Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ АДЬЯМ САГАДА И ЦАРИЦЫ БЕРХАН МОГАСА

Во имя бога троичного лицами и единого божеством, первичного без предшествия и конечного без последования 1, создателя ангелов, производителя миров из ничего. Нет причины для существования его и начала для бытия его, но сам он есть причина всякой твари. Он есть основа, и он есть завершение, он есть начало, и он есть конец, натянувший небо, как кожу, и утвердивший землю на воде. Никто не помогал ему ни делом, ни словом, когда соделал он небо по мудрости своей. Никого с ним не было, кто бы держал вервия, чтобы положить краеугольный /камень/ земли (ср. Иов. 38, 5-6), и ангелов тогда не было ему в помощь, но с нею были они созданы.

О сия книга дивная! Какой язык истолкует тебя? О сия бездна премудрости! Какая мудрость измерит тебя? Он — та мудрость, он — тот свет, как гласит Писание, что и в ангелах своих усматривает недостатки (ср. Иов. 4, 18). Совет же божий пребудет вовеки. Первый же совет творца красот, бога милостивого, ему же слава, был о нас, когда превышающий небеса унизил себя, воплотился от Марии, девы до зачатия и девы после зачатия, девы после рождения и девы до рождения сына, рожденного рождением несказанным и крещенного во Иордане, дабы обновить нас крещением, и вкусившего смерти во плоти, дабы оживить нас смертию своей, и восставшему на третий день, и вновь приидущему во славе. О сей творец красот в милости своей! Ему подобает слава — в троичности его и поклонение божеству его во веки веков. Аминь.

Напишем историю родословия царей от Адама доныне 2. Адам родил Сифа, а Сиф родил Еноса, а Енос родил Каинана, а Каинан родил Малелеила, а Малелеил родил Иареда, а Иаред родил Еноха, а Енох родил Мафусаила, а Мафусаил родил Ламеха, а Ламех родил Ноя, а Ной родил Сима, а Сим родил Арфаксада. Арфаксад родил Каинана, а Каинан родил Салу 3, а Сала родил Евера, а Евер родил Фалека, а Фалек родил Рагава, а Рагав родил Серуха, а Серух родил Нахора. Нахор родил Фарру, а Фарра родил Авраама. Авраам родил Исаака, а Исаак родил Иакова, а Иаков родил Иуду, а Иуда родил Фа-реса, а Фарес родил Есрома, а Есром родил Арама, а Арам родил Аминадава, а Аминадав родил Наасона, а Наасон родил Салмона, а Салмон родил Вооза, а Вооз родил Овида. Овид родил Иессея, а Иессей родил Давида. Давид родил [7] Соломона 4, а Соломон родил Збна Хакима 5, а Эбна Хаким родил То-мая. Томай родил Загдура 6, а Загдур родил Аксумая. Аксумай родил Авусйо 7, а Авусйо родил Тахавасью, а Тахавасья родил Абральйоса, а Абральйос родил Варада Цахая. Варада Цахай родил Хандейона 8, а Хандейон родил Варада Нагаша. Варада Нагаш родил Авусью. Авусья родил Эляльйона 9, а Эляльйон родил Тома Сиона. Тома Сион родил Басью 10, а Басья родил Автета. Автет родил Заваре Нэбэрта 11, а Заваре Избэрт родил Сайфая. Сайфай родил Рамхая, а Рамхай родил Ханде, Ханде родил Сафелью, а Сафелья родил Агельбуля 12, а Агельбуль родил Бавауля, а Бавауль родил Бауриса. Баурис родил Махасе, а Махасе родил Нальке. Нальке родил Базена; и во дни его родился господь наш и спаситель Иисус Христос, ему же слава, на 8-м году его царствования 13.

Базен родил Ценфа. Арада, а Ценфа Арад родил Бахр Асгада, а Бахр Асгад родил Герма Асфаре, а Герма Асфаре родил Сергвая. Сергвай родил Зарая, а Зарай родил Саба; Асгада. [8] Саба Асгад родил Сион Гезу 14, а Сион Геза родил Агдура. Агдур родил Ценфа Арада 15, а Ценфа Арад родил Абраху; и во дни его пришла книга христианства 16, [принесенная] рукою отца нашего аввы Саламы 17, митрополита Эфиопского. И учил он народ вере господа нашего Иисуса Христа, ему же слава; и уверовали они, а потом крестил он их крещением христианским. И возвели Аксум [ский собор] Абраха и Ацбеха 18.

Абраха родил Асфеха 19, а Асфех родил Арфеха 20. Арфех родил Амсе 21, а Амсе родил Саальдобу. Саальдоба родил Альамеду, в царствование коего вышли девять святых 22. Альамеда родил Тазена 23, а Тазен родил Калеба, который рассек землю 24. Калеб родил Габра Маскаля, во дни которого составил Иаред 25 книгу песнопений, то бишь дэгуа 26. Габра Маскаль родил Константина и Васан Сагада 27. Васан Сагад родил Фэре Сэная, а Фэре Сэнай родил Адраза 28, а Адраз родил Экла Ведема, а Экла Ведем родил Герма Сафара. Герма Сафар родил Зергаза, а Зергаз родил Дэгна Микаэля. Дэгна Микаэль родил Бахр Иекла 29, а Бахр Йекла родил Гума, а Гум родил Асгомгума, а [9] Асгомгум родил Летема, а Летем родил Талатема. Талатем родил Ода Гоша, а Ода Гош родил Айзура, который царствовал полдня и умер в давке; и с того времени начали не допускать пред лик царя и царицы 30. Айзур родил Дедема, а Дедем родил Вед едем а, а Ведедем родил Ведем Асфаре 31. Ведем Асфаре родил Армаха, а Армах родил Дэгна Жана 32, а Дэгна Жан родил Анбаса Ведема, а Анбаса Ведем родил Дельнаода, и от него было отнято царство и отдано другим, которые были не от Израиля, то бишь загвеям 33.

Здесь перечислим имена их. Первым царствовал Мара Такла Хайманот, а после него царствовал Ведем, а после него царствовал Жан Сеюм, а после него царствовал Герма Сеюм, а после него царствовал Йемерхана Крестос, а после него царствовал Кеддус Арбе, а после него царствовал Лалибала, а после него царствовал Наакуэто Лааб, а после него царствовал Йетбарак, а после него царствовал Майрари Ведем, а после него царствовал Харбай; а всего вместе срок царствования [этих] 11 — 354 [года] 34.

Возвратимся же к прежнему повествованию нашему. Дельнаод родил Махабара Ведема, а Махабара Ведем родил Агба Сиона, а Агба Сион родил Ценфа Арада, а Ценфа Арад родил Нагаша Заре. Нагаш Заре родил Асфеха, а Асфех родил Иакова, а Иаков родил Бахр Асгада. Бахр Асгад родил Эдем Асгада 35, а Эдем Асгад родил Иекуно Амлака, во дни которого был отец наш Такла Хайманот, настоятель Дабра Либаноса, чистый муж, бодрый, праведный и кроткий; он возвратил ему царство от загвейских царей) 36.

Отселе перечислим сроки их царствования. Иекуно Амлак царствовал 15 лет. Ягба Сион царствовал 9 лет. Ценфа Арад, Хэзба Асгад, Кедма Асгад, Жан Асгад, Саба Асгад — 5 сыновей Ягба Сиона — царствовали 5 лет; у них не было детей. Другой сын Иекуно Амлака — Ведем Арад — царствовал 15 лет. Амда Сион, сын его, царствовал 30 лет 37. Во дни его жили чада отца нашего Такла Хайманота 38. А еще появился во время его отец наш Евстафий, который разделил море Иярико 39, и авва Георгий, составитель часослова, из Гасча 40, и авва Гонорий Цегаджский, который отлучил царя, когда тот взял наложницу отца своего 41.

Сайфа Арад, сын Амда Сиона, царствовал 28 лет. Герма Асфаре, сын Сайфа Арада, царствовал 10 лет; у него не было детей. Давид второй 42, сын Сайфа Арада, царствовал 29 лет; и во дни его пришло древо креста Христова 43, и устроил он торжество великое в стане своем 44. Первый сын Давида, Феодор, царствовал 3 года; его род прервался 45. Второй его сын, Исаак, царствовал 15 лет. Андрей, сын его, царствовал 7 месяцев у [этих] двоих род прервался. Третий сын Давида, Хэзбе Нань, царствовал 4 года. Мехерка Нань, сын его, царствовал 4 месяца. Бадель Нань, второй сын Хэзбе Наня, царствовал 8 месяцев. На [этих] троих род прервался. Четвертый сын Давида, Зара [10] Якоб, царствовал 34 года и 2 месяца. Во дни его было прение о вере, и спорил авва Георгий с одним франком, так что явил и составил «Книгу таинства» 46. Сын Зара Якоба — Баэда Марьям — царствовал 10 лет. Сын Баэда Марьяма — Александр — царствовал 17 лет. Сын Александра — Амида Сион — царствовал 7 месяцев. Наод, брат Александра, царствовал 13 лет.

И до сего времени не разделялась страна и не попадала в руки врага, который бы правил ею. Погибель же страны нашей от врага по имени Грань 47 началась во времена царя нашего Ванаг Сагада, то бишь Лебна Денгеля 48, сына государя Наода. И дал ему в жены отец его [девицу] из Годжама, по имени государыня Сабла Вангель, которая построила [храм] Мангеста Самаят в Тема, что напротив Дабра Варк 49, и родила от Лебна Денгеля четырех сыновей, то бишь государя Клавдия, государя Мину, абето 50 Иакова и абето Виктора, которого убил Гарад Осман, дружинник Граня 51. Лебна Денгель царствовал 32 года. Клавдий, сын его, царствовал 29 лет. Мина, брат [Клавдия], царствовал 4 года. Сарца Денгель, сын [Мины], царствовал 34 года. Иаков, сын [Сарца Денгеля], царствовал 2 года 52. Сисинний царствовал 27 лет. Василид царствовал 36 лет. Иоанн царствовал 15 лет. Иясу царствовал 24 года. Такла Хайманот царствовал 2 года. Феофил царствовал 3 года. Юст царствовал 4 года. Давид царствовал 5 лет. Бакаффа царствовал 9 лет.

Возвратимся же к исчислению родословия и славного рода государя Иясу и государыни Ментевваб. Государь Лебна Денгель родил государя Мину и абето Иакова. Иаков родил Фасиля 53, а Фасиль родил государя Сисинния. Государь Сисинний родил государя Фасиля 54, а Фасиль родил государя Иоанна. Иоанн же родил государя Иясу от государыни Сабла Вангель [из рода] Мадабай 55. А Иясу родил государя Бакаффу от [11] Марьямавит из Вагде и Годжама 56. Государь Бакаффа родил государя Иясу от государыни Ментевваб из Самена и Квары, Годжама и Амхары, Салава и Бора, Ласты и Зата, Амба Сенейт и Аба Кобот — все это страны отцов ее 57. А государь Иясу родил государя Иоаса от госпожи 58 Ваби, по имени крещения — Вирсавии, дочери Амито — галласа [из племени] валло. Закончили мы исчисление родословия отцов государя Иясу и государя Иоаса. Аминь.

И снова напишем мы исчисление родословия государыни Ментевваб, что из рода царского. Государь Мина родил абето Виктора и Теодору от государыни Адмас Могаса, по имени Сэлус Хайла 59, дочери Робеля, наместника Бора и Салава, который привел франков по клятве, чтобы они убили Граня из ружья 60. И из-за той клятвы женил отец его Мину на дочери Робеля, чтобы была она царицею надо всеми. А Виктор родил Нахасит и не рождал других, кроме нее, от Марата Вангель, дочери наместника Бада Иоанна, что в Аба Кабот, и умер 15лет от роду. А когда он умер, был один иерей из священства, который любил его, как душу свою, и взирал на него, как на себя самого. И этот иерей послал хартию сочинения, написанную чернилами слез и пером скорби, к сестре его, Теодоре, дабы поведать ей известие о смерти его, гласящее в песнопении; скорбном, то бишь «троице» на новый лад 61:

Солнце мира нашего, Виктор, изливший нам свет мира и любви!
Узнало ты запад свой в полдень
62!
Так плачь о нем, Теодора, в песне плача горького,
Научись слову [плача] Иазера (Исайя 16, 9)
63,
Приговаривая по пословице:
Ой-ей-ей, ой-ей-ей, ой-ей-ей!
Сломались весы золотые!
64

И, услышав эти слова сочинения в песнопении скорби, плакала сестра его Теодора и рыдала много и отказывалась оставить плач, как отказывалась оставить плач Рахиль о детях своих, ибо их нет (Иер. 31, 15).

И когда закончена история отца ее, Виктора, сына государя Мины, что была от рождения его и до времени смерти, напишем исчисление детей Нахасит. Нахасит родила абето Лаэка Марь-яма, и абето Севира, и абето Феодора, что из области Геназа, то бишь Карода. А отец их — За-Крестос, сын раса 65 Сарце, а Сарце — сын раса Амдо. И абето Лаэка Марьям родил Кедеста Крестос от Валата Марьям, дочери Габра Сиона, амбараса 66 Самена и ваг-шума 67 Ласты и Зата. А Кедеета Крестос родила от За-Селласе из Валака Крестосавит и Исидора, отца. Йонакедиса, который родил Начо и его братьев 68. А Крестосавит родила вейзаро 69 Юлиану, и азажа 70 Дане, и вейзаро Сабле, и дедж-азмача 71 Бисореса, и шалека 72 Банадлевоса, и раса Николая, и абето Александра от азажа Дамо, сына азажа Мак — фальто из области Квара и Амба Сенейт, что в Тигрэ. [12]

Сначала напишем про этих чад, ибо они рода царского. Вейзаро Юлиана родила вейзаро Мамит, и вейзаро Энкойе, по имени [крещения] — Валата Кедусан, и дедж-азмача Гераклида от абето Ваксоса из Була и Фатагара. А азаж Дане родил дедж-азмача Мамо, и Эмайю, и Адая, и Валата Йоханнес. Би-сорес же родил Мамо, и Габру, и Данфа, и Сион Тэхун, Кедесту. А сестра его вейзаро Сабле родила абето Меркурия, и дедж-азмача Гета, и вейзаро Мамит, и вейзаро Энкуляль, и вейзаро Ацфаре, и вейзаро Начет от абето Сэлтана. А Александр родил Эмайю, мать Кучо и Музит. Банадлевос же, который погиб добровольно в земле Вахни, помогая царю и царице [защищать] корону, родил асалафи 73 Йемарьям Барья. На расе Николае род прервался. От первой жены азаж Дамо родил Санду, и Петрония, и Абуйе Кэсоса 74, и Махатама Кэсоеа. Санду родил Марину. Петроний родил Целата Крестоса и аза-жа Такла Хайманота. А Абуйе Крестос родил Иосию, а Махатама Крестос родил Иоава.

Глава. Вейзаро Энкойе родила государыню Ментевваб и раса Вальда Леуля от дедж-азмача Манбара, сына абето Такла Хайманота из Квара Дага, а отцом того был Мехла Габра Крестос, а матерью — Валата Марьям, дочь кантибы 75 Габру из Цебага, а вотчина 76 ее — земля Дамбия. От второй жены дедж-азмач Манбар родил фитаурари 77 Йебчу и мэслене 78 Такле, отца асалафи Ябо Барья и фитаурари Адара, отца шалека йебчу и лигаба 79 Вальда Микаэля. [На них] род прервался. Мамит родила дедж-азмача Адару, и асалафи Кацаля, и аза-жа Леула Каль. Дедж-азмач же Гераклид родил вейзаро Люлит, а Люлит родила Юлиану.

А государыня Ментевваб родила государя Иясу от государя Бакаффы, Масих Сагада 80. А от грааз, мача: 81 Иясу, сына Валата Эсраэль, чей отец — Адьям Сагад Иясу 82, она родила вейзаро Валата Эсраэль, и вейзаро Есфирь, и вейзаро Альташ 83. А рас Вальда Леуль родил фитаурари Сэну, и вейзаро Валата Кидан, Елизавету и Музит, Теренго, и Хирут, и Сехин, их братьев и сестер. А государь Иясу родил государя Иоаса. Вейзаро Валата Эсраэль же родила от дедж-азмача йоседека дедж-азмача Хайлю, а от дедж-азмача Гошу — Хирута Иясуса и Сахлю. Вейзаро Есфирь же родила от дедж-азмача Начо — Кенфа Микаэля, а от дедж-азмача Йемарьям Барья — Хайла Иясуса, и Иясус Барья, и Хирута. А вейзаро Альташ родила от кень-азмача 84 Вальда Хаварьята вейзаро Йевеб Дар. А Меркурий родил абето Айя, и дедж-азмача Евсевия, и дедж-азмача Эшете, и бадамбараса 85 Мамо, и вейзаро Валату, и вейзаро Фернус от вейзаро Бирутавит. Дедж-азмач же Гета родил Мельхолу, и Варкит, и Вальда Арагая, и вейзаро Теренго, Ефрема и Сима. Вейзаро же Мамит родила гра-азмача Немане и Баджеронда 86 Асахель. Йемане родил Вальда Нагодгуада, а Асахель родил Вальда Сэлуса. Дедж-азмач Евсевий родил Габра Мед-хина, и азажа Вальда Руфаэля, и Кенфу, и Сехина, и Энгеда. [13]

Дедж-азмач Эшете родил Энгеда и Хайлю, Вешена, и Сахлю, и Санайт Бакулю. Баламбарас Мамо родил Цадалю, и Иисус Барья, и братьев их. Абето Айя родил Абрена, и Начо, и Леб Вададжа, и Сайфу. Валату же родила Йебчу. Дедж-азмач Адару родил вейзаро Сахлю, и азажа Хабта Васан, Кенфу Габриэль, и Васан, Габру, и Басураса, и Адго Айчеу, и сестер их. Асалафи Кацаль родил Энко Селласе, а Леула Каль родил Валата Иясус и Ментевваб. Дедж-азмач Мамо родил Валата Габриэль и Габра; Маскаля. Эмайя родила Зоге, и граазмача Кенфу, и Йехулю Гета, Аклесия и Кесте. Зоге родил Ябо Барья. Адай родила Бешач. Валата йоханнес родила Вальда Зара Бурука и Начо; Иехулю Гета родил Валата Селласе. Кесте родила Херфаса. Гра-азмач Кенфу родил Хирута Селласе и Аймот Хуно. Закончено исчисление родословия государыни Ментевваб и родичей ее.

В этом исчислении родословия известное записано, а неизвестное оставлено. Если бы писать обо всем подробно, и самому миру не вместить (ср. Иоан. 21, 25). Аминь и Аминь.

Глава 1. Напишем историю царя Адьям Сагада, названного по благодати крещения Иясу 87, и царицы Берхан Могаса, по благодати крещения называемой Валата Гиоргис 88, мудрых и разумных, праведных и благих, чьи сердца — на правую сторону (Е.ккл. 10, 2), а глаза — в голове их (Е0, 2), а глаза — в голове их (Б ккл. 2, 14), мудролюбивых и праведносудных, ненавистников беззакония и далеких от зла, щедрых руками на даяние и уповающих на бога, всевышнего и пречестного, и ищущих законов и установлений его, ведающего преходящее и разумеющего непреходящее. Но уповающим на него укрепляет он бытие, как укрепил небеса и землю, доколе движутся солнце и луна и доколе происходит вращение звезд. Имя отца его, царя царей Иясу, было Бакаффа, сын царя Иясу старшего 89, сына царя царей Аэлаф Сагада, названного по благодати крещения Иоанном, который построил Дабра Цада и Мэцраха 90. Повествование об этих трех царях написано в истории их 91. Писать ее снова — трудно и утомительно, и нет у нас такого желания 92.

Глава 2. Его же мать была из дома честных царей, [дома] государя Мины и его сына Виктора, и из рода сильного. Имя ей было государыня Ментевваб, дочь дедж-азмача Манбара, мужа богатого всем стяжанием мира сего. А ее матерью была вейзаро Энкойе, дочь вейзаро Юлианы, угодницы божьей, любящей пост и молитву, изрядной во всех деяниях, прекрасной нравом и святой обычаем и крепкой верою, ибо увенчана она была благоволением, как щитом (ср. Пс. 5, 13). И была научена она всему учению церкви от наставников дома отца нашего Евстафия, нового апостола и учителя Армении и Эфиопии. Бог да упокоит души отцов ее и матерей в лоне Авраама, Исаака и Иакова. Аминь.

Глава 3. Послушайте все вы, о народ христианский, и внимайте все пребывающие в доме царском: князья и вельможи и [14] все войско — отроки и юноши, как сказал Давид в псалме 48-м: «Слушайте сие, все народы; внимайте сему, все живущие во вселенной, — и простые, и знатные, богатый, равно как бедный» (Пс. 48, 1-2), ибо мы поведаем вам, что слышали прежде ушами своими и отцы наши поведали нам, как сказал Давид в псалме 43-м: «Боже, мы слышали ушами своими, отцы наши рассказывали нам о деле, какое ты соделал во дни их, во дни древние» (Пс. 43, 2). [Мы поведаем вам], как поведал бог многократно и многообразно отцам их о царствии Иясу и царствии Ментевваб, как сказал Павел в послании к евреям: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках» (Евр. 1, 1).

Глава 4. О пророчестве Валаты Петрос 93. Была одна женщина богобоязненная, праведная и боровшаяся 94 за веру православную, по имени Валата Петрос, матушка обители Кораца, во времена царя Сэлтан Сагада 95. И обвинили ее перед царем в вере православной, и привели ее пред ним. И сбылось над нею сказанное господом нашим: «И поведут вас к правителям и царям за меня» (Матф. 10, 18). И затем допрашивал он ее о вере ее и о вере франкской. И ответила она ему, ибо вещал за нее дух святой, словом, что Христос, сын божий, имеет одно лицо и одно естество. И когда услышал это со слов ее, разгневался царь, и затряс головою, и заточил ее, и сослал в страну шанкалла 96. И по дороге прибыла она в землю Квара и ночевала в доме одного князя, по имени азаж Макфальто, праведного и благого, мудрого, и богобоязненного, и страннолюбивого, как Моисей и Иов. И принял он ее хорошим приемом, ибо знал, что сказал апостол: «Будьте страннолюбивы друг ко другу без ропота» (I Петр. 4, 9). А жена его, по имени Амата Микаэль, мудрая, венец для мужа своего, как сказал Соломон (Притч. 12, 4), повиновалась мужу, как Сарра, и называла ею господином своим. И когда услышала она о приходе Валата Петрос, вышла ее встретить, как встретили господа нашего Мария и Марфа, и ввела ее в горницу устланную, готовую (ср. Марк. 14, 15), и омыла ноги ее, ибо знала, что сказал господь наш: «Вы должны умывать ноги друг другу, ибо я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что я сделал вам» (Иоан. 13, 14). И она приготовила ей пищу, какую пожелает. И в ту ночь начались у этой Амата Микаэль схватки и усилились боли. И послала она к Валата Петрос, как посылал, когда болел, Езекия к Исайе, говоря: «Молись за меня богу, чтобы помиловал он меня от этих мук родовых, ибо [много] может молитва твоя и споспешествует». И тогда встала та быстро, и обратила лик свой к востоку, и сотворила крестное знамение, и простерла руки, и молилась молитвою владычицы нашей Марии, говоря: «Величит душа моя господа» (Лук. 1, 46), [и далее всю молитву] до конца и «Хваления» 97 ее на 7 дней [недели] над водою. И дала она ей эту воду молитвы, и пила та от нее, и омылась ею вся, и родила дитя мужеска пола прекрасного обличьем. [15]

И когда увидела она этого младенца, возрадовалась Валата Петрос и стала шептать. И когда увидела, что шепчет она, спросила ее мать и сказала: «Что ты шепчешь? Не умрет ли сын мой?» И сказала ей пророчица Валате 98: «Не только не умрет, но проживет долгие дни, и не погибнет память о нем вовеки ибо от него произойдет и родится от дочери его царь, который упасет народ Израильский и им благословятся все народы земли».

А после того как случилось это дело, прослышали дружинники царские и сказали ей во гневе: «Вставай, пойдем, куда повелел царь». И поднялась тотчас праведная Валате и благословила всех людей Квары, говоря: «Будьте благословенны от росы небесной и от тука земли (Быт. 27, 28), да взрастит бог младенцев ваших и да подаст крепость старцам вашим и силу юношам вашим, да сохранит жен ваших и да продлит дни ваши и погубит врагов ваших, и благословляющие вас да будут благословенны, а проклинающие вас да будут прокляты!» (ср. Быт. 27, 29). И сказали все: «Аминь». И молились они молитвою евангельской эльбат барибон 99, то бишь «отче наш, иже еси на небесех». А это все благословение, которым благословила она их, было потому, что православны они верою и говорят: «Помазанием сын существа» 100, как гласит святое Писание. И Исайя говорит: «Дух господа бога на мне, ибо господь помазал меня, послал меня проповедовать пленным освобождением (ср. Исайя 61, 1). И Давид говорит: «Посему помазал тебя, боже, бог твой елеем радости более соучастников твоих» (Евр. 1, 9), 101. И этим помазанием [бог] соделал его господом, и Христом, и сыном существа, как сказал Петр в книге Деяний (Деян. 2, 36). Чем же соделал он его господом, и Христом, и сыном существа, как не помазанием духа святого? Если бы не был он чрез это сыном существа, пропало бы лицо духа святого, ибо гласит Писание: «Отец помазуяй, сын помазанник, а святой дух — помазание» 102. И Павел говорит: «Посему и бог превознес его и дал ему имя выше всякого имени» (Филипп. 2, 9). Разве ему одному дал он имя, без духа святого, ибо гласит Писание: «Они едины советом, силою и деянием»? 103. И в этой вере заодно люди Годжама и люди Квары, ибо научены [и те и другие] от чад отца нашего Евстафия, то бишь от главы глав Такла Марьяма из монастыря, [построенного царицей] Еленой, Мартула Марьям 104 и аввы Сарца Денгеля, наставника монастыря Сарат. Он спускался в землю Египетскую, дабы учиться там книгам Ветхого и Нового [заветов] на семи языках, и возвратился в землю Эфиопскую, и учил на языке геэз 105 Ветхому и Новому [завету] царя Лебна Денгеля 106. И от Салика, который перевел «Широкую книгу» 107 с языка арабского на геэз 108, и от Амда Хаварьята, который составил «образы Иисуса», из страны Тадбаба Марьям 109. А еще были научены они от аввы Зэкре и аввы Паули, иереев Мангеста Самаят 110, и от чад [Евстафия], искушенных в толковании Писания: аввы Татамка [16] Медхина из обители Гашол и Гажге и Вагада, аввы Иоанна из Дабра Целало и аввы Цева Денгеля, наставника Дабра Гондж 111. Все они учили этой вере православной людей Годжа-ма и людей Квары.

Глава 5. Возвратимся же к прежнему повествованию. И вышла Валате из дома азажа Макфальто и пошла в землю шанкалла, куда приказал царь. И провожали ее, плача, азаж Макфальто и жена его, Амата Микаэль, с людьми Квары, а потом возвратились в дом свой. И на сороковой день порождении этого дитяти отнесли его в церковь ради [свершения] закона и установления 112, и окрестили его иереи храма святого во имя отца и сына и святого духа, и дали ему имя Дама Крестос. А прежде сего, когда пребывал сей младенец во чреве матери своей, пошла однажды эта матерь его, Амата Микаэль, в церковь к причастию. И по дороге увидело ее стадо коров. И когда увидели ее эти коровы, подошли к ней и стали скакать и прыгать перед нею, ибо знали они, что пребывает господин их, сей младенец Дама Крестос, во чреве ее. Как сказал Исайя-пророк: «Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего» (Исайя 1, 3). И случилось все это, ибо пребывала во чреслах азажа Дамо царица мира и любви, царица веры и деяний, что слаще сотового меда и сахара и выше вершин гор, которая будет обладать от моря до моря (Пс. 71, 8), от Массауа до Сеннара и от Бакла до Фатагара, то бишь государыня Ментевваб, по имени царскому — Берхан Могаса, матерь царя царей Иясу, по имени царскому — Адьям Сагад. И сие скакание коров было не единственным [чудом], но видела очами своими сия Валата Петрос, которую упоминали мы прежде, что пребывает солнце на главе его в день рождения азажа Дамо. Сие солнце есть Ментевваб.

Глава 6. О видении вейзаро Юлианы. В одну ночь из ночей встала и молилась Юлиана молитвою ночною по обычаю своему. И после того как помолилась, заснула и тогда увидела видение истинное, что вошло солнце в дом ее, и восприняла она свет и облеклась им. В это время она проснулась ото сна, содрогнулась и изумилась от сего видения, и пребывала до рассвета, молясь. И пришел один человек, толкователь снов, и поведала она ему, говоря: «Видела я видение, как в дом одной женщины вошло солнце и восприняла она свет и облеклась им». Тот растолковал ей, говоря: «Солнце, что видела ты, — это царь, который родится от нее; свет — это власть, ибо она будет править миром!» Она же сказала: «Не родит она, ибо прошли ее дни». Он же сказал ей: «Если она не родит, то от дочери ее дочери родится великий царь». И сказала она: «Да будет воля божия!» А видение это он истолковал не по мудрости своей и не по красе праведности, но дабы было явлено над ним дело божие, как пророчествовал Валаам, сын Веоров, говоря: «Восходит звезда от Иакова и удаляет грехи от Израиля» (ср. Числ. 24, 17). Закончена история видения вейзаро Юлианы. [17]

Глава 7. Второе видение, что видела о себе самой и о родичах своих государыня Ментевваб, когда была в доме отца своего и матери и была мала ростом, да велика ведением. А видела она, что полетает она, как орел, на двух крыльях по воздуху и озирает весь мир, что внизу. И это видение поведала она матери своей. И эта мать ее обеспокоилась и рассказала его одному человеку. И растолковал он ей, говоря: «Орел — это дочь твоя, Ментевваб, а вознесение ее в воздух означает, что вознесется она надо всем миром». Это видение соответствует видению Ездры, который говорит: «Орел поднимается от моря о 12 крыльях» 113.

И снова видела она во сне, как воздвигается алтарь, а в нем табот Иисуса 114. «И в это время показался мне человек, которого я не знаю, и он сказал мне: Лобзай сей табот лобзанием святым, — и я облобызала. А потом показалось мне, что я спрашиваю во сне об этом сне моем, говоря: "Что это за табот Иисуса, что сказал ты мне облобызать?" И показалось мне, что сказал мне тот человек, которого я видела: "Иисус означает спаситель"» 115. И снова рассказали этот сон родичи ее первому толкователю снов. И сказал им этот толкователь снов: «Родится сын от дома царского по имени Иясу, ибо Иисус и Иясу в переводе означают одно и то же, а значение их — спаситель» (ср. Матф. 1, 21). Как говорит святой Кирилл: «Силу имени и значение его принес святой ангел». Подобные видения и сны о собственном возвышении начались не с одной царицы Ментевваб. Прежде видел Иосиф во сне о возвышении своем 12 снопов и как одному из них поклонились 11 снопов, и снова увидел 12 звезд и как поклонились звезды одной из двенадцати (со. Быт. 37,6-9).

Глава 8. Видение, которое видел рас Вальда Леуль, брат царицы нашей Ментевваб, во сне, когда был младенцем. А сон его таков: была высокая гора, превыше всех гор, и было там много вод и дерев райских. А на этой горе был престол, и восседала на нем сестра его, царица Ментевваб, а под этой горою были собраны все народы и говорили на языках своих: «Госпожа! Госпожа!» И все собравшиеся желали взойти к ней, и не удавалось им, и не могли они подняться. «А после всего народа, — сказал Вальда Леуль, захотел я подняться к ней и достиг с большим трудом, а приблизиться к престолу не смог, но приблизила она меня к себе, схватив под мышки». И Енох видел семь гор прежде так же, а из них одна выше, и пребывал на ней камень драгоценный. Истолкование же этого сна [таково]: гора, которую видел Вальда Леуль, — это возвышение. Престол — это царствие ее и царствие сына ее. Народы вопиявшие — это подданные их по чинам и степеням своим. Древеса райские, честные и высокие, — это родичи ее. А люди, которые желали подняться к ней и не могли (ибо нет среди людей такого, кто не желал бы возвыситься), — это те, кто не достиг ее высоты. Брат же ее, Вальда Леуль, которого схватила она [18] подмышки и приблизила к себе, — это то, что стал он главою князей и вельмож, и весь мир следовал за ним. Это видение и пророчество описали мы как могли, но оставим мы многословие, дабы не сводить с ума слушающих, ибо большая ученость доводит до сумасшествия (Деян. 26, 24). И потому наложим печать и закончим в мире божием, ему же честь и слава и поклонение от людей и ангелов во веки веков. Аминь.

Глава 9. И после того как случилось все это, когда воцарился царь царей Бакаффа, мудростью и судом подобный Соломону, а силою — Самсону, ведающий грядущее до свершения, послал он людей мудрых и разумных во все страны искать ему жену, чтобы была она прекраснее всех женщин. И прошло много дней в поисках. И по воле божией, поминовению коего подобает слава, нашли они жену из дщерей царских с глазами как звезды, радостными, как виноградная гроздь, с ликом как маслина, с власами, заплетенными как шелк, со станом как пальма. Ее звали Ментевваб 116.

Воистину она — Ментевваб!
Течет от уст ее молоко
И при молчании и при вещании.
Воистину она — Ментевваб!
С очами голубиными.
Воистину она — Ментевваб!
Со станом как у пчелы.
Воистину она — Ментевваб!
Кроткая и мудрая.
Воистину она| — Ментевваб!
Любимая сердцем людей и народов
117.

И, придя, поведал царю, что найдена прекрасная жена, один муж, мудрый и разумный, из посланных. И когда услышал об этом [царь], призвал он Туча Эльфейоса, то бишь гра-азмача, и вопросил его о ней и о родичах ее, говоря: «Какого она роду-племени?» Он же ответил и сказал: «Из рода государя Мины, по имени царскому Адмас Сагада, дочь дочери вейзаро Юлианы».

И тогда послал царь Исайю, муж благого и верного, самого любимого из всех приближенных его, к вейзаро Юлиане, и поведал тот ей все повеление царя, гласящее: «Пришли дочь твою, ибо избрал я ее из всех женщин!» 118. И когда услышала это вейзаро Юлиана, то сказала: «Да будет воля божия». И тогда достала она одеяния шелковые из казны своей и украсила ее, и умастила благовониями, и надела кольца золотые на пальцы ее, и отослала с великой честью. И вошла она в чертог царский. И когда увидел ее царь Бакаффа, то возрадовался сугубо, ибо была она вся прекрасна. И сказал он ей: «И пятна нет на тебе!» (Песнь 4, 7). А затем усадил он ее одесную себя и велел подать блюда желанные, и ели они вдвоем и пили. И в этот день познал он ее, как познал Адам Еву, и нашел ее девою. И понесла она в этот день. [19]

В 7215 году от сотворения мира, [в год] евангелиста Луки 119, начался [месяц] маскарам 120 в среду. А день, когда понесла она, был 6-м днем от начала [года], понедельник, день праздника владычицы нашей святой девы обоюду естеством 121 Марии 122. И с тех пор, как понесла она и до родов, держал ее [царь] со многой радостью в доме своем. В этом [году] евангелиста Луки начался [месяц] сане в воскресенье. А с тех пор как начался [месяц] сане, на 12-й день, в четверг, в день праздника святого Михаила-архангела 123, родила она сына, прекрасного обличьем 124. И услышали родичи ее и домочадцы ее, что возвеличил господь милость свою над нею, и радовались с нею (ср. Лук. 1, 58), и говорили: «Что будет младенец сей?» И рука господня была с ним (Лук. 1, 66). На 8-й день обрезали его, как установлено по закону 125, а на 40-й день, когда закончились дни очищения для младенца и для матери его, по закону и уставу внесли младенца в церковь и окрестили его иереи во имя отца и сына и святого духа, и назвали его именем Иясу по имени деда его, Иясу, то бишь царя царей Адьям Сагада. А отцом его крестным был гра-азмач Эльфейос. А потом рос младенец и креп духом святым.

Глава 10. Родившись от воцарения царей Бакаффы, по имени царскому Масих Сагада, через 2 года и 1 месяц, пребывал он в доме царском с матерью своею 2 года. А через 2 года от рождения и через 4 года и 1 месяц от воцарения царя Бакаффы отослал отец его, царь, в страну [наместничества] дедж-аз-мача Айяна Эгзиэ с дедж-азмачем Адару и его кормилицей и блюстителями дома. И пребывал он там 5 месяцев, а спустя 5 месяцев снова возвратил его [царь] в столицу, чтобы взглянуть на него очами своими, ибо любил его сугубо ради любви к матери его, Ментевваб, как любил Иаков Иосифа паче всех братьев его ради любви к матери его, Рахили. И пребывал он немного дней в столице, а затем снова отослал его [царь], боясь болезней столичных 126, чтобы охраняли его и воспитывали в стране [наместничества] дедж-азмача Василия с баг малькання 127 Такле и многим войском, то бишь [полками] Самен заве, Вагара заве и Вамбар 128, ибо [военачальники их] были родичами его по плоти. И когда прибыли они на дороге на Ламальмо, ибо та дорога плохая, водрузил его себе на спину дедж-азмач Адару и нес на раменах своих. И прибыл он к реке Такказе. И когда услышали о приходе его, пришли люди Аду а и Сире и встречали его на конях, со щитами и копьями, со многими ружьями и мечами, трубя в роги, играя на скрипках и лирах 129.

И прибыл он в стан, то бишь в Адгедад. И в это время вышла встречать его сестра его, вейзаро Вубит, со многими кликами до самых ворот, и было многое ликование. И ввели его в горницу готовую, устланную (ср. Марк. 14, 15), и находился в приемном зале 130 дедж-азмач Василий, и устроил он пир для посланного войска царского, и зарезал коров и овец многих, [20] и накормил их по степеням их, и напоил досыта. И его также усадил он с честью великой. И обучился Писанию, и охоте на зверей, и стрельбе из лука и ружья, и метанию копья, и верховой езде сей младенец Иясу, и убивал там слонов. А прежде сего, когда запрещали ему убивать слонов, сердился он весьма и прятался в траве многой, принесенной конюхами, и творил малые пакости по обычаю детскому. Как гласит Писание: «Из зол обрел меньшее» 131. И когда услышал дедж-азмач Василий, что пропал сей младенец, задрожал он, и стал тесен ему весь мир, и показалось ему, что умирает. И сказал он: «Увы мне, горе мне!», и казалось ему, что увели его враги его. И говорил он: «Что лучше для меня, и какое спасение от этого?» Одно время думал он, что тот ушел к отцу своему, царю, и матери своей, царице, ибо любил тот сугубо отца своего и мать. И услышав это, собрались наместники его, и дружинники, и все люди города, пошли и рассеялись, ища его верхом и пешком, и много труждались, как труждались Иосиф и матерь, ища господа нашего Иисуса Христа. И когда услышал младенец Иясу, что взволновался весь город, то показался им и вылез из травы той. И когда увидели его вейзаро Вубит, сестра его, и домочадцы, то возрадовались сугубо. И пошел благой вестник туда, куда ушел Василий, и поведал ему, что тот нашелся. И возрадовался он и все домочадцы и возвратились домой. И когда увидели его, то сказали ему: «Зачем так поступаешь с нами? Ибо вот я, и сестра твоя, и все люди города труждались, ища тебя!» И сказал он им: «Зачем меня искать? Разве вы не знаете, что пребываю я в этом доме?» Это известие отослал дедж-азмач Василий к отцу его, царю Бакаффе, чтобы не услышал он из уст друга или врага сначала известие о пропаже его, а потом уже известие об обнаружении его. И услышав об этом, царь послал к нему, говоря: «Поперед всего не ты ли не стерег его крепко? Ныне же не отлучайся от него ни днем, ни ночью, и да не услышу я подобного снова!» И, выслушав это повеление царское, сказал он: «Слушаюсь» и стерег доброю стражею младенца Иясу с его кормилицей и блюстителями дома, пока не пришел срок, назначенный отцом его.

Глава 11. На 9-й год царствования [Бакаффы] начался маскарам в пятницу, [год] евангелиста Марка. Не станем мы исследовать того, что случилось от месяца маскарама до скончания месяца хедара, и нет у нас такого желания. А у кого есть желание, пусть поищет в истории самого царя царей Бакаффы 132, а мы хотим исследовать вот это: первого [дня] месяца тахсаса 133, в четверг, поднялся царь царей Бакаффа из Гондара по чину царскому и расположился в Цада в доме акабэ-саата 134 Диоскора. И когда вошел, нашел горницу большую, устланную, готовую (Марк. 14, 15) изнутри и снаружи, ибо тот любил и почитал царей издревле, ведая, что сказал апостол: «Бога бойтесь, царя чтите» (I Петр. 2, 17). И не только сей [акабэ-саат] один начал почитать царей, но было так от прежних отцов его. [21]

И затем спросил царь царей Бакаффа Иова, говоря: «Где Диоскор?» И сказал Иов: «Здесь, в доме одного монаха, по имени авва Завальд». И сказал царь: «Иди, призови его», и тот призвал. И вошел авва Диоскор туда, где был царь, и приветствовал его, и сказал: «Да живет отец царствующий!» Царь же сказал ему: «Как ты, каково поживаешь?» И сказал тот: «Благословен господь бог Израиля, сподобивший меня видеть лик твой!» А затем уставили столы 135, и ели и пили вместе, и множили радость и довольство. И в это время расспрашивал его [царь] о трех царях, которые царствовали до него, то бишь о Феофиле, Юсте и Давиде 136, ибо был он акабэ-саатом в их времена. И поведал ему тот все законы их и установления. А затем ушел Диоскор к себе, туда, где жил.

Глава 12. А на следующий день утром, в пятницу, вошел царь во храм бога-отца и молился. И там встретил он акабэ-саата Диоскора у гробницы государя Иоанна 137, и беседовали они вдвоем. И сказал Диоскор царю: «Зачем отослал ты единородного сына твоего Иясу? Ныне же приведи его, да живет он с тобою!» Царь же сказал ему слово ответное, говоря: «Разве из ненависти отослал я его? Но потому, что ненавидят меня попусту взамен моей любви к ним все люди столицы, того ради отослал я его, чтобы хоть его не убили вместо меня!» И сказал акабэ-саат Диоскор царю: «Не бойся того, о чем ты сказал! Пошли людей, чтобы привели его и вверили костям отца твоего, царя царей Иоанна» 138. И сказал царь «ей», и дал 20 динаров золотых акабэ-саату Диоскору, и церкви дал положенное.

И отправился царь из Цада и расположился в Ламба, а из Ламба — в Эмфразе, а из Эмфраза — в Карода, а из Карода — в Амадбар, а из Амадбара вошел в Аринго. 18 тэра 139 возвратился царь, взяв корону с немногими людьми, и вошел в Гондар. И снова пошел он в Аринго, и 18 магабита 140 пришел царь из Аринго и вошел в Гондар. И послал царь За-Маскаля к дедж-азмачу Василию, чтобы привел тот сына его Иясу. И тогда поднялся тот из Сирэ со многим войском и, проведя переходами, ввел в Гондар с великой честью туда, где находились матерь его, государыня Ментевваб, и вейзаро Юлиана, и другие родичи его. И когда увидели они его, то возрадовались и говорили: «Слава, слава приходу твоему!», ибо долго были удалены друг от друга, но далеки были не сердцем, но ликом. А после того как вошел младенец Иясу в дом матери своей, пошел получивший приказание прежде сообщить царю обо всем. И сказал [царь]: «Живы ли, здоровы ли вы? При возвращении не настиг ли вас град или дождь?» И сказал это царь потому, что стоял месяц сане 141, в который возвращались они, день праздника святого Михаила-архангела, в который родился он. И в этом месяце назначил [царь] азажа Николая гра-азмачем, а за Гераклидом утвердил должность зльфинь азажа 142, ибо прежде назначил его на нее в Аринго. И назначил он их из любви к государыне Ментевваб, ибо они были ее близкими родичами. [22]

А затем, когда узнал он, что пришел час его перейти от мира сего, возлюбил он своих сущих [в мире] (ср. Иоан. 13, 1), и ввел он вейзаро Юлиану, и государыню Ментевваб, и абетохуна 143 Иясу в чертог по имени мазага бет 144, и поставил им кушанья какие пожелают, и оставил их зимовать 145 там. И царь один день приходил к ним, а на другой день приводил их к себе, и делали они, что им вздумается и что пожелает сердце их.

Глава 13. На 7223 год [от сотворения] мира, на 1723 год благости 146, остаток индиктиона 307 лет 147, год Луки-евангелиста, лунная эпакта 148 22, а солнечная эпакта, то бишь тентейон 149, 4, трубы 150 8, на 24-й лунный день и на 1-й солнечный 151 начался маскарам в первую субботу 152. В этом месяце заболел царь Масих Сагад, царь праведный, подобно Гонорию 153, и отшельник, подобно Арсению 154; и не знал о болезни его никто, кроме Галасийоса, и Феодора, и Дэнгузе, пребывавших в покоях 155, дабы не смутился мир, прослышав про болезнь. Ибо был он мудр при жизни и дивен советом во время смерти, и все деяния его — в тиши и молчании. И когда узнал царь, что приблизился день упокоения его, приказал он Феодору, дружиннику своему, и сказал ему: «Позови гра-азмача Николая». И тотчас пришел гра-азмач Николай. И сказал ему царь: «Воцари сына моего Иясу, как подобает царям, то бишь с помазанием царским и короною, ибо я избрал его и благоволил к нему; слушайся его!» И ответил Николай, брат вейзаро Юлианы, и сказал царю: «Да будет, как ты сказал, но бог да пребудет с тобою, господин мой, царь, как да пребудет он с сыном твоим Иясу, и да возвеличит он престол его паче престола твоего, о господин мой, царь Бакаффа!» А потом упокоился он 11 маскарама 156 во вторник и умер честно, как гласит Писание: «Честна пред господом смерть преподобных его» (ер. Пс. 115, 6); и еще сказано в другой главе: «День смерти лучше дня рождения» (ср. Еккл. 7, 1).

А затем пошел гра-азмач Николай туда, где побывал младенец и матерь его, и ввел их в покои с вейзаро Юлианой и азажем Гераклидом, и обнаружили они, что он упокоился. Тогда возопили они и пали наземь. И разгневались гра-азмач Николай и авва Адара, отец его духовный, и сказали им: «Замолчите, покуда не скажем мы вам, что приказано нам!» И тогда замолчали они, и те поведали им все, что повелел царь, говоря: «Воцарите сына моего Иясу!» И когда услышала мать его это, то сказала: «Не ищу я царства, а пойду, взяв сына моего, в пустынь». И сказали ей родичи ее: «Да кто же проводит тебя и сына твоего в пустынь, ведь если найдут вас многочисленные враги отца его на дороге, то убьют, а если не убьют, то возведут на гору Вахни!» 157. И когда услышала она это, то сказала: «Кругом мне беда, но да будет, как вы скажете!» И затем сказала царица Ментевваб гра-азмачу Николаю: «Пошли Иова, чтобы призвал он князей!» И тогда послал гра-азмач Николай шалека Иова, ибо был тот «устами царя» 158, и призвал тот [23] князей в четверг, то бишь бехт-вадада 159 Ляфто, и фитаурари Георгия, и пашу 160 Илию, и бэлятенгета 161 Давида, и кень-азмача Петра, и азажа Мамо, и лика макваса 162 Вальвадже, и балам-бараса Айкаля, и кень-азмача Гердена, и баджеронда Сенью, и лике 163 Гергиса, и азажа Такла Хайманота, и шалека Варания, и баджеронда Авраама, и лигабу Вальда Сэлуса, и асалафи Ленсо. И никто не остался из князей [не позванным]. А из иереев позвал он цераг масаре 164 Мамо, ибо тот помазывает царей, и государева духовника Эльфейоса, ибо тот благословляет царей, и двух цехафе-тээзазов 165.

И собрались все князья в доме царском в Ашава, и встал рас Николай посреди всех князей и поведал им всю заповедь царя Бакаффы, гласившую: «Воцарите сына моего Иясу, и посадите на престол мой, и сотворите ему., как творил вам я, ибо заболел я, и принял постриг монашеский 166 и ухожу в пустынь; пустынь же эта — смерть!» И сказали все князья единогласно: «Добре, добре» 167, и никто не говорил «да будет так» или «да не будет так», ибо то воля божия. И пошли гра-азмач Николай, и азаж Гераклид, и стражник Иов, и привели из покоев Иясу и матерь его Ментевваб и вейзаро Юлиану, дочь Виктора, сына царя Адмас Сагада, и вели из комнаты в комнату (II Пар. 18, 24) со многою скрытностью по дороге на Шашана, и ввели на башню воцарительную 168. А затем призвали цераг масаре Мамо и привели его быстро, ибо он помазывает царя. И растворили врата срединной башни 169 агафари 170 Абулидес, и агафари Клавдий, и агафари Адару и Дафан-асалафи. И государева духовника Эльфейоса призвали, ибо он благословляет царя, и ввели с ним в срединную башню. И когда вошли они, то нашли царя Иясу сидящим под троном на земле, ибо опечален он был смертью отца. А матерь его сидела одесную сына.

То была вейзаро Ментевваб, совершенная ведением,
Пребывавшая в поминании бога
Словами чудными и дивными.
Ибо всем сердцем любила она бога
Бесконечно.

Как гласит Писание: «Люби господа, бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всеми силами твоими» (Втор. 6, 5). Так воспитана была она воспитанием прекрасным в доме матери своей, вейзаро Юлианы. Эта же вейзаро Юлиана с дочерью своей, вейзаро Ментевваб, раздачею милостыни и творением молитвы достигла сего царствования. И гра-азмач Николай труждался ради царствия всеми советами своими, как подавал советы Иодай, чтобы воцарить Иоаса-младенца, мальчика семи лет (IV Книга царств 11).

И была принесена корона руками баджеронда Авраама. И приблизился цераг масаре Мамо к царю и усадил его на престол. А затем читали молитву, подобающую царям, на слова Давида-царя: «Зачем мятутся народы? (Пс. 2, 1). Да услышит тебя господь (Пс. 19, 2). Как умножились (Пс. 3, 2). Господи! [24] силою твоею веселится царь (Пс. 20, 2). Излилось из сердца моего (Пс. 44, 2). Да восстанет (Пс. 67, 2). Милости твои, господи, буду петь (Пс. 88, 2). Боже! даруй [царю] твой суд (Пс. 71, 1). Воспомни (Пс. 131, 1). Я был меньший между братьями моими (Пс. 151, 1)». А из пророков — молитву Анны (I Книга царств 2, 1), и молитву владычицы нашей Марии (Лук. 1, 46), и молитву Захарии (Лук. 1, 68), и песни святые Соломона, и «Хваления владычицы нашей Марии», и «Врата света» 171, и молитву евангельскую, то бишь «отче наш». И после того как прочел эти молитвы цераг масаре Мамо, сказал он Иясу: «Управляй право и царствуй ради праведности, правды и кротости!» И тогда возложил он венец на главу его из камней драгоценных и склонился пред престолом царствия его, говоря: «Благословен господь бог Израилев, что воздвиг рог спасения нам в дому Давида, отрока своего, как возвестил устами бывших от века святых пророков своих» (Лук. 1, 68-70). А матерь его, государыня Ментевваб, сказала: «Славит душа моя господа, подавшего ныне мне, рабе его, семя, восседающее на престоле отца его, царя царей Бакаффы, видеть очами своими!» И все князья склонились пред престолом, говоря: «Да живет отец царствующий!» И государев духовник благословил царя, говоря: «Благословение отцов твоих, царей благих, то бишь Давида и Соломона, да почиет на тебе; благословение Осип и Езекии да почиет на тебе; благословение Константина и благословение Феодосия Великого и благословение Феодосия Малого да почиет на тебе; благословение Гонория и Аркадия 172 и благословение отца твоего, государя Иоанна, да почиет на тебе; и благословение отца и сына и святого духа да почиет на тебе!» И после того как завершил он это слово благословения, снял корону с его головы цераг масаре Мамо и возложил на трон. И завершен был весь устав царства, как подобает царям, праведно и честно. Нам же подобает помнить слова господни, сказанные Самуилу-священнику, когда понравилась тому мужественность Елиава, тучного видом: «Не смотри на вид его; я отринул его; я смотрю не так, как смотрит человек» (I Книга царств 16, 7). Подобно сему избрал господь на царство младенца царя царей Иясу изо всех родичей царских великих, что пребывали на Вахни, хотя он юн годами. Как сказал Давид: «Я был меньший между братьями моими и юнейший в доме отца моего; и помазал меня елеем помазания своего. Братья мои прекрасны и велики, но господь не благоволил избрать из них» (Пс. 151). Но благоволил он, чтобы судил народ царь царей Иясу, помазаннику своему, коего возлюбил и дал унаследовать ему престол отца его, ибо правы пути его.

Глава 14. Книга истории царя царей Иясу, грозная, как пришествие [Христа], и потрясающая, как облако с поздним дождем (Притч. 16, 15), сотовый мед для любящих его и сок полынный (Иер. 23, 15) для врагов его, избранного, как Иаков, от чрева [матери его] и освященного от чрева матери его, [25] Ментевваб, как Иеремия. И после того как свершен был весь устав царский в ночь на четверг, повелела государыня Ментевваб бэлятен-гета Давиду и шалека Варання с мусульманскими стрельцами и с [воинами] заве и тулама из Фогара 173 стеречь гору Вахни. И пошли они туда, куда им было приказано. А когда наступил четверг, вышли к месту провозглашения указов на Адабабае 174 паша Илия и восемь судей, взяв [барабан] медведь-лев 175; и пришел один из [стражников башни], Жан Такалы 176, и провозгласил указ, гласивший: «Упокоился царь царей Бакаффа, и воцарился царь царей Иясу; мы же [подданные его] и в смерти нашей, и в жизни!» 177. И тогда была у всех людей стана 178 тут и печаль и радость.

А затем повелели царица Ментевваб и царь Иясу погребсти царя Бакаффу. И взял его иерей Адара, отец его духовный, и увил пеленами драгоценными, и умастил благовониями, и несли его на ложе слоновой кости, покрытом парчой. И пришла абуна 179 Христодул, и эччеге 180 Такла Хайманот, и акабэ-саат Вальда Хаварьят, и иереи всех церквей [столичных], неся венцы золотые и держа кресты и кадильницы золотые. И свершили они отпущение, и отнесли его по [переходу, называемому] «радугой» 181, из внутренних покоев в церковь отца нашего Такла Хайманота, и свершили весь чин разрешительный, предписанный «Книгою погребения» 182, и отслужили литургию, и причастили его плоти и крови Христа 183, и погребли там со слезами и плачем. И казалось всем, что ангела погребают, ибо был он ангелом по деяниям своим. А затем возвратились абуна, и эччеге, и иереи, и сановники, и все князья, и вошли к царю и царице в срединную башню 184, и приветствовали их. И благословил абуна царя благословением царским. И дали царь и царица цераг масаре Мамо 10 сиклей золотых 185, ибо таков закон — [платить] цераг масаре за поставление на царство.

А затем вышли князья и устроили на Ашава подобие покойного царя, украшенное одеяниями царскими, на муле, называемом «серым». И держали над ним два зонтика, большой и малый, и был [мул] под седлом. И вынесли знамена и барабаны с другими чинами впереди, а потом вышли стрельцы с ружьями до Макабабия 186, а за ними перед! подобием — меченосцы, а после подобия — щитоносцы. А затем князья, облаченные в одеяния печали, а посреди них гра-азмач Николай, облаченный во вретище, то бишь мак 187, неся на плече меч царя Бакаффы. И стоял громкий вопль на Макабабия среди знатных женщин и евнухов. И усилилась печаль у князей, ибо были они любимцами царя: одни несли его щит и копье, другие обнажали мечи, третьи скакали в боевом порядке от сильной печали. И плакал царь Иясу, облаченный в одежды печали, сидя на краю стены срединной башни и глядя на князей внизу. И они плакали, глядя наверх, ибо казался он им вылитым господином их, царем Бакаффой, своим обликом, и красою благодати, и одеждою одеяний. И облик сына его, Иясу, являл не видевшим облик [26] Бакаффы, и были они как видевшие, как запах мяса являет [его] всем людям. Неслыхано было подобного плача, и не идет с ним в сравнение плач Иосифа, рыдавшего о смерти Иакова, отца своего. И по такому чину плакали 3 дня.

Глава 15. 16 маскарама 188, в воскресенье, вечером были устроены костры праздника креста 189. И пришли сановники, и иереи, и священники [царской] часовни с восковыми свечами и золотыми кадильницами, и вынесли древо честного креста 190 из башни царской, называемой Тэдля 191, и, проследовав через приемный зал, вышли из башни Жан Такаль, и [шли] до Ада-бабая со всеми князьями, носившими одеяния печали четвертый день с тех пор, как сняли они свои рубахи [в знак печали]. И устроили они костры по закону и обычаю древнему. А затем внесли древо честного креста в шатер [царской] часовни, разбитой посреди Адабабая. А потом возвратились князья и сановники в приемный зал, плача и рыдая о смерти господина своего, царя царей Бакаффы. И когда услышала царица Ментевваб, будучи в, воцарительной башне, рыдания всех князей, то усилились ее скорбь и рыдания противу прежнего. И была в доме царском печаль вместо радости и рыдания вместо плясок в день праздника честного креста. А после того как свершили они закон и обычай [праздничный], простились царь и царица со всеми князьями, и возвратились те по домам. А в понедельник утром пришли князья и сановники и иереи и встали по местам своим там, где были [подготовлены] костры. И в это время взял золотой крест акабэ-саат и запел литанию по обычаю, говоря: «Сказал Иисус евреям: Уверуйте в меня и уверуйте в отца моего; ныне же просвещу я своих крестом моим!» И отвечали ему иереи по обычаю. Затем служили они утреню и [пели] гимн: «Сей крест, сей крест — избавление наше и спасение наше» до конца. И обошли они костер с факелами древесными трижды, говоря: «Эйюха, эйюха!» И это «эйюха» подобает [возглашать] в два дня: один раз при воцарении царя, а другой раз в праздник честного креста.

А затем зажгли костер и возвратились князья и сановники и священники часовни, взяв крест Иисусов в [башню] Жан Такаль, и через приемный зал внесли его в башню, называемую Тэдля. И благословил царя царей Иясу и царицу Ментевваб по обычаю своему государев духовник, ибо таков закон. А затем встретили их царь Иясу и царица Ментевваб у решетки покоев, и призвал малектення тайяки 192 всех князей, и восьмерых заседателей судебных 193, и сановников церкви, и всех чад военных 194. И сидели, кому [положено] сидеть, и стояли, кому [положено] стоять, на Ашава на ковре многоцветном. И сделали смотр царь и царица прохождению полков, то бишь Танкания, и Заве Вамбар, и щитоносцев, тулама и мусульманских стрельцов. И в это время пали на Ашава мусульманские стрельцы, крича: «Мы оголодали!» И сказала мать-царица своему сыну-царю: «Так дай им 100 сиклей золотых». И сказал [27] царь: «Хорошо ты сказала!» — и дал им эти 100 сиклей золотых, ибо щедр был рукою, как отец его царь Бакаффа и как мать его царица Ментевваб, как гласит Писание: «Открываешь руку твою и насыщаешь все живущее по благоволению» (Пс. 144, 16). И в этот день паша Илия, поняв, что укрепилось царство, послал гра-азмача Николая к царице Ментевваб, говоря: «Дай мне сестру сына твоего, чтобы была она мне женою!» И сказала она: «Ей». И сказал Николай Илие: «Сделал я для тебя, о чем ты просил». И приветствовал [царя] паша Илия 195.

Глава 16. 20 маскарама 196, в четверг, выдали замуж царь и царица за пашу Илию дочь царя Бакаффы, называемого вейзаро Валата Такла Хайманот. И пришел эччеге Такла Хайманот, ее отец крестный, и благословил по уставу брачному, ибо законом честен брак, как сказал Павел: «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно» (Евр. 13, 4). И дали ей много золота, и серебра, и одеяний драгоценных, и всего потребного знатной женщине. 21 маскарама упокоился таресамба азаж 197 Такла Хайманот. А 22 маскарама, в день первой субботы, вошли в приемный зал царь царей Иясу и царица Ментевваб и назначили бехт-вадада Ляфто расом, а гра-азмача Николая — дедж-азмачем Самена вместе с [должностью наместника] Ванята, а колення 198 Феодора (гра-азмачем, а щербатого Мамо — цедж-азажем 199, а Пимена — кантибой, а раса Вальда Леуля, брата ее, — кравчим слева, а Кань Лята — кравчим справа, а Сарду — начальником Иту и Дагбаса 200, а Чанчо — начальником Танкання, у которых на знамени «тощий Георгий» 201. 29 маскарама, в праздник господа нашего, прибавили цераг масаре Мамо [должность] цехафе-тээзаза.

Глава 17. Начался тэкэмт в понедельник. В этот день встретились у решетки покоев царица Ментевваб и сын ее, царь Иясу, а князья находились на Ашава. И назначили они Голам Ефрема фитаурари, а Кура Гиоргиса — азажем Йебаба вместе с [должностью начальника полков] Йельмана и Денса, а Вальда Гиоргиса — баджерондом тронного зала 202 и лике Гергиса — таресамба азажем, а Гефому — азажем «башни любви» 203. А на следующий день, в среду 204, вошел дедж-азмач Кань с людьми Годжама в Гондар, надев вретище, и были причитания на Адабабае. В это время встретились у решетки царь и царица, и вошли князья, сановники и азажи. А затем мэзэккэр 205 призвал дедж-азмача Кань с людьми Годжама, и приветствовали они [царя]. И усугубили плач противу прежнего дедж-азмач Кань и люди Годжама, когда увидели они сына его, царя Иясу, ибо казалось им, что это отец его по красе вида и обличья. И с большим трудом подавили они плач, ибо любил он их и они любили его.

И в этот день повелела царица Ментевваб привести малектення тайяки Хабла Сэлуса, и тотчас представили его царю и царице. И встал азаж Гергис для допроса его и сказал: «Что побудило тебя говорить, что болеет царь, когда здоров он и [28] рычит, как лев?» И сказал Хабла Сэлус: «Не делал я этого, но оговорили меня ложно». И призвал на него Гергис свидетелей, и свидетельствовали против него ближние его, которые слышали, что говорил он: «Болеет царь». И присудили его к смерти князья и сановники. А затем вывели его на Адабабай щитоносцы и пронзили копьями многажды, и умер он. И в этот день услышали об измене Биядго йоханнеса. И когда услышала [об этом] царица Ментевваб, мать царя Иясу, повелела она дедж-азмачу Кань, и бэлятен-гета Давиду, и кень-азмачу Петру, и шалека Варання с воинами заве и тулама идти на этого изменника. И пошли они, куда им было приказано, воевать его днем и ночью. Когда они шли, то встретили по дороге дедж-азмача Вададже, который вел из Амхары закованного разбойника по имени Ябо Барья. И когда они встретили дедж-азмача Вададже, то поведали ему, что восстал изменник в области Дара. И когда он услышал про это, то, связав, отправил этого разбойника в Гондар, а сам повернул и пошел с ними в Дара. И, прибыв, разослали они [воинов] в набеги и бежал в пятницу Биядго Йоханнес и вошел на [остров] среди озера в тростниковой лодке 206, чтобы спастись от рук преследователей. Но сильный и крепкий бог царя царей Иясу и царицы Ментевваб, ибо помогает он им во всякое время, повернул эту тростниковую лодку и прибил к острову, называемому Махадара Сэбхат, где обретается табот Квесквамский 207. И тогда выдал этот табог в руки дедж-азмача Кань этого беззаконника 208, и был он схвачен вместе с женою своею и детьми и связан. И погибло много людей из-за него от руки галласов по имени гачембате.

И еще, когда шел дедж-азмач Комбе из страны Дамот, встретил он по дороге баламбараса Масмаре, когда тот шел из Гондара, чтобы встретиться с врагами царицы Ментевваб и царя Иясу, ибо сговорился с ними прежде, и связал его Комбе. А 12 тэкэмта 209 привели эти князья в Гондар тех беззаконни-ков схваченными, заставив их нести камни и содрав одеяния. Царица же и царь встретились с ними на Ашава и сказали князьям: «Судите их, как откроет вам бог!» И тогда присудили их к смерти и повесили на дикой маслине на Адабабае баламбараса Масмаре и колення Ябо Барья. Биядго Йоханнеса поместили в дом заточения руками бехт-вадада.

Глава 18. 15 тэкэмта встретились царь Иясу и царица Ментевваб на Ашава у решетки, и приветствовали их люди Дамота. В этот день дали азажу Феодосию [наместничество] в Тигрэ, называемое [землей] Бур, что дает 20 сиклей золота, и 40 земель в Дамбии. 17 тэкэмта встретились царица и царь на Ашава, и пришли люди Амхары, захватив много добычи 210, и бросили ее пред ликом царя и царицы. В этот день приветствовали их люди [племени] джави и дарабе из Мачакаля, а один гал-лас бросил свою плеть пред царем и царицей, ибо его мул пал 211, и дали ему мула. И в этот день принес Абейе из Шоа подать конями царю Иясу, и из этих коней дал [царь] одного [29] коня гнедой масти баджеронду Вальда Гиоргису. 19 тэкэмта встретились царица Ментевваб и царь Иясу у решетки и пожаловали людям Годжама одеяния парадные. А 20-го дня справили царь и царица поминки по царю Бакаффе, как [подобает справлять] поминки по царям, что до него. А 23 тэкэмта пожаловали царь и царица людям Дамота многочисленные одеяния, то бишь накидки.

Глава 19. 27 тэкэмта 212 встретились царица Ментевваб и царь Иясу на Ашава и нарекли царское имя царю — Адьям Сагад, и провозгласили [об этом] указ стоя «уста царя» Иов и лике Мехрека. Пожаловали людей джави накидками и епанчами, а Сэдета, сына фитаурари Иакова, пожаловали накидкой, которая вся была выткана золотом, и дали золота Абала Крестосу, наставнику Рема, который был проводником, когда схватили Биядго Йоханнеса 213. И просил он о милости к нему у царя и царицы, неся крест на раменах своих. И в этот день помиловал царь знатных женщин, что прибегли к наставнику Аркадию из [монастыря] Варк Лабхо, ибо были милосердны [царь и царица] ради господа бога милосердия и терпеливы во время гнева, ибо гласит Писание: «Солнце да не зайдет во гневе вашем» (Ефес. 4, 26). И бабки царицы и царя, вейзаро Юлиана и вейзаро Энкойе, просили о милости к чадам человеческим, как владычица наша Мария, просительница милости, умоляла о милости у царя и царицы. Дедж-азмач же Николай и азаж Мамо, подобно Михаилу и Гавриилу, ангелам милосердия, и азаж Гераклид и асалафи Вальда Леуль, подобно ангелам добрым, что просят о милосердии к чадам человеческим, и дитя Адара Гиоргис, родич царицы Ментевваб, склоняли к милости, а не ко гневу. На сих столпах прекрасных было воздвигнуто и упрочено царствие государыни Ментевваб и царствие сына ее, государя Иясу.

И еще напишу я о доброй воле князей и войска, которые не были назначены на должности и которые были смещены от [времени] раса Юста 214: бэлятен-гета Ефрема, и кень-азмача Гердена, и гра-азмача Корбеса, и дедж-азмача Абулидеса, и дедж-азмача Таляфиноса вплоть до шалека Такла Хайманота, и шалека Завальда, и бэлятен-гета Вальда Аба, и лика макваса Марка, ибо бодрствовали они днем и не спали ночью, охраняя царство царицы Ментевваб и царя Иясу. И еще напишу я о доброй воле галласов, то бишь меча сату, варихо и других галласов, схвативших знатных женщин. Горе изменившим сему царству, ибо оно разяще, как меч, и жгуче, как огонь. Что лучше повествования о доброй воле, проявившейся в людях меча, ибо они своею рукою отрубили руку свою, схватив [своего родича] Начо, брата сына Бунаня Басле. И эти меча прежде всех приветствовали царя и царицу и были пожалованы одеяниями, то бишь накидками.

Начался месяц хедар в среду. А на второй день 215 вошел дедж-азмач Сарца Крестос в Гондар из Бегамедра и устроил [30] плач на Макабабия. В этот день встретились царь и царица на Ашава, и приветствовал их дедж-азмач Сарца Крестос, и пожаловали царь и царица людям Амхары многочисленные одеяния, то бишь накидки. Дедж-азмачу Вададже пожаловали плащ с царскою отделкой, и дали ему много ружей, и простились с ним в мире и любви, и упрочили за ним должность его, ибо он предан. А на 3-й день оказали милость людям Кораца, общежитию Валата Петрос, и дали царь и царица им 30 сиклей золота, и утвердили за ними удел их указом. 23 хедара 216 вошел дедж-азмач Василий Мэльмэль в Гондар и устроил плач. А наутро вошел дедж-азмач Аяна Эгзиэ, и причитал он на Макабабия.

Глава 20. 25 хедара встретились в «срединной башне» царь Иясу и царица Ментевваб и призвали абуну, и эччеге, и акабэ-саата, и всех и азажей и сановников суда и церкви. И пришли все и собрались во дворце. А день, в который они собрались, был днем первой субботы. И сказал царь царей Иясу: «Коронуйте мать мою короною моею, ибо без нее не устоит царство мое!» И когда услышали это князья и сановники, порешили все и сказали единогласно: «Достойна, достойна!», ибо она была подобна царице Елене 217 во всех делах своих, из дел мирских наилучших. А затем поднялся цераг масаре Мамо, и встал посреди всех князей, и прочел молитву, подобающую царицам, и усадил ее на престол высокий и великий. И сей цераг масаре Мамо возложил на главу ее венец из каменьев драгоценных, А сей венец отца ее, государя Мины, есть корона. А после того как свершился весь чин [поставления на] царство, усадил он царицу Ментевваб, облаченную в златотканые одеяния, одесную сына ее, царя царей, как сказал Давид, отец ее: «Стала царица одесную тебя; одежда ее шита золотом и испещрена» (ср. Пс. 44, 10; 44, 15).

И когда увидели двух царей на двух престолах, восславили и восхвалили их все князья и сановники суда и церкви, говоря так: «О вы, христолюбивые царица Ментевваб и царь Иясу! И чин наш достойный и прекрасный, иже от господа, подобен [чину] предка его на земле 218 по чести вашей, ибо все колена и престолы, князья, и повелители, и власти выдают подати, подавив свое упрямство, и венчают славою подобающей, говоря: "Исполнены небеса и земля святою славою твоею!" И по тишине царствия вашего, что явлена весьма и превыше всякой славы., видим мы воистину, что это — подобие [царствия божьего на земле], ибо вы — родник и источник всякой славы и начало дней человеку; и повелениями тихими упрочились вы в законе и достоинстве, проводя в жизнь всех, кто подчиняется престолу царствия вашего, а кто не подчиняется — упадает в бездну, побежденный от крепости силы вашей. А завидевшие блеск щита царского бегут тотчас, оставляя помышление надменное и покидая умышление свое, и падают на колени, умоляя о милости. Подобным же образом покрывает землю воинство ваше мужественное и искушенное в битвах, которое побеждает всегда. На [31] востоке и западе, на севере и юге вам подобает хваление; за вас на юго-западе и северо-востоке, на юго-востоке и северо-западе — непрестанное увенчание бога словами благодарности. А опорою же царствию вашему, явнославному и боголюбивому, о царица Ментевваб и царь Иясу, служит господь наш Иисус Христос, ибо им царствуют цари и повелители узаконяют правду, как написано (Притч. 8, 15), ибо на все воля его: по единой заповеди его свершается всякое благо, и он подает достойным, кои любят его, всякую благодать и всякий совет»" И видел я сам, как повествовал я прежде, всякую благодать, что подана крепости царствия вашего. И веруем мы, что и впредь подаст!

И в это время склонился цераг масаре Мамо пред престолом царским царицы, говоря: «Благословен господь бог Израиля, творящий чудеса царице Ментевваб!», а она дала ему 10 сиклей золота, ибо таков закон во время воцарения царя и царицы. И все князья и сановники, женщины и знать и все чада военные склонились пред престолом царским царицы Ментевваб и вскричали: «Царствовать тебе тысячу лет! Царствовать тебе тысячу лет!» 219. А государев духовник Эльфейос благословил ее, говоря: «Да подаст тебе бог силу, как подал он Иаили, что убила могучего Сисару, и как подал он силу Юдифи, что убила Олоферна, врага Израиля, и как подал он силу Есфири, что по многим молитвам и посту убила врага Мардохея Амана!» И тогда подвели ей мула с разукрашенной шлеей, и сошла она с «башни воцарительной» с венцом златым на главе и в золотых сандалиях на ногах. И когда видели Ментевваб, то говорили все люди стана: «Прекрасна она станом, и шея ее в ожерельях» (ср. Песнь 1, 9). И воссела она на этого мула, называемого «антилопа». И служили иереи, исполняя гимн чудный: «Дивно величие ее, дивно величие ее, осененной сыном ее всевышним, дивно величие ее!» 220. И когда услышал это, то возрадовался весь мир, как будто обрел добычу 221 многую. И восклицали певицы, то бишь [служанки] дарабе-бет и служанки государыни 222, украсив свои головы косицами и облачившись в одеяния дорогой цены, по обычаю своему: «Взошло солнце спрятанное; вот взошла луна для нас правосудная! Возрадуйтесь, родичи, она воцарилась с короною! Возрадуйтесь, знатные женщины, она вышла, увешанная [драгоценностями]! Возрадуйтесь, крестьяне, государыня воцарилась! Возрадуйся, Гондар, бедствовавший прежде!» 223.

Затем вышла царица Ментевваб через врата Таресамба 224, блистая как солнце, с ликом, сияющим, как жемчужина. И следовали за нею вся князья и все люди стана по чинам своим. И сотрясалось все от звука рогов и ружейной пальбы, словно гром, так, что было слышно издалека, и от многого ликования и радости в стане. И прошествовала государыня Ментевваб на Адабабай, неся на главе своей корону. А брат ее, асалафи Вальда Леуль, ибо подобен он Иосифу красою своею и подобен Иоаву мужеством своим, был то перед нею, то позади, то [32] справа, то слева, ибо бодрствовал, охраняя ее. И вошла она в чертог, называемый Аданагер 225, и воссела на престол, отделанный золотом. И снял корону с главы ее цераг масаре Мамо и отдал баджеронду Аврааму. И отнесли корону все князья и возложили на прежнее место. А затем возвратились эти князья в Аданагер. И устроила она пир для князей и знати из блюд многочисленных, приятных для обоняния и вкусных для уст. И не было такого, кто не нашел бы себе всякой пищи желанной, и не лишила их желаемого (ср. Пс. 77. 30) царица Ментевваб, ибо блага она во всем. И после того как насытились князья и знать, накормила она всех тысяченачальников с полками их и всех чад военных, и не было такого, кто бы не поел и не насытился, из людей стана. А в ночь с субботы на воскресенье возвратилась она по [переходу, называемому] «радугой», [что ведет из церкви] отца нашего Такла Хайманота, во дворец, где пребывал царь.

И в этом месяце хедаре встретились царь и царица на Ашава и утвердили должность за дедж-азмачем Комбе, и пошел он в Дамот. А когда он шел по дороге, послал к нему один человек из друзей его среди людей Дамота, говоря: «Не приходи, ибо объединились против тебя по клятве люди Дамота и люди джа-ви и Мачакаля, чтобы воевать с тобою!» И тогда оставил Комбе дорогу на Дамот, и пошел по дороге на Арафа, и вошел в дом раса Езекии. И в тот же день послал Комбе к царице Ментевваб и сыну ее, царю царей, что возмутились люди Дамота и люди джави. И, услышав это, послали царь и царица шалека Иова и азажа Такла Хайманота, говоря [людям Дамота]: «Что побудило вас к этому? Ныне же оставьте это и не препятствуйте дедж-азмачу Комбе вступить в наместничество страною!» И пошли поспешно шалека Иов и азаж Такла Хайманот, и прибыли в землю Гамбела в дом Евстафия, и послали вестников по странам и домам, говоря: «Собирайтесь все к нам, ибо есть у нас слово повеления от царицы Ментевваб и царя Иясу!» И, услышав это, что пришли к ним с приказом, пошли поспешно люди Дамота и люди джави в Арафа, изготовясь воевать с Комбе. И когда он услышал, что пришли на него враги его, то поднялся Комбе, взяв знамена и барабаны, с немногими дружинниками своими и скрывался недолгое время в другом месте, послушавшись слова Писания, гласящего: «Пойди, народ мой, войди в покои твои и запри за собой двери твои, укройся на мгновение, доколе не пройдет гнев божий» (Исайя 26, 20). Оставшиеся же дружинники Комбе встретились в земле Арафа с людьми джави и Дамота в битве крепкой. И погибли многие из витязей Комбе, а уцелевшие от смерти пришли к господину своему.

Комментарии

1 В тексте буквально стоит: «Первого без вчера и последнего без завтра».

2 Далее генеалогия следует библейской книге Бытия.

3 Здесь автор отступает от библейской генеалогии, согласно которой Арфаксад родил Салу, а Сала родил Евера (Быт. 10, 24).

4 Здесь кончается библейская генеалогия и следует генеалогия эфиопских царей, изобретенная уже эфиопскими книжниками.

5 Эбна Хаким — от арабского Ибн ал-Хаким — буквально означает «сын мудрого. Это — постоянный эпитет Менелика, легендарного сына библейского царя Соломона («мудрого») и царицы Савской; первого эфиопского царя согласно эфиопскому династическому трактату «Слава царей» [25]. В генеалогии эфиопских царей, изложенной в «Краткой хронике» с оз. Тана, так прямо и говорится: «Соломон родил Эбна Хакима, то бишь Менелика» [33, с 32].

6 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — За-Багдур [33 с. 32].

7 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Авусйос [33, с 32]

8 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Хандадйю [33, c 32]

9 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Эльсаэ Сион [33 с. 32].

10 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Гасья [33, с 32]

11 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Заваре Нэбрат [33, с. 32].

12 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Агельху [33, с. 32]

13 В «Краткой хронике» с оз. Тана эта фраза имеет продолжение — «на 8-м году его царствования, от сотворения мира на 5500-й [год], 9-й месяц и 5-й день, 29-го тахсаса во вторник» [33, с. 32].

14 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Сион Хегза [33 с. 33].

15 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит другое имя — Сайфа Арад [33 c. 33]

16 Имеется в виду Евангелие, а в более широком смысле — христианская религия.

17 Авва Салама — первая часть почетного эпитета Фрументия, крестителя Эфиопии, — «аба Сэлама кэсате берхан», т.е. «отец мира, податель света».

18 В «Краткой хронике» с оз. Тана этот абзац изложен несколько иначе «Агдур родил Сайфа Арада, а Сайфа Арад родил Абраху и Ацбеху, во дни царствования которых пришло христианство, когда они были в Аксуме В это время не было турок. Отец Саламы был купцом, и пришел Салама в страну геэзов с отцом своим. Народ эфиопский жил в эти дни, соблюдая закон Моисеев, а были такие, что поклонялись и веровали в змия. И тогда учил их авва Салама учению господа нашего Иисуса Христа и творил чудеса пред ними А потом уверовали они и крестились крещением христианским. Обращение Эфиопии было от рождества господа нашего Иисуса Христа на 333-й год И возвели Аксум[ский собор] Абраха и Ацбеха» [33, с. 33].

19 В «Краткой хронике» с оз. Тана вместо имени Асфех стоит имя Асфеха [33, с. 33].

20 В «Краткой хронике» с оз. Тана вместо имени Арфех стоит имя Арфед [33, с. 33].

21 В «Краткой хронике» с оз. Тана вместо имени Амсе стоит имя Эмси.

22 Имеются в виду сирийские монофизиты, бежавшие от преследований из пределов Византийской империи («Рима», как называли ее эфиопы) в Аксум. Эфиопская историческая традиция выделяет девять таких эмигрантов («святых» или «преподобных»): Алефа, Цехма, За-Микаэля Арагави, Афце, Исаака Гарима, Пантелеймона, Ликаноса, Губа и йемата (или Мата). С их именами традиция связывает основание древнейших монастырей на севере Эфиопии. «Краткая хроника» с озера Тана говорит о них несколько подробнее: «Саальдоба родил Альамеду, во дни царствования которого вышли девять святых из земли Римской, и управили веру, и учредили монашество. И по молит вам своим убили они змия Арве, который был царем в земле Тигрэ» [33, с. 33].

23 В «Краткой хронике» с оз. Тана это имя звучит несколько иначе — Таазена.

24 В «Краткой хронике» с оз. Тана это излагается подробнее: «Таазена родил Калеба, который рассек землю по молитве аввы Пантелеймона, когда воевал он с царем Сабы иудейским, который убил мучеников награнских; и победил он, и убил, и погубил все войско и города его. А затем презрел он сей мир и послал свою корону в Иерусалим, чтобы повесили ее у гроба господня» [33, с. 33-34].

25 Эфиопская традиция приписывает создание духовных песнопений, а также изобретение специальной нотационной системы их записи (дэгуа) св. Иареду, который получил постоянный эпитет «сладкопевец». Впрочем, согласно его «Житию», Иаред не сам создал свои песнопения, но ему были посланы три птицы «из сада Эдемского; они говорили с ним человеческим голосом и восхитили его с собою в небесный Иерусалим, где он научился пению 24 старцев небесных» [8, с. 65-66]. Пение Иареда было столь завораживающим, что, согласно легенде, когда он пел царю Габра Маскалю, тот, опершись на копье, нечаянно пронзил ногу певца. Но и тот и другой были столь захвачены чудным пением, что не заметили этого. Пение Иареда пред Габра Маскалем — один из любимых и распространенных сюжетов эфиопской средневековой живописи. Краткое синаксарнос житие Иареда издано А. Дильманом в его «Хрестоматии» [32].

26 Дэгуа — нотная книга изменяемых праздничных песнопений эфиопской церкви на весь год. Существует множество редакций подобных книг, но Иаред считается автором первой и основной редакции.

27 В «Краткой хронике» с сз. Тана это родословие излагается иначе: «Габра Маскаль родил Константина, а Константин родил Васан Сагада» [33, с. 34].

28 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит несколько иное имя — Ардаз [33, с. 34].

29 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит несколько иное имя — Бахр Икла [33, с. 34].

30 В «Краткой хронике», изданной Р. Бассэ, это излагается подробнее: «Ода Сасо родил Айзура, который царствовал полдня и был задавлен, потому что все люди стана хватались за него руками; много людей умерло задавленных вместе с ним» [24, с. 411].

31 В «Краткой хронике» с оз. Тана к имени Ведем Асфарс имеется добавление: «а дней его было 150» [33, с. 34].

32 В «Краткой хронике» с оз. Тана стоит несколько иное имя — Гна Жан [33, с. 34].

33 Согласно эфиопскому династическому мифу, сложившемуся в XIV в. и нашедшему свое выражение в специальном сочинении «Слава царей» [25], аксумские цари возводили свое происхождение к библейским царю Соломону и царице Савской. Впоследствии их власть была узурпирована династией «загвеев» (т. е. агау по своей этнической принадлежности). Позже, в 1270 г., «соломонидам» в лице Иекуно Амлака удалось снова захватить власть и «восстановить» таким образом древнюю «законную» династию. Эта историческая традиция прочно укоренилась в Эфиопии и нашла свое отражение во многих сочинениях, главными среди которых является «Сказание о погибели Аксумского царства» [10] и «Богатство царей» [7].

34 Разные списки «Кратких хроник» дают различные сроки царствования эагвеев. «Хроника», изданная Р. Бассэ, дает такой же срок, т.е. 354 года, а «Краткая хроника» с оз. Тана — 373 года.

35 В «Краткой хронике» с оз. Тана вместо Эдем Асгада стоит несколько иное имя — Ведем Асгад.

36 История о том, как Такла Хайманот способствовал реставрации «Соломоновой династии», подробно изложена в специальном трактате «Богатство царей» [7]. Любопытно отметить, что «Житие» Такла Хайманота не упоминает об этой заслуге святого перед династией.

37 Начиная со времени царствования Амда Сиона (1314-1344) в Эфиопии появляется и традиция пространных историографических произведений, посвященных отдельным царям. Первым известным таким произведением является «Сказание о походе царя Амда Сиона» [13, с. 15-52].

38 Под «чадами отца нашего Такла Хайманота» имеется в виду монашеская конгрегация с центром в Дабра Либаносе, основанная Такла Хайманотом. Стоит отметить, что именно царствование Амда Сиона ознаменовалось резким конфликтом с дабралибаносским монашеством, который хронист здесь обходит полным молчанием.

39 Евстафий, живший во времена царя Амда Сиона, явился основателем второй монашеской конгрегации в Эфиопии, которая иногда соперничала с конгрегацией Такла Хайманота. Под «морем Иярико» (искажение от «Иллирикон») имеется в виду Средиземное морс. Как справедливо заметил Б. А. Тураев, «странное имя "Ярико" для Средиземного моря идет несомненно из коптских актов Ап. Андрея и Варфоломея» [8, с. 157]. Утверждение же о том, что Евстафий «разделил море», восходит к чуду из его «Жития»: «По вере он подобен был Моисею, разделившему море Чермное пополам... И сей Евстафий — (прошел) море Ярико, взойдя на корабль — милот козью, свою одежду, немокрыми ногами...» [8, с. 343].

40 Этот авва Георгий из Гасча оказался тождествен известному Георгию из Сагла. Сравнительно недавно Таддесе Тамрат обнаружил пространное его житие, которое подробно пересказал в своей книге «Церковь и государство в Эфиопии в 1270-1527 гг.» [44, с. 222-225].

41 «Краткая хроника», изданная Р. Бассэ, излагает эти события подробнее: «И еще во дни его было гонение на Дабра Либанос, ибо авва Гонорий Цегаджский отлучил государя Амда Сиона, когда взял тот наложницу отца своего, а другие говорят, что грешил он с сестрою, а иные говорят, что со грешил он с двумя сестрами. И бичевал он авву Гонория великим бичеванием, так что пожгли и погубили стан царский капли крови аввы Гонория, превратившись в пламя огня» [24, с. 411].

42 Давид здесь называется вторым, так как первым эфиопские историографы считали библейского царя Давида, отца Соломона, явившегося, согласно эфиопскому династическому мифу, родоначальником эфиопской царствовавшей династии.

43 Имеется в виду частица голгофского креста, на котором был распят Иисус Христос, что, согласно поверью, была прислана в Эфиопию в царствование Давида. По этому поводу эфиопской церковью был учрежден специальный «праздник процветания честного креста».

44 «Краткая хроника», изданная Р. Бассэ, излагает эти события подробнее: «Давид второй, сын Сайфа Арада, царствовал 29 лет. Во дни его прибыло древо креста Христова, и устроил он торжество и украсил иереев накидками в [праздник] процветения. И этого царя Давида, говорят, убила кобылица, лягнув его, и остался знак пролома на лбу его доныне на о-ве Дага. Упокоение его было 9 тэкэмта» [24, с. 325].

45 Здесь употреблено специальное выражение «тефф вуиту», которому была посвящена особая статья Манфреда Кроппа [39]. Я перевожу его как «его род прервался».

46 Эта «Книга таинства» была составлена тем же Георгием из Гасча и Сагла, который в этом произведении отстаивал идею празднования субботы наряду с воскресеньем, что вызвало резкую оппозицию тогда дабралибаносского монашества [44, с. 224].

47 Грань (букв, «левша») — прозвище имама Ахмада ибн Ибрагима ал-Гази, объявившего «священную войну» христианской Эфиопии и прошедшего огнем и мечом всю страну.

48 Эфиопские цари имели, как правило, три имени: первое имя — данное при крещении; второе имя — каким их обычно называли и третье — «царское имя», которое они получали при восшествии на престол. Так, первым именем этого царя было Давид, вторым — Лебна Денгель, а третьим — Ванаг Сагад. Об эфиопских именах есть специальная и очень содержательная работа эфиопского историка Текле Цадык Мекурия [45].

49 Мангеста Самаят (букв, «царствие небесное») — церковь, выстроенная царицей Сабла Вангель и ее вдовьем уделе в Годжаме.

50 Абето — сокращение от «абетохун» — титула принцев крови и наследников престола.

51 Виктор был убит 8 апреля 1538 г. в битве с Гарадом Османом, одним из военачальников имама Ахмада, его эмиром.

52 На Иакове, незаконнорожденном сыне царя Сарца Денгеля, убитом в битве с претендовавшим на престол Сисиннием, прервался род, идущий от Мины через Сарца Денгеля. Здесь, однако, хронист не стал особо отмечать это обстоятельство, поскольку ему в этом случае пришлось бы признать, что Сисинний — предок героя его повествования — узурпировал престол Иакова.

53 Имеется в виду Фасиль (Василид) по прозвищу Герам (т. е. «дурак»), сын абето Иакова и отец Сисинния, часто упоминаемый и в «Истории царя Сарца Денгеля», и в «Истории Сисинния, царя эфиопского» [16].

54 Этого государя Фасиля, или Василида, сына царя Сисинния, не следует путать с его дедом, абетохуном Фасилем по прозвищу Герам.

55 Мадабай — старинный эфиопский род выходцев из военного служилого сословия, который стал выдвигаться еще в XVI в. Первоначально же имя Мадабай было названием царского полка.

56 Марьямавит, чьи родичи владели вотчинами в областях Вагде и Годжам. была наложницей царя Иясу I. Подробнее о Марьямавит см. в первой главе «Истории царя царей Бакаффы» [17, с. 287-289].

57 Здесь перечислены области, в которых родичи Ментевваб имели вотчины, а также области, где они служили наместниками. Сама же Ментевваб была родом из Квары, и ее родичи, получившие видные придворные должности после смерти Бакаффы, когда Ментевваб стала регентшей при малолетнем Иясу II, так и назывались «кварасцами» по области их происхождения.

58 Госпожой — эммабет (букв, «матерь дома») — обычно называли царских наложниц, имевших детей от царя. Вирсавия, или Ваби, была отнюдь не наложницей, а законной супругой сына Ментевваб царя Иясу II. Однако между молодой царицей и старой Ментевваб сложились весьма натянутые отношения. Видимо, поэтому наш историограф, будучи всецело на стороне Ментевваб, называет молодую царицу уничижительным в данном случае названием «госпожи», как будто она была не законной женою Иясу II, а только наложницей.

59 Эфиопские царицы, подобно царям, также имели свои «царские имена», причем имя царицы должно было соответствовать имени царя. Так, царь Мина имел «царское имя» Адмас Сагад, а его супруга Сэлус Хайла имела «царское имя» Адмас Могаса.

60 Имеются в виду португальцы, посланные вице-королем Индии на помощь христианской Эфиопии. Здесь, однако, требуются некоторые уточнения. Мину женил не отец его, Лебна Денгель, который к тому времени уже умер, а его мать, царица Сабла Вангель. Выбор жены определялся тем обстоятельством, что, когда португальцы высадились на берегу Красного моря, им навстречу пошла царица Сабла Вангель с небольшим эскортом эфиопских воинов под водительством Робеля Мадабайского, который и в дальнейшем всячески помогал царице. За эту-то помощь она и женила своего выкупленного из мусульманского плена сына на его дочери. Сам Робель был видным военачальником первой половины XVI в. Его упоминает и Франсишку Алвариш, духовник португальского посольства в Эфиопию [18, с. 97-98].

61 «Троица» — один из жанров эфиопских духовных стихов, который Б. А. Тураев определил следующим образом: «Под этим именем в церковном обиходе Абиссинии известны особого рода рифмованные стихиры, отличающиеся от других произведений религиозной поэзии тем, что они состоят из шести стихов» [9, с. 370]. Здесь указывается, что «троица» составлена «на новый лад», так как причитание «ой-ей-ей» — лишняя строка в стихире.

62 Это перифраз библейского: «Говорит господь бог: произведу закат солнца в полдень и омрачу землю среди светлого дня» (Амос. 8, 9). Таким образом автор подчеркивает безвременность кончины абето Виктора.

63 Эту строчку И. Гвиди переводить иначе («Возьми [голос] слова у черепахи», т.е. плачь о нем тихим голосом), толкуя библейский топоним Иазер (Исайя 16, 9) как эфиопское слово «черепаха» [20, с. 9]. Однако более вероятным здесь представляется не «черепаха», а библейский «плач Иазера».

64 Здесь имеется в виду амхарская пословица «Коли золото пропадет, то и весы пропали!» [20, с. 9], носящая тот смысл, что если пропало самое главное и ценное, то можно считать, что все пропало.

65 Рас — в XVI в. это слово означало просто начальника, но к XVII в. стало означать высший титул в эфиопской феодальной иерархии.

66 Амбарас — начальник амбы, столовой горы с обрывистыми, труднодоступными склонами, которая в Эфиопии играла роль естественной крепости. Амбарас Самена — титул наместника небольшой области в провинции Самен.

67 Ваг-шум — традиционный титул наместника областей Ваг и Зат.

68 Фитаурари Начо и его братья были видными придворными и военачальниками царя Бакаффы.

69 Вейзаро — титул принцессы крови или некоронованной супруги царя.

70 Азаж — титул сановников царской курии, входивших и в состав верховного суда. Азажи носили одеяние эфиопского духовенства (белый подрясник и тюрбан), хотя и не обязательно должны были принадлежать к духовному сословию. По роли в придворной жизни азажей можно сравнить с думными дьяками Московской Руси.

71 Дедж-азмач (букв, «азмач передового полка») — титул эфиопских вое начальников (азмачей), которые делились на три категории. Младшие назывались гра-азмач («азмач слева»), средние — кень-азмач («азмач справа»), старшие — дедж-азмач. Эти названия соответствуют обычному построению эфиопского войска перед битвой, когда по флангам царского полка располагались левый и правый полки во главе с гра-азмачем и кень-азмачем, а впереди находился передовой полк во главе с дедж-азмачем. Ближайшим русским соответствием титулу «азмач» является воевода.

72 Шалека (букв, «тысяченачальник») — командовал царским полком, который вовсе не обязательно должен был насчитывать именно тысячу воинов; обычно в таком полку было несколько сотен человек.

73 Асалафи — титул царского кравчего.

74 Кэсос — тигрейское произношение имени Крестос, отчего несколько ниже тот же Абуйе Кэсос упоминается и как Абуйе Крестос.

75 Кантиба — титул, который в XVI в. носили наместники Дамбии, а так же Верхнего и Нижнего Хамасена. С основанием и развитием столичного города Гондара (1636 г.) в области Дамбия этот титул стал означать также и гондарского городничего.

76 В тексте употреблен термин «рыст», который первоначально означал землю, получаемую воинами царского полка в наследственную и коллективную собственность. Однако здесь речь идет о кантибе, т.е. лице достаточно высокопоставленном, и под «рыстом» (букв, «наследием») имеется в виду, безусловно, вотчина.

77 Фитаурари — титул командующего авангардом или передовым разведывательным отрядом.

78 Мэслене (букв, «от моего имени») — управляющий царскими уделами, обязанный снабжать дворцовое хозяйство всем необходимым.

79 Лигаба — титул царского дворецкого, отвечающего за допуск на аудиенцию.

80 Стоит отметить, что «История царя царей Бакаффы» ни словом не упоминает о брачном союзе царя и Ментевваб.

81 См. коммент. 71.

82 Имеется в виду царь Иясу I, Адьям Сагад по своему «царскому имени».

83 Браки и разводы весьма часты в семейной жизни эфиопов как высших, так и низших классов. Не была исключением в этом отношении и Ментевваб.

84 См. коммент. 71.

85 Баламбарас — то же, что и амбарас (см. коммент. 66), однако этот титул коменданта крепости не имеет региональной связи с областью Самен.

86 Баджеронд — титул царского мажордома и заведующего дворцовым хозяйством, появившийся во второй половине XVII в. С ростом Гондара и гондарского двора таких заведующих стало несколько, каждый со своими специфическими функциями.

87 Имеется в виду эфиопский царь Иясу II (1730-1755), названный в честь деда и получивший два «царских имени»: одно также в честь деда — Адьям Сагад, а второе собственное — Берхан Сагад.

88 Царица Ментевваб при крещении получила имя Валата Гиоргис, а когда стала регентшей при малолетнем Иясу II, то взяла себе и «царское имя» — Берхан Могаса.

89 Здесь в тексте стоит слово «зэйеаби», которое все переводчики почемуто постоянно переводят как «великий», хотя оно означает только «старший». Имеется в виду Иясу I, старший по отношению к своему внуку Иясу II.

90 Имеется в виду эфиопский царь Иоанн (1667-1682).

91 «Истории» этих трех царей имеются в русском переводе: «Эфиопские хроники XVII-XVIII веков» [17]. Стоит отметить, что здесь из ближайших предков Иясу II упомянуты лишь «три царя». Это служит косвенным свидетельством того, что «Истории» прапрадеда Иясу II — царя Василида (Алам Сагада), видимо, никогда не существовало.

92 Это — обычный литературный штамп, встречающийся также и в «Истории Сисинния, царя эфиопского»: «История царствования царя Лебна Денгеля была написана в истории его. Повторять написанное — трудно и утомительно, и нет у нас этого желания» [16, с. 156].

93 Валата Петрос — известная эфиопская святая, жившая в начале XVII в. и боровшаяся против католичества, вводимого в Эфиопии царем Сисиннием (1604-1632) с помощью иезуитов. Житие ее издано К. Конти Россини [30] и разобрано, а отчасти и переведено на русский язык Б. А. Тураевым [8, с. 239-281].

94 Жанр житий в эфиопской литературе называется «борениями», что и справедливо, так как житие представляет собою не столько биографию святого, сколько историю его благочестивых подвигов, «борений». Это особенно применимо к жизни Валата Петрос, которая, не щадя своей жизни, само отверженно боролась против католической пропаганды.

95 Сэлтан Сагад — царское имя Сисинния.

96 Это событие подробно описано в «Житии матери нашей Валата Петрос»: «И когда пребывала так матерь наша святая Валата Петрос в той стране, возревновала она ревностью к вере и не могла терпеть. И наставляла она людей страны, чтобы не принимали они веры Льва нечистой и не поминали имени царя-отступника во время литургии, ибо отлучен он и проклят... И когда услышал об этом царь Сисинний, разгневался он сугубо, и рассердился весьма, и зарычал, как лев, и стал устрашать братьев ее и родичей... И тогда послали они к ней, говоря так: "Вот погибнем мы все из-за тебя, и не уцелеет ни один из нас, ни малый, ни великий, ибо разгневался царь, воскричал на нас и пообещал нас смертью казнить... И ныне говорим мы тебе: Приходи быстро и не медли и не обрекай нас на смерть, ибо ты — плоть от плоти нашей и кость от костей наших. Ведь мы — матерь твоя и братья твои"... И пребывал тогда царь в стане своем. И приказал он привести ее к нему и доставить. И пошла она, уповая умереть за веру правую. И шли с нею матерь ее и братья. Следовали они за нею, плача, будто провожая на смерть, как покойника, что несут погребать. А матерь наша святая Валата Петрос не поднимала лица и не взирала на них, но говорила им: "Зачем плачете вы, и надрываете сердце мое, и пребываете преткновением на пути моем? Не обо мне плачьте, о себе плачьте! Отныне никто не будет притеснять меня. Я же понесу страсти Христовы на плоти моей"...

И, шествуя так, пришла матерь наша святая Валата Петрос в стан царский. И повелел царь собрать всех судей и вельмож, старейшин и заседателей. И сделали они, как приказал царь, и собрались собором грозным, и расселись по престолам своим по порядку. И повелел он привести матерь нашу святую Валата Петрос. И пришла она и встала пред ними с твердым сердцем и крепкой верою... И стали допрашивать ее по порядку, [установленному] для изменников царских. И сказали тогда ей хранители речи царской: "Изменила ли ты царю, и изменила ли ты богу, и супротивничала ли ты приказу его, и преступала ли слово его, и злословила ли веру его, и возмущала ли ты сердца людей страны, чтобы не принимали они веры его и не поминали имени его во время литургии?". Сия же матерь наша святая Валата Петрос не отвечала и не говорила ничего, но выслушала, опустив голову, усмехнулась и сказала лишь тихим голосом: "Не злословила я царя и никогда не отступала от веры моей". А царь посылал все время гонцов, вопрошая их и спрашивая: "Что отвечает она?" И сказали они ему: "Не отвечает она и не говорит ничего, но молчит и усмехается". И тогда разгневался он и сказал: "Так она испытывает меня, смеется и издевается надо мною!" И приказал он убить ее или отрезать груди... И тогда решили советники царские и сказали: "О царь! Послушай нас: лучше тебе не убивать ее. Из-за одной женщины станут с тобой враждовать родичи ее в Даваро и Фатагаре". И сказал царь: "Если оставит она меня [в покое] и успокоится, оставьте [и вы] ее". И стало так...» [30, с. 27-29].

97 «Хваления Марии», или «Похвалы Марии», — весьма распространенный в Эфиопии сборник гимнов в честь богородицы на все дни недели, составленный неким Ефремом.

98 Валате — уменьшительное от полного имени Валата Петрос.

99 Эльбат барибон — это греческое «патер хемон» («отче наш») в арабской передаче.

100 На протяжении всех XVII и XVIII ее. эфиопскую церковь раздирали богословские споры о «соединении» и «помазании», споры, очень скоро получившие политическую и региональную окраску и не раз приводившие страну на грань гражданской войны. Как писал В. В. Болотов, «политический характер этому богословскому спору придало то обстоятельство, что некоторые влиятельные государственные люди были на стороне годжамского воззрения, и даже в числе прямых его защитников-богословов встречаются аристократические имена Абиссинии. Но были и такие политические дельцы, которые шли далее нравственной поддержки евстафианам и готовы были эксплуатировать их одушевление для политических смут» [3, с. 37-38]. Здесь под «верой православной» имеются в виду вера сторонников «помазания» и их лозунг «Помазанием сын существа», которые были распространены именно в Годжаме и Ласте, а также в Кваре, откуда была родом царица Ментевваб. Что до самой Валата Петрос, то она в этом споре не участвовала, так как весь этот спор разгорелся уже после ее смерти, а боролась она только против католичества, насаждаемого иезуитами. Здесь автор «Истории царя царей Адьям Сагада и царицы Берхан Могаса», будучи сам сторонником «помазания», пытается выставить таковою и популярную эфиопскую святую Валата Петрос. Богословское содержание спора о «помазании» и «соединении» превосходно разобрано в небольшом по объему, но весьма содержательном труде В. В. Болотова [3].

101 Здесь автор ошибочно приписывает ветхозаветному царю Давиду слова, принадлежащие апостолу Павлу.

102 Под «Писанием» здесь подразумевается не Библия, а святоотеческое созерцание Анастасия Синаита.

103 И здесь под «Писанием» имеется в виду не Библия, а трактат о троице Кирилла Александрийского, вошедший в большой патристический эфиоп ский сборник, так и названный его именем — «Керилос», т.е. «Кирилл».

104 Здесь имеются в виду евстафиане (см. коммент. 39), бывшие в XVIII в. сторонниками «помазания». Не располагая никакими сведениями относительно «главы глав» Такла Марьяма, настоятеля Мартула Марьям, можно, однако, предположить в нем сторонника «помазания» уже по географическому местоположению его монастыря, расположенного в области Энабэсе провинции Годжам.

105 Язык геэз перестал быть разговорным в Эфиопии уже в X в., однако продолжал оставаться литургическим и литературным языком эфиопских христиан.

106 Авва Сарца Денгель пережил своего ученика, Лебна Денгеля, и подвизался и в царствование его сына, царя Клавдия. С царем Клавдием он погиб в один день, 23 марта 1559 г., от рук воинов Нура ибн Муджахида.

107 «Широкая книга» (Мацхафа Хави) — «Хави» («широкая») есть траскрипция арабского слова, которым переведено греческое слово «пандектес», т.е. «сумма» — сборник доктринальных наставлений и правил повседневной религиозной жизни, основанных на сочинениях отцов церкви. Греческий текст, послуживший основой для арабского перевода, приписывается некоему Антиоху из монастыря Map Сабы возле Иерусалима.

108 Считается, что эфиопский перевод «Широкой книги» с арабского был осуществлен на 20-м году царствования Сарца Денгеля (1582 г.) неким Саликом из монастыря Дабра Либанос. Следует сказать, что эфиопская литература (как и любая средневековая литература) в церковной своей части во многом имела переводной характер и начиная с XIV в. пополнялась главным образом за счет произведений арабской христианской литературы. Вполне оригинальными и целиком эфиопскими оставались, пожалуй, лишь жанры историографические и духовная поэзия.

109 «Образы» — один из характерных эфиопских жанров духовной поэзии. Это стихотворный гимн, в котором в строго определенной последовательности восхваляются члены тела того или иного святого, которые рассматриваются автором как вместилища или орудия тех или иных духовных качеств и добродетелей. Начинаются «образы» словами: «Мир памяти имени твоего», а далее следуют восхваления членов святого от «влас главы» до «ногтей ног» его. В данном случае имеется в виду вполне определенный гимн «Образы Иисуса», составленный неким Амда Хаварьятом из Тадбаба Марьям. Вообще же таких «образов», в том числе и «Образов Иисуса», в эфиопской литературе имеется великое множество.

110 Авва Зэкре и авва Паули, иереи Мангеста Самаят, упоминаются е «Краткой хронике» как противники католицизма еще во времена царя Клавдия: «Франкам же пожаловали селения многие. Из-за завета с ними и из-за веры их было великое смятение, и препирались они с законниками и с присными аввы Зэкре и аввы Павла и со всеми монахами...» [24, с. 334].

111 Здесь перечислены виднейшие сторонники «помазания», подвизавшиеся в годжамских монастырях и обителях.

112 По эфиопским обычаям мальчиков крестят на 40-й, а девочек на 80-й день от рождения.

113 Здесь цитируется апокриф — так называемый Апокалипсис Ездры, или IV книга Ездры. Это произведение носит отчетливый эсхатологический характер и повествует о видении конца света и его признаках, о мессии в виде льва, побеждающего трехголового орла (намек на Римскую империю), и т. п. Ни древнееврейский оригинал, ни греческий перевод, с которого были сделаны латинская, сирийская, эфиопская и две независимые друг от друга арабские версии, не сохранились. Эфиопская версия Апокалипсиса Ездры издана А. Дильманом [31].

114 Табот — деревянная или каменная доска с изображением креста посредине и символов евангелистов по углам соответствует антиминсу православной обрядности. Табот носит имя того святого, которому посвящен тот храм, в котором он находится.

115 Библейское имя Иисус, которое действительно означает «спаситель», получило распространение в Эфиопии в двух вариантах своего произношения и написания. Так, имя Иисуса Христа звучит (и пишется) по-эфиопски Иясус, а имя Иисуса Навина — Иясу, хотя сами эфиопы прекрасно понимали, что это — одно и то же имя.

116 Имя Ментевваб по-амхарски означает «Сколь прелестна!».

117 В эфиопском словоупотреблении «народы» во множественном числе могли иметь значение не просто народов, но «язычников» (так же как и в церковно-славянском). Последнее весьма вероятно, потому что тогда среди подданных эфиопских царей было немало язычников оромо.

118 Этот рассказ слишком близко следует обычному сказочному сюжету о поисках невесты для царя, чтобы ему можно было доверять. Джеймс Брюс, не раз беседовавший с престарелой царицей Ментевваб в бытность свою в Эфиопии, приводит в своих «Путешествиях» не менее романтическую историю о том, как Бакаффа, путешествовавший инкогнито, заболел, а красавица Ментевваб ухаживала за больным путником, отчего впоследствии царь женился на ней [27, т. VI, с. 189-192]. В историческом отношении, разумеется, важны не обстоятельства знакомства Бакаффы и Ментевваб, а то, что у Бакаффы было много сожительниц, и Ментевваб, бывшая одной из них, при жизни царя заметной роли в политической жизни не играла. Несмотря на это, автор нашей «Истории» всячески старается доказать противоположное.

119 Эфиопский календарь делится на четырехгодичные циклы, где каждый год носит имя одного из четырех евангелистов (Матфея, Марка, Луки и Иоанна), причем последний год (год Иоанна) является високосным.

120 Маскарам — первый месяц эфиопского года, соответствующий египетскому месяцу тоту. Маскарам 7215 года от сотворения мира начался 9 сентября 1722 г.

121 «Святая дева обоюду естеством» — обычный эпитет богородицы.

122 Имеется в виду праздник успения богородицы.

123 Михаил-архангел, как многие особо популярные святые, имеет в эфиопской церкви помимо своего ежегодного праздника также и ежемесячный, празднуемый 12-го числа каждого эфиопского месяца.

124 17 июня 1723 г.

125 Эфиопские христиане неукоснительно соблюдают для мальчиков обряд обрезания на 8-й день и крещения на 40-й. Выражение «необрезанный» до сих пор остается одним из самых сильных бранных выражений в устах эфиопа.

126 Сейчас трудно судить об истинных причинах, побудивших царя отослать своего новорожденного сына в провинцию под присмотр его родственников с материнской стороны, однако ссылка на «болезни столичные» также имела смысл. С основанием и ростом города Гондара при тогдашней скученности и антисанитарии моровые поветрия часто посещали столицу.

127 Баг малькання — титул наместника небольшой области.

128 Самон заве, Вагара заве и Вамбар — названия царских полков, расквартированных и получивших земли в северных областях Самен, Вагара и Квара.

129 Т. е. встретили его так, как положено встречать царя. В этом можно усомниться, учитывая тогдашнее положение Ментевваб и довольно скромные должности сопровождавших лиц при младенце.

130 И в дворцовом комплексе царя, и в усадьбе мало-мальски крупного феодального властителя всегда имелось особое помещение для парадных приемов и пиров, называемое аддараш. Именно оно и имеется здесь в виду.

131 Здесь имеется в виду не Библия, а «Книга премудрых философов» сборник, который содержит изречения Сократа, Диогена, Платона, Аристотеля, Галена, Гиппократа, Григория Нисского, Василия Великого, а также Да вида, Соломона, Ахикара. Ее источник восходит к эллинистической литературе апофегм, широко распространенной по всем провинциям Византийской империи. Через сирийское посредство эта литература перешла к арабам, откуда «Книга премудрых философов» попала в Эфиопию, где она была переведена в XVI в. «устами Михаила, сына Михаила-епископа, с помощью духа святого». Приведенное в нашем тексте изречение было издано в числе других А. Дильманом в его «Хрестоматии» [32, с. 45, № 234].

132 Это предложение автора поискать «в истории самого царя царей Бакаффы» несколько странно, потому что 9-й год царствования Бакаффы начался 9 сентября 1729 г., а его «История» обрывает свое повествование на событии, происшедшем 17 января 1727 г. Вероятно, здесь имеется в виду не пространная «История» царя Бакаффы, а летописное изложение событий его царствования в «Краткой хронике», изложение, которое здесь искусно препарируется: «На 9-й год царствования [Бакаффы] начался маскарам в пятницу, [год] евангелиста Марка. 11 тэкэмта умер дедж-азмач Мамо из Хамасена в чертоге царском, и вынесли его при знаменах и барабанах и погребли в Каха. 14 тэкэмта призвал царь князей и законников и сказал им: "Что вы скажете о деле Такле, сына Кэсосавит, ибо прежде обвинял его паша Рэгу и привел свидетельства, что этот Такле — сын царя Адьям Сагада. Я поместил его в Черкан, страну заточения, а ныне привел его; судите же сами!" И отрубили Такле правую руку по приказу царя в доме, что по ту сторону Каха, то бишь [в монастыре] аввы Антония, но он не умер. А 1 тахсаса в четверг поднялся царь Бакаффа из Гондара по уставу царства и вошел в Аринго...» [24, с. 407].

133 8 декабря 1729 г.

134 Акабэ-саат (букв, «блюститель часов») — титул настоятеля Хайкского монастыря. Эти настоятели начиная с XV в. стали играть заметную роль в придворной жизни, иногда возвышаясь до положения главы царской курии. С XVII в. значение акабэ-саата стало падать, а в XIX в. этот титул вышел из употребления.

135 Роль столов в Эфиопии играют особые, плетеные из соломы и травы изделия, похожие на перевернутые большие корзины, которые называются мэсоб. На мэсоб выкладывается стопка больших блинов, диаметром до 1 м, а на середину выливается в скоромные дни мясная, а в постные — овощная густо наперченная подлива. Трапезующие руками отрывают куски большого блина и захватывают ими подливу. Таким образом, несмотря на отсутствие столовых приборов, процесс еды вполне опрятен и запачканными остаются лишь подушечки пальцев. Эти плетеные столы очень легки и быстро расставляются и убираются.

136 Т. е. Бакаффа расспрашивал о трех царях, Феофиле, Юсте и Давиде (за примечательным исключением отцеубийцы Такла Хайманота), которые царствовали после убийства его отца, Иясу I.

137 Дед царя Бакаффы, царь Иоанн (1667-1682), был причислен к лику святых, и гробница его в Цада как гробница святого была объектом поклонения.

138 Т. е. Диоскор предложил взять юного царевича под церковное покровительство, т.е. церкви и монастыри пользовались в Эфиопии правом неприкосновенного убежища.

139 24 января 1730 г.

140 25 марта 1730 г. Следует сказать, что в приводимых датах изложение автора «Истории» соответствует изложению «Краткой хроники», чего нельзя сказать о содержании. «История» сообщает о передвижениях царя как о заурядных явлениях, а «Краткая хроника» показывает тревожную обстановку конца царствования Бакаффы: «18 тэра возвратился царь один с немногими [людьми] и вошел в Гондар, взяв корону, и встретили его священники по обычаю с пением. И когда пребывал царь в Гондаре, приказал он связать деджазмача Рэту из Самена, и связали его в Аринго. И придя в Аринго, царь назначил Талафиноса дедж-азмачем Самена и отправил Рэту связанным в Валькайт с дедж-азмачем Талафиносом. А еще связал царь годжамцев, то бишь дедж-азмача Лагаса, и кень-азмача Касо, и тысяченачальника Мета, сына Абиба, и других за то, что враждовали они с дедж-азмачем Кань из Годжама, и поместил их в стране [наместничества] Талафиноса. 18 магабита пришел царь из Аринго и вошел в Гондар. Пасха была 3 миязия. В этот день упокоился в Дабра Берхане цабати-[гета] Сээла Кэсос. Князья пришли из Аринго и вошли в Гондар. Царь же зимовал, пребывая каждый день в смятении. А в месяце хамле сместил он бэлятен-гета Ефрема и назначил Давида в Годжам» [24, с. 408]. Как мы видим, картина здесь вырисовывается несколько иная, нежели в нашей «Истории».

141 Т. е. июнь, разгар сезона дождей.

142 Эльфинь азаж — управляющий внутренними покоями царя и его личными слугами и пажами.

143 Абетохун — титул эфиопских принцев крови и наследников престола. Между царскими родственниками, абетохунами и вейзазерами, существовало то немаловажное различие, что вейзазеры в отличие от абетохунов не могли претендовать на престол.

144 Мазага бет — одно из зданий гондарского дворцового комплекса. Ни его местоположение, ни функции до сих пор не определены.

145 Зимы в европейском понимании этого слова в Эфиопии нет, но в году есть два дождливых сезона: большой (с июня по сентябрь) и малый (с марта по май). Так как большие дожди сопровождаются заметным похолоданием, то этот сезон, называемый эфиопами «кэрэмт», обычно переводят на европейские языки как «зима», хотя он и приходится на месяцы, которые в Европе считаются летними. Сухой сезон (с октября по май) обычно переводят как «лето».

146 Здесь «годами благости» [термин, заимствованный из Псалтири: «венчаешь лето благости твоей» (Пс. 64, 12)] называется летосчисление (по эфиопскому календарю) от рождества Христова, однако в иных памятниках эфиопской средневековой литературы этот термин применяется и к иным системам летосчисления.

147 Имеется в виду остаток от пасхального периода, или великого индиктиона — периода в 532 года. Через этот срок праздник пасхи приходится на один и тот же день года.

148 Так называемая «лунная эпакта» указывает на день лунного месяца (лунный год в отличие от солнечного состоит из 354 дней), на который приходится христианский Новый год после Нового года иудейского. В 7223 году от сотворения мира он пришелся на 22-й день после иудейского Нового года.

149 Тентейон, или «солнечная эпакта», указывает в цифровой форме на день недели, на который приходится эфиопский Новый год. Форма эта такова: среда = 1, четверг = 2, пятница = 3, суббота = 4, воскресенье = 5, понедельник = 6, вторник = 7. Таким образом, раз у нас тентейон равен 4, то Новый год начался в субботу.

150 «Трубы» — это еврейский Новый год, термин, заимствованный из ветхозаветной книги Чисел: «И в день веселия вашего, и в праздники ваши, и в новомесячия ваши трубите трубами» (10, 10). День еврейского Нового года может приходиться на период от 15-го дня первого эфиопского месяца до 13-го дня второго. Таким образом, если число «труб» больше 15, то оно указывает день первого эфиопского месяца, а если оно меньше 13, то второго. В сумме своей число «труб» и число лунной эпакты должно равняться 30.

151 Любопытно это указание на 1-й день по солнечному календарю. Эфиопский календарь в принципе солнечный, и поэтому указание, на какой день лунного месяца пришелся эфиопский Новый год, понятно. Указание же на день солнечного месяца вообще излишне, так как само собою разумеется, что Новый год по солнечному календарю должен, конечно, приходиться на 1-й день.

152 Со времен церковных реформ царя Зара Якоба (1434-1468) эфиопы чтут и празднуют две «субботы»: собственно субботу, которую они называют «первой субботой» или «еврейской субботой», и воскресенье. Под «первой субботой» всюду следует понимать собственно субботу.

153 Имеется в виду, по-видимому, Гонорий (Флавий), первый западноримский император (384-423).

154 Имеется в виду, по-видимому, Арсений, номинальный патриарх константинопольский, бывший до этого монахом в Никее, а потом пустынником на Афонской горе. Он был возведен императором Феодором II Ласкарисом в патриархи в 1254 г., а умер в изгнании в 1267 г.

155 Здесь как «покои» переведен эфиопский термин «масари», означающий внутренние помещения дворца, где царь жил, но торжественных приемов не устраивал. Правда, иногда он выходил из покоев на балкон, который назывался «решеткой», или устраивал в покоях совещания в узком кругу, но все же «масари» оставались внутренними помещениями дворца, куда доступ был открыт только избранным.

156 19 сентября 1730 г.

157 Еще в XIV в., для того чтобы предотвратить внутридинастическую борьбу за престол, эфиопские цари учредили на неприступной горе Гешен место заточения для всех царских родственников мужеска пола, способных претендовать на престол. После сокрушительного джихада в первой трети XVI в., когда под угрозой оказалась не только династия, но и само существование христианского царства, этот обычай вышел из употребления, однако уже к концу XVI в. был возобновлен преемниками царя Сарца Денгеля (1563-1597). Когда под напором оромских племен царь Василид (1632-1667) вынужден был перенести центр эфиопского государства на северо-запад к оз. Тана, он учредил такую же царскую тюрьму на горе Вахни. Туда бы и был сослан Иясу, если бы не был выбран царем.

158 «Устами царя» назывался особый придворный, который передавал царю все речи и весь ход суда или совета и сообщал заседателям мнение и решения царя, так как сам царь в силу своего возвышенного положения редко присутствовал на заседаниях лично. Обычно царь находился в особом помещении поблизости и направлял ход заседания, не показываясь на глаза даже придворным.

159 Бехт-вадад — титул министра двора и в то же время первого министра государства. Подобно арабскому визирю, бехт-вадад был главным лицом при дворе и доверенным советником царя в важнейших делах. Судя по царским хроникам XV-XVI ее, таких советников бывало двое: «бехт-вадад справа» и «бехт-вадад слева».

160 Паша — титул турецкого происхождения, который в XVII в. в Эфиопии стал означать начальника воинов, вооруженных мушкетами. Если еще в конце XVI в. эти воины действительно были турецкими наемниками и командовал ими паша Мустафа [16, с. 273], то уже в XVII в. эти воины и их начальниками были уже эфиопы.

161 Бэлятен-гета (букв, «начальник пажей») — титул начальника царской челяди. Таких начальников было двое: начальник над старшими пажами, которые были, собственно говоря, уже не пажами, а воинами царской стражи, и начальник над младшими пажами. С XVII в. это слово нередко уже не означало должности, а превратилось просто в почетный титул, который не имел отношения к дворцовому хозяйству. И поэтому и при эфиопском дворе, и в эфиопском войске появилось множество обладателей подобного титула.

162 Лика маквас — царский конюший и в то же время «двойник царя». Обычно в сражениях лика маквас, облаченный в царские парадные одеяния, сидел под царским зонтиком, тогда как царь в простой одежде руководил сражением, находясь в другом месте. Так как в битвах главный удар обычно направлялся на предводителя противника, то должность лика макваса была не только почетна, но нередко и опасна.

163 Лике (сокращенная форма титула лика мацани, или лика матани) титул заседателей верховного суда, в который входили четыре «заседателя» и четыре азажа верховного суда. Нередко эта должность оказывалась наследственной, как в случае с лике Гергисом, который унаследовал ее от своего отца, лике Кефла Марьяма. После смерти лике Гергиса эта должность перешла к его брату, Такла Хайманоту. Подробнее об этом см. доклад М. Кроппа [38].

164 Цераг масаре (или церадж масаре) — титул главы придворного клира. Именно цераг масаре играл главную роль в короновании царя в столице, так как именно он служил литургию в придворной церкви. Он же выполнял и обязанности царского церемониймейстера.

165 Цехафе-тээзаз-букв, «записыватель приказов» — титул царского канцлера, который был хранителем печати, царским секретарем и ведал перепиской и выдачей наград. Нередко цехафе-тээзаз выполнял обязанности также и воспитателя царских детей и придворного историографа. С XVII в., когда деловая переписка и царская историография разрослись до невиданных прежде размеров, таких цехафе-тээзазов при дворе стало двое: один выполнял исключительно секретарские функции, второй же занимался главным образом официальным летописанием.

166 Эфиопские цари, подобно русским, нередко перед самой смертью принимали монашеский постриг, уповая, по-видимому, на скорейшее прощение грехев таким образом.

167 Зти слова князей приводятся в «Истории» так же, как они были произнесены, т.е. по-амхарски. Следует заметить, что в XVIII в. амхарский язык все чаще начинает вторгаться в официальную историографию, главным образом при передаче речей и в названиях реалий того времени.

168 «Воцарительной башней» (Манагаша гемб) в XVIII в. стали называть дворец Василида, первый из построенных в гондарском дворцовом комплексе. Он имел то преимущество, что был самым высоким зданием, расположенным к тому же поблизости от большой площади Адабабай, куда созывали народ в особо торжественных случаях. Начиная с XVII в. из-за политических-неурядиц и трудностей регулярных сношений с севером страны обычай короноваться в Аксуме, этой священной столице древних эфиопских царей, стал выходить из употребления, и коронации происходили уже в Гондаре во дворце Василида. Любопытно отметить, что, когда после падения гондарской династии началось возвышение династии шоанской и на месте небольшого галлаского селения Финфинне была основана новая столица — Аддис-Абеба, то там были переняты многие топонимы старого столичного Гондара, в том числе и гора неподалеку от Аддис-Абебы получила название Манагаша.

169 «Срединная башня», как и «башня воцарительная», — одно из названий все того же дворца Василида.

170 Агафари — титул царских дворецких, подчиненных мажордому. С развитием дворцового хозяйства и ростом дворцового комплекса в Гондаре таких дворецких стало довольно много.

171 «Врата света» — воскресная молитва богородице, называемая также «Веддасе ва-генай» («Хвала и поклонение») по первым словам этой молитвы.

172 Здесь имеются в виду: Феодосии I Великий, римский император, царствовавший с 379 по 395 г. и заслуживший признание церкви своими гонениями на арианство и другие еретические секты, а также древние языческие культы в Риме; Феодосии II Малый, император Восточной Римской империи, царствовавший с 408 по 450 г. и заслуживший признание церкви своими преследованиями несториан и язычников; Гонорий (Флавий), первый западноримский император (384-423), и Аркадий, император Восточной Римской империи (377-408).

173 К XVIII в. галлаские (оромские) воины уже давно служили эфиопским царям на тех же условиях, что и все прочие представители военного сословия, т.е. получая землю за службу. Здесь имеются в виду тулама, расселенные в Фогара. К слову сказать, и их предводитель, шалека Варання, сам был оромо по своей этнической принадлежности. Все это не означает, однако, что все племена оромо служили эфиопским царям; многие из них были независимыми, а иные и воевали с царями. Вполне характерно также это стремление царицы Ментевваб сразу же передоверить охрану горы Вахни, где содержались возможные претенденты на престол, верным себе войскам во избежание каких-либо осложнений.

174 Адабабай — большая площадь внутри дворцового комплекса в Гондаре, расположенная к югу от замка, построенного царем Василидом, — обычное место публичных церемоний в столице.

175 Барабаны, называемые медведь-лев, — это особые царские барабаны, которые являлись атрибутами царского достоинства и сопровождали царя в особо торжественных случаях: парадных выходах, вступлении в сражение и празднествах по случаю победы. В названии этого царского барабана любопытно упоминание медведя, который не водится в Эфиопии. С названием этого животного, однако, эфиопы были знакомы благодаря Библии и представляли его как некоего могучего и свирепого зверя.

176 Жан Такаль — одна из двух башен, выстроенных на кровле дворца царя Василида — первого каменного дворца в Гондаре.

177 Это обычная формула извещения о смерти царя и воцарении его преемника, включающая одновременно и присягу новому царю.

178 В Эфиопии до основания города Гондара в 1636 г. в царствование Василида (1632-1667) не было городов. Роль культурных центров в стране играли монастыри, а политическим центром царства был постоянно перемещавшийся царский стан, представлявший собою военный лагерь. С появлением в Эфиопии столичного города Гондара выражение «царский стан» стало равнозначным понятию «двор». «Людьми стана» назывались придворные, царский клир и военачальники.

179 Абуна (букв, «отец наш») — обычный эпитет митрополита в Эфиопии. Такой же эпитет мог быть употреблен и по отношению к особо чтимому и популярному святому.

180 Эччеге — титул главного архимандрита всех монастырей Дабра-Либаносского устава и настоятеля Дабра-Либаносской лавры. По своему положению в эфиопской церковной иерархии эччеге был вторым после митрополита лицом, Назначался эччеге царем.

181 «Радугой» назывался крытый переход, построенный в виде виадука, от покоев во дворце царя Бакаффы до церкви св. Такла Хайманота. Такое название он получил именно за свою форму виадука, совершенно непривычную в Эфиопии.

182 «Книга погребения» — погребальный требник эфиопской церкви, известный в настоящее время лишь в позднейших списках не ранее XVI в. В основном чин погребения совпадает с коптским, однако более поздние рукописи «Книги погребения» содержат разнообразные эфиопские добавления, включая такие, по сути дела, магические тексты, как «Небесный путь» и «Свиток оправдания», которые по идее своей должны обеспечить покойнику достижение райского блаженства независимо от греховности или праведности его — идее, в сущности противоречащей христианству.

183 Посмертное причастие производилось в Эфиопии исключительно над покойными царями и заключалось во вложении св. даров в уста покойного.

184 Т. е. в «башню воцарительную» дворца Василида.

185 Сикль (евр. шекель) — древнееврейская мера веса для благородных металлов. Этот еврейский термин был знаком эфиопам по Библии и употреблялся в книжном языке в значении «унция». С XVIII в. «сикль золотой» стал означать золотую монету динар.

186 Макабабия — большая площадь в Гондаре перед церковью св. Георгия (Эльфинь Гиоргис).

187 Мак, собственно, означает «мешок». Здесь имеется в виду рубище, на деваемое в знак траура.

188 24 сентября 1730 г.

189 Праздник воздвиженья честного креста знаменует в Эфиопии конец сезона больших дождей, этой эфиопской «зимы», и празднуется народом как начало Нового года. По давней, видимо еще языческой, традиции народ составляет большие костры, которые затем поджигаются духовенством на радость всем присутствующим.

190 См. коммент. 43.

191 Тэдля — букв, «наслаждение».

192 Малектення тайяки (букв, «уполномоченный допроситель») — сановники верховного суда, выполнявшие функции обвинителей и прокуроров. Они предъявляли обвинения, задавали вопросы, но не участвовали в вынесении решения по делу обвиняемого.

193 В число восьми «заседателей судебных» входили четыре собственно «заседателя» (лика мацани) и четыре азажа верховного суда. Формально именно они выносили решения по делу обвиняемого. Как правило, они назначали максимальное наказание, которое царь мог смягчить «по милосердию своему, подобному милосердию господа нашего Иисуса Христа». В любом случае решение верховного суда ни в малейшей степени не было обязательным для царя. Как обычно в средневековом обществе, власть исполнительная стояла несравненно выше власти законодательной.

194 И. Гвиди переводит амхарское выражение «чада военные», или «чада воинские», как «дети знати». На мой взгляд, это не вполне верно. Это амхарское выражение в точности соответствует геэзскому «дети цевов», которое означало вполне рядовых (хотя и не обязательно только рядовых) представителей эфиопского военного сословия. Как старорусские «дети боярские» не были детьми бояр, а были обычными служилыми людьми, так и «чада военные» в Эфиопии являлись лично-свободными людьми, служившими царям за земельные наделы.

195 Под «приветствием» здесь имеется в виду типично феодальное принесение омажа вассалом сюзерену. В дальнейшем наша «История» будет часто описывать подобные церемонии, призванные регулярно возобновлять феодальные связи между вассалами и сюзереном.

196 28 сентября 1730 г.

197 Таресамба азаж — титул чиновника, ведавшего дворцовым хозяйством, в частности конюшнями. По своему происхождению этот титул восходит к давнему титулу «таре сым ба демсаш» — «провозглашатсль имени грозного», который встречается в «Истории Сисинния, царя эфиопского» [16, с. 248].

198 Колення — житель коллы, эфиопских низменностей с жарким тропическим климатом. Вообще эфиопы не любили такие места и из-за жаркого климата с неизбежной малярией, и из-за отсутствия там привычного проса и пшеницы.

199 Цедж-азаж (букв, «распорядитель цеджем, или теджем, — хмельным напитком из меда»). Цедж-азаж наблюдал за изготовлением и распределением этой эфиопской медовухи во время царских пиров и трапез. В его обязанности входило следить за тем, чтобы в напитке не было недостатка и чтобы каждому из пирующих подавался именно тот сорт теджа, который полагался ему по чину.

200 Имеются в виду царские полки, которые комплектовались из воинов оромских племен иту и дагбаса. Оромские полки на царской службе — явление обычное для XVIII в.

201 «Тощий Георгий» — одна из знаменитых икон св. Георгия. В ее честь в гондарском дворцовом комплексе была выстроена даже особая церковь.

202 Баджеронд тронного зала заведовал тронным залом, допуском туда лиц на царскую аудиенцию и порядком расположения придворных вокруг трона во время этих приемов. Французский врач и путешественник Шарль  Понсэ, посетивший царя Иясу I в Гондаре в июле 1699 г., подробно описал этот церемониал [34, с. 116].

203 «Башня любви», или «замок любви», — дворец, построенный еще царем Иясу I (1682-1706), где, по преданию, жили его наложницы. Этим дворцом заведовал специальный азаж.

204 11 октября 1730 г.

205 Мэзэккэр — должность чиновника царской канцелярии. Это был писец, лицо духовное, обязательно принадлежавшее именно к Дабра-Либаносской конгрегации и непосредственно подчиненное государеву духовнику.

206 Имеется в виду танква — особая эфиопская лодка, изготовляемая из связанных охапок стеблей папируса, растущего по берегам оз. Тана. Эта лодка имеет очень невысокие борта и держится на воде исключительно благодаря плавучести самого папируса. Гребцы пользовались не веслами, а шестом. Трудноуправляемая и неустойчивая, эта лодка требовала большого навыка в обращении.

207 Этот «табот Квесквамский», т.е. табот, освященный во имя горы Квесквамской в Египте (Асьют), где, по преданию, нашла себе убежище дева Мария с младенцем Христом, бежавшие от Ирода в Египет, пользовался боль шим почитанием в Эфиопии.

208 Т. е. Биядго Йоханнеса выдал, разумееся, не сам табот, а настоятель этой церкви. В противоположность распространенному мнению, отнюдь не все церкви в Эфиопии пользовались правом убежища, а только наиболее крупные и знаменитые, причем нередко это обстоятельство специально оговаривалось в жалованных иммунитетных грамотах. В жизни это право убежища было не таким ненарушимым, как на пергаменте, и тем не менее цари и князья нечасто отваживались «оскорбить табот», нарушив это право. Чаще всего в подобных обоюдоострых положениях и светские и церковные власти прибегали к компромиссу: настоятель выдавал беглеца, но затем ходатайство вал о его помиловании, и светский владыка уже не отказывал ему в этом. Здесь главным и для светских, и для церковных властей было «сохранить лицо»; все остальные вопросы (если они все еще требовали своего разрешения) решались по возможности келейно, без лишнего шума и огласки.

209 20 октября 1730 г.

210 Здесь в тексте стоит слово «салаба», которое означает предметы снаряжения (включая одежду), снятые с тела убитого врага. Однако есть все основания полагать (и употребление этого слова в последующем тексте подтверждает это предположение), что здесь имеются в виду мужские первичные половые признаки, которые передаются в нашем переводе старорусским словом «уды». Вообще обычай отрезать первичные половые признаки у поверженного врага был весьма древним в Эфиопии. Его принято считать оромским, однако мы сталкиваемся с ним еще в «Сказании о походе царя Амда Сиона» [13, с. 48-49], т.е. по крайней мере за два столетия до прихода оромских племен. Нельзя считать его и сугубо эфиопским, так как в Ветхом завете повествуется, как Давид принес царю Саулу 100 «краеобрезаний филистимских» (I Книга царств 18, 25-27).

211 Этот обычай сохранялся еще в начале XX в., когда воины бросали перед лицом эфиопского императора Менелика II (1889-1913) пришедшее в негодность оружие, пострадавшее в бою, требуя таким образом себе возмещения. Были и другие случаи, когда воин, совершивший подвиг, за который полагалось серебряное украшение на щит, бросал перед царем свой вполне исправный щит. Все, что бросалось пред царем, тщательно записывалось специальным писцом с указанием имени бросившего. В результате совершивший подвиг потом действительно получал свой щит с искомым украшением. Впрочем, бывали и такие случаи, когда в возбуждении бахвальства воины бросали свои щиты без достаточных к тому оснований. Бахвала не срамили публично, доказывая несостоятельность его притязаний; он бывал наказан уже тем, что просто не получал своего щита обратно.

212 5 ноября 1730 г.

213 Настоятель озерного монашества Абала Крестос не был, конечно, проводником царских воинов в буквальном смысле этого слова. Его роль заключалась в том, что он дал разрешение выдать Биядго Йоханнеса  подчиненному ему настоятелю церкви Квесквамской, который сам не рискнул сделать это.

214 Имеется в виду царь Юст (1711 -1716), который здесь называется не царем, а расом, потому что он не принадлежал к династии «соломонидов» и был, с их точки зрения, узурпатором, а не царем.

215 9 ноября 1730 г.

216 30 ноября 1730 г.

217 Трудно сказать с уверенностью, какой Елене уподобляет здесь историограф царицу Ментевваб: то ли царице Елене, матери Константина Великого, римского императора (274-337), то ли эфиопской царице Елене, младшей жене знаменитого царя Зара Якоба, о которой «История» царя Лебна Денгеля говорит: «Эта мудрая Елена знала законы царства, ибо жила при дворе трех славных царей, оставивших доброе имя» [13, с. 119]. Обе царицы были весьма популярны в Эфиопии.

218 Под «предком его на земле» имеется в виду ни больше ни меньше как Иисус Христос, с которым эфиопские цари имели общего предка — библейского Давида. К Давиду эфиопская династия восходила через его сына царя Соломона, а Иисус Христос — через мать, Марию-богородицу. Эфиопские цари весьма гордились таким родством, которое царь Иясу I отразил даже в своей государственной печати, на которой по кругу шла надпись по-арабски: «Султан Адьям Сагад, сын Алам Сагада, из рода Соломона, сына Давида», а в центре печати также по-арабски надпись: «Иисус сын Марии». Таким образом Иясу 1 подчеркнул свое родство, однако все это вызвало глубочайшее подозрение у голландцев в Батавии, получивших через царского посланца армянина Мурада письмо с такой печатью. Голландцы были убеждены, что и письмо, и печать, и сам посланец — фальшивые, что все это — грубая арабская подделка, так как лишь мусульманин способен назвать Иисуса сыном Марии, а не сыном божиим [42, с. 401-415].

219 Эти народные клики также приводятся историографом по-амхарски.

220 Это духовный гимн в честь Марии-богородцы, примененный льстивыми священниками к царице Ментевваб и ее сыну Иясу.

221 Здесь в тексте в смысле «добычи» употреблен библейский топоним Сихем из Пс. 107, 8. Это не первый случай употребления этого слова в подобном смысле. Аналогичное словоупотребление мы находим и в «Истории» царя Клавдия (1540-1559) [13, с. 141].

222 Служанки дарабе-бет — это служанки женской половины дворца. Помимо разнообразных хозяйственных работ в их обязанности, равно как и в обязанности служанок государыни (ите агрод), входило в торжественных случаях петь, плясать и приветствовать своих господ кликами радости.

223 «Взошло солнце спрятанное» — старинная амхарская величальная песня, которой народ приветствовал своих владык при восшествии на престол, возвращении из похода или длительного отсутствия и в тому подобных торжественных случаях: упоминание о ней нередко в исторических анналах. При определенном размере и мотиве одного жестко установленного текста эта песня не имела; ее содержание менялось в зависимости от обстоятельств. Так и здесь помимо «солнца спрятанного», т.е. царя, упоминаются еще и «луна правосудия», т.е. Ментевваб, ее родичи, город Гондар и пр.

224 Имеются в виду одни из 12 ворот гондарского дворцового комплекса, представлявшего собою крепость, каменное подобие традиционного «стана» (т. е. военного лагеря) царя с традиционными же 12 воротами. В разное время эти ворота носили разные названия; большая часть ворот в современном Гейдаре не сохранилась, хотя названия еще помнят. Однако соответствие между теми названиями, которые сохранила память горожан, и названиями нашего текста установить сейчас нелегко. Если обходить крепостную стену с юга на восток, нынешние названия таковы: 1) фит бэр (главные ворота), 2) вамбер бэр (ворота для сановников суда), 3) тазкаро бэр (ворота, через которые впускали народ, приходящий на царские поминки), 4) аданагер бэр (тайные ворота, которые называются еще «воротами азажа Текуре»), 5) квали бэр (ворота для слуг), 6) Эльфинь Микаэль бэр (ворота, ведущие к дворцовой церкви св. Михаила (Эльфинь Микаэль), 7) бальдерас бэр (ворота для ко нюхов и царских коней), 8) рэгэб бэр (ворота для торговцев и их товаров, а также разного рода припасов для дворцового хозяйства, 9) кваренёч бэр (ворота для уроженцев Квары, к которым принадлежали царица Ментевваб и ее многочисленные родичи), 10) качин Ашава бэр (ворота, ведущие к церкви «тощего Георгия» на площади Ашава), 11) Энкойе бэр (ворота, названные в честь матери царицы Ментевваб, вейзабо Энкойе), 12) гемджа бэр (ворота, ведущие к церкви «царской ризницы»). Некоторые соответствия с названиями нашего текста все же устанавливаются: 1-это врата Жан Такаль, 2 — врата Таресамба, 3 — врата «поминовения», 4 — «дом Льва», 5 — врата Мадаб бет, 8 — врата «голубиные», 9 — «радуга», 12 — врата царской ризницы. О том же, как соотносятся прочие названия, судить пока трудно.

225 Аданагер — дворец на площади Адабабай, который в настоящее время носит название Рас Гемб.


Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVIII века. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.