Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ СИСИННИЯ, ЦАРЯ ЭФИОПСКОГО

Глава 70

И в те дни лета на 18-й год царствования царя царей Сэлтан Сагада восстал Вальда Кэбрэяль, самозванец, египтянин лживый, раб турецкий. Этот Вальда Кэбрэяль дошел до Мальза, облаченный в монашеское одеяние, и поселился в доме одного писца, по имени Кефла Иясус. И когда увидели люди, что он красный 343 и с большими глазами, то стали говорить между собой: “Этот человек из племени Израиля”, ибо в обычае у людей Эфиопии, когда видят они человека прекрасного обликом, думать, что это израильтянин. И, услышав, что о нем говорят, он сказал им, как научил его диавол, учитель его: “Да, я сын царя Малак Сагада”. А жил он в доме одного писца, и, когда пробыл потом три или пять дней, этот писец повел его в Манзех и доставил к одному человеку из [полка] Хафро Айгеба, по имени Зено. А тот Зено привел его в землю Куас близ галласов и поселил его в чаще лесной. И, находясь там, послал Зено к галласам из племени карайю, которые зовутся вара-таэ, говоря: “Приходите скорее все старейшины, ибо я привел вам сына царского, чтобы с ним вы завоевали страну и обогатились благословением его”. Те согласились и пришли, числом около 20 луба. И встретились Зено и тот писец Кефла Иясус с этими галласами. Вальда Кэбрэяль же сделал одного галласа, по имени Караю Муню, своим приемным сыном 344, потому что у того было много родичей. И эти галласы привели его к жилищам своим и принимали его пять дней, давая ему откормленных коров.

А затем собрал Вальда Кэбрэяль множество галласов, вышел к Тагулету и разрушил три амбы, и убил многих людей, которые были на этих амбах, и захватил детей и жен, и скот, и все домашнее имущество. И когда увидели это, то поклялись [290] ему на верность все Хафро Айгеба и все люди Тагулета, избежавшие смерти, и соединились с ним в один стан, и стали его дружинниками, и подчинились ему. А затем пошел он в землю Мэхуй и воевал людей Хет Нора, чья амба [называется] Даджеру, и разрушил эту амбу, и убил многих людей, и взял оттуда барабаны и одежды парадные. И пошел он в Марах Бете и Бадабадж, и дали ему [там] коня и барабаны Бахрея. А затем спустился он в Ванчет, а оттуда вышел к Мальзу. И там войско Манзеха и Гэше, войско Гедема и Тагулета, войско Марах Бете и Бадабаджа и люди Мальза, собравшись вместе, провозгласили Вальда Кэбрэяля царем и нарекли его царским именем Феодор-Солнце. И тогда забили в барабаны, и задули в трубы каны галилейской, и сделали ему корону на главу, и посягнул он на царство Израилево, Давидово и Соломоново, этот раб турецкий, египтянин, торговец перцем и ладаном и сын блудницы, живущей при стане и питающей плоть свою продажею плоти. Так посягнул он, пока бог попускал ему.

А потом разрушил он амбу Каракар Ламе, и пошел в Шоа, и окружил амбу Бадабадж, и заставил сойти оттуда Бахрея, и увел его. А после того как услышал Вальда Кэбрэяль, что разорил землю Тагулет шоанский цахафалам Вальдо, выступил против него и дошел до его амбы. А Вальдо, оставив свою амбу, спрятал жену свою и детей в одну пещеру, а сам спрятался в другой пещере. И провели его люди страны туда, где находились жена его и дети, и принудили их выйти, и увели их. И туда, где спрятался Вальдо, провели его и вывели того насильно, и доставили к этому самозванцу; и тот, связав его, возвратился в Мальз.

А царь царей Сэлтан Сагад, прослышав об этих делах послал войско ратное, сделав абагазами Сарца Крестоса и За-Марьяма. И выступил против них Вальда Кэбрэяль с 20 чэфра, а они укрепились на горе Гор и сразились, и убили у него многих. А затем послал рас Сээла Крестос войско ратное, абагазом сделав Хадаро. И вышло войско царское, находившееся на [горе] Гор, и встретились Сарца Крестос и За-Марьям и Хадаро, и расположились в Вагда. И пришел на них Вальда Кэбрэяль из Сангола с 22 чэфра. В войске же царском тогда было не более пяти чэфра: 2 чэфра конных и 3 пеших. И вступили они с ним в битву, и победили, и уничтожили все войско его. Если кто захочет узнать число погибших в тот день, то, [исключая] упавших в пропасть и [прочих], уцелевших от оскопления, было отсечено 6777 мужских удов. А сам Вальда Кэбрэяль спасся с трудом и вошел в землю Манзех. И рас Сээла Крестос тогда перешел реку Абай в Годжаме и разорил земли Валака, и разрушил все амбы, какие там были, и обрел большую добычу скота между Жама и Ванчетом. А потом пошел он по дороге на Адабай и вышел к Манзеху в поисках Вальда Кэбрэяля. Но Вальда Кэбрэяль бежал от него и ушел в Марха Бете, и взошел на вершину высокой амбы Афэтанета и Эльма, и убил [291] многих изменников и монахов, и никого не оставил на этих амбах, и повернул дорогой на Гэше, и зимовал вместе с Сарца Крестосом в земле Валака, называемой Гашана.

Глава 71

И по окончании зимы в месяце тэкэмте 345 сказали люди амбы Саль расу Сээла Крестосу: “Мы приведем тебя к Вальда Кэбрэялю”. А Вальда Кэбрэяль тогда вышел, желая разрушить амбу в его владениях, и не смог. И на обратном пути встретил его рас Сээла Крестос в Вечо с многочисленным войском ратным, превосходившим его [войско] вдвое. И когда войско раса Сээла Крестоса захотело подняться, его войско заставило Вальда Кэбрэяля отступить, скатывая на него камни и меча копья, но не убили никого, кроме Кэнтэса Сэно и одного из [полка] Хэнач. И посреди боя встали, подобно зверю-носорогу и подобно льву рыкающему, рас Сээла Крестос и дедж-азмач Сарца Крестос, сын брата его, За-Иясус и За-Селласе, братья его, и Хадаро, дружинник его, и отбросило его, и бежало войско Вальда Кэбрэяля, как убегает животное от лика льва. И поднялся Вальда Кэбрэяль на вершину Вечо, и пребывал тот дето на амбе. А на другой день они снова завязали бой: войско Сарца Крестоса, заняв верхнюю часть [склона] амбы, а войско Сээла Крестоса — нижнюю часть. И была победа расу Сээла Крестосу и поражение Вальда Кэбрэялю, находившемуся на вершине той амбы.

И когда стало смеркаться, перед заходом солнца рас Сээла Крестос сел на коня своего по имени Хамар Кабаро и, разъезжая вокруг, стал указывать пальцами, говоря: “Такой-то, начальник войска моего, пусть поднимается по этой дороге, а такой-то пусть выходит этими вратами”. И когда он говорил это, узнали его [люди полка] За-Кенья, находившиеся с Вальда Кэбрэялем, и рассказали тому о виденном. И Вальда Кэбрэяль исполнился страха; и в вечерних сумерках бежал Вальда Кэбрэяль, бросив все, что имел; и приняли его люди Амбасаля. А Махаймена Крестос, великий крамольник, тогда же упал в пропасть и погиб; и принес голову его один из Хэнач, по имени Куамшо. А язык его был не такой, как у людей: большой и распухший, как легкое и как селезенка. И это сделал бог над органом, [коим тот] изрыгал хулу. Вальда Кэбрэяль же снова был на амбе Саль, а рас Сээла Крестос — на вершине Хайк, оставаясь там две недели; и когда не [смог] разрушить амбу, где находился Вальда Кэбрэяль, поворотил рас Сээла Крестос к Мальзу и разрушил амбу Гуазат. И завершил он [дни] лета в Меда, а Вальда Кэбрэяль в Доба.

И тогда послал царь царей дедж-азмача Буко, присоединив Амбасаль к Бегамедру, чтобы воевал он людей Амбасаль. И когда [люди] Амбасаль сильно сопротивлялись Буко, послал царь царей Малька Крестоса с войском стана. И, прибыв в [292] землю Вадла, отправил Малвка Крестос письмо к людям Махадара Эсраэль 346 через одну женщину, которую звали Азебо, говоря: “Я пришел. Вы же, чем погибать, заключайте мир и просите милости у господина вашего, царя”. Часть Израиля согласилась на мир, и та женщина привела их начальников, и встретились они с абетохуном Малька Крестосом. С теми же, кто отказался, воевали абетохун Малька Крестос и дедж-азмач Буко, и убили они витязей Израиля, именуемых Макфальто и “Квеск-вамскими” 347, и поднялись они на вершину своей амбы и пребывали там многие дни. И с теми из людей Амбасаль, с кем договаривались о мире, помирились они, а кого хотели захватить, схватили, чтобы отвести к господину своему, царю. И, спустившись с амбы, послал рас Сээла Крестос к абетохуну Малька Крестосу, говоря: “Приди мне на помощь”. И царь, господин его, послал к нему письмо, гласящее: “Если хочешь, иди сам, а если не хочешь, пошли войско ратное в помощь Сээла Крестосу”. Он же и сам не пошел, и войска ему не послал, но возвратился к господину своему, царю царей. И потому разгневался царь, и отвратил от него лицо свое, но потом помиловал после многих [его] оправданий. Рас Сээла Крестос же перешел в Годжам, чтобы зимовать в Энтонес, а Сарца Крестос пришел к господину своему, царю.

Глава 72

А после этого, когда пришло известие и разнесся слух, что Гедеон-иудей и многие другие крамольники желают царствия самозванца, назначил царь абетохуна Малька Крестоса над всеми областями Самена, а его должность старшего бэлятеноч-гета отдал Сарца Крестосу, сыну брата своего. Малька Крестос пошел в Самен. Когда убил он Иеремию-иудея с присными его, 12 фалаша, и когда послал к царю связанных Хамальмаля и Фогая Вальдо, то рассеялись замыслы и остановилось дело тех, кто желал воцарить самозванца. И тогда зимовал царь царей Сэлтан Сагад в столице своей Данказ. А Вальда Кэбрэяль и Гедеон тогда провели зиму в страхе великом, скрываясь от витязей царя царей Сэлтан Сагада.

Глава 73

А когда прошла зима и наступило лето, повелел царь расу Емана Крестосу воевать Вальда Кэбрэяля. И, поднявшись, направился рас Емана Крестос в сторону Гэше и нашел того в Хамса Бар; и бежал от него Вальда Кэбрэяль ночью, оставив весь свой обоз. И на пути своего бегства повстречал Вальда Кэбрэяль в земле Тагулет шоанского цахафалама Вальдо и валасма 348 Ифата Джуру со многими галласами, захватившими страну Бадабадж, когда возвращались те в свои земли. И дал он им бой и одержал победу, и убил их. А до того послал царь [293] царей дедж-азмача Сарца Крестоса с многим войском ратным воевать этого Вальда Кэбрэяля; однако тот не подоспел тогда на помощь Вальдо и Джуру. И, придя, Сарца Крестос приказал всему войску царскому грабить хлеб страны Корира и разрушил амбу Тамо, и заключил союз с людьми Бадабаджа, и вышел к Шоа, и разрушил две малые амбы, расположенные в Тэка Мага. Но Вальда Кэбрэяль тогда исчез, спрятавшись в земле Тагулета, называемой Зандо Гур. Рас Емана Крестос и дедж-азмач Сарца Крестос встретились в земле Манзех и разрушили одну крепкую амбу, по названию Вайн-амба, которая не подчинилась ям. А затем пошли в [землю] Манзеха Каньэ и разрушили амбу Хара Дэма, и убили многих изменников, и забрали все добро, какое там было, и заключили союз с людьми Гэше и Гедема и расположились в Дубе. И когда они там находились, прислал к ним Емано, зять Фариса, говоря: “Поднимайтесь и идите, оставьте мне Дадж Малько, а я выдам вам мать Вальда Кэбрэяля”. И потому повернул рас Емана Крестос в Амхару, а Сарца Крестос — к господину своему, царю. А царь этим летом вышел в Цама и там пребывал, а затем ушел в Эсте, а из Эсте — в Фогара, а из Фогара возвратился в столицу свою Данказ и там зимовал.

Глава 74

А в те дни после зимы возвратился Гедеон-фалаша к помышлению своему прежнему и захотел воцарить самозванца, объявив его сыном Арзо, так как Арзо был из племени Израиля, жившего на амбе Гешен, и ему отрубили голову после того, как он сделал себя царем силами раба Мельхиседека и других многих рабов царя Малак Сагада 349. А к Гедеону сына этого Арзо привел один монах, шествовавший по дороге диавола, прикрыв, его бурдюком, чтобы люди не узнали его. И Гедеон назвал его царем, собрав всех безумцев и всех неоплатных должников; и Фогай Вальдо, сбежавший из заключения, пришел ради этого к Гедеону. И настал тогда великий мятеж во всех землях Самена. И Гедеон разрушил амбу Вати, и убил много людей, и захватил их скот, и пожег их дома.

И, услышав об этих делах, сказал царь Малька Крестосу: “Иди воевать в страну твоего назначения”. И пошел абетохун Малька Крестос, и расположился в Тэкур Ваха. И когда он был в Тэкур Ваха, спустился Гедеон по нижней дороге к Ацала, и, прибыв в Ацала к амбе Бихо, он покорил людей как самой амбы, так и Бихо. А на другой день пошел к амбе Сэбхат Лааба, и, вступив в сражение, Гедеон убил из ружья брата Сэбхат Лааба. И поскольку усилился против них Гедеон, люди той амбы хотели было заключить с ним союз, но тут пришел к ним на помощь из Тэкур Ваха абетохун Малька Крестос. А раньше послал он войско ратное, сделав абагазом Лесана Крестоса, брата своего. И это войско, посланное абетохуном Малька [294] Крестосом, подошло внезапно, так что о том не знали Гедеон и его присные. И когда увидели Гедеон и его воины это войско, то бежали, не устояв и мгновения. И убили Гедеона-иудея, который при четырех царях, а именно: государе Малак Сагаде, государе Иакове, государе За-Денгеле и царе царей Сэлтан Сагаде — пытался воевать области Самена, и Вагара, и Цаламета, и Абаргале, и все долины Бегамедра, поблизости от Самена. А за время [правления] царя царей Сэлтан Сагада он воцарил трех самозванцев: сначала Кефла Марьяма, сына Хараго 350, потом Таклюя, чьи отец и мать неизвестны по именам, а потоад задумал он, воцарить сына Арзо и назвал его именем, ему не принадлежащим. И волею бога все они попали [царю Сэлтан Сагаду] в руки и под его власть: Кефла Марьяма он приказал убить мечом, Таклюя — на крюке, а сына Арзо убили на кедре. Голову этого окаянного иудея послал абетохун Малька Крестос в Ганата Иясус, когда там пребывал царь царей; эта церковь сподоблена благодати: каждый раз как спускался туда [царь], получал он благовестие радости о падении врагов своих. Голову Ионаэля, голову этого иудея Гедеона, голову Сэбух Амлака и Завальда Марьяма, и Такла Гиоргиса приносили ему, когда он там пребывал.

Глава 75

И после окончания зимы в месяце маскараме 351 призвал царь раса Сээла Крестоса, говоря: “Приходи, посоветуемся обо всех делах по порядку и по отдельности”. И отказался рас Сээла Крестос, говоря: “Пока я буду ходить туда и обратно, Вальда Кэбрэяль соберет продовольствие в пещерах и в горах. А собрав продовольствие, спрячется, по обыкновению своему, имея на то время”. И, сказав это, пошел рас Сээла Крестос с немногими дружинниками своими, называемыми Хэнач и Дарара, возложив упование на бога, а все войско Харб из Годжама осталось и не пошло с ним. А царь царей тогда пошел походом на землю Самен, чтобы воевать сына Гедеона и уничтожить оставшихся фалаша. И, прибыв, устроил царь стан свой в Сабра и разделил войско свое на многие части. И приказал он абетохуну Василиду и дедж-азмачу Каба Крестосу, и дедж-азмачу Сарца Крестосу, и За-Марьяму, и двум Бээла Крестосам находиться в Саганете, а абетохуну Малька Крестосу с войском Цагаде и Сахарта — в Хайю; других же абагазов расставил он у каждого ущелья и выхода фалаша; и пребывал царь, разоряя земли фалашские.

А рас Сээла Крестос, прибыв в землю Тагулета, вперед послал войско ратное к [амбе] Мэгэль Ваша. И, придя, окружило оно ту амбу, а на другой день прибыл к Мэгэль Ваша рас Сээла Крестос с чэфра и там расположился. И склонились на его сторону люди Мэгэль Ваша, и выдали ему вейзаро Татус, и еще чашу из золота и серебра, и дискос из золота и серебра, и [295] всю утварь священную и ризы, взятые Вальда Кэбрэялем из Дабра Либаноса и хранившиеся на этой амбе, — [все это] взял рас Сээла Крестос. И там встретил он Няэ Сарцо и договорился с ним об убийстве Вальда Кэбрэяля. Но Вальда Кэбрэяль, находившийся в Хадисге, увидев сверкание почетного копья раса Сээла Крестоса, понял, что пришел на него рас Сээла Крестос; он бежал и взошел на крепкую амбу, называемую Куанди, и построил дом для жилья. И на пятый день после того, как взошел на Куанди, вышел он грабить хлеб Ифата. А рас Сээла Крестос поднялся из Мэгэль Ваша и расположился в Зало; и пришел к нему один человек, покинувший Вальда Кэбрэяля, и сообщил ему, что Вальда Кэбрэяль ушел с Куанди грабить хлеб Ифата. И рас Сээла Крестос спешно поднялся из Зало и спустился по дороге, ведущей к реке Чаленко, и, перейдя реку Чаленко, обнаружил его, и отправил на него в набег всадников (но не пеших). И Вальда Кэбрэяль бежал дорогой на Аводи и взошел на амбу Куанди; войско же его погибло от копья раса Сээла Крестоса. И был схвачен тогда кац Марха Бете Бахрей, который был при нем.

И после этой победы, которую обрел он, возвратился он с захваченным Бахреем в стан свой Зало, где стоял прежде. А Вальда Кэбрэяль во время пребывания на Куанди встретил Няэ Сарцо; и возрадовался Вальда Кэбрэяль встрече с ним, ибо думал, что спасется от смерти с его помощью. А войско раса Сээла Крестоса тогда решило устроить стан в Куамба. Но рас Сээла Крестос отверг совет присных своих и посоветовался с Бахреем, захваченным накануне, и пошел к Куанди, и расположился у подножия Хар Вагаб, и приказал подниматься на вершину Хар Вагаб. Одна часть его войска поднялась [туда], а другая часть, [полк] по названию Дарара, разместилась на амбе Эма Мэхэрат, которая выше амбы [Хар Вагаб], и воевала ее. И когда увидел Вальда Кэбрэяль битву войска раса Сээла Крестоса и взятие входов Хар Вагаб, исполнился страха великого; и рассеялось ночью войско его: [кто направился] к галласам мача, [кто] в Хамра и Валака, [кто] в Гэше и Манзех. Сам же Вальда Кэбрэяль спустился с Куанди, скрывшись ночью по совету Няэ Сарцо; и тот же Няэ Сарцо довел его до Фатагара и доставил туда, где жили родичи его, талата. И, поместив его в земле пустынной, пошел он к родичам своим, талата, и рассказал им, что привел Вальда Кэбрэяля. И договорился с ними Няэ Сарцо, что они отдадут ему добычу Вальда Кэбрэяля и все добро, которое есть у него, добычу детей и женщин. И ответили эти талата, и сказали Няэ Сарцо: “Ей, да будет [так]!”.

И привел их Няэ Сарцо туда, где поместил Вальда Кэбрэяля, и говорил с ними [Вальда Кэбрэяль] о вещах приятных. И сказал он им: “Отныне не страшитесь, я обогащу вас, взяв амбу с помощью ружей”. Те согласились и ночевали с ним, ибо сказал им Няэ Сарцо: “Если вы вздумаете убивать их днем, [296] то присные его ускользнут от вас, путь будет это на рассвете”. Вальда Кэбрэяль же с тех пор, как спустился с Куанди и до самой своей смерти в Фатагаре, не пробовал хлеба, не находя его, ибо Няэ Сарцо нарочно вел его из пустыни в пустыню, чтобы истощить его силы. А на рассвете вошел Няэ Сарцо туда, где ночевал Вальда Кэбрэяль, приветствуя его по обычаю галласов. И пока он был с ним, галласы начали убивать воинов Вальда Кэбрэяля; и его убили тоже, и не спасся ни один из тех, кто был при нем. А добыча Вальда Кэбрэяля досталась Няэ Сарцо, а Няэ Сарцо отдал ее расу Сээла Крестосу. А рас Сээла Крестос послал кожу головы его и бороду царю царей, когда прибывал тот в Самене. И устроил царь торжество, и возблагодарил бога за свержение этого лживого египтянина, раба турецкого.

И царь царей расставил все войско ратное по входам и выходам в земле фалаша, и, назначив За-Марьяма в Самен, а Такла Гиоргиса в Тигрэ, он вернулся [назад]. Возвратился из Шоа и рас Сээла Крестос и встретился с царем в Данказе.

Глава 76

И тогда царь царей Сэлтан Сагад пожаловал расу Сээла Крестосу вотчины 352 и повелел записать [о том] в эту историю. И запись эта гласила: “Да будет это известно всем, кто живет ныне и кто придет после нас: жалованная грамота на дарение и вечное [владение] землею, каковую жалуем мы послушному брату нашему на 21-м году и 5-м месяце после того, как бог поставил нас царем; на 1617-м году 353 от рождества Христова, господа нашего; в 15-й день месяца миязия 354, когда мы, Сэлтан Сагад, царь царей Эфиопии, пребывали в Ганата Иясус, за многое воздыхание его и за многое его, усердие на благо царства, и за многократные сражения с многими самозванцами и за победы над ними, и за многократные сражения с галласами и со всеми врагами царства нашего, которые восставали каждый в свое время. Сейчас убил он Вальда Кэбрэяля, лживого раба турецкого, который называл себя царем и привел к гибели многих людей по этой причине. И после сего жалуем мы ему и даруем в вотчину из поколения в поколение землю Маскаль Хац, и землю Леджа Амбара, и землю Кабаса, и землю Кульча, землю Шалення, и землю Дима Рас, и [землю] от Эмфраза до Карода. И помимо того что таково его пожелание, он дал нам для утверждения [его прав] при нашей жизни и после кончины нашей до скончания мира сто унций [золота]. И дано сие пожалование при бехт-вададе самом Сээла Крестосе, при наместнике Тигрэ Такла Гиоргисе, при цахафаламе Дамота Буко, при [наместнике] Бегамедра За-Крестосе, при бэлятеноч-гета Сарца Крестосе, при акабэ-саате Хабла Селасе, при хедуг-расах справа и слева 355 За-Барсбахеле и Лебса Крестосе, при вуст-азажах 356 Малька Крестосе и За-Малакоте, при главах [297] судей справа и слева 357 Замо и Мэлюке, За-Малакоте и Вальда Тенсаэ, при главе ученых азаже Ацко, при царадж-маасаре 358 Данииле и при цехафе-тээзазе азаже Тино”. Так было записано по приказу царя царей.

Глава 77

В то время зимовал царь царей Сэлтан Сагад в столице своей Данказ. И когда кончилась зима и настало лето 359, поднялся он с места зимнего пребывания своего и пошел в землю агау, и разорил области Баца и Дангела, и спустился в землю Чара, и разрушил и разграбил все, что там было, и связал всех старейшин Чары. Он пребывал в земле на границе Чары и Матакаля; там есть две реки, называемые Тэмбэль и Гунчек, богатые рыбой. И пребывал он там, пока не истребил все продовольствие Чары и пока не завершил разорение их страны, ибо карал их за гордыню и за неповиновение и за то, что забрали они коров у майя и гафатцев. А потом вышел по дороге на Банджа Эхуца, дороге тесной и узкой, и разорял Банджа и Ханкаша, пока не завершил месяц поста. А когда приблизился конец поста, расположился он в Фагта Сэгла, близ Куакуара, и справил там пасху 360. А после пасхи послал [воинов] в набег и повелел захватить людей Куакуара, ибо были они соучастниками в деле крамолы людей Баца, и Дангела, и Чара, Банджа и Ханкаша. И захватили они весь скот их, и женщин, и детей, и были убиты тогда многие агау Ханкаша, и Банджа, и Дангела, и Баца, и Чара, ибо встретили их на подходе к земле Куакуара. А затем возвратился царь дорогой на Дарха и вошел в столицу свою Данказ, и зимовал там.

Глава 78

А потом в месяце хедаре 361 спустился царь царей Сэлтан Сагад из Ганата Иясус к Горгоре, стану своему прежнему, ибо-на месте прежнего дома своего возводил он церковь из камня и извести, без дерева 362. И вся она была под сводом [единым]. И никто не видывал в земле Эфиопской ничего, подобного этой церкви, когда платили много золота собирающим известь и носящим камни, каменщикам и строителям. Начальником ремесленников и начальником каменотесов был Эрмау 363, который прибыл из Португалии. И оставался царь в Горгоре один день. А наутро сам на голове внес он табот успения владычицы нашей Марии 364. И после того как свершил он внесение табота по закону прежних отцов, возвратился он в столицу свою Данказ и зимовал там.

Глава 79

В день воздвижения креста 365 на 24-м году царствования царя царей Сэлтан Сагада убили галласы Буко, наместника [298] Дамота. И когда услышал это царь, опечалился, ибо тот был ему слугой прекрасным и исполнителем желаний его, не преступавшим врат приказа его. А причина гибели его в том, что послал к нему царь Сэлтан Сагад дедж-азмача За-Крестоса и дедж-азмача За-Марьяма, и пашу Мустафу, чтобы помогли они воевать галласов, ибо [наступил] месяц [галлаского] набега 366. И когда они прибыли туда, набег галласов не состоялся, и не было о них никаких вестей. И, задержавшись там ненадолго, возвратились они, не желая разорять страну грабежами. И Буко тоже отправился в стан свой, Эннамор. И когда он шел по дороге, встретился с галласами в земле, называемой Фэце Бадинь; и, хотя воинов при нем было очень мало, вступил с ними в бой и был убит. Такова причина смерти Буко.

И потому принял царь царей Сэлтан Сагад решение прекрасное помочь стране Годжам и избавить ее от [галласких] набегов, ибо обычаем его было спасать [подвластные ему] области от рук неприятеля. Поднялся он из Данказа и расположился в Зантара, но оставил в столице Данказ абетохуна Василида для охраны области; и мать его, царица цариц Сэлтан Могаса, боголюбивая и человеколюбивая, рекомая Вальд Сааля по благодати [крещения] божественного, осталась с сыном своим. Габра Крестоса же оставил он, приказав заниматься возведением дома из извести, вместе со многими ремесленниками Египта и Рима. Вид здания и красу построения этого дома мы опишем позднее в своем месте, так как пока он еще не закончен. Начальником каменотесов и делателей известки был тогда баньянец 367 по имени Абдель Керим, а начальником плотников был [человек] из страны Египетской, по имени Садака Несрани; и много было еще других.

А затем на другой день он совершил переход из Зантара и расположился в земле Сарбахуаса. А оттуда поспешно направил свой путь по дороге на Карода, а оттуда перешел в землю Вудо и расположился в Джефджефа. И в пути он торопился и поспешал, как бы не упредили его галласы и не разорили страну Годжам. И, поднявшись из Джефджефа, в пятницу он сделал стоянку в Ханцо. А утром в субботу, когда он готов был подняться, пришло к нему известие, гласящее: “Галласы повернули обратно, когда до них донесся шум приближения государя, и не обрели они ничего, ни скота, ни людей. А рас Сээла Крестос укрепился в одной земле, называемой Гамбота, ибо это земля болотистая, и дал пройти галласам”. И потому субботу он провел там. А утром в понедельник сделал он переход из Ханцо и переправился через реку Абай по мосту, который велел сделать с помощью извести 368, какого не делали прежние цари. И расположился он у реки Туль, а на другой день, совершив переход, прибыл в землю Ванаба, называемую Ганат. [299]

Глава 80

И когда он там находился, прислал к нему рас Сээла Крестос Авраамия, дружинника своего, говоря: “Если не упраздните уделов вейзазеров 369 и церковных уделов, смещайте меня с должности моей!”. И когда услышал [это] царь благоразумный, не понравилась ему эта речь и привела в затруднение, и он не отправил ответного послания, и не дал согласия, ибо знал, что в земле Годжам живет много слабых вейзазеров и беззащитных женщин, много монахов и много вдов, коим несть числа. Но сохранил он послание Сээла Крестоса в сердце своем, как гласит Евангелие: “Мария же сохраняла это все и поместила в сердце своем” (ср. Лук. 2, 51).

А затем поднялся он из Ванаба и пошел по дороге на Хамадамит, и спустился к реке Бэр. А поднявшись оттуда, он расположился между Йемалегуа и Буре. И когда он там находился, пришел рас Сээла Крестос и встретился с царем царей: Сэлтан Сагадом. И оттуда встал он, и пошел походом к Аскуна, а затем пошел дальше вплоть до [земли] Квела Гуадара, в том месте утвердил свой стан, и там задержался. А рас Сээла Крестос не забыл о слове послания, ранее им отправленного, об упразднении церковных уделов и уделов вейзазеров, так что осмеливался говорить [об этом] своими устами и устами других. И много раз он обременял царя царей и докучал ему, пока тот не сказал: “Лучше мне угождать богу, нежели угождать Сээла Крестосу”, и сместил его с должности, и назначил Сарца Крестоса вместо него наместником Годжама и Валака. А Сарца Крестосу дал совет и наказ, говоря: “Не печаль ради меня никого из людей и не входи ни к кому в его землю; пусть каждый остается там, где он есть”; ибо был этот царь добр душой, как отец его, Давид, названный сердцем божиим, как гласит Псалтирь: “Я обрел Давида, раба моего, мужа верного, как сердце мое” (Пс. 88, 21). Ибо во все дни свои был он очами для слепых и ушами для глухих, рукой для сухоруких, ногой для хромых, одеянием для нагих и питием для жаждущих, радостью для опечаленных и горюющих. И за это да воздаст ему бог воздаяние прекрасное, очами невиданное и ушами неслыханное, сердцем человеческим не испытанное и уготованное богом для любящих его. Аминь.

Если бы описали мы все добродетели его, то от долготы повествования не смогли бы мы перейти к прочему, что совершил он в разное время, начиная с благодеяний его и даров, с истребления врагов и побед над противниками; но оставим [изложение] кратким, дабы не удлинять повествования.

И этот царь, далекий от гнева и многомилостивый, когда увидел, что испугался рас Сээла Крестос и умалилась душа его от многой печали, назначил его наместником в Бад, прибавив ему много земель. Но, пробыв там недолгое время, рас Сээла Крестос просил, чтобы поменяли ему наместничество на [300] Дамот, где был Каба Крестос. И согласился [царь], и назначил его наместником в Дамот.

Глава 81

И после того как разорил все земли мятежных агау, царь Сэлтан Сагад решил вернуться в столицу свою Данказ. И, прибыв в землю Куарит, повелел он идти походом в землю шанкалла Малька Крестосу, старшему бэлятеноч-гета, и Вальда Гиоргису, младшему бэлятеноч-гета, и многим другим воинам из стана. И после того как послал их, обратил он свой лик к Бегамедру, и встретился с сыном своим, абетохуном Василидом, в земле Ханцо; и была радость великая по случаю встречи их в здравии и мире. И, поднявшись оттуда, он прибыл в землю Вудо, и там распределил траву для скота и обязанности людей, как положено. И, поднявшись из Вудо, пошел он по дороге на Карода и вошел в столицу свою Данказ в пятницу, и провел там субботу, ибо то была вербная неделя. А утром и понедельник встал он из Данказа и спустился к Ганата Иясус, и провел там праздник пасхи 370 до праздника пятидесятницы. А оттуда вернулся он в столицу свою Данказ и зимовал в здравии. Те же, которые пошли в поход с Малька Крестосом, вернулись благополучно, выполнив повеление господина своего, ибо для сего царя царей Сэлтан Сагада свершалось то, что замышлял он, и исполнялось то, чего желал он. Но да сподобит его бог завершить все благодеяния, которые он начал. Аминь.

Глава 82

А в [день] воздвиженья креста 371 на 25-й год царствования царь царей Сэлтан Сагада услышал весть, дошедшую до него: “Возмутился и изменил Такла Гиоргис, наместник Тигрэ и бахр-нагаш”. И когда услышал это известие, то сильно изумился и не обеспокоился, а принял легко, ибо в обычае этого царя было не допускать трепета в сердце свое, каждый раз как узнавал он о восстании врагов и измене наместников; но говорил он: “Господь — крепость жизни моей: кого мне страшиться? (Пс. 26, 2). На господа полагаюсь я и не боюсь, что сделают мне люди” (ср. Пс. 55, 4). Это и подобное говорил он всегда, веруя в творца своего. И тогда, услышав известие об измене этого мятежника Такла Гиоргиса, назначил он Каба Крестоса, бэлятена своего, наместником Тигрэ и бахр-нагашем и послал его сражаться с этим беззаконником и дал ему воинов Кокаб, ибо были они привычны к войне и искушены в сражениях и до того много раз побеждали и показывали силу свою, сокрушая его врагов, проливая кровь их, как воду, и усеивая пустыню костями их; и [потому] послал их. Эти же Кокаб пошли, радуясь и веселясь, как человек, позванный на свадьбу, и как игрец на месте веселья и развлечений. И не [301] удручали их ни дневной зной, ни долгая дорога, они спешили достичь этого мятежника, как ястреб спешит скогтить птицу и как волк жаждет отведать крови агнца.

Возвратимся же к повествованию о Такла Гиоргисе, совершившему глупость, подобно голубю, как сказал Осия-пророк: “И стал Ефрем, как глупый голубь” (Ос. 7, 11—12). Ибо глупость голубя вот в чем: когда попадает один голубь в сеть к человеку, другой не улетает, но присоединяется к нему же. Так и Такла Гиоргис, зная и ведая, что постигло Юлия и Йонаэля и других крамольников, пал в пропасть крамолы и опустился в яму измены, и соединился с народом своим подобно тому, как соединился Моисей с народом своим на горе Ор (Числ. 20, 23—24). Как сказал Исайя: “Я воспитал и возвысил сыновей, а они возмутились против меня” (Ис. 1, 2), ибо мужья дочерей называются именем сыновей, как записано в Писании 372. Этот Такла Гиоргис заложил основание мятежа на скале своего сердца, дабы воздвигнуть дом измены, когда пребывал в земле, называемой Цафацеф, но не показывал это открыто, опасаясь наместников Тигрэ, как бы не схватили они его сразу же и не погубили до времени. Они не любили его и ненавидели измену, и тогда его грех не был свершен, как сказано в Ветхом завете: “Ибо мера беззакония Амореев доселе еще не наполнилась” (быт. .15, 16). Но спустя недолгое время, находясь в стане своем, в Айба, в месяце хедаре 373, обуянный гордыней, отверз он уста и произнес речь беззакония и измены. А затем поспешил он пойти в свою вотчину, в Эндерту. И когда он прибыл туда, удивились и отстранились от него братья и родичи и все люди той области. Он же пришел к присным своим, уповая на них и полагаясь, а они не приняли его. И когда он увидел, как все обернулось, столь устрашился, что рассыпалось сердце его. И пока пребывал он в таком страхе, пришел на него Каба Крестос с [полком] Кокаб и с многими воинами, конными и пешими, готовыми к битве. И когда они встретились и начался бой, бежал он и не устоял и мгновения перед ликом их, а немногое войско, которое было с ним, рассеялось; иные же, отделившись, перекинулись к Каба Крестосу, а многие полегли на поле боя и погибли. Но он спасся в числе трех всадников: один из них Завальда Марьям, убогий разумом и невежественный, а второй — монах по имени Сэбух Амлак.

И пошли они в страну, называемую Мазба, так как эта земля была тернистой и непроходимой, и думали тогда, что это спасет их, ибо не ведали они, что Гуже связаны узами смерти. И много познали голода [от недостатка] хлеба и жажды [от недостатка] воды. Когда у пастухов скота просили они немного молока, те не только молока, а воды холодной им не давали. И пребывали они, как сказано, “голодные, как псы, что ходят вокруг города” (ср. Пс. 58, 7). А Каба Крестос послал на них войско из витязей своих и приказал Ахаде Анбаса идти их проводником. И нашли их у реки Мазба, и убили Завальда [302] Марьяма-слабосильного и Сэбуха Амлака, осквернителя одеяния монашеского. А Такла Гиоргиса схватили и привели к Каба Крестосу. И в пути он говорил, подобно Агагу: “Как горька смерть” (1 Книга царств. 15, 32). А Каба Крестос послал Такла Гиоргиса с головами тех безумцев к господину своему, царю царей Сэлтан Сагаду, когда тот пребывал в Ганата Иясус, месте радости и веселья, приносящем всякий раз благовестие. Привели его в стан, заставив нести головы мертвых, одну в правой руке, другую в левой. А вели его дорогой через торжище, то бишь базар; и когда увидели его люди, собравшиеся на базаре, одни заушали его, другие били по голове, третьи осыпали его пылью, а четвертые ругали и поносили его, ибо люди законопослушные, живущие в стане, всегда поступают так с беззаконниками и мятежниками.

И затем привели его и поставили во дворце, и обвинили его князья и вуст-бэлятены, припоминая прежние благодеяния, ему оказанные царем царей Сэлтан Сагадом: как дал он ему [в жены] дочь свою, вейзаро Галилавит, малую летами и прекрасную ликом, а когда она умерла у него по воле божией, дал ему снова старшую из дочерей своих, вейзаро Вангелявит, сладкоречивую и добродетельную, почтенную от всех церквей за многую и сугубую благость ее. И еще припомнили ему, что, когда он был [еще] юн, пожаловал ему [царь] наместничество Самена, и Цаламета, и Вага, и Бора, и Салава, и Абаргале, а когда возмужал, то дал ему наместничество Тигрэ вместе с должностью бахр-нагаша. И после того как завершили они речь обличения, осудили его и приговорили к смерти, [подобающей] изменникам, судьи справа и слева и азажи правые и левые, и сановники церкви, искушенные в книге “Суда царей” 374, и умер он, как ему и подобало.

Глава 83

И после того как это произошло, поднялся царь царей Сэлтан Сагад из Ганата Иясус и ушел в столицу свою Данказ. И когда пребывал он там, пришло к нему известие, гласящее: “Возмутились люди Ласты и разорили дружинников За-Марьяма, называемых Абвач, а некоторых убили, и начальника их по имени Бэлено убили”. И царь, узнав об этом, исполнился гнева, и распалилось сердце его как огонь. И в день, когда он услышал [это], не остался [в Данказе] и не почивал, но встал из Данказа и пошел походом по дороге на Баласа и расположился в Манти. И в три перехода достиг земли Эбнат и там послал вперед дружинников своих, [разделив] их надвое. Сначала послал он Бээла Крестоса по нижней дороге, ибо тот был наместником Дахана, придав ему Амине, начальника цевов, называемых Чарака, а потом отправил вслед Кефла Марьяма, наместника боран, и Кефла Гиоргиса, младшего бэлятеноч-гета, и приказал им по прибытии в Дабана Саг воевать [местных] [303] бэальге. И они спешно вышли в поход и переправились через Такказе, и расположились в земле, называемой Куай, грабя хлеб и разоряя земли мятежников. А по верхней дороге, то бишь по дороге на Нафас Мауча, послал он вперед дедж-азмача За-Крестоса, старшего бэлятеноч-гета, и За-Марьяма, наместника Бегамедра, и всех витязей стана. Одни из них напрягали луки и стреляли, другие сражались железным оружием, то бишь ружьями, иные попирали головы врагов ногами коней своих; не было числа пехотинцам, держащим щиты победы, увенчаны [ими] лики их и лики товарищей их (ср. Пс. 5, 13). И, прибыв скоро в землю Айна, они разорили всю страну мятежников и изменников. Поели они все плоды земли их и пожгли дома их, так что говорили те, кто видел: “Поднялся дым от (Гнева его. (Пс. 17, 9) и пламя огня пред лицами их”.

Глава 84

Возвратимся же к повествованию прежнему, ибо царь царей Сэлтан Сагад, повитый ведением и свободный от неведения, с сердцем в руке [господа] (ср. Притч. 21, 1) и глазами на голове его (ср. Еккл. 2, 14), отправив тех своих бойцов, встал из Эбната и расположился в земле Хамус Ванз. А оттуда пошел дальше и разбил свой стан в земле Маваката, называемой Загадь Мока. Стоянку же сделать он пожелал из-за гонцов, которые ходили от него к его дружинникам, находившимся в походе, и обратно к нему, ибо та дорога была прямой и близкой. И оттуда послал он Лесана Крестоса, бывшего тогда фитаурари, помочь Кефла Марьяму, когда узнал, что осмелели бэальге и дерзнули окружить его. А после праздника прощеного воскресенья поднялся он из Загаль Мока и расположился в Аткана, а из Аткана перешел в Жарабатэн по дороге на Икало и устроил там стан свой, и закончил дни поста. И, находясь в том месте, услышал он, что присные дедж-азмача За-Крестоса пошли к Сэхла, когда сказали им люди, что в земле Сэхла появился разбойник. Но они, придя в это место, увидели этого разбойника повешенным на вершине горы, и жили внутри его черви, [сделавшие себе] убежище во внутренностях его. Однако они были вынуждены оставить его до поры; они заспешили и устремились вперед, сев на коней и мулов, по дороге тесной и узкой, под которой была глубокая пропасть. И когда приблизились, поднялись бэальге и начали скатывать на них камни, метать в них камни из пращей и копья. И тогда они повернули обратно и стали теснить друг друга, и падать друг на друга, а бэальге гнались за ними и преследовали их. Тогда погиб Габра Иясус, наместник Цагаде, и паша Асбо, и Такла Хайманот, сын Або Ашгера, а из [полка] Чабса — Дама Крестос, и Вальда Иоханнес, и Иаков, и Адхано, и еще некоторые другие. И, возвратившись, расположились они у подножия горы, говоря: “День — [победа] нам, а день — [победа] [304] другим”. А наутро поднялись они оттуда и устроили стан свой в земле Церха Асфаре.

И когда услышал это царь царей Сэлтан Сагад, печалился он о двух вещах. Во-первых, о смерти витязей своих и бойцов своих, а во-вторых, о том, что недостало им осмотрительности и стали подниматься по-над пропастью, подобно оленю. И, сказав “что было, то было”, послал он к ним Малька Крестоса, назначив его на должность бэлятеноч-гета, ибо деяния сего царя царей Сэлтан Сагада похвальны и благословенны на всяком пути. Когда побеждал он, не превозносился, а когда был побеждаем, не огорчался, но говорил, обращаясь к богу: “Воля твоя да .будет, господи, а не воля моя”.

А бэальге, достигнув такой победы, пошли на войско Кефла Марьяма, говоря: “Победим их и истребим”. А царь царей Сэлтан Сагад остался [на прежнем месте], послав вперед гонцов к Каба Крестосу, говоря: “Поспеши прийти на помощь присным Лесана Крестоса”. Каба Крестос пришел, разоряя страну мятежников и сокрушая их амбы, и встретился с этим войском. И когда увидели бэальге [их] встречу, рассеялось войско [мятежников], как дым и как прах пред лицом ветра. Каба Крестос же и все войско пришли вместе к господину своему и прибыли на третий день пасхи 375.

Глава 85

И после того как они прибыли, пожелал царь царей Сэлтан Сагад увидеть землю Ценджана, ибо там разводили коней и откармливали на пастбищах. И, прибыв туда, провел там воскресенье праздника фоминой недели. И когда он там находился, прислал рас Емана Крестос послание, гласящее: “Окружили меня бэальге и обложили со всех сторон”. И, услышав это, не стал царь царей Сэлтан Сагад долго задерживаться там, но вскоре же поднялся, а вперед послал он Сарца Крестоса. И Сарца Крестос, идучи, в пути встретил бэальге, шедших по дороге на Сафда; он дал им бой и одержал победу, и убил многих из них, и донес [уды убитых] до Икало, ибо там расположился царь царей Сэлтан Сагад. И земля эта стала землею силы и победы, подательницей милости Израилю. А наутро поднялся [царь] из Икало и перешел в Нафас Мауча и устроил там свое пребывание. И опять послал он Сарца Крестоса по дороге на Садакот. Сарца Крестос был тогда наместником Бегамедра; наместником же Годжама был рас Сээла. Крестос, ибо решил царь царей охранять страну Бегамедр с помощью этих двоих. А раса Сээла Крестоса послал он по дороге на Чачахо. И бэальге, которые стояли на страже проходов, бежали, когда увидели множество войска. И собрались все трое в земле Гарагара, и расположились там. И однажды там, где не было Сарца Крестоса и раса Сээла Крестоса, вступил в бой с [305] бэальгe рас Емана Крестос, и тогда убили бэальге Дадж Малько в земле Дарет.

Напишем же немногое из повествования о Малька Крестосе. Посланный царем царей Сэлтан Сагадом воевать с врагами, отправился он в путь и прибыл в землю Гашана. И, пробыв там недолгое время, заболел он по своей воле и занемог по своему желанию, не имея телесного недуга. Были такие, которые говорили: “Сделал он это из страха перед бэальге”; другие же говорили: “Когда прорицатели сказали ему: не будет тебе удачи в походе, он повернул обратно”. И на обратном пути он приказал дружинникам своим нести одр с постелью, а в нее положить одежды так, чтобы был вид, будто несут больного; сам же пошел другой дорогой и проводил время, охотясь на зверей, пока не прибыл в стан царя, придав себе изможденный вид, чтобы не узнали люди о его здравии. А дружинники Малька Крестоса рассказали царю царей Сэлтан Сагаду обо всех хитростях своего господина. Противно его разумению было, что воздал [Малька Крестос] злом за добро и отвратился от него, вместо того чтобы полюбить, связал он его и отдал должность его Каба Крестосу. А спустя недолгое время, после усиленных прошений матери его, вейзаро Маскаль Эбая, и после многократных настояний о прощении сына ее и помиловании,- когда она отвечала ему, говоря: “По милосердию твоему, господин мой, царь, а не по прегрешению его”, смягчился он сердцем ради нее, ибо обычаем его было мягкосердечие; и не выносил он приговора людям за два или три прегрешения и беззаконных поступка, если не усугубляли они их и не превышали меры и предела. Бог же сказал устами пророка: “За три преступления сынов Аммоновых и за четыре не пощажу их” (Амос. 1, 13). И повелел он освободить его от уз, и исполнилось сказанное устами Давида: “Перестань гневаться и оставь ярость” (Пс. 36, 8). И Павел сказал ефесянам: “Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем” (Ефес. 4, 26).

А затем отдал он приказ расу Емана Крестосу, и расу Сээла Крестосу, и Сарца Крестосу оставаться там, где они пребывали и охранять область Бегамедр до праздника глав апостолов [Петра и Павла], который справляется 5-го хамле 376. И, отдав приказ и, наказав им охранять страну, возвратился царь царей Сэлтан Сагад в столицу свою Данказ и зимовал там. Но рас Сээла Крестос без приказа господина своего и, не дождавшись указанного дня, ушел в свою область. И уход этот был не по сердцу царю. И в этот месяц зимы был назначен в Тигрэ Каба Крестос.

А о делах мелких и незначительных, вроде пребывания его и похода, мы не станем писать на страницах этой истории, ибо нет в них прибытка и не было в них ничего примечательного и дабы не мешало это нам перейти к описанию дел великих и повествованию [о делах] прекрасных, так как поспешаем мы достичь того, чего не достигли. [306]

Глава 86

В день воздвиженья креста на 26-м году царствования своего 377 не вышел царь царей из Данказа и продолжил свое там пребывание, но остался и не вышел не по лености или слабости, но чтобы укрепить области и заключить уста всех тех, кто вел крамольные речи. И послал он сына своего, абетохуна Василида, юношу, силой подобного Вениамину (Быт. 49, 27), воевать и сражаться с теми бэальге, которые восстали в [это] время, и заставить их поедать корни древесные и работать господину своему трудами рук своих. И этот сын благословенный, абетохун Василид, коего благословил бог, тотчас поднялся и не медлил отнюдь, ибо сын не оставляет дела отца; и вышел он к Бегамедру во исполнение приказа родителя своего, желая битвы и сражения, как лань желает к потокам воды (Пс. 41, 1) и как стадо к дороге на пастбище. И последовал за ним брат его, Клавдий, говоря: “Лучше мне положить душу мою с братом моим”. И исполнилось сказанное: “Как хорошо и как приятно жить братьям вместе” (Пс. 132, 1).

И когда прибыл он в землю Бегамедр, принял его Сарца Крестос, как подобает принимать господина, приготовив много яств, вроде откормленных тельцов и сикера. И, встретившись, держали они совет, и расположились в земле, называемой Нафас Мауча, и разместили все палатки и всех своих воинов по выходам из ущелий, чтобы ожидали они там прихода бэальге и воевали их, ибо много ущелий в Бегамедре. А бэальге располагались в Чачахо. И пока они там стояли, вышли бэальге по другой дороге и расположились в земле, называемой Ансата. И тогда убоялись присные абетохуна Василида приблизиться к ним и завязать сражение, ибо знали, что невозможно им пойти на них и вступить в бой, когда ниже их находятся в большом числе бойцы агау, желающие выйти, чтобы разорить Бегамедр. И когда услышал это царь царей Сэлтан Сагад, послал он к расу Сээла Крестосу, наместнику Годжама, и Бээла Крестосу, наместнику Дамота, говоря: “Вставайте и приходите быстрее на помощь присным Василида”. И те, выслушав повеление царское, прибыли, пройдя дорогой на Дабр. И, прибыв, нашли они бэальге, укрепившихся в той земле, где те укрепились сначала; они сразились с ними и одержали победу. Но этот рас Сээла Крестос, не попрощавшись и не встретившись с абетохуном Василидом, ушел в Амхару со многим войском по дороге на Эмбисма. А предлог рас Сээла Крестос привел такой: “Призвал меня брат мой, рас Емана Крестос, сказав:

„Приходи ко мне скорее, ибо окружили меня бэальге"”. И когда услышал это царь царей Сэлтан Сагад, не понравилось ему такое дело и не показалось хорошим, что не попрощался он и не посоветовался с сыном его возлюбленным, зная, что дал ему [царь] всю власть. [307]

Глава 87

Абетохун же Василид не дивился этому, но поднялся из стана своего в Нафас Мауча и переправился через реку Жата, и вышел в землю Даунт, ибо была эта земля захвачена бэальге и проходы в ущельях ее охранялись. И когда услышали стражи ущелий шум приближения его и многолюдство его стана, бежали и исчезли, и пропал след их, и все входы остались открытыми для вступления этого сына царя царей. При нем находился и Сарца Крестос, выполняя его приказания и, следя за порядком войска, которое шло впереди. И после того как поднялись они и вышли на склон Даунта, убили стражей проходов и захватили много коров и овец без счета. И там, выбрав место, удобное для конских ристалищ в случае сражения, разбил он стан. А оттуда перешел в землю Даланта и разорил страну мятежников. А потом пошел к Церха Асфаре и, прибыв туда, сказал дружинникам своим — фалаша, называемым кайла, — подняться на вершину той амбы, которая выше всех гор высоких, и нет туда дороги, кроме [тропки] шириной в стопу человека. Но помогала помощь божия этому царскому сыну, абетохуну Василиду. Поднялись эти кайла и достигли вершины горы. И, достигнув, убили они стражей проходов и устроили прямой путь на эту амбу, так что дивно было всем, кто видел это и слышал.

И в это время стало известно, что умер Каба Крестос и убили его бэальге. И после того как сделал абетохун Василид то, что сделал, возвратился он в Даунт и укрепил стан свой там, желая установить спокойствие в области. А этот разбойник, начальник бэальге, пришел и укрепился в земле Текуарена, ибо это земля возвышенная, а обычаем этого разбойника было укрепляться на вершинах гор, и не любил он спускаться на широкие равнины, ибо не знал верховой езды и не мог удержать поводья в руке своей, ибо был сухоруким. Но была жестокой война между ними двумя — войском абетохуна Василида, которое взбиралось наверх, и бэальге, которые не спускались вниз, — и длилась долгое время, до скончания месяца лета. Убийцу Каба Крестоса убили тогда воины абетохуна Василида; и каждый, кто убивал мечом, от меча был убит (ср. Откр. 13, 10). А потом, когда умножилось число убитых и настал голод, бежали бэальге и ушли ночью в свою страну. А абетохун Василид возвратился в столицу Данказ и встретился с отцом своим. И были тогда радость и веселье ради возвращения его с победой и силой; и там зимовал он в здравии и довольстве. И тогда был назначен Ацма Гиоргис наместником Тигрэ; и, спустившись, одержал он победу над бэальге в земле Эндерта с присными Исаака и За-Марьяма.

И не оставим же описание деяний раса Сээла Kpecioca, которые оставили мы прежде ради того, чтобы перейти к написанию истории абетохуна Василида добропамятного. А рас Сээла [308] Крестос, когда пошел в землю Амхара, прибыл в место, называемое Танта, и нашел одного мятежного князя, вступил с ним в сражение и убил его, и людей Легота держал он в окружении долгое время. Но тогда возникла сильная вражда между расом Емана Крестосом и между ним, так что хотели они идти войной друг на друга. И когда услышал об этой ссоре и распре царь царей Сэлтан Сагад, послал “гласом государевым” 378 авву Хабла Селасе, акабэ-саата, чтобы призвал он раса Емана Крестоса. Тот призвал его и вскоре привел многим искусством своей речи. Сээла Крестосу же дал он тогда должность батре-ярека 379, Эда Крестосу — должность цахафалама Амхары, и зимовали они оба в земле Амхара.

Глава 88

Напишем здесь немногое из многого и малое из изрядств красы сотворения и строения дома, который возвел царь царей Сэлтан Сагад, сын Соломона-царя 380. Доднесь медлили мы, говоря: “Лучше написать историю эту в месяц завершения”. Прежде всего избрал он Габра Крестоса в начальники над возведением этого здания и указал ему место, где начинать строительство дома, ибо это место восхищало всех людей стана и являло собой невысокий холм. И еще повелел он, чтобы не возводился этот дом стенаниями бедных, как бывало при прежних царях, которые притесняли людей и утомляли их (ср. Иер. 22, 13), говоря: “Жерди для крыши” 381, и забирали имущество их под предлогом многих нужд строительства. Сей же царь христианский повелел, чтобы были работники на строительстве дома, которые носили бы воду, и плотничали, и подносили камни, и толкли известь для этих и подобных работ, мужами и женами, получающими мзду по труду своему, как сказано в Евангелии: “Трудящийся достоин награды своей” (I Тим. 5, 18). И внушил [Габра Крестосу] внушением строгим не удерживать плату наемникам. И собрал этот Габра Крестос более тысячи человек, получавших плату, и с ними завершил возведение дома. И обогатились те, кто прежде нуждался, ибо обрели они награду сугубую за труд малый и утомление немногое. И не били их надсмотрщики, и не подгоняли, но сами они усердствовали, опережая друг друга при переносе камней и извести, веселые и радостные, как радуется крестьянин в месяц жатвы. И тогда сила божия помогала этим ремесленникам Египта и Рима и ремесленникам Эфиопии, когда начали они устраивать место и выравнивать неровности, так что сделали его гладким, ровным и прямоугольным. И заложили они там основание, закопав [опоры] на глубину 5 локтей, чтобы был [дом] на камне крепком, памятуя совет Писания, гласящий: “Тот, кто выстроил дом на камне, когда подули ветры, разлились реки и налегли на дом .тот, то не смогли свалить его, ибо он был основан на камне, а не на песке” (ср. Матф. 7, 24—27). [309]

И строилось здание из извести и камней белых, подобных снегу, красотой своей лучших, нежели мрамор. И сделали высоту стен в 10 локтей, а ширину в 33 локтя или больше. А на эти стены положили балки толще древа кедрового. А на них устроили потолок, сделав его из досок широких из дерева, которое не точит червь. А чтобы этот настил не разошелся, его скрепили железными связями, и стал он сплошным. И этот настил обмазали и покрыли известкой, так что стал он полом, на котором выстроили второй дом 382. А этот первый дом разделили на шесть частей. Среднюю часть сделали просторной, ибо туда входили и там стояли князья и сановники, азажи и вуст-бэлятены. Когда же устраивался пир, то рассаживали по 20 и по 30 [человек] на каждый ряд. И там находилось изображение царя царей Сэлтан Сагада, чудного ликом и красой. Рядом с этим помещением возвели пять помещений, отделенных [стенами] из камня с известкой, и сделали там большие врата с косяками, украшенными слоновой костью и деревом хэкуа, сиречь эбеновым, и разным другим деревом, чья красота радует глаз. И другой дом, который был построен и стоял на верху дома первого, был такой же постройки и такого же устройства. А число палат нижних и верхних — 12, подобно числу 12 камней Иисуса [Навина], взятых 12 коленами Израиля из средины Иордана (Иис. Нав. 3, 3—9). И все эти палаты были украшены и расписаны украшениями и узорами прекрасных красок, разноцветными, каждая — своего цвета, а главные палаты полны ковров и тканей разнообразной работы; занавеси же были из парчи, наподобие арва и макалам 383 и масэх. А балдахин трона был из наилучшего Дамаска, дивной работы.

Если станем мы описывать весь порядок и устройство здания от начала и до конца, то не сможем, ибо спешим дойти до того, до чего не дошли в написании истории того, о ком повествуем.

Наверху с лицевой стороны этого дома возвел сей царь царей Сэлтан Сагад маленький дом, куда могло войти немного людей, 15 или 20, и назвал его Саганет, потому что высотой своей он подобен горе, которая находится в земле Самен; и этот дом сделал домом молитвы и домом совета. А над большим домом поместил он четыре знамени, изготовленные из чистого золота. И когда закончили возведение этого дома и увидел царь царей Сэлтан Сагад, как прекрасен вид всего здания, устроил он торжество со старейшинами народа. И священники пели псалмы и духовные стихи и извлекали дары золота сочинений своих 384. И тогда сочинил “троицу” 385 один из них, говоря:

Прославили умельцы Египта и люди Рима дом твой, чертог радости, выя коего — словно башня Давидова. Это место, где висят доспехи, а пол сияет белизной берилла.

На него не ступит нога лжеца; лишь Сисинний, лев [из колена] Иудова, в этих палатах вовек.

А вне этого дворца сделали водоем, как сделал отец его, [310] Соломон, из меди море (III Книга царств. 7, 23). И этот царь христианский не оставил дела отца своего и вот сделал водоем глубиной 15 и шириной 30 [локтей] и наполнил водой с высот небесных. И всякое желание и хотение его было исполнено. А рядом с этим водоемом возвели еще купальню, чтобы ходили туда и омывались все люди, у которых нет здравия, и многие обрели здравие в этой купальне. О благость, подобная сей благости! О любовь, подобная сей любви человеколюбия! Ибо разве этот царь христианский не отдал все имение свое любви ради? Чем отплатим мы за все то, что сделал он нам? Но да воздаст ему бог от благ своих во сто крат больше в этом мире и в грядущей жизни вечной. Строителей же и всех ремесленников возрадовал царь раздачей серебра и золота, а в особенности Габра Крестоса за усердие его и службу верную украсил он украшениями дорогими и дал ему золотое обручье. И было завершение этого дома на 25-м году царствования господина нашего, царя царей Сэлтан Сагада.

Глава 89

В день воздвиженья креста на 27-м году царствования царь царей Сэлтан Сагада 386 снова послал абетохуна Василида воевать людей Ласты. О причине же, по которой этот царь остался и не выходил из Данказа, мы писали в предыдущей главе, и нет прибыли в повторении написанного. И приказал Сарца Крестосу идти в поход вместе с ним. И пошли они оба, и встретили раса Сээла Крестоса, который ожидал их в Церха Асфаре, пройдя дорогой на Амбасаль. И после встречи они решили перейти Такказе и выйти в Ласту, чтобы воевать бэальге, как приказал им царь. Но расу Сээла Крестосу не понравилось это решение и не пожелал он переходить реку Такказе и воевать бэальге, и приводил много доводов за то, чтобы осталось все войско [и не шло в поход]. Были такие, которые говорили: “Эта его речь подобна речи Хусия, который удержал Авессалома от войны с Давидом” (II Книга царств. 17, 1—16); иные же говорили: “Этот совет схож с советом Асфадина” 387. Но абетохун Василид настаивал на том, чтобы идти в Ласту воевать бэальге силами войска, которое было с ним, однако советники удержали его, говоря: “Если осилят бэальге и погубят людей по твоей вине, отнимут коней, как говорит тебе рас Сээла Крестос, который есть бехт-вадад, то худо будет дело. И отцу твоему, государю, не понравится гибель людей. И будет тогда, как в Сэхла, где побеждены и уничтожены были присные Габра Иясуса и Асбо, не послушавших совета и взобравшихся на гору”. И по этой причине не пошел он [туда], а отправился с Сарца Крестосом по нижней дороге в землю Бэгуана; и, остановившись в Мазана, они погубили грабежами все продовольствие. И, насытившись, люди стана вернулись туда, где [311] находились прежде. И, встретившись там с расом Сээла Крестосом, повернули они обратно и пришли в Данказ.

Глава 90

И по их возвращении этот царь царей Сэлтан Сагад, разумный и добросовестный, не огорчивший ни единого человека, не расследовав содеянного им, учинил им тогда строгий допрос о причинах того, почему не пошли в поход на Ласту, как им было приказано, ибо ясен был приказ царский и его сообщили азажи, азмачи и сановники государства тогдашние. И когда услышал царь царей Сэлтан Сагад истину, призвал к ответу раса Сээла Крестоса и сказал ему: “Почему не пошел ты в Ласту и не воевал с бэальге, когда ты — бехт-вадад? И остальные. воины не пошли по совету твоему”. И рас Сээла Крестос отговаривался многими причинами и ссылался на предлоги несостоятельные и ненужные. И показали многие свидетели, правдивые словом, что он загубил этот поход. И потому он был смещен с наместничества годжамского, а назначен [туда] был Сарца Крестос, и его послали охранять область. А абетохун Василид пошел в Бад устанавливать спокойствие в той земле и наводить порядок среди народа.

Глава 91

И спустя недолгое время после назначения на должность заупрямился этот Сарца Крестос, как телица упрямая, как сказал Осия: “Заупрямился Ефрем, как телица трехлетняя” (ср. Ос. 4, 16—17), и вошел в сердце его диавол заблуждений и соблазнил его, как соблазнил он Ахава и довел его до того, что он умер в земле Рамофа, как написано в третьей Книге царств (III Книга царств. 22, 20—40). Этот же Сарца Крестос, когда пробудилась в нем алчность, ибо был он совращен, дерзнул и захватил землю Иемалагуа, землю покорную, и угнал коров и ослов, и забрал все имущество, и не оставил ничего, и подрубил корни этой страны. И когда постигло их это разорение, пришли все люди Иемалагуа и пали во дворце царя, и рассказали ему, как он разорил их. И когда услышал это царь царей Сэлтан Сагад, разгневался гневом великим и дал им “гласа государева”, и повелел ему указом с печатью, говоря: “Смотри, чтобы не пропала у тебя ни одна корова из скота Йемалегуа!”. А “гласами государевыми” были Габра Крестос и За-Барсбахель, люди ученые. И они сразу отправились и нашли [Сарца Крестоса] в земле Сарка, называемой Гафит, когда он возвращался, встретившись с абетохуном Василидом, и дали ему грамоту послания и на словах ее рассказали. И когда услышал он это слово послания, то, как рассказывали видевшие, переменился в лице и взъярился сердцем, ибо скрывался там диавол заблуждений, и не оказал доброго приема присным Габра [312] Крестоса, но сказал им: “Идемте со мной, пока я не сделаю того, что вы мне приказываете”. Сказал же он это не от сердца, но чтобы сделать с ними то, что сделал, как научил его отец его, диавол. И пошли они вместе, пока не пришли в землю Копала.

Глава 92

И, прибыв туда, приказал он собраться всему его войску по своим чэфра. И когда увидел многочисленность этих чэфра, возрадовался и взгромоздил превозношение на превозношение да того, что обратилась радость его в печаль, а превозношение в посрамление, ибо не ведал он, что всякая честь исходит от царя, и казалось ему, что она исходит от него и к нему же возвращается. И, проведя день в смотре всех чэфра, вернулся к себе в стан и, вернувшись, приказал убить За-Барсбахеля, а убил его его брат, Абала Крестос, копьем и пролил кровь невинную. Но голос крови сего За-Барсбахеля воззвал к богу и достиг [его], так что рассудил бог и пролил кровь убийц его за его кровь. И исполнилось сказанное Давидом: “Познан был господь по суду, который совершил он; нечестивый уловлен делами рук своих” (Пс. 9, 17). А Габра Крестоса он связал узами крепкими. И в тот день он отверз уста свои и произнес слова крамольные, и сказал: “Провозглашаю царем абетохуна Василида”, и велел огласить указ. А сделал он это дело из хитрости, чтобы не поднялись против него все воины Годжама и не схватили его сразу же, и не разграбили имущества его. С такой хитростью пребывал он три дня, а простодушные люди говорили [друг другу]: “Правда ли сказанное или ложь?”. Ученые же и разумные знали и говорили: “Эта речь Сарца Крестоса — ложь. Сколько раз просил его государь, отец его, и говорил: „Возьми мое царство и садись на престол мой. Я же весьма утомлен и желаю осесть на одном месте; сними с меня бремя, дабы отдохнул я, пока не отойду туда, откуда не возвращаются". Разве всякий раз, когда слышал эту речь этот сын благословенный, абетохун Василид, не огорчался и не печалился так, словно удручили его и отобрали имение его, и разве не отказывал ему много раз?”.

А Сарца Крестос после того, как сделал то, что сделал, поднялся из Колала и ушел в Энабэсе, похищая и забирая коней и имущество у людей Годжама"; и еще он связал Асгадера и других людей Годжама, а детей абетохуна Каба Крестоса он схватил и увел с собой. И когда абетохун Василид услышал про крамольные речи и исполненные хитрости слова Сарца Крестоса, распалилось сердце его как огонь, и зарычал он как лев, и поднялся из своего стана, и пошел быстро, делая двухдневные переходы за один день, и сказал бойцам своим: “Преследуйте его и схватите, ибо некому спасти его”. И когда услышал о приходе абетохуна Василида этот Сарца Крестос, сошел на него страх и трепет, и стал он как человек, потерявший [313] сердце и не понимающий, что говорит; и войско его испугалось и зашаталось, как пьяный (Пс. 106, 27). И тогда приказал он За-Гиоргису, дружиннику своему, захватить проход в ущелье по названию Мэхэц; но тот изменил ему и ушел к государю. А вслед за ним отделился Такла Хайманот, его бэлятеноч-гета. А на другой день, когда он, сбежав из Энабэсе, спускался к Абаю, присоединил к нему Габра Крестос, пообещав многое богатство, За-Крестоса, кень-азмача, и За-Селласе, фитаурари, с присными их и с барабаном и знаменем и вывел их по другой дороге, то бишь по дороге на Сэмада, и привел к царю царей Сэлтан Сагаду. И тот весьма обрадовался, в особенности же спасению Габра Крестоса, и сказал: “Был мертв и ожил, пропадал и нашелся” (Лук. 15, 24).

Сарца Крестоса же постигли многие бедствия, голод и жажда, страх и ужас. пока прибыл он в землю, называемую Голь, где амба высокая и возвышенная, и он укрепился там. И когда он там находился, прибыл абетохун Василид с дедж-азмачем За-Крестосом, никогда от него не отлучавшимся, с За-Марьямом и со всем войском, которое следовало за господином своим и сыном их царя. Но пришли они по дороге на Ахайо, и поход был по дороге пустынной и местам холодным, чтобы не узнал Сарца Крестос о приходе их и не сбежал. И, прибыв туда внезапно как тать (ср. I Фесс. 5, 4), приказал [абетохун Василид] войску своему окружить и оцепить эту амбу. И когда увидели Сарца Крестос и его присные множество бойцов и превосходство всего войска сильного, испугались так, что говорили горам: “Падите на нас!” и холмам: “Покройте нас!”. (Лук. 23, 30). А затем послал Сарца Крестос посредников к абетохуну Васи-лиду, говоря: “Помилуй меня и от отца твоего испроси мне пощаду!”. И абетохун Василид послал ему слово ответное, говоря: “Ей, да будет, как ты сказал. Сделаю я тебе добро, насколько смогу”. И после этого, спустившись с горы, сдался он абетохуну Василиду. А абето 388 тогда не стал стращать [его словами] и запугивать его делами крамольными, но принял его со светлым ликом и радостной душой как друга и ближнего и привел его с собой в Данказ. И по прибытии он заступался за него и приложил много трудов, чтобы тому сохранили жизнь и не умер бы он. Но люди стана и сановники тогдашние порешили, говоря: “Не смывается кровь ничем, кроме крови” (ср. Быт. 9, 6), и потому был он убит, как сказано: “Праведный да не будет убит, нечестивый да не будет жив”. Это было в конце месяца сане 389. И зимовали государь и абетохун Василид вместе в столице своей Данказ. И тогда был назначен Габра Крестос наместником Бегамедра.

Глава 93

И по окончании той зимы и наступлении лета на 28-м году царствования царь царей Сэлтан Сагад решил с людьми стана [314] своего идти походом на Ласту, страну разбойную. В месяце тэкэмте 390 поднялся он из Данказа и расположился в Зантара. А на другой день ночевал в Амбач Арва. А оттуда отправился походом по дороге на Дарица к Бегамедру, часто останавливаясь, пока не прибыл в Нафас Мауча. И оттуда возвратилась царица Сэлтан Могаса с дочерьми своими, которые плакали и рыдали из-за разлуки с отцом своим и братьями, абетохуном Василидом и абетохуном Клавдием, и из-за того, что идут они на поле брани и сражения.

Глава 94

И когда он там находился, приказал всем людям стана прекратить пить мед, пока бог не покорит ему врагов под ноги, ибо знал он, что питие вина заставляет советников забывать свои советы и не оставляет мудрости мудрым. И потому сказал проповедник: “Бес и вино — братья”. И встал он оттуда, и расположился в Чачахо, а оттуда перешел и расположился в земле, называемой Чат Ваха, и велел огласить указ выстроить всех воинов по своим чэфра. И, сделав смотр, отправился и прибыл на возвышенность, называемую Сэндена. И там разделил этот царь царей Сэлтан Сагад войско свое на две части. Первую часть [под началом] абетохуна Василида послал он по дороге на Ашгуагуа, ибо пути там неровные, дорога узкая и большой холод в тех местах. Но пошел с божьей помощью этот сын благословенный, абетохун Василид, отцу своему послушный и родителю своему покорный. И когда вышел он на равнину, встретил начальников разбойных, именуемых Бэлен и Такла Марьям, которые охраняли проход в ущелье; он дал им бой и убил их вместе с их присными, и вошел в Ласту. А вторую часть [войска под началом] Габра Крестоса и Асгадера и многих воинов стана послал [царь] по нижней дороге, и вышли они по дороге на Йенафаса. И когда выходили они, противостоял им Махадара Каль, и победили его, и убили Тэкакэны 391 Бээла Крестоса. И, выйдя, захватили они много скота и убили много мятежников, и на второй день встретились с абетохуном Василидом. А царь царей Сэлтан Сагад следовал позади, будучи как бы их джеданом 392.

И все они собрались и встретились в земле, называемой Иесэу дэм [“Кровь человеческая”], и устроил там стан этот царь царей Сэлтан Сагад. А на другой день послал он присных Габра Крестоса воевать Гадаба и уничтожить хлеб этой области. А За-Марьяма и Дамо, дружинника абето [Василида], отправил он в Сэхла сражаться, ибо это земля кровавая. И, придя, расположились они под этой амбой, ибо высока она и узок путь туда. И когда увидели люди этой амбы множество воинов, окруживших и осадивших их со всех сторон, и стрельбу из ружей, достигавшую их, сильно испугались и устрашились, так что открыли ворота и, спустившись, вошли в стан присных [315] За-Марьяма. А господин этой амбы был схвачен. Находившиеся внизу бойцы поднялись, а бэальге, пребывавшие на верши не амбы, спустились в великом страхе, и исполнилось сказанное в книге пророка: “Мудрый входит в город сильных и ниспровергает крепость, на которую они надеялись” (Притч. 21, 227). Город сильных — это Сэхла, а мудрый, который вошел в него и ниспроверг крепость, — это царь царей Сэлтан Сагад, премудрый из мудрых, а нечестивцы, надеявшиеся [на крепость], — люди той [амбы], пролившие кровь Габра Иясуса, и Асбо, и Такла Хайманота, сына Або Ашгера, и других витязей царских, чьи имена написаны нами в предыдущей главе. Ныне умолк вопиявший голос крови их, ибо отмщена она и пролилась кровь [убийц] взамен пролитой [крови] убитых.

И тут случилось разделение в совете стана надвое: одна часть советовала, говоря: “Истребим хлеб в землях беззаконников, разграбим и спалим огнем и скормим [нашим воинам]. Разве от истребления хлеба не слабеет враг, ибо хлеб укрепляет силу человека?”. А часть из них говорила: “Лучше пойти в набег и преследовать бэальге там, куда ушли они и скрылись, захватывая скот их и угоняя в полон жен их и детей, ибо истребление быков и коров лучше истребления хлеба, как сказал Соломон в своей Книге притч: „Где нет волов, там ясли пусты, а много прибыли от силы волов"” (Притч. 14, 4). Но возобладала речь говоривших: “Истребим хлеб”. Совет же этот тогда не был хорош. Габра Крестос, наместник Бегамедра, и Асгадер, азмач [полка] Ханач, и Кефла Марьям, фитаурари, и Фэто, азмач [полка] Дарара, и Анбасай, азмач [полка воинов из племени] боран, и другие воины стана, посланные к Гадаба, уничтожили хлеб этой области и не оставили ничего. И, пробыв там долгое время, решили возвращаться. И в то время, когда они поднимались из стана, где пребывали, напали на них многочисленные бэальге, необозримые очами, спереди и сзади, слева и справа, зажав их возле узкого прохода, и бились с ними битвой крепкой, пока те не обратились вспять. И забрали бэальге свою домашнюю утварь, то бишь циновки и мешки, мед и муку и много рогов для питья, вернули они себе также и старые свои палатки. И погибло несколько человек; одним из них был Амсала Крестос, сын Асаэно, вторым же — Емана Марьям, сын Салихот, дочери Набаро, а из [полка] Чарака — Самра Аб и Мамае, начальник [воинов] Малак Хара. Но Габра Крестос сумел уберечь стяги и знамена и унести барабаны и не дал их отнять. А причина спасения их была в том, что абетохун Василид вышел для охоты на зверей и осмотра области и проходов, ибо таков был обычай его, и, находясь там, услышал он барабанный бой и клики стана, и пошел туда. И, видя, что они терпят поражение, послал к ним на помощь воинов из тех, которые при нем находились. И когда увидели бэальге приближение этих воинов, прекратили бой. Присные же Габра Крестоса вернулись в стан своего господина. [316]

Глава 95

И после того как бэальге исчезли и не вернулись, чтобы вступить в бой и дать сражение (ибо расточились они по горам и холмам), и когда к тому же кончился хлеб, [отнятый у], беззаконников, решил царь царей Сэлтан Сагад возвращаться в столицу и направился по дороге на Ангот, чтобы погубить хлеб той страны без остатка. И когда узнали бэальге, что идет царь по этой дороге, послал этот разбойник 393 многих бойцов из [людей] :агау и из людей Ангота для охраны прохода в тесном ущелье, который называется Агау Жер и по которому можно пройти не иначе как с большим трудом. И когда услышал царь царей Сэлтан Сагад об этом, отправил абетохуна Василида с [полком] Кокаб, чтобы сразился он со стражами прохода. И, прибыв туда, вступили они в бой с этими бэальге; и те сбрасывали на них куски скал и скатывали камни, а бойцы абетохуна Василида, чтобы взобраться на вершину горы, стреляли из ружей и метали копья. Но когда наступил вечер и солнце узнало свой запад (Пс. 103, 19), абетохун Василид отдал приказ [полку] Кокаб и дружинникам своим и сказал им: “Стерегите проход до утра, а я приду к вам на рассвете”. И, сказав это, повернул он к стану. А бэальге, когда увидели такую готовность бойцов и упорство абетохуна Василида и еще к тому же увидели дымы стана Эда Крестоса, поднимавшиеся с вершины Ашгуагуа, бежали в полночь и перестали охранять то, что повелел им господин их. А Кокаб поднялись наверх и послали сказать государю, что бежали бэальге и поднялись они на вершину Агау Жер. И царь царей обрадовался этому, пришел туда и расположился там. А наутро ушел он оттуда и расположился в земле Ашгуагуа, где было небольшое озеро. Хлеба же награбить удалось мало, всего лишь на суточный прокорм. И встал он оттуда, и пошел по склону Ашгуагуа, и пришел встретить его Эда Крестос, так как он пребывал там, сторожа проход. И, пройдя одно поприще, заночевал. И после того как закончился месяц тахсас 394, прибыл он в землю Бегамедр и справил праздник крещения в земле Гайнет. И тогда назначил он наместником Бегамедра Бээла Крестоса, а начальником [полка] Дарара сделал Ацко. И, установив все порядки в Бегамедре, вернулся в свой дворец в Данказе.

Глава 96

И спустя недолгое время пришли бэальге и расположились в земле Машкант. И когда услышали об этом Бээла Крестос и Ацко, поднялись они поспешно и, не сзывая войска и не собирая цевов, пошли и сразились с ними битвой крепкой; и победили их бэальге, и убили Ацко, а у Бээла Крестоса поразили коня в голову, но сам он спасся от смерти. И потому взяли верх бэальге и не ведали, что ожидает их день зла и напасти. И [317] вкушать им эту победу над присными Бээла Крестоса было как мед, пока не стала она им горше полыни, как сказал Иоанн:

“Когда съел я книгу, стала она сладка в устах моих, а когда проглотил ее, стала она горька во чреве моем” (Откр. 10, 10). Бэальге же, чтобы вкусить еще сладости, пришли снова дорогой на Макатава и наступали до Карарэма. И, услышав об этом, Бээла Крестос и За-Марьям вместе выступили против них, чтобы дать им бой, но тогда опять осилили их бэальге и победили. Все это было, дабы довершился их грех и усугубилась их вина, ибо ожесточились сердца их, как сердце фараона беззаконного (ср. Исх. 7, 13). Малька Крестос же, посланный им на помощь, не подоспел ко времени боя, и потому говорили одни:

“Причиной задержки его было то, что далека дорога”, а другие говорили: “Сделал он это, дабы исполнилась заповедь Исайи, который сказал: „Укройся на мгновение, доколе не пройдет гнев бога"” (Ис. 26, 20). Но бог ведает, в какой из речей правда.

Глава 97

И когда услышал царь царей Сэлтан Сагад про эту дерзость бэальге и сражение их с господами своими, которым должны они были давать подать с началом каждого месяца, распалилось сердце его пламенем гнева и взволновалось помышление его, подобно волнам морским, от великой ярости. Но удержала его мудрость божественная, чтобы завершил он дни поста во дворце царском.,. И, справив праздник, пасхи 395, встал он во вторник и пошел походом по дороге на Вайна-Дега, и расположился в Либо, и прожил там восемь дней. Прежде чём выступить из Данказа, он дал расу Сээла Крестосу наместничество Бегамедра, хотя он был наместником Дамота, и [царь] прибавил ему и это [наместничество] и повелел охранять Бегамедр. Габра Крестосу же, сыну Симеона, наместнику Годжама, приказал не отлучаться от того при охране Бегамедра. И укрепились они оба в месте пребывания своего, в земле, называемой Герарья, а затем ушли оттуда и расположились близ земли Каййех Афар. И когда пребывал царь царей Сэлтан Сагад в Либо, пришло к нему известие, что бэальге решили подняться на вершину Мальза. И из-за этого известия поднялся он из Либо и расположился в земле Эбнат. И приказал За-Марьяму поместить всех дружинников своих, конных и пеших, на вершине этого Мальза. И За-Марьям приказал своим дружинникам охранять [эту гору], и они послушались. Но не крепко было послушание их: установленное им они нарушили, так что поднялись к ним бэальге, и обратились в бегство те немногие [дружинники], которые им встретилась. И расположился тот разбойник в этом укрепленном месте вместо них. И спустя недолгое время сошли рас Сээла Крестос и Габра Крестос оттуда, где были, приблизились к бэальге [с той стороны], где было [318] лучше сражаться, и расположились в земле, называемой Вулаха. И после того как разбили они стан, пришли на них бэальге с начальником своим Бихоно и вступили с ними в бой во многих горных проходах. Сначала они вошли в стан Габра Крестоса и заставили его соединиться с расом Сээла Крестосом, а затем принудили отступить их обоих и одержали победу над ними. Тогда все спаслись бегством, и мало кого сумели убить [бэальге], ибо наступила ночь, но взяли палатки и имущество их, такое, как ковры и покрывала, и много всякой утвари домашней. И исполнилось сказанное Иовом-пророком: “кожа за кожу, а за жизнь свою отдаст человек все, что есть у него” (Иов. 2, 4). И было это 23 генбота 396. И присные раса Сээла Крестоса пошли каждый своей дорогой, ибо тьма не была им темна и ночь была светлой как день. А наутро расстались они друг с другом: рас Сээла Крестос пошел в Сарка, а Габра Крестос пришел к государю.

Глава 98

И когда услышал это царь царей Сэлтан Сагад, сильно огорчился из-за того, что выпали такие испытания присным раса Сээла Крестоса и его присным. Но через несколько часов оставил он печаль, говоря: “Одно время побеждают люди, а другое — побеждаются: ибо всегда побеждает один бог. Если ополчится против меня полк, не убоится сердце мое; если восстанет на меня война, и тогда буду надеяться” (Пс. 26, 3). И сладостью слов и красноречием уст своих изгнал он из сердца всех людей скорбь и печаль, что сошла на них из-за поражения бехт-вадада. И тогда решили люди стана, говоря: “Выберем место просторное и удобное для битвы, ибо это место тесное”. И потому поднялся царь царей Сэлтан Сагад и расположился в просторной долине с ровной местностью в земле Камкама. А этот разбойник, когда узнал, что расположился стан царский в земле просторной, удобной для сражения всадников, ушел тайно, как беглец, и взошел на вершину Либо, ибо в обычае его была неприязнь к равнинам и любовь к теснинам, как мы уже писали. А из Либо перешел он и укрепился в Авлида, а Исаак, и Бабо, и Боша, остававшиеся там для охраны горного прохода Либо, бежали. Бабо пришел к государю, а Исаак отправился другой дорогой. Боша же, наместник Майя, перешел к этому разбойнику. И когда услышал царь царей Сэлтан Сагад о том, что поднялись бэальге на гору Авлида, обратил свой лик в Эмфразу и ночевал в земле Карода. А наутро в пятницу ушли присные Себастьяна, и Гадо, сына Сатло, и Гембаро, и последовал за ними Вальда Крестос, сын Асера, и сдались голодные этому разбойнику, соединились с собранием народов. Зачем мятутся народы и племена замышляют тщетное? (Пс. 2, 1). Разве в малое время не упасет их этот царь жезлом железным и не сокрушит, как сосуды скудельничи? (Пс. 2, 9). [319]

Сей царь христианский встал из Карода и, прибыв в землю Машэлют, помедлил несколько часов, чтобы отдохнули кони и мулы. И там держали совет относительно дороги люди стана, [одни], говоря: “Выйдем по дороге на Руфаэль”, а другие говорили: “По нижней дороге”. Но абетохун Василид сказал: “Лучше идти нам по дороге на Сарбакуаса и выйти по дороге ни Грань Бар. Если же нападут на нас бэальге, лучше сражаться в этом проходе, потому что он шире других проходов и выходов. Дорога же на Руфаэль мне не нравится”. И он стал тогда как фитаурари и пошел перед ликом отца своего. А вечером он получил от отца приказ выходить по дороге на Грань Бар. Вот “тот, который сына своего не пощадил, но предал его за всех нас” (Рим. 8, 32). И этот сын благословенный шел всю ночь, не давая сна очам своим и веждам дремания (Пс. 131, 4). А на рассвете он вышел, и было это в ночь с субботы на воскресенье 397. А царь царей Сэлтан Сагад следовал за ним поспешно и торопил идущих, говоря: “Найдут его бэальге, пока он один”. И встретились они оба в Амбач Арва, ибо это земля победы. До того уже государь Ацнаф Сагад, мир над ним, там расположившись, победил Граня, и государь Малак Сагад там же уничтожил варанша. И для сына их, царя царей Сэлтан Сагада, приблизился день, чтобы омыл он руки свои в крови грешников. А люди стана радовались, когда нашли ровную землю, удобную для сражения, ибо большинство их были конными; и остановились они там, кормя коней своих и мулов хлебом государыни 398.

А наутро встал царь царей Сэлтан Сагад и, выбрав место Эмимада, расположился там. И тогда отправились несколько всадников, Малак Бахр с присными своими, к горе Михаила, чтобы разведать положение бэальге. И встретились они внезапного многими лазутчиками, посланными бэальге, и повернули назад всадники царские. Малак Бахра же пронзили копьем и коня его поразили, и умер он. И когда увидел тот разбойник седло [Малак Бахра], и украшения, и нагрудник, и все доспехи, сделанные из чистого серебра, взгромоздил он превозношение на превозношение, и показалось ему, что все дано в руки его. И не ведал он [грядущего], как птицы, которые попадают в сеть, видя червей и зерно. Это превозношение повлекло его, подобно канату, и привело к стану царя, поскольку полагался он на многочисленность бэальге, каковых было 66 чэфра без тех, которые остались охранять обоз. И не разумел он, что малое у праведника лучше богатств многих нечестивых, ибо мышцы нечестивых сокрушатся (Пс. 36, 16—17), а праведники унаследуют землю (Пс. 36, 31).

Глава 99

И, придя, расположился этот разбойник в земле возвышенной. И когда увидел это царь царей Сэлтан Сагад, распалилось сердце его огнем гнева и разожглось помышление его пламенем [320] ярости. И вышел он из царского шатра, как жених, выходящий из чертога, и как лев голодный, увидевший телку, и воссел на коня белой масти, по имени Раджаль, ибо сидеть на белом коне есть знамение победы, как сказал Иоанн: “Вышел конь белый, и сидящий на нем называется верный, натягивающий лук” (ср. Откр. 6, 2 и 19, 11). И не был он одет в броню железную, и не было у него на голове шлема, а на шее барбота, и не надевал он, как все всадники, доспехов воинских, а только взял дроты по обычаю своему 399. И говорил, идучи: “На тебя, господи, уповаю; да не постыжусь вовек” (Пс. 70, 1). И тогда выстроил он все войско по родам, ибо знал он от малолетства порядок битвы и сражения. Присные абетохуна Василида и абетохуна Клавдия шли впереди. И когда сблизились они, велел он бить в [барабан] медведь-лев. И били в медведь-лев и в другие барабаны и трубили в [трубу] каны галилейской и флейты, и развернули знамена и несли стяги, над каждым из которых был знак креста, чтобы исполнилось тем самым сказанное в Псалтири: “Даруй боящимся Тебя знамя, чтобы спаслись они от лика лука и чтобы избавились возлюбленные твои” (ср. Пс. 59, 6—7).

И когда увидел [это] разбойник, смутился он, подобно морской волне, ветром поднимаемой и развеваемой (Иис. Нав. 8, 18). Царь же христианский простер копье, которое было в его руке (II Книга царств. 19; III Книга царств. 2), сиречь дрот, и приблизился к нему; и тут бежал этот крамольник, и рассеялся весь стан его, как рассеивается дым от лица ветра. И с большим трудом спасся этот изменник, бросаясь в пропасти и прячась по пещерам и ямам земельным. А спасение этого изменника было по воле божией, дабы пал он от руки сына его 400, как пал Семей от руки Соломона за то, что поносил словами отца его Давида (II Книга царств. 19; III Книга царств. 2). И принесли тогда всадники много голов вражеских и бросали их перед ликом господина своего, подобно камням. И одной из брошенных [голов] была [голова] Себастьяна. Что прекраснее суда божия, ибо в пятницу отделился он от господина своего со словами [поношения] на устах, а во вторник возвратился к тому же своему господину безмолвным. Там пали присные Бихоно и Рэтуэ Амлака, [и их падение] было подобно падению Орива и Зива (Суд. 7, 25). Но счесть числа мертвых мы не смогли, и ведает его тот, кто счел звезды в полноте их, и призвал каждого по имени его, ибо каждый человек убил по 10 и по 20 или больше. Радовались тогда и веселились звери пустынные и птицы небесные, потому что насытились плотью их и утолили жажду кровью их. Когда бы не свечерело и не закатилось солнце, не спаслась бы ни единая душа вражеская от смерти и не скрылась бегством, но по мудрости божьей скоро пришел вечер 401.

Этот же царь христианский после того, как сделал он то, что сделал, возвратился в стан свой, разбитый им ранее. А на [321] утро поднялся он оттуда и расположился в Авлида, а оттуда спустился по дороге на Дарица и расположился в земле Амбус Куанта. А добычи, которую приносили в корзинах каждое утро, было без числа и без меры. И когда посетило его мягкосердечие его обычное, повелел царь царей Сэлтан Сагад всему войску своему прекратить убивать крамольников. И провозгласил он указ, говоря: “Милуем мы ради бога тех, кто изменил мне и соблазнился соблазнами сего обманщика, и отпускаем грехи их, дабы отпустил нам грехи наши отец наш небесный (ср. Матф. 18, 35), ибо он заповедал нам оставлять грехи ближним нашим”. И, находясь там, он назначил раса Емана Крестоса наместником Бегамедра и отослал его [от себя]. А потом возвратился в стан свой в Данказе и вошел [туда] в весельи. И приняли его законники с пением и кликами, по закону своему, а иереи пели под барабан и систры 402 и говорили: “Благословен ты, царь Израилев!” (ср. Лук. 1, 68). И тогда вышел приказ от царя царей Сэлтан Сагада, чтобы была утверждена вера александрийская, а вера римская, которую принесли люди соблазненные и соблазняющие, была отвергнута и предана осуждению 403. И в тот месяц зимы постигла его болезнь и не возвращалось здоровье. И упокоился он 9-го [дня] месяца маскарама в четверг перед шестым часом, ибо нет человека, который будет жить и не увидит смерти 404. Но бог да упокоит душу его в царствии небесном с душами праведников и мучеников. Аминь.

А годом царствования его был тогда 28-й год.

Комментарии

343 См. коммент. 151 к гл. 33.

344 В тексте употреблен термин “сын грудей”, поскольку церемония усыновления заключалась, между прочим, и в том, что приемный сын брал в рот сосок груди своей приемной матери. После этого он считался таким же сыном своих приемных родителей, как и родные их дети.

345 В октябре 162Э г.

346 Махадара Эсраэль буквально означает “обитель Израиля”. Под “Израилем” здесь, в отличие от предшествующих мест текста, подразумеваются иудеи-фалаша.

347 Здесь имеются в виду военные отряды фалаша, Один из этих отрядов назывался “Квесквамским”, видимо, потому, что должен был охранять гору Квесквам. Это название было дано одной из гор страны фалаша в память о горе Квесквамской в Асьюте (Египет). Об обычае фалаша давать своим горам библейские названия см. главу 8 “Истории царя Сарца Денгеля”.

348 Валасма (или валасама) — здесь титул царских наместников провинции Ифат. Исторически этот титул восходит к имени мусульманской династии Ифата, ведущей свое происхождение от некоего Вали ал-Асма. Однако, когда во второй половине XIV в. воинственные потомки этой династии оказались вытесненными в область Адаль, царские наместники Ифата по-прежнему назывались этим именем, которое превратилось просто в титул.

349 Здесь под “Израилем” имеются в виду уже не фалаша, а члены эфиопской династии, возводившей себя к библейским царю Соломону и царице Хавской. Подробный рассказ о Мельхиседеке имеется в 38 главе “Истории царя Сисинния”.

350 Имеется в виду Кефла Марьям, брат царя Иакова и сын наложницы царя Сарца Денгеля — Хараго. О нем же говорится в главе 33 “Истории царя Сисинния”.

351 В сентябре 1625 г.

352 В тексте это пожалование названо гультом, что прежде означало временное земельное пожалование вассалу за службу и на время службы. К XVII в. термин остался, но содержание его изменилось. Прежние временные пожалования все прочнее закреплялись за их владельцами, получали тенденцию передаваться из поколения в поколение по наследству и превращаться, по сути своей, в вотчины. На это указывает и содержание жалованной грамоты, приводимой в тексте ниже, где земля жалуется в “вечное [владение]... из поколения в поколение”. Это обстоятельство заставляет переводить эфиопский термин “гульт” русским термином “вотчина”.

353 Относительно эфиопского летосчисления см. коммент. 74 к гл. 22. Здесь, однако, азаж Такла Селласе, будучи католиком, использует григорианский календарь, хотя месяцы указывает эфиопские.

354 20 апреля 1625 г.

355 Как уже говорилось выше, хедуг-рас означает царского мажордома. Отсюда, однако, видно, что при дворе царя Сисинния появилось два таких титула: хедуг-рас справа и хедуг-рас слева.

356 Вуст-азаж (букв. “внутренний азаж”) — титул особо приближенных царских советников и деятелей царской администрации, нечто вроде “ближних бояр” Московской Руси.

357 См. коммент. 137 к гл. 33. “Главы судей справа и слева” формально являлись царскими сопредседателями на суде, хотя на деле именно они и вели судебное разбирательство.

358 Царадж-масааре — титул царского церемониймейстера.

359 В сентябре 1625 г.

360 Пасха была 4 апреля 11626 г.

361 В ноябре 1626 г.

362 Об этом строительстве сообщает и Мануэль Альмейда [21].

363 Эрмау — это португальское слово итао (“брат”) обычное обращение между иезуитами. Не понимая смысла этого слова, автор принял его за имя собственное.

364 Табот как святыню разрешается переносить только на голове и никак иначе.

365 25 сентября 1627 г.

366 Социальная жизнь галласких племен подчинялась вполне жесткому циклу, отчего традиционные набеги галлаской молодежи происходили во вполне определенное время, которое нетрудно было вычислить заранее.

367 Баньянец — от индийского слова “баньян”, означающего “купец”. Здесь имеется в виду уроженец приморских областей Индии.

368 Это был первый в Эфиопии каменный мост. До самого конца XIX в. он оставался единственным и потому был знаменит на всю страну.

369 См. коммент. 47 к гл. 19 “Истории галласов”.

370 Пасха была 24 апреля 1628 г.

371 24 сентября 1628 г.

372 Здесь автор намекает на то, что и Юлий, и Такла Гиоргис были царскими зятьями, женатыми на его дочерях, и, несмотря на это, выступили против царя. Характерно, что религиозная подоплека мятежей автором по возможности замалчивается.

373 В ноябре 1628 г.

374 Имеется в виду “Фетха Нагаст”. См. коммент. 141 к гл. 7 “Истории царя Сарца Денгеля”.

375 Пасха была 15 апреля 1629 г.

376 Т. е. до 9 июля 1629 г.

377 24 сентября 1629 г.

378 “Глас государев” — личный уполномоченный царя. Это не титул и не должность, потому что подобные особые полномочия давались царем тому или иному приближенному только на время исполнения им данного ему конкретного поручения. Впервые “гласы государевы” появились в эпоху правления царя Зара Якоба (14.33—1468).

379 Батре-ярек — от греческого “патриарх” — титул настоятеля собора Тадбаба Марьям, основанного царем Клавдием (1540—1559). До царствования Сисинния такими настоятелями непременно были духовные лица. В данном случае, однако, им был назначен рас Сээла Крестос — лицо, безусловно, светское. Можно предположить, что, как и в случае с макбебом (см. коммент. 329 к гл. 66) мы имеем дело с попыткой царской власти наложить руку на доходы церкви.

380 Эфиопских царей традиционно возводили к библейскому царю Давиду как их предку, или “отцу”. Здесь в этой роли назван сын царя Давида — Соломон, царь и поэт Иерусалима, строитель Иерусалимского храма. Таким образом, дееписатель Сисинния хотел провести аналогию между Соломоном и Сисиннием, между Иерусалимским храмом и царским дворцом в Горгоре, что вполне очевидно и из его дальнейшего повествования.

381 Здесь имеется в виду особая повинность крестьян, которую они должны были выполнять по случаю строительства дома феодала. Как и при выполнении барщины, работникам не платили ничего. Плата же строителям как свидетельство необычайной милости и щедрости царя — обычный литературный штамп в эфиопской литературе, восходящей еще к “Житию царя Лалибалы” [9, с. 71].

382 Таким образом автор пытается описать второй этаж дома — вещь в Эфиопии новую и удивительную.

383 Макалам — род парчовой ткани.

384 Имеются в виду духовные стихи на языке геэз, составленные таким образом, что они имеют два смысла: внешний и внутренний. Обычно эфиопы называют этот принцип стихосложения принципом “воска и золота”. Золотых дел мастер лепит фигурку из воска, затем покрывает ее сырой глиной и обжигает. Воск плавится и сгорает, а в образовавшуюся форму мастер льет расплавленное золото, получая, таким образом, золотую отливку — точную копию восковой фигурки. Так и в подобных стихах тоже есть два смысла, заключенные в одну внешнюю форму: один из них “восковой” (т.е. видимый и маловажный), другой же “золотой” (сокрытый и более ценный). Этот внутренний смысл стихов автор “Истории царя Сисинния” и называет “дарами золота”. В качестве одного (хотя и несколько неожиданного по своей пикантности) примера подобного рода стихов см. [19].

385 “Троица” — название одной из разновидностей эфиопских духовных стихов. Подробнее об этом см. [10].

386 24 сентября 1630 г.

387 Под Асфадином имеется в виду Асма эд-Дин, который в свое время помог царю Сарца Денгелю тем, что давал предательские советы его врагу, властителю Адаля Мухаммеду. Подробно это описано в главе 6 “Истории царя Сарца Денгеля”.

388 Абето — сокращенная форма от абетохун.

389 В начале июля 1631 г.

390 В октябре 1631 г.

391 Тэкакэны (букв. “малыши”) — название полка, которым командовал Бээла Крестос.

392 См. коммент. 150 к гл. 33. Здесь любопытно то, что, хотя царь следовал в арьергарде, его дееписатель не решился назвать его просто джеданом, потому что, будучи царем, он не подчинялся командовавшему центром, как следует джедану.

393 Имеется в виду Бихоно Хаяль, предводитель бэальге.

394 В январе 1632 г.

395 Пасха была 12 апреля 1632 г.

396 28 мая 1632 г.

397 В ночь с 6 на 7 июня 1632 г.

398 Так как эта земля была вотчиной царицы.

399 Обычным вооружением эфиопского всадника были дротики, которые он метал в противника. Это обстоятельство оказало свое влияние и на эфиопскую иконографию, согласно которой конные святые (такие, как св. Георгий, св. Мина и св. Сисинний) обычно изображаются не с длинным копьем, как у коптов, а с несколькими дротиками в руках.

400 Т. е. от руки абетохуна Василида, сына Сисинния.

401 Это был вечер 10 июня 1632 г.

402 Эфиопская систра (“ценацель”) наряду со специальным барабаном (“кэбэро”) является единственным музыкальным инструментом, используемым при богослужении. Иного применения, кроме церковного, систра и барабан не имеют.

403 Об этом же сообщает и “Краткая хроника”: “В этот [год] пошел государь в Ласту в поход. В этот [год] сразился он с бунтовщиком, ибо прежде, когда поднялся он из столицы своей Данказ, приблизился к нему абетохун Фасиль, сын его, пребывавший тогда в Самене дедж-азмачем, и сказал государю, отцу своему: „О господин наш, царь, вот возмутились все и смущаются все из-за этих выдумок франкских, которых мы не видывали и не слыхивали и которых нет в писаниях отцов наших. Мы же боимся тебя и постыжаемся перед ликом твоим, и соглашаемся с тобой устами, но не сердцем. Ныне же дай обет господу, что вернешь ты веру александрийскую, ежели подаст он тебе победу над врагами твоими!". И сказал царь: „Ей". И тогда начался [месяц] сане в субботу, а 3 сане в понедельник устроил сражение государь Сэлтан Сагад в Вайна-Дега, и победил мятежного Рэтуэ Амлака, шума Вага, и Бихоно Хаяля, военачальника Малька Крестоса, бунтовщика из Эмакина. Этот же Малька Крестос спасся, а его многочисленное войско погибло. И тогда возвратил царь веру александрийскую указом, который гласил: „Да возвратится вера и да воцарится Фасиль, сын мой! Я же устал, негоден и болен". Это было 5 сане, а другие говорят, что 21. И на 27-й год маскарам начался в среду, год евангелиста Матфея, восьмой эпакты, 12 золотого числа. 10 маскарама упокоился государь Сэлтан Сагад” [23, с. 324—325].

404 16 сентября 1632 г.


Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVI-XVII веков. М. Наука. 1984

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.