Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Ц. ДЕ БРИДИА

ИСТОРИЯ ТАРТАР

HYSTORIA TARTARORUM

Часть третья

ИССЛЕДОВАНИЯ И МАТЕРИАЛЫ

51. «СПИСОК ПОКОРЕННЫХ НАРОДОВ» (НТ, § 34)

51.1. В «Истории Тартар» Список покоренных народов завершает историю фантастических походов Чингис-хана и военных кампаний эпохи хана Угедея. Список стран, входящих в монгольскую империю, предваряется пророчеством о грядущей гибели монголов. Появляется загадочное число в восемнадцать лет, в течение которых они будут непрерывно сражаться. В следующем за Списком параграфе заявляется, что окончено описание происхождения монголов и войн, которые они вели. Последнее обстоятельство также свидетельствует, что Список находился в той части переводного сочинения, где говорится о походах Чингис-хана, следовательно, в романе. В донесении брата Иоанна Список находится в седьмой главе, посвященной землям и странам, которые монголы подчинили своей власти 481. В седьмой главе нет сведений легендарного характера. Имеются ли у нас, в таком случае, основания отнести Список к сюжетам «Романа о Чингисхане»? Да, таким основанием является наличие в Списке фантастических народов.

В версии брата Иоанна Список предваряет сообщение о том, что монголы взимают дань даже с тех народов, которые им не подчинены, обитают далеко и граничат со странами, которых монголы до известной степени опасаются; другие же [318] народы, пишет брат Иоанн, они оставляют пока в покое. Однако согласно тому, добавляет брат Иоанн, что удалось узнать непосредственно от них, намереваются завоевать эти земли в будущем. Если бы исследователям удалось выяснить источник сведений, на который ссылается брат Иоанн, то вопрос о характере Списка и его авторе мог бы иметь однозначное решение.

На сегодняшний момент проблема выглядит так: 1) Список заимствован францисканцами из какого-то неизвестного источника; 2) в процессе перевода на латынь в Списке появились названия, которых заведомо не могло быть в первоначальном варианте; 3) в перечне реальные названия земель смешаны с фантастическими. Каждый из этих трех аспектов требует отдельного анализа. Первые два аспекта рассматривались в научной литературе 482, а вопрос о комбинированном характере Списка поставлен не был.

Перед нами разноплановый текст, совмещающий в одной плоскости реальную этногеографию Центральной Азии и вымышленные страны, причем в процессе перевода с неизбежностью возникли смысловые изменения. Отдельной проблемой является выяснение исходной этногеографической номенклатуры (монгольской, тюркской, персидской, древнерусской и латинской), отразившейся в Списке. Последнее не входит в нашу задачу и рассматривается лишь частично. Для целей исследования важно также подчеркнуть, что францисканцы не просто передали текст, но и попытались отождествить некоторые из названий. Наличие параллельных этнонимов в выражениях (Bascart id est Magna Hungaria; Obesi sive Georgiani) свидетельствует, что францисканцы не были авторами Списка.

Вымышленные страны и земли присоединяются к империи монголов в результате легендарных экспедиций Чингис-хана и его сыновей. В известном смысле Список является производной от замысла Чингис-хана покорить все доступные и недоступные миры. Указанные обстоятельства позволяют высказать следующее предположение: в первоначальном варианте Список покоренных народов являлся фрагментом «Романа о Чингис-хане». Подражая и копируя официальные документы, он изображает империю [319] Чингис-хана, поглотившую маргинальные территории. Иными словами, Список рисует квазиимперию. Включение легендарных областей, по мысли автора романа, равнозначно нарушению божественного порядка. Эта идея иллюстрируется появлением при дворе великого хана посольства асимметричных людей, которые в силу своей природы во всем превосходят монгольских всадников, и потому крайне удивлены стремлением императора покорить их территорию. Завершающим актом создания легендарной империи явится гибель Чингис-хана от удара грома. Согласно же монгольским представлениям, убитый молнией человек и все его имущество отвергаются всеми как нечистое. В результате этой космической драмы сакральная фигура Чингис-хана превращается в свою противоположность, а империя, созданная им, утрачивает покровительство Неба. Тем самым обнаруживается связь между легендарными походами к границам мира, рождением квазиимперии и насильственной смертью ее основателя. Учтем, что каждое из этих обстоятельств является вымышленным.

Тот факт, что брат Иоанн воспроизводит эти сведения в седьмой главе, а не в пятой (где собственно речь идет о походах Чингис-хана), не должен нас удивлять 483. В целом ситуация со Списком аналогична ситуации с романом, чье легендарное содержание было воспринято францисканцами как важный документ по монгольской истории. В процессе перевода статус текста (как антиэпопеи) меняется и обретает параметры достоверности, несмотря на всю их псевдоисторичность. Первым, кто выразил недоумение по поводу легендарных народов, с которыми сражались монголы, был не кто [320] иной, как брат Вильгельм (Вильгельм де Рубрук. XXIX. 46). Последний пытался разузнать у китайских монахов о людях чудовищного вида. Но те заявили, что никогда не видели подобного. Монгольский мир предстает в сочинении брата Вильгельма во всем своем реальном разнообразии, и никто из многочисленных собеседников францисканца не мог подтвердить легендарные известия брата Иоанна. Последнее обстоятельство дало повод брату Вильгельму для сомнений в достоверности сведений брата Иоанна о Северной Азии.

В романе монголы потерпели поражения в земле Нараирген, в земле Нохой-Кадзар (Земле псов), в Великой Индии (царстве пресвитера Иоанна), проиграли поединок с однорукими и одноногими существами и не смогли сразиться с запертым в Каспийских горах народом. По этой причине названные народы не включены в перечень. Те же легендарные народы и земли, которые были покорены монголами, и, следовательно, вошли в Список, выделены для наглядности курсивом. Обратимся к перечню в версии перевода брата Иоанна:

«Вот названия земель, которые они покорили: Китай, Найманы, Соланги, Каракитаи, или черные Китаи, Канана, Тумат, Войрат, Караниты, Уйгур, Су-моал, Меркиты, Мекриты, Сариуйгур, Баскарт, то есть Великая Венгрия, Кергис, Космир, Саррацины, Бисермины, Туркоманы, Билеры, то есть Великая Булгария, Корола, Комуки, Буритабет, Паросциты, Кассы, Аланы или Ассы, Обезы, или Георгианы, Несториане, Армены, Кангит, Команы, Брутахи, которые суть Иудеи, Мордвы, Торки, Хазары, Самоеды, Персы, Таты, Малая Индия, или Эфиопия, Циркассы, Русские, Балдак, Сарты. Есть еще много земель, но их названия мы не знаем. Мы даже видели мужчин и женщин почти из всех вышеперечисленных стран. Названия земель, оказавших им мужественное сопротивление и доселе еще не подчиненных им, суть следующие: Великая Индия, Мангия, некая область Аланов, некая область Китаев, Саксы» (LT, VII. 9-10).

51.2. Этнополитический комментарий к Списку покоренных народов:

Китай (Kytai) 484. В данном случае речь идет о династии Цзинь, основанной чжурчжэнями, под властью которых [321] Северный Китай находился более ста лет, до завоевания его монголами. Ср. со сведениями Рашид ад-Дина: осенью 1211 г. Чингис-хан выступил «на завоевание областей Хитая, Кара-Хитая и Джурджэ, областей, которые монголы называют Джаукут, а по-хитайски Хитай называют Ханжин» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 163). Термин кытаи восходит к этнониму кидань; в Орхонских надписях VIII в. они фигурируют как qytan, либо qytai. У мусульманских историков этот народ носит название хытай. Когда монголы уничтожили чжурчженьское государство, киданьская (китайская) аристократия заняла почетное место в системе управления монгольской империей. Брат Вильгельм де Рубрук также различает кара-китаев и китаев (XXVI. 8). В книге Марко Поло, который провел в Китае много лет (1271-1295), термин Cathay употребляется как географическое название для обозначения Северного Китая, Южный Китай фигурирует под названием Манзи. Последнее в форме Манги известно брату Иоанну.

Найманы (Naimani) 485 — один из крупнейших монгольских племенных союзов в предчингизову эпоху. Основной этнической территорией найманов был Монгольский Алтай. Только после разгрома и подчинения найманов в 1204 г. Чингис-хан смог утвердить свою власть над большей частью территории Монголии. О поражении найманов Рашид ад-Дин сообщает: «Это событие весьма известно и знаменито среди монгольских племен» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 148). Этот факт подтверждается сведениями брата Иоанна (LT, V. 5) и брата Бенедикта (НТ, § 7); см. коммент. 12 и 14.

Соланги (Solangia — Корея), см. коммент. 19.1.

Каракитаи, или черные китаи (Karakytai) — часть племенного союза китаев (киданей). В 1210 г. кара-китаи вместе с найманами были разбиты Чингис-ханом, и их государство было ликвидировано, см. коммент. 13.

Канана (Сапапа); этноним не отождествлен 486. Рукописные варианты: Conona, Cavana, Comana, Conanay Kytay.

Тумат (Tumat) — один из «лесных народов» таежной зоны Сибири 487.

Войрат (Voyrat). Земля Войрат — это территория ойратов, одного из монголоязычных племен, входивших в состав так называемых «лесных народов» 488. Жили к северу от реки [322] Дельгер, притока Селенги. В 1207 г. вовремя похода старшего сына Чингис-хана Джучи против «лесных народов» южной окраины таежной зоны Сибири были покорены монголами. Их правитель Худуха-беки подчинился и был пожалован главой четырех тысяч ойратов. Его владения простирались до Малого Енисея; ср.: «В год Зайца [1207] Чжочи был послан с войском правой руки к лесным народам. <...> Подчинив ойратов, бурятов, тархунов, урсутов, хабханасов, ханхасов и тубасов. Чжочи подступил к Тумен-Киргизам. <...> Чжочи принял под власть монгольскую все лесные народы» (Сокровенное сказание. § 239).

Караниты (Karaniti) не идентифицированы.

Уйгуры (Huyur — Huiur). Ср. с китайской транскрипцией этого слова: huiqu[r], uigu[r] (Мэн-да бэй-лу, с. 34-35; там же см. литературу вопроса). Вопреки сведениям францисканцев, монголы не завоевывали уйгуров, поскольку уйгуры покорились добровольно (см. коммент. 9).

Су-моал (Sumoal) «водные монголы», см. коммент. 6.

Меркиты (Merkiti). Отождествляются с Merkid, Merkid-ün ulus «Сокровенного сказания» (Сокровенное сказание. § 110). Одно из крупнейших монгольских племен; обитали к югу от Байкала. Чингис-хан неоднократно сражался с меркитами и последняя война, окончившаяся полным разгромом меркитов, относится к 1204-1205 гг., см. коммент. 8.

Мекриты (Mecriti), подробнее см. коммент. 8.

Сариуйгур (Sarihuyur) «желтые уйгуры» проживали на территории тангутского государства Великое Ся (982-1227). Осенью 1227 г. царство Тангут было покорено монголами окончательно (см. коммент. 15.2).

Баскарт, или Великая Венгрия (Bascart id est Magna Hungaria). Ср. со сведениями брата Вильгельма: «Pascaver, que est maior Hungaria» 489. Название Bascart следует связывать с самоназванием башкир bašqort (из тюрк. *baš ‘голова’ и *kurt ‘волк’ > *baš-kurt — букв.: ‘главный волк, волк-вожак’ 490. О ее местоположении см. коммент. 27. Интересно, что в «Слове о погибели Рускыя земли», в котором перечисляются поволжские народы, башкиры не названы: ср.: «от моря до Болгар, от Болгар до Боуртасъ, от Боуртасъ до Чермисъ, от Чермисъ до Моръдви — то все покорено [323] было б(о)гом кр(е)стияньскому языкоу поганьскыя страны» 491.

Кергис (Kergis). На сложности, возникающие при идентификации этого этнонима в текстах францисканской миссии, указал Пейнтер 492. Попытка Даффина отождествить Kergis, упоминаемых братом Иоанном, с реальными киргизами, обитавшими по верхнему течению Енисея, полностью противоречит другим (абсолютно легендарным) сведениям францисканцев о кергизах 493. Выход из создавшейся тупиковой ситуации заключается в том, чтобы признать в данном случае кергизов одним из легендарных народов на пути Чингис-хана к Каспийским горам, подробнее об этом см.: коммент. 19.2 и 46.

Космир (Cosmir). Вероятно, речь идет о Кашмире 494.

Саррацины (Sarraceni), т. е. мусульмане, от византийско-греческого Σαραχηνός или средневекового латинского saracenus. Saracenorum, Saraceni восходит к арабскому šarqijjin — ‘те, кто на востоке’ 495. По отношению к мусульманам (с отрицательной характеристикой) византийцами уже с VII-IX вв. широко употреблялись три термина: «сарацины» (т. е. потомки жены Авраама Сарры); «агаряне» (потомки наложницы Агари, прогнанной Авраамом); «исмаилиты» (потомки сына Агари Исмаила). Прилагавшиеся первоначально к арабам, эти термины в XI в. были перенесены также на принявших ислам тюрок-сельджуков 496.

Бисермины (Bisermini). Страну бисерминов принято отождествлять с Хорезмом. В bisermini следует видеть искаженное тюрк. *busurman / *bьsьrтеп, происходящее из перс, musulтап <араб. ‘мусульмане’ (мн. ч.); В русских источниках XIII-XV вв. встречается этноним бесермены / бесурмены, что, в принципе, может указывать на русский источник сведений францисканцев 497. Подробнее см. коммент. 32.

Туркоманы (Turcomani). Скорее всего, речь идет о стране тюрок. «Страна тюрок» включала Восточный Туркестан, Семиречье и области, лежавшие к северо-востоку от реки Сыр-Дарьи 498. Рашид ад-Дин передает случай, связанный с кочевниками туркменами. Во время монгольского похода на Среднюю Азию в 1221 г., после завоевания низовьев Сыр-Дарьи, «из кочевников-туркмен, которые находились в тех пределах, [324] было назначено десяти тысячам человек отправиться к хорезмскому войску [т. е. монгольским войскам, предназначенным против Хорезма]» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 200-201). По мнению Ю. А. Зуева, в X-XIII вв. карлуки и другие тюркские племена (канглы, калач, уйгур) обозначались термином туркмен, не имевшим выраженного этнического наполнения 499.

Билеры, то есть Великая Булгария (Byleri id est Magna Bulgaria). Под Magna Bulgaria в сообщениях западных путешественников XIII в. следует, безусловно, понимать Волжскую Булгарию. В отчете брата Рихарда говорится: Est vero magna Bulgaria regnum magnum et potens opulentas habent civitates; set omnes sunt pagani ‘Великая Булгария — большое и могущественное царство, но все там — язычники’ 500. По мнению В. В. Напольских, этнотопоним Bileri, употребленный в донесениях францисканцев в качестве синонима Magna Bulgaria, происходит от названия «Великого Города» на р. Малый Черемшан, который со второй половины XII в. и вплоть до падения Волжской Булгарии под ударами монголов являлся столицей этого государства, подробнее см. коммент. 39.

Корола (Corola). Возможно, этноним Corola соответствует Kerel «Сокровенного сказания» и, в таком случае, означает «венгров» 501; Kerel у Джувейни 502; согласно Рашид ад-Дину, монголы «захватили области келаров [венгров], башкиров, булар, Дешт-и Кипчак, урусов [русских], черкесов и асов до крайнего севера» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 67).

Комуки (Comuchi). Загадочный этноним. В «Истории Тартар» не упоминается. Даффина разделяет общепринятую точку зрения о том, что речь идет о кумыках 503. Но эта точка зрения остается немотивированной.

Буритебет (Burithebet) — вымышленная область «волков-псов», см. коммент. 24.

Паросциты (Parossiti). Наиболее убедительная этимология термина паросциты — «паром сытые». В донесениях миссии речь идет о легендарном народе, который питается запахом пищи.

Кассы (Cassi), в «Истории Тартар» — Cassidi. Даффина принимает отождествление Cassi c Kesdiyim (=Käštimi), упоминаемых среди «лесных народов» в «Сокровенном сказании» (§ 239) 504. Однако предположение Пейнтера об области Кашин (Тангуте) представляется более верным. [325]

Кассиды (Cassidi). Пейнтер, в свою очередь, сопоставляет этот термин с Cassi брата Иоанна и предполагает, что оба названия могли означать Кашин, от кит. хэ-си — ‘[страна] к западу от реки’, т. е. от реки Хуан-хэ, владения государства Тангут 505. Пейнтер же указал и на некоторую проблематичность этого отождествления. Известно, что пятый сын Угедея — Каши получил свое имя потому, что родился в год завоевания Чингис-ханом Тангута (т. е. Каши); после ранней смерти царевича его имя сделали куруком и к области стали применять только называние Тангут. В монгольскую эпоху словом курук обозначалось все заповедное и запрещенное. Однако судить о силе этого запрета трудно, ведь, например, Рашид ад-Дин использовал и то и другое название. Тогда как в «Сокровенном сказании» (§ 265) используется название Тангут.

Аланы, или ассы (Alani sive Assi). Согласно «Истории Тартар», Джучи был направлен «против команов, которые обитают над Азами в западной стороне» (НТ, § 11). Форма Az передает этноним «асы», «аланы». В НТ в списке покоренных народов значится: «Alani qui dicunt se Azzos» — ‘Аланы, которые называют себя Аззами’. В средневековых русских источниках аланы фигурируют как ясы (асы), последнее является самоназванием. Согласно сведениям венецианского дипломата XV в. Иосафата Барбаро, «название Алания произошло от племен, именуемых аланами, которые на их собственном языке называются ‘Ас’» (Барбаро и Контарини, с. 137). В описании первого странствия брата Юлиана фигурирует название Alania: Ibique venerunt in terram que Alania dicitur, ubi Christiani et pagani mixtim manent — ‘И, наконец, попали в страну, называемую Аланией, где христиане и язычники живут вместе’ (Рихард. 2. 9). В донесении брата Вильгельма де Рубрука обозначено самоназвание алан: Alani sive Aas, qui sunt Christiani et adhuc pugnant contra Tartaros; см. также коммент. 18.2.

Обезы, или георгианы (Obesi sive Georgiani). Сопоставить обезов с георгианами (грузинами) мог только русский переводчик (об этом см. ниже). В XVII в. историки путали область Георгиану с царством Тавризским (Лызлов, с. 31).

Несториане (Nestoriani). Речь идет о несторианах Центральной Азии. Например, христианами несторианского [326] толка были тюрки-онгуты. Являясь подданными цзиньского императора, они охраняли горные проходы на северо-западе Шаньси, связывавшие Северный Китай с Монголией (см.: Мэн-да бэй-лу, с. 92). О распространении восточного христианства в торговых центрах Средней и Центральной Азии и в Китае известно по рассказам Марко Поло, по эпиграфическим памятникам Сианьфу, текстам надгробий Семиречья 506. рукописям из Турфана и памятникам сирийской литературы 507. Марко Поло пишет о верованиях жителей Тангута: «Народ молится идолам, есть и христиане-несториане, и сарацины» (Марко Поло, с. 80). Сведения брата Вильгельма о народах Китая выглядят так: «Среди них примешаны [в качестве] как бы пришельцев несторины [несториане] и саррацены [мусульмане] вплоть до Катайи включительно. В пятнадцати городах Катайи живут несторины, и у них там епископат в городе, который называется Сегин, но дальше живут [люди, приверженные] чистому идолопоклонству» (Вильгельм де Рубрук. XXVI. II) 508.

Армены (Armeni). Царь Малой Армении Хетум покорился монголам в 1242 г., см. коммент. 47.

Кангит (Kangit) — Kanglin в «Сокровенном сказании» (§ 270). Кангиты — тюркский племенной союз канглы — одна из основных частей кыпчакского объединения племен. Их главная ставка была на нижней Сыр-Дарье. В «Сокровенном сказании» степь к западу от Иртыша именуется «страной канлийцев [т. е. канглы] и кыпчаутов [т. е. кыпчаков]». В состав земель кангитов входили приаральские степи; ср. со сведениями брата Вильгельма (XX. 7), который пишет о своем пути из лагеря Батыя: «И по всей той земле и еще дальше обитали кангле [cangle], некая родня команам. На север от нас была Великая Булгария, а на юг — вышеозначенное Каспийское море». Во французском средневековом эпосе «Saisnes» (конец XII в.) упоминается Pincenart, т. e. Печенежище, царь Канелии, страны загадочных caneliu. «Неистовые канлью» (caneliu les engres — «Роланд», v. 3241) считались самыми лютыми и свирепыми врагами христианства. В «Mainet» франки «минуют Канелию и сквернейший Ронсеваль». В «Роланде» (v. 3269) они изображены конниками — dis Caneliu chevalchent envirun. Канлью — явные степняки. Шкуры, кожи — [327] отличительные приметы их одежды (Doon de Mayence, XIII в., v. 7788 и др.) — Не исключено, что французская эпическая традиция сохранила в редкой неприкосновенности имя тюркского народа — канглы 509.

Команы (Comani). В донесении брата Бенедикта сообщается: terram Cuspcas id est Comaniam (HT, § 20). Аналогичная формула есть у брата Вильгельма де Рубрука: «Comani qui dicuntur Capchat». Речь идет о степных территориях известных персидским авторам с XI в. под названием Дешт-и Кипчак — «Степь кипчаков». Отождествление команов с кипчаками, встречающееся у многих средневековых западных авторов, разделяется большинством современных исследователей 510. Однако, как убедительно показал С. Г. Кляшторный, этнонимы «команы», «кипчаки» и «половцы» не тождественны друг другу 511. В труде ал-Бируни, написанном в Газне около 1029 г., в списке тюркских племен упомянуты куны и каи как самые восточные из тюрок. По мнению Кляшторного, название «половцы» восходит к этнониму одного из кипчакских племен — шары («желтый, половый»), тогда как каепичи древнерусских летописей — это кай-оба, т. е. «племя кай». Тех, кто ушел на Дунай, венгры называли их именем — кунами, но одновременно появилось другое их название — команы, как полагают, по имени одного из их вождей 512.

Брутахи, которые суть иудеи (Brutachi, qui sunt Iudei), не идентифицированы 513.

Мордва (Mordui). В отчете о первом странствии брата Юлиана упоминается «царство мордванов» (Mordanorum Regnum), см. также коммент. 40.

Торки (Torci). Торки (огуззы) русских летописей 514. Возможно, этот этноним обязан своим появлением в списке русским переводчикам.

Хазары (Gazari). Хазары в донесениях упоминаются также среди жителей Ургенча. Стефан Орбелиани, митрополит Сюнийский, писавший в конце XIII в., рассказывает о походах времени правления Угедея, где упоминает хазар: «Они разделились на три армии: первая направилась на северо-восток в страну хазаров, сутагов, русских, черкесов, булгар и забрала земли до пределов Алеманов и Унгаров, т. е. Франков. Во главе этой армии стоял Бату-хан» (История монголов, с. 32). [328] Генуэзские источники ХIII-ХV вв. называют восточную часть Крымского полуострова, прилегающего к Каффе, Газарией (Хазарией) 515; топоним «Газарат» иногда выступал как название Солхата-Крыма 516. Средневековый египетский ученый, автор последней большой энциклопедии мамлюкской эпохи Шихаб ад-дин Абу-л-Аббас Ахмед ибн Али ал-Калкашанди (1355-1418), описывая владения великого монгольского хана в Дешт-и Кипчаке, упоминает Хазарию. Включение округа Хазар в административное деление Золотой Орды второй половины XIV в. представляется явным историческим анахронизмом 517.

Самоеды (Samogedi). В Списке брата Бенедикта следующая последовательность: паросциты, песьи народы, самоеды. В донесениях миссии самоеды появляются только в описании легендарного северного похода. Есть основания полагать, что этот этноним своим происхождением в донесениях, как и в списке, обязан русским переводчикам, т. е. является казусом перевода. С помощью этого легендарного этнонима русский переводчик попытался идентифицировать племена диких охотников, обитающих на севере ойкумены. Интересно, что в «Слове о погибели Рускыя земли», где перечисляются пограничные, но не подвластные Руси земли, самоеды не названы, хотя и очерчивается территория от «Дышущего моря» до булгаров 518.

Персы (Perses). В изложении Рашид ад-Дина события 1220-1223 гг. выглядели так: согласно приказу Чингис-хана, войско Субедея двинулось на запад, они «взяли много городов Персидского Ирака; учинив убийства и грабежи, они пошли оттуда в область Грузии и Тифлис» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 1. С. 194). По свидетельству сирийского автора XIII в. Абу-л-Фараджа бар-Эбрея, в том же году пришла опасность от татар, «которые стремительно прошли с востока и дошли вплоть до Хамадана, Азербайджана и Арана; по всей Персии распространился ужас» (Сирийские источники, с. 75).

Таты (Tati). Согласно В. В. Бартольду, в государстве Караханидов одно и то же название mam прилагали к мусульманам-иранцам и уйгурам. Происхождение этого названия остается спорным; в этнографическом смысле, пишет Бартольд, оно употребляется теперь преимущественно на [329] Кавказе, где так называют евреев, говорящих на смешанном ирано-турецком языке; в Средней Азии слово mam встречается в языке туркмен, которые называют так людей оседлой культуры, в том числе хивинцев. Такое же значение слово mam, очевидно, имело и в XI веке 519. Согласно словарю Махмуда Кашгарского (XI в.): «Тат — у всех тюрков это каждый, кто говорит на иранском языке» (Махмуд Кашгарский. I, 454). Далее отмечается, что этим словом стали называть уйгуров и китайцев («тат-тавгадж»), «подобно тому как его употребляют в отношении иранцев. Такое употребление этого слова неверно» (Махмуд Кашгарский. I, 454). Превращение слова «тат» в термин, обозначающий все оседлое население Средней Азии и Восточного Туркестана, — явление, очевидно, новое во времена Махмуда Кашгарского 520.

Малая Индия или Эфиопия (India Minor sive Ethiopia). В перечне народов в «Истории Тартар» фигурирует Эфиопия (без уточнения — Малая Индия). Это одна из легендарных стран, завоеванных армиями Чингис-хана, по замыслу автора романа. Литературная формула «Индия, именуемая Эфиопией» заимствована из популярного в Средние века сочинения «Повесть о Варлааме и Иоасафе», подробнее см. коммент. 22.

Циркассы (Circassi), возможно, это черкесы, что находит соответствие в Serkesüd «Сокровенного сказания» (§ 262) 521; их самоназвание — адыги, на Руси их именовали касогами, а западноевропейские авторы — зихами. Есть основания полагать, что ни русский переводчик списка, ни францисканцы не смогли отождествить этот этноним с каким-либо известным им народом. Отсюда путаница в тексте между черкесами и кергисами.

Русские (Ruteni) 522. Orusud «Сокровенного сказания» (§§ 262, 270).

Балдак (Baldac). Багдад; имеются в виду территории, подвластные багдадскому халифу. Уже в 1237 г. монголы появились в окрестностях Багдада, нанесли поражение семитысячному халифскому войску и ушли с богатой добычей, см. коммент. 49.

Сарты (Sarti). Сарта’ул ~ сартул; считается, что так монголы называли хорезмийцев, жителей Средней Азии, ср.: [330] «Среди сартаульского народа Чингис-хан провел семь лет» (Сокровенное сказание. § 264) 523. Термин сарт восходит к санск. sart-havaha — ‘торговец’.

Урумсолдан (Urumsoldan) — султан Рума 524. С конца XI в. название «Рум» относится к Малой Азии, в которой, после завоевания ее тюрками-огузами, образовалось государство, возглавлявшееся малоазиатской ветвью династии Сельджукидов. По брату Иоанну, монголы пришли «в землю султана Урума, который был достаточно велик и могуществен, сразились с ним и победили. И двинулись дальше, воюя и побеждая, вплоть до земли султана Алапии [Алеппо]» (LT, V. 34). Эти сведения могли быть получены братом Иоанном от грузинского царевича Давида, сына царицы Русудан, сестра которого была женой султана румского. Брат Иоанн и Давид находились вместе при дворе великого хана во время коронации Гуюка. О нашествии монголов на земли румского султана Гийяс ад-Дина Кай-Хусрау II (1237-1246) рассказывают армянские историки (Киракос Гандзакеци. 35). В этой битве, происходившей в начале 1243 г., султан Гийяс ад-Дин потерпел жестокое поражение. Бачу-хурчи захватил Феодосиполь, а на следующий год захватил всю страну Румскую: города Кесарию, Себастию, Ерзнка и все остальные области. «Поставив шахна [военных губернаторов] и начальников в разных местах земли румской, татары с большим количеством добычи, сокровищ и пленных, захваченных в земле Румской, воротились в Восточную страну» — пишет Григор Акнерци.

Великая Индия (India Magna). В донесениях францисканцев Великая Индия — царство легендарного пресвитера Иоанна. Легенда об этом царстве — одна из самых знаменитых средневековых утопий. Поражение одной из армий Чингисхана в фантастической битве с царем Великой Индии — литературный вымысел, построенный на инверсии официальной монгольской легенды. В данном случае нет никаких оснований для сопоставления с существовавшим в Средние века делением Индии натри части — Малую, Среднюю и Великую Индии.

Мангия (Mangia). Известно, что Южный Китай назывался китайцами Мачин (Манзи от кит. мань-цзы — ‘южные варвары’), а монголами — Нянгас; оба названия относились к [331] владениям династии Сун; ср.: «летопись государей Мачина, именуемого хитаями Манзи, а монголами — Нангяс» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 78). Брат Иоанн допускает ошибку, когда далее отдельно пишет о некой области Китая, неподвластной монголам, потому что, собственно, это и есть Манги, Южный Китай. Ср. со сведениями брата Вильгельма о Великом Китае: «В этой земле много областей, многие из которых до сих пор не повинуются моаллам. А между ними и Индией лежит море» (Вильгельм де Рубрук. XXVI. 8).

Саксы (Saxi). Саксинцы. В географической литературе XIII-XIV вв. Саксин обозначал не только город, но и область в нижнем течении Волги. В середине XII в. Саксин посетил арабский купец и путешественник Абу Хамид ал-Гарнати. Ал-Гарнати именует этот город Саджсин. Он описывает его как город кочевников и купцов. Между Саджсином и Булгаром по Итилю надо плыть сорок дней (ал-Гарнати, с. 27). Точное местоположение Саксина неизвестно. Сохранилось известие, относящееся к XII в. и пересказанное в труде Ибн Исфандийара по истории Табаристана (написанном в 1216 г.), согласно которому Саксин поддерживал торговый контакт с Амулем, городом, расположенным в среднем течении Аму-Дарьи 525. Географический словарь Йакута, законченный начерно в 1224 г. и описывающий первое монгольское вторжение в причерноморские степи, последовательно перечисляет завоевание хазар, алан, русских, Саксина, кыпчакских степей, Булгара 526. В 1229 г. два монгольских военачальника, Субедей и Кокетей, были посланы в степи к северу от Каспия, где они разгромили саксинов и половцев; тогда же булгарские заставы были разбиты около реки Яик. Этот поход упоминается в русских летописях (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 453), а также в сочинении Джувейни и ибн-Василя (Сборник материалов. Т. I. С. 73). В начале весны 1236 г. войско под началом Бату-хана стояло возле границ земли булгар и готовилось к вторжению в Восточную Европу. Тогда же были покорены саксинцы из района устья Волги. Брат Юлиан перечисляет завоеванные монголами «языческие царства»: Saskiam (саксины), Fulgariam (булгары) <...> Merowiam (мари), Mordanorum Regnum (мордва) 527.

Нубия (Nubiam). Появление Нубии в Списке покоренных народов выглядит особенно загадочно; ранее в НТ она [332] упоминается в контексте походов Гирподана: «Он завоевал Армению, также Георгианию, также Нубию, также Туркию, также Балдак, и [земли] многих других сарраценских султанов» (НТ, §31). Пейнтер указал на письма папы Иннокентия IV oт 21 и 25 марта 1245 г., адресованные в земли Ближнего Востока между Эфиопией и Нубией 528. Вполне вероятно, что покорению Нубии монголами мы обязаны фантазии брата Ц. де Бридиа. Удивительно, но факт: народы, обитающие за пределами христианского мира, вследствие своей отдаленности от этого мира, обретают место в Списке покоренных монголами народов.

Можно сомневаться в том, что брат Иоанн видел паросцитов («питающихся паром»), самоедов, эфиопов, брутахов, и, к примеру, народ корола (считается, что так монголы обозначали венгров, следовательно, брат Иоанн не идентифицировал этот этноним). «Земля Кергис», Буритебет, Малая Индия или Эфиопия, Великая Индия являются легендарными названиями в списке.

Перечни стран в донесениях францисканцев различаются как по числу стран, так и по названиям. Впрочем, такая картина наблюдается почти во всех сюжетах, отражающих содержание «Романа о Чингис-хане». Первая попытка оценить значение сведений францисканцев принадлежит Пейнтеру 529. По его мнению, «одно из наиболее замечательных сведений, содержащихся в НТ, — список народов, покоренных монголами. Подобный каталог имеется и у брата Иоанна, но, отчасти из-за беспорядка, он никогда не привлекал большого внимания исследователей. В НТ есть порядок и сведения сгруппированы согласно монгольскому географическому разделению империи на части: находящиеся по левую руку (восток), центр (Монголия) и по правую руку (Запад). Представляется, что списки из книги брата Иоанна и НТ происходят из двух неизвестных монгольских документов, возможно надписей, где даются различные версии известного каталога монгольских завоеваний из Секретной Истории» 530.

Сомневаться в существовании таких официальных документов оснований нет. В известном смысле «Сборник летописей» Рашид ад-Дина представляет собой вселенский [333] перечень покоренных монголами стран. Ограничимся несколькими примерами: «[Менгу-каан] назначил своего брата Кубилай-каана в области восточных владений Хитай, Мачин, Карачанак, Тангут, Тибет, Джурджэ, Солонга, Гаоли и в часть Хиндустана, смежную с Хитаем и Мамином, а Хулагу-хана определил в западные области Иранской земли, Сирию, Миср, Рум и Армению, чтобы оба они с ратями, которые у них имелись, были бы его правым и левым крылом» (Рашид ад-Дин. Т. III. C. 23).

В «Сборнике летописей» всемирная история переплетается с историей рода Чингис-хана, а замысел сочинения, по словам Рашид ад-Дина, заключался в «упоминании о сражениях, которые он давал во всякое время, и победах, которые у него случались» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 63). К примеру, вот что сообщается о походах во времена хана Угедея: «После него [Чингис-хана] Угедей-каан, совместно со своим братом Тулуй-ханом, захватил полностью страну Хитай. Совместно с племянниками по брату они захватили области келаров [венгров], башкиров, булар, Дешт-и Кипчак, урусов [русских], черкесов и асов до крайнего севера, а с южной стороны, до пределов Хабеша [Абиссинии]. Точно так же они захватили область Сулангэ [Корею]» (Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 67-68). Реляции подобного рода вполне могли послужить поводом к созданию гипертрофированной картины мира, в которой власть монгольских императоров распространилась за пределы, недоступные простым смертным. Собственно, это и показывает автор «Романа о Чингис-хане», достраивая карту реальных завоеваний мифическими странами.

51.3. Завоеванные народы в Списке и в «Сокровенном сказании».

Ближайшая параллель к Списку покоренных народов содержится в «Сокровенном сказании», монгольском сочинении 1241 г. Разумеется, о параллелях можно говорить лишь в части, касающейся реальных названий. После завершения семилетней компании в Средней Азии Чингис-хан «Сормахона отправил в поход на Багдадский народ на Халибо-Солтана» 531. Второе войско отправил к «народу Ару-Мару-Мадасари 532, в земле, лежащей между двумя народами: Хиндус [334] и Багдад». «А Субеетай-Баатура он отправил в поход на север, повелевая дойти до одиннадцати стран и народов, как-то: Канлин 533, Кибчаут 534, Бачжигит 535, Оросу 536, Мачжарат 537, Асут 538, Сасут 539, Серкесут 540, Кешимир 541, Болар 542, Рарал (Лалат) 543, перейти через многоводные реки Идил и Аях, а также дойти и до самого города Кивамен-кермен 544» (Сокровенное сказание. §§ 260, 261, 266). Интересно, что в секретном донесении хану Угедею, отправленному Бату-ханом по завершении западного похода, также фигурируют одиннадцать покоренных стран и народов (Сокровенное сказание. § 275).

Сравним перечень народов из донесений францисканцев со сведениями из «Сокровенного сказания». Совпадают следующие названия: земли халифа Багдада, земли султана Джалал ад-Дина, Канглы, Кыпчаки, Башкиры (Бачжигит или Баскарт — «Великая Венгрия» западных источников), Русь, Асы (Аланы), Черкесы, Кашмир, Мачжарат соответствует Корола (венгры). «Хиндус» (Индия) соответствует в романе Великой Индии пресвитера Иоанна. Заметим, что в этой части «Сокровенного сказания» речь идет о посылке войск к «внешним» народам. Что же касается сравнения с перечнем «внутренних» народов, то сюда можно отнести исторические сведения «Сокровенного сказания» о покорении Чингис-ханом найманов, кара-китаев, меркитов, туматов, войратов, уйгуров, сари-уйгуров, киргизов, каранитов (каранутов? кереитов?), о которых также сообщают и францисканцы и Джувейни. Ср. со сведениями Марко Поло о покорении Батыем Комании, где также перечислен ряд стран: «Первым царем западных татар был Саин [Бату-хан]; был он сильный и могущественный царь. Этот царь Саин покорил Росию, Команию, Аланию, Лак, Менгиар, Зич, Гучию и Хазарию» (Марко Поло, с. 227).

Как видим, реальная картина событий совпадает почти полностью. Расхождения не существенны и вполне объяснимы. В «Сокровенном сказании», в сочинениях Джувейни, Марко Поло, брата Вильгельма де Рубрука не говорится о каких-либо легендарных народах, покоренных монголами. На наш взгляд, это достаточный аргумент в пользу того, чтобы признать Список народов из донесений [335] францисканской миссии 1245 г. не просто перечнем, который в искаженном виде передает исторические данные, а текстом из «Романа о Чингис-хане». Чем, кроме авторского замысла, за которым угадывается стремление изобразить квазиимперию, можно объяснить вкрапление в список следующих народов: черных эфиопов; жителей Буритебета — земли «волков-псов» — поедающих своих умерших отцов; песьелицых и быченогих, а также питающегося паром лесного народа?

51.4. Названия, появившиеся в процессе перевода.

Очевидно, что этническая и географическая номенклатура, используемая в сочинениях центральноазиатских авторов, отличается от европейской. Список демонстрирует попытку сблизить и по возможности идентифицировать названия, которые относятся к народам, одновременно известным той и другой традиции. Таковы, видимо, Баскарт — Великая Венгрия, Билеры — Великая Булгария, Команы — Кусскара (Кыпчаки), Аланы — Ассы. При этом могли (и должны были) возникать совершенно фантастические отождествления 545. Что касается названий, возникших в результате перевода, то это в первую очередь паросциты, самоеды, бисермины (рядом указаны саррацины, что указывает на повтор, ибо тот и другой термин обозначают мусульман), «обезы, или георгианы» (в списке брата Бенедикта — георгианы), и, вероятно, «брутахи, которые суть иудеи».

Отождествить обезов с геогрианами, т. е. абхазов с грузинами, мог только русский переводчик 546. Именем «обезы» в Древней Руси обозначались абхазы (абази), но Грузинское царство в XI в. называлось Абхазским по происхождению царской династии 547. Для иллюстрации приведем два примера из русских летописей: «[В лето 1154] Посла Изяславъ второе сына своего Мьстислава противу мачесь своей, бе бо повелъ изъ ωбезъ жену собе црву дщерь» (ПСРЛ. Т. II. Стб. 468). В Патриаршей летописи об этом же говорится: «В лето 6662 женися Изяславъ дроугою женою, привел ю из Обез» (ПСРЛ. Т. IX. С. 198). Считается, что абхазская княжна была на самом деле грузинской царевной, сестрой Георгия III 548. В Ипатьевской летописи под 1201 г. сообщается о Романе Галицком, который «ревноваше бо дедоу своемоу Мономахоу, [336] погоубившемоу поганыя Измалтяны, рекомыя Половци, изгнавшю ωтрока во ωбезы, за Железная врата» (ПСРЛ. Т. II. Стб. 716).

Половецкий хан Отрок бежал в Обезы, за Железные врата, в 1118 г. Имя этого хана известно в грузинских хрониках в форме Атрак Шараганис-дзе (сын хана Шарукана). В грузинской летописи (Картлис Цховреба) сообщается, что Отрок был тестем грузинского царя Давида Строителя (1089-1125), разрешившим Отроку въехать в Грузию через Дарьяльское ущелье (Железные врата) и давшего ему прибежище при дворе. В «Русской толковой палее» дается объяснение названий некоторых народов, в том числе и «обезъ»: «Авер — иже суть Обезы» 549. На основании этих примеров Т. Г. Сулава приходит к выводу, что Обезы — это Грузия, а не Абхазия 550. В позднем древнерусском «Сказании о Вавилоне граде» (списки XV в.) грузинский язык назван обежским (абхазским) и наряду с русским и греческим отнесен к стражам христианства: греческий царь Лев посылает в Вавилон за венцами Навуходоносора «из грекъ гричина, из безъ ωбяжанина, из роуси роусина»; только посольство в таком составе может попасть в Вавилон, так как чудесное указание о том, как проникнуть внутрь города через спящего змея, написано по частям на греческом, абхазском и русском языках 551.

В заключение обратимся к перечню народов, который содержится в послании папы Александра IV миссионерам францисканского ордена (1258 г.). Францисканцы направлялись к сарацинам, язычникам, грекам, болгарам, команам, эфиопам, сирийцам, иберам (грузинам), аланам, газарам, готам, зикхам, рутенам (русским), грузинам, нубийцам, несторианам, якобитам, армянам, индийцам, момталитам (?), татарам, венграм из Великой Венгрии, христианским пленникам и туркам. В этом списке этнические названия и вероисповедания переплетены между собой так же, как и в списке народов брата Иоанна и брата Бенедикта.

Подведем итог. Список народов, входящих в империю Чингиса, — необычный текст. Есть основания полагать, что список сочинен автором «Романа о Чингис-хане». Однако первоначальный вариант в процессе перевода претерпел существенные изменения. Добавления были сделаны как русскими переводчиками, так и, возможно, самими [337] францисканцами или последующими переписчиками. Фраза брата Иоанна о том, что можно было бы добавить еще много земель, но их названия ему не известны, оставляла открытой возможность для новых изменений списка.

52. КАРАКОРУМ В XIII В. (НТ, § 38)

Каракорум — город в Монголии на берегу реки Орхон на месте монастыря Эрдэни-дзу. В XIII в. Каракорум был столицей Монгольской империи и резиденцией великих ханов Угедея, Гуюка и Мунке. По данным «Юань ши», город был основан в 1220 г. Чингис-ханом и получил свое название по имени речки Каракорум. Название Каракорум восходит к тюркскому наименованию окрестных гор (букв.: ‘черные камни’, ‘нагромождение черных камней’) 552. Здесь, начиная с 1220 г., была одна из ставок Чингис-хана, но столичным городом империи Каракорум стал только после избрания великим ханом Угедея, который в 1235 г. построил в нем дворец и приказал обнести город крепостной стеной. Китайские советники убедили Угедея в необходимости иметь постоянную столицу, и он распорядился о строительстве дворца, названного Ваньаньгун — «Дворец мира на десять тысяч лет». В надписи на стеле на могиле Елюй Чу-цая сказано: Угедей-хан «основал великое правление, создал высочайшие установления и построил новый дворец для приема владетельных князей» (Сун Цзы-чжэнь, с. 68). Сведения о строительной деятельности Угедея дошли в виде слухов до брата Юлиана, совершившего разведовательную поездку в Поволжье в 1238 г. (см. 42.3). Младшие Чингизиды должны были также построить в Каракоруме по дворцу. Сведения Рашид ад-Дина о том, что после строительства здания «стали прилегать одно к другому» (Рашид ад-Дин Т. II. С. 40), следует понимать так: участки дворцов примыкали друг к другу границами своих запретных зон, обязательных в пространственной организации ставок сановников на Востоке 553. В итоге аристократический квартал, при очень разреженной застройке, занял большую территорию вокруг дворца Угедея и вдоль Орхона на север. При этом двор Угедея, следуя древней традиции, продолжал совершать [338] сезонные перекочевки 554. Когда в 1235 г. к монголам прибыла южносунская дипломатическая миссия, золотой шатер для приема послов был разбит в степи (Хэй-да ши-люе, с. 138). Не совсем ясен вопрос о соотношении или распределении функций административного управления между оседлой столицей и кочевым двором 555. Так, например, францисканской миссии 1245 г. не удалось побывать в Каракоруме. И курултай, и коронация Гуюка происходили в Желтой Орде, недалеко от Каракорума. Характеризуя ландшафт и климат Монголии, брат Иоанн замечает: «Там нет ни деревень, ни каких-либо городов, за исключением одного, о котором говорят, что он достаточно хорош [и] который называется Каракорон 556. Однако мы его не видели, но побывали в полудне пути от него, когда находились около Желтой Орды (sira orda), которая является большим двором их императора» (1. 4). Единственное в средневековой литературе подробное описание Каракорума принадлежит перу брата Вильгельма (Вильгельм де Рубрук. XXXII. 1; ср.: Рашид ад-Дин. Т. II. С. 40-41). Марко Поло сообщает лишь следующее: «Город Каракорон в округе три мили, им первым овладели татары, когда вышли из своей страны» (Марко Поло, с. 84) 557.

Мунке-хан, подобно Угедею, кочевал дальними меридиональными маршрутами, назначив губернатора Каракорума. Только дважды в год он устраивал во дворце Ваньаньгун пиршества. В пределах Каракорума Мунке, по образцу киданьских городов-башен, возвел в 1256 г. высокую пятиярусную пагоду Синъюаньгэ (Рашид ад-Дин. Т. II. С. 156). В сборнике «Сюй-ю-жэнь» (1341 г.) имеются следующие сведения о Каракоруме и деятельности Мунке: «В 1220 году Темучин основал столицу в Хорине. Постройка дворцов и кумирен была только начата при Огодае и продолжена Сянь-цзуном [Мунке], которым в 1256 году построена была громадная пагода с пятиэтажным теремом над ней, высотою в 300 чи, в нижнем этаже которого с четырех сторон было по комнате, в 7 звеньев каждая, вокруг которых были расположены изображения будд в порядке, указанном в священных книгах» 558. Учреждение им ставки у оз. Долон-Нур и строительство г. Кайпина (1256-1259) указали направление перемещения монгольских столиц — Северный Китай. Хубилай, объявленный в [339] Кайпине великим ханом в 1260 г., строит в Чжун-ду (совр. Пекин) храм восьми предкам, а в 1264 г. переносит туда и двор, после чего севернее разрушенного Чжун-ду, по плану 1267 г. возводится Дай-ду (Великая столица, Хан-балык — у Марко Поло). Таким образом, в качестве столицы империи Каракорум существовал с 1220 по 1260 г. Необходимость централизованной экипировки войск стала ведущим фактором, вызвавшим Каракорум к жизни. Главной задачей кочевников в подготовке армий было обеспечение их металлическим вооружением — наконечниками копий и стрел, мечами, латами, шлемами, а также транспортом — телегами, самой ценной частью которых был цюн — чугунная втулка колеса. Такой базой и был Каракорум 559. Значение военного центра, базы подготовки к завоеваниям, город утрачивает в 1252 г., с уходом на запад последних отрядов армии Хулагу, завоевателя Ирана. Производство оружия свертывается, подвоз продовольствия к городу прекращается, и жизнь в Каракоруме постепенно замирает 560. В эпоху Юань город неоднократно перестраивается. В 1380 г. Каракорум был разрушен китайскими войсками. В 1889 г. развалины Каракорума были открыты и описаны Н. М. Ядринцевым 561. В 1948 и 1949 гг. экспедиция под руководством С. В. Киселева произвела обширные раскопки развалин города и исследовала их 562.

53. ЧТО НЕ СМОГЛИ ВЫЯСНИТЬ ФРАНЦИСКАНЦЫ? (НТ, § 39)

«Согласно некоторым преданиям, Чингис-кан был создателем их [религиозного права], но в большинстве случаев наши братья, будучи среди них достаточно долго, почти ничего не узнали об исполнителях [этих традиций]». Это предложение в силу своей неясности остается предметом дискуссии. Наиболее аргументированная интерпретация, предложенная Оннерфорсом 563, все же представляется нам неприемлемой. Согласно чтению Оннерфорса, текст выглядит следующим образом: Tradicione quorundam [religionum] eorum Cingis can jnuentor extitit, sed plurimos auctores fratres inter eos longo existentes tempore minime jnuenerunt. Оннерфорс [340] настаивает на том, что речь идет о религиозных предписаниях, поскольку §§ 39 и 40 НТ посвящены различным аспектам религиозных верований монголов.

Чтение Пейнтера ближе к рукописи: Tradicione quorundam Tartarorum Cingis can inventor extitit sed plurimum auctores fratres inter eos longo existentes tempore minime inuenerunt. Пейнтер относит это предложение к концу § 38 и тем самым не связывает с темой верований монголов, полагая, что речь идет об обычаях, в частности, разжигании огня. В свою очередь Книпкенс предлагает следующее чтение: Tradicionum quarundam Tartarorum. Разбираемый отрывок по праву считается самым трудным в «Истории Тартар». Приведенные ниже немецкий, английский и польский переводы этого отрывка имеют принципиальные различия и демонстрируют нерешаемость проблемы.

По мнению Берга, никакой дилеммы здесь вообще нет и перевод должен выглядеть так: Hinsichtlich einiger Sitten der Tataren erwies sich Dschingis Khan als Stifter, in den meisten Fдllen aber gelang es den Brьdern nicht, die UrhUber [d.h. verschiedener Sitten] zu finden, obwohl sie eine lange Zeit bei ihnen blieben 564 ‘В отношении нескольких обычаев татар Чингис-хан является их основателем, но в большинстве случаев братьям не удалось найти инициаторов [различных обычаев], хотя они оставались у них долгое время’. Как справедливо заметил Оннерфорс, разбирая перевод Берга, дело здесь не в падежных окончаниях; трудность этого отрывка другой природы.

Перевод Пейнтера 565 выглядит следующим (маловразумительным) образом: According to the tradition of some, Chingis Khan was the founder of the Tartars, but the friars, although they stayed with them a long time, were unable to discover more about their origin ‘Согласно традиции некоторых, Чингис-хан был создателем тартар, но братья, хотя и оставались долгое время с ними, оказались не в состоянии узнать больше об их происхождении’. По мысли Пейнтера, jnuentor (узнавать) должно относиться к упомянутому в конце § 38 НТ обычаю разжигать огонь, что справедливо отвергнуто Оннерфорсом.

Польские исследователи, посетовав на то, что Оннерфорс не предложил своего перевода, интерпретируют сведения брата Ц. де Бридиа так: Na podstawie tradycji niektorych Tatarow [341] Czyngis-chan byl ich protoplasta, lecz choc bracia przebywali wsrуd nich dlugi czas, nie dowiedzieli sik wiele o tworcach [ich roznych zwyczajow] 566. ‘На основе традиции некоторых татар Чингисхан был их прародителем, но, хотя братья пребывали среди них долгое время, они не узнали многого о создателях (их разных обычаев)’.

Все исследователи сходятся на мысли, что в тексте брата Ц. де Бридиа говорится о том, что францисканцы не смогли выяснить нечто. Обозначенная проблема имела бы однозначное решение, если бы мы знали, как выглядел сокращаемый братом Ц. де Бридиа текст. В противном случае мысль копииста остается неясной. Собственно, непонятно, что именно, по мнению переписчика, не могли узнать авторы донесений. Параллельный пассаж у брата Иоанна о вере монголов в единого Бога не дает никаких оснований думать, что францисканцы чего-то не смогли выяснить у своих информаторов. Напротив, эти сведения отличаются полнотой и ясностью.

В нашем распоряжении для сравнения имеется только текст донесения брата Иоанна. В пятой главе он сообщает, что Чингис-хан, вернувшись из похода, создал различные законы и постановления (leges et statuta), и называет три из них: закон о престолонаследии, постановление о покорении мира и устройстве армии по десяткам, и далее замечает: «Он также установил многие вещи, о которых долго рассказывать, да и мы не знаем [всего]» (LT, V. 19). В четвертой главе брат Иоанн подробно останавливается на законах и обычных правилах, касающихся наказания за прелюбодеяние, грабеж или воровство, раскрытие военных замыслов, провинности младших по чину (LT, IV. 9). Следовательно, гипотеза о невозможности узнать какие-то юридические обычаи отпадает.

В третьей главе, посвященной богопочитанию и представлению монголов о грехах (магических запретах), «перечень грехов» брат Иоанн предваряет неясной преамбулой: Quamuis de iusticia facienda uel peccato cauendo nullam habeant legem, nichilominus tamen habent aliquas traditiones quas dicunt esse peccata, quas confixerunt ipsi uel antecessores eorum ‘Хотя у них не было закона о вершении правосудия, а также наказания за грехи, тем не менее у них есть некие традиции, которые они [342] определяют как грехи, и которые зафиксировали они сами или их предки’(LТ, III. 7).

Далее в § 42 НТ речь идет о вредоносной магии, которая наказывалась смертью. Скорее всего, францисканцы не поняли до конца связь между незначительностью бытовых проступков и сверхзначимой сущностью, приписываемой нарушениям. Скажем, преднамеренное пролитие молока или касание огня ножом влекло смерть виновного, потому что, по представлению монголов, в оскверненное таким образом место непременно упадет молния. С точки зрения монголов, с помощью таких действий можно было спровоцировать гнев Неба. Навряд ли кто-либо из окружения францисканцев мог объяснить им связь между бытовыми проступками и темой «небесного суда». Почему, к примеру, считалось страшным преступлением коснуться плетью стрел? Этот вопрос и сегодня неясен. Тот, кто рассказал францисканцам о монгольских «грехах», не смог объяснить глубинного смысла «грехов». Несоответствие норм и установок другой культуры, ориентированной на регулирующую роль Неба, создавало непреодолимые трудности при попытке адекватно описать их. Это обстоятельство западные дипломаты вполне осознавали, о чем и сообщили брату Ц. де Бридиа.

54. ПОСТАНОВЛЕНИЕ ЧИНГИС-ХАНА О ПОКОРЕНИИ МИРА (НТ, § 41)

Согласно брату Иоанну, «другое же установление состоит в том, что они должны подчинить себе всю землю и не должны иметь мира ни с одним народом, если только он не подчинился им, до тех пор, пока не настанет время их истребления» (LT, V. 18). Эсхатологический пассаж о грядущем крахе империи имеется только в донесениях миссии 1245 г., тогда как идея о покорении известна большинству средневековых авторов, писавших о монголах. Наиболее ясное изложение этой идеи принадлежит брату Андре де Лонжюмо, который докладывал на Лионском соборе 1245 г., что «царь тартаров домогается только власти над всеми и даже монархии над всем миром и не жаждет чьей-нибудь смерти, но дозволяет [343] каждому пребывать в своем вероисповедании, после того как [человек] проявил к нему повиновение» (Английские источники, с. 133; о веротерпимости см. НТ, § 42). На этом же соборе выступил русский архиепископ Петр, который, согласно Матфею Парижскому, сообщил: «Намерены они подчинить себе весь мир, и было им божественное откровение, что должны они разорить весь мир за тридцать девять лет» (Английские источники, с. 152). Ставшее известным магистру тамплиеров Понсу де Обону утверждение монголов о том, что их государь должен быть владыкой всего мира, свидетельствует об обменах посольствами между рыцарями и монголами: «И если к ним посылают какого-либо гонца, его берут передовые в войске, завязывают ему глаза и ведут его к своему государю, который, по их словам, должен быть владыкой всего мира» (Понс де Обон, с. 6).

В сопредельных с Великой Степью странах монголы оставили при власти прежних правителей. По сведениям Киракоса Гандзакеци, к грузинской царице Русудан «прибывали послы с двух сторон: из татарского стана от ближайшего родственника хана великого военачальника Бату, находившегося на севере, который властвовал над всеми, так что без его воли [даже] хан не вступал на престол, и от другого военачальника, по имени Бачу, находившегося в Армении; [оба] они предлагали ей явиться к ним с миром и дружбой и уже с их позволения править царством своим» (Киракос Гандзакеци. 45). Такие же требования были предъявлены и русским князьям, венгерскому королю, султанам Малой Азии, царю Малой Армении.

Фома Сплитский так описывает восхождение Чингис-хана к высотам власти: «Видя, что судьба приносит ему удачу во всех войнах, [Чингис-хан] стал чрезвычайно надменным и превознесся гордостью. И, полагая, что в целом свете нет народа или страны, которое могли бы противиться его власти, он задумал получить от всех народов трофеи славы. Он желал доказать всему миру великую силу своей власти, доверясь бесовским пророчествам, к которым он имел обыкновение обращаться. И потому, призвав двух своих сыновей, Бата и Кайдана, он предоставил им лучшую часть своего войска, наказав им выступить для завоевания провинций всего мира» [344] (Фома Сплитский. XXXVII). Истинные причины монгольской экспансии неведомы Фоме Сплитскому.

Папские послы, оказавшись участниками и свидетелями важнейших событий на территории империи, кажется, не склонны были к высоким размышлениям о судьбах мира. Запад от них так и не узнал, что грандиозная война между Чингис-ханом и хорезмшахом шла за контроль над торговыми путями Центральной Азии. О том, что монголы стремились осуществить идею всемирного государства, сообщали многие современники событий, однако осознание этого факта открылось не всем. Врач Абд ал-Латиф из Багдада (ум. 1231-32) знал, почему хорезмийцы уступили монголам. «Хорезмшах Мухаммад ибн Тукуш был вор и насильник, а его солдаты были сбродом <...> большинство из них были тюрки — либо язычники, либо невежественные мусульмане <...>. Он имел обыкновение убивать часть племени, а оставшихся брать к себе на службу, и сердца их были полны ненависти к нему. Ни по отношению к своему собственному народу, ни по отношению к врагам он не вел осмотрительной политики <...>. И вот выступили против него эти татары, все сыновья одного отца, с одним языком, одним сердцем и одним вождем, которому они повиновались» 567.

По мнению С. А. Козина, основная идея «Сокровенного сказания» — об управлении миром — вложена автором в уста самого Чингис-хана. Уже в 1206 г., т. е. после разгрома основных противников — татар, меркитов, кереитов и найманов, — записаны такие слова Чингиса: «Ныне, когда я, перед лицом вечной небесной силы будучи умножаем в мощи своей и Небом и Землею, направил на путь истины всеязычное государство и все народы ввел под единые бразды свои, и вы учреждайте для меня гвардию» (Сокровенное сказание. § 224). Эта же самая идея выражена в письмах Чингис-хана даосскому учителю Чань-Чуню. На вершине своей славы, которой достиг он только к шестидесятилетнему возрасту, Чингис-хан писал семидесятидвухлетнему «бессмертному» старцу Чань-Чуню: «Небо отвергло Китай за его чрезмерную гордость и роскошь. Я же, обитая в северных степях, не имею в себе распутных наклонностей; люблю простоту и чистоту нравов; отвергаю роскошь и следую умеренности; у меня одно платье, [345] одна пища. В семь лет я совершил великое дело и во всех странах света утвердил единодержавие. Не оттого, что у меня есть какие-либо доблести, а оттого, что у Цзинь правление не постоянно, я получил от Неба помощь и достиг престола. На юге Суны, на севере Хой хе, на востоке Ся, на западе варвары — все признали мою власть. Такого царства еще не было с давних времен наших — Шань юй. <...>. За непокорность государей я громлю их грозно; только приходит моя рать, дальние страны усмиряются и успокаиваются. Кто приходит ко мне, тот со мной; кто уходит, тот против меня. Я употребляю силу, чтобы достигнуть продолжительного покоя временными трудами, надеясь остановиться, как скоро сердца покорятся мне. С этой целью я несу и проявляю грозное величие и пребываю среди колесниц и воинов» (цит. по: Си ю цзи, с. 370, 374).

В памятной записи армянской рукописи 1248 г. содержатся сведения, видимо услышанные из уст монголов. Неизвестный автор пишет: когда монголы захватили Персию, «у магов они научились искусству колдовства и получили повеление от своих бесов выступать и смело покорять все страны, так как все они даны им богом в наследство. И это неудивительно, так как [когда] король Вавилона Навуходоносор зачарованный вошел в Иерусалим — это Господь Бог дал в его руки город. <...> Они также признали, что все делается по воле Божьей, они сами рассказывали, что их появление произошло по велению самого Бога» (Армянские источники, с. 46). Григор Акнерци записал легенду об ангеле в виде златокрылого орла, передавшего повеления Бога Чингис-хану, в число которых входило господство над многими странами: «Они призвали себе на помощь Бога, Творца неба и земли, и дали ему вечный обет — пребывать вечно в исполнении Его повелений. Тогда, по повелению Бога, явился им ангел в виде орла златокрылого, и, говоря на их языке, призвал к себе их предводителя, которого звали Чангыз. Он пошел и остановился перед ангелом в виде орла, на расстоянии брошенной стрелы. Тогда орел сообщил им на их языке все повеления Божий. Вот эти божественные законы, которые он им предписал и которые они на своем языке называют Яса: во-первых, любить друг друга; во-вторых, не прелюбодействовать; не быть предателями; почитать старых и нищих; и если найдется [346] между ними кто-либо нарушающий эти заповеди, таковых предавать смерти. Дав эти наставления, ангел назвал предводителя кааном, который с тех пор стал прозываться Чангыз-Каан. И повелел ему ангел господствовать над многими областями и странами и множиться до безмерного числа. Так это и случилось» (Григор Акнерци, с. 3-5). Ср. с ответом хана Гуюка Иннокентию IV в изложении Смбата Спарапета, см. коммент. 55). Далее Григор Акнерци вкладывает в уста Чингис-хана обращение к командующему войсками на Кавказе Чармагун-нойону: «Бог повелевает завоевать землю, поставить ясак, хранить ее в благоустройстве и брать с нее тггу и мал, тагар и гупчур 568. Тех же, которые не подчиняются нам, не платят нам дани, следует убивать, жилища их разорять для устрашения тех, которые задумают нам сопротивляться» (Григор Акнерци, с. 11).

Появление златокрылого орла, вручающего небесный дар Чингис-хану, не случайный эпизод. Скорее всего, эта легенда опиралась на архаический сюжет, в котором дар обретал шаман. В поздней фиксации подобная легенда выглядит так. Тенгри посылает на землю орла, чтобы он победил злых духов. Но орел не знает языка людей. Тенгри советует орлу научить какого-либо шамана своему языку. От брака орла с женщиной рождается мальчик, который становится большим шаманом 569.

Киракос Гандзакеци передает одну из имперских легенд о хане Угедее, который, «как только получил царскую власть, собрал большое войско, неисчислимое по величине, подобно песку морскому <...>. Он разделил их на три части <...> поручив им разорять и разрушать все страны и царства по всей вселенной и не возвращаться к нему, пока не захватят весь мир и не подчинят его своей власти» (Киракос Гандзакеци. 20). Ср. с посланием императора Фридриха 11: «<...> из земель своих они движутся с тем намерением, чтобы невзирая на [грозящие] жизни опасности, подчинить себе весь Запад, упаси, Господи, и веру и имя Христа погубить и уничтожить. И из-за неожиданной победы, которая им с соизволения Божьего до сих пор сопутствовала, они дошли до такого невероятного безумия, что уже мнят, [будто] королевства мира принадлежат им и что королей и владык, подчиненных презреннейшей их власти, они попирают и унижают» (Английские источники, с. 156). [347]

Жуанвиль, со слов посланников французского короля, совершивших путешествие в Центральную Азию, рассказывает легенду о небесном путешествии вождя некоего кочевого племени, исповедующего христианство. Небесный владыка повелел этому вождю следующее: «”Отправишься отсюда к своему королю и скажешь ему, что ты узрел меня, Того, кто является Владыкой неба и земли; и скажешь ему, чтобы он возблагодарил меня за победу, которую я ему послал над пресвитером Иоанном и его народом. И еще передашь от меня, что я дарую ему могущество, дабы подчинить всю землю”. “Сир, — ответил князь, — как он поверит мне?” “Скажешь ему, дабы он поверил тебе, что знак моей воли таков: ты пойдешь сражаться с императором Персии всего с тремя сотнями людей из твоего народа; и чтобы ваш великий король уверовал, что в моей власти сделать все, я дарую тебе силу победить персидского императора, который будет сражаться против тебя более чем с тремястами тысячами воинов”» (Жуанвиль. § 483-484).

В XIV в. эта легенда связывалась уже непосредственно с Чингис-ханом. В анонимном грузинском сочинении говорится: «Чингиз-каен взошел на гору высокую и явился ему владыка Иисус Христос, бог всех, и он научил [Чингиса] праву, вере, невинности и истине, отречению от лжи, воровства и всякого прочего зла и говорил: “Защити эти заповеди, и все земли и племена я вручаю тебе. Иди и забирай все земли, какие только тебе под силу”. Став каеном, пришел он в Хатаети и вошел в церкви, узрел в них образ Спасителя Иисуса Христа и тотчас же поклонился ему и сказал: “Вот тот человек, которого видел я на горе Чинетской, был он такого же лика и научал меня всем законам моим”. Возлюбил его Чингиз-каен, благославлял его и все заповеди, данные им, твердо соблюдал» (Хронограф II, с. 116).

Перед походом хана Хулагу на Багдад Менгу-каан дал ему наставление: «Держись обычаев и закона Чингисханова в больших делах и мелочах. От Джейхуна Амуйского и до дальних стран Мисра оказывай ласку и отличай милостями и дарами всякого, кто послушается и покорится твоим повелениям и запретам, а того, кто упорствует и подымает голову, повергни в пустыню насилия и унижения вместе с женами, чадами, домочадцами и родичами и разрушь крепости и [348] замки, от Кухистана и Хорасана начиная» (Рашид ад-Дин. Т. III. С. 24). Хулагу возвестил послам халифа: «Господь извечный избрал Чингис-хана и род его и пожаловал нам всю землю от Востока до Запада. Всякий, кто покорно с нами заодно сердцем и словом, тому сохранится владение, достояние, жены, дети и жизнь, а тот, кто умышляет против [нас], ими не насладится» (Рашид ад-Дин. Т. III. С. 36) 570.

55. «ПРОРОЧЕСТВО ЧИНГИС-ХАНА» (НТ, § 41)

Приказ о покорении мира и пророчество, согласно которому война непременно закончится умерщвлением монголов в неизвестной земле, являются эпизодом «Романа о Чингис-хане» 571. В передаче брата Иоанна эти сведения выглядят более ясно. В пророчестве говорится, что по истечении восемнадцати лет монголы должны быть побеждены другим народом. И те из них, кто сможет спастись, должны будут принять веру своих победителей: «Другое же установление состоит в том, что они должны подчинить себе всю землю и не должны иметь мира ни с одним народом, если только он не подчинился им, до тех пор пока не настанет время их истребления. Они сражались по крайней мере сорок два года и сначала восемнадцать лет должны править. И как говорят, после этого они должны быть покорены другим народом, согласно пророчеству, данному им, однако, они не знают, что это будет за народ. Те же, кто сможет спастись, как говорят, должны будут соблюдать тот закон, который соблюдают победившие их в войне» (LT, V. 18-19).

В сведениях брата Иоанна названы конкретные сроки исполнения пророчества: 42 года сражений сменятся 18 годами, надо полагать, мирного правления. После истечения этого срока, т. е. 60 лет, монголы будут побеждены неизвестным народом. Период в 60 лет, полученный в результате сложения 42 лет войн и 18 лет правления, не случайная величина. Он соответствует 60-летнему китайскому циклу, после завершения которого должно последовать всеобщее космическое обновление. На этот факт в свое время обратил внимание Ф. Риш 572, но исследователь не решился на далеко идущие [349] выводы. Очевидно, что пророчество, как оно изложено в версии брата Иоанна, касается сроков существования империи монголов. При этом указывается, что монголы в конце концов будут побеждены неизвестным народом (в версии брата Ц. де Бридиа этим народом названы христиане). Империя рухнет, когда завершится космический цикл и начнется новый отсчет времени. Пророчество следует сопоставить с сюжетом о насильственной смерти Чингис-хана от удара грома, что означало превращение империи в «нечистое» владение. Соединив все три темы, мы получим следующую картину: поскольку монголы в будущем будут покорены другим народом и примут веру победителя, то империя уже никогда не возродится.

Подобного рода сюжеты, вопреки мнению польских исследователей 573, не могли разрабатываться в русле официальной монгольской идеологии. Обычные идеологические формулы настаивают на обратном, провозглашая вечность правления той или иной династии. Обыгрывание в пророчестве круглой даты (60 лет) по восточному календарю, кажется, ни у кого из современных исследователей удивления не вызвало. Беццола, к примеру, ограничился следующим замечанием: монгольскому прорицанию охотно верили на Западе, тем более что оно соответствовало собственным надеждам Запада 574. Замечу, что не все известия, привезенные францисканцами с территории Монгольской империи, непременно должны быть «монгольскими». Тем более это касается пророчества о крахе империи. Несомненно, тема грядущей гибели империи была представлена в «Романе о Чингис-хане», хотя имеются и другие независимые известия, например у Матфея Парижского, что свидетельствует о популярности этой темы в христианском мире. Архиепископ Петр, отвечая на вопрос Лионского собора 1245 г. о намерениях монголов, ответил: «Намерены они весь мир себе подчинить и что предопределено свыше, что должны они весь мир за 39 лет опустошить, подтверждая это тем, что как некогда божественная кара очистила мир потопом, так и теперь нашествие их очистит этот мир разрушительным мечом. Также, полагают они, ждут их жестокие схватки с римлянами и другими латинянами, и неясно им, победят ли они или будут побеждены; [но] если победят, должны властвовать над всем миром» (Английские источники, [350] с. 182). Архиепископу Петру, как и многим современникам событий, известны монгольские имперские установки.

Армянский дипломат Смбат Спарапет в письме кипрскому королю Генриху Лузиньяну, написанном им в 1247 г. по пути в Каракорум, сообщает: «Да будет вам известно, что его святейшество посылал послов к великому хану, чтобы узнать, христианин ли он или нет, и почему он послал армию для уничтожения и разрушения мира. Но хан ему ответил, что Бог завещал его предкам и ему посылать своих людей, чтобы истребить все развратные и злые народы, а на вопрос: христианин он или нет — ответил, что Бог это знает, и если папа хочет это знать, то пусть придет сам увидеть и узнать» (Смбат Спарапет, с. XX). Для целей нашего исследования важно отметить, что никто из средневековых писателей, кроме автора романа, не решился настаивать на грядущем крахе империи. Винцент из Бове, переписывая сведения брата Иоанна, допустил ряд ошибок: 42 года прошлых сражений превращаются у него в 80 лет будущих сражений, далее, без изменений, говорится о 18 годах правления; пророчество вкладывается в уста самих монголов 575.

При этом остается неясным вопрос о первоначальном источнике пророчества. Возможно, что пророчество принадлежит восточным христианам и основано на «Откровении» Псевдо-Мефодия. В «Истории Тартар» пророчество представлено еще один раз (НТ, § 33). Поскольку пророчество построено на двух моментах: круглой дате и обязательстве принять чужую веру, то это позволяет привлечь для сравнительного анализа различные известия.

В поисках исходного мотива обратимся к повествованию якобитского патриарха Михаила Сирийца (XII в.). Он передает легендарные сведения о тюрках, которые после вторжения в Малую Азию вынуждены переселиться в другие страны и клянутся почитать бога той страны, куда их направит [351] жребий. «Они увидели, что очутились среди царей и что земли недостаточно для их поселения; и разделились на три части с тем, чтобы каждая часть ушла в одну сторону: на юг, на север и на середину [на запад]. Они взяли три палки, пометили их и бросили вверх, т. е. туда, где, как они полагают, есть бог. И когда палки упали на землю, те, чья палка на юг, пошли в сторону верхней [северной] Индии. А до этого все поклялись, что каждый из их лагерей, в какую сторону их ни приведет, будет почитать бога, который почитается жителями той страны, и что они примут веру, которую они найдут у людей той страны. Поэтому те, кто пошел на юг, нашли там христиан и язычников и последовали им. И до сегодняшнего дня одни из них христиане, а другие язычники, почитающие идолов. Те, чей жребий был в северную сторону, находились на границе царства греков, на север от них, и назывались куманами, по имени этой земли. И они присоединились к христианскому народу, который нашли в той земле, хотя их нравы были испорчены. Те, которые пошли в западную сторону, посреди обитаемой [земли], <...> достигли царства арабов, смешались с [ними], признали и приняли их веру» (Сирийские источники, с. 51). Гадание по выбору направлений, т. е. выбор стран и вер, есть прояснение божественного предопределения. Согласно легенде, тюрки должны переселиться в разные страны и принять веру жителей этих стран. Не исключено, что пророчество о будущей судьбе монголов, согласно которому они должны будут соблюдать религиозный закон того, кому предрешено их победить, связано с изложенной выше сирийской легендой о тюрках.

К пророчеству о сроке царствования монголов, связанному с китайским летосчислением, где полный цикл вмещал 60 лет, можно привести важную параллель, касающуюся 100 лет хиджры по арабскому календарю. В китайской энциклопедии XI в. Чэ-фу-юань-гуй излагаются письма среднеазиатских владетелей китайскому императору с просьбой о помощи в борьбе против арабов 576. Интересующие нас сведения содержатся в письме самаркандского правителя Гурека. Письмо было написано в конце 718 г. или в самом начале 719 г., т. е. в 100 г. хиджры. В письме упоминается пророчество, согласно которому могущество арабов должно закончиться с [352] завершением полных ста лет по их календарю: «Что касается этих да-ши [арабов], то им суждено быть могущественными всего в течение 100 лет; именно в этом году оканчивается этот срок. Если китайские солдаты придут сюда, то мне и моим подданным наверное удастся уничтожить да-ши» 577. Отметим, что в обоих случаях в пророчествах фигурируют круглые цифры, взятые из календарных систем того народа, к какому относится пророчество.

Пророчество о сроке царствования монголов, в котором фигурируют конкретные цифры и назван срок падения их власти, не было чем-то оригинальным в астрологической практике средневекового Востока. Важно, что подобного рода теории выдвигались интеллектуалами, склонными в магии чисел распознавать волю предопределения. Для сравнения обратимся к пророчеству о сроке царства ислама, которое сохранилось в изложении ал-Бируни. Ал-Бируни рассказывает о вычислениях математика и астролога Ахмеда ибн ат-Тайиб-ас-Серахси (IX в.): «Он больше всех людей своего времени славился как еретик и составил книгу о соединении двух зловещих [планет] в знаке их злополучия, то есть в [знаке] Рака. Он изобразил, что их соединение произошло в конце пятого часа в день воскресенья, по прошествии трех ночей месяца Рамадана, за шесть месяцев до хиджры, и ссылался на астрономические указания о господстве Венеры над царством, перешедшим под власть арабов. А Венера, по его вычислению, [тогда] была в восемнадцатом градусе и двадцать седьмой минуте знака Рака, и ей оставалось до конца знака одиннадцать градусов и тридцать три минуты. В сумме это будет, если подсчитать, шестьсот девяносто три [минуты]. И вот [ас-Серахси] решил, что царство ислама [продлится] такое количество минут, [считая] в годах. В доказательство этого он сослался на Коран <...>. И прицепились к этому те, кто надеется на переход власти от арабов и перемену религии ислама, и возникли в сердцах слабых мусульман напрасные тревоги». Далее, ал-Бируни опровергает доводы ас-Серахси и заключает: «К тому же Пророк — да благословит Аллах его самого и его семейство! — не возвестил ни о чем, кроме часа [Страшного суда], и рассказал только о победе его вероучения над всеми [другими] вероучениями, о том, что царство арабов продлится до дня воскресенья, и что им, [Мухаммедом], закончится ряд пророков» (ал-Бируни. Памятники минувших поколений, с. 208).

Комментарии

481. Название седьмой главы: Quomodo faciunt cum hominibus pacem, et de terrarum nominibus quas subiugaverunt, et de terris que eis viriliter restiterunt, et de tirannide quam exercent in hominibus suis.

482. Risch, ss. 191-194; Риш ограничился комментарием к каждому этнониму; Список воспринимается им как некая реальная информация, в которую внесены некоторые искажения; ср.: Daffinа, pp. 467-471. В отечественной историографии проблема Списка осталась незамеченной, см., например: Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв. М., 1985. С. 28.

483. Аналогичным образом брат Иоанн (LT, IV. 7) поступает и в том случае, когда сведения о пище монголов дополняет пассажем из пятой главы о случае людоедства в монгольском войске, который на самом деле является эпизодом «Романа о Чингис-хане», см. коммент. 16; столкновение монголов с циклопедами он ошибочно относит к походу Гирподана, т. е. ко временам хана Угедея (LT, V 33); сведения об удивительной переменчивости климата Монголии и падающем с неба огне, в которых слышится явный намек на грядущую космическую катастрофу, ожидающую империю монголов, и брат Иоанн, и брат Бенедикт отнесли к разделу о климате (НТ, § 35).

484. См. также: Бартольд В. В. Сочинения. Т. II. Ч. 1. С. 48-56.

485. Ср.: Сокровенное сказание. § 196; см. также: Кадырбаев А. Ш. «Юань ши» как источник по истории кераитов и найманов // Письменные памятники Востока. Историко-филологические исследования. Ежегодник. 1976-1977. М., 1984.

486. Pelliot. Recherches, p. 36; SDS, s. 190, kom. 68.

487. См. также: Васильев Ф. Ф. Об этнонимах «кыргыс», «хоро» и «тумат» (К вопросу о ранней этнической истории якутов) // Сибирь в прошлом, настоящем и будущем. Вып. 3. История и культура народов Сибири. Тез. докл. и сообщ. Всесоюз. науч. конфер. (13-22 октября 1981). Новосибирск, 1981.

488. О термине «лесные народы» (hoyin irgen) см.: Позднеев А. М. О древнем китайско-монгольском памятнике Юань-чао-ми-ши. СПб., 1882. С. 19.

489. Комментарий к этим сведениям см.: Pelliot, Recherches, p. 173; см. также: См. также: Эрдейи И. «Большая Венгрия» // Acta archaeologica Academiae Scientiarum Hungaricae. Budapest, 1961. 13; Кузеев Р. Г. Об историческом соотношении территорий «Великой Венгрии» и древней Башкирии // Этнография Башкирии. Уфа, 1976.

490. Филоненко В. Башкиры. III: Название башкир // Вестник Оренбургского учебного округа. Уфа, 1913. № 5. С. 167-169.

491. Цит. по: Бегунов Ю. К. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». М.; Л., 1965. С. 154.

492. Painter, р. 84, n. 31.2; ср.: Risch, s. 130-131, 154-155.

493. Ср.: Daffinа, pp. 439-441, n. 24.

494. Ср.: Pelliot, Notes on Marco Polo. I, pp. 195, 242; Daffinа, p. 468.

495. См.: Менгес К. Г. Восточные элементы в «Слове о полку Игореве». М., 1979. С. 74.

496. Литаврин Г. Г. Некоторые особенности этнонимов в византийских источниках // Вопросы этногенеза и этнической истории славян и восточных романцев. (Методология и историография). М., 1976. С. 215.

497. См. также: Тихомиров М. Н. Бесермены в русских источниках // Исследования по отечественному источниковедению М.; Л., 1964. С. 51-56. (Тр. Лен. отд. Института истории АН СССР. Т. 7); Благова Г. Ф. Историко-этимологические заметки о словах басурман-мусульманин и магометанин-мухаммеданин (мохаммеданин) // Исследования по словообразованию и лексикологии древнерусского языка. М., 1969; Ср.: Painter, p. 72.

498. Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2. С. 67, прим. 2; см. также: Беляев В. И. Арабские источники по истории туркмен и Туркмении IX-XIII вв. // Материалы по истории туркмен и Туркмении. М.; Л., 1939. Т. I; Агаджанов С. Г. Очерки истории огузов и туркмен Средней Азии IX-XIII вв. Ашхабад, 1969. Сведения Джувейни о Туркменистане, см.: Хатиби С. Из истории Туркменистана и некоторых сопредельных стран в первой половине XIII столетия // ИАН ТССР. Сер. общ. наук. 1961. № . 3.

499. Зуев Ю. А. Историческая проекция казахских генеалогических преданий (К вопросу о пережитках триальной организации у кочевых народов Центральной Азии) // Казахстан в эпоху феодализма. Проблемы этнополитической истории. Алма-Ата, 1981. С. 73.

500. Рихард. О существовании Великой Венгрии. 3.14.

501. См. ниже прим. 482; ср.: Pelliot, Notes on Marco Polo. I, p. 114.

502. Juvaini. T. I, pp. 199, 270-271.

503. Daffinа, p. 468.

504. Daffinа, pp. 468-469.

505. Painter, p. 105.

506. Хвольсон Д. А. Сирийско-тюркские несторианские надгробные надписи XIII и XIV столетий, найденные в Семиречье // Восточные заметки. Сборник статей Факультета восточных языков СПб. ун-та. СПб., 1895; Марр Н. Я. Надгробный камень из Семиречья с армяно-сирийской надписью 1323 г. // ЗВОРАО. 1893-1894. Т. VIII. Вып. 3-4; Коковцов П. К. 1) Христианско-сирийские надгробные надписи из Алмалыка // ЗВОРАО. 1905. Т. XVI; 2) К сиро-турецкой эпиграфике Семиречья // ИАН. 1909; Джумагулов Ч. Д. 1) Язык сиро-тюркских (несторианских) памятников Киргизии / Под ред. И. А. Батманова. Фрунзе, 1971; 2) Караджигачские несторианские памятники XIV в. // Тюркологические исследования. Фрунзе, 1985. С. 65-71; Bernard S. J. La decouverte de Nestoriens Mongols aux Ordos et l’histoire ancienne du Christianisme en Extreme-orient. Tientsin, 1935; Richard J. Le christianisme dans l’Asie Centrale // JAH 16. 1982, pp. 101-124.

507. См.: Пигулевская Н. В. Сирийские и сиро-тюркский фрагменты из Хара-Хото и Турфана // СВ. 1940. № 1. С. 213, 219. Существование несторианской колонии в XIII в. в городе тангутов Хара-Хото засвидетельствовано записками несторианских монахов, уйгуров Ябалахи и Саумы, см.: История мар Ябалахи III и раббан Саумы / Пер., предисл. и коммент. Н. В. Пигулевской. М., 1958. С. 66-67. См. также: Пигулевская Н. В., Пайкова А. В. Несторианские памятники // Эпиграфика Киргизии. 1963. Вып. 1.

508. См. коммент.: Dauvillier J. l) Les Provinces Chaldeennes «de l’Exterieur» au Moyen Вge // Melanges F. Cavallera. Toulouse, 1948, pp. 261-316; 2) Guillaume de Roubrouck et les communautes chaldeennes d’Asie centrale au Moyen Вge // L’Orient Syrien II. Paris, 1957, pp. 223-242; A.-D. von den Brincken. Eine christliche Weltchronic von Qara Quorum. Wilhelm von Rubruck OFM und der Nestorianismus // Archiv fur Kulturgeschichte 53. 1971, ss. 1-99.

509. Цит. по: Дробинский А. И. Русь и восточная Европа во французском средневековом эпосе // Исторические записки. 1948. № 26. С. 120-123.

510. Баскаков Н. А. Тюркская лексика в «Слове о полку Игореве». М., 1985. С. 123; Ахинжанов С. М. 1) Кыпчаки и Хорезм в канун Монгольского нашествия // Вестник АН КазССР. Алма-Ата, 1970. № 1; 2) Кыпчаки в истории средневекового Казахстана. Алма-Ата, 1989; Кумеков Б. Е. Об этническом составе кыпчаков XI-нач. XIII вв. по арабским источникам // Проблемы этногенеза и этнической истории народов Средней Азии и Казахстана. М., 1990. Вып. 2; Арсланова А. А. Кыпчаки и термин Дашт-и Кыпчак (по данным персидских источников XIII-XVIII вв.) // Национальный вопрос в Татарии дооктябрьского периода. Казань, 1990; Гуркин С. В. К вопросу об исторической географии половецких земель // Дон и Северный Кавказ в древности и Средние века. Ростов-на-Дону, 1990.

511. Кляшторный С. Г. Кто были половцы // Altaica. II. М., 1998. С. 88-91.

512. Кляшторный С. Г., Султанов Т. И. Казахстан. Летопись трех тысячелетий. Алма-Ата, 1992. С. 116-138; см. также: Яйленко В. П. Миграция кунов-курыкан из Южной Сибири в Поднепровье в свете письменных и археологических источников // Проблемы археологии степной Евразии. Кемерово, 1987. Ч. 2.

513. Daffinа, р. 469; SDS, s. 211, romm. 181.

514. О торках см.: Голубовский П. В. Печенеги, торки и половцы до нашествия татар // УИ, год 23. Киев, 1883. № 1, 3, 5, 6, 9-12; 1884. № 4; Расовский Д. А. Печенеги, торки и берендеи на Руси и в Угрии // ССАВ. Praga, 1933. Т. VI; Плетнева С. А. Печенеги, торки, половцы в южнорусских степях. МИА. 1958. Т. I. № 62.

515. Еманов А. Г. Север и Юг в истории коммерции: на материалах Кафы ХIII-XV вв. Тюмень, 1995. С. 19.

516. Смирнов В. Археологическая экскурсия в Крым летом 1886 года // ЗВОИРАО. СПб., 1887. Т. I. Вып. IV. С. 15; Старокадомская М. К. Солхат и Каффа в XIII-XIV вв. // Феодальная Таврика. Киев, 1974. С. 162.

517. Григорьев А. П., Фролова О. Б. Географическое описание Золотой Орды в энциклопедии ал-Калкашанди // Историография и источниковедение истории стран Азии и Африки. СПб., 1999. Вып. XVIII.

518. О возможной причине отсутствия этнонима самоеды в «Слове», см.: Бегунов Ю. К. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». М.; Л., 1965. С. 122-123, 90; текст на с. 154.

519. Бартольд В. В. Сочинения. Т. V. С. 82-83.

520. См.: Кляшторный С. Г. Древнетюркские рунические памятники как источники по истории Средней Азии. М., 1964. С. 122-123; см. также: Minorsky V. Tat // El. Vol. IV, pp. 733-736; ср.: Pelliot. Notes sur l’histoire de la Horde d’Or, p. 155. О значении термина в позднесредневековых тюркских памятниках, см.: Кононов А. И. Родословная туркмен. Сочинения Абу-ль-Гази хана Хивинского. М.;Л., 1958. С. 96-97; Расовский Д. А. Сведения о тюркской основе tat // ССАВ. Praga, 1933. Т. VI; Мататов М. Е. К вопросу о татском этносе // СЭ. 1981. № 5. С. 109-112.

521. Daffinа, p. 470.

522. По вопросу имени «Русь» см.: Бегунов Ю. К. Памятник русской литературы XIII века «Слово о погибели Русской земли». М.; Л., 1965. С. 85; Мельникова Е. А. Древняя Русь в исландских географических сочинениях // ДГТ. М., 1976; Шталь И. В. Русь в компиляции Гервазия Тильберийского // Летописи и хроники. 1976. М., 1976; Назаренко А. В. Имя «Русь» и его производные в немецких средневековых актах // ДГТ. 1982. М., 1984; Ведюшкина И. В. «Русь» и «Русская земля» в Повести временных лет и летописных статьях второй трети XII-первой трети XIII в. // ДГВЕ. 1992-1993 гг. М., 1995.

523. См. также: Рашид ад-Дин. Т. III. С. 195; Spuler B. Geschichte Mittelasiens seit dem Auftreten der Turken // Handbuch der Orientalistik, erste Abt. Leiden-Koln, 1966. V. 5. S. 171; Очирова Г. Н. К интерпретации термина «сарт» // Владимирцовские чтения / II Всесоюзная конф. монголоведов. Тез. докл. и сообщ. М., 1989.

524. Ср.: Painter, p. 104.

525. Dorn B. Caspia. СПб., 1875. С. 20.

526. Jacut’s geographisches Worterbuch. Leipzig, 1866.1. S. 225.

527. См. также: Федоров-Давыдов Г. А. Город и область Саксин в XII-XIV вв. // Древности Восточной Европы. М., 1970.

528. Painter, р. 68. Ссылка на: Sbaralea H. Bullarium Franciscanum. Rome, 1759. Vol. l, pp. 360-364.

529. Painter, pp. 104-106.

530. Painter, p. 47.

531. Кливс считает, что речь идет о багдадском халифе Nas(i)r; титул султан он не комментирует, см.: Cleaves, p. 202.

532. Ср. с переводом Кливса: «<...> to campaign against Aru [Herat?], Maru [Merv], and the city of Abtu [?] of the Madasari [?] people between both the Hindus people and Baгtad people» (Cleaves, § 261). См. также: Boyle J. A. Iru and Maru in the Secret History of the Mongols // HJAS. 17. 1954, pp. 403-410.

533. Канлин-тюрки канлы. Qanglin ~ Qangli, см.: Cleaves, p. 202; Pelliot. Notes sur l’histoire de la Horde d’Or, p. 128; cp.: Kangitas в НТ. § 20. Это было самое многочисленное и самое привилегированное тюркское племя в Хорезмском государстве. О ранней истории тюрок канлы см.: Кляшторный С. Г. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. М., 1964. С. 163-167, 179; Ср. у Махмуда Кашгарского: «Канглы у кыпчаков-наименование знатного человека» (Махмуд Кашгарский. III, 379).

534. Кибчаут-кипчаки; Kibca’ud, Kipcaг (= Qipcaг), см.: Cleaves, р. 202; происхождение названия см.: Кляшторный С. Г. Кипчаки в рунических памятниках // Turcologica. Л., 1986. С. 160-162. В персидских словарях Хафчак-«название области тюрков, которые являются жителями степи», см.: Баевский С. И. Географические названия в ранних персидских толковых словарях (XI-XV вв.) // Страны и народы Востока. М., 1980. Вып. XXII. С. 89.

535. Банжигит-башкиры; Bajigid-*Bajigir, см.: Cleaves, p. 202; Pelliot. Notes sur l’histoire de la Horde d’Or, p. 128.

536. Оросут-монгольская форма этнонима «русские», см.: Палладий. Старинные следы христианства в Китае, по китайским источникам, с прим. В. В. Григорьева // Восточный сборник. СПб., 1877. Т. I. С. 47; Orosut-Orus, см.: Pelliot. Notes sur l’histoire de la Horde d’Or, p. 129.

537. Мачжарат-мадьяры (венгры). В биографии Субедея, помещенной в Юань-ши, говорится, что он напал на це-лянъ (*кэрэл)-владыку ма-чжа-р (*маджар), т. е. мадьяр. Слово кэрэл означает «король», см.: Рашид ад-Дин. Т. I. Кн. 2, с. 67, прим. 6; Ал-Гарнати (XII в.) сообщает о правителе Венгрии: «Царя башкирд зовут кирали» (ал-Гарнати, с. 41).

538. Asud-As, ассы, см.: Pelliot, Notes sur l’histoire de la Horde d’Or, p. 129.

539. Sasud (*Sas или *Sasun), см.: Cleaves, p. 202.

540. Serkesьd, Serkes (= Serkes), см.: Cleaves, p. 202; Об этнониме черкес в описании монгольских походов по Рашид ад-Дину, см.: Менгес К. Г. Восточные элементы в «Слове о полку Игореве». М., 1979. С. 195-196.

541. Kesimir -вероятно, область Кашмир; по мнению Кливса, идентификация проблематична, см.: Cleaves, p. 202; Pelliot, Notes sur l’histoire de la Horde d’Or, p. 129, n. 22. Скорее всего, Kesimir и Cosmir брата Иоанна означают одну и ту же область-Кашмир.

542. В оригинале Buqar. Кливс соотносит с названием Buqar из § 270, исправленное чтение Bolar, см.: Cleaves, p. 203; возможно, что это область Болор, расположенная на восточной окраине Памира. Ее упоминает Марко Поло (Марко Поло, с. 76, 269). Болор-название, прилагавшееся мусульманскими авторами к горной области Кафиристан в сев.-восточной части современного Афганистана (ныне Нуристан). Интересные сведения об этой области содержатся в «Чудесах мира» (с. 53-54). Однако в древнетюркской надписи в честь Кюль-тегина имеется загадочный термин buqar, означающий какой-то неизвестный народ, см.: Кляшторный С. Г. Древнетюркские рунические памятники, с. 127-129.

543. Raral. Идентификация затруднена. Кливс исправляет чтение на Kerel, см.: Cleaves, p. 203; Pelliot. Notes sur l’histoire de la Horde d’Or, p. 121, n. 2 and p. 129, n. 3; cp. Corola у брата Иоанна.

544. Kiwa Menkermen. Кива-менкермен; принято считать, что речь идет о Киеве, см. Cleaves, р. 203; ср.: Сборник материалов. Т. II. С. 37. См. также коммент. 37.

545. Брат Вильгельм де Рубрук к восточным «соответствиям» европейских названий Болгарии и Венгрии добавил Валахию, сравнив название тюркского племени с территории современной Башкирии Illac с восточно-европейским Blac-‘валах’: «Illac quod idem est quod Blac»; брат Вильгельм пишет: «А вблизи [народа] паскатур живут илак (что есть то же самое, что [и] блак, но тартары не умеют произносить [звук] “б”)» (Вильгельм де Рубрук. XXI. 5). Брат Вильгельм путает созвучные названия влахи (он пишет-блаки) и илак (Ilас).

546. См. дискуссию по этому вопросу: Лавров Л. И. «Обезы» русских летописей // СЭ. 1946. № 4. С. 161-170; Ред.: Сулава Т. Г. Что понимали в Древней Руси под названием «Обезъ» // История СССР. 1957. № 2. С. 159; Цулая Г. В. Обезы по русским источникам // СЭ. 1975. № 2.

547. Шепелева Л. С. Культурные связи Грузии с Россией в X-XVII веках // ТОДРЛ. 1953. Т. IX. С. 229; ср.: ан-Насави, говоря о походе султана Джалал ад-Дина в Грузию, называет ее «страной Абхаз» (ан-Насави. 49).

548. Шепелева Л. С. Культурные связи Грузии с Россией, с. 299.

549. Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники // ТОДРЛ. 1940. Т. IV. С. 75.

550. Сулава Т. Г. Что понимали в Древней Руси под названием «Обезъ», с. 57.

551. Скрипиль М. О. Сказание о Вавилоне граде // ТОДРЛ. М.; Л., 1953. Т. IX. С. 130.

552. Ср.: Pelliot, Recherches, p. 16. Пелльо предлагает следующую этимологию: qara + kьriyдn (> kьrдn) ‘Ie camp noir’.

553. Ткачев В. H. Каракорум в XIII веке // Mongolica. M., 1986. C. 226.

554. Boyle J. A. The Seasonal Residences of the Great Khan Ugedei // Sprache, Geschichte und Kultur der altaischen Vцlker / G. Hazai and P. Zieme (eds.). Berlin, 1974, ss. 145-151.

555. Ср. со свидетельством Сюй Тина (Хэй-да ши-люе, с. 142).

556. Caracoron соответствует Qara Qorum «Сокровенного сказания», § 273; у брата Вильгельма-Carachorum; у Марко Поло-Caracoron.

557. Подробнее о средневековом Каракоруме см.: Минаев И. П. Путешествия Марко Поло // Зап. ИРГО по отделению этнографии. СПб., 1902. Т. XXIV. С. 81-82.

558. Цит. по: Мэн-гу-ю-му-цзи. Записки о монгольских кочевьях / Пер. П. С. Попова // Зап. ИРГО по отд. этнографии. СПб., 1895. Т. XXIV. С. 382.

559. Егоров В. Л. Причины возникновения городов у монголов XIII-XIV вв. // История СССР. 1969. № 4; Кызласов Л. Р. О понятии «город» в древности и средневековье // Вестник Московского ун-та. 1991. Сер. 8: История. № 4.

560. Ткачев В. Н. Каракорум в XIII веке, с. 223-227.

561. Ядринцев Н. M. Путешествие на верховья Орхона к развалинам Каракорума // Изв. ИРГО. 1890. Т. XVI. С. 257-272.

562. Киселев. С. В. 1) Древние города Монголии // СА. 1957. № 2; 2) Древнемонгольские города. М., 1965. С. 123-165.

563. Onnerfors A. Zur «Hystoria Tartarorum» Kap. 39 // Symbolae Osloenses. Auspiciis Societatis Graeco-Latinae. Bergen, 1972. Fase. XLVII, ss. 132-136.

564. Bergh B. Einige Bemerkungen zur Hystoria Tartarorum // Symbolae Osloenses. Auspiciis Societatis Graeco-Latinae. Bergen, 1971. Fasc. XLVI,s. 154.

565. Painter, pp. 86-87, n. 38.3.

566. SDS, s. 247, kom. 82.

567. Цит. по: Г. Э. фон Грюнебаум. Классический ислам. Очерк истории (600-1258) / Пер. с англ. И. М. Дижура. М., 1986. С. 186.

568. О значении слов, обозначающих налоги тггу, мал и др. см. коммент. 48.

569. Агапитов Н. Н., Хангалов M. H. Шаманство у бурят Иркутской губернии. Иркутск, 1883. С. 41-42. О культе орла см.: Баторов П. П. Культ орла у северобайкальских бурят // Бурятоведение. Верхнеудинск, 1927. № 3-4; Штернберг Л. Я. Культ орла у сибирских народов (Этюд по сравнительному фольклору) // Первобытная религия в свете этнографии. Исследования, статьи, лекции. Л., 1936.

570. Анализ персидских и монгольских источников см.: Conermann S. Cinkiz Han-Organisator eines Weltreiches? // Die Mongolen in Asien und Europa. Frankfurt am Main, 1997, ss. 41-65.

571. Ср. попытку объяснить эти сведения вне проблематики «Романа о Чингис-хане»: Painter, р. 82, n. 5; р. 84, n. 33. 4-5; SDS, s. 194, kom. 82; s. 199, kom. 102; Schmieder, s. 137, komm. 98; Schmieder F. Europa und die Fremden. Die Mongolen im Urteil des Abendlandes vom 13. bis in das 15. Jahrhundert. Sigmaringen, 1994. S. 258ff.

572. Risch, s. 136.

573. Ср.: SDS, s. 194, kom. 82.

574. Bezzola, s. 147.

575. Simon de Saint-Quentin. XXX. 73: Quousque veniat tempus ipsorum interfectionis, annis .Ixxx. debent pugnare et .xviii. tantummodo regnare; post hoc, ut ipsi dicunt, ab alia nacione debent vinci ut vaticinatum est eis, nesciunt tamen que illa sit. Et qui evadere poterunt, ut dicunt, legem illam tenere debent quam tenent illi qui bello eos devincent.

576. Chavannes E. Documents sur les Tou-kiue (Turcs) occidentaux. St. Petersb., 1903, pp. 204-205.

577. Бартольд В. В. К истории арабских завоеваний в Средней Азии // ЗВОИРАО. СПб., 1907. Т. XVII. Вып. IV. С. 0141-0142.

 

Текст воспроизведен по изданию: Христианский мир и "Великая Монгольская империя". Материалы францисканской миссии 1245 года. М. Евразия. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.