Мобильная версия сайта |  RSS |  ENG
ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
 
   

 

» БОРНС АЛЕКСАНДР - ПУТЕШЕСТВИЕ В БУХАРУ
Я не стану говорить о синдском дворе, потому что описание его можно найти в путешествии г. Поттинджера и в книге, изданной моим братом (Narrative of a visit to the Court of Sinde. By James Burnes, Surgeon. Edin. 1831). Замечу только, что блеск его, как кажется, помрачился: эмир и бывшие при нем члены его семейства, хотя и имели на себе драгоценные украшения, однако же ни дворец, ни дарбар его ни сколько не обратили на себя нашего внимания; грязная зала не имела ковров и была наполнена засаленными солдатами; шум и пыль были нестерпимы. Сам эмир несколько раз старался восстановить в ней молчание; но без успеха, так что за шумом нельзя было расслышать части разговора. Мы, однако ж, скоро узнали, что вся эта толпа была собрана с тем намерением, чтоб дать нам понятие о войсках Синда. Само собою разумеется, что для этой цели не забыли наполнить народом все аллеи и выход: до такой степени, что мы не иначе могли выбраться из форта, как при усиленных стараниях сопровождавших нас сановников. После этого свидания я отправил подарки, назначенные его высочеству; они состояли из различных предметов европейской производимости: из ружья, пары пистолетов, золотых карманных и столовых часов, двух телескопов, английских шалей, двух нарядных шандалов граненого хрусталя с транспарантами и, наконец, персидских книг, роскошно отлитографированных в Бомбее, всемерной карты и карты Индустана на персидском языке. Главный эмир предварительно этому два раза присылал ко мне с просьбою не иначе передать ему все эти предметы, как в его собственные руки, и обладатель сокровищ, ценимых в пятнадцать миллионов фунтов стерлингов, пристрастною рукою раздавал своим родственникам вещи, ценность которых не превышала нескольких сотен фунтов. Чтоб дать еще лучшее понятие о низости этого человека, стоит только сказать, что он втайне присылал своего визиря просить меня обменять шандалы и столовые часы, не сообразовавшиеся с убранством синдийского дворца, на какие-нибудь иные вещи, находившиеся между подарками, назначенные другим владетелям. Я отвечал визирю, что эти подарки привезены мною с той целью, чтоб показать достоинство европейских произведений, и что у нас не в обычае отдавать кому-либо вещи, принадлежащие другим лицам. Отказ этот подал повод к другому посланию, что служит доказательством совершенного отсутствия деликатности в гайдрабадском кабинете, тем более, что точно тоже случилось и в 1809 г., когда британское посольство находилось при этом дворе. В заключение всего, вечером к нам прислано было от имени других членов семейства несколько дюжин подносов с плодами и вареньем, убранных вызолоченными листьями.
На другой день, рано утром, Мир Измаил Шах, один из визирей, вместе с нашим мехмандаром, проводили нас в дарбар; дорогою визир говорил мне, что я сделаю большое удовольствие эмиру, если соглашусь переменить часы. При втором свидании было гораздо более порядка: оно совершенно удовлетворило наши желания; эмир беспрекословно согласился на все предложения нашего правительства, как скоро я ему их передал. Последовавший за этим разговор был исполнен дружбы: его высочество подробно расспрашивал о моем брате и внимательно рассматривал наше платье, и много смялся при виде моей треугольной шляпы, украшенной перьями. При прощании он еще раз в точных выражениях повторил все свои вчерашние уверения, так что, при всей сомнительности его образа действий, я расстался с ним совершенно довольный всем, что между нами происходило, ибо он, как казалось, уже не имел более намерения препятствовать нашему путешествию в Лагор. Мир Нассир Хан, сын эмира, подарил мне прекрасную дамасскую саблю в красных бархатных ножнах, украшенных золотом; а отец его прислал кошелек с 1.500 рупий и просил извинить его, что за неимением такого готового клинка, какой он желал бы подарить мне; он вручает мне сумму равную его ценности. После всех встреченных нами неприятностей, мы не ожидали столь хорошего приема в Гайдрабаде. Утром, на другой день, мы выехали из города и стали лагерем на берегу Инда, не в далеком расстоянии от наших судов.
Полный текст
» МИНАЕВ И. П. - ДНЕВНИК ВТОРОГО ПУТЕШЕСТВИЯ В ИНДИЮ (январь — май 1880 г.)
Сегодня утром в 11 часов я отправился в Жам-булвади 5, смотреть жилище студентов к Shivram Sadashin Nadkarni (Шиврам Садашин Надкарни — маратское собственное имя).
Живут они в верхнем этаже в четырех комнатах. Их четверо. За квартиру они платят 11 рупи; у них две прислуги, что обходится 7 рупи. Двое из них брахманы, остальные двое принадлежат к другим кастам. Брахманы не обедают со своими товарищами, но кухарь у них один. В кухню они не пустили меня.
Вид комнат оригинален. В низеньких каморках полное отсутствие мебели. Для меня был принесен стул. Хозяева сидели на полу. Двое из них готовятся к юридическому экзамену и читают книги Strange.
Православные брахманы есть и в коллеже, но в значительном меньшинстве.
Во время моего разговора пришел один бедный студент, он дает уроки латинского языка в семействе одного парса и получает за это 20 рупи. Он сын писца и все время своего учения содержал сам себя. Воспитывался в школе St. Xavier. Вначале жил на всем готовом в семействе и учил детей за стол, квартиру и 5 рупи в месяц.
Воспитанникам коллежей места трудно достаются. Начальники не любят их за независимость. Люди, получившие воспитание университетское, в подозрении у британского начальства, но подозрение это, разделяемое даже теперешним главою Educational Dep., не основательно. Юноши независимы, но лояльны. Они охотнее служат под начальством англичан, нежели туземцев.
Полный текст
» ИСМАГИЛ БИКМУХАМЕДОВ - ПУТЕВЫЕ ЗАПИСИ
Второе по времени отечественное сочинением об Индии после "Хождения" А.Никитина.

Широко известна легенда-кисса о том, что в устье этой реки Чильчера какая-то рыба отыскала волшебный перстень святого Соломона (Сулеймана) и утащила в море. Из уст в уста передают, что это случилось именно на этом месте. Вверх по реке мы направились в город Чильчера. После двадцатипятидневного плавания на лодке, скитания поверх волн мы, наконец, сошли на берег и пятнадцать дней провели в этом городе. Дома жители этого города строят из камыша. Усопших людей они предают воде, а сами преклоняются коровам. Когда клянутся, в руках держат коровий хвост.
В то же время останки знатного человека они предают огню. [148]
Каждый прощающийся приносит с собой коровий помет, ложит его на останки усопшего, затем все это заливают маслом и поджигают. Также, если тяжелобольной близок к кончине, его относят к трупам усопших. Если умрет - хорошо, а если удосужится выжить, то его заставляют собирать четыре килограмма коровьего помета, чтобы покинувший религиозную секту мог вновь вступить в него.
Есть у них и такой обычай. Если берутся печь на сковородке, они раскатывают коровий помет в виде кулинарной доски и им накрывают сковороду. Если брахман заверяет, что он готов стать мучеником за веру, то каждый обязан принести ему коровий помет. Из этого помета-навоза строят нечто, подобное шалашу. Будущий мученик по собственной воле влезает в него, после чего он и его обитель предаются огню.
Полный текст
» РУССКО-ИНДИЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В XVII ВЕКЕ
1615 г. января 11. — Запись в расходной книге Казенного приказа за 1614/15 г. о покупке у ярославского торгового человека Н. Чистово индийских и других восточных тканей.
(л. 147 об.) Того ж дни (11 января — по предыдущим записям.). Куплено у ярославца у Назарья Фторово сына Чистово 53 аршина 6 вершков камки куфтерю таусинново, по рублю по 13 алтын по 2 деньги аршин, итого — 74 рубли и 24 алтына з деньгою; 44 аршина безо шти вершков камки адамашки червчатой, мелкотравной; 36 аршин камки адамашки двоеличной, шолк зелен да рудо-жолт, (л. 148) мелкотравная; 14 аршин камки адамашки двоеличной, шолк лазорев да рудо-жолт; 32 аршина и 8 вершков камки адамашки двоеличной, шолк червчат, лазорев, мелкотравная; 138 аршин 5 вершков камки адамашки двоеличной, червчат таусинен, мелкотравная. И всего камки адамашки розными цветы 264 аршина и 7 вершков, вся по 20 по шти алтын по 4 деньги аршин, итого — 211 рублев и 18 алтын 2 деньги. Да камочек индейских розными цветы, по 5 рублев косячок, итого (л. 148 об.) — 95 рублев. И всего Назарью за тавары денег 381 рубль и 9 алтын з деньгою. И поедучи Назарей с Москвы, те деньги приказал без себя дати гостю Григорью Мыльникову. И по Назарьеву приказу те деньги гостю Григорью Мыльникову даны все сполна.
Полный текст
» ГАФНЕР - ВОСПОМИНАНИЯ ОБ ВЕСТ-ИНДИИ

Я собирался выехать из Визагапатнама, когда мне сказали, что в соседней деревне Велуре, отстоявшей на полтора часа езды от этого города, приготовляемо было погребение, и что молодая вдова из касты Хеторисов будет сожжена с телом своего мужа, в яме нарочно для сего случая приготовленной. - (Заметим, что в каждой части Короманделя жены обыкновенно сожигают себя на кострах.) Я не хотел пропустить сего случая, для меня совершенно нового, пошел пешком в деревню Велур, я скоро увидел большую толпу людей, посреди которой молодая вдова сидела под балдахином, окруженная родственниками своими обоего пола. Не думаю, чтобы она имела более 28 лет: лице ее было очень приятно. Она раздавала знакомым своим и сродникам бетель, шевелила губами, как будто читая молитву, и казалось, совсем не чувствовала страха; но я не мог смотреть на нее равнодушно - вместе с многочисленною толпою людей пошел я на то место, которое приготовлено было для погребения. - Мы вышли в поле - увидели яму, в десять футов длиною, в восемь шириною и в восемь же глубиною; она была наполнена угольями, в которые беспрестанно бросали сухие поленья. Скоро увидели мы погребальную процессию. Тотчас окружили яму высокими ширмами; зрители, отступивши на несколько шагов, составили обширный круг, и в это самое время нещастная жертва суеверия и любви супружеской приблизилась к месту сожжения.
Полный текст

» ЖУРНАЛ ПУТЕШЕСТВИЯ МИЧМАНА НИКИФОРА ПОЛУБОЯРИНОВА В ИНДИЮ В 1763-1764 ГГ

По всему Малебарскому берегу и в оном городе весь народ ходит по большой части бедные — нагие, и достаточные — в платье. Генерально все в белом кисейном и полотняном, наподобие сшитых женских долгих юбок сборами и 3 долгими узкими рукавами, которые у нас называются польскими, так что на всю руку набраны. А на головах носят все шапки, которые называются по их турбаны, наподобие турецких шапок.
И носят как на руках, на кистях и на пальцах, так и на ногах, на берцах медные и серебряные кольца без всякой хорошей работы, наподобие какого железного прута обогнуто, а некоторые оправляют у ног у пальцев ногти серебром и в ушах все носят колец по десяти и более в каждом, а женщины, почти всякая, и в ноздрях носят, которые у них все губы закрывают. Некоторые и платье, а прочие и нагие ходят и по большей части ходят под покрышками, по нашему фаты называются, а платье носят без всякого шитья, кроме как только какой-нибудь материи шелковой или холстинной пестрой аршин на десять длиной и обвертится кругов от ног до пояса, а потом и поясом подвяжется, а сверх покрывалом прикроется. И ходят от большей части босые, а некоторые из мужского полу ходят в туфлях и древним манером в калишках, волосы у всех  генерально длинные, черные, а некоторые из них плетут косы и обвивают наверх головы, а потом и шапки надевают.
Полный текст

» ЯДЖНАВАЛКЬЯ-СМРИТИ

Свод законов Индии I века нашей эры:

283. [Факт] прелюбодеяния [со стороны] мужчины устанавливается [на основании] хватания друг друга за волосы с чужой женой [во время любовной игры], а также [телесных] признаков страсти или же [если] оба признались,
284. [а также на основании] прикосновения к поясу, груди, верхней одежде, бедру, волосам [жены другого], разговора в неподобающем месте [и] времени и пребывания [с нею] наедине.
285. Женщина, [если ей общение было] запрещено, пусть заплатит штраф 100 [пан], а мужчина [в случае запрета] - штраф 200 [пан]. А если запрещено обоим, [налагается] штраф, как в случае прелюбодеяния.
286. Мужчины [в случае прелюбодеяния с женщиной] той же варны [наказываются] высшим штрафом, более низкой - средним, [если] против порядка варн (т.е. женщина выше по варне) - смертной казнью; у женщины [надлежит] отрезать нос и другие [части тела].
287. Похищающий девицу, обряженную в украшения [к свадьбе], [платит] высший [штраф], в ином случае - низший; пусть он заплатит штраф, если [они] равны по варне, если же порядок варн нарушен (т.е. он ниже ее по варне), [полагается] смертная казнь.
288. Нет вины, если девушки более низкой варны, и они [этого] хотели, но в ином случае [назначается] низший штраф. Если [девушку] обесчестят [против воли] - [мужчине] отрубают руку; если [она] высшей [варны] - полагается смертная казнь.
289. Женщину, если [она] лишит девственности [девицу], надо заставить заплатить 100 [пан]; но если [возводят] клевету - две [сотни пан]. [Кто] занимается скотоложеством, должен быть принужден заплатить 100 [пан, а если] сходится с женщиной низкой (низкокастовой) или коровой [назначается] средний [штраф] .
290. Если [это] рабыни и служанки, замкнутые [в доме], а также [женщины], предлагающие себя мужчинам, мужчину надо заставить уплатить штраф 50 пан.
291. При соитии с рабыней с применением силы [в качестве наказания] известен штраф в 10 пан; если [это делают] несколько [человек] против [ее] воли каждый [наказывается штрафом] в 24 [паны].
292. [Если] публичная женщина, получившая плату, не хочет (удовлетворить мужчину], пусть даст вдвое больше [полученного]; если [она] не получала [платы], столько же надо заставить уплатить мужчину, [домогающегося ее].
293. [Кто] сходится с женщиной или мужчиной неестественным образом, [платит] штраф 24 паны, как и при соитии со странствующей монахиней.
294. Но при соитии [с женщиной] низкой касты [виновного] следует изгнать [из страны], пометив клеймом (с изображением полового органа). Шудра, [поступающий так], тоже становится низкокастовым. Низкокастовый при соитии с арийкой [заслуживает] смерти.
Полный текст

» ДЖОВАННИ МАРИНЬОЛИ - ХРОНИКА ФЛОРЕНТИЙЦА ДЖОВАННИ МАРИНЬОЛИ, ЕПИСКОПА БАЗИНЬЯНСКОГО
На третий год после нашего отъезда от [папского двора], покинув Армалек, мы прибыли в Чилоскоган, т. е. в песчаные горы, которые создает ветер, и, кроме татар, никто не считает, что дальше есть обитаемая земля или что за этими горами может находиться какая-либо страна. Но татары, с божьей помощью, успешно пересекают [эти пески], а край тот философы называют жаркой зоной, считая ее непроходимой; татары же ее проходят, и я также прошел ее дважды, недаром в псалмах давидовых поется: “Он превращает пустыню в озеро...” А пройдя пустыню, мы достигли Камбалеха, главного обиталища императора Востока, о невероятном величии коего, его народах и воинской силе мы умолчим.
Полный текст

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.