется милостью этого короли, не сможет иметь вечной жизни". И так он осторожно понемногу отходил от двора и ужа все меньше и меньше принимал участие в тайных советах короля. Он не совсем на них отсутствовал, но и присутствовал не столь часто, как [раньше] имел обыкновение. Когда король [178] увидел [его] меньшее усердие на своей службе, он не спросил о причине, почему тот это сделал, и не проявил по отношению к нему какого-либо плохого намерения, но решил погубить его чужим мечом, не желая пускать в ход свое оружие. Итак, не знаю, по какой причине, вымышленной или действительной, он 11 послал его к королю Руссии 12, и тот охотно принял это посольство, так как, во-первых, этим он как бы доказал, что находится в милости у короля, который как и прежде не колебался доверить ему тайные дела и так как надеялся, что благодаря трудности этого посольства, после возвращения с удачей, он должен получить немалое благодеяние короля. Не наименьшей причиной его отъезда было и то, что он охотно удалялся от [королевского] двора. Итак он отправился, так и не поняв замысла против себя. Спустя несколько дней, когда он прибыл вечером на постоялый двор, он приказал приготовить ему добрый пир. И когда его спутники уже в достаточной степени выпили, вскочил некий славянин низкого положения и сказал: "Я не знаю, что я несу и что мне дал епископ Эппон 13, приказав, чтобы я вручил королю, к которому ты послан и отправляешься". Когда тот попросил показать ему это, славянин достал письмо, запечатанное печатью с изображением короля. Тот немедленно сломал печать и приказал своему писцу изложить ему смысл того письма. Писец прочитал и изложил содержание. Вот основная суть письма: "Знай, что ты лучше всего можешь показать, какой ты мне друг, если ты сделаешь так, чтобы тот мой посол никогда не мог вернуться в мою страну; считай, что [мне] безразлично, будешь ли ты его держать в вечном заключении, или лучше умертвишь". Тогда, предав письмо огню, довольный, он совершил свой путь, разумно исполнил посольство, вернулся, одаренный немалыми дарами, доставил господину своему, королю, царские подкошения 14.


Комментарии

1. Grund O. Die Wahl, [389]; Zweck A. Die Grunde, [390]; Wagemann R. Die Sachsenkriege, [560]; Knonau G. M. Jahrbuecher, [ 440], Bd. II, s. 856-869.

2. Wattenbach W. Deutschlands Geschichtsquellen, [571]. Bd. II, s. 86; Wattenbach-Holtzmann. Deutschlands Geschichtsquellen, [572], Bd. I, 1. H., s. 592; Quellen zur Geschichte Kaiser Heinriche IV, [105], s. 28.

3. Quellen zur Geschichte Kaiser Heinrichs IV, [105], s. 29.

4. Quellen zur Geschichte Kaiser Heinrichs IV, [105], s. 29.

5. Wattenbach W. Deutschlands Geschichtsquellen, [571]. Bd. II, s. 87. Аналогичного мнения был и Р. Хольцман (Wattenbach-Holtzmann. Deutschlands Geschichtsquellen, [572], Bd. I, 1. H., s. 593).

6. Quellen zur Geschichte Kaiser Heinrichs IV, [105], s. 30-31.

7. Имеется в виду Адальберт, епископ Бременский, который и раньше знал преступления короля, но покрывал их (AQdGM, XII, s. 202).

8. AQdGM, XII, s. 206.

9. Генрих IV.

10.-10. Это выражение можно перевести еще таким образом: "брат же был тот епископ", причем в этом случав под епископом следует подразумевать епископа Адальберта, о котором шла речь выше в 12 главе, а под его братом — пфальцграфа Фридриха Саксонского, одного из руководителей саксонского восстания (Annalista Saxo, [37], p. 696; Шайтан М. Э. Германия и Киев, [292], с. 9, прим. 28). Однако, как отметил Ф.-Й. Шмале, в дальнейшем изложении, в главе 26, пфальцграф Фридрих упоминается без всякой связи с этими событиями, поэтому лучше перевести: "тот же брат был епископом" (AQdGM, XII, s. 206, Anm. 4). В этом случае установить имена обоих упомянутых лиц не удается, и рассматривать эту безымянную историю можно лишь как анекдот, направленный против Генриха IV. Впрочем, не исключено, что имеются в виду все же Адальберт и Фридрих, и тогда эпизод можно охарактеризовать как надуманный и предназначенный для того, чтобы очернить Генриха IV.

11. Король Генрих IV.

12. Вероятно, Изяслав Ярославич. Бруно не датирует описываемое им событие. В тексте оно находится до известия, которое датируется 1070 годом. Саксонский анналист, заимствовавший данное сообщение, помещает его под 1068 г. (Annalista Saxo, [37], p. 696). В 1068 г. в результате народного восстания Изяслав был свергнут с киевского стола и должен был бежать в Польшу. Во время изгнания Генрих IV его поддерживал.

13. Эберхард (Эппон), епископ Наумбург-Цайса (1047-1078).

14. Исходя из содержания рассказа, видно, что история с письмом придумана для опорочения Генриха IV и возвеличивания преданности и простодушия человека, которого он преследовал, в конечном счете — для оправдания восставших. Но можно считать сообщение о посольстве Фридриха истинным и признать выдуманным только случай с письмом. Тогда это известие очень невыразительно и ничего не сообщает, кроме самого факта дипломатических контактов между Генрихом IV и, вероятно, Изяславом Ярославлем.

Можно с равным основанием предположить, что вся история с посольством пфальцграфа Фридриха была придумана для того, чтобы рассказать о коварстве Генриха IV, а Русь была названа с целью подчеркнуть хитрость императора, который решил отправить неугодного ему человека подальше от Германии и расправиться с ним. Сообщение, понимаемое таким образом, свидетельствует о том, что в Германии для широкого читателя Русь служила символом далекой страны, но была известна. Такое известие о посольстве на Русь должно было произвести на читателей еще большее впечатление и показать в полной мере хитрость и жестокость Генриха IV.

(пер. М. Б. Свердлова)
Текст воспроизведен по изданию: Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. Вып. I. Середина IX - первая половина XII в. М. Институт истории АН СССР. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.