Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ ИОАСА

Глава 1. А утром в пятницу собрались князья, и сановники, и войско, и знатные женщины, и все люди города и плакали плачем великим. А затем вышли князья и устроили на Ашава подобие покойного царя, украшенное одеяниями царскими, на муле, называемом 1 Вамбаде. А над конями его, Лола и Сальда, держали два зонтика, большой и малый, и конюх верхом [был при них]. И вынесли знамена и барабаны с другими чинами впереди. Вышли стрельцы с ружьями до Макабабия, а за ними перед подобием — меченосцы, а после подобия — щитоносцы. А затем князья, облаченные в одеяния печали, а посреди них — дедж-азмач Гета, дедж-азмач Евсевий, дедж-азмач Мамо [и] асалафи Эшете. И стоял громкий вопль среди знатных женщин и евнухов. И усилилась печаль у государыни Ментевваб, матери царя царей Иясу, с матерью ее, вейзаро Энкойе, и со многими женщинами, родственницами ее, и прислужницами, и служанками государыни. И так причитали они, плача в песне печальной:

Ой, в твоих палатах вода льется, вода льется.
Родные голодны, а не едят; в палатах твоих вода льется.
Ох ты, Иясу, на подарки скорый, царствовал ты и в Вафла!
Постенаем вместе, ведь вместе росли; поплачем вместе, ведь вместе ели!
С таким человеком, господином-кормильцем, мне бы умереть!
Мне бы с тобою умереть! 2.

И мать его, царица Берхан Могаса, что любила его сугубо, как душу и тело свое, сказала: «Кто найдется тебе подобный из предков твоих, рожденных от мужа и жены 3, сын мой, царь Иясу, не отвративший лика от врага, доколе не иссякнет сила вражья! Никто не скажет, что был ты побежденным, но победителем был силою господа бога. О чем мне плакать по сыну моему Иясу? По красе ли его, по обличью ли лица или прелести его? Очи его сияли, как светочи во мраке, стан его стройный, словно пальма, и не было изъяна ни в одном из членов его, и не было дурного в его деяниях. Увы мне, сын мой возлюбленный и царь мой Иясу! Прежде при жизни своей радовал ты душу мою, а ныне смертью своей сожигаешь ты мне [147] сердце. Ослабли колена мои, растаяли члены мои, и поломались кости мои. Увы мне, о сын мой, честь моя и украшение! Увы мне, о сын мой, благодать моя и краса моя! Увы мне, о сын мой, горит чрево мое, и распалилось сердце мое, и растаяла я, как воск пред лицом огня!» И еще сказала, причитая, царица Ментевваб: «Страдаю по тебе, о сын мой Иясу, прекрасен ты для меня!» И, говоря так, рыдала она и плакала день и ночь, как плакал о смерти Авессалома, сына своего, царь Израиля Давид.

И плакали дружинники царя Иясу, обхватив друг друга за шеи, о смерти его внезапной, восклицая: «Жив он, жив!», и привыкшие к должностям, и не назначенные [на должность], пожалованные и скотом и вотчинами. Такой плач был виден и слышен от Гондара до края земли среди мусульман и амхара, кемант и фалаша 4, воинов со щитами, монахов по пещерам, купцов, людей, что вынуждены путешествовать по чащам, — [все они] плакали и рыдали, как плакали ученики о смерти господа нашего Иисуса Христа, ему же слава; щедрость и милость да пребудет с возлюбленным его во веки веков. Аминь.

23 сане 5, в день первой субботы 6, вошел дедж-азмач Варання в Гондар. И встретились в приемном зале покоев царь царей Иоас и царица Ментевваб с князьями, и знатными женщинами, и другими воинами [полка] Каниса, [областей] Тигрэ и Ласта, и щитоносцами, и щитоносцами царской ризницы 7, и меченосцами. И был великий плач, больший, нежели прежде. Люди излюбленные — шалека Вальда Ханна, шалека Армаскос, шалека Гарби, шалека Тома, шалека Марду, шалека Фарес Кенфу из Тигрэ, шалека Бате по прозвищу «съем быка», асалафи Эшете, асалафи Кенфу, асалафи Габра Маскаль, асалафи Тасфа, асалафи Ляфто, Готу Авдокйос, асалафи Иаред, Эшете Момо, абето йемарьям Барья, Ябо Барья из Зоге, Бисорес Бабру, абето Вальда Микаэль, Эмайя Кучо — плакали, причитая печально, справа и слева: «Как поживаете? Без боя поражение терпите?» А им отвечали: «Хорошо не живем, без боя поражение терпим!» В это время одни поднимали щиты и копья, другие обнажали мечи, третьи палили из ружей, четвертые стреляли из луков, пятые гарцевали на конях, облачившись в одеяния, то бишь лебды. И, увидев все это, поднялся дедж-азмач Варання с престола своего, что на Ашава у решетки, и плакал с ними, ибо был он любимцем царя царей Иясу, и сильна была у него печаль вместе с людьми Дамота и джави, то бишь галласами меча. Сей царь Иясу был отец сиротам и опекун вдовам, и исчезли в его времена разбойники, грабители и душегубы, и были тишина и мир во дни его.

24 сане, в воскресенье, вошел дедж-азмач Микаэль из Тигрэ в Гондар. И встретились в приемном зале покоев царь Иоас и царица Берхан Могаса, — князья же были посреди Ашава, и знать и войско с ними. И была великая печаль, большая, чем в субботу, и палили из ружей, словно молнии, так что издалека [148] был слышен звук, ибо таков обычай людей Тигрэ во дни господина их и царей их. 25 сане, в понедельник, вошли в дом царский, называемый замок Аджале, абуна Иоанн и эччеге Евстафий. С абуной Иоанном пришли иереи дома отца нашего Евстафия, а с эччеге Евстафием — иереи Дабра Либаноса 8. И встретились царь Иоас и царица Валата Гиоргис в замке Ад-жале с князьями, и сановниками суда, и акабэ-саатом Иовом. И сказал абуна Иоанн-митрополит: «Принесите корону, чтобы помазал я ее мирром, ибо сие мирро есть помазание царское». И принес корону нагадрас Гергис. И помазал митрополит царя Иоаса и корону, сотворив крестное знамение, и водрузил венец на главу его, и прочел молитву, подобающую царям, говоря: «Господи! силою твоею веселится царь и о спасении твоем безмерно радуется. Ты дал ему, чего желало сердце его, и прошения уст его не отринул. Ибо ты встретил его благословениями благости, возложил на голову его венец из чистого золота» (Пс. 20, 2-4). И прочел эту молитву до конца. И благословил он царя Иоаса и царицу Ментевваб благословением царским. И в это время повелела царица Валата Гиоргис принести казну золотую, что пребывала в доме царском, чтобы дать монастырям и пустыням на помин сына своего, царя царей Иясу, и нашли только 80 динаров золотых, ибо издержал он сокровища, раздавая всем.

И тогда повелела царица принести золота, и принесли 1000 сиклей золота 9, и раздала она [его] монастырям и пустыням пред теми, кого упоминали мы прежде.

А затем снял корону абуна Иоанн-митрополит с главы царя Иоаса. А до того времени не шевелился он ни туда, ни сюда, ни вправо, ни влево, но сидел тихо на престоле, как восседали отцы его, цари, ибо сила божия пребывала с ним. И сказал один знаток пословиц из бывших там: «Силен ли теленок, [видно] по веревке; сытен ли хлеб, [видно] на противне» — про царя царей Иоаса. И, услышав это, возрадовались все бывшие в замке и вне его и сказали: «Верно сказано и пред людьми, и пред богом». А когда наступил вечер, простились царь Иоас и царица Валата Гиоргис с митрополитом и эччеге, с князьями и сановниками, с иереями и монахами. И устроила матерь его, государыня Ментевваб, поминки по сыну своему, царю царей Иясу, как подобает царям. А сама государыня Ментевваб жила долгое время, одеваясь во вретище, и постилала себе [постель] из листьев пальмовых. И повелела она иереям, говоря: «Служите панихиды по сыну моему, царю Иясу, [каждый день] до скончания дней моих».

27 нехасе 10 выдала замуж царица Берхан Могаса дочь свою, вейзаро Альташ, за абето Вальда Хаварьята, сына дедж-азмача Сэхуля Микаэля, с честью великой. И была великая радость в доме отца его и в доме родичей его.

Глава 2. В 7248 году от сотворения мира, в год Иоанна-евангелиста, начался маскарам в среду, [лунная] эпакта 28, [149] труб 2 11, первый год царствования его. Вот напишем мы историю царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис.

Во имя бога отца, милостивого и милосердного, создателя всех миров и подателя деяний новых, который возвысил естество бытия своего из места помышлений. И во имя Иисуса Христа, равного ему божеством, который спас Адама первородного из рук [диавола]-погубителя, отца заблуждений, и всех чад его, тонувших в море греха, облекшись телесами и одевшись плотью, взятой от святой девы, пречистой Марии, дщери Давидовой, страстями своими живительными и смертью своей смерть поправшего. И во имя святого духа, Праклита, открывателя сокровенного, исшедшего от отца исшествием чудесным, непознаваемым помышлением чад рода человеческого и непостигаемым разумением ангелов. Бог есть троица святая, соединением властвующая. Ибо это источник мудрости и кладезь власти, воцаряющий царей и возвеличивающий князей, чтобы отмщали они злодействующим и воздавали и благодетельствовали добродеющим.

Да будет благословенно имя его и возвысится память его, дающего мощь и дарующего силу, посрамляющего надменных и возвышающего бедных, дающего жизнь праведным и погубляющего нечестивых, спасающего притесненных от рук притеснителя. Чудны дела его (Откр. 15, 3), вышнего в вышних, ведущего души наши; все существа суть в нем, пребывающие вверху и сущие внизу, скрытые и открытые. Богат он и не скупится от богатства своего, царь он и не ревнует к царю, но положил правду и суд царям избранным и не сотворил так прочим народам, желающим царства и ищущим правления великого без воли его и соизволения. И не поведал он им правды своей и не благоволил желаниям их, и стала воля его над волею их. Одно время он, всевышний, сердцевед всеведущий, воцаряет царя прекрасного из рода царского, чтобы воздать народу по красоте деяний его и соблюдению закона. В другое время воцаряет он царя злого ради народа злого, чтобы воздать злом злодеям. Как гласит Писание: «Сердце царя в руке господа» (Притч. 21, 1). Ибо этот царь времени творит волю его и исполняет повеление его. И еще сказал апостол истинный Павел: «Ибо нет власти не от бога» (Рим. 13, 1). Возлагаем мы упование на него и веруем в помощь его 12.

13 маскарама 13 встретились у решетки покоев царь Иоас и царица Берхан Могаса и утвердили должность раса Вальда Леуля. А 3 тэкэмта 14, в воскресенье, встретились снова в приемном зале покоев царь и царица, и было назначение и смещение с должности служивших. В этот день был смещен паша Дангеш и назначен пашою Евсевий. Асалафи Эшете [назначили] баламбарасом, Дури — азажем Йебаба вместе с [должностью] фитаурари. Был смещен Гольджа и назначен Чоле кень-азмачем, был смещен Айядар и назначен дедж-азмач Мамо гра-азмачем. Вальда Хаварьят, сын Сэхуля Микаэля, [был [150] назначен] беджерондом казны, Ано — азажем эрак-масара. Был смещен Самуил и назначен Буляд — эльфинь азажем, был смещен лика маквас Лоле и назначен Бору, был смещен Фарес Кенфу и назначен Эмайя Кенфу над стрельцами из Тигрэ, был смещен кантиба Абулидес и назначен Нэца Крестос кантибою. А из иереев был смещен малака берханат Вальда Руфаэль и назначен наставник Кефла Марьям [малака берханатом] в Дабра Берхан. Был смещен малака цахай Феодор и назначен наставник Авсе [малака цахаем] в Квесквам. Был смещен авва Луке и назначен абето Фасиль в [церковь] святого Руфаила, был смещен авва Клавдий и назначен наставник Александр в [церковь] святого Георгия. Был смещен Арка Леуль и назначен авва Феодор в [церковь] отца нашего Евстафия вместе с [должностью] цехафе-тээзаза.

В этом месяце пришел дедж-азмач Айо из Бегамедра и вошел в Гондар. И были государь и государыня у решетки, а князья — на Ашава, и был великий плач. А 8 тэкэмта призвала царица Ментевваб дедж-азмача Айо и сказала ему: «Помирись с расом Вададже» 15, и сказал он: «Ей». В это время призвала она «уста царя» Армаскоса и повелела ему идти к расу Вададже и сказать: помирись, мол, с Айо, ибо младенец [еще] царь ваш Иоас, сын любимого вашего царя Иясу, дабы взрастить его в мире и любви, как гласит Писание: «Прежде всего да будет любовь меж вами» (ср. Иоанн. 13, 34) и еще гласит: «Всякое царство, разделившееся само в себе, не устоит» (ср. Матф. 12, 25). И сказал рас Вададже слово ответное: «Не будет у меня мира с ним, но сделай для меня одно из двух: коли дает он тебе 1000 сиклей золотых, пусть будет наместником над Бегамедром, а коли не даст он тебе 1000 сиклей золотых, то я тебе дам. И коли не будет у него этого, назначь меня 16, ибо он — изменник царю и недостоин должности!» И, услышав это со слов Армаскоса, опечалилась царица Берхан Могаса и весьма огорчалась. Прослышали про это родичи ее и все князья и сказали: «Будем держать совет, что лучше для дома царского». 28 тэкэмта 17 вошли князья туда, где пребывали царь и царица, и сказали ей: «Правда ли, что мы слышали о расе Вададже?» И сказала царица Ментевваб: «Да бог знает, что он говорит или не говорит!» И тогда сказали князья: «Пусть идет посланный к расу Вададже». И пошел Авдокйос, посланный к расу Вададже в Азазо, и сказал ему, говоря: «Коли не согласен ты ни с царем и царицей, ни с князьями, то иди в область свою и живи с родичами своими!» И, услышав это, пошел рас Вададже 24 тэкэмта в дом дедж-азмача Варання и сказал: «Помилуй меня, и испроси мне прощение у царя и царицы, и смягчи сердце князей!» И наутро вошел дедж-азмач Варання к царю и царице и передал им речь раса Вададже. Они же сказали ему: «Коли призовем мы его, не придет он к нам, а коли назначим, не станет он приветствовать нас. Отныне пусть идет в страну свою!» И возвратился дедж-азмач [151] Варання и передал эту речь. И как услышал эту речь рас Вададже, ушел в Амхару по дороге на Годжам. Баламбарас же Дури и другие амхарцы, что были в доме царском, ушли с ним.

А 3 хедара 18, после того как ушел баламбарас Дури, был назначен дедж-азмач Чоле фитаурари вместе с [должностью] азажа Йебаба, а Гарби Марко — кень-азмачем, а Дане Мамо прибавили [должность начальника] щитоносцев к [должности] гра-азмача. В этом месяце возмутился Фасиль из Зугара. И услышали царь Иоас и царица Валата Гиоргис, что возмутился он, и призвали асалафи Кенфу, то бишь шалека тигрейцев, и Вальда Ханну, то бишь шалека полка Ласты, и Асрата Кироса из Майлеко, ибо они близкие родичи царя по плоти (один — родственник ему через [род] Заве, а другой — через [род] Шиме), и Варфоломея, агафари из Чарбэта. И сказали они им: «Ступайте без дневок и ночевок, ибо возмутился Фасиль из Зугара в ответ на то, что назначил его царь Иясу в Самен». И сказал Варфоломей: «Я не могу идти, поскольку болею». А Асрата Кирос сказал: «Я [слуга] верный и сын [слуги] верного, я пойду с ними и сделаю, что прикажете. Но если убьет меня этот мятежник, не оставьте детей моих и не позабудьте о душе моей. А если я убью этого мятежника, то в одежды драгоценные облеките плоть мою!» Это сказал он царице Ментевваб, и была она весьма довольна этой речью его. А затем простились с ними и вышли из Гондара 22 хедара асалафи Кенфу с тиг-рейскими стрельцами, шалека Вальда Ханна с полком Ласты [и] Асрата Кирос со всадниками и пешими. И пошли они поспешно и прибыли в землю Кинфаз, где взбунтовался [Фасиль из Зугара]. И, прослышав о приходе полков, бежал Фасиль из Зугара по дороге на Самен. 1 тахсаса 19 встретил и схватил Фасиля из Зугара крестьянин, сторож [поля] машиллы 20, слуга Александра, и отдал господину своему. А этот Александр послал с вестью благой туда, где были те, кого упоминали мы прежде. И отвел его Александр туда, где были военачальники и полки, и, до того как прибыл он, пронзил Фасиля из Зугара кинжалом один тигреец, кровник его 21, называемый Зара Сион. А потом пронзили его все тигрейцы многими копьями, и умер он с позором, и отрезали ему уды и голову.

А потом поднялись они из Кинфаза, и пришли в Гондар переходами, и вошли 5 тахсаса с радостью и кликами. И подрались в Коб Астель 22 [воины] Тигрэ и Ласты, говоря: «Нам, нам принадлежат его уды и голова!» И, услышав, что подрались они, призвали царь Иоас и царица Берхан Могаса азажей, и сановников суда, и князей и сказали им: «Прекратите ссору по закону и суду!» И сказали те в ответ слово, гласившее: «Пусть [считается] убийцей [Фасиля] тот, кто захватил его первым». И приказали они Йе-Марьям Барья огласить это. И воззвал он [к ним] и сказал им, что ему было приказано. И пришли они в мире [в Гондар]. И встретились царь и царица с князьями у решетки на Ашава, и бросил Александр голову и [152] уды, и повесили их на маслине, что на Адабабае 23. И в этот день пожаловали Асрата Киросу и Александру одеяния прекрасные с золотыми кинжалами.

И когда были там царь Иоас и царица Ментевваб с князьями, пришел один дружинник дедж-азмача Варання из Дамота, чтобы поведать весть о мятеже Нана Гергиса и как убил он многих из войска его, дойдя до Дамота 1 тахсаса. И поведал он дедж-азмачу Варання сказанное. И встал дедж-азмач Варання быстро посреди князей, говоря так: «Погибло и пропало войско мое от руки Нана Гергиса!» И сказали они: «Что лучше [сделать] в таком случае?» И сказал он царю и царице: «Пошлите баламбараса Эшете, чтобы шел он со мною в поход, ибо невозможно мне без него». Сказал это дедж-азмач Варання, зная за ним две добродетели: с одной стороны, мужество, а с другой — молитву; с одной стороны, отвагу, а с другой — терпение; с одной стороны, кротость, а с другой — ведение. И тогда повелели царь царей Иоас и царица Берхан Могаса ба-ламбарасу Эшете помочь дедж-азмачу Варання со всеми князьями и войском и дали ему [должность] абагаза 24. 20 тахсаса 25 умер эдуг Абукир. А 23 тахсаса вышли дедж-азмач Варання, баламбарас Эшете, дедж-азмач Начо, шалека Вальда Ханна, шалека Васан, шалека Кабте, бальдерас Авессалом, асалафи Гадлю, аеалафи Тасфа; и никто не остался из дружинников царских, кроме тигрейских стрельцов. И пошли они переходами. И услышал по дороге баламбарас Эшете, что поклялись быть заодно агау и меча.

И пошли они поспешно, и прибыли в землю агау, и расположились на берегу [реки] Такказе, [в месте], называемом Кильти. И услышали меча, что пришли князья и войско царское, и послали Боси Адара со многими людьми, конными и пешими, к ним. А послали они их на разведку или в помощь — неизвестно, один бог знает. Встретились они с баламбарасом Эшете и приветствовали его. И пришел Нана Гергис-мятежник из своей области, взяв множество бунтовщиков и не оставив ни одного изо всех людей агау, прослышав, что пришли на него князья и войско царское воевать его. И расположился он по ту сторону этой реки напротив них, и ночевали они в этот день [там]. А 25 тахсаса умер азаж Феодосии и был погребен в церкви отца нашего Такла Хайманота. А 2 тэра 26, в пятницу, пришел из области своей Кидана Вальд и вошел к дедж-азмачу Варання. И в этот день поднялось для сражения войско царское, и дедж-азмач Варання был внизу, а баламбарас Эшете наверху, и выстроили они людей меча впереди, а людей стана позади. И сказал баламбарас Эшете: «Кто возьмет узду и осадит [коня], тому отрубят руку!» И еще сказал он дружинникам своим: «Если обратят люди меча лица к вам, да будут прежде они убиты руками вашими!» И в это время сошлись они с Нана Гергисом с великой грозою, и не устоял и немного Нана Гергис с людьми агау и бежал на коне, чтобы спастись от рук их, и [153] никто не был убит ни из князей, ни из войска, ни из людей меча. А Боси Адара бросил уды перед баламбарасом Эшете. И сказал тот Боси: «Передай благовестие царю и царице», и пошел он с Хетатом, дружинником баламбараса Эшете, в Гондар.

А они пошли в набег, и прибыли к дому Нана Гергиса, и не нашли его, и захватили много пленных, мужей и женщин, старцев и младенцев, овец и коров, коней и мулов. И ничего не осталось в земле агау. И ночевали они там в этот день. А наутро решили князья помиловать плененных и уцелевших от смерти и вернуть их в области их. И провозгласили такой указ: «Вот милует вас царь Иоас и царица Валата Гиоргис! Все вы, люди местные, возвращайтесь в области ваши и платите подати отцов ваших!» И сказал баламбарас Эшете дедж-азмачу Варання: «Отдай мне, чтобы был при мне Кидана Вальд Маме, ибо он — плохой человек». И отказался дедж-азмач Варання. И снова сказал баламбарас Эшете дедж-азмачу Варання: «Коли не даешь ты мне Кидана Вальда, пусть твоя рука будет связана узами крепкими с его рукою правой!» 27. И сказал дедж-азмач Варання для вида: «Ей» и связал его тонкою цепочкою. А затем простился с ним дедж-азмач Варання и пошел в Дамот в радости и веселии, с кликами и довольством, что отплатил за кровь родичей своих и дружинников своих силою бога, ему же слава. И в это время посмотрел баламбарас Эшете на Кидана Вальда Маме, что скован он тонкой и длинной цепочкой, когда шел он позади дедж-азмача Варання. И тогда печалился баламбарас Эшете и горевал весьма. И послал он к дедж-азмачу Варання бальдераса Авессалома с шестью всадниками, говоря так: «Зачем ты поступаешь так? Когда прежде сказал я тебе отдать его мне, ты отказал мне, а когда я сказал связать его узами крепкими, ты не заточил его. Ныне же знай и ведай, что, если отпустишь ты его, будет он враждовать с тобою!» И это передали гонцы. И сказал ему дедж-азмач Варання слово ответное: «Верна эта речь твоя, и истинны слова твои. Отныне не отпущу я его и не выпущу, а буду стеречь стражею крепкою!» И возвратился бальдерас Авессалом, и нашел баламбараса Эшете, который ждал его с немногими людьми до вечера, и передал ему все сказанное.

А князья, и войско, и весь обоз поднялись утром и стали возвращаться тою дорогою, по которой прежде пришли. И оставшиеся позади вместе с баламбарасом Эшете говорили ему: «Пошли, раз пришел Авессалом, не станем ночевать среди кровников, а сядем на коней приготовленных, чтобы догнать скорее войско и обоз». И сказал им баламбарас Эшете: «Не дело это, если увидят люди агау, что поскакали мы на конях, то подумают, что испугались мы, и приготовятся воевать нас. Ныне будем ночевать и не станем бояться ни нападения агау, ни голода, ни жажды один день». И сказали все: «Да будет, как ты сказал». И искал он что поесть и не нашел другой пищи, кроме нескольких хлебов, и разломил их по маленькому [154] кусочку с палец и дал всем. И ночевали они там отважно и спали [все] до утра, кроме одного человека, по имени Васан, шалека щитоносцев. Вечером того дня сказал Васан баламбараву Эшете: «Ныне спи и отдыхай, ибо устал ты и много труждался прежде, днем и ночью». И это сказал он не для того, чтобы похвастать своим мужеством, но потому, что любил его и не спал сам. А наутро поднялись они оттуда, и пошли по старой дороге, и встретились с обозом и войском.

А 6 тэра 28 Боси Адара, вестник благой, бросил уды пред царем Иоасом и царицею Валата Гиоргис. А 10 тэра бежал Боси Адара и вошел в свою страну меча. А 15 тэра вошел ба-ламбарас Эшете со своими в Гондар. И встретились у решетки царь Иоас и царица Берхан Могаса, а князья были на Ашава, и бросали уды и многую добычу, [взятую у] агау. А 19 тэра 29 встретились в Аджале гемб 30 царь и царица и устроили пир для князей и воинов. И когда они там ели и пили, затеяли драку на Кайла Меда 31 дружинники Черкина Начо и дружинники Вальда Хаварьята по малому поводу, и погибло много людей с одной и с другой стороны. И вышел шалека Вальда Ханна разнимать их. Тогда выстрелил из ружья один тигреец, и умер он мгновенно. А за ним вышел баламбарас Эшете в грозном величии, восседая на коне по имени Гесе 32, и приблизился к ним, и встал меж ними. Сначала укорил он и отправил дружинников Вальда Хаварьята с господином их по домам, а потом отправил по домам дружинников Черкина Начо. А затем пошел баламбарас Эшете к шалека Вальда Ханна и обнаружил, что тот уже мертв. Тогда плакал он, и рыдал, и спрашивал, кто убил его, и неизвестен остался тот человек. Затем отнесли его в церковь рождества [богородицы] и погребли там.

10 якатита 33 снова разнеслась весть о мятеже людей меча и агау. И решили царь и царица с князьями и сановниками, чтобы шел [в поход] рас Вальда Леуль, ибо та страна — [страна] наместничества его как бехт-вадада. И в этот день провозгласили указ, гласивший так: «Все вы, князья, и войско, и обязанные идти в поход с царем, следуйте за расом Вальда Леулем, начальником совета нашего 34, воевать с врагами нашими!» 25 якатита, на следующий день после начала поста, поднялся Вальда Леуль из Гондара со всеми князьями и войском царским и пошел в землю меча. А прежде чем пришли они туда, сразились агау и меча с дедж-азмачем Варання, и погибли агау и меча от копья дедж-азмача Варання. А еще пришли в Гондар абето Вале и абето Веладж из страны меча, говоря: «Мы верны царству». И помиловали их царь Иоас и царица Ментевваб, и повел их дедж-азмач Начо туда, где был рас Вальда Леуль, в страну меча, для примирения. 10 миязия 35, в пятницу, вошли в Гондар рас Вальда Леуль, и дедж-азмач Гета, и паша Евсевий, и дедж-азмач Мамо, и все войско, заключив мир с агау и меча. А 12 миязия, в день вербного воскресенья, убил Кидана Вальд Маме абето Веладжа. 19 миязия [155] была пасха. А 23 генбота 36 был смещен эччеге Евстафий и назначен эччеге Енох в [месяце] сане 1-го дня 37. И в этом месяце снова убил Кидана Вальд Маме Гергиеа Паулоса. 30 сане 38 умерла госпожа Ваби, мать государя Иоаса, и была погребена в Квескваме. 6 хамле 39 умер лика маквас Бору и был погребен в Ацацаме святого Михаила.

Глава 3. В 7249 году от сотворения мира, в год Матфея, на 2-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис, начался маскарам в четверг, лунная эпакта 9, труб 21. 23 маскарама 40 было смещение и назначение [на должности]. Тогда были назначены рас Вададже в Амхару, дедж-азмач Гета — тэкакен бэлятен-гета, паша Евсевий — в Годжам, дедж-азмач Дуло — пашою, дедж-азмач Мамо — фитаурари с [должностью азажа] Йебаба, баламбарас Ментесенот — азажем эрак-масара, баджеронд Вальда Хаварьят — кень-азмачем, Фарес Кенфу — баджерондом казны, Чоле — гра-азмачем, азаж Люле — эдугом, Йонакендис — дедж-азмачем Самена, Асрата Кирос — лика макваеом, дедж-азмача Ва-рання помирили с Нана Гергисом и назначили в наместничество агау, и пошел он в Дамот. И сместили малака ганата Анастасия и назначили авву Вальда Леуля в [церковь] «Ноева ковчега». 20 якатита 41 умерла в Годжаме вейзаро Валата Хейвот, жена паши Евсевия. А 4 миязия 42 была пасха. А 21 сане 43 вошел в столицу Сэхуль Микаэль, дедж-азмач Тигрэ. И встретились у решетки царь Иоас и царица Берхан Могаса, и приветствовал он их со многими дарами, то бишь подарками. Царь же и царица зимовали в здравии.

Глава 4. На 3-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис, на 7250 году от сотворения мира начался маскарам в пятницу, [год] евангелиста Марка, лунная эпакта 20, труб 10. 23 маскарама 44 вошел в столицу дедж-азмач Айо из Бегамедра и бросил уды пред царем и царицей. 1 тэкэмта утвердили царь Иоас и царица Валата Гиоргис должность за расом Вальда Леулем. 8 тэкэмта снова встретились у решетки покоев царь и царица, и было смещение и назначение [на должности]. И был назначен Сэхуль Микаэль дедж-азмачем Самена, дедж-азмач Мамо — кень-азмачем, кантиба Нэца Крестос — азажем Йебаба с [должностью военачальника полков] Йельмана и Денса, а брат его Авессалом — кантибой. Смещен был Фарес Кенфу и назначен Вальда Хаварьят баджерондом казны, Курач — фитаурари, Вальда Микаэль — шалека [полка] Каниса, абето Зара Сионэдугом. И все [остальные] были утверждены в должностях своих. 26 тэкэмта 45 упокоилась вейзаро Энкойе, мать раса Вальда Леуля и царицы Ментевваб, гордость всех уроженцев Квары. И погреб ее баламбарас Эшете 46 в церкви троицы святой, что в Данказе. 15 хедара 47 был назначен бэлятен-гета Такла Абиб нагадрасом. 14 тэра 48 умерла вейзаро Валата Негест из Марава и была погребена в [церкви] рождества [богородицы]. [156]

Начался магабит. В этом месяце получили повеление от царя Иоаса и царицы Валата Гиоргис дружинники баламбараса Эшете и пошли в страну шанкалла, называемую Дангура, что напротив Балья, а воеводою тогда был бэлятен-гета Петр, советник баламбараса Эшете. Ибо эти шанкалла прежде платили подати царю и царице, а ныне отказались повиноваться, и не дали дани царю и царице, и беспокоили страну христиан. И потому пошли на них походом. 29 магабита 49 пустились они в набег, и обрели великую победу, и убили много шанкалла. А прежде всех убил одного бэлятен-гета Петр и захватил троих. И не было такого, кто не убил бы [врага] изо всех дружинников баламбараса Эшете, и захватили они мужей и жен шанкалла. И было несколько [человек] из дружинников баламбараса Эшете, уязвленных и убитых из луков шанкалла. 12 миязия 50 вошли они в Гондар. И встретились у решетки царь Иоас и царица Берхан Могаса, и бросили [они пред ними] уды. 24 миязия была пасха.

20 сане 51 решила царица Берхан Могаса с родичами своими перенести тело сына своего, царя царей Иясу, и тотчас призвала «уста царя» 52 Армаскоса и приказала, говоря: «Возьми один сосуд, наполненный благовониями, и две пелены и две раки, запирающиеся на замок и обтянутые кожею красной, то бишь сафьяном» 53. И еще дала она ему шелковые плащи и плащи короткие 54, чтобы завернуть в них царя Бакаффу и царя Иясу. И в этот день вечером вышла царица Ментевваб в Дабра Цахай. А этот Армаскос пошел в церковь отца нашего Такла Хайманота, чтобы перенести тела двух царей, и князья пошли с ним. И пришли абуна 55 и эччеге с иереями, и диаконами, и сановниками всех церквей, и прочли разрешительную молитву, тюдобающую покойным, и перенесли двух царей, и поместили их в две раки. 21 сане вынесли они их оттуда и принесли в Дабра Цахай с великой честью, с гимнами и песнопениями, с венцами, и крестами, и панихидами по дороге. И пришел рас Вальда Леуль со знаменами и многими барабанами, с [трубами] каны галилейской 56 и [простыми] трубами. И тогда оплакивали все люди города сего царя Иясу, как в день смерти, ибо сей царь был отцом сиротам и опекуном вдовам. И внесли его в Дабра Цахай и поместили в башню, что сбоку от этой церкви 57. И когда узрела матерь его, царица Валата Гиоргис, мертвенное тело сына своего, царя Иясу, опечалилась сугубо и плакала, так что пропала краса с лица ее. И дала она иереям на помин царя много коров, и овец, и хлебы чистые (Юд. 10, 5), и вина, и меда, и пития пьяного, то бишь араки 58. А затем возвратилась она в дом свой, простившись с абуной Иоанном, и эччеге Енохом, и всеми князьями и сановниками, иереями и диаконами. А мертвенное тело царя Бакаффы оставили там, в церкви отца нашего Такла Хайманота.

26 сане 59 умерли в один день цераг масаре Хабта Денгель в Горгоре и был погребен на острове Галила и эдуг Зара Сион [157] в Гондаре и был погребен в Ацацаме святого Михаила, и нагадрас Завальд в Дангуре. А 3 пагумена 60 умерла вейзаро Люлит, дочь раса Вальда Леуля и жена Бору Дагаго, в земле Йебаба. И зимовали царь и царица в здравии.

Глава 5. В 7251 году от сотворения мира, год Луки-евангелиста, на 4-й год царствования царя Иоаса и царицы Берхан Могаса, начался маскарам в день первой субботы 61, лунная эпакта 1, труб 29. В этом месяце усилился мятеж одного человека из дома меча, по имени Кидана Вальд Маме, и собрал он всех людей из джави, из людей Дамота и Габарма и воспротивился великому воеводе дедж-азмачу Варання. И однажды, 7 маскарама 62, в пятницу, напал в полдень на дедж-азмача Варання этот Кидана Вальд Маме и убил несколько людей из дружинников дедж-азмача Варання. И погибли тогда абето Габра Абиб и абето Наум, которые были с дедж-азмачем Варання. А 9 маскарама, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь Иоас и царица Валата Гиоргис и утвердили должность раса Вальда Леуля. 16 маскарама умерла вейзаро Валата Эгзер, жена Пимена. А 17 маскарама умер в Дабра Берхане лике Кокаба Леда. 18 маскарама встретились снова у решетки царь и царица, а князья были на Ашава, и было смещение и назначение [на должности]. Был смещен Ментесенот и назначен Нэца Крестос азажем эрак масара, Фарес Кенфу [был назначен] фитаурари, Курач — азажем Йебаба, Гошу — лика маквасом, Асрата Кирос — эдугом, лике Фасило — цехафе-тээзазом, абето Габра Эгзер — лика мацани. А из священства был смешен малака цахай Авсе и был назначен малака цахаем Феодор в Квесквам; малака ганат Иоанн [был назначен] цераг масаре. Был смещен авва Александр и назначен авва Адара Гиоргис в [церковь] святого Георгия, Нахуда — в [церковь] спасителя мира, абето Абиб — в [церковь] в Дафача, авва Пантелей — в Або. А еще были назначены авва Вальда Леуль в Ацацаме святого Михаила и авва Адара Гиоргис в «Ноев ковчег». А остальных утвердили в должностях их.

В этом месяце разнесся слух о большом мятеже Кидана Вальда Маме и как собрал он всех людей в мятеже своем. А потом держали совет царь и царица со всеми князьями и сановниками суда, кому идти на мятежника и сражаться с ним. И сдумали они совет прекрасный, чтобы шел дедж-азмач Гета. И тогда провозгласили указ, чтобы был сбор всем полкам и всем прежним бойцам, а князьям, назначенным и смещенным, следовать за великим воеводой 63 дедж-азмачем Гета. 27 маскарама 64, в четверг, вышли из Гондара все князья: то бишь дедж-азмач Гета, воевода, со всеми дружинниками своими и с воинами [полков] Бурса и Чафанта, щитоносцами и Касар; дедж-азмач Начо с тьмами воинов, со многими ружьями и снаряжением воинским, то бишь лебдами 65, без числа; дедж-азмач Евсевий; паша Дуло; фитаурари Фарес Кенфу; Курач — азаж йебаба; асалафи Кенфу с полком тигрейских стрельцов; [158] шалека Вальда Микаэль с [полком] Каниса; шалека Кабте с [полком] Ласты; и смещенные князья: гра-азмач Айядар, азаж Ментесенот, азаж Люле, азаж Кидане, кень-азмач Начо. А из дружинников раса Вальда Леуля — бэлятен-гета Кабту, бэля-тенгета Боси Адара, бэлятен-гета Аладо, бэлятен-гета Йе-Селласе Барья, бэлятен-гета Сэну и много других, чьих имен мы не называем. Все они пошли по дороге на Дангельбар в поход на меча, и в этом походе был дедж-азмач Гошу в должности лика макваса. Потом поведаем мы историю побед дедж-азмача Гошу и историю всех дружинников его, если доведет нас бог до места [этого] повествования.

И прибыли они туда, где был дедж-азмач Варання, и встретились с ним. А из уроженцев Квары пришли на помощь ему фитаурари Сэну и Эляй Начо. Этот же Кидана Вальд Маме пребывал в превозношении, покуда собирал войска, чтобы сражаться с ними, пеших и конных, с ружьями и со многими лебдами, и покуда не постигло его то, что постигло мятежников, которые погибли в Фантаре, присоединившись к Тансе Мамо и паше Илии 66. 4 тэкэмта 67 умер в Гондаре Зэкро Начо и был погребен в стране своей, Карода. 15 тэкэмта прибыло войско царское в страну его, Кэркэня. И когда услышал этот мятежник Кидана Вальд Маме, что пришли на него великий воевода дедж-азмач Гета и дедж-азмач Варання, и все князья, и войско, восседающие на конях, с лебдами, и пешие, держащие щиты и копья, держащие ружья и луки, с грохотом, подобным грому зимнему, то тотчас бежал Кидана Вальд Маме и пошел к Асава. Люди же меча, что собрались к нему, пошли с ним. Этот уход их был не из-за страха, но чтобы устроить засаду, ибо прежде устроил он такую же засаду дедж-азмачу Варання, когда убил Наума и Габра Абиба. Эти же преданные царству преследовали его и не находили. И так кружил он из страны в страну много дней, и не удавалось ему устроить засады.

2.3 тэкэмта, во вторник, разделилось войско царское надвое: половина пошла с дедж-азмачем Гета по дороге на Ледж Амбара, а половина пошла с дедж-азмачем Начо и Фаресом Кенфу, то бишь фитаурари, по дороге в верхнюю Денса. И обнаружили, что заночевал в ней этот мятежник, и пошли поспешно, и прибыли к нему. И повернулся к ним Кидана Вальд Маме для сражения, облаченный в одеяние воинское, то бишь лебд, восседая на коне. И было сражение в стране, называемой Амадамит. И не убил этот мятежник никого, кроме одного человека, что был барабанщиком. А один стрелец выпалил из кремневого ружья так, что пробил нос его коню. И в это время пронзил его один молодец копьем острым, то бишь дротом, и пал он с коня, и умер от одного удара, и не спасся ни силою своею, ни силою коня своего, ибо постигло его то, о чем говорил Давид: «Исполина не защитит великая сила. Ненадежен конь для спасения, не избавит великою силою своею» (Пс. 32, 16-17). И когда содрали с него одеяние воинское, то поняли, [159] что это погиб Кидана Вальд Маме. И отрезали ему уды и голову. А люди меча, что были с ним, рассеялись как дым и были сорваны, как листья сухие и как саранча, занесенная в море, волнуемое ветром. А уцелевшие от смерти мятежники, убегая, бросились туда, где был великий воевода дедж-азмач Гета, приготовившийся к битве. И узнал он, что погиб Кидана Вальд Маме, и велел убить всех, кто бежал оттуда. И была великая победа, и снискали все люди много коней и мулов, быков и коров, овец и коз, ружей и копий, сабель, и мечей, и всякой утвари домашней. И разошлись в набег с одной стороны до Абая, а с другой стороны до границ Годжама. А затем приказал дедж-азмач Гета пробить в барабан отступление, и повернули они к Гондару и послали голову его с одним человеком, дабы были [там;] радость и довольство. И 27 тэкэмта 68 прибыла голова в Гондар и была повешена на Адабабае. И была великая радость в городе.

А потом пошел дедж-азмач Варання в свою область Дамот, а дедж-азмач Евсевий — в Годжам, а фитаурари Кенфу — в Бахр Аруси. А остальные князья и войско пришли с дедж-азмачем Гета по дороге на Йебаба; и 7-го хедара 69 вошли в Гондар дедж-азмач Гета, и все князья, и войско из похода на меча. И встретились царь Иоас и царица Валата Гиоргис и бросали уды пред царем и царицей. Один брат Кидана Вальда Маме, Вальда Руфаэль, был схвачен и приведен в Гондар в узах, а другой брат этого мятежника, по имени Лофис, исчез тогда, и вошел в пустынь Варк Лабухо, и прибег к авве Емане.

В [год] этого евангелиста была распря меж дедж-азмачем Евсевием и меж расом Вададже, и продолжалась эта распря несколько дней. Тогда услышал дедж-азмач Евсевий, что решил рас Вададже послать людей в Годжам воевать его, и послал он одного человека из дружинников своих к царю Иоасу и царице Ментевваб и ко всем родичам своим, говоря: «Знайте, что решил рас Вададже воевать меня. Благословите же смерть мою!» И тотчас повелели они асалафи Ляфто, ибо он — мэзэккэр Амхары 70, сказать [расу Вададже]: «Не выходи из пределов своих и не пересекай реки Абая!» Тот повиновался, пошел и поведал все это. И сказал рас Вададже коварно: «Добре». И снова, когда услышали царь и царица, что усилилась вражда между двумя витязями, приказали они лике Фасило и азажу Авессалому, говоря как и прежде. И пошли они дорогою на Энабэсе и прибыли в землю Гасас. И когда пришли они, воспрепятствовал им рас Вададже дойти до него; в то же время послал рас Вададже войска свои и всех дружинников своих двумя дорогами: одни поднимались по склону Вамбарья, а другие поднимались по склону Вайната и расположились в Мар-коревос. А [первая] половина была в земле Эннабэре и ночевала [там] в этот день. А наутро пустились они в набег, и захватили людей и скот, и пожгли огнем многие дома вплоть до подножия монастыря Мартула Марьям. И когда услышал это [160] дедж-азмач Евсевий, провозгласил он указ, говоря: «Все люди Годжама да следуют за мною, то бишь [полки] Энамай и Дарабе, Басо и Либан, Губья и Даген, Шебаль и Баранта, Энауга и Ангуата, что в земле Иенач!»

И поднялся он из стана своего Зава с немногими людьми, распалившись сердцем огнем ярости и пылая помышлением пламенем гнева, и ночевал в Бадма. А из Бадма поднялся, и прибыл в землю Тора Меда, и увидел приход полков Годжама, которых было не много и не мало, ибо не знали они еще, что творится в их стране. А оттуда поднялся дедж-азмач Евсевий и прибыл в Максанё Габая 71, послав [полк] Либан с шалека Иоилем и барабанщиком 72 Адго к Эннабэре, где были дружинники раса Вададже и все люди амхарские и тулама, ибо прибыли они на сбор, а абагазом у них был баламбарас Дури. Сам же дедж-азмач Евсевий пошел к Маркоревос и расположился напротив той амбы. Свечерело, и заночевали они [там] в этот день. А наутро встретились они в битве, и было великое сражение, и погибло много людей из Амхары и Либан, но победа была людям амхарским. И когда увидел это сражение дедж-азмач Евсевий и что нет победы людям его, послал он всех людей Эннабэсе туда, где был баламбарас Дури, сказав: «Идите, бейтесь крепко, и да не ускользнет от вас ни один из людей Амхары, и не смотрите на тех, кто скажет вам отступить!» И была великая битва, больше чем прежде, меж ними. И все люди Амхары бежали и рассеялись как дым, и погибли многие от колья. Одни пали в пропасть и погибли, а другие утонули в речном потоке Абая, у которого был рас Вададже. Он же поднялся и пошел по дороге на Мес. И бежали тою ночью пребывавшие на амбе Маркоревос, когда увидели, что была победа дедж-азмачу Евсевию. И, прибыв, преследовало их войско дедж-азмача Евеевия до берегов Абая, убивая и пленяя. И обрели они много снаряжения воинского, а асалафи Ляфто нашел одно ружье, брошенное в лесу, и обрадовал тем людей дома своего и людей страны своей. И возвратился дедж-азмач Евсевий с величием в стан свой со всем войском Годжама и войском своим.

Начался тэр. В этом месяце был смещен рас Вададже и назначен Дури дедж-азмачем Амхары. Рас Вададже же вошел в Гондар в страстную неделю. 16 миязия 73 была пасха. В этом месяце встретились в замле Аджамле царь Иоас, и царица Валата Гиоргис, и все князья, и сановники суда. И призвали раса Вададже, и поставили его под крыльцом, и обвиняли его устами лике Такла Хайманота, ибо он — жан-дараба азаж 74. И сказал рас Вададже: «Нехорош я и достоин смерти!» И, сказав это, пал он ниц, говоря: «Простите меня и помилуйте!» И в это время восстали и поднялись все князья и сановники, говоря: «Помилуйте его, ибо обычай ваш — милосердие». И помиловали его царь и царица. И сказал рас Вададже: «Царствовать вам тысячу лет!» 75. А 24 хамле умер дедж-азмач [161] Иоседек и был погребен в Ацацаме святого Михаила. И зимовали царь и царица в здравии.

Глава 6. В 7252 году от сотворения мира, год Иоанна-евангелиста, на 5-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис, начался маскарам во вторник, лунная эпакта 12, труб 18. 7 тэкэмта 76, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь и царица и утвердили должность раса Вальда Леуля. 12 тэкэмта встретились снова царь и царица в покоях и было смещение и назначение [на должности]. Был назначен дедж-азмач Мамо фитаурари, дедж-азмач Евсевий — пашой, Хайла Иясус — дедж-азмачем Годжама, Фарес Кенфу — кень-азмачем. Был смещен Чоле и назначен Курач гра-азмачем, рас Вададже [был назначен] азажем йебаба. Был смещен азаж Тарбинсс и назначен Даваль Фасиль цедж-азажем 77, Лубо — шалека [полка] Каниса, и всех [остальных] утвердили в должностях их. 22 тэкэмта умер гра-азмач Чоле и был погребен в [церкви] святого Иоанна. 27 тэкэмта 78 умер рас Вададже и был погребен в Квескваме.

Начался тэр. В этом месяце был назначен Гошу, сын раса Вададже, дедж-азмачем Годжама, гра-азмач Айядар — лика маквасом. 12 магабита 79 умер малака берханат Исайя [и был погребен] в [церкви] рождества [богородицы]. 30 магабита 80 была пасха. 5 генбота 81 сожгла молния церковь в Азазо. 15 генбота умер в Тигрэ баджеронд Вальда Хаварьят, сын дедж-азмача Микаэля. 18 генбота умерла вейзаро Валата Сион и была погребена в [церкви] рождества [богородицы]. 20 нехасе 82 умерла вейзаро Атакарнеш и была погребена в [церкви] рождества [богородицы]. И зимовали царь и царица в здравии.

Глава 7. В 7253 году от сотворения мира начался маскарам во вторник, [год] евангелиста Матфея, лунная эпакта 23, труб 7, на 7-м году царствования царя Иоаса и царицы Валата Гиоргис. 12 маскарама 83 встретились у решетки покоев царь и царица и утвердили должность раса Вальда Леуля. 19 маска-рама встретились они снова у решетки и было смещение и назначение [на должности]. Был назначен баламбарас Эшете к агау, Курач — кень-азмачем, Эшете Мамо — беджерондом казны, Фарес Кенфу-баджерондом тронного зала, и все [остальные] утверждены в должностях своих. А из священства Вальда Эвостатевос был назначен в [церковь] отца нашего Евстафия. В этом месяце вошел дедж-азмач Айо из Бегамедра в Гондар. А на второй день был назначен сын его, Йе-Марьям Барья, гра-азмачем, а абето Кенфу, сын абето Бэца Гиоргиса из Годжама, был назначен в Энабэсе. 21 тэкэмта 84 украсили они украшениями прекрасными дедж-азмача Айо. Царица же дала абето Йе-Марьям Барья дочь свою, вейзаро Есфирь, в жены. 24 тэкэмта вышел дедж-азмач Айо и пошел в страну свою, Бегамедр.

Начался хедар. 12-го 85 поднялся дедж-азмач Начо в монастырь Магвина без ведома монахов, живших там. И тогда [162] послали монахи гонцов к царю и царице, говоря: «Вошел он в монастырь наш своевольно против желания наставника нашего». И, услышав это, повелели царь Иоас и царица Валата Гиоргис азажу Авессалому [сказать дедж-азмачу Начо]: «Зачем ты сделал такое дело? Ныне же выходи быстро и не живи в монастыре Магвинском!» И, прибыв, передал азаж Авессалом весь приказ царя и царицы. И отказался [повиноваться] дедж-азмач Начо. И возвратился азаж Авессалом в столицу и рассказал царю и царице, что отказался послушаться приказа их дедж-азмач Начо.

Начался тахсас. Второго дня 86 встретились царь и царица в «новом доме» 87, и призвали всех князей и сановников, и поведали им, что отказался и преступил повеление их дедж-азмач Начо. И держали они совет и сказали: «Быть походу!» И тогда провозгласили указ на Адабабае, чтобы был сбор всем полкам и прежним бойцам и чтобы следовали они за дедж-азмачем Гета, великим воеводой. 6 тахеаса поднялись князья, то бишь абагаз дедж-азмач Гета, паша Евсевий, дедж-азмач Мамо, кень-азмач Курач, шелка Лубо, и все князья назначенные и смещенные, и все полки. И пошли они по дороге на Жанфакара и прибыли к подножию Магвины и окружили Начо. И был с ними Эмайя Кенфу, шалека 500 стрельцов тигрейских. 10 тахсаса послал великий воевода дедж-азмач Гета своих дружинников ко всем князьям и военачальникам, говоря: «Знайте, что на вас засада, и будьте готовы к сражению». И сделали те, как им было сказано. И этой ночью разослал дедж-азмач Начо своих дружинников по трем дорогам со многими конями и леб-дами и со многими ружьями и копьями. И устроили они засаду на войско царское и сразились битвой великой. И возопили воплем великим дружинники дедж-азмача Начо, так что было слышно издалека. А войско царское молчало и не вопило, подобно им, но пребывало в строю, закрывшись щитами и с ружьями наготове. И тогда бежали и обратились вспять дружинники дедж-азмача Начо. И бежали не только одни дружинники его, но и многие враги, что объединились с ними. И наутро следующего дня поднялось войско царское оттуда и прибыло ко вратам входа, что внизу этой амбы. А в это время пребывал дедж-азмач Начо на склоне горы в шатре. И сказал он тем, кого упоминали мы прежде: «Второй раз не делайте, как этой ночью, а бейтесь крепко до конца!»

И встретились и те и другие: люди мятежные и люди верные, и одно время была победа этим мятежникам. И тогда нашел дедж-азмач Евсевий одного монаха и спросил его, говоря: «А есть ли другая дорога или нет, что ведет на гору Магвинскую?» И сказал монах: «Есть узкая тропа». И пошел дедж-азмач Евсевий один с дружинниками своими, ведомый этим монахом, и прибыл внезапно туда, где был дедж-азмач Начо. И когда увидел дедж-азмач Начо, что пришел на него дедж-азмач Евсевий, то бежал и удирал, и рассеялись все [163] дружинники его и расточились, как прах пред лицом ветра. Одни были убиты копьем, другие пали в пропасть, третьи были схвачены и пленены. А сам дедж-азмач Начо ушел с немногими людьми в область балау, называемую Хумран. И в это время прозвало войско царское дедж-азмача Евсевия именем Абба-Черку 88 и нашло на этой амбе много коней и мулов, и много щитов и копий, и много ружей и парчи, и много мечей и сабель, и много другого добра, что нам и не исчислить. И возвратилось войско царское в радости и веселии, и вошли они в Гондар. И встретились царь Иоас и царица Валата Гиоргис у решетки покоев, и бросали уды и добычу все князья и войско царское.

17 тахсаса 89 умер лика маэмэран 90 Нэвай и был погребен в [церкви] царской ризницы. 26 тахсаса умерла вейзаро Валата Петрос и была погребена в Каха в [церкви] Иисусовой. 5 миязия 91 умерла вейзаро Лянчо и была погребена в Дабра Берхане. 8 миязия умер лике Такла Хайманот и был погребен в Дабра Берхане. 30 миязия 92 была пасха. 45 генбота 93 умерла вейзаро Эмайя, дочь абето Александра, и была погребена на Адабабае [в церкви] Иисуса. 14 сане 94 умер кень-азмач Курач и был погребен в [церкви] рождества [богородицы]. В этом месяце умер Киракос, наместник Эбната, и был погребен в своей стране. И зимовали царь и царица в здравии.

Глава 8. В 7254 году от сотворения мира, [год] евангелиста Марка, на 7-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис, начался маскарам в среду, лунная эпакта 4, труб 26. 2 тэкэмта 95 встретились у решетки покоев царь Иоас и царица Валата Гиоргис и утвердили должность раса Вальда Леуля. 10 тэкэмта умер в Алафа Габра Маскаль, сын дедж-азмача Гета. 12 тэкэмта встретились снова в покоях царь и царица и было смещение и назначение [на должности]. Был назначен баламбарас Эшете пашой, гра-азмач Йе-Марьям Барья, сын дедж-азмача Айо, — баламбарасом, дедж-азмач Мамо — кень-азмачем, паша Евсевий — фитаурари с [должностью азажа] Йебаба, асалафи Кенфу — гра-азмачем. Был смещен азаж Буляд и назначен Армаскос эльфиль азажем. Был смещен Вальда Микаэль и назначен шалека Биреле [военачальником] полка Ласта. Был смещен малака берханат Кефла Марьям и назначен малака цахай Авсе в Дабра Берхан. Кефлю, сын лика маэмэрана Нэвая, был назначен лика маэмэраном. А других утвердили на должностях их. 10 хедара 96 умер абуна Иоанн-митрополит и был погребен в [церкви] святого Гавриила. 12 миязия 97 была пасха. 15 генбота 98 умер азаж Люле и был погребен в [церкви] рождества [богородицы]. Царь же ч царица зимовали в здравии.

Глава 9. В 7255 году от сотворения мира, на 8-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис начался маскарам в четверг, [год] евангелиста Луки, лунная эпакта 15, труб 15.

12 тэкэмта 99 умерла вейзаро Валата Руфаэль, жена [164] баламбараса Эшете, и была погребена в Квескваме 100. 3 тэкэмта встретились в покоях царь и царица и утвердили должность раса Вальда Леуля. 17 тэкэмта встретились они снова у решетки и было смещение и назначение [на должность]. Был назначен баламбарас Эшете дедж-азмачем Дамота, Гошу — пашой, а все другие утверждены в должностях их. 18 тэрэ 101 умер дедж-азмач Варання в Дамоте. 271 миязия, 102 была пасха. 22 сане 103 умер азаж Адго Айчеу в Вахни и был погребен в Амба Марьям. Зимовали царь и царица в здравии.

Глава 10. В 7256 году от сотворения мира, на 9-й год царствования царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис, начался маскарам в день первой субботы, [год] евангелиста Иоанна, лунная эпакта 26, труб 4.

А до [года] сего евангелиста в месяце сане 104 возвратились из Египта с аввой Варку ученики Яко Барья, взяв с собой хартию, говоря: «Нас прислал патриарх», а правда это или неправда — бог весть 105. И встретились в «новом доме» государь и государыня и призвали немногих иереев из чад дома отца нашего Такла Хайманота и отца нашего Евстафия. И была прочитана эта хартия пред ними, гласившая: «Воплощение от духа святого означает помазание» и отвергавшая все страны, что говорили: «Воплотившись, получило [слово] помазание». И с этим согласились чада отца нашего Такла Хайманота и чада отца нашего Евстафия. А из князей одним она понравилась, а другим не понравилась. И была распря великая в столице с Ябо Барья и учениками его, ибо была принята эта хартия, не согласная со святым Писанием. И зимовали в ропоте и говорили все иереи, которых упоминали мы прежде: «Коли так, пусть дадут нам собор, а коли не так, пусть выгонят [их] из столицы нас ради, ибо они — отлученные, как отлучен был прежде отец их, Вальда Тансаэ, изменник богу!» 106. И дали им ответ царь наш Иоас и царица наша Валата Гиоргис, гласивший: «Не собирает царь собора о вере без митрополита!»

22 маскарама, в день первой субботы, собрались на Кайла Меда все сановники и иереи, [уроженцы] Ласты и Амхары, [воины] полка Каниса и тигрейцы, торговки и трактирщицы тигрейского квартала 107. И анафематствовали все иереи, говоря: «Пусть выгонят этих беззаконников!» И была смута и волнение во всей столице царской. И, услышав об этом, спустился рас Вальда Леуль на Кайла Меда с князьями и войском, и никого не осталось при дворе. И сказал он им: «Мир всем вам! По какой причине анафематствуете? Ныне исполню я вам желания ваши. Пойдемте к царю и царице!» И сказали они: «Ей». И когда выходили, то прибыли ко вратам эччеге и вспомнили тогда, что не спустился эччеге Енох к ним на Кайла Меда отлучать этих беззаконников. И по этой причине сломали двери дома его, и разграбили все имение его, и нашли много добра столичного 108. И содрали одеяния его, и спихнули его с престола его, и били великими побоями. И, услышав об этом, [165] повелели царь и царица Евдокию идти к нему и привести его. И принесли его на носилках и внесли во дворец царский. И в это время вошел рас Вальда Леуль и поведал об этом царю и царице, и сказали они ему: «Пусть будет в другой день» 109.

23 маскарама, в воскресенье, умер гра-азмач Кенфу и был погребен в Ацацаме святого Михаила, и была великая печаль в доме царском. 24-го, в понедельник, снова спустились иереи на Кайла Меда. И, услышав об этом, повелела царица Ментевваб азажу Армаскосу, ибо он един верою с верою ее и доверяли ему эти иереи, пойти и сказать: «Из-за чего волнуетесь вы? Что-нибудь другое волнует вас или вера православная? О вере ревную и я, как и вы, как гласит Писание: "Ревнуйте о дарах больших" (I Кор. 12, 31). Эта ревность моя не о людях, а о боге. И если вы спросите меня: "Какова твоя вера и вера отцов твоих?", [я отвечу]: тем, что воплотился, — помазан, сим воплощением помазан, и этим помазанием стал сыном существенным». И тотчас возрадовались все иереи и люди столицы и возвратились по домам. А в среду 26 маскарама вошел рас Вальда Леуль и решил с царем и царицей выгнать [противников] указом. И был провозглашен указ, гласящий: «Пусть уходят из столицы авва Ябо Барья, и авва Исидор, и Амадо Такла Хайманот и живут в другой стране. А если кто скажет "помазанием плоть соединились", смертью умрет!» И сказали иереи Гондара: «Пою господу, ибо он высоко превознесся» (Исх. 15, 1).

9 тэкэмта 110 встретились у решетки покоев царь Иоас и царица Валата Гиоргис и было назначение и смещение [с должностей]. Был назначен Гошу пашою с [должностью] кантибы, а Авессалом — гра-азмачем. А из священства назначили наставника Иезекииля настоятелем [церкви] отца нашего Евстафия, а Фасиля — настоятелем «Ноева ковчега», а Исаака — настоятелем [церкви] святого Руфаила, а Вальда Малакота — настоятелем Ацацаме святого Михаила, а наставника Сэна Малакота — цераг масаре 111, За-Агаэзта — настоятелем [церкви] святого Георгия, Иоанна — настоятелем [церкви] рождества [богородицы]. А остальных утвердили в должностях их.

13 хедара 112 пришел от дедж-азмача Микаэля в Гондар Бади, царь Нубии, то бишь Сеннара, и поклонился царю и царице. И в этот день вошел самозванец, который говорил ложно:

«Я — сын государя Иясу», схваченный руками амхарцев. 16 хедара повесили его на Адабабае. 28 тэра 113 умер азаж Бахрей и был погребен в церкви отца нашего Такла Хаймано-та, 5 якатита 114 убили галласы дедж-азмача Дуло их Амхары, и был плач в доме царском. 22 якатита умер дедж-азмач Айо из Бегамедра. 3 магабита 115 умерла вейзаро Хамальмаль, дочь царя Иясу, и была погребена в Ацацаме святого Михаила. 16 миязия 116 была пасха. И зимовали царь и царица в здравии. [166]

Глава 11. В 7257 году [от сотворения] мира начался маскарам в воскресенье, [год] евангелиста Матфея, лунная эпакта 7, труб 23, а тентейон 5. 8 маскарама 117, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь Иоас и царица Валата Гиоргис и утвердили должность раса Вальда Леуля. 22 маскарама, в воскресенье, встретились они снова и назначили Лубо дедж-азмачем Амхары, а Даваль Фасиля — эльфинь азажем, Энгода — азажем «замка любви» 118, Хабана Вальда — шалека [полка] Каниса, Самуила — дедж-азажем, а остальных утвердили в должностях их. И в [году] этого евангелиста в месяце тэре вышли из Гондара вейзаро Валата Эсраэль в Годжам, дедж-азмач Эшете — в Дамот, дедж-азмач Гошу — в Амхару. И быстро поднялся он из области Амхара, и пошел к галласам, и убил многих, и захватил много скота. И послал этот скот к царю и царице и ко всем князьям и людям столицы. 8 миязия 119 была пасха. И зимовали в здравии царь царей Иоас и царица наша Валата Гиоргис.

Глава 12. В 7258 году [от сотворения] мира начался маскарам во вторник, [год] евангелиста Марка, лунная эпакта 18, труб 12, а тентейон 5 120. 7 маскарама 121, в воскресенье, встретились у решетки покоев царь и царица и утвердили должность раса Вальда Леуля, а дедж-азмачу Микаэлю утвердили должность, что была в руках его, от Ангараба до Маркаба 122. 21 маскарама, в воскресенье, встретились снова царь и царица и назначили Айядара азажем тронного зала, Беркияноса — лика маквасом, Нэца Кэсоса — баджерондом казны, а остальных князей и сановников утвердили в должностях их.

В [год] этого евангелиста была большая распря и смута меж дедж-азмачем Микаэлем и дедж-азмачем Йе-Марьям Барья, ибо и прежде за три года доселе были у них вражда и раздоры из-за податей Ласты, то бишь налогов царских. Одни платили подати через руки дедж-азмача Микаэля, то бишь [подданные] Роме, а [подданные] Гигара отказались и пошли к дедж-азмачу Йе-Марьям Барья. По этой причине дедж-азмач Микаэль провозгласил указ, гласивший: «Собирайтесь все вы, царские подданные, мне подчиненные, назначенные и смещенные, малые и великие! И да не останется никто, кроме женщин и детей!» Это было сказано не только ради войны, но и ради того, чтобы отобрать корону из рук галласов, то бишь Гуангуля.

Эта корона пропала в Сеннаре, когда воевал царь Иясу с царем Нубии, то бишь Сеннара 123. А историю о том, как перешла корона из земли Сеннара в область галласкую, [рассказывают по-разному]: одни говорят, что была принесена она руками одного князя, по имени жан-церар 124 Лентебейе, а другие говорят, что руками другого. И, услышав [об этом], посылал царь царей Адьям Сагад к Гуангулю троих из дружинников своих трижды, говоря: «Пришли мне мое добро», а тот отказался. [167]

ИСТОРИЯ ДЕДЖ-АЗМАЧА МИКАЭЛЯ

Начался тэр. 28-го дня 125, в понедельник, поднялся из Ауда, столицы своей, великий воевода дедж-азмач Микаэль с тьмами стрельцов и тьмами всадников и со многими барабанами духовными и светскими 126, с трубами, псалтирями и лирами. Людей же Тигрэ и Амхары, что следовали за ним пешими, нам невозможно исчислить. И вышел он с ликом сияющим, как солнце, весь облаченный в одеяния золота червонного, восхищающие очи смотрящего. Не появлялось князей, подобных ему под солнцем по силе, по щедрости руки в раздаче имения, в отправлении суда прекрасного, ибо избран он от чрева матери своей великой. Как гласит Писание, есть избранные от чрева матери своей и есть такие, чьи имена записаны на небе. Это дедж-азмач Микаэль, опора угнетенных! Это дедж-азмач Микаэль, пища для голодных! Это дедж-азмач Микаэль, питие для жаждущих! Это дедж-азмач Микаэль, одеяние шелка пурпурного для нагих! Это дедж-азмач Микаэль, кроткий с бедными! Это дедж-азмач Микаэль, грозный с великими! 127. В этот день прошел он по дороге на Акбаца, восседая на муле, чудном и дивном 128, большем изо всех мулов, с седлом, отделанным золотом. Перед собой [он держал] знамя, а позади — щит, серебром блистающий. И многое войско [шло рядами] плотными, как зерна граната. И ночевал он в доме в Акбаца, и сотрясалась земля 129. И следующий день, вторник, провел он там. А 30-го дня, в среду, поднялся он оттуда и ночевал в селении аввы Цехма. В этот день прислал ему один из наместников его на ужин повечерять 1000 тучных коров, 500 овец и коз, 100 000 хлебов чистых (Юд. 10, 5) и 500 кувшинов вина, то бишь медовухи, и подать курами, коих мы и исчислить не можем.

Начался якатит. В четверг 130 поднялся он оттуда и расположился в Ангаба, и принесли ему [пищу], как вчера. В пятницу поднялся он оттуда и ночевал в Варэ. В день первой субботы поднялся он оттуда и расположился в стане своем Магаб. И принесли ему коров, овец, коз и хлеба чистого и меду, больше чем прежде. И воскресенье провел он там. В понедельник поднялся он оттуда и ночевал в Айба, и принесли ему большой ужин, больший чем прежде. И в этот день был у его войска ужин необычный, ибо от множества войска его не было места отдохнуть ни зверям пустынным, ни птицам небесным, то бишь [антилопам] гома, дэкуля, саса, медакуа, бохор, феко, агазан, дэфаса, [куропаткам] кок и зэгра 131 Имевшие крылья были как нелетающие, а имевшие ноги были как неходячие. Во вторник поднялся он оттуда и расположился в Агуаля. И принесли ему пищу, больше чем получило войско его прежде. В среду поднялся он оттуда и ночевал в Вагра Хариба, и принесли ему на ужин больше прежнего. В четверг поднялся он оттуда и расположился в Хайк Элат, и принесли ему на ужин больше прежнего. В пятницу поднялся он оттуда и ночевал в Даджен [168] Бельат, и принесли ему пропитание дневное больше прежнего. В день первой субботы поднялся он оттуда и расположился в Маек, и принесли ему на ужин больше прежнего. И воскресенье провел он там, и понедельник, ибо это праздник святого Михаила, провел он там. Во вторник поднялся он оттуда и ночевал в Бет Мара, и принесли ему на ужин больше прежнего. И в этот день пришли лика маквас Асрата Кирос и агафари Кенфу с повелением от царя нашего Иоаса и царицы нашей Валата Гиоргис, говоря: «Не уходи и не трогайся с места твоего, а пребывай в Эндерте, собирай подати и присылай нам». И сказал дедж-азмач Микаэль: «Я пойду, а не останусь. Иду же я не ради войны и не перейду реку Такказе. А вы двое, пойдемте со мною, чтобы быть мне свидетелями, ибо у меня есть дело, которое я [должен] сделать!» И сказали эти посланцы, поняв, что не останется он: «Поклянись нам именем святого Михаила-архангела 132, что не преступишь повеления царского!» И поклялся он им от всего сердца по двум причинам: во-первых, ибо боялся он приказа царя и царицы, а во вторых, ибо любил он, как самого себя, Асрата Кироса и Кенфу.

И в среду поднялся он оттуда и расположился в Ацала, и принесли ему на ужин больше прежнего. В четверг поднялся он оттуда и ночевал в Цебате, и также принесли ему на ужин свыше прежнего. В пятницу устроил он дневку, а в день первой субботы поднялся он оттуда, и приняли его люди Вафла, устроив сбор, со многими дарами и приношениями, то бишь подарками. А что не упоминали мы [о подарках], начиная с Адуа и до сей страны, то потому, что не ведаем мы, что поступало каждый день, но знают это дома приносивших! 133. Одни приносили многие ружья, другие приносили многие бархаты, третьи приносили одеяния шелковые, четвертые приносили много золота и серебра. Не было такого, кто не приносил бы податей и подарков от себя, ибо подобают они сему дедж-азмачу Микаэлю, как гласит Писание: «Кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому десятину, десятину», (ср. Рим. 13, 7).

В этот день ночевал он в Хайя и воскресенье провел там. А в понедельник поднялся оттуда и расположился у озера Ашанге, и принесли ему на ужин свыше прежнего. 20-го 134, во вторник, поднялся он оттуда и ночевал в Вафла, и принесли ему пропитание дневное больше прежнего. Среду он провел там, и воевали дружинники его с людьми страны, и погибло несколько людей с той и с другой стороны. В четверг поднялся он оттуда и ночевал в земле Лат. В пятницу поднялся он оттуда и расположился в Дафате. В день первой субботы поднялся он оттуда и ночевал в земле Ватат. И принесли ему на ужин 100 тучных, коров с 50 [кувшинами] меда из селения Цацара. И воскресенье провел он там. А в понедельник он поднялся оттуда, и расположился в Вакате, и пребывал там до дня воскресного, то бишь до Фоминой недели. И пришло много галласов азабо и поклонились в ноги дедж-азмачу Микаэлю. 3 [169] магабита 135, в понедельник, который есть начало поста, поднялся он оттуда и ночевал в Йебарче. И в этот день пришел Аце Адьмо 136 и поклонился ему в ноги. А в этот дедж-азмач Микаэль одел его в одеяния прекрасные, то бишь в шелковый плащ, шелковые штаны и шелковую рубаху, [дал] золотой кинжал [и] три гайтана 137.

И остальных родичей его и дружинников его одел в одежды прекрасные без числа. И дал им шатер просторный, и дал им на ужин 50 коров и 100 овец, а число хлебов — 54000. Все это дал он, будучи в походе в чужой стране. Дивно и поразительно слышать это! И в этот день нашли 500 кувшинов, полных меда цеженого, и все это дал он гостям. И, видя это, дивился Аце Адьямо и поражался, говоря: «Нет другого [такого] богача, как дедж-азмач Микаэль!»

А во вторник поднялся он оттуда, и расположился в Вуфчат Ароге Такуля, и среду провел там. А в четверг поднялся оттуда, и ночевал в Гедан Теркам Амба, и пятницу провел там. И пришел Аце Иосиф с родичами своими и приветствовал его. И сделал ему снова дедж-азмач Микаэль, как сделал прежде Аце Адьямо и родичам его. Деив первой субботы провел он там и воскресенье также провел там. И пришел к нему Бэтуль с Гуангулем, взяв много галласов, и приветствовали они его. Сей же дедж-азмач Микаэль одел их в шелка с золотым кинжалом, [дал] плащ тонкого шелка с парчовой оторочкой, парчовый пояс с гайтаном для асалафи Бэтуля с чадами его и братьями и для Гуангуля Амайе со многими родичами его. А в понедельник поднялся оттуда и расположился в Агауджер. И в этот день устроил засаду Ванд Бавасан, дружинник дедж-азмача Йе-Марьям Барья, на обоз. А с обозом дадженом был Зара Давит. И встретился он в битве с Ванд Бавасаном [и] с семью дружинниками его конными. И бежал Ванд Бавасан, и погибло много дружинников его, и захватил Зара Давит семь коней по числу семи дружинников его.

Вторник и среду жил он там, а в четверг поднялся оттуда и расположился в Мазала. В пятницу, когда пребывал там дедж-азмач Микаэль, пришел Гуангуль, взяв много галласов с конями и мулами и со многим снаряжением воинским, то бишь со щитами и копьями, ножами и кинжалами. И в этот день пришел наместник Бегамедра Йе-Марьям Барья из своей страны Гарагара, и разбил шатер на высокой горе напротив дедж-азмача Микаэля; и был с ним посланный дружинник царский, Касайе из Ласты. И когда увидел это исполин, изостренный сердцем и языком рас Микаэль, что разбил он шатер свой, то разгневался гневом великим и сказал: «Противостанет ли корова льву и скотина — зверю, рыба — сети, прах — буре?» И сказал он дружинникам своим: «Идите и сразитесь с Йе-Марьям Барья, и да не ускользнет от рук ваших и да не останется ни один из дружинников его для известия [о своем поражении]!» И, услышав это, сказал Касайе из Ласты расу [170] Микаэлю: «Не делай сего и охлади гнев свой ради любви к царю и царице. Я же пойду к нему и отговорю его от этого». И пошел поспешно агафари Касайе к Йе-Марьям Барья на переговоры, карабкаясь на четвереньках, ибо крута была гора. И, прибыв, рассказал все, что было. И тотчас снял он шатер и свернул, как свиток, и разбил его в месте укромном, то бишь сокрытом, как гласит пословица: «Укромное место надежнее грозного господина!» 138.

16 мегабита 139 принес Гуангуль жемчужину драгоценную, то бишь корону, о которой мы прежде рассказывали историю ее пропажи и обретения, и вручил ее расу Микаэлю. И была великая радость и ликование, трубили в рога, били в барабаны светские и духовные, трубили в трубы, играли на лирах и псалтирях, пели песни и гимны. И вышли дружинники его на конях со многими щитами и копьями, и гарцевали они тогда и скакали от великой радости и веселья. И пехотинцы пришли и встали вдруг строем. Звук ружей был как зимний гром и слышен был на целый переход дневной. И дивились люди Бегамедра и Даунта, и казалось им, что наступило [второе] пришествие [Христово]. Земля же боялась и молчала, ибо поднялся по воле божией рас Микаэль, высокий дарованиями, судить Ласту, изменницу царям. И были с ним лика маквас Асрата Кирос и агафари Кенфу, и дивились они и поражались двум вещам: первое — прибытию короны из галлаского дома и второе — многочисленности войска его, числом подобному звездам. И в этот день одел рас Микаэль Гуангуля в одеяния прекрасные вместе с детьми его и родичами и вместе со многими дружинниками его и со всеми галласами, что пришли с ним. И дал он ему много тканей шелковых, и много белых бумажных штанов, и много поясов шелковых, и много поясов кашемировых, и много гайтанов, и много золотых кинжалов, и много серебряных обручьев и пять обручьев золотых, то бишь колец, много шелка красного и много сукна красного, обшитого шелком, и штанов шелковых, и тканей индийских, и тканей балау, много тканей черных и много батиста. И не было ни одного из чад галласких в земле йеджу, кого бы не украсил он. И все это дал рас Микаэль, щедрый рукою, не только из обычая, но из ревности о короне, ибо он — человек преданный. И в это время послал рас Микаэль гонца с благовестием к царю царей Иоасу и царице нашей Валата Гиоргис, говоря: «Найдена корона». И, услышав это, дивились и поражались царь и царица, и все князья, и люди городские и радовались радостью великой.

А в том месте, где был великий воевода рас Микаэль, пропали два раба, взяв два меча, и ушли к Йе-Марьям Барья. И, услышав об этом, сказал рас Микаэль: «Пойду я воевать Йе-Марьям Барья». И тотчас встали пред ним посланцы, которые пришли прежде: лика маквас Асрата Кирос и азаж Ментеселот, Сэнко Авессалом, агафари Касайе, Кенфу из Зугара, неся камни и умоляя его о милости. И пали они ему в ноги, говоря: [171] «Охлади свой гнев и не забудь слов Писания, гласящих: "Солнце да не зайдет во гневе вашем" (Ефес. 4, 26)». И ответил сей исполин, изостренный сердцем Микаэль, и сказал им: «Да будет, как желает сердце ваше». И возрадовались они этой речи. И тогда послал рас Микаэль к Йе-Марьям Барья, говоря так: «Пришли мне рабов моих с мечами моими, а если откажешься, я приду к тебе, и приготовлю ужин мой, и преподнесу дары мои. Коли не так, то крепись сердцем для сражения со мною!» И, услышав это послание, сказал Йе-Марьям Барья: «Разве могу я сражаться с тобою? Не только сражаться с тобою, но не могу я противостоять и одному из дружинников твоих. Эта страна-страна царская, поступай как хочешь, а я пойду к царю и царице!» И тогда прислал тотчас Йе-Марьям Барья двух рабов с мечами главе князей Микаэлю. И после того как сделал все это рас Микаэль, поднялся он 30 магабита, в четверг, из земли Мазала, взяв славу царей — корону, и ночевал на вершине Голима. А в пятницу поднялся оттуда и ночевал в Арбат Текит Ангот. В день первой субботы ночевал он в Макдала и распустил дружинников своих в набег. И воскресенье провел он там. А в понедельник поднялся оттуда, и ночевал в Бараха в доме Руме, и разрушил дом его, и забрал достояние его. Во вторник поднялся он оттуда и ночевал в Йекараце. В среду поднялся оттуда, и ночевал в Барья Дабано, и оттуда поднялся, и пошел переходами. 11 миязия 140, в четверг, вошел он в Энтало и жил там один месяц. 13 генбота 141, в понедельник, поднялся он оттуда и пошел переходами. 20 генбота, в понедельник, вошел он в стан свой в Адуа.

30 сане 142 умерла вейзаро Валата Сион. 4 хамле 143 вышли из Гондора лика губаэ 144 Иезекииль и дабтара 145 Цадалю и спустились в землю Египетскую, чтобы привести митрополита. 18 хамле умерла вейзаро Валата Кидан и была погребена в церкви святого Иоанна. И зимовали царь Иоас и царица Валата Гиоргис в мире божием в здравии и мире.

Комментарии

1 Эта фраза дословно повторяет фразу из XIV главы «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

2 Изложение «Истории царя царей Иоаса» ведется на литературном и литургическом эфиопском языке (геэз), переставшем быть разговорным еще в X в. Однако эти причитания приводятся хронистом так, как они пелись в действительности, т.е. на амхарском языке, разговорном языке двора и войска.

3 Это примечательная оговорка, потому что эфиопские цари возводили свое происхождение к библейскому царю Соломону, сыну царя Давида, и считались, таким образом, родственниками Иисуса Христа, чья мать, дева Мария, была из рода Давидова. Поэтому, возвеличивая своего сына Иясу надо всеми предками его, царица Ментевваб оговаривается: «рожденных от мужа и жены», делая, таким образом, исключение для Иисуса Христа.

4 Кемант — кушитоязычная народность, принадлежащая к этнической общности агау и исповедующая язычество. Современное состояние кемант лучше всего описано в специальной монографии Ф. Гамета [35]. Фалаша — народность, в языковом и этническом отношениях родственная кемант, но исповедующая доталмудическую разновидность иудаизма. И кемант и фалаша жили во время царя Иоаса в столичной области Дамбия, так что расстояние «от Гондара до края земли» оказывается весьма небольшим.

5 28 июня 1755 г.

6 См. коммент. 152 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

7 См. коммент. 268 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса». «Щитоносцы царской ризницы» — это особый, привилегированный отряд воинов, которые должны были охранять церковь царской ризницы в гондарском дворцовом комплексе и палатку с клиром царской ризницы и таботом этой церкви в походе в тех случаях, когда они сопровождали царя в походе.

8 В Эфиопии существуют две монашеские конгрегации — одна с центром в Дабра-Либаносской лавре, которую возглавляет эччеге — второе после митрополита духовное лицо в Эфиопии. Эта конгрегация была основана св. Такла Хайманотом и потому называется «домом отца нашего Такла Хайманота». Вторая — основанная св. Евстафием — «дом отца нашего Евстафия». Поэтому на коронацию нового царя пришли представители обеих конгрегации-евстафиане во главе с самим митрополитом и дабралибаносцы во главе с эччеге.

9 См. коммент. 185 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

10 31 августа 1755 г.

11 См. коммент. 119, 148 и 150 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

12 Это предисловие почти дословно списано с предисловия к «Истории Сисинния, царя эфиопского» [16, с. 155-1561.

13 22 сентября 1755 г.

14 12 октября 1755 г.

15 История вражды Айо и Вададже изложена в 34-й главе «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

16 Здесь Вададже употребляет специальное техническое выражение, которое использовалось в царских указах о назначении на должность, смысл которого заключается в том, что он хочет быть провозглашенным указом как наместник Бегамедра, если Айо не сможет дать царице 1000 динаров.

17 5 ноября 1755 г.

18 10 ноября 1755 г.

19 9 декабря 1755 г.

20 Машилла — эфиопская разновидность сорго.

21 Т. е. человек, на котором лежала обязанность кровной мести Фасилю за смерть родича.

22 Коб Астель (букв, «держи шапку») — местность в Бегамедре, известная своими сильными ветрами, откуда и такое название.

23 На Адабабае росла очень старая и большая дикая маслина, на которой обычно вешали преступников.

24 См. коммент. 262 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

25 28 декабря 1755 г.

26 9 января 1756 г.

27 Таким образом, баламбарас Эшете предлагал взять Кидана Вальда Маме под стражу и брался сам быть его стражником. В противном случае он предлагал дедж-азмачу Варання взять на себя эту функцию. См. коммент. 309 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

28 13 января 1756 г.

29 26 января 1756 г.

30 Аджале гемб — специальный зал для пиров, устроенный царем Иясу II в своем дворце.

31 Кайла Меда — площадь в иудейском квартале Гондара близ реки Каха.

32 См. коммент. 421 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

33 16 февраля 1756 г.

34 В «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса» эта должность раса Вальда Леуля называется несколько иначе — «глава советников».

35 16 апреля 1756 г.

36 29 мая 1756 г.

37 6 июня 1756 г.

38 5 июля 1756 г.

39 11 июля 1756 г.

40 1 октября 1756 г.

41 25 февраля 1757 г.

42 10 апреля 1757 г.

43 26 июня 1757 г. ;

44 1 октября 1757 г.

45 3 ноября 1757 г.

46 Погребал вейзаро Энкойе баламбарас Эшете, ее двоюродный племянник, а не царица Ментевваб, ее дочь, потому что эфиопским царям и царицам по традиции было запрещено не только участвовать в похоронах, но даже находиться в одном помещении с мертвенным телом. Непонятно, правда, по чему похороны не взял на себя рас Вальда Леуль, сын вейзаро Энкойе, который не был царем и мог участвовать в похоронах.

47 22 ноября 1757 г.

48 20 января 1758 г.

49 5 апреля 1758 г.

50 18 апреля 1758 г.

51 25 июня 1758 г.

52 См. коммент. 158 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

53 По-амхарски сафьян называется «из-за моря арабского». Сафьян действительно имеет арабское происхождение и это, в частности, доказывается и тем обстоятельством, что и русское его название является арабским заимствованием.

54 Так называемый «короткий плащ» (маттабар) был, по сути дела, не столько плащом, сколько накидкой, поверх которой набрасывался еще и длинный плащ из шелка или, чаще, из муслина. Это была одежда знатных людей в Эфиопии.

55 См. коммент. 179 и 180 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

56 Так называемые трубы каны галилейской представляли собою особые царские трубы, которые наряду с царским красным зонтиком и так называемым барабаном медведь-лев были атрибутами царского достоинства и со провождали царя в особо торжественных случаях. Впервые трубы каны галилейской и барабаны медведь-лев упоминаются в «Хронике царя Зара Яко ба» (XV в.). Здесь любопытно то обстоятельство, что рас Вальда Леуль ведет себя при живом царе по-царски: избегает похорон и появляется в сопровождении царских труб.

57 Имеется в виду одна из двух гробниц, предусмотрительно выстроенных царицей Ментевваб по бокам восточных враг церкви Дабра Цахай для себя и для своего сына Иясу. Построение этих гробниц описано в 33-й главе «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

58 Арака — распространенное на Востоке (откуда оно проникло впоследствии и в Европу) название крепкой самодельной водки. В Эфиопии арака выделывается из самых разнообразных злаков.

59 1 июля 1758 г.

60 6 сентября 1758 г.

61 См. коммент. 152 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

62 15 сентября 1758 г.

63 См. коммент. 262 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

64 4 октября 1758 г.

65 См. коммент. 420 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

66 Имеется в виду битва в Фантаре между дедж-азмачем Варання и мятежниками, происшедшая в последних числах декабря 1732 г. Подробное описание ее имеется в 24-й главе «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

67 12 октября 1758 г.

68 4 ноября 1758 г.

69 14 ноября 1758 г.

70 Термин «мэзэккэр» не впервые встречается в наших текстах, однако только из этого контекста видно, что к середине XVIII в. в гондарской царской администрации уже сложился институт мэзэккэров — царских чиновников, живших в Гондаре и ведавших приемом податей каждый со своей соответственной области. Рас Вададже был дедж-азмачем (что в данном случаеозначает — наместником) Амхары, а асалафи Ляфто-мэзэккэром Амхарье, и поэтому именно ему было приказано снестись с расом Вададже.

71 Максанё Габая — буквально означает «базар по вторникам». Сеть таких базаров, каждый из которых функционировал в определенный день недели, покрывала всю Эфиопию. Таким образом, на расстоянии одного дня путешествия от практически любой эфиопской деревни находилось несколько таких базаров, что значительно облегчало местный обмен и торговлю. Эфиопские военачальники любили останавливаться на таких базарах в неторговые дни, потому что, как правило, это были удобные места, расположенные недалеко от источников воды, просторные и связанные хорошими дорогами, т. е. места, удобные не только в торговом, но и в стратегическом отношении.

72 Эфиопский барабанщик — это отнюдь не мальчишка, которым помыкает всякий взрослый солдат, а, напротив, лицо, приближенное к военачальнику и отвечающее за его барабан — знак должности.

73 22 апреля 1759 г.

74 Странно, что лике Такла Хайманот назван здесь жандараба азажем, т.е. начальником царских евнухов. Лике Такла Хайманот — личность известная (см. коммент. 428 и 429 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса»), и евнухом он не был. В царствование Иясу II он был сначала таресамба азажем, а потом лика мацаном справа. Кстати, и здесь он выполняет обязанности царского обвинителя, т.е. обязанности именно лика мацани, а отнюдь не жандараба азажа.

75 Эти слова раса Вададже приведены по-амхарски.

76 16 октября 1759 г.

77 См. коммент. 199 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

78 5 ноября 1759 г.

79 19 марта 1760 г.

80 6 апреля 1760 г.

81 11 мая 1760 г.

82 24 августа 1760 г.

83 20 сентября 1760 г.

84 29 октября 1760 г.

85 19 ноября 1760 г.

86 9 декабря 1760 г.

87 «Новый дом» — это новый дворец, построенный царем Иясу II.

88 В Эфиопии боевые кони имели свои имена собственные, и коня деджазмача Евсевия звали Черку. Знаменитых воинов нередко именовали почетным боевым прозвищем, в которое входило как составная часть и имя его коня; это прозвище всегда строилось по единой формуле: Абба + имя коня, т.е. «владелец коня такого-то». Однако, чтобы заслужить это почетное прозвище, мало было быть просто владельцем боевого коня, нужно было совершить выдающийся подвиг, получивший признание всего войска.

89 24 декабря 1760 г.

90 См. коммент. 494 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

91 11 апреля 1761 г.

92 6 мая 1761 г.

93 21 мая 1761 г.

94 19 июня 1761 г.

95 10 октября 1761 г.

96 17 ноября 1761 г.

97 18 апреля 1762 г.

98 21 мая 1762 г.

99 20 октября 1762 г.

100 Этa заурядная заметка о смерти вейзаро Валага Руфаэль говорит о многом, и прежде всего о том, что в компактной группе родичей царицы Ментевваб, этих уроженцев Квары и опоры ее власти, на первое место стал выдвигаться баламбарас Эшете вместо старого раса Вальда Леуля. Его возвышение заметно уже в повествовании о походе на Нана Гсргиса в январе 1756 г. заметно оно и сейчас, когда известие о смерти жены баламбараса, происшедшей 20 октября, предваряет известие о царской аудиенции, бывшей 11 октября.

Стоит заметить также, что вейзаро Валата Руфаэль была погребена в Квескваме, самом престижном столичном соборе. Немногие знатные женщины удостаивались подобной чести.

101 24 января 1763 г.

102 3 мая 1763 г.

103 27 июня 1763 г.

104 Т. е. в июне 1763 г.

105 По характеру изложения событий видно, что автор не желает вмешиваться в этот богословский спор и занимать в нем какую-то определенную позицию. В другой версии «Истории царя царей Иоаса» события излагаются несколько иначе: «...аввой Варк в Гондар посланцы патриарха Марка, взяв с собою хартию и говоря: "Нас прислал патриарх", ибо прислал он их воистину. И тогда встретились в "новом доме" Иоас и Ментевваб и призвали сановников и князей, и была прочитана эта хартия, гласившая: "Воплощение от духа святого означает помазание". И тогда возроптали люди Азазо и люди Годжама, говоря: "Сын благодатию", ибо подбил их из зависти рас Вальда Леуль на дедж-азмача Эшете православного, как подбил диавол Иуду на Христа, как гласит Писание. И приняли [хартию] ученики Ябо Барья и Такла Хайманота, последователи 318 собравшихся в Никее. И тогда собрались на Кайла Меда на второй Халкидон[ский собор] люди Азазо и люди Годжама, ибо посрамила их эта хартия, и распалились они сердцем. И спустились [на Кайла Меда] рас Вальда Леуль и князья, ведомые диаволом, учителем их, и остался дедж-азмач Эшете в доме царском с царем и царицею. И повернули рас Вальда Леуль и князья с Кайла Меда к дому эччеге Еноха, и сломали врата, и бичевали его великим бичеванием. Как апостолы, вышел он, радуясь, и пришел к царю и царице. И омыли они ему раны и облачили в одеяния царские, как гласит Писание: "Они же пошли из синедриона, радуясь, что за имя его удостоились принять бесчестие" (ср. Деян. 5, 41)» [19, с. 198-199, примеч. 5].

Как мы видим, возвышение баламбараса Эшете вызвало резкое противодействие старого раса Вальда Леуля и безымянных «князей», которые тут же воспользовались богословскими спорами в своих сугубо политических целях. Что до этого отрывка, то из него можно сделать по крайней мере три вывода: 1) он принадлежит неофициальному историографу, никогда не посмевшему называть царя и царицу просто по именам безо всякого титула; 2) он принадлежит политическому стороннику баламбараса Эшете и богословскому стороннику доктрины «помазания»; 3) в историческом отношении этот отрывок, по-видимому, достаточно надежен.

106 Имеется в виду сторонник «помазания» Вальда Тансаэ, который вместе со своим братом Тээмэрте был отлучен и анафематствован на соборе в апреле 1697 г. в царствование Иясу I. Рассказ об этом имеется и в «Истории» Иясу I [17, с. 165], и в «Краткой хронике» [24, с. 363].

107 Тигрейский квартал в Гондаре (называемый «Тигрэ мэчохия») пользовался дурной славой. Здесь любопытно, что официальный хронист, соблюдая видимость беспристрастия, все же подчеркивает низкий социальный статус толпы, собравшейся на Кайле Меда.

108 Дом эччеге, находившийся в Гондаре, должен был, подобно церкви, пользоваться правом неприкосновенного убежища. Поэтому, видя наступление смутных времен и боясь грабежей, горожане сносили в церкви и в дом эччеге наиболее ценное свое движимое имущество, так как они надеялись, что там оно будет в сохранности. Именно это имущество и имеется в виду под «именем столичным».

109 Другая версия «Истории царя царей Иоаса» излагает происшедшие события несколько иначе: «27 маскарама держал совет рас Вальда Леуль с еретиками, чтобы изгнать авву Ябо Барья и Такла Хайманота и Исидора на остров Мэцраха, подобно тому как сослали еретики Дискора на остров Гангры. А потом 12-го [дня] месяца тахсаса пошел Ябо Барья в Вальдеббу к отцам своим православным. И, получив благословение от них, пошел он в Тигрэ к дедж-азмачу Микаэлю православному.

Глава. В 7206 (так!) году от сотворения мира начался маскарам в воскресенье, [год] евангелиста Матфея, лунная эпакта 7, труб 23, тентейон 5. И пришли дедж-азмач Микаэль и авва Ябо Барья из Тигрэ со многим величием и вошли в Гондар 16 техсаса. И встретились царь и царица в покоях, и вошли рас Вальда Леуль, и князья, и вельможи, и сановники, и все люди Тигрэ. И сказал Ябо Барья: "Дайте нам собор". И испугались все люди Азазо и люди Годжама, и заградились их уста, и перестали говорить, как сказал Иов (Иов. 32, 15) и как сказал Давид: "Всякое нечестие заграждает уста свои" (Пс. 106, 42). Авва Сандун, наставник бесчестия, бежал в Амхару. И сказали царь и царица: "Пусть войдут в столицу эти святые — Ябо Барья и Такла Хайманот — и учат вере своей правой, как прежде". И провозглашали такой указ [глашатаи], обходя [город] и трубя в трубы. И говорили тогда люди Гондара: "Тогда уста наши были полны веселия и язык наш — пения" (Пс. 125, 2), как говорил Давид. И после того как управили они веру их, пошел авва Ябо Барья в Тигрэ с дедж-азмачем Микаэлем. И в [год] этого-евангелиста пошел он из Тигрэ в Александрию к патриарху Марку и возвестил, ему веру свою. И благословил его патриарх Марк и похвалил, говоря: "Воистину ты второй Даниил, на котором почиет дух святой. Воистину ты второй: Павел, язык благоуханный!" И анафематствовал он людей Азазо и людей Годжама, слыша про отступничество их и говоря: "Уста их полны злословия и горечи. Ноги их быстры на пролитие крови" (Рим 3, 14-15), как гласит Писание. А оттуда пошел он ко гробу Христову и нашел там много митрополитов, и поведал им он о причине своего прихода к ним. И сказали они ему: "Прекрасен приход твой к нам, о муж веры" — и подали ему руку [общения], как сказал Павел: "Почитаемые столпами, подали мне руку [общения]" (Гал. 2, 9). А затем написал он хартию и послал к чадам своим, что были в Эфиопии, говоря: "Радуйтесь и веселитесь, ибо вера ваша возвещается во всем Египте, как сказал Павел: "Что вера ваша возвещается во всем мире" (Рим. 1, 8). И принесли эту хартию авва Бакала Сион из Дабра Берхана и авва Такла Хайманот из страны меча. И приняли эту хартию люди эфиопские, говоря: "Сия хартия сошла с неба, подобно тому как сошла с неба хартия в руки Афанасия". Возвратимся же к повествованию прежнему» [19, с. 198-201].

110 18 октября 1763 г.

111 См. коммент. 164 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

112 21 ноября 1763 г.

113 4 февраля 1764 г.

114 февраля 1764 г.

115 10 марта 1764 г.

116 20 апреля 1764 г.

117 16 сентября 1764 г.

118 См. коммент. 203 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

119 14 апреля 1765 г.

120 Здесь очевидная ошибка, потому что если год начался во вторник, то тентейон должен быть 7, а не 5.

121 15 сентября 1765 г.

122 Прежде на первой аудиенции после Нового года утверждали должность лишь брата царицы, раса Вальда Леуля. То, что здесь рядом с нимфигурирует Микаэль Сэхуль, указывает на резко возросшее влияние при дворе этого последнего. По-видимому, Вальда Леуль, озабоченный возвышением своего родича Эшете, задумал вытеснить его при помощи чужака Микаэля, что и удалось ему вполне.

123 Имеется в виду неудачный поход царя Иясу II в Сеннар в апреле 1744 г., когда царь потерял и свое войско, и свой обоз, в том числе и корону. Этот поход описан в «Истории» Иясу II.

124 См. коммент. 246 к «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса».

125 3 февраля 1766 г.

126 Эфиопские барабаны при все их разнообразии делятся тем не менее на два основных типа: барабаны, имеющие цилиндрический корпус и два днища, и барабаны, имеющие полусферический корпус и одно днище. Первые, называемые «кэбэро», используются исключительно духовенством для церковных служб и песнопений. Вторые, называемые «нэгарит», соединенные попарно, являлись атрибутом светской власти; и царский наместник или военачальник в зависимости от своего ранга имел право возить за собою одну, две или более пар таких барабанов. В нашем тексте стоит «кэбэро и нэгарит», что переведено как «барабаны духовные и светские».

127 Это славословие дедж-азмачу Микаэлю рифмовано.

128 В Эфиопии знатные люди путешествовали исключительно на мулах, животных гораздо более дорогих, нежели кони. На обрывистых и узких горных дорогах спокойные мулы были безопаснее горячих лошадей. Впрочем, в битву военачальники выезжали на боевых конях, которые стоили много дороже самых дорогих мулов.

129 Это описание торжественного выступления в поход дедж-азмача Микаэля рифмовано.

130 6 февраля 1766 г.

131 Названия этих животных на русский язык перевести невозможно, потому что они не водятся ни в Европе, ни в Азии. Гома — это безрогая самка Antilope Dekula. Дэкуля — это Antilope Dekula. Caca — дикая коза с чернобелой шкурой. Медакуа — это Antilope madoqua. Бохор — это Antilope redunca. Феко — это самка антилопы бохор. Агазан — это Antilope addax. Дафаса — это Antilope Defassa. Кок — это куропатка Perdix Erckelii. Зэгра — это специфически эфиопская разновидность цесарки.

132 Стоит отметить, что царские посланцы требуют от Микаэля Сэхуля клятвы именем его ангела-хранителя, так как такую клятву он вряд ли решился бы нарушить.

133 Это ходячее выражение («но знают число их дома их») часто встречается в эфиопской историографии применительно к погибшим в бою врагам или к захваченному скоту. То, что оно здесь употребляется применительно к подаркам, показывает, что хронист не питал ни малейших иллюзий относительно «добровольности» подобных приношений.

134 25 февраля 1766 г.

135 10 марта 1766 г.

136 Аце Адьямо (букв, «государь Адьямо») — явно прозвище, а не имя, но довольно странное прозвище, граничащее с оскорблением величества, потому что в это время в Гондаре царствовал государь Адьям Сагад. Тем неменее далее в числе людей, признавших вассальную зависимость от дедж-азмача Микаэля, фигурирует еще один «государь» — Аце Иосиф.

137 Шелковые гайтаны — тонкие шнурки, витые из шелковых нитей — были весьма распространены в Эфиопии. Христиане носили их на шее как знак своей принадлежности к христианству, т.е. они выполняли здесь ту же роль, что и нательные крестики на Руси. Но гайтаны носили также и язычники, которым они служили одновременно и амулетом и украшением.

138 Эта народная пословица приведена по-амхарски.

139 23 марта 1766 г.

140 17 апреля 1766 г.

141 19 мая 1766 г.

142 5 июля 1766 г.

143 9 июля 1766 г.

144 Лика губаэ (букв, «глава собрания») — это новый титул для гондарской придворно-церковной иерархии. Трудно сказать с полной уверенностью, что из себя представлял этот «глава собрания», но, возможно, именно он являлся главою того значительного средневекового богословского центра учености и преподавания, который сложился в Гондаре и расцвел именно в период правления царицы Ментевваб.

145 Дабтара — любопытная разновидность эфиопского белого духовенства, по своему положению напоминающая древнееврейских левитов. От них не требовалось ни ухода от мира, как от монахов, ни ненарушимого церковного брака, как от священников. Они не были рукоположены в сан и потому не могли служить обедни, хотя и подвизались при церкви, где исполняли священные пляски и гимны. Именно дабтара пользовались репутацией лучших церковных поэтов и наиболее эрудированных богословов.


Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVIII века. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.