Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ПОХОДА РАСА МИКАЭЛЯ СЭХУЛЯ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Когда царь Бакаффа умер 19 сентября 1730 г. и на престол был возведен его сын, Иясу II, верховная власть в стране фактически оказалась в руках его родственников по материнской линии из небольшой и небогатой области Квара, и в первую очередь в руках его матери, царицы Ментевваб, взявшей себе царское имя Берхан Могаса, и ее брата, Вальда Леуля, которому тут же был пожалован титул раса. То, что власть принадлежала, собственно, уроженцам Квары и лишь внешне прикрывалась авторитетом «Соломоновой династии», не было секретом ни от кого. Недаром и хроника Иясу II даже официально называлась «Историей царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса». Разумеется, эта власть кварасцев не могла быть ни прочной, ни долговременной, и конец ей пришел в январе 1767 г. со смертью раса Вальда Леуля уже в царствование Иоаса, сына Иясу II и внука царицы Ментевваб. Ментевваб, при жизни Вальда Леуля занимавшая положение фактической главы государства, не желала расставаться с ним, хотя и испытывала все усиливавшееся давление со стороны оромских родственников матери нового царя. Чтобы нейтрализовать их, она вызвала в Гондар могущественного наместника Тигрэ Микаэля Сэхуля, надеясь, что тот заменит ей поддержку покойного брата, Вальда Леуля. Микаэль в Гондар прибыл и получил титул раса (т. е. главы), однако не пожелал удовлетвориться третьим местом (после царя Иоаса и царицы Ментевваб) в стране. Его влияние в столице росло, опираясь на внушительную силу его тигрейских полков, и это обстоятельство нашло свое отражение и в эфиопской официальной историографии, где вторую часть «Истории царя царей Иоаса» составляет, собственно, отдельное произведение, названное «Историей дедж-азмача Микаэля». Не потерял своего влияния Микаэль и со смертью Иоаса, убитого по его приказу 14 мая 1769 г., и его борьба с оромскими родичами покойного царя продолжалась.

Микаэль, не будучи «соломонидом», не мог занять царский престол сам и вынужден был возвести на него свою креатуру, старого и увечного Иоанна, однако авторитет царской [209] власти настолько пал в стране и всем настолько было очевидно, кто есть кто в государственной политике, что продолжение официальной царской историографии было немыслимо. Взамен появился зачаток того, что можно было бы назвать «историографией временщика», и первый образчик этого мы видим уже в «Истории дедж-азмача Микаэля». Как долгое время полагали, этот первый пример был и последним, однако Манфред Кропп обнаружил и второе произведение такого рода, посвященное тому же Микаэлю Сэхулю [40], перевод которого и предлагается вниманию читателя. Перевод сделан по ксерокопии с рукописи № 153 из коллекции д'Аббади Национальной библиотеки в Париже, полученной переводчиком благодаря исключительной любезности Манфреда Кроппа, который готовит издание эфиопского текста. И переводчик, и, надеюсь, читатели русского перевода не могут не испытывать чувство глубокой благодарности за эту благородную помощь и сотрудничество.

Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVIII века. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.