Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИСТОРИЯ ЦАРЯ ЦАРЕЙ АДЬЯМ САГАДА

Глава. Начался хамле. 6 хамле 468 взял обоз из Аринго рас Фарес, и спустился по дороге на Хамад Бар, располагаясь на прежних стоянках царских, и привел обоз в Цада, и ждал там царя. А царь поднялся из Ханкаша и пошел, и проследовал по дороге на Ачафар, и Бад, и Денгель Бар, и прибыл в Цада, и встретился с обозом. 11-го хамле поднялся царь и отправился из Цада и вошел в Гондар с помощью божией.

И в этот месяц призвал царь митрополита и эччеге в дом свой вместе с сановниками и наставниками святой церкви христианской и привел Вальда Тенсаэ и Тээмэрте. И поставил их царь пред ними, и спросил их царь, оставили ли они свою веру [169] прежнюю. И признались они, что оставили свою веру, о которой мы упоминали прежде, а вера их прежняя была в том, что соединение через помазание. А чтобы не было ложным это отступничество их, заклял он их отлучением митрополита и эччеге и наставников церкви христианской, и освободил их царь от уз и оставил жить в доме митрополита.

Глава. Начался нехасе. В этот месяц принял царь правило поста.

Начался маскарам [года] Луки-евангелиста, лунная эпакта 28, а день Иоанна [пришелся] на понедельник. 5 маскарама 469 умерла вейзаро Евпраксия, дочь царя нашего Иясу, и погребли ее в Каха 470. А на следующий день умер Эндоде, тесть царя, и его погребли в Каха. 17 маскарама справлял царь праздник честного креста неделю в дабаль бет 471 и велел всем князьям идти по домам, чтобы накормить приезжих 472. А после того как завершил царь угощение в дабаль бет, длившееся неделю в честь праздника честного креста, разрешил он князьям разойтись по домам.

Глава. Начался тэкэмт. 1 тэкэмта 473 призвал царь в дом свой митрополита, и эччеге, и всех сановников, и наставников церкви христианской, которые пребывали в стане, и ввел их во дворец, что в Шашна, и вопросил царь о делах веры: о плоти, и крови, и власти сына божия. И ответили царю они, собрав слова праведные, взятые от свидетельств слова святого Писания, на то, о чем спрашивал царь относительно дел веры, как упоминали мы прежде. И когда услышал царь, что согласны и едины они в словах веры, о которых он спрашивал, то возрадовался весьма, ибо то обычай царский и дар, ниспосланный ему от чертога небесного, когда был он [еще] во чреве [матери своей], – примирять человека с человеком благостью своей, и терпением, и кротостью.

Глава. Начался хедар. В этот месяц призвал царь в дом свой, Йеблань Леангате 474, всех князей, и сановников, и азажей, и всех наместников из людей Тигрэ. И расспрашивал он их там относительно пошлин на таможнях от Эндерты до Вагара. И поведали царю все должностные люди одинаково о притеснениях, [чинимых] купцам, что отбирают и похищают все люди Тигрэ по областям своим всю соль 475, что несут те на плечах своих и везут на ослах и мулах под предлогом таможенных пошлин непомерных. И когда услышал царь об этих притеснениях купцам, то опечалился великой печалью. И расспросил царь относительно пошлин всех сановников и азажей, говоря: «Каковы были пошлины с торговцев со времен государя Алам Сагада и государя Аэлаф Сагада?». И ответили они царю и сказали: «Так и так было: с несущих пошлины нет, ибо то – милость [к ним царская]; с везущего на осле – по одному амоле 476, а с везущего на муле – по два амоле. Такова была пошлина прежде на самых больших таможнях, далеко друг от друга отстоящих, а на малых таможнях, что близко друг от друга, [170] не было [пошлин]». И сказал им царь: «Установите таможенный сбор для грядущих времен. Отныне да будет, как скажете вы совместно с должностными людьми Тигрэ, то бишь наместником Эндерты, и наместником Салавы, и наместником Абаргале, и наместником Магаба, и наместником Тамбена, и наместником Атабы и Акуаны, и наместником Лямы, с расой Фаресом и Махадара Крестосом тамбенским». И решили они тогда и сказали царю: «Да будет по одной таможне в одной области; итак, да будет в такой-то области такая-то таможня, а в такой-то области такая-то таможня от Эндерты до Лямы. А пошлина да будет такая: с пяти мулов, груженных солью, по 1 амоле, а с восьми ослов, груженных по 1 амоле, у того же, кто возьмет пошлину с носильщика, будет разграблен дом и расхищено имущество, приговорен он будет к смерти, ибо то – милость, дарованная от [времен] государя Алам Сагада и государя Аэлаф Сагада и доныне. И да не ходят купцы дорогами Ласты, неся соль или что иное!». И понравилось царю их решение, и повелел он, чтобы исполняли его до конца времен, и записали в книгу казны и книгу истории, и провозгласили о том указ. Таможни же, на которых берут пошлину, таковы: в области Геральта пусть берут пошлины на таможнях в Магабе и в Матаэ; в области Тамбен пусть берут пошлины на таможнях в Цада Хамад и в Базбазе; в области Сахарт пусть берут пошлины на таможне в Мачуре; в стране Абаргале пусть берут пошлины на таможнях в Аба Гэбче, в Базбазе и в Барляко; в стране Цаламет пусть берут пошлины на таможне Зандо Бар; в стране Акуана пусть берут пошлины на таможне в Майгаса; в стране Сабрана пусть берут пошлины на таможнях в Заманта Бар и в Мэцляле; в стране мусульман и в стране фалаша пусть берут пошлины на вершине перевала Сэльки; таможня Саганета да будет уничтожена, а пошлину пусть берут на таможне Абара. В стране Атаба пусть берут пошлину на таможне в Фэель Ваха, а таможня в Афо да будет уничтожена. Пусть берут пошлину на таможне Сантана, а пошлину области Вараб пусть берут на таможне Самре. Таможню страны Гэбана пусть уничтожат, а пошлину области Баранта пусть берут на таможне Тагуля. Пусть берут пошлину на таможне Цэрадо и на таможне Дэнсит; пусть берут пошлину на таможне Мамбарта и на таможне Энагала. И еще были уничтожены пошлины по таким странам: в стране Мамбарта на таможне Хайк Масаль уничтожена пошлина; в стране Цара на таможне Агуля уничтожена [пошлина]; в стране Эндерта на таможне Шафта, и на таможне Вушафат, и на таможне Сугаля уничтожена [пошлина]; в стране раса Фареса на таможне Гамбела, и на таможне Вагр Халибо, и на таможне Гэбана уничтожена [пошлина]; в стране Геральта уничтожен рыночный сбор; в стране Тамбен на таможне Джама на дороге уничтожена входная пошлина; на таможне Тангета, на таможне Баласа, на таможне Цаде, на таможне Газава, на таможне Май Халакет, на таможне Дорхо Кот, на таможне [171] Эрбахса, на таможне Эрбабча, на таможне Чанкуа уничтожены [пошлины]; в стране Абаргале на таможне Акуацаре, на таможне Шенди Бэро, на таможне Челькуа, на таможне Бета Маскаль, на таможне Дэгла, на таможне Такуана, на таможне Муаль Хамус, на таможне Джеджеке уничтожены [пошлины]; в стране Цаламет на таможне Акуана, на таможне Сабра Саганет уничтожены [пошлины]; в стране мусульман на таможнях Аро, и на таможне Гэбана, и на таможне Тагуаля на входной дороге уничтожены [пошлины]; в стране Цара на таможне Агуаляэ и на таможне Сэфех уничтожены [пошлины]; в стране Мамбарта на таможне Хайк Масаль уничтожена [пошлина].

Глава. Начался тахсас. 1 тахсаса 477 провозгласил царь указ, чтобы привели все люди стана коней и мулов, ибо снимается царь скоро.

10 тахсаса поднялся царь из Гондара, и отправился в Цада, и отправился из Цада, и пошел, располагаясь на прежних стоянках своих, прибыл, и расположился в Ход Габая. И отправился из Ход Габая, и расположился в Аба Гуанда, и отправился из Аба Гуанда, и расположился в Ценджуте. И отправился из Ценджута и расположился в Джафджафа; и отправился из Джафджафа и расположился в Тамре; и отправился из Тамре и вошел в стан в Йебаба 21 тахсаса 478. 29 тахсаса справил там [царь] праздник рождества.

Глава. Начался тэр. 5 тэра 479 поднялся царь из Йебаба, и расположился в Шена, и провел там субботу и воскресенье. 7 тэра отправился [царь] из Шена, и расположился в Колала, и отправился из Колала, и перешел реки Зама и Абай, и расположился в Чаку, а 11 тэра 480 справил там праздник крещения.

14 тэра отправился царь из Чаку и расположился в Энагала, а 22 тэра 481 вошел эччеге авва Игнатий, наставник Дабра-Либаносский, в стан в Энагала и встретился с царем. И призвал царь сановников церкви христианской, которые были в стане, и сказал царь: «Дайте совет относительно людей, которые говорят: «Дай нам собор, и обратимся мы и возвратимся на путь Писания». И решили тогда сановники пред царем и эччеге и сказали: «Дадим им собор, чтобы не было у них причин говорить, что не дают им собора, и не будем возлагать на них опалу. Доселе не подобало давать им собора, ибо отлучены они на первом соборе, что давали мы им и на котором наставляли их, приводя им свидетельства от слов святого Писания. Они же отказались и были отлучены, как упоминали мы прежде. Что сказать нам теперь? Пусть будет, как сказали мы раньше!». Эччеге и царь согласились с их словами и порешили на том, что и наставники церкви христианской. И призвал там царь Габра Эда Крестоса из Дабра Цемуна и Кирилла из Дарха, которые приходили прежде от тех, что называли себя изгнанниками, и поведал им царь, что даст им собор, когда [172] будет возвращаться из похода по дороге годжамской. А они пусть известят всех, чтобы собрались они, и ожидали его в Годжаме, и пребывали там, исследуя Писание и обсуждая дела веры с аввой Бета Кэсосом и аввой Севиром, что будут давать им там достаточное пропитание по приказу царя. 23-го отправился царь из Энагала и расположился в Тора Меда, и там снова собрал царь всех князей и тысяченачальников, и сановников, и наставников святой церкви христианской и поведал им решение относительно собора, чтобы посоветовали они, что лучше и полезнее. И порешили они тогда дружно на том решении вчерашнем, о котором упоминали мы прежде. И там отправил он дедж-азмача Аноре и приказал ему давать пропитание тем монахам, о которых упоминали мы прежде.

И отправился царь из Тора Меда, и расположился в Цедж Абадж, и отправился из Цедж Абадж, и перешел реку Абай 25 тэра 482. И исполнилось тогда для царя сказанное устами Давида и написанное в Пятикнижии, что море Чермное, завидев, бежало от лица величия Моисея и Израиля и что Иордан обратился вспять от лица величия Иисуса [Навина] и Израиля, ибо царь наш Иясу – второй Иисус [Навин] – перешел с войском своим в половодье реку Абай. Ибо такой уж был месяц – месяц тэр – время половодья. И расположился [царь] в Вазаме, в селении Дагус, и провел там субботу и воскресенье. И отправился из Вазама, и расположился в Ватот Меда, и отправился из Ватот Меда, и расположился в Кедус Ваха, и сделал там дневку.

Глава. Начался якатит. 1 якатита 483 отправился царь из Кеддус Ваха, и расположился в Ганате, и отправился из Ганата, и расположился в Мэнйечере. И туда пришел рас Фарес, приведя всех чава Бегамедра, и встретился с царем. И пришел туда дедж-азмач Димитрий, приведя всех чава Шоа. И отправился царь из Мэнйечера, и расположился в Голь, и отправился из Голь, и расположился в Сахо у реки Бато. И отправился из Сахо и расположился в Гефсимании 484; и отправился из Гефсимании и расположился у «восьми источников»; и отправился из «восьми источников» и расположился в Меда; и отправился из Меда и расположился у реки Ванчет. Когда спускался обоз в ущелье Ванчета, придавило свалившимся камнем азажа Мину, и оттого печалился царь. И отправился он от Ванчета, и расположился в Амануэль в земле Фитра области Марабете, которая есть удел наследия предков царицы Вальд Сааля 485, и провел там субботу и воскресенье, и сделал остановку на два дня. Прибыли кордида 486 и заключили союз с царем.

И сказал царь всем князьям идти в Дабра Либанос в область Халька, посетить и прибегнуть к месту, где стояла нога, и поломалась кость, и пролилась кровь отца нашего Такла Хайманота 487, отца царей и отца многих тысяч праведников, основания любви и завета и пастыря пастырей прекрасного стада его, светоча мира. И когда выслушали князья речь царскую, [173] одни из них советовали, чтобы остался царь [и не ходил в Дабра Либанос], а большинство из них советовало, чтобы пошел он и чтобы было как хочет царь. И затем провозгласил царь указ, чтобы оставался обоз с чава из Майя и чтобы следовал он за абагазом тогдашним, которым был азаж Заме – таресамба. И еще провозгласил царь указ, чтобы заготовили люди стана провизии себе на шесть дней. А затем поднялся царь, и отправился из Амануэля, построив всех чава и все полки по родам их, и пошел по дороге через область тулама, и расположился в Геран Чафе у реки Жама. И отправился из Геран Чафе и расположился в Зега Вадаб. А на следующий день утром поспешил царь в Дабра Либанос, монастырь отца нашего Такла Хайманота, которого упоминали мы прежде, и прибыл туда со всеми князьями своими, ибо влекло царя помышление его вервием любви к отцу нашему Такла Хайманоту. И обошел он все области Дабра Либаноса, и посетил и осмотрел руины здания его и стен, и развалины церкви, и ограды церковной, что были прекрасны и хороши во времена отцов его, царей. И печалился царь великой печалью из-за разрушений этих от руки Граня и что стал [Дабра Либанос] пустырем от руки галласов, когда поведали царю [об этом] те монахи, что встречали его с барабанами, систрами и песнопениями, и те, которые жили там, сохраняя гробницу тайную и явную отца нашего Такла Хайманота. Мы говорим – явную, ибо ведома она избранным и ученым, что живут там, и говорим – тайную, ибо сокрыта она от неизбранных и неученых, что живут там. Ибо долгое время жили прежние отцы святые, показывая и рассказывая [лишь] четырем мужам о гробнице отца нашего Такла Хайманота, а эти четыре мужа, когда приближался день смерти их, показывали, и рассказывали [другим] четырем мужам избранным, и заклинали их не рассказывать и не показывать [этого] никому. И так жили они и живут доныне. И потому сказали мы «тайная и явная», как упоминали мы прежде.

А затем спустился царь пешком по склону горы и прибыл на равнину селения, что находится у границы [монастырских владений] близ монастыря. И там установил он царский зонтик, и пошел, и вошел в стан в Зега Вадаб, и ночевал там. И собрал он всех людей кордида, чтобы шли они с ним. И отправился царь из Зега Вадаб, построив полки по родам их. И построил он все полки стрельцов, и повелел паше Иакову и тысяченачальнику Элевтеру, и сказал им: «Когда придут к вам галласы, не ввязывайтесь в бой, но дайте мне весть выстрелом ружейным, и я приду к вам быстро. Этот выстрел ружейный будет знаком меж мною и вами. Будьте сзади и охраняйте тыл!». И пошел царь, и возвратился, и вернулся, и прибыл, и расположился в Геран Чафе у реки Жама. И отправился царь из Геран Чафе, и расположился в Амануэле, и провел там субботу и воскресенье, и справил начало поста 19 якатита. [174] И отправился из Амануэля, и расположился в Ванчете, и встретился там с обозом. И отправился из Ванчета и расположился в Меда. И отправился из Меда и расположился в Айфаруба на равнине Мальза. И отправился из Айфаруба и расположился в Ганата Гиоргис. И там провозгласил царь указ, чтобы не оставался обоз с дедж-азмачем из Амхары и чтобы заготовили провизии люди стана на восемь дней. 24 якатита поднялся царь и отправился из Ганата Гиоргис, и пошел поспешно, и направился по дороге на Каркаре, и расположился в Шоталь Мацабья. И отправился из Шоталь Мацабья и расположился в Гандете. А рано утром на рассвете отправился царь из Гандета и поспешил, направляясь по дороге [области] валло. Но тогда пошли большие дожди, настал сильный холод и град, и связались уста и руки всех [людей] стана от студеного ветра. И услышали валло о царском приходе к ним, задрожали и бежали в далекую область, взяв жен своих, и детей, и коров. И не могли руки всех [людей] стана держать копье и щит и держать поводья узды, коня и мула. И не могли ноги всех удержаться в стремени, а уста вымолвить слово в этот день, ибо был холод великий в эту ночь, начиная с полуночи и до 9-го часа. И потому остановился царь скоро в Хагара Марьям, не дойдя до загонов валло. И там услышал царь, что бежали валло в далекую область, взяв жен своих, и детей, и скот. На следующий день рано утром отправился царь из Хагара Марьям, и повернул, и возвратился, и расположился в Гандете. И отправился из Гандета, и расположился в Гешадо, и отправился из Гешадо, и пошел по дороге на Каркаре, и расположился в Макана Селласе, и встретился там с обозом, который был в Каркаре. И, будучи в Каркаре с обозом, упокоился азаж Мина 26 якатита 488 и был погребен там. И отправился царь из Макана Селласе и расположился в Голь.

Глава. Начался магабит. Отправился [царь] из Голь, и расположился в Варк Ваша, и провел там субботу и воскресенье. И сместил дедж-азмача Димитрия с должности цахафалама Шоа, и разделил царь и отдал наместничество области Шоа, назначив [туда] трех мужей, и не оставил царь Димитрию ничего, кроме наместничества земли Марабете. И отправился царь из Варк Ваша, и расположился в Ман Хара, и отправился из Ман Хара, и расположился в Асмэте. И отправился из Асмэта и расположился в Сойо; и отправился из Сойо и расположился в Дабите; и отправился из Дабита и расположился в Кораконти; и отправился из Кораконти, и перешел реку Абай 9 магабита 489, и расположился в Йедог Бар. И отправился из Йедог Бара, и расположился в Цедж Абадже, и отправился из Цедж Абаджа, и расположился в Тора Меда. И отправился из Тора Меда, и расположился в Сахоре области земли Энагала, и устроил там двухдневную дневку. И отправился из Сахора и расположился в Гульте. И оттуда пошел царь один в Годжам и там сделал смотр всем чава областей Годжама и [175] Дамота. И перешел реку Абай по дороге на Зенджаро Фарад, и пошел поспешно, и прибыл в область Дара. И прослышали все галласы области Дара о приходе царя и походе царском на них, и не нашел он их. И разгневался царь и распалился сердцем на людей Годжама, которые посылали и известили галласов о царском походе. И потому решил царь возвращаться и повернул обратно. Отправился обоз из Гульта, и расположился в Анбаса Масбарья, и отправился из Анбаса Масбарья, и перешел реки Абай и Зама, и расположился в Колала, близ Целало. И отправился из Колала, и расположился в Ванчаре, и отправился из Ванчара, и вошел в Йебаба 18 магабита. А затем возвратился царь из Годжама и встретился со всеми монахами, которые жили там и которые говорили, что они изгнанники, и сказал им, что даст им собор в день преполовения. А затем поднялся царь из Годжама и возвратился один в Йебаба 21 магабита 490.

Глава. А затем вышел царь один и вошел на остров, который называется Чакла Манзо, и принял правило [поста] по обыкновению.

Глава. Начался миязия. 14 миязия 491 справил [царь] праздник пасхи на Чакло Манзо один, а войско справляло [праздник] в Йебаба. И повелел царь украсить иереев по обычаю. И в этот день поднялся пожар и сжег палаты дворца царского в Йебаба и храм господа нашего Иисуса. А затем разбили шатер, и ввели иереев, певших пасхальные гимны, и украсили их по обычаю.

Глава. Начался генбот. В этот месяц провозгласил царь указ, чтобы собирались все монахи, что живут в Вальдеббе, и Магвина, и Кораца, и Кантафа и все изгнанники, которые живут в Годжаме и повсюду. И тогда пришли, и собрались в Йебаба все монахи, которых мы упоминали прежде, 8 генбота 492, в день преполовения, и встретились с царем. А царь дал им много домов по родам их и повелел давать им пропитание до конца собора в достатке. А затем 15-го дня собрал он князей и войско при дворе и воссел на престол, ибо он – великий царь. И призвал он митрополита и эччеге и посадил на престолы их, и собрал всех монахов и сановников, что едины в вере православной, и изгнанников, что не согласны с ними. И сказал им: «Препирайтесь меж собой по свидетельствам святого Писания!». И ответили изгнанники понапрасну, говоря: «Оставь нас перезимовать до домам нашим, а спорить мы будем в месяце тэкэмте». И тогда встал фитаурари, по имени Начо Адаво, по приказанию царя великого, ибо был он остер на язык, и обличал их многими обличениями. А затем встал авва Бета Крестос, знающий Писание и сладостный речью, и тоже обличал их. И с трудом заставили их не говорить: «Дайте нам перезимовать», и начали они спор. И когда спорили, то принесли Писание и возложили на возвышение, чтобы было оно свидетельством. И когда увидели святое Писание, завопили все [176] изгнанники, как человек, что утопает в пучине морской и не умеет плавать. И говорили они: «Уберите его от нас!», ибо не научены были они плавать в море Писания и боялись потонуть. И когда слышали их вопли люди Дамота и Годжама и галласы, такие, как Ванге и Санди Дамото, которые принимали их в домах своих и считали людьми, умудренными в Писании и вере православной, то смеялись над ними в сердцах своих, и вставали, и срамили их, и говорили им: «Зачем вы вопите, когда раскрыто пред вами Писание? Что вы – одержимые бесом? И одержимый бесом не вопит, когда раскрыто Писание, если только не окропят его водою молитвы!». И [даже] эти бессловесные люди, что бессловеснее рыбы и животного, обличали их, как обличала Валаама в грехах бессловесная ослица (Числ. 22, 25-33), и отвращали их от безумства. И тогда сказали они: «Мы присоединяемся ко всем людям». Но большинство из них разошлось по домам, не соглашались и говорили: «Завтра поговорим». Царь же, далекий от гнева и обильный милостью, согласился с их словами и сказал: «Разве одна ночь длиннее 18 лет? Ведь терпел я их все это время!». И, сказав это, отослал по домам весь народ и сам вошел в чертог свой.

А наутро снова собрал [царь] всех, кто собирался вчера, и спросил изгнанников, говоря: «Вчера вы сказали, что будете говорить завтра. Что скажете ныне?». И когда увидели терпение царское те, которые не нашли свидетельств от Писания, то обратились от своего пути злого и сказали: «Мы согласны с вами в вере православной. Пусть говорит за нас авва Арка Денгель, настоятель Дабра Цемуна, ибо он наш глава». И царь, услышав их слова, возрадовался сугубо, как обретший добычу многую, и сказал Арка Денгелю: «Разрешаю тебе говорить за себя и за народ твой». И тогда начал он говорить относительно святой троицы и сказал: «[Троица] раздельна по лицам и едина по божеству, троица в соединении и соединение в троице, разделение в единении и единение в разделении, бог – отец, бог – сын, бог – дух святой. И говорится так, ибо образ есть лицо божие. Итак, исповедуется, что лицо божества сына подобно лицу божества отца и духа святого. Бог-отец превыше всего и во всем, и бог-сын превыше всего и во всем, и бог-дух святой исходит от отца, и он – податель жизни на всех и во всем». И относительно чина воплощения господа нашего Иисуса Христа, одного [лица] святой троицы, он сказал так: «Бог стал человеком и человек стал богом через соединение божества; сотворенное обрело славу великую, когда оделось творцом; плоть обрела величие и многое превосходство через приобщение и соединение со словом, и смертное стало бессмертным, плотское стало духовным, и перстное вошло во врата небесные». Относительно помазания он сказал: «По воплощении был помазан, и помазал его бог духом святым и силою». Относительно бытия сына божия, подобного нашему, он сказал: «Стал сыном божиим силою помазания духа святого и стал первенцем над [177] многими братьями. И не говорим мы отныне, что помазанием стал он сыном существа». И относительно власти его он сказал: «Дана ему [всякая] власть на небе и на земле» (ср. Матф. 28, 18). И, сказав это, умолк.

А затем поднялся авва Бета Кэсос и принялся приводить свидетельства из Писания относительно святой троицы и воплощения слова и помазания. И после того как закончил он речь свою, встали иереи и протопопы по приказу эччеге, и митрополита, и царя и закляли [всех], чтобы не преступал никто слов Бета Крестоса. А после них наложили свое заклятие [под страхом отлучения] эччеге и митрополит. А царь сказал: «Всем, кто преступит слова их, отмщу я мечом своим, ибо не понапрасну дал мне власть бог». И провозгласил указ. А после того как закончился собор, отослал он всех собравшихся монахов по их обителям, а изгнанникам разрешил разойтись по местам своим, где жили они до изгнания. И повелел он Бета Кэсосу зимовать в Годжаме, уча вере. И потом вышел царь один.

Глава. Начался сане. 18-го 493 повелел царь обозу сниматься с Василием, главным военачальником. И поднялся обоз из Йебаба и расположился в Тамре, а оттуда – в Джафджафа и Ценджуте. И [стоял обоз] один день ради чести освящения дома [храма] владычицы нашей пресвятой девы обоюду естеством Марии-богородицы. А из Ценджута [обоз] расположился в Аба Гуанда, и Хамад Баре, и провел там день, ибо то был день воскресный. А оттуда [обоз пошел] в Карода, и в Эмфраз, и в Вайнараб, и в Цада, где была дневка. Там царь встретился с обозом. На следующий день, 30 сане 494, вошел [царь] в Гондар с помощью бога, который все может и для которого нет невозможного.

Глава. Начался хамле. 7 хамле 495 поднялся [царь] на Дабра Берхан, воссев на коня, и облачившись в виссон, и украсившись золотою цепью (ср. Быт. 41, 42), и справил праздник святой троицы. И поднялись вместе с ним все князья, выступая с величием многим. И вошел он в церковь, и слушал песнопения иереев, подобные ангельским, утучняющие кости (Притч. 15, 30) по великой сладости своей, и отдал иереям златую цепь с шеи своей, весом в 150 [унций].

Глава. Начался нехасе. В этом месяце принял царь правило поста по обыкновению.

Начался маскарам 7192 года [от сотворения] мира, [год] Иоанна-евангелиста, лунная эпакта 9, день Иоанна [пришелся] на среду.

Глава. Начался тэкэмт. В этом месяце держал царь совет с князьями относительно похода на Ласту, ибо услышал со слов Фареса, главы стана, который в это время был азмачем в Бегамедре, что говорят люди Ангота и Гедана: «Мы подчинимся тебе, царь, и будем платить подати». 23-го 496 заболел акабэ-саат авва Тэбаба Крестос. [178]

Глава. Начался хедар. 1 хедара 497 он умер, и оплакивали его царь и князья, ибо был он любим за нрав свой добрый, и знание Писания и прекрасные проповеди. 3-го провозгласил царь указ, чтобы следовали все князья и войско за Фаресом, главою стана. И тот отправился из Гондара, и следовали за ним все, и расположился в Цада. Царь же вышел один и расположился в Кемона, и следовали за ним [полки, набранные из племен] веладж и вареза 498. И отправился он из Кемона и расположился в Такуса; и отправился из Такусы и расположился в Вандге; и отправился из Вандге и расположился в [земле] либан. И отправился от либан и расположился в Куакуара, и туда пришли вестники, говоря: «Прибыли галласы». И царь, услышав это, отправился из Куакуара и расположился в Дангуя. И услышали галласы известие о приходе царском, задрожали дрожью великой и бежали пред лицом царя. И отправился он из Дангуя, и пошел по дороге на Вида, и сделал фитаурари Абре, и тот пошел перед ним. И после того как разбили шатер, повелел царь и сказал: «Возвращайся по дороге на Агза, и он расположился в Агза. И отправился из Агза, и расположился в Асава, и отправился из Асава, и ночевал в Йемалоге. И отправился из Йемалога и жил в Энамора три дня. И отправился из Энамора, и жил в Дагамо четыре дня, и отправился из Дагамо, и жил в земле Мачакаль семь дней. И в эти дни приказал царь [полкам] веладж и вареза и агау рубить деревья Сансанамо, большие верхушки которых достигают неба, а тень покрывает горы, ибо там скрываются галласы при выходах и возвращениях [из набегов]. И сделали воины, как им было приказано, и срубили все деревья, и пожгли их огнем и сделали землю Сансанамо равниной, подобной Ганджу, и Фогара, и Тэбу, и Дамбии. И отправился [царь] из Мачакаля, и жил в Хадисе земле Гозамен два дня, и повернул от Хадиса, и жил в Мачакале семь дней, пять дней после того как вышел он из Мачакаля.

Глава. Начался тахсас. 3 тахсаса 499 пришел вестник, сказавший: «Вышли галласы по дороге на Годжам». И отправился он из Мачакаля и жил в Йемака земли Гозамен пять дней. И когда услышали галласы о приходе царя, вернулись они в свою область. А царь вернулся из Йемака и ночевал в Хадисе И отправился он из Хадиса, и расположился в Мачакале и отправился из Мачакаля, и жил в Димале два дня. И снова пришел вестник, говоря: «Вышли галласы и воюют Дэн». И когда услышал это царь, повелел он цахафаламу Тулу и сказал: «Иди преследовать их, и да не ускользнут они от тебя». Тот пошел ночью в погоню и нашел галласов в земле Ча. Царь же поднялся до рассвета из Димала и пошел поспешно. А галласы, когда услышали известие о приходе его, стали словно воск исчезающий от лица огня, сила их иссохла, как черепок и язык их прильнул к гортани (ср. Пс. 21, 15-16). Бросили они всю добычу свою и бежали, и царь, услышав, что бежали они, [179] поворотил и расположился в Саляль Мандже. И отправился из Саляль Манджа и расположился в Ванзо Дам; и отправился из Ванзо Дама и расположился в Бутла; и отправился из Бутла и расположился в Гумли; и отправился из Гумли и вошел в стан свой в Йебаба. 29-го 500 справил он там праздник рождества.

Глава. Начался тэр. И тогда вышел царь один из Йебаба, и вошел в Кадами Легоми, и там справил праздник крещения 11-го 501. И вышел царь оттуда и вошел в Гондар 18-го.

Возвратимся же к повествованию нашему прежнему. Фарес, глава стана, и все князья и войско поднялись из Цада и обратили лики свои к Бегамедру. Они прошли Гарагара, прибыли к Дабра Гарзо и расположились там. И когда услышали люди Ласты [об этом], одни пришли с податью и дарами, а другие остались в своих областях, отговариваясь [отсутствием] царя, ибо не пришел он туда с войском, а пошел в область Дамот с немногими людьми, которых упоминали мы прежде. Те же люди Ласты, которые пришли в стан, прибыли к Фаресу, что был в это время главою князей и начальником воинства. И когда услышал он известие о их приходе, призвал он к себе Василия, великого военачальника, что был подчинен ему, и Амонию, подчиненного Василию, и всех князей, и пришли они с многим величием и сели по чинам своим. А затем ввел он людей Ласты, и, войдя, поклонились они ему, и преподнесли дары и подати, и сказали: «Ваша вера – наша вера, и ваш царь – наш царь! Отныне подчиняемся мы царю; вы же выслушайте слово наше: срубите для нас все деревья, что на Дабра Гарзо, стащите деревья и пожгите огнем, чтобы не воевали страны нашей, прячась там, галласы, что живут вокруг нас, то бишь абати, и варо коре, и ана». И, услышав [это], держал Фарес совет с князьями и провозгласил указ, чтобы рубили деревья на Дабра Гарзо. И когда рубили они, пришли галласы и вскричали, говоря: «Зачем рубите? Разве это не дом наш, дающий нам тень в жару и укрывающий нас от сильного холода, где защищаемся во время войны? Тотчас же перестаньте! А коли не так, будет меж нами и вами битва великая. И когда победим мы вас, бросим мы уды ваши пред царем, говоря: «[Мы] – слуги Иясу!». И понравится это ему весьма, ибо вы – преступники приказа его, а мы, как и вы, – войны царские!». И пока было это, пришел [посланец от царя, называемый] «слово государево», сказавший: «Перестаньте и не рубите деревьев, ибо они – воины мои!». И тогда перестали они рубить деревья и ожидали некоторое время, отправляя посланников к тем людям Ласты, которые остались [у себя], отговариваясь [отсутствием] государя, со словами: «Приходите к нам, и мы установим мир меж вами и меж царем!». И прибыли посланники отправленные, то бишь Абутадас, который был прежде цахафаламом Амхары, и Заме, который был азажем и таресамба, с дружинниками княжескими, и говорили они пред людьми [180] Ласты то, с чем их послали. И, выслушав, сказали люди Ласты с коварством: «Ей, мы придем вслед за вами и за вами последуем». И тогда возвратились посланцы, и прибыли в стан, и поведали князьям ответное послание. И, услышав, возрадовались они радостью великой и ждали их много дней, говоря: «Они придут». А они остались, и никто не пришел, кроме Вараф Лесане. Тот пришел со своею женой, детьми, домочадцами, добром и скотом.

И был тогда голод и холод сильный в стане на Дабра Гарзо. И потому захотели они уйти оттуда. И тогда встали, и повернули назад, и отправились неспешно, и вошли в Гондар, и справили там праздник рождества.

Глава. Начался якатит. 18-го 502 поднялся царь из Гондара и расположился в Цада; и отправился из Цада и расположился в Вайнарабе; и отправился из Вайнарабе и расположился в Эмфразе. И следующий день провел там, верша суд и избавляя бедного от руки притесняющего и убогого, у которого нет помощника, от коварства и насилия, спасая души их (ср. Пс. 71, 12-14). А затем вышел он один и пошел в Фогара, чтобы ублажить бога постом и молитвой, сойдя с престола царского. Обоз же отправился из Эмфраза с Фаресом, главою князей, и расположился в Карода, и провел там субботу и воскресенье. И отправился оттуда и расположился в Хамад Баре, а оттуда вошел в Аринго.

Глава. Начался магабит. 8-го 503 вышел царь из Фогара один и прибыл в обитель Вальдеббу посетить святых, которые жили там, и получить их благословение. Он охотился на зверей и убил много, без числа, а потом возвратился в Фогара. А затем пошел, повернул и вошел на остров Антония 504, а оттуда – в Гуагуата в дом Гор Дэфча, чтобы встретиться с Тулу, цахафаламом Дамота. И там встретились они и держали совет о походе, а потом [царь] вернулся.

Глава. Начался миязия. 2-го 505 вошел [царь] из Аринго, а 5-го справил праздник пасхи. 13-го поднялся [царь] из Аринго и расположился в Шоталь Меда, а из Шоталь Меда – в Джафджафа, а из Джафджафа – в Тамре, а из Тамре – в Кабаро Меда, а из Кабаро Меда – в землю Самси, называемую Зальма. А из Зальма – в Фагта земли Ханкаша, а из Фагта – в Дангуя, а из Дангуя – в Цехнан, а из Цехнана – в Фэцебадинь, [в местность, называемую] «лунная». А из Фэцебадиня – в землю Мачакаля, называемую Сансанамо. И там обозрел он полки правого [крыла] и сказал князьям воевать гудру, ибо до того не сказывал он и не знал никто, ибо непостижим путь совета его, как путь корабля среди моря и путь орла на небе (ср. Притч. 30. 18-19). О бездна богатства премудрости и ведения (ср. Рим. 11, 33). Нет следа дороги [премудрости его], сей жемчужины дорогой и пречестной, цены не имеющей, кою обрел он по благодати и терпению своему, по смирению своему от духа святого, подающего обильно и нескудеющего. А [181] вечером провозгласил указ, чтобы оставался обоз с азажем Заме и со многими полками, которые охраняют добро стана. И остались там ослабевшие и больные. [А также] Ацма Гиоргис, любимец царя и брат супруги его, святой и чистой, хвалимой за все добродетели свои, насыщающей голодных, и напояющей жаждущих, и одевающей нагих, дом свой соблюдающей и язык свой укрощающей, отделился тогда, ибо пал на него камень болезни тяжкой. Табот владычицы нашей Марии и табот Такла Хайманота остались со священством своим.

И пошел царь, и прибыл к эччеге, и рассказал ему про поход. Он же благословил его и сказал: «Господь бог отца нашего Такла Хайманота да сохранит тебя от всякого зла и убережет душу твою!». И затем пошел царь поспешно, взяв с собою табот Иисуса Христа, господа нашего и спасителя, с немногими иереями и расположился в Мугальмора 23 миязия 506. Обоз же поднялся из Сансанамо и пошел на амбу, называемую Эдаман, и пребывал там, покуда не вернется царь. Иереи же, оставшиеся с обозом, молились днем и ночью, одевшись во вретище и осыпавшись пеплом, слезами омывая постель свою и каждую ночь омочая ложе свое (ср. Пс. 6, 7).

И поднялся царь из Мугальмора и расположился в Джаджаба. И там убили галласы черпальщиков воды, укрывшись во мраке. И поднялся [царь] из Джаджаба и расположился в Хоре Сайтане, что на берегу Абая. И там повелел он цахафаламу Тулу перейти реку Абай, взяв всех галласов с войском Дамота. А на рассвете поднялся он из Хора Сайтана, и перешел реку Абай, и расположился в Бидава у реки Нади. 27 миязия выстроил он полки по родам их, что [должны] идти впереди, в середине и сзади. И рано утром, еще во мраке, приблизился он к стану гудру. И тогда прибыл годжамский нагаш Анорий из области Годжам по дороге через Гозамен с людьми Годжама и Энабэсе и повстречался с царским станом в месте, называемом Балага Джаве. И там разослал царь [воинов] в набег, и захватили они людей и скот, и убили кого убили, начиная от этого места до подножия горы. А затем поднялись на нее с великим трудом, ибо она выше всех гор, а дорога извилистая и узкая, а подле дороги пропасть глубокая, и деревья [там] густые и высокие. И силою божией достигли они вершины просторной и ровной. И тогда состязались конные и пешие, стрельцы, и копейщики, и лучники. Царь же, юноша сильный и искушенный в битве и сражении, с душою во время боя свирепою, как голодный медведь в пустыне, и с сердцем, как у льва, распаленным и пылающим, и мышцею крепкою, как лук железный, воссел на коня могучего, шея коего облечена величием, который бежит, как вихрь и роет ногою землю (ср. Иов. 39, 19-21), взял ружье и копье, а в левую руку щит и меч, облекся бронею веры, препоясался поясом упования, покрыл [главу] шлемом молитвы, повстречал галласа, крепкого и могучего, [захватившего] много удов, убийцу тьмы тем, Голиафа, [182] превозносившегося надо всеми бойцами галласкими [племен] меча, и либан, и гудру, и джави, и аболи, и гута, и жама, и вабо, и чалиха, который грабил страны царя, то бишь Дамот, и Годжам, и [страну] агау. Когда повстречал его [царь], то спешился быстро с коня, а этот галлас необрезанный, когда увидел царя, стал браниться на языке своей страны и проклинать его богами своими. И сказал царь этому необрезанному: «Ты пришел ко мне во имя богов своих окаянных, я же пришел к тебе во имя бога Саваофа, бога Израилева. Ныне предаст тебя господь в руку мою, и я убью тебя и отдам труп твой и трупы стана людей гудру птицам небесным и зверям земным, и узнают тут все народы, что бог со мною!» (ср. I Книга царств 17, 45-46). И когда говорил это царь, захотел этот необрезанный метнуть копье в него. Царь же, когда увидел и понял это, упредил его, взял в руку ружье и поразил его. И пал тот ниц наземь и умер, а [царь] отрезал мечом уды его. И тогда, когда увидели витязи гудру, что погибла опора их, то бежали. И возвратился царь в радости великой, славя бога, и встал станом посреди земли Вамбар, называемой Эмуга. Князья же и войско возвратились в стан с радостью и веселием, ибо убили и захватили [врагов] без числа.

В этот день поднялся пожар в Гондаре и сжег дом владычицы нашей Марии – [храм] ризницы царской, и дом царя нашего, называемый бета тазкаро 507, и дом государыни, что был в руках фитаурари Иакова, и дома стана. А на следующий день устроил царь дневку и там повелел выходить войску правому и левому и следовать за Василием, главным военачальником. И вышли воины, искушенные в сражении копьями, которые [могли метать] они обеими руками, как правой, [так и левой], и искушенные в стрельбе из ружья и лука, которые попадали в волос и не промахивались. А за ними [шел] царь сокрыто. Это войско убило многих, и захватило, и пожгло всю страну огнем, так что издалека виден был дым пожарищ. И видевшие дым пожарищ стояли в отдалении, мучаясь страхом, и говорили: «Увы, увы стране гудру, крепкой и воинственной, искушенной в битвах и всегда побеждавшей любых витязей!». К вечеру возвратился царь и все войско его в Эмуга. Имена селений, которые повоевали они в понедельник и вторник, [таковы]: Балага Джаве, Губа Симала, Эмуга, Губа, Джарти (которые погубил царь), Эмбабо, Фалата, Баке, Хага, Хами, Муко, Дибо, Арадагало, Губа Йебарат, Какра Арба.

На следующий день в среду снова призвал царь князей на совет, и решили они возвратиться в свою страну. И тогда построил [царь] полки строем по родам их и назначил дадженом тыла бэлятеноч-гета Амонию, начальника [полков] Казаб, и Бурса, и Чафанта, и всех меченосцев 508. И поднялись они, и отправились строем, и прибыли к склону. И тогда галласы, [дотоле] спрятавшиеся и рассеявшиеся, стали убивать людей, которые несли добро и вели коней и мулов и отнимать добро, [183] коней и мулов, спрятавшись в чаще лесной, когда те спускались этой дорогой. Войско, которое спускалось, [следуя] за фитаурари, бежало, завидев трупы. А те, которые были с дадженом тыла, сражались весь день и убили много галласов: тех, кто был в отдалении, – из ружей, а тех, кто приблизился, – копьями. Так продвигались они, пока не дошли к месту тесному и узкому. И тогда поднялись галласы из засады, и вошли в их среду, ибо были они с боков, и насели на них [те галласы], которые преследовали их сзади, ибо были на возвышенности. И тогда укрепились [полки] Бурса и Чафанта и меченосцы, и сказали друг другу: «Пусть же выйдет душа наша [из тела] вместе с [душами] галласов!». И схватились они с ними, и пронзали друг друга остриями, и падали вместе с ними, и была тогда сеча крепкая. И витязей гудру, убитых тогда [воинами] Бурса и Чафанта в своей погибели, было больше, чем убили [воины] за всю свою жизнь.

А передние полки, когда увидели это, содрогнулись и убоялись, и охватили их трепет и болезнь, подобная болезни роженицы. И бежали они от шума листьев трепещущих и убегали, когда никто их не преследовал, как бегут от врага. Из них одни упали в пропасть великую, не уразумев, что это пропасть, а другие прибыли туда, где был царь, и проследовали мимо; ушли, видя его, и оставили его. Я же диву давался и поражался: как оставили они того, который не оставлял их, и как презрели того, который не презирал их? Не он ли взрастил их с собою вместе, вскормил пшеницей, и медом, и маслом вместе с туком тучных коров и овец, и не он ли назначал их на должности подобающие и одевал их в сини и кафави 509, и украшал золотом и серебром, и давал им кольца на пальцы, и цепочки [184] на шеи, и пояса на чресла? Не он ли дал им дворец великий, готовый и украшенный, устланный коврами, и покровами макмони, и кутни 510, и бумажными [тканями], и пожаловал им изголовья и седалища, коих недостойны они? Памятуя все это, не подобало ли им пролить кровь свою вместо крови его и умереть пред ним? Они же и не помыслили о том, но оставили его, как будто не знали его прежде, презрели, как будто не видели 511!

Но был тогда весь этот страх и трепет от бога наведен им на это войско витязей, прославивших имя свое в битвах с валло, и [людьми] Гиса, и Дара, и Дубани, и Цада амба, и Куана, и Баткома, и Сэндэда, и им подобными, да не хвалятся силою своею, ибо гласит Писание: «Да не хвалится сильный силою своею» (Иер. 9, 23). А что не уверовали они в царя в день битвы и возложили упование лишь на бога, то было это, как гласит Писание: «Лучше уповать на господа, нежели надеяться на человека» (Пс. 117, 8), и еще потому, что таков уж обычай военный: раз побеждает [человек], а другой раз – побеждается, и не бывает так, чтобы побеждал он всегда. Как сказал Авенир Иоаву: «Вечно ли будет пожирать меч? Или ты не знаешь, что последствия будут горестные?» (II Книга царств 2, 26). И еще сказал Давид Иоаву, когда побежден был Израиль и погиб Урия: «Пусть не смущает тебя это дело; ибо меч поядает иногда того, иногда сего» (II Книга царств 11, 25). И когда таким образом покинули они его и бежали, не устрашилось сердце царя, но укрепился он, как скала, ибо положился на бога, как сказал Давид относительно Езекии: «Не убоится худой молвы; сердце его твердо, уповая на господа. Утверждено сердце его и не смутится вовеки» (Пс. 111, 7-8). И воззвал он к богу: «Сыновей родил я и воспитал, а они возмутились против меня (ср. Исайя 1, 2) и бросили меня, как труп нечистый. Ты же не покинь меня, господи боже мой, и не удались от меня! Воззри на помощь мне, господи боже, спаситель мой! Боже мой, боже, воззри на меня, для чего ты оставил меня (Пс. 21, 2) и презрел прошение мое? Призри, услышь меня, господи боже мой! Просвети очи мои, да не усну я сном смертным! (Пс. 12, 4)».

Таким и подобным образом молился он, стоя и держа щит и копье. И собралось на него много галласов, чтобы окружить его и убить. А бывшие с ним дружинники его и любимцы укрепились сердцем, чтобы умереть с ним: дедж-азмач Абетейо, Завальд, сын Ляко из Габарма, и другие, которые сказали царю: «Скорее спустимся из этого места узкого в место просторное, чтобы не погибнуть тебе, ибо ты для нас как тьмы тем, чтобы всем нам не погибнуть с тобою!». И отвечал царь и говорил: «Как же спускаться мне и бежать, оставляя народ мой, что вверил мне бог? Разве бежит страж имущества, оставляя имущество ворам, и пастырь оставляет ли стадо свое волкам? Лучше умереть мне, чем гибнуть всему народу!» 512. И когда он [185] отказался, они умолкли и оставили его, сказав: «Да будет воля божия». И когда увидел господь веру его и терпение, вложил он страх в сердце галласов, и бежали они, говоря на языке своей страны: «Сей – не человек, одетый плотью, но бог в образе человеческом сошел к нам» (ср. Деян. 14, 11).

А потом спустился царь с этого места, благословляя бога, и встретился с войском, и расположился в Хагуале. И провозгласил он указ, чтобы располагался каждый на месте палаток своих, но никто не послушался от сильного страха и трепета, и ночевали они, окружив палатку царя, без питья, без еды и без сна; носильщики не снимали ноши своей, а всадники оставались сидеть на конях своих и мулах. В день этот, среду, 29 миязия 513, были убиты: Михей, наместник Макдалы, и Исайя, начальник барабанщиков, и Евстафий, наместник моря, и Тээмэрте, наместник Цагаде и брат царский по матери, и жан-церар Мадаре, и цехафе-тээзаз и написатель [этой] истории Хаварья Крестос, и много других, которых не исчислить. Когда же был убит Хаварья Крестос, перстень с царской печаткой был на пальце его. И тогда пошел писец, ему подчиненный, на то место, где убили его, и принес печать царскую. А из священников, чад отца нашего Такла Хайманота, любящих царя, Евсигний и Мазмура Денгель спаслись с трудом, а Завальда Марьям был пронзен в грудь и выжил от смерти силою божией. А на следующий день после среды, в четверг, построил царь тыл, отправился из Хагуаля и расположился в Бидава у реки Нади.

Глава. Начался генбот. А после Бидава расположился [царь] у Абая, а после Абая расположился в Джаджаба, и Магальмуре, и Цедж Коцаре, и Кадамэне, и Димала. И там встретился с обозом. А на следующий день известили царя о смерти Ацма Гиоргиса, и рыдал он и плакал великим плачем, ибо любил его сугубо. И плакали все князья по шатрам о людях своих, убитых в битве. И устроил там [царь] дневку. [А потом] отправился из Димала, и расположился в Ванз Вадаб, в [местности], называемой Йешедэб, а после этого – в Бутла, и снова устроил там дневку. И отправился из Бутла и расположился в Гумбели, а из Гумбели [перешел] в Анбасит, [местность], называемую Загочге. И оттуда вошел в стан свой в Йебаба 13 генбота 514. А на следующий день справил праздник вознесения. 17-го вышел царь один, и вошел на остров Антония, и пребывал там в посте и молитве, а князья пребывали в Йебаба.

Тогда заболел абетохун Василид, сын царский, и раздал все имущество, что были при нем и что было в городе, и отдавал его бедным, и убогим, и церквам. И не осталось у него ни одежды, чтобы покрыться, ни ковра, ни меда, ни хлеба, [ничего], вплоть до утвари глиняной и деревянной. И царь, услышав [об этом], прибавил пост к посту и молитву к молитве и повелел прибегнуть к таботу святого Георгия, что был близ стана. И когда усилилась болезнь, сказал царь: «Принесите его ко [186] мне», и вынесли его и понесли. А когда были они в дороге, еще больше усилилась болезнь, и не мог он передвигаться на носилках, и потому оставили его в селении Тагамбат и принесли к таботу владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии-богородицы, называемой Квесквамской 515.

Глава. Начался сане. 25 516 повелел царь Василию, начальнику войска, поднять обоз из Йебаба. И поднялся обоз и расположился в Тамре, а оттуда – в Джафджафа, а оттуда – в Цеджуте, а оттуда – в Аба Гуанда, а оттуда – в Хамад Баре, а оттуда – в Карода. И следующий день провели там, ибо был то день субботний. И отправился [обоз] из Карода и расположился в Эмфразе. Возвратимся же к прежнему повествованию нашему, повествованию об абетохуне Василиде, сыне избранном и плоде прекрасном, обретенном от древа прекрасного, муже правом, и чистом, и праведном, и богобоязненном, юноше отважном, что преломил мышцу гудру и убивал юношей сильных во время битвы тогдашней. Он сражался со слонами и буйволами, носорогами и другими зверями и повергал их одним ударом копья. Когда был он назначен в землю Цагаде, его удел наследия отеческий, наказывал он татей и воров. 24 сане 517, во вторник, упокоился он от трудов сего мира бренного 23 лет от роду. День упокоения его совпал с днем праздника отца нашего Такла Хайманота, ибо возрос он в его монастыре в Азазо 518, обучаясь Писанию святому и веруя в силу молитвы его, как наставлен был от царя, отца своего, и желал, чтобы совпал день смерти его с упокоением [Такла Хайманота]. И тогда приготовили мирру и алоэ, и принесли пелены, и облекли его по чину [погребения] царевичей, и внесли на остров Кебран, и погребли в гробнице новой, что высек отец его внутри храма святого Гавриила. И плакал царь плачем великим и говорил: «О сын мой Василид, о сын мой Василид! Кто бы дал мне умереть вместо тебя, Василид, сын мой, первенец мой!» (ср. II Книга царств 18, 33).

Глава. Начался хамле. 1-го 519 услышали князья и войско о смерти абетохуна Василида, и плакали все по шатрам своим и стояли в Эмфразе. И отправился обоз оттуда и расположился в Вайнарабе, а оттуда – в Цада, и была там дневка, и встретился царь с обозом. 5 хамле, в день праздника Петра и Павла, светочей мира, вошел царь в Гондар по силе бога, который все может и для которого нет невозможного.

Глава. Начался нехасе. 1 нехасе 520 сокрылся царь и начал пост владычицы нашей Марии-богородицы по обыкновению своему.

Глава. Начался маскарам 7193 года [от сотворения] мира, [год] Матфея-евангелиста, лунная эпакта 20, день Иоанна [пришелся] на четверг. В этом месяце был смещен паша Иаков и назначен Васан Арад, смещен бэлятеноч-гета Амония и назначен вместо него Абетейо. Были помилованы дедж-азмач Руру и дедж-азмач Георгий. И в этот месяц был назначен Абре на [187] должность баджеронда казны, а Амония – на должность баджеронда стражи 521.

Глава. Начался хедар. 30-го 522 провозгласил царь указ, чтобы привели люди стана коней и мулов. 16 тахсаса 523 поднялся царь из Гондара, отправился, и расположился в Цада, и задержался там от четверга до понедельника. В понедельник отправился он из Цада и ночевал в Вайнарабе. А на следующий день отправился [царь] один, и вошел на Чакла Манзо, и труждался там постом и молитвой. Князья же отправились из Вайнараба, и ночевали в Эмфразе, и там справили праздник святого Гавриила 22 [тахсаса]. А на следующий день отправились из Эмфраза, и ночевали в Карода, и справили там праздник рождества отца нашего Такла Хайманота. И отправились из Карода, и вошли в Аринго 25-го 524, и справили там праздник рождества.

Глава. Начался тэр. 11-го 525 справило войско праздник крещения там. Царь же справил праздник на Чакла Манзо.

Глава. Начался магабит. 9-го 526 вошел царь в стан свой в Аринго и заслушал там дела. 17-го вышел царь один и вошел на Чакла Манзо, место поста [его] и молитвы.

Глава. Начался миязия. 21-го 527 вошел царь в Аринго и справил там праздник пасхи.

Глава. Начался генбот. 14-го 528 вышел царь из Аринго, и следовали за ним дедж-азмач Аноре, и баджеронд Абре, и баджеронд Амония, и ночевал [царь] в Эсте. И отправился из Эсте и ночевал в Анадбете; и отправился из Анадбета и ночевал в Дабра Цоте; и отправился из Дабра Цота и ночевал в Текель Денгия. И отправился из Текель Денгия и ночевал в Гош Гембаре; и отправился из Гош Гембара и ночевал в Назарете; и отправился из Назарета и ночевал в Зава; и отправился из Зава и ночевал в Чака Ванзе. И отправился оттуда и жил в Ацацаме два дня, осматривая страну, которую дал либан, хороши ли селения и крепки ли оплоты. И отправился из Ацацаме и ночевал в Анададе; и отправился из Анадада и ночевал в Гозамене; и отправился из Гозамена и ночевал в Мачакале. И отправился из Мачакаля и жил в Энамора два дня; и отправился из Энамора и ночевал в Аскуна; и отправился из Аскуна и ночевал в Габарма. И отправился из Габарма с немногим войском, которое следовало за ним, и ночевал в Амбара; и отправился из Амбара и ночевал в Дароме; и отправился из Дарома и спустился в долину Абая. И прибыл в Загуб в 6-м часу, и отдохнул немного, и отправился оттуда, и ночевал в Матэне, и отправился из Матэна, и перешел реку Дара, и прибыл в Котан. Тогда велел царь убивать всех и не оставлять никого. И тотчас вышло войско, и отворили [они] семь селений, что между рекой Цекин и горою Гульфэн, [за время] от 3-го часа до 6-го часа. И в этот день убил [врага] Агац, сын Георгия, и все войско убило. А затем повернул [царь] и жил в Мурки, что на берегу Абая, два дня. И отправился из [188] Мурки и ночевал в Котане, а из Котана – в Загубе, а из Загуба – в Дароме, а из Дарома – в Азана, а из Азана – в Фафа, и там распустил царь войско, которое было с ним.

Глава. Начался сане. 25-го 529 умер фитаурари Мама. А 26-го поднялись князья из Аринго, и отправились по обычаю к Цада, и там встретили царя. А 2 хамле 530 вошел [царь] в Гондар в мире божием, который все может и для которого нет невозможного. В этом месяце назначили авву Авраамия на должность акабэ-саата, и настал голод великий во всем мире. И потому собрались бедные и убогие и вопияли к царю, говоря: «Спаси, спаси нас от голодной смерти!». И тогда давал он два месяца пищу бедным и убогим бесчисленным, а остальных кормили князья по приказу его, ибо всегда открыта была рука его на даяние и не говорил он, раздавая милостыню: «Сей – иудей, сей – неверный, а сей – убийца». А 1 нехасе 531 сокрылся он для поста [в честь] владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии-богородицы.

Глава. Начался маскарам 7194 года [от сотворения] мира, [год] Марка-евангелиста, а день Иоанна [пришелся] на пятницу, лунная эпакта 1.

Глава. Начался тэкэмт. В этом месяце сделал [царь] Амсале, сына Лебсо из Куакуара, азмачем Бегамедра, Такла Хайманота из Саф – кень-азмачем, а Вальда Гиоргиса из Агац – гра-азмачем.

Глава. Начался хедар. 30-го 532 упокоилась дочь царя, Марта, и была погребена в Дабра Берхане.

Глава. Начался тахсас. 3-го 533 упокоился дедж-азмач Абетейо и был погребен в Дабра Берхане.

Глава. Начался тэр. 11-го 534, в день праздника крещения, устроил [царь] праздник по обычаю царей и облачился в одеяние, в котором и виссоны, и синеты, и червленицы, и виссон со златом (Исайя 3, 21-22) 535, и препоясал чресла поясом золотым, и возложил на шею цепь златую, и увенчал главу венцом златым, украшенным каменьями драгоценными многостоящими с образами по кругу 12 апостолов и владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии с сыном ее возлюбленным, а наверху – [образ] святой троицы. И, украсившись всем этим, воссел он на коня в изукрашенной попоне, взяв в руку копье, и следовали за ним все князья на конях своих. За собою же и перед князьями повелел он нести престол. Этот престол сделан был из кости слоновой и древа кипарисового и разрисован внутри и снаружи пальмами и цветами, и вделаны были вокруг, внутри и снаружи зеркала большие и многочисленные, и помещены были там с одной и другой стороны как подручья две подушки, прикрепленные к престолу. И сделана была кровля престола из кости слоновой и древа кипарисового, а на ней – 5 шаров златых. Ни в каком царстве нет ничего подобного.

Глава. Начался якатит. Вышел царь один, и пошел в [189] Йебаба, и встретился со старейшинами [народа] басо, которые пришли из земли гудру в месяце маскараме. А затем возвратился он и вошел в Гондар 13-го 536. В день субботний накануне поста призвал он князей и сказал им: «Пойдем в землю Жара, чтобы осмотреть место, где живут басо, и дадим его им». И, услышав это, половина сказала: «Пойдем», а половина сказала: «Останемся, ибо [сейчас] месяц поста, а пойдем во дни пятидесятницы». И когда увидел царь, что не согласны они в совете, то сказал: «Я пойду один в Йебаба и буду держать совет со старейшинами басо». И затем вышел он, а 20-го провозгласил указ, чтобы привели все князья коней и мулов. А 22-го 537 вошел он в Гондар. 23-го назначил он Фареса на должность маконена Тигрэ, Вальда Гиоргиса из Агац – азмачем Бегамедра, Амсале, сына Лебсо из Куакуара, – бэлятеноч-гета младших пажей. Поднялся обоз из Гондара и ночевал в Цада, а из Цада – в Эмфразе. Царь же вышел один. Обоз [перешел] из Эмфраза в Карода, из Карода – в Ход Габая, из Ход Габая – в Аба Гуанда, из Аба Гуанда – в Ценджут, из Ценджута – в Тамре, из Тамре – в Варамит, из Варамита – в Колала, а царь вошел в стан. Из Колала – в Энзагдэм, из Энзагдэма – в Арафа, из Арафа – в Гош Гембар, из Гош Гембара – в Гадмала, из Гадмала – в Тамош, что в Анададе. И в этот день вошли в стан годжамский нагаш Аноре и цахафалам Тулу с людьми Годжама и Дамота и всеми басо, и встретились они с царем. И исполняли басо пред царем военные пляски, и тряслась земля от их кликов. И отправился [царь] из Тамоша и ночевал в Чекма земли Йегфо.

В этот день призвал [царь] князей и сказал им: «Отмщу я гудру и воздам им за [полки] Бурса и Чафанта, ибо пролили они кровь их, когда те возвращались от них по склону горы Вамбар, не зная входов [ее] и выходов!». И тогда стали держать совет все сведущие в военном деле со старейшинами басо. И после того как закончили совет, провозгласил [царь] указ, чтобы несли [с собою воины] провизии на две недели и чтобы не следовали за ними ни женщины, несущие медовуху, ни мулы и ослы, груженные добром. А на следующий день, 8 магабита 538, повелел [царь], чтобы оставались все носильщики добра, то бишь обоз, с Чехваем, начальником агау, и Фаресу, главе стана, велел он остаться, ибо тот болел болезнью тяжкой. И затем поднялся [царь] из Чекма, и тогда плакали оставшиеся с имуществом, то бишь обоз, плачем горьким. И спустился он оттуда с таботом господа нашего Иисуса Христа, ему же слава, и ночевал в Сансе. Чехвай же поднялся оттуда, и пошел в Дабра Зейт, и ждал там, пока не возвратится царь из области, куда пошел войною.

[Царь] поспешил из Санса, и перешел реку Абай, и ночевал в Год Нагаде, и поспешил из Год Нагаде, и ночевал в земле Вамбара, называемой Губа Симала. А в полночь построил он войско по порядку, и поспешил оттуда, и прибыл в Хула утром [190] еще до света, и поспешил оттуда, и прибыл в Малька Данаба ко времени обедни, и тогда распустил он войско [в набег]. И пошли они одни направо, а другие налево, и убивали [тамошних] юношей, и захватывали женщин, детей и коров. Царь же воссел на коня и поскакал в селение, что справа, и прибыл туда, где жили исполины, которые высотою подобны кедрам, а крепостью – масличным деревьям. И когда увидели они его издалека, то рассеялись, как дым от лица ветра, и бежали в горы и пещеры, и говорили горам: «Падите на нас и укройте от лица царя (ср. Ос. 10, 8), ибо пришел день гнева его великий, и никто не выдержит его (ср. Иоиль 2, 11)». В это время начал он искать их, и когда искал, то нашел двух юношей из витязей галласких, засевших на дереве, и схватил ружье, и выстрелил, выпалил и свалил их, и отрезали их уды бывшие с ним [воины]. А затем возвратился он к месту, где ночевал и где находилась его корона, и увидел всю добычу, что захватили люди стана, и сказал им: «Ешьте сколько хотите, а оставшихся [коров] убейте копьями, и да не останется ни единой коровы живой!». И тогда резали все сколько хотели, а оставшихся [коров] убили копьями и побросали на землю, так что некуда было ноги поставить от множества коровьих туш брошенных. И назвали то место мясной стоянкой, то бишь станом мяса.

И в этот день бежали юноши гудру, что уцелели от копья царского, с женщинами, детьми и скотом и вошли в землю либан. Либан же встретили их копьями, и была меж ними битва великая. А наутро отправился [царь] из Малька Данаба, и ночевал в Мускавими, и отправился оттуда, и ночевал в земле Тулу Амара, называемой Чалакулакут, каковая земля находится посреди земли всего рода галлаского, и пребывал там один день. В этот день прослышали в стане, что возвратились люди гудру, уцелевшие от копья либан, и вошли в землю Эраре. И когда услышали это [люди] басо, которые были в стане царском, вышли тайком и убили всех [гудру] устами железа, и не осталось убежавших. Таков был конец гудру: сначала убивал их царь в день субботы еврейской 539, уцелевших от царского копья погубили либан в понедельник, а спасшихся от копья либан погубили басо. И было то же, что бывает при обивании маслин, [при обирании винограда], когда закончена уборка (Исайя 24, 13), добирают остаток (ср. Иер. 6, 9). Так же сначала собирал урожай царь, а потом добрали остаток либан и басо. И потому возрадовались небо и земля, ибо эти [гудру] жгли огнем церкви христианские Годжама и Дамота, и проливали кровь старцев и юношей и кровь иереев, и диаконов, и монахов, и полонили женщин и младенцев, и сделали страны их пустыней безводной. И, памятуя все это, отдал их господь бог отмщающий в руки царя великого и напоил их чашею, которой они поили [других].

Совершив все эти подвиги, повернул царь, и отправился из Чалакулакута, и ночевал в земле Васарби, по имени [191] Самботакуча, и отправился оттуда, и ночевал в Борисиса, и оттуда – в Эндоде земли Дилало. Следующий день провел он там, и отправился из Эндоде в субботу, и ночевал в земле Балагабадеса, и отправился оттуда, и ночевал в Гутэче земли Гэнд Барат, и снова провел там день. И отправился из Гутэча, и перешел реку Абай, и ночевал в Малька Ода, и отправился из Малька Ода, и ночевал в земле Йегфо, и отправился оттуда, и встретился с обозом в Йеваша [области] Амбар. И отправился из Йеваша и ночевал в Энтакаре [области] Целатэг. А наутро осмотрел уды, что бросали пред ним. И жил там до среды, а в четверг отправился из Энтакара и ночевал в Ангаца. И отправился из Ангаца и ночевал в Энамочара; и отправился оттуда и ночевал в Гош Гембаре; и отправился оттуда и ночевал в Бибуне; и отправился оттуда и ночевал в Арафа; и отправился оттуда и ночевал в Энзагдэме; и отправился оттуда и ночевал в Йезате. И отправился из Йезата, и вошел в Йебаба 7 миязия 540, и справил праздник пасхи 10-го. 19-го вышел [царь] один, и пошел по дороге на Вагара, и дошел до Адаркая, чтобы посетить монахов и спасти бедняков от руки притесняющих их.

Глава. Начался сане. В этом месяце возвратился [царь] в Йебаба. 14-го 541 поднялся [царь] из Йебаба и ночевал в Фэца; и отправился из Фэца и ночевал в Самси; и отправился из Самси и ночевал в Куакуара; и отправился из Куакуара и ночевал в Дангела. И следующий день провел [там] и заточил Феодора, сына Анастасия, за измену, [подтвержденную] его собственным признанием и [свидетельствами] братьев его и дружинников. И отправился [царь] из Дангела, и ночевал в Ачафаре, и провел там субботу и воскресенье. И понедельник провел он [там] ради чести праздника владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии-богородицы, и отправился из Ачафара и ночевал в Йесмала; и отправился из Йесмала и ночевал в Данкуара; и отправился из Данкуара и ночевал в Бахр Канта; и отправился из Бахр Канта и ночевал в Ченти Бар земли Сагаба. И отправился из Ченти Бара, и ночевал в Алафа, и провел там субботу и воскресенье в доме вейзаро Малакотавит. И отправился из Алафа и ночевал в земле Такуса, называемой Донзоге, а оттуда – в Саби, а оттуда – в Сэмра, а оттуда – в Кэмона, а оттуда – в Гамандэба. И приняли его иереи [храма] ризницы и иереи [храма] отца нашего Такла Хайманота с гимнами и песнопениями. А затем вошел он в Гондар 3 хамле 542.

Глава. Начался нехасе. 1-го 543 сокрылся он для соблюдения поста владычицы нашей святой девы обоюду естеством Марии-богородицы по обыкновению.

Глава. Начался маскарам 7195 года [от сотворения] мира, лунная эпакта 12, [год] Луки-евангелиста, а день Иоанна [пришелся] на субботу еврейскую, 16-го 544, то бишь в канун праздника святого креста, приказал он, чтобы принесли крест из [192] часовни, что внутри дворца его. И когда внесли его, то встал он с престола своего, и облобызал его, и повелел иереям и князьям следовать за ним, и нес крест до Адабабая, ибо до этого дня [дозволялось] им следовать [лишь] вслед за шелковыми пеленами [креста]. А наутро, в день праздника честного креста, вышел царь на Адабабай по обычаю царей. Иереи же пели духовные стихи по обычаю священства. А затем вознесли крест над землею иереи, поя гимны Иареда 545 и говоря: «Сей крест – избавление наше и спасение». И унесли его в часовню, и следовали за ним царь, князья и иереи. И в этот день устроил [царь] вечерю для священства, а на следующий день разошлись князья по домам царя и пировали там вечером до 9-го часа. А в 9-м часу вошел царь в пиршественное помещение и пировал там, глядя, как пляшут воины, исполняя военные пляски по чинам своим. И так пировали четыре дня царь и князья, а в субботу еврейскую вошел царь в тот дом и смотрел, как пируют князья. А на следующий день, в субботу христианскую, он был в доме, что называется «украшенным», дивно устроенном, со входами по углам, а наверху семь шаров. И повелел он разбить шатер парчовый у порога и накрыть столы в этом доме для иереев придворного клира, а в шатре – для князей и рассадил всех по местам их. А потом установил он еще [столы] от шатра до врат палаты, называемой «хайкаль», и от вторых врат [дома], что на восток, до ограды храма святого Георгия, и от третьих врат, что на север, до ограды «голубиных ворот», и от четвертых врат до ограды [дома] бета тазкаро и зарезал коров без числа.

Глава. Начался тэкэмт. 17-го 546 заточил он детей Анастасия, ибо утверждали они и говорили: «Мы – дети сына абетохуна Клавдия» 547.

Глава. Начался хедар. 12-го 548 приказал он, чтобы вершили суд все азажи и сановники на Адабабае, а не судили по домам своим.

23 тахсаса 549 приказал [царь] иереям устроить праздник успения царя Давида 550 с песнопениями духовными.

Глава. Начался якатит. 9-го 551 вышел царь один и вошел на Чакла Манзо поститься постом сорокадневным, и пребывал там.

Глава. Начался магабит. 10-го 552 упокоился от трудов сего мира бренного отец честной авва Игнатий, наставник Дабра-Либаносский. И отнесли его в Дабра Азазо князья и вейзазеры с барабанами, и стягами, и [трубами] каны галилейской по обычаю [погребения] царей и вейзазеров и погребли там. Услышав о его тяжкой болезни, вышел царь из Чакла Манзо, чтобы навестить его, но в дороге услышал, что упокоился он и погребен. И тогда прибыл он к гробнице его, и плакал, и стенал, ибо всегда любил его как знатока святого Писания и обладателя [многих] добродетелей. А после сего вошел он в Гондар и ночевал [там], а наутро вышел и пошел к Чакла Манзо, чтобы [193] завершить там пост, который начал. В этот месяц скрылся Иясус Моа, сын Эгуса, из стана и вошел в пустынь Магвину, зная беззакония свои, совершенные против царя. А затем 29-го 553, в день страстного четверга, вошел царь в Гондар и справил там праздник пасхи 2 миязия 554. И в эти дни упокоился бэлятеноч-гета Амсале, и, [услышав] об этом, плакал царь и стенал, ибо любил его. 10 миязия назначил [царь] эччеге авву Вальда Хаварьята на должность престола отца нашего Такла Хайманота, и свершил для него царь обряд обычный и проводил, воссев на мула, до дома его.

11-го поднялся царь из Гондара во вторник и ночевал в Балангабе; и отправился оттуда и ночевал в Джэбджэба; и отправился из Джэбджэба и ночевал в Дамиге; и отправился из Дамиге и ночевал в Ачара; и отправился из Ачара, и ночевал в Денгель Баре, и провел там субботу и воскресенье. А наутро отправился из Денгель Бара, и ночевал в Асин Арва, и отправился из Асин Арва, и ночевал в Далакасе на берегу Абая. И отправился из Далакаса, и ночевал в Чате, и следующий день провел там. И отправился из Чата, и ночевал в Курц Бахре, и провел там субботу и воскресенье, и справил праздник Георгия-великомученика в день воскресный. И следующий день, понедельник, провел там. В этот день вошел в стан Вальда Гиоргис, азмач Бегамедра, с войском бегамедрским, ему подчиненным, по приказу царя. Во вторник отправился [царь] из Курц Бахра и ночевал в Май Меда; и отправился из Май Меда и ночевал в Вумбири земли Куакуара; и отправился из Вумбири и ночевал в Гундири. И отправился из Гундири, и ночевал в Чара, и отправился из Чара, и ночевал в Матакале в доме Чехвая. А наутро в воскресенье отправился из Матакаля и ночевал в Барбаре, что у реки Дура. И отправился из Барбара 1 генбота 555 еще до света и прибыл в землю Гэси, то бишь Гиси, и распустил войско [в набег]. И пошли они тогда налево и направо и убили кого повстречали вне этого селения и спрятавшихся в ямах и пещерах. Царь же прибыл и стоял у подножия горы Гиси. И тогда окружило войско его кольцом эту гору целиком, и поднялось на вершину горы, и разграбило все, но не нашло ни одного [человека]. И в этот день [царь] ночевал в Джамхисе у реки Марди и следующий день провел там. И вышло войско, и разграбило все селение, и пожгло его огнем. А в среду отправился [царь] из Джамхиса земли Гиса, и ночевал в Джубашва, что в земле Гиса, и отправился из Джубашва, и ночевал в земле Дэмара в Кумади. И отправился из Кумади и ночевал в Гишане, что в земле Дэмара. А на рассвете утра дня субботнего отправился [царь] из Гишана и распустил войско [в набег]. И пошли они, и разграбили все селение Дэгу, и убили юношей, и захватили женщин и скот, и пожгли огнем дома. Это селение было полно черными людьми и гонга. Там убил [врага] Вальда Гиоргис, азмач Бегамедра.

В этот день ночевал царь в этой земле Дэгу. А наутро в [194] день воскресный приказал он людям [войска] правого и левого идти, и воевать, и убивать всех, кто в селениях и в поле, и не оставлять никого, до мочащегося к стене (III Книга царств. 14, 10). И захватили они всех женщин и скот, и пожгли их дома огнем, как вчера, и сделали ее, как шалаш в огороде (Исайя 1, 8) 556, и отдали трупы их на съедение птицам небесным и зверям земным (ср. I Книга царств 17, 46), и пролили кровь их, как воду. И тогда убили [врагов] дети царские: абетохун Такла Хайманот, и абетохун Константин, и Амсале, агафари Самена. В понедельник поднялся [царь] из Дэгу и распустил войско [в набег]. Сам же воссел на коня, что быстрее орла и сродни ветру, с сердцем пылающим, как у льва, и душою свирепой, как голодный медведь в пустыне, и положился на господа бога отца своего, Давида. Он прибыл к земле Дара у реки Горси и убил трех юношей, высотою подобных кедру, а крепостью – древу масличному, прославленных именем.

И таков был его обычай, что не возвращалось копье его без крови [вражьей], ни рука без уда, и не убивал он лишь одного [врага]; воистину был он сыном Давида, убившего филистимлян, и моавитян, и [царя] Сувского (II Книга царств 8), и сирийцев, и идумеев, и аммонитян; но да благословен господь, бог его, научающий руки его битве и персты его – брани (ср. Пс. 143, 1) и сделавший луком железным мышцы его.

Совершив эти подвиги, возвратился он и ночевал в Фаси. А войско его совершило подвиги, убило [врагов], захватило [добычу], и возвратилось, и ночевало с царем там же. А утром в день вторник обратил царь свой лик [к возвращению], и отправился из Фаси, и ночевал в Дэгу, и отправился из Дэгу, и ночевал в Гишане, и отправился из Гишана, и ночевал в Амби, и отправился из Амби, и ночевал в Сахи, и отправился из Сахи, и ночевал в Барбаре. А в воскресенье отправился из Барбара и ночевал в Сэгади земли Матакаль, близ дома Чехвая. И понедельник провел он там, обозревая уды, брошенные пред ним, а также вторник, и были они пред ликом царя, как холмы высокие и как снопы хлебов великие. И отправился он из Матакаля, и ночевал в Шумакани, и следующий день провел там же. И отправился из Шумакани, и ночевал в Бадала земли Чара, и отправился из Бадала, и ночевал в Дангела в день субботы еврейской, и жил там до среды. А в среду отправился из Дангела и ночевал в Адиби; и отправился из Адиби и ночевал в Йесмала; и отправился из Йесмала и ночевал в Данкуара; и отправился из Данкуара и ночевал в Цебагва земли Сагаба. И следующий день провел он там, ибо то был день воскресный. И отправился из Цабагва и ночевал в Бамба; и отправился из Бамба и ночевал в Анфардэба земли Такуса; и отправился из Анфардэба 1 сане 557 и ночевал в Фантае. И отправился из Фантая, и ночевал в Кэмона, и отправился из Кэмона, и ночевал в Дабра Азазо. И отправился из Азазо и вошел в [195] Гондар, столицу свою, в здравии и мире силою бога, который все может и для которого нет невозможного.

Затем 11-го умер Георгий, заведующий домом царским, то бишь эрак-масара 558, и плакал царь. А 26-го 559 назначил [царь] вместо него Константина, который был жан-цераром в земле Амбасаль, а в земле Амбасаль стал жан-цераром вместо него Макайеде. 27 хамле 560 вышел царь один, и пошел в Чакла Манзо, место поста и молитвы своей, и пребывал в посте и молитве.

Глава. Начался маскарам, [год] Иоанна-евангелиста, 7196 [год] от сотворения мира, эпакта 23, день Иоанна [пришелся] на понедельник. В этот день было великое землетрясение в стане, так что поднялся вихрь сильный, и разрушил дома людей стана и дома царя, и свалил башню царскую жан такаль 561, и погубил многих людей, что укрывались там. 5-го 562 опоили ядом Амонию, баджеронда стражи, и умер он тотчас. 11-го прибыл царь из Чакла Манзо, и вошел в Гондар, и оплакивал Амонию великим плачем, ибо всегда любил его за службу верную и послушание прекрасное. 16-го, то бишь в канун праздника креста, повелел [царь], чтобы свершили иереи и князья [обряд], как свершали в прошлом году, и наутро, то бишь в день праздника святого креста, вошел [царь] в дом великий и повелел иереям и князьям выйти на площадь Адабабай ко кресту и совершить [обряд] по обычаю. Сам же он остался там и не выходил.

Глава. Начался тэкэмт. 26-го 563 назначил [царь] Кидане на должность, называемую бэлятеноч-гета младших пажей.

1 хедара 564 призвал [царь] отца нашего Марка, митрополита Эфиопского, и эччеге авву Вальда Хаварьята и собрал всех монахов Магвины с настоятелем их аввой Завальда Марьямом, чтобы явить пред ними тайну измены и коварства Иясус Моа, врага господина своего и ненавистника всякой праведности, подобно диаволу, отцу его, во лжи его и превозношении, ибо он прибегал к молитвам этих святых, людей Магвинских, дабы испросили они ему милость у царя. Они просили о милости к нему и привели его к царю, и сказал [царь]: «Скажи пред митрополитом, и эччеге, и всем собранием Магвинским обо всех обвинениях твоих, которыми обвинял ты меня пред ними, – правда это или ложь?». Этот же окаянный, заклятый словами тех, кого перечислили мы, [признал], что обвинения его – ложь. И, услышав, весьма заподозрило его собрание Магвинское, ибо прежде обвинял он царя клятвенно, [под страхом] отлучения из уст их, что правдива речь его. А второй раз поклялся он ныне, что ложна речь его прежняя. Этот лжец и отец лжи был зол во все дни жизни своей, ибо он, живя в своем городе, убивал вдов и сирот, забирал пастуха со стадом его, похищая ослов сирот и отнимая коров вдов (ср. Иов. 24, 3), и со многих снимал последнюю рубашку, и многим голодным отказывал в хлебе (ср. Иов. 22, 6-7). А когда пришел он в [196] стан и назначил его сей царь начальником полка Кантафа, он набрал к себе в дружинники воров и душегубов, хуже, чем сам. И они проели все имение Кантафа, и не оставили ничего, и даже похвалялись этим безумством своим, пляша и распевая: «Вместо пяти старейшин – 500 воинов царских» 565. И еще, когда повысил его царь с этой должностной ступени на другую ступень, то бишь должность баджеронда стражи, и дал ему [в жены] дочь свою, чудную красою и обличьем, рожденную ему от дочери Фареса, главы князей, забрал он имение всех людей и жен их. И взял он сестру царскую, мать жены своей 566, тайно, не зная, что с нею жил За-Манфас Кеддус, сын фитаурари Хенца Кэсоса. А потом, когда тот узнал об этом и отделился от нее, стал он [ее мужем] вместо него и погнушался дочерью царской. И когда терпел царь все эти беззакония его, [ожидая, что] обратится он и покается, решил тот уйти к галласам. И свидетельствовал против него Биколо, сын Биколо из [храма] ризницы, и Павел, сын бэлятен-гета Габра Леуля. И пока все еще терпел [это царь], вошел он в Магвину и поносил царя многими поношениями, сочиняя то, чего не было. И снова терпел [царь] и не воздавал ему злом за зло, но облагодетельствовал его и дал ему дом просторный для жилья и поля многие на прожиток. Но когда припомнил тот все свои беззакония и все слова поношения, произнесенные на царя, отчаялся в надежде своей и сказал: «Отныне лучше мне отговариваться желанием монашества и жить в Магвине, чтобы таким образом спастись от рук его». И пошел он к авве Завальда Марьяму и сказал ему: «Испроси мне разрешение от царя, чтобы стать мне монахом и жить с тобою». И, услышав это от него, испросил авва Завальда Марьям разрешение от царя. А затем, когда закончилось это дело, восстали на него люди стана и обвинили пред царем, что он – сын абетохуна Феодосия, сына государя Алам Сагада. И тогда 5 хедара 567 собрал [царь] всех князей, и иереев, и сановников-заседателей, и [людей] из дома митрополита, и эччеге многих и привел свидетельства пред ними, что он – сын абетохуна Феодосия. А потом сказал им: «Вершите суд, как откроет вам бог!». И приговорили все князья, и азажи, и сановники справа и слева, сказав: «Да будет он с братьями своими, детьми царскими, на горе Вахни, пока не выяснится его дело, из чад ли он царских, по словам многих свидетелей, правдивых словом, то бишь азажа справа Зэкро, и хедуга 568 Михаила, и абето Павла, сына государя Малак Сагада, и Иоанна, который был главным военачальником в прежние времена, а напоследок стал цахафаламом области Дамот». И затем приказал царь взять его. И пошел Амсале, который был агафари Самена, туда, где был он в доме Василия, главного военачальника, и взял его, и отвел в свой дом, и заточил его там.

Глава. Начался тэр. 11-го 569 справил [царь] праздник крещения, как справлял он в прошлом году. 29-го призвал [царь] [197] князей, и говорил с ними о походе войною на страну галласов, и пребывал, отдавая все распоряжения. А затем после 6-го часа и до 9-го часа поднялся [царь] из Гондара по обычаю и пошел по дороге на Цада, советуясь с Фаресом, главою князей, обо всех делах города и делах Тигрэ, ибо тот был маконеном Тигрэ и должен был спускаться в Тигрэ, страну наместничества своего. И вошел [царь] в дом свой в Цада вечером. В это время вышел он один, воссев на коня, и пошел, и ночевал в Азазо, где жила больная госпожа почтенная Кедеста Крестос, мать абетохуна Давида и абетохуна Иоанна, и вейзаро Валата Фэкэр, и вейзаро Сабла Вангель 570. 30-го отправились все люди стана с Василием, начальником войска, и ночевали в Вайнарабе.

Глава. Начался якатит. Отправилось [войско] из Вайнараба в четверг и расположилось в Эмфразе; и отправилось из Эмфраза и расположилось в Карода; и отправилось из Карода и расположилось в Ход Габая. В этот день поднялся огонь [в расположении] передового отряда и пожег несколько палаток. И субботу и воскресенье провели они там. Наутро в понедельник отправилось [войско] из Ход Габая, и ночевало в Аба Гуанда, и отправилось из Аба Гуанда, и ночевало в Ценджуте, и устроило там дневку в два дня. И отправилось из Ценджута, и ночевало в Джафджафа, и отправилось из Джафджафа, и прошло Тамре. И когда прибыло оно к берегу Абая и переходило его по дороге через мост, прибыл приказ от царя, гласивший: «Возвращайтесь». И тогда возвратились они и ночевали в Тамре. И отправились из Тамре в день воскресный, и ночевали в Эма Мэхэрэт, и отправились из Эма Мэхэрэт в понедельник, и ночевали в Кабаро Меда. И следующий день, вторник, провели они там. И вошел царь в стан и провозгласил указ, то бишь повеление, гласившее: «Берите провизии на четыре месяца, а также топоры и серпы». И дал он одежды 500 галласам. И следующий день, среду, провел [царь] там. А в четверг отправился [царь] из Кабаро Меда и ночевал в Шена; и отправился из Шена и ночевал в Энзагдэме; и отправился из Энзагдэма и ночевал в Бибуне, и оставили галласы много удов необрезанных 571.

Комментарии

468. 10 июля 1698 г.

469. 12 сентября 1698 г.

470. Имеется в виду церковь Иисуса в Каха.

471. Дабаль бет – специальное помещение, представляющее собою навес построенный из веток и листьев, иногда огромных размеров, где цари и крупные феодалы устраивали большие пиры для своих воинов. Это были временные строения, которые после пира разбирались. Здесь, однако, имеется в виду постоянный царский дабаль бет, входивший в дворцовый комплекс царя Иясу.

472. На праздник честного креста в 1698 г. в Гейдаре был большой съезд эфиопской знати, военачальников и их воинства. Царь устроил традиционный пир для знати, военачальников и своих личных полков, но сделать пиршество для всех воинов, собравшихся в столице, не было физической возможности. Поэтому он велел военачальникам самим устраивать аналогичные пиры для собственных воинов, которые вскоре после этого были распущены по домам.

473. 8 октября 1698 г.

474. Йеблань Леангате (букв. «горе моей шее») – одно из зданий дворцового комплекса царя Иясу, прозванное так придворными за низкие своды в переходах и на лестнице.

475. Соль была весьма ценимым продуктом в Эфиопии, так как доставляли ее с побережья, а в мясе животных, которые кормились на обессоленных постоянными дождями высокогорных пастбищах, содержалось мало соли. Непомерные таможенные пошлины на соль в северной области Тигрэ подрывали соляную торговлю, делая ее невыгодной, и в интересах как царской власти, так и всего населения было упорядочить снабжение страны солью.

476. См. коммент. 45 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

477. 7 декабря 1698 г.

478. 27 декабря 1698 г.

479. 10 января 1699 г.

480. 16 января 1699 г.

481. 27 января 1699 г.

482. 30 января 1699 г.

483. 5 февраля 1699 г.

484. Библейское название эфиопского населенного пункта – явление нередкое в Эфиопии. И на современной карте Эфиопии можно найти города Назарет и Дабра Зейт («Гора Масличная»).

485. Царица Вальд Сааля, жена царя Сисинния и мать царя Василида, приходится прабабкой царю Иясу. Ее царское имя – Сэлтан Moгaca.

486. См. коммент. 264.

487. См. коммент. 184 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

488. 3 марта 1699 г.

489. 15 марта 1699 г.

490. 27 марта 1699 г.

491. 19 апреля 1699 г.

492. 13 мая 1699 г.

493. 22 июня 1699 г.

494. 4 июля 1699 г.

495. 11 июля 1699 г.

496. 31 октября 1699 г.

497. 8 ноября 1699 г.

498. Веладж и вареза – оромские племена.

499. 10 декабря 1699 г.

500. 5 января 1700 г.

501. 17 января 1700 г.

502. 23 февраля 1700 г.

503. 14 марта 1700 г.

504. Имеется в виду островной монастырь св. Антония Великого.

505. 7 апреля 1700 г.

506. 28 апреля 1700 г.

507. Бета тазкаро (букв. «дом поминок») – одно из дворцовых зданий царя Иясу, где устраивались пиры для ограниченного числа угощаемых. Для больших пиров использовался другой дом – дабаль бет; см. коммент. 471.

508. Эфиопские кузнецы не умели закаливать сталь, и большинство воинов имели холодное оружие не стальное, а железное. Стальные мечи получали через Судан; они были редкостью, их ценили высоко и дорожили ими. Меченосцы получали мечи из царской казны и составляли привилегированную царскую гвардию.

509. Сини – одеяние неизвестного характера, упоминаемое еще в «Истории царя Сарца Денгеля» [20, с. 46]. Судя по названию, можно предположить, что оно как-то связано с Китаем. Кафави – верхняя одежда, заимствованная эфиопами у арабов. Описание ее имеется у Р. Дози [37, с. 385].

510. Макмони и кутни – ткани неизвестного характера.

511. Это описание заставляет вспомнить аналогичный пассаж из «Сказания о походе царя Амда Сиона» (XIV в.): «Когда царь увидал, что они бегут, возгласил громогласно своим воинам и сказал им: «Куда? Думаете ли вы дойти до своих местностей? Разве вы не помните, что я воспитал вас и вскормил туком тельцов, медом и тучной пшеницей, что я украсил вас золотом, и серебром, и дорогими одеждами?» [16, с. 37].

512. А этот пассаж удивительно напоминает речь царя Клавдия (XVI в.), обращенную к придворным, как ее передает автор «Истории царя Клавдия»: «Не подобает пастырю оставлять овец своих и спасать свою душу. Пастырь, добрый душу свою полагает за овцы, а наемник, иже несть пастырь, оставляет овец волку и не радит об овцах (ср. Иоан. 10, 11-13). Как возможно, чтобы я спас себя от умерщвления и отдал народ мой на смерть, увидал рыдания жены о смерти мужа ее, плач сыновей о смерти отцов их, вопль братьев, у которых убиты братья? Лучше мне умереть за Христа и стадо, что под моим пастырством. Если же я умру и рассеется стадо, не спросит с меня господин пастырей ответа за рассеяние стада, если же я рассею их из-за страха смерти, подобает мне дать ответ» [16, с. 163].

513. 4 мая 1700 г.

514. 18 мая 1700 г.

515. Имеется в виду табот богоматери из Квесквамского монастыря (Дабра Квесквам), близ Гондара, названного так в честь горы Квесквамской в Египте (Асьют), где, по преданию, нашла себе убежище дева Мария с младенцем Христом, бежавшая от Ирода в Египет.

516. 27 июня 1700 г.

517. 28 июня 1700 г.

518. См. коммент. 28 и 139 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

519. 5 июля 1700 г.

520. 4 августа 1700 г.

521. Царская стража, охранявшая резиденцию, составляла так называемый «зэфан-бет». Начальник этой царской стражи имел титул баджеронда.

522. 7 декабря 1700 г.

523. 23 декабря 1700 г.

524. 1 января 1701 г.

525. 17 января 1701 г.

526. 15 марта 1701 г.

527. 26 апреля 1701 г.

528. 19 мая 1701 г.

529. 29 июня 1701 г.

530. 6 июля 1701 г.

531. 4 августа 1701 г.

532. 7 декабря 1701 г.

533. 10 декабря 1701 г.

534. 17 января 1702 г.

535. Здесь библейская цитата приводится в славянском переводе, потому что русский перевод ее искажает эфиопский текст.

536. 18 февраля 1702 г.

537. 27 февраля 1702 г.

538. 14 марта 1702 г.

539. См. коммент. 159 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

540. 12 апреля 1702 г.

541. 18 июня 1702 г.

542. 7 июля 1702 г.

543. 4 августа 1702 г.

544. 24 сентября 1702 г.

545. Эфиопы приписывают создание духовных песнопений, а также изобретение специальной нотационной системы их записи св. Иареду-сладкопевцу. Впрочем, согласно его «Житию», Иаред не сам создал свои песнопения, но ему были посланы три птицы «из сада Эдемского; они говорили с ним человеческим голосом и восхитили его с собою в небесный Иерусалим, где он научился пению 24 старцев небесных» [11, с. 65-66]. Пение Иареда было столь завораживающим, что, согласно легенде, когда он пел царю Габра Маскалю, тот, опершись на копье, нечаянно пронзил ногу певца. Но и тот и другой были столь захвачены чудным пением, что не заметили этого. Пение Иареда перед Габра Маскалем – один из любимых и распространенных сюжетов эфиопской средневековой живописи. Краткое синаксарное житие Иареда издано А. Дильманом в его «Хрестоматии» [35].

546. 25 октября 1702 г.

547. Имеется в виду Клавдий, сын царя Сисинния и младший брат царя Василида. В 1632 г. Сисинний отрекся от престола в пользу своего старшего сына Василида. Абетохун Клавдий долго интриговал против царя Василида и даже выписал из Александрии собственного митрополита для Эфиопии – авву Иоанна, чтобы тот помазал его на царство, в то время как его царственный брат Василид выписал авву Михаила. В конце концов абетохун Клавдий вместе со своим старшим сыном Эльфийосом был заточен в 1647 г. в царскую тюрьму на горе Вахни, где и закончил свою жизнь.

548. 19 ноября 1702 г.

549. 30 декабря 1702 г.

550. Этот праздник отмечался царем особо, так как библейский царь Давид считался его предком.

551. 14 февраля 1703 г.

552. 16 марта 1703 г.

553. 4 апреля 1703 г.

554. 7 апреля 1703 г.

555. 6 мая 1703 г.

556. Царский историограф имеет в виду слова пророка Исайи: «И осталась дщерь Сиона, как шатер в винограднике, как шалаш в огороде, как осажденный город».

557. 5 июня 1703 г.

558. Эрак-масара – то же самое, что и рак-масар. См. коммент. 50 к «Истории царя царей Аэлаф Сагада».

559. 30 июня 1703 г.

560. 31 июля 1703 г.

561. Жан такаль – одна из двух башен, выстроенных на кровле дворца царя Василида – первого каменного дворца в Гондаре.

562. 14 сентября 1703 г.

563. 4 ноября 1703 г.

564. 9 ноября 1703 г.

565. Судя по всему, воины полка Кантафа с попустительства Иясус Моа разделили всю землю (или доходы с земли), отведенную полку, поровну между всеми 500 воинами, пренебрегая традиционными привилегиями пяти «старейшин», т.е. сотников. Иясус Моа мог пойти на такой шаг сознательно – для приобретения популярности среди воинов своего полка.

566. И. Гвиди полагает, что здесь речь идет не о дочери раса Фареса, родившей царю дочь, а о матери предыдущей жены Иясус Моа [24, с. 243, примеч. 1].

567. 13 ноября 1703 г.

568. Хедуг – имеется в виду, вероятно, хедуг-рас – титул царского мажордома.

569. 18 января 1704 г.

570. Кедеста Крестос была давней и самой любимой наложницей царя Иясу, родившей ему кроме перечисленных здесь двух сыновей и двух дочерей еще одного сына – Вальда Сэхль. Царь очень любил и ее и своих детей от нее, что весьма тревожило его законную супругу – вейзаро Малакотавит, опасавшуюся за дальнейшую судьбу своего сына – Такла Хайманота.

571. На этом кончается та часть «Истории», которую писал азаж Завальд после смерти первого автора ее – азажа Хаварья Крестоса. Далее повествование продолжает уже третий автор – Синода.


Текст воспроизведен по изданиям: Эфиопские хроники XVII-XVIII веков. М. Наука. 1989

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.