Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЖЕЙМС КУК

ПЛАВАНИЕ НА "ИНДЕВОРЕ" В 1768-1771 ГГ.

THE JOURNALS OF CAPTAIN JAMES COOK ON HIS VOYAGES OF DISCOVERY

THE VOYAGE OF THE ENDEAVOUR 1768—1771

КНИГА ВТОРАЯ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

[ПЛАВАНИЕ ВДОЛЬ ЗАПАДНОГО БЕРЕГА СЕВЕРНОГО ОСТРОВА И ОТКРЫТИЕ ПРОЛИВА КУКА]

Понедельник, 1 января 1770 года. Днем свежий ветер от SWtS, шквал, остальную часть суток умеренные ветры от SWtS и SW, ясная погода. В 7 часов вечера легли на другой галс на запад. Гора Кемел была на NO 83% а самая северная земля — мыс Мария-ван-Димен, находилась в 3 лигах на NtW от ближайшего берега; глубина 40 саженей.

Примечание. Гора Кемел удалена от одного и другого побережья приблизительно на одинаковое расстояние, несколько превышающее милю, так что от одного берега до другого не более 2—3 миль. Это совпадает с теми расчетами, которые я сделал в заливе Сенди на другой стороне побережья. [239]

В 6 часов утра легли на другой галс на восток. Остров Три-Кингс был на NWtN. В полдень снова повернули на новый галс — на запад, будучи в широте 34°37' S. Остров Три-Кингс был на NWtN в 10—11 лигах, а мыс Мария-ван-Димен в 4 1/2 лигах на NO 31° от нас. Глубина 54 сажени. Странно, что в это время года понадобилось три недели, чтобы пройти 10 лиг к западу, и пять недель, чтобы преодолеть 50 лиг, а ведь прошло именно столько времени с тех пор, как мы миновали мыс Бретт. Едва ли можно поверить, что в середине лета на широте 35° S разыгрался шторм, который нам пришлось испытать. Никогда раньше я не видел ничего подобного ни по силе, ни по продолжительности. К счастью, мы находились на значительном расстоянии от берега, иначе шторм оказался бы роковым для нас.

Вторник, 2-е. Свежие ветры от SSW и W, волнение с SW. В 5 часов дня ветер перешел на W, легли на другой галс — на S. Мыс Норт-Кейп был на OtN1/4O. Мыс, лежащий в 3 лигах к WtS, не заграждал его, и мы могли убедиться, что Норт-Кейп является самой северной оконечностью земли и восточной точкой полуострова, выступающего на 17—18 лиг в море на NW и NWtN. Как я уже говорил выше, полуостров низкий и узкий, за исключением оконечности, где местность довольно высокая на расстоянии 4—5 лиг в любом направлении. Мыс Мария-ван-Димен — западная оконечность этого полуострова лежит на 34°30' ю.ш. и 18°18' з.д. от Гринвича. От этого мыса берег простирается на SOtS и SO по направлению к горе Кемел и дальше. Побережье голое и неприветливое, и нет на нем ничего примечательного, разве что белая полоса песчаного пляжа.

В 7.30 вечера остров Три-Кингс был на NWtN, а мыс Мария-ван-Димен на NOtO, в 4 лигах от нас. В 5 часов утра он был на NNO1/2O, а гора Кемел на О. В полдень широта 35°17' S мыс Мария-ван-Димен, по расчетам, на N, в 16 лигах от нас' Земли не видно, но из-за свежего ветра и сильного волнения опасались приблизиться к берегу. Кроме того, поблизости нет бухты, где можно было бы укрыться, подойдя к берегу с подветренной стороны.

Среда, 3-е. Ветер от WSW и SW, свежий, порывистый во вторую половину суток более спокойно, частые шквалы с дождем. Вечером убавили паруса, в полночь повернули и прошли галсом на NW до 2 часов утра, когда повернули через фордевинд и легли на юг. На рассвете прибавили паруса и осторожно пошли к берегу. В 10 часов на NO заметили высокую землю. В полдень она простиралась от N до ONO, примерно в 8—10 лигах от нас, а мыс Мария-ван-Димен на NW 2°30', в 33 лигах. Обсервованная широта 36°2' S; крупная зыбь. [240]

Четверг, 4-е. Ветер от SW и SWtS. Большую часть суток очень крепкий ветер, сопровождаемый волнением из той же четверти. Желая основательней осмотреть побережье и соблюдая осторожность, до 7 часов вечера продолжали идти несколько ближе к берегу, до него оставалось 6 лиг. Держались круто к ветру на SO и всю ночь шли этим курсом. Несколько раз измеряли глубину, но проносило на 100—110 саженях. В 8 часов утра находились почти в 5 лигах от земли, а местность, которая лежит на широте 36°25' и имеет вид бухты или узкого залива, была на О [бухта Катрага].

Желая внимательней осмотреть побережье, до 11 часов продолжали идти тем же курсом, в 3 лигах от берега, и обнаружили, что то, что мы принимали за бухту или проход, на самом деле оказалось низкой прибрежной полосой, по сторонам которой были возвышенности, это-то и вызвало зрительный обман.

В 11 часов легли на другой галс на NW. В полдень до берега было 3—4 лиги. Широта 36°31', долгота 185°50' W. Мыс Мария-ван-Димен на NW 25°, в 44 1/2 лигах от нас, и я смог определить, что берег простирается приблизительно по прямой линии на SSO3/4O, NNW3/4W. Примерно на широте 35°45' есть возвышенность, обрывающаяся круто к морю [гора Маунгануи, высота 520 м]; к югу от нее расположена полоса умеренной высоты, наиболее пустынная и неприветливая. Здесь ничего нет, кроме длинных песчаных холмов, без единого пятна зелени, а дальше простирается необъятное водное пространство. Господствующие здесь западные ветры гонят волны и обрушивают их на берег. Это очень опасное для корабля место. Теперь, когда мы благополучно выбрались отсюда, я решил не приближаться к берегу без крайней на то необходимости, пока не подует благоприятный ветер.

Пятница, 5-е. Юго-западный, очень крепкий ветер, частые шквалы с дождем. Волнение от SW все еще продолжается; весь день, стремясь держаться как можно мористее, шли на северо-запад на всех парусах. К полудню продвинулись на значительное расстояние по курсу NW 38°. Пройдено 102 мили. Обсервованная шпрота 35°10' S. Мыс Мария-ван-Димен был на NO 10°,в 41 миле от нас.

Суббота, 6-е. В первой половине суток свежий ветер от SWtS, к вечеру перешел на S. Утром южный легкий ветер, переходящий в штиль, ясная погода. Генеральный курс за сутки NW 76°. Пройдено 8 миль. Обсервованная широта 35°8' S.

Воскресенье, 7-е. Легкий ветер переменного направления, иногда штиль, ясная хорошая погода. На рассвете увидели землю, приняли ее за мыс Мария-ван-Димен; он был на NNO в 8—9 лигах от нас. В полдень обсервованная широта [241] 35°0' S. Мыс Мария-ван-Димен, по счислению, был на N, в 11 лигах от нас.

Понедельник, 8-е. Слабый ветер от NO, приятная погода. В 6 часов вечера на О показалась суша, на поверхности воды заметили черепаху. В полдень небольшая земля, о которой я уже упоминал, тянулась с N до О 5—6 лиг; она высокая, в двух местах море вдается в сушу, образуя не то заливы, не то бухты (возможно, это просто низменность) [бухта Хокианга 108]. Генеральный курс в течение суток SO 33°. Пройдено 53 мили. Обсервованная широта 35°45' S. Мыс Мария-ван-Димен на NW 25°, в 30 лигах от нас.

Вторник, 9-е. Легкий ветер от NO и NW, облачная погода. В полдень держались берега, курс SO 37°. Прошли 69 миль. Обсервованная широта 36°39' S. Пункт, на траверзе которого мы были 4 числа и который вначале приняли за вход в залив или бухту, был на NOtN, в 5 1/2 лигах, а мыс Мария-ван-Димен на NW 29°, в 47 лигах.

Среда, 10-е. Ветер от NNO и N; днем легкий, затем свежий ветер, облачность, ближе к полудню дождь. Шли курсом SO до 8 часов вечера, к этому времени с полудня прошли 7 лиг и были в 3—4 лигах от земли, которая оказалась низменной и песчаной. Затем легли на SOtO вдоль берега. Глубина менялась от 48 до 34 саженей, грунт — темный песок.

На рассвете были в 2—3 лигах от суши, поверхность ее довольно высокая, много леса и зелени. В 7 часов легли на StO, земля тянулась в том же направлении. В 9 часов были на траверзе высокого утеса, который находится на 37°43' ю.ш.; я назвал его Вуди-Хед (Лесистый утес).

На SW1/2W, в 11 милях от мыса, лежит очень маленький островок, названный нами Ганнет (Бакланов), ибо здесь много этих птиц. В полдень высокий скалистый мыс был на ONO, в 1 1/2 лигах от нас; я назвал его мысом Альбатрос, он лежит на 38°4' ю.ш. и 184°42' з.д. и на SW 17°, в 7 лигах от Вуди-Хед. К северу от него находится залив, где, видимо, есть якорная стоянка и надежное убежище от южных ветров. В полдень генеральный курс SO 37°. Со вчерашнего дня прошли 69 миль. Мыс Мария-ван-Димен был на NW 30°, в 82 лигах от нас.

Четверг, 11-е. В 12.30 дня ветер резко изменил направление с NNO на SSW, которым и пошли на W. Затем легли на другой галс и держались у берега до 7 часов, потом снова повернули на W; ветер слабый. В это время мыс Альбатрос был на NO, почти в двух лигах от нас, а самая южная видимая нами точка на SSW1/2W (это очень высокая гора, напоминающая пик Тенериф). Глубина 30 саженей. Всю ночь слабый ветер; в 4 часа утра повернули на другой галс — к берегу, но вскоре наступил штиль. Глубина 42 сажени. Поймали 10—12 лещей. В 11 часов [242] с W подул легкий бриз, и мы легли на S. В полдень обсервованная широта 38°4' S. Мыс Альбатрос был на востоке, в 5—6 лигах от нас.

Пятница, 12-е. Слабый ветер от NW и NNO. Днем и вечером ясная погода, к утру густая облачность. Шли вдоль берега на StW и SSW, в 4 лигах от него. В 7 часов вечера к югу от нас высоко в облаках показалась вершина скалистой горы, самая южная видимая нами точка была на StW. Вечером и утром по нескольким азимутам определили поправку компаса — 14°15' О. В полдень ветер переменного направления, густая облачность, исключительно сильные ливни. Находились почти в трех лигах от берега, который лежит под горой, упоминавшейся ранее. Вершины мы не видели, ибо она скрыта облаками, думается, она на SSO; несколько скалистых островов близ берега были на OSO, в 3—4 лигах от нас.

Суббота, 13-е. Ветер переменного направления, днем облачная погода. В 7 часов глубина 42 сажени, были в 2—3 лигах от берега. Насколько я могу судить, скалистая гора на О. В сумерках на берегу заметили огонь, верный признак того, что здесь живут люди.

Ночью небольшая гроза. В 5 часов утра в течение нескольких минут над облаками была видна вершина горы, лежащей на NO. Она очень высокая, вершина покрыта вечными снегами. Гора находится на 39°16' ю.ш. и 185°15' з.д.; я назвал ее Эгмонт в честь графа Эгмонта 109. Она широка в основании и постепенно суживается кверху, образуя пик. Наиболее приметная ее особенность заключается в том, что расположена гора у самого моря, а вокруг простирается плоская равнина, покрытая лесом.

Берег у подножия образует большой мыс [Эгмонт], он лежит на SSW1/2W, в 27 лигах от мыса Альбатрос. У его северо-восточной стороны находятся два островка, лежащие перед довольно высоким холмом, имеющим форму сахарной головы. К югу от мыса земля простирается на SOtO и OSO. Берег кажется неприветливым и пустынным.

В полдень небольшой ветер переменного направления, ясная погода. Обсервованная шпрота 39°32' S. Мыс Эгмонт был приблизительно на NO. Шли лигах в четырех от берега в том же направлении. Глубина 40 саженей.

Воскресенье. 14-е. Днем легкий ветер от W, вечером перешел на NWtW, дул всю ночь, а затем стал крепчать. Держались вдоль берега на OSO и SOtO, в 2—3 лигах. В 7.30 вечера на несколько минут, в 10 лигах от нас, на NW 17°, по казалась гора Эгмонт. В 5 часов утра шли на SOtS, земля осталась на юге, но через полчаса на SWtS заметили сушу, держали к ней. [243]

Шквалы с ливнем. В полдень устойчивый свежий ветер от WNN, облачная погода. Юго-западная оконечность видимой нам земли была на SW 63°, а некий высокий участок суши, напоминающий остров [остров Энтри], — на SSO, в 5 лигах от нас. Внутренних частей залива, в котором мы находимся и который тянется на юг, не видно, хотя в этой четверти горизонта очень ясно. Обсервованная широта 40°27' S, долгота 184°39' W.

Понедельник, 15-е. Днем и вечером свежий ветер от W и NW, ясная погода. В 8 часов вечера были в 2 лигах от земли, которую заметили утром. С полудня прошли 10 лиг, земля, похожая на остров, была на NW 59°, в 7—8 лигах от нас (до этого она находилась на SW 63°). Между ней и мысом Эгмонт есть очень широкий и глубокий залив или бухта, на юго-западной стороне которого мы находились. Местность здесь довольно высокая, то здесь, то там видны холмы, долины, а берег в нескольких местах изрезан заливами. В один из них я намеревался зайти, чтобы прокренговать корабль (он сильно оброс), произвести ремонтные работы, пополнить запасы дров и воды.

Лавировали всю ночь, глубина менялась от 80 до 63 саженей. На рассвете пошли к заливу, лежащему на SW, в 8 часов утра были у его входа. Залив можно узнать по гряде скал, протянувшихся от северо-западной оконечности, и по нескольким скалистым островам, лежащим недалеко от его юго-восточной части.

В 9 часов слабый ветер переменного направления. Приливом, а может быть, течением отнесло нас на расстояние двух кабельтовых от северо-западного берега; глубина 54 сажени. С помощью шлюпок удалось выбраться.

Два раза недалеко от корабля показывался морской лев 110. Его голова напоминает голову самца морского льва, описанного лордом Ансоном. Заметили пересекающее залив каноэ с туземцами и селение, расположенное на одном из островов, в 7—8 милях от входа в залив. В полдень шли вдоль берега, буксируемые шлюпками, ибо ветер был очень слабый.

Вторник, 16-е. Слабый переменный ветер, ясная устойчивая погода. В час дня обогнули юго-западную оконечность острова. Здесь находилось упомянутое поселение, жители которого были все вооружены.

В 2 часа в очень уютной бухте, расположенной на северо-западной стороне залива, напротив юго-западной оконечности острова отдали якорь. Глубина 11 саженей, мягкий грунт. В это время туземцы на нескольких каноэ приблизились к кораблю. Швырнув в нас несколько камней, а затем поговорив немного с Тупиа, некоторые из них отважились подняться на борт, но пробыли у нас недолго, затем все каноэ повернули к берегу. [244]

В сопровождении большинства джентльменов я сошел на берег. Нам посчастливилось найти источник прекрасной свежей воды, что же касается дров, в них недостатка не было: вся местность поросла густым лесом. Несколько раз завели прихваченный с собой невод. Улов — 300 фунтов рыбы — поровну распределили между нашими людьми.

Утром накренили судно, чистили и красили левый борт. Прибывшие туземцы предложили нам рыбу с душком, однако я приказал купить ее, дабы поддержать торговлю. Но наших гостей она, казалось, мало интересовала: с большим удовольствием пришельцы затеяли бы ссору, а так как судно было накренено, я опасался, что они смогут навредить нам. Чтобы обезопасить также наших людей, работавших в шлюпках у борта корабля, от возможного нападения, я приказал выстрелить мелкой дробью в одного из забияк, что побудило их отойти на должное расстояние, а вскоре уйти прочь 111.

Этим утром от местных жителей узнали, что они никогда не видели и не слышали, чтобы корабль, подобный нашему, приставал к берегу; у них не сохранилось преданий о пребывании в здешних водах Тасмана. Мне показалось, что мы бросили якорь в заливе Голден-Бей (Убийц), там, где побывал Тасман. Но, судя по широте, это было другое место: по полуденной обсервации, мы отдали якорь на 41°5'32" ю.ш. — на 15' к югу от залива Голден-Бей 112.

Среда, 17-е. Слабый ветер, штиль, спокойная погода. Днем выровняли корабль и приготовили для кренгования другой борт. Вечером забросили невод: улов небольшой. Несколько человек на катере отправились в соседнюю бухту, неподалеку от места нашей стоянки. Идя туда, заметили на воде плавающий труп женщины. Судя по всему, она умерла недавно.

Вскоре после высадки увидели двух или трех туземцев; нам показалось, что незадолго до встречи с нами они лакомились человеческим мясом, ибо у одного из них я отобрал кость предплечья мужчины или женщины. Она была еще совсем свежей, с нее лишь недавно содрали мясо. Туземцы рассказали нам, что несколько дней назад им удалось захватить, зарезать и съесть экипаж одной лодки из стана неприятелей или чужаков (так мы, по крайней мере, их поняли). Судя по этому рассказу, местные жители относятся ко всем чужестранцам как к врагам. Насколько нам удалось понять, женщина, труп которой мы видели, была в той же шлюпке, но утонула во время схватки.

У нас не могло быть ни малейших сомнений в том, что люди эти были каннибалами: кость с остатками сухожилий явилась более веским доказательством, чем все то, что нам довелось видеть прежде. Дабы окончательно убедиться в достоверности услышанного, мы сказали одному из туземцев, что это не [245] человеческая, а собачья кость. Он с большой горячностью стал указывать на свое предплечье и утверждать, что именно такую кость они обглодали. Чтобы убедить нас, он зубами ухватился за руку и жестами показал нам, как они отдирали мясо.

Утром накренили судно, чистили и красили правый борт. Несколько туземцев приблизились к судну, по-видимому, чтобы просто поглазеть на нас. Среди них была женщина, на руках, бедрах и ногах которой в нескольких местах мы увидели рубцы, которые нанесены были, как нам рассказали, в знак траура по мужу, недавно убитому и съеденному врагами. Туземцы показывали, в какой стороне это случилось, и мы решили, что место, о котором идет речь, находится к востоку от нашей стоянки.

У одного из прибывших м-р Бенкс отобрал кость предплечья, приблизительно в таком же состоянии, как та, о которой я уже рассказал; чтобы доказать, что они ели мясо, туземцы кусали и глодали кость, облизывая ее при этом, таким образом явно показывая, что человеческое мясо было для них лакомым блюдом.

Четверг, 18-е. Большую часть суток ветры от SW, легкий ветер, ясная устойчивая погода. Днем выровняли корабль и отправили на берег все пустые бочки, утром бочары приводили их в порядок, а плотники смолили верхние пояса борта, конопатили их, исправляли всяческие поломки на корабле, в то время как матросы работали в трюмах, занимались заготовкой дров и т.д. Я совершил небольшую экскурсию на катере в сопровождении м-ра Бенкса и д-ра Соландера; мы не встретили ничего примечательного и, поскольку высадились на западном берегу, где лес стоит сплошной стеной, не смогли проникнуть в глубь страны.

Пятница, 19-е. Ветры и погода, как вчера; люди исполняли те же работы. Днем на опушке леса матросы натолкнулись на три кучи человеческих костей, они лежали близ ямы, где туземцы готовят пищу. Подобное обстоятельство, само по себе незначительное, еще раз подтверждает наше предположение, что эти люди едят человеческое мясо.

Утром установили горн, чтобы починить железные тяги румпеля и выполнить иные кузнечные работы. У борта появились туземцы и продали нам крупную макрель в обмен на гвозди, куски материи, бумагу; они ни разу не пытались обмануть нас и вели себя честно, как и полагается вести себя людям.

Суббота, 20-е. Ветры южные; хорошая ясная погода. Продолжали рубить лес, запасались водой и т.д. Утром отвезли на берег для просушки часть пороха. Туземцы доставили нам на одном из каноэ четыре мертвых головы; скальпы не были сняты, и кожа лица оказалась целой. М-р Бенкс купил одну, [246] но с другими туземцы ни за что не захотели расстаться. У головы, доставшейся м-ру Бенксу, был проломлен висок. Утром в сопровождении м-ра Бенкса и д-ра Соландера я отправился на катере к западному берегу залива. Мы держали курс к его глубинной части и около полудня миновали место, которое посетили накануне.

Воскресенье, 21-е. Днем легкий ветер, в остальную часть суток тихий ветер, штиль, ясная устойчивая погода. Днем экипаж занимался обычными делами. В 8 часов после прогулки по заливу вернулись на борт. Нам посчастливилось найти хорошую бухту, однако мы не видели ни людей, ни обработанных участков земли. Утром, после того как забросили невод, разрешил всем сойти на берег к месту, где мы брали воду, и развлекаться по своему усмотрению.

Понедельник, 22-е. Днем и ночью слабый ветер переменного направления, штиль. Утром с юга подул свежий ветер, облачно. Люди занимались обычными делами. В сопровождении м-ра Бенкса и д-ра Соландера я на катере отправился в глубинную часть залива. Однако, пройдя на веслах 4 или 5 лиг и не имея возможности достичь или хотя бы увидеть противоположный берег, высадились на юго-восточном берегу, чтобы с одного из холмов осмотреть бухту.

Вторник, 23-е. Днем свежие южные ветры. С одним из наших людей поднялся на вершину холма, но более высокие холмы закрывали вид на бухту, а по ним трудно было пройти из-за дремучих лесов. Я был сторицей вознагражден за труды, когда, все-таки взобравшись на возвышенность, увидел перед собой водное пространство, которое было Восточным морем. Пролив или проход из него в Западное был чуть к востоку от входа в бухту, где мы отдали якорь. Земля, лежащая к юго-востоку от этого прохода, казалась узкой и высокой грядой. Противоположный берег пролива простирался на восток насколько хватал глаз, на юго-востоке лежало море, которое я принял за Восточное. Я также заметил несколько островов на восточной стороне бухты; прежде мне казалось, что там проходит берег.

Спустившись с холма и слегка закусив, мы отправились обратно к кораблю и по пути осмотрели бухты и заливы, лежащие позади островов, о которых я говорил. Заметили старое поселение туземцев с довольно большим количеством домов, но за последнее время здесь, видимо, не жила ни одна живая душа. Правда, на пути нам встретилось еще одно селение, но было поздно, и мы не смогли осмотреть его, ибо стремились как можно скорее добраться до корабля. Часов в 8 или 9 прибыли на борт. Ночью дождь, облачная погода, туман; дождь продолжался с перерывами до 12 часов дня. [247]

Среда, 24-е. Днем свежий южный ветер, облачно. После обеда я отправился на осмотр местности и на одном из островов заметил несколько жилищ, но никаких признаков жизни я здесь не усмотрел. Утром канонир повез на берег остаток пороха для просушки, а группа матросов на баркасе отправилась на один из островов за травой для овец; остальные занимались повседневными делами.

В первой половине дня некоторые из нас посетили хиппу, расположенную на острове, о котором я упоминал в день прибытия. Местные жители не только не проявили никакого недовольства по случаю нашего появления, но напротив, казалось, стремились показать нам все, чем владеют. Мы увидели у них человеческие кости, мясо с которых, как нам сказали, было съедено.

Хозяева сообщили нам, что через бухту нельзя пройти в море; мне эта мысль приходила на ум и раньше, еще в шлюпке я заметил, что проход поворачивает к западу. Покинув этих людей, мы отправились на другой конец острова, где запаслись свежей водой. Высадившись затем на материке, увидели хижины, показавшиеся нам обитаемыми. Однако мы видели лишь нескольких туземцев — они на лодках ловили рыбу. Осмотрев местность, вернулись на борт к обеду.

Четверг, 25-е. Слабый ветер от NW, ясная погода. Днем вернулся баркас с травой. Послал его снова за дровами и водой. Конопатчики завершили свою работу, к которой они приступили в день прибытия сюда, просмолили борта. Рано утром баркас отправился за травой, к полудню вернулся к кораблю.

Пятница, 26-е. Легкий ветер, приятная погода. Днем на катере с м-ром Бенксом и д-ром Соландером прошел вдоль побережья, ко входу в залив. В небольшой бухте встретились с туземцами, купили у них немного свежей рыбы. Возвратившись на корабль, узнали, что и наша рыбная ловля увенчалась успехом; обычно мы забрасывали невод утром и вечером, и очень редко улова не хватало для всех людей.

Утром с теми же спутниками решил осмотреть одну из бухт, лежащую к востоку от входа. Высадившись на берег, поднялись на высокий холм, откуда нам открылся вид на проход, замеченный мною раньше, и на противоположный берег, почти в 4 лигах от нас; но так как дымка скрывала горизонт, в юго-восточном направлении почти ничего не было видно. Увиденное убедило меня, что этим проходом можно выйти в Восточное море; расстояние до него от того места, где мы находились, не превышало 20 лиг.

На вершине холма мы нашли множество камней и соорудили пирамиду, поместив наверху несколько мушкетных пуль, дробь, бусы — все, что было при нас, пусть это напоминает [248] о нашем пребывании. Спустившись с холма, увидели, что у шлюпки рядом с Тупиа и матросами стояли туземцы; они вели себя на диво просто и дружелюбно. Во всех поездках нас сопровождал Тупиа, и он всегда оказывал нам неоценимые услуги.

На обратном пути побывали в хиппе, которую мы видели в четверг; она расположена на островке или, скорее, на скале. Местные жители жестами зазывали нас к себе и провели к своему селению, как обычно, выражая знаками дружбу. Селение очень невелико, хотя численность населения значительная. На солнце сушилось множество мелкой выпотрошенной рыбы, мы обменяли немного на безделушки, которые были при нас.

Суббота, 27-е. Очень крепкий западный ветер. С момента нашего прибытия оружейные мастера и часть наших плотников были заняты румпелем, сегодня они закончили работу. Оружейники чинили металлические части и выполняли кузнечные работы, плотники прикрепили поперечину к румпелю, до этого мы нередко опасались, что из-за ее отсутствия последний сломается, ибо железные тяги, заменявшие поперечину, были очень непрочны. Бондари приводили в порядок бочки. Чтобы увеличить дифферент на корму, послал матросов на баркасе за камнями. Остальная часть команды рубила лес, чинила такелаж, ловила рыбу.

Воскресенье, 28-е. Сильные, западные ветры. Днем хорошая погода, облачно, в остальную часть суток густой туман, часто дождь.

Понедельник, 29-е. Ветер, как и вчера. Днем дождь, в остальную часть суток хорошая, облачная погода. Рано утром на борт прибыл старик, неоднократно до этого появлявшийся у нас, и сообщил, что с одной из наших шлюпок обстреляли туземцев и двоих из них ранили, причем один из раненых умер. Дело это случилось в прошлое воскресенье, то есть неделю назад, но я ничего не слышал об этом.

В тот день штурман и пять унтер-офицеров на маленькой шлюпке отправились на рыбную ловлю. Обычно лодки не уходили далеко, чтобы находиться под прикрытием корабельных пушек, но на этот раз наши люди приблизились к хиппе на острове. Несколько местных жителей на двух каноэ направились к ним, и поскольку нашим показалось, что туземцы собираются напасть на них, штурман приказал выстрелить, судя же по словам старика, ранено было двое, и один из них умер. Но этому сообщению противоречили слова другого туземца которого м-р Грин и Тупиа встретили на берегу, и я желал бы чтобы именно его сообщение оказалось правдой, ибо полагал что повод для стрельбы был неуважительным. [249]

Утром направился ко входу в залив и высадился близ западной его оконечности. С вершины высокого холма видел побережье, простирающееся к NW. Самой дальней точкой в этой четверти был остров, лежащий в 10 лигах от меня, невдалеке от материка, тот самый, о котором я упоминал раньше. Между ним и холмом, где я находился, около самого берега расположено несколько островов, берег изрезан в нескольких местах бухтами, в которых, видимо, есть удобные якорные стоянки.

Определив местоположение отдельных точек, на вершине холма мы сложили из камней нечто вроде башни, оставили там серебряную монету, мушкетные пули, бусы, а наверху пристроили старый вымпел. На обратном пути встретили на берегу туземцев и купили у них немного рыбы.

Вторник, 30-е. Слабый ветер от NW, ясная погода. Рано утром на один из островов послал шлюпки за сельдереем, который мы обычно варили к завтраку. Пока наши люди занимались сбором его близ пустых хижин, человек 20 туземцев — мужчин, женщин и детей — высадились там же. Едва вступив на берег, несколько женщин уселись рядом друг с другом и раковинами и кусочками яшмы порезали себе ноги, бедра, руки и лица.

Насколько это могли понять наши люди, подобные действия совершались в память о мужьях, убитых и съеденных врагами. В момент совершения обряда их спутники чинили хижины, не обращая на женщин никакого внимания.

Плотник, захватив с собой несколько человек, отправился в лес. Они должны были нарубить лес, обработать его, заготовить доски для корабельных работ и два столба, которые мы собирались установить с надписями на побережье.

Среда, 31-е. Слабый ветер переменного направления. Днем столбы были готовы, на них вырезали название корабля, месяц, год пребывания в здешних водах; один установили близ источника и прикрепили к нему британский флаг; второй я утром повез на остров, известный под именем Моту-Ара, он лежит ближе всех к морю. Предварительно я с д-ром Монкхаузом и Тупиа посетил хиппу и встретил там старика, о котором уже упоминал. Прежде всего мы постарались разузнать о туземце, якобы убитом нашими людьми, и о втором раненом. Я не верил в правдоподобность этого случая.

С помощью Тупиа я постарался втолковать старику и его соплеменникам, что мы хотим установить на острове столб как свидетельство нашего пребывания здесь раньше других кораблей. Туземцы не имели ничего против и обещали не уничтожать этот знак. Каждому из них я дал различную мелочь, старику же подарил серебряные трехпенсовики 1763 г. и гвозди [250] (ерши) с большой королевской стрелой, вырезанной на них. Я полагаю, что эти вещи должны сохраниться у местных жителей.

В самой высокой точке острова установили столб, укрепив на нем британский флаг. Проход я назвал проливом Королевы Шарлотты и от имени Его Величества вступил в официальное владение близлежащими островами; за здравие Ее Величества была распита бутылка вина, а пустую бутылку мы подарили старику (он тоже поднялся на холм), она ему страшно понравилась. Пока устанавливали столб, я расспросил старика о проливе или проходе, ведущем в Восточное море, и он очень ясно объяснил нам, что таковой существует. Подтвердилось мое предположение, что земля к SW от него (именно на ней мы находились) была островом, а не континентом. Старик пояснил, что она состоит из двух ваннуа, то есть из двух земель или островов, которые можно обойти вокруг за несколько дней (возможно, даже дня за четыре). Этот человек говорил о трех землях: двух только что упомянутых, которые он назвал Тови-Поенамму (Tovy Poenammu— что значит зеленый тальк или камень, из какового туземцы изготовляют орудия и украшения), о третьей же он сказал, что она лежит на восточной стороне пролива. По словам старика, это большая земля и ее можно обойти лишь за много лун; он назвал ее Эхейно-Моуве (Aeheino Mouve — мы и раньше слышали о ней от туземцев). Часть суши, граничащую с проливом, туземец назвал Тейраухитте (Teirawhitte) [Терауими]. 113

Завершив на этом острове все дела, мы вместе со своим спутником вернулись на борт. После обеда он отправился на берег в каноэ, которое было прислано за ним.

Четверг, 1 февраля. Днем, покончив с погрузкой дров и воды, послали на берег группу матросов под командой боцмана для заготовки метел. Остальные люди занимались оснасткой судна и рыбной ловлей. Ночью и в остальную часть суток дул ветер от NW с сильным дождем.

Пятница, 2-е. Днем ветер стал крепчать, начался жестокий шторм с дождем и шквалами, переходящими в ураганные вихри, налетающие с возвышенностей. Во время одного из них лопнул канат, закрепленный на берегу, были вынуждены отдать еще один якорь. К полуночи шторм стал утихать; утром штиль. Подняли запасной становой якорь, осмотрели правый якорь и снова завели конец на берег. Из-за сильного дождя ручей, где мы набирали воду, вышел из берегов, поток унес 10 бочек с водой, которые стояли неподалеку. Осмотрев всю бухту, мы так и не нашли их.

Суббота, 3-е. Северный ветер, большую часть суток хорошая погода. Рано утром баркас ушел за сельдереем на [251] завтрак. Намереваясь отплыть при первой возможности, отправился в хиппу, расположенную в восточной части залива, и купил у жителей разделанную и наполовину высушенную рыбу. Тупиа снова расспрашивал о землях в проливе, и эти люди подтвердили все, что говорил нам накануне старик. Около полудня расстались с туземцами, о чем вряд ли стоило жалеть, ибо, несмотря на то что они охотно продавали нам рыбу, среди них было несколько человек, которые относились к нам явно недоброжелательно.

Воскресенье, 4-е. Свежий северный ветер, хорошая погода. Днем, вернувшись из хиппы, некоторые из нас совершили небольшое путешествие вдоль берега к северу, чтобы скупить у туземцев рыбу, однако успеха не имели. Намереваясь отбыть на следующий день, вечером перевезли все на борт, но ветер помешал нам, и мы занимались рыбной ловлей и сбором раковин.

Понедельник, 5-е. Та же погода. Ветер северный. Утром отдали швартовы, подобрали канат носового якоря и завели верп, чтобы вытянуться из бухты. Всю сушеную рыбу, которую нам удалось закупить у туземцев со дня нашего прибытия, разделили между экипажем.

Вторник, 6-е. В 2 часа дня подняли якорь. Вытянули при помощи верпа корабль из бухты и встали под паруса, но вскоре ветер ослабел, при этом он часто менял направление, поэтому снова отдали якорь немного выше Моту-Ара.

Старик туземец, увидев, что мы поставили паруса, прибыл проститься с нами. Мы поинтересовались, знали ли или слышал он или кто-либо из его предков о корабле, побывавшем в этих водах, на что старик ответил отрицательно. Правда, родители говорили ему, что один раз сюда из далекой земли Олхе-мароа приходило небольшое суденышко, на нем было 4 человека, но сразу же после высадки их убили.

На вопрос, где же лежит эта отдаленная земля, он указал на север и сообщил, что потребуется много дней, чтобы добраться туда. Кое-что мы слышали о ней и от жителей залива Бей-оф-Айлендс, которые говорили, что некоторые из их предков побывали там. Сведения об этих землях передаются из поколения в поколение 114.

До 6 часов утра штиль, затем с севера подул легкий ветер. Снова поставили паруса. Ветер неустойчивый, поэтому к полудню миновали лишь остров Моту-Ара, однако у нас были шансы пройти через пролив, к описанию которого я перехожу.

ГЛАВА ВТОРАЯ

ОПИСАНИЕ ПРОЛИВА КОРОЛЕВЫ ШАРЛОТТЫ

Вход в пролив находится на 41° ю.ш. и 184°45' з.д., почти посредине юго-западного берега прохода, о котором я тоже упоминал. Юго-восточный мыс пролива, называемого туземцами Коамару [Коамору] (близ него лежат два маленьких островка и несколько скал), образует самую узкую часть прохода. К NOtN от северо-западного мыса на 2 мили тянется гряда скал, часть которых возвышается над водой.

По описанным двум мысам можно легко узнать пролив; ширина его у входа 3 лиги. Он тянется по крайней мере на 10 лиг на SWtS, SW и WSW. Тут много наилучших в мире бухт, что отчетливо явствует при взгляде на карту, которая составлена со всей точностью, каковую позволили нам время и обстоятельства.

Гавань или бухта, где мы отдали якорь, названная бухтой Шип-Ков (Корабельная), не уступает всем прочим как в смысле надежности, так и по иным своим качествам. Она лежит на западной стороне пролива и является самой южной по отношению к трем бухтам острова Моту-Ара, лежащим к О от нас. Попасть в бухту можно, пройдя между Моту-Ара и островом Хамоте [Лонг-Айленд] или между Моту-Ара и западным побережьем. В последнем проходе на глубине 3 саженей лежат две гряды рифов, их можно заметить по морским водорослям, растущим на них. Входя в пролив или выходя из него при слабом ветре, надлежит обращать внимание на прилив, который наступает в 9 или 10 часов при полнолунии или новолунии (уровень воды поднимается и опускается на 7—8 футов). Приливное течение устремляется в пролив от SO и сильно заметно у северо-восточного мыса и рифов, лежащих близ него.

Склонение, согласно точному наблюдению, 13°5' О. Берега пролива столь высокие, что мы впервые заметили их на расстоянии 20 лиг. Вдоль него тянутся высокие холмы, которые перемежаются с глубокими долинами, богатыми строительным лесом, годным для любых целей, но только не для мачт, ибо древесина эта слишком тяжела и тверда. [253]

Прибрежные воды богаты разнообразной рыбой, ее так много, что, не покидая бухты, мы ежедневно вылавливали ее неводами и леской, обеспечивая уловом весь экипаж. По прибытии сюда мы обнаружили огромное количество бакланов, хохлатых и других диких птиц, которые вносили некоторое разнообразие в нашу пищу.

Число жителей здесь едва ли превышает 300—400 человек. Они живут разбросанно по всему побережью, что облегчает им поиски рыбы и корней папоротника, землю же они не обрабатывают. При приближении опасности туземцы укрываются в своих хиппа, или укрепленных фортах. Именно здесь мы и застали их; тут они оставались несколько дней. Местные жители беднее туземцев, с которыми мы встречались прежде, их каноэ примитивны и лишены каких бы то ни было украшений. Они торговали с нами одной лишь рыбой, другого у них ничего нет.

Туземцы знают, видимо, кое-что о железе, ибо они очень охотно брали за рыбу гвозди, а иногда предпочитали их всему остальному, причем эта склонность у них выражена заметнее, чем у жителей любых других мест.

Вначале местным жителям понравилась бумага, но обнаружив, что она размокает в воде, они перестали ее брать вовсе. Не выше они ценили и материю с острова Георга, однако на них произвело впечатление английское тонкое сукно и красная каразея, и это указывает на то, что они смышленее многих своих соседей. Помимо обычной одежды, многие из туземцев здесь носят круглые шапки из птичьего пера, и надо сказать, что они идут им.

Среда, 7-е. Днем легкий ветер от NtW, с которым мы покинули пролив и направились на О, стремясь выйти из этих вод до начала отлива. В 7 часов два небольших островка, лежащие в стороне от мыса Коамару, или юго-восточного мыса, были на О, в 4 милях от нас. Ветер стих; штиль.

Когда начался отлив, поток стремительно понес нас к одному из островов, где мы едва избежали рифов, бросив якорь на глубине 75 саженей, вытравив 150 саженей каната. Но даже и это не спасло бы нас, если бы течение, которое вначале шло к StO, встретив на пути остров, не изменило направление к SO и не пронесло нас мимо него. Отдали якорь, находясь в двух кабельтовых от скал. Попали в сильное течение, идущее к SO со скоростью по меньшей мере 4—5 узлов. К 12 часам отлив прекратился, и мы стали выбирать якорь. В 3 часа при слабом ветре от NW направились к восточному берегу, но, поскольку течение было встречным, продвинулись мало. Ветер стал крепчать и перешел на N и NO, пользуясь этим, мы с отливным течением проскочили узкую часть пролива к самой южной [254] видимой нами земле, которая была на StW. Здесь возвышалась очень невысокая гора [хребет Каикоура] с вершиной, покрытой снегом.

Самая узкая часть пролива лежит между мысом Коамару на Тови-Поенамму [Те Ваи Пунау, или Южный остров] и мысом Тейраухитте [Терауити] на Эхейно-Моуве [Те-Ика-а-Мауи, или Северный остров]. Расстояние между ними примерно 4—5 лиг.

Несмотря на силу приливов и отливов, о которой теперь известно, место надежно для прохода. Безопаснее держаться северо-восточного берега, ибо на другой стороне, у мыса Коамару, лежат не только острова и скалы, но с вершины холма, откуда я вторично осмотрел пролив, я заметил гряду рифов, протянувшуюся от островов на 6—7 миль к югу и лежащую в 2—3 милях от берега.

Здесь я не намерен говорить о длине пролива, карта лучше поможет разобраться в этом. Приблизительно в 9 лигах к N от мыса Тейраухитте у того же берега лежит высокий приметный остров, который хорошо виден из пролива Королевы Шарлотты. Он находится на NOtO1/2O, в 6—7 лигах от пролива. Я назвал его Энтри. Впервые заметили его в воскресенье 14числа прошлого месяца, когда проходили мимо.

От восточной точки мыса Тейраухитте земля простирается к SOtO почти на 8 лиг, где она завершается мысом, самым южным на Эхейно-Моуве. Я назвал его мысом Паллисер в честь моего доброго друга капитана Паллисера (широта 41°34' S, долгота 183°58' W).

В полдень мыс был на SO 79° О, в 12—13 лигах от нас, его широта 41°27' S, в то же время мыс Коамару был на N1/2O, в 7—8 лигах от нас. Самый южный выступ видимой нам земли на SW 16°, а снежная вершина горы на SW, почти в 3 лигах от берега, на траверзе бухты или залива Клоуди-Бей. Побережье низкое, повсюду растут высокие деревья.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

[ПЛАВАНИЕ ВОКРУГ ЮЖНОГО ОСТРОВА

Описание берегов Южного острова. По пути Тасмана. Мыс Прощания (Феруэлл). Решение идти к берегам Новой Голландии (Австралии)]

Четверг, 8-е. Днем свежий ветер от NNO, облачная погода. В 3 часа находились на траверзе самого южного мыса, замеченного в полдень и названного мной мысом Кэмпбел, широта его 41°42' S, долгота 184°47' W. Он находится на StW, в 12—13 лигах от мыса Коамару, и вместе с мысом Паллисер образует южный вход в пролив; расстояние между ними 13—14 лиг с WtS на OtN.

От мыса шли вдоль берега на SWtS до 8 часов, когда ветер стих, но через час подул свежий ветер, и мы легли на фордевинд. Причиной выбора данного курса явилось неверие некоторых офицеров, что Эхейно-Моуве — остров. Они следующим образом обосновывали свое предположение: земля может простираться на SO и лежать между мысами Тернегейн и Паллисер, поскольку мы не осмотрели участка протяженностью в 12—15 лиг. Что касается меня, то, тщательно изучив эти воды, когда впервые мне удалось обнаружить пролив, и принимая во внимание другие признаки, я решил, что Эхейно-Моуве — остров. Решив рассеять все сомнения, возникшие по столь важному вопросу, я воспользовался переменой направления ветра и пошел к востоку. Ночью шли курсом NOtO.

В 9 часов утра были на траверзе мыса Паллисер, земля простиралась с NO к мысу Тернегейн, и я подсчитал, что он был от нас на расстоянии около 26 лиг, но так как стоял туман и мы не видели больше, чем на 4—5 лиг вперед, продолжали идти на NO при легком ветре от S. В полдень Паллисер был на NW 72°, в 3 лигах от нас. Наша шпрота по счислению 31°30' S.

Пятница, 9-е. Легкий ветер от S и SSO, туман, облачно. Днем к нам приблизились три каноэ, в которых было до 30 или 40 туземцев, некоторое время они следовали за нами. По поведению этих людей было видно, что они слышали о нашем пребывании на побережье. Они подошли к кораблю, а некоторые даже поднялись на борт, не проявляя ни малейших признаков [256] страха или беспокойства. Немного освоившись, туземцы стали выпрашивать гвозди, но, получив их, спрашивали Тупиа, что это за штука. Ясно было, что раньше им не приходилось иметь дело с этими предметами. Однако им было ведомо не только как надо было выпрашивать гвозди, но и как можно использовать их, очевидно, туземцы кое-что слышали о гвоздях и называли их «ухоу» (так именуют они орудие, изготовленное из кости и используемое в качестве зубила для пробивки отверстий и т.д. 115). Поскольку они осведомлены о гвоздях, можно предположить, что к северу их связи, вероятно, доходят до мыса Киднапперс, расположенного отсюда в 45 лигах, ибо нигде южнее на этих берегах мы не вели торговлю с населением. Вполне возможно, что жители пролива Королевы Шарлотты обязаны имеющимися сведениями о железе обитателям Тейраухитте, земли, расположенной по соседству с ними. У нас нет оснований утверждать, что туземцы ничего не знали о железе до нашего появления среди них.

После непродолжительного пребывания на борту наши гости, получив подарки, удалились, а мы продолжали идти на NO вдоль берега. В 11 часов утра погода прояснилась, и мы увидели мыс Тернегейн на NtO1/4O, в 7 лигах. Я вызвал офицеров наверх и спросил, убеждены ли они теперь, что эта земля — остров, на что они ответили утвердительно. Держались на восток, круто к ветру. В полдень обсервованная широта 40°55'. Находились в 21 миле к югу от мыса Тернегейн, его пеленг NtO, а мыса Паллисер SW 43°, он лежит в 19—20 лигах от нас.

Суббота, 10-е. Легкий ветер от SO, облачно. В 4 часа дня легли на другой галс и шли на SW до 8 часов утра, когда, будучи в 3—4 милях от берега, снова сделали поворот и в течение 2 часов шли от берега, затем до полудня на SW. В 12 часов дня широта 41°13' S. До берега около 2 миль, мыс Паллисер на SW 53°. Глубина 26 саженей.

Воскресенье, 11-е. Днем слабый ветер от SO, ночью штиль до 9 часов утра, затем подул легкий ветер от ONO, легли на S при крупной зыби, идущей из той же четверти. В полдень широта 41°6' S, до берега 1 1/2 лиги. Приметный холмик, лежащий близ воды, был на N1/2O, в 4 лигах от нас. В это время к нам подошли два каноэ, завязалась небольшая торговля, затем туземцы ушли.

Понедельник, 12-е. Большую часть дня свежий ветер от NO, до заката миновали мыс Паллисер. Так как была ясная погода, рассмотрел мыс. Он довольно высокий и в хорошую погоду виден за 12—14 лиг, поверхность его неровная, холмистая. От подошвы холма к морю тянется ровная полоса, близ нее над водой поднимаются скалы. Между этим мысом и мысом Тернегейн прибрежная полоса во многих местах [257] низкая и ровная, поросшая зеленью, поэтому выглядит довольно приветливо, но в глубине острова местность холмистая. От мыса Паллисер до Тейраухитте поверхность относительно высокая, со столовыми вершинами. Берег в двух местах изрезан заливами, по крайней мере так нам показалось, к самому побережью мы не приближались. Ветер восточный, в полночь он стих и перешел на W, затем слабый ветер от S и SSO, из-за которого к полудню мы прошли только до широты 41°52' S. Мыс Паллисер на N, в 5 лигах от нас, снежная гора на SW 83°.

Вторник, 13-е. Днем слабый ветер от SO, в остальную часть суток штиль. В полдень были на 42°2' ю.ш., мыс Паллисер на NO 20°, в 8 лигах от нас.

Среда, 14-е. Днем поднялся свежий ветер от NO. Шли SWtW к самой южной видимой нами земле. На закате она была на SW 74°. Поправка компаса по заходу солнца 15°4' О. В 8 часов утра наступил штиль. К этому времени со вчерашнего полудня прошли 21 лигу на SW 58°. В полдень пришли на траверз высокой снежной вершины, возвышающейся к NW от нас. Она находится позади горного кряжа примерно такой же высоты; горы поднимаются прямо от воды и идут параллельно берегу, который тянется в направлении NO1/2N—SW1/2S. На северо-востоке кряж заканчивается у мыса Кэмпбел, на расстоянии 30 лиг к WSW. Эти горы видны как с мыса Коамару, так и с мыса Паллисер, на расстоянии соответственно 22 лиг к SW1/2S и 30 лиг к WSW. Они столь высоки, что могут быть замечены и с большей дистанции. Многие наши люди полагают, что по высоте они превосходят пик Тенериф [Тенерифе], с, чем я не могу согласиться. Полагаю, что они ниже горы Эгмонт на юго-западном берегу Эхейно-Моуве, ибо почти вся вершина этой горы покрыта снегом, в то время как здесь видны лишь отдельные белые пятна 118. В полдень находились на 42°34' S, самый южный видимый нами участок суши лежал на SW1/2W. Низкая земля, напоминающая остров, находилась близ подножия хребта на NWtN,B 5—6 лигах от нас.

Четверг, 15-е. Днем четыре двойных каноэ подошли к кораблю, в них было 57 человек, они приблизились к нам на расстояние брошенного камня, но не решались подойти к борту, как ни старался Тупиа их уговорить. Мы решили, что они никогда не слышали о нашем пребывании на побережье. Поглазев на нас, они направились к земле, напоминающей остров, названной в знак этой встречи Землей Наблюдателей [Лукерсон].

В 8 часов вечера поднялся ветер от SSW; с этим ветром пошли в открытое море на SO, так как кое-кто утверждал, что видел землю в этой четверти. Держались того же курса до 6 часов утра; к этому времени прошли 11 лиг, но земли не было видно, [258] если не иметь в виду ту, что мы покинули. Вскоре наступил штиль, продолжавшийся около часа, затем поднялся легкий ветер от W, который затем перешел на N, и мы легли на W. В полдень обсервованная шпрота 42°56' S. Возвышенность, на траверзе которой мы были вчера в полдень, была на NNW1/2W.

Пятница, 16-е. Днем легкий ветер от NO; пользуясь им, мы шли на W, осторожно приближаясь к берегу, который был почти в 8 лигах от нас. В 7 часов самая южная точка видимой нами земли лежала на WSW, в 6 лигах от этого берега. Вскоре наступил штиль, так продолжалось в течение ночи, только иногда с суши тянул слабый бриз. На рассвете на StW заметили землю, по-видимому, не связанную с берегом, вдоль которого мы шли. В 8 часов подул ветер от NtO, и мы направились прямо к суше. В полдень были на широте 43°19' S, вершина снежной горы на NO 20°, в 27 лигах от нас, южный мыс, видимый нами, — на W, а земля, обнаруженная утром и похожая на остров, простиралась с SSW до SWtW1/2W, почти в 8 лигах от нас. Со вчерашнего полудня генеральный курс SWtW, прошли 43 мили. Поправка компаса по восходу солнца 14°39'О.

Суббота, 17-е. Днем шли на юг к упомянутой земле; свежий ветер от N, ясная погода. С полудня до 8 часов прошли 11 лиг, земля с SWtW до NtW, шли в 3—4 лигах от ближайшего берега при глубине 50 саженей; грунт — мелкий песок. Вскоре наступил штиль и продолжался до 6 часов утра, затем поднялся легкий бриз от NW, который затем перешел на NO.

При восходе солнца стояла очень ясная погода, и мы обнаружили, что увиденная нами земля — остров, так как на W от него видна часть земли Тови-Поенаму. Крайняя ее оконечность простирается к WtS. В 8 часов пеленги крайних точек острова были на NW 76° и NNO1/2O, а пеленг разрыва в береге, напоминающего бухту или гавань и находящегося вблизи от южного мыса, — NW 20° (расстояние 3—4 лиги от нас, глубина 38 саженей, грунт — бурый песок). Остров, названный мною в честь м-ра Бенкса [п-ов Банкс] 117 лежит почти в 5 лигах от берега Тови-Поенамму. Южный мыс был на S 21° от более высокого пика снежной горы, о которой я уже не раз упоминал. Согласно утренним наблюдениям солнца и луны, остров находится на 43°52' ю.ш. и 186°30' з.д., он круглый и, возможно, достигает почти 24 лиг в окружности; достаточно высок, так что его можно видеть на расстоянии 12—15 лиг, поверхность его неровная, почва, по всей вероятности, неплодородная. Прошлой ночью мы заметили дымна берегу, а утром увидели туземцев; очевидно, остров заселен.

Вчера, во время утренней вахты, которую нес лейтенант Гор, впервые увидели этот остров; Гору показалось, что он заметил землю к SSO и SOtO, но я сам был в это время на палубе и [259] убежден, что то были лишь облака, которые рассеялись с восходом солнца. Но ни мои уверения, ни переход к югу на расстояние 14 лиг, ни то, что мы ничего не увидели вечером на востоке, не могли разубедить м-ра Гора, хотя вряд ли то, что он видел, было сушей, тем более, что расстояние до нее в то утро было вдвое больше, чем сегодня ночью или утром. Погода стоит ясная, но мы тем не менее ничего не замечаем ни к востоку, ни к югу. Несмотря на все это, м-р Гор продолжал настаивать на своем, поэтому я приказал повернуть через фордевинд и идти к OSO, чтобы дойти до земли, которая, по его словам, лежала в этой четверти. В полдень были на широте 44°7' S. Южный мыс острова Бенкса на N, в 5 лигах от нас.

Воскресенье, 18-е. Легкие ветры от N, ясная погода. В поисках «земли м-ра Гора» до 7 часов шли на OSO, прошли 28 миль. Никаких признаков суши (если не принимать в расчет той, что мы оставили) не обнаружили, поэтому спустились по ветру к StW и продолжали до полудня идти этим курсом. В полдень были в широте 45°16' S. Со вчерашнего дня генеральный курс SO 8°, прошли 70 миль. Южный мыс острова Бенкса был на NW 6°30', в 28 лигах от нас. Поправка компаса по восходу солнца 15°30' О. Не видя земли, я счел бесцельным продолжать путь на юг, поэтому легли на W, полагая, что мы зашли слишком далеко на юг и не сможем иначе обогнуть остров, который оставили. Это предположение основывалось на словах туземцев, живших по берегам пролива Королевы Шарлотты 118.

Понедельник, 19-е. Днем умеренный ветер от NNW и N. В 8 часов он ослабел и стал переменного направления. В 10 часов ветер установился от S и стал крепчать, так что утром вынуждены были полностью зарифить марселя. К 8 часам утра прошли 28 лиг, курс WtN1/2N, думается, что мы были к западу от земли Тови-Поенаму; со свежим южным ветром шли от нее на NW. В 10 часов, пройдя по курсу 11 миль, заметили землю, протянувшуюся с SW до NW, легли на нее. В полдень обсервованная широта 44°38' S; юго-восточный мыс острова Бенкса был на NO 59°30', в 30 лигах от нас, а основной массив видимой нами суши на WtN. Co вчерашнего полудня прошли 96 миль. Курс NW 66°45'.

Вторник, 20-е. Весь день небольшой ветер, который менял направление по часовой стрелке от StO до NNO. Шли на SSW, но продвинулись очень мало к S из-за встречной волны. В 2 часа глубина 35 саженей; грунт — мелкий песок, были почти в 6 лигах от земли. В 7 часов крайние точки земли на SWtS и на NtW, расстояние до ближайшего берега 6 лиг. Глубина 32 сажени. В 12 часов штиль, продолжавшийся до 4 утра; затем поднялся свежий ветер от StW, с которым пошли к берегу, лежащему на WtS, в 4 лигах от нас. Глубина изменялась от [260] 32 до 13 саженей. На глубине 13 саженей легли на другой галс в море, будучи в 3 милях от берега, который идет почти в направлении NS. Он очень низкий и ровный, переходит в холмы, тянущиеся по крайней мере на 4—5 миль в глубь острова. Страна кажется бесплодной и необитаемой 119. В полдень широта 44°44' S, долгота по счислению с меридиана острова Бенкса 2°22' W.

Среда, 21-е. Свежий ветер от S. В 2 часа дня, будучи в 12 лигах от суши при глубине 50 саженей, легли на другой галс и шли к берегу до 8 часов, затем повернули и шли в море до 4 часов утра, а потом снова направились к берегу. В 8 часов, будучи в 10 лигах от него, измерили глубину — 57 саженей. В полдень широта 44°35' S, до берега 5—6 лиг, глубина 36 саженей. Несмотря на то что шли под всеми парусами, судя по обсервованной широте, со вчерашнего дня прошли в подветренную сторону только 3 лиги.

Четверг, 22-е. Умеренный ветер от SO до StW, густая облачность, пасмурная погода, зыбь от SO. Держались к ветру в 4—42 лигах от берега, глубина менялась от 35 до 53 саженей; грунт — мелкий песок. Вокруг корабля появилось много водяной птицы и дельфинов. Утром осмотрел канат и выбраковал 60 саженей, приказав пустить его на пеньку. В полдень наблюдений не проводили; полагаю, что земля лежит почти на 3 лиги дальше к северу по сравнению со вчерашним днем.

Пятница, 23-е. Южные ветры, легкий ветер, большую часть суток облачная погода. На закате погода прояснилась, и на NWtN нашему взору открылась высокая остроконечная гора. В то же время мы смогли отчетливее, чем прежде, разглядеть землю, протянувшуюся с N до SWtS, которая дальше от берега была высокой и гористой. Трудно еще решить, соединяется ли она с сушей, которую мы оставили, или составляет часть ее; по словам туземцев, населяющих берега пролива Королевы Шарлотты, она не соединяется с сушей, да если бы она соединялась, мы не смогли бы обойти вокруг [всей этой] земли за 4 дня. Кроме того, горы, поднимающиеся во внутренних частях, и измерения глубины у побережья указывают на значительную протяженность этого берега, большую, чем у земли, лежащей к югу, о которой нам говорили местные жители. Большая пологая зыбь от SO заставила меня ожидать ветра из той же четверти. Продолжали лавировать в 7—15 лигах от берега. Глубина 44—70 саженей. В полдень обсервованная широта 44°40' S. Долгота по счислению от меридиана острова Бенкса 1°31' W.

Суббота, 24-е. До 6 часов вечера штиль, поднялся легкий бриз, затем от ONO всю ночь шли на SSO, держались мористее из-за пологой зыби от SO. Глубина от 60 до 75 саженей. На рассвете ветер стал крепчать, незадолго до полудня подул [261] свежий ветер, перешедший на NNO. В 8 часов утра на SWtS заметили землю, к которой и направились. В полдень были на 45°22' S. Высокая земля, видимая нами, простирается с SW1/2S до NNW. Со вчерашнего дня до полудня прошли 47 миль. Генеральный курс SW 25°. Днем, пока лежали в дрейфе, м-р Бенкс с маленькой шлюпки подстрелил двух порт-эгмонтских курочек, подобных тем птицам, которые в огромном количестве водятся на острове Фаро. У них темно-коричневое оперение, с белыми пятнышками на тыльной стороне крыльев, а по размерам они такие же, как московские [moscovy] утки. Впервые с момента прибытия к этому побережью встретили этих птиц, правда, несколько дней назад мы видели их в открытом море.

Воскресенье, 25-е. Днем курсами SWtS и SW шли к берегу, воспользовавшись очень крепким ветром от N. Снесло грот-брам-стеньгу и фор-марса-лисель-спирты, но их скоро заменили новыми. Держались недалеко от берега, но из-за густого тумана не могли ничего разглядеть; единственно, что удалось заметить, — гряду довольно высоких холмов, тянущуюся с StW на NtO параллельно берегу, неподалеку от него. Цепь холмов, видимо, завершается на юге гористым мысом; к 8 часам прошли вдоль гряды. Было темно, мы не знали направления и протяженности земли, поэтому привели к ветру и легли в дрейф. С 12 часов дня прошли 15 лиг по курсу SW1/2S. Мыс в это время был на W, почти в 5 милях от нас. Глубина 37 саженей, на дне мелкая галька. В 4 часа утра поставили паруса, но на этот раз ветер от N прекратился и заменился южным, очень непостоянным. На рассвете вышеупомянутый высокий мыс был на N, в 3 лигах от нас, земля, насколько мы могли разглядеть, лежала на SWtW от него. Я назвал ее мысом Саундерс в честь сэра Чарлза 120. Широта 45°55' S и долгота 189°4' W. Не требуется никаких описаний для его опознания, вполне достаточно знать долготу и румб от берега, кроме того, у берега в 3—4 лигах к SW от мыса высится приметный холм с седловиной. На участке, расположенном на расстоянии 1—4 лиг к северу от мыса, море вдается в сушу, видимо, образуя два или три залива; здесь есть якорные стоянки и можно укрыться от юго-западных, западных и северо-западных ветров. У меня появилась мысль приблизиться к одному из них утром, когда ветер перейдет на SW. Но я решил не терять зря времени и пройти к югу, чтобы осмотреть как можно больший участок берега, ив случае, если эта земля окажется островом, обойти вокруг него. Утром, находясь вблизи, осмотрели побережье — оно умеренной высоты, холмистое, поросшее зеленью и лесом; жителей мы не видели. В полдень мыс Саундерс был на NW 30°, в 4 лигах от нас. Наблюдений не вели, поэтому широту определили по счислению — 46°0' S. [262]

Понедельник, 26-е. Днем ветер, который попеременно дул от всех румбов, порой очень сильный, иногда переходящий в штиль. К 5 часам подул более устойчивый от WSW и позже стал так крепчать, что вынудил нас убрать марселя, разорвал фок в клочья. Пришнуровал новый фок. Под двумя нижними парусами продолжали идти на юг. В час ночи ветер умеренный, поставили марселя с одним рифом. На рассвете сильный ветер превратился в шторм с тяжелыми шквалами и дождем. Снова пошли под нижним парусами; убрали порванный грот-марсель, поставили другой. В 6 часов самая южная видимая нами земля была на WtN, а мыс Саундерс на NtW, в 8 лигах от нас. В полдень он лежал на NW 20°, в 14 лигах. Обсервованная широта 46°35' S.

Вторник, 27-е. Шторм от SWtW и WSW с тяжелыми шквалами, ливнями и высокой пологой волной в течение суток без малейшей передышки. С полудня до 7 часов вечера шли под нижними парусами, затем убрали грот и легли в дрейф под фоком, носом к югу. В полдень широта 46°54' S, долгота, по счислению от меридиана мыса Саундерс, 1°24' О.

Среда, 28-е. Крепкий ветер от SW с высокой волной из той же четверти. В 7 часов вечера поставили нижние паруса, в 8 часов утра — глухо зарифленные марселя. В полдень широта 47°43' S, долгота от мыса Саундерс 2°10' О. Повернули через фордевинд и легли на N.

Четверг, 1 марта. Сильный ветер от SW и NNW. Днем поправка компаса 16°34' О. В 8 часов легли на другой галс на S; ветер от W, перед восходом перешел на NW. Туман, моросит дождь. На рассвете отдали по рифу на марселях; поставили другие малые паруса. В полдень по счислению широта 47°52' S и долгота от меридиана мыса Саундерс 1°8' О.

Пятница, 2-е. Крепкий ветер от W, тяжелые шквалы с ливнями. Днем шли на S до 3.30, затем, будучи в 48°0' ю.ш. и 188°0' з.д. и не видя никакой земли, повернули на другой галс и легли на курс N при очень крупной зыби от SWtW. Вскоре полностью зарифили марселя, ночью же вынуждены были убрать. На рассвете снова поставили их. В полдень обсервованная широта 46°42' S. Мыс Саундерс был на NW 46°, в 68 милях от нас.

Суббота, 3-е. В течение дня погода, как вчера. Утром умеренный ветер, зыбь от SW продолжается, это заставляет меня полагать, что в юго-западной четверти нет земли. В полдень шпрота снова 46°42' S; долгота от мыса Саундерс 1°30' О.

Воскресенье, 4-е. В 4 часа дня ветер перешел на N, под всеми парусами легли на W. Утром подняли брам-реи и поставили паруса. Поправка компаса 16°16' О. Появилось несколько китов, тюленей и один очень маленький пингвин, таких [263] мы еще никогда не видели. С тех пор как прошли пролив, встретили несколько тюленей, но ни разу не видели их у берегов острова Эхейно-Моуве. Ночью и днем измеряли глубину, но пронесло на 150 саженях. В полдень мыс Саундерс был на N1/2W; обсервованная широта 46°31' S.

Понедельник, 5-е. Большую часть дня свежий ветер от NtO. В 1.30 заметили землю, простиравшуюся на WtS, и пошли к ней. Перед наступлением темноты были в 3—4 лигах от нее, и так как на юге не было видно суши, мы сочли, что замеченный участок берега является южным мысом.

В 7 часов убавили паруса, всю ночь шли на WSW. До 2 часов ночи ветер от NW и NNW, затем штиль; вскоре поднялся ветер от SOtS, на рассвете поставили паруса. В течение ночи на суше горел большой костер — верный признак, что берег обитаем. В 7 часов крайние оконечности земли — на NO 38° и SW 6°, в это время мы находились почти в 3 лигах от берега. Местность довольно высокая, но не гористая. В 10.30 самая западная видимая нами земля была на WtN1/2W, в 7 лигах. В полдень сильный ветер от SSO, густой туман, дождь. По счислению широта 46°50' S. Долгота от мыса Саундерс 1°56' W.

Вторник, 6-е. Днем ветер от StO и SO; до 3 часов густой туман, затем погода прояснилась, и мы увидели землю, тянущуюся с NOtN на NWtN1/2W; вскоре на WtS1/2W показался участок суши, похожий на остров. Держась на WtS, через 2 часа заметили высокую землю, простиравшуюся с S на SWtS. Мы не могли установить, соединяется ли она с более низкой к северу от нас; возможно, эти земли совершенно отделены друг от друга, но, быть может, между ними был, глубокий залив или полоса суши.

В 8 часов, будучи в 3 лигах от низкой земли, которую мы приняли за остров [остров Руапуки], повернули на другой галс и легли на О при южном ветре, ночью весьма непостоянном. Из-за этого ветра и небрежного управления к утру корабль оказался намного дальше к востоку, чем можно было ожидать. Ветер затем перешел на SW и WSW, так что в полдень мы оказались почти на том же самом месте, где были вчера. Обсервованная широта 46°50' S, земля протянулась с NOtO на WNW1/2W, самая близкая точка была на N, в 3 лигах от нас. На SW показалась суша.

Среда, 7-е. Слабый ветер SW четверти. Днем ясная погода, в остальную часть суток густая облачность. Днем по нескольким азимутам и заходу солнца поправка компаса была 15°56' О. До 8 часов утра шли на SO. Повернули на другой галс, легли на NW. Вскоре наступил штиль, так продолжалось до полудня, когда по счислению были на 47°6' ю.ш. Прошли 12 миль на восток. [264]

Четверг, 8-е. После штиля легкий ветер от SSO до NO. Продолжали идти на SW, но идем медленно из-за большой встречной зыби. На рассвете с марса заметили, а может быть, нам показалось, что участок суши, находящийся к северу от нас, соединяется с землей, лежащей к SW. Одновременно показалось, что видим землю, простирающуюся с S до SSW. До полудня продолжали следовать прежним курсом и убедились в своей ошибке. К StW от нас не было суши, легли на этот курс. Обсервованная шпрота 47°12' S. Долгота, по счислению от мыса Саундерс, 2°2' W.

Пятница, 9-е. Днем легкий ветер от N, ясная погода. До заката шли на W. К этому времени крайняя оконечность земли простиралась от NtO до W, на расстоянии 7—8 лиг. Глубина 55 саженей. По заходу солнца поправка компаса 16°29' О. Ветер перешел на W. Погода прекрасная, ночь лунная, поэтому продолжали идти круто к ветру на SW.

В 4 часа утра измерили глубину — 60 саженей. На рассвете с подветренной стороны заметили дугообразную гряду скал, о которые разбивался высокий прибой. Они тянулись от StW до Wt S в 3/4 мили от нас. Измерили глубину — 45 саженей, скалистое дно.

При ветре от NW не могли обойти подводную гряду с наветренной стороны, и так как я не особенно боялся спуститься под ветер, повернули на другой галс и легли на О. Скоро, однако, ветер перешел на N и помог нам благополучно миновать скалы. Близ гряды глубина от 35 до 47 саженей, скалистое дно. Гряда расположена в 6 лигах к SO от самой южной оконечности земли и к SOtS от приметных холмов, лежащих близ берега.

Эти скалы не единственная опасность — почти в 3 лигах к северу от них, в 3 лигах от земли, есть другая гряда, о которую также разбиваются высокие волны, и надо сказать, что мы благополучно избежали несчастья, ибо ночью прошли на небольшом расстоянии от нее, а на рассвете увидели, что находимся около другой. Я назвал эту гряду «Западней», ибо скалы будто нарочно расположены так, чтобы поймать путешественников.

В полдень обсервованная шпрота 47°26' S. Долгота, по счислению от мыса Саундерс, 3°4' W. Земля, очень похожая на остров [остров Стюарт], простиралась с NOtN до NWtW, в 4—5 лигах от берега. Самая восточная гряда рифов была на SSO, в 1 1/2 лигах, а самая северная на NO1/2O, в 3 лигах от нас. Земля невысокая, с виду пустынна и неприветлива, деревьев не видно, лишь кое-где растет мелкий кустарник. На побережье заметили белые пятна, ярко блестевшие на солнце, приняли их за мрамор, который мы часто встречали в этих местах, особенно на севере. [265]

Суббота, 10-е. Днем умеренный ветер от NWtN и N, шли близко к ветру на W. На закате самый южный выступ берега, позднее названный мною мысом Саут-Кейп (Южный мыс) (47°19' S и 192°12' W), был на NO 38°, в 4 лигах от нас, а самая западная видимая нами земля на NO 2°. Последняя оказалась небольшим островком, лежащим неподалеку от выступа берега [остров Лонг-Айленд]. Я теперь склонен думать, что это самая южная земля и, должно быть, ее можно обойти кругом, следуя к W, ибо от SW шла крупная пологая зыбь, когда в этой же четверти дул штормовой ветер, и это убедило меня в том, что далее к югу нет суши. Ночью ветер настолько усилился, что перед рассветом и в начале дня мы шли только под двумя нижними парусами. В 8 часов утра стало спокойнее, поставили полностью зарифленные марселя и, так как бизань и крюйс-стаксель были разорваны, заменили их другими. В полдень ветер перешел на W, повернули на другой галс и, не видя земли, легли курсом N. Обсервованная широта 47°33' S, долгота к западу от мыса Саут-Кейп 0°59'.

Воскресенье, 11-е. Сильный ветер от W и NW, ясная погода. Шли круто к ветру на NNO. Никаких признаков земли до 2 часов ночи, когда на NWtN, в 4—5 лигах от нас, заметили остров. Двумя часами позже впереди увидели землю, повернули на другой галс и до 6 часов шли вдоль берега, а затем направились к этой земле, чтобы осмотреть ее вблизи. В 11 часов были почти в 3 лигах от нее, ветер отклонился от прежнего направления и подул к берегу, поэтому легли на другой галс и, уходя от берега, пошли на S. Мы склонны думать, что земля, лежащая к югу, или та земля, которую мы обходили два последних дня, была островом, ибо обнаружен был канал между северной частью этой земли и южной частью другой земли; в этом канале мы видели небольшой островок и вблизи него находились 6 числа; но когда по нескольким пеленгам я решил нанести эту землю на карту, утверждение, что перед нами остров, оказалось неубедительным; напротив, теперь я не сомневался, что это часть материка 121, западная оконечность которого в полдень была на NW 59°, а остров, замеченный нами утром на SW 59°, в 5 лигах от нас. Обсервованная широта 46°24' S. Остров, названный мною в честь д-ра Соландера (широта 46°31' S, долгота 192°49' W), представляет собой не более как голую скалу, с милю в окружности, довольно высокую, лежащую в 5 лигах от материка. Берег последнего тянется от OtS на WtN. Море здесь вдается в сушу и образует большой открытый залив, в котором, по всей вероятности, нет ни бухты, ни другого убежища от юго-западных и южных ветров. Вид страны неприветливый, суровый, то здесь, то там поднимаются высокие крутые горы, на вершинах которых кое-где лежит [266] снег. Правда, местность не везде голая и бесплодная, в долинах и по склонам некоторых гор растет лес. Никаких признаков населения.

Понедельник, 12-е. Сильный ветер от W и NW, к утру со шквалами, дождем. Шли на SWtS, в 11 часов утра ветер перешел на SWtW. Повернули на другой галс и легли на NNW, будучи на широте 47°40' S и долготе 193°50' W; пологие волны от SW.

Вторник, 13-е. Крепкий ветер от SWtW и SSW, крупные пологие волны из той же четверти. Днем частые шквалы с дождем; ночью сильные шквалы с градом вынудили нас убрать марселя. До 6 часов утра шли на NNW; не видя земли, легли на NtO. Поставили грот-марсель с одним рифом. В 8 часов поставили фор-марсель с одним рифом, отдали рифы на грот-марселе и легли на NOtO1/2O, чтобы подойти ближе к земле. В 10 часов по пеленгу ONO показалась земля, кажется, очень высокая, но был туман, поэтому не смогли разглядеть ее ни утром, ни в полдень. Обсервованная широта 46°0' S. Со вчерашнего дня прошли 96 миль генеральным курсом NWt 5°. Долгота от меридиана мыса Саут-Кейп 1°40' W.

Среда, 14-е. Днем с юга очень крепкий ветер со шквалами. В 2 часа туман над сушей рассеялся и показался высокий гористый берег. В 3.30 взяли по два рифа на марселях и направились к заливу, где, как казалось, была хорошая якорная стоянка. Однако через час я понял, что не смогу достигнуть суши до наступления темноты. Ветер же был так силен, что опасно было продолжать путь в том же направлении в ночное время и даже просто держаться с наветра, поэтому решили отказаться от прежнего замысла и идти вдоль берега.

Залив я назвал Даски 122 [Даски-Саунд]. Он лежит на 45°47' S, ширина его при входе 3—4 мили, он глубок. Здесь имеется несколько островов, за ними можно укрыться от ветра, да и глубина вполне достаточна. Северная оконечность залива, когда она находится на SOtS, весьма приметна, неподалеку от нее расположено пять высоких остроконечных скал, похожих на пальцы человеческой руки, поэтому я дал этому мысу имя Файв-Фингерс (Пять пальцев).

Местность довольно примечательная, ибо это единственный ровный участок берега. Он тянется к северу почти на две лиги, довольно высок, порос лесом и напоминает остров, по внешнему виду отличается от земли, расположенной позади, пустынной и скалистой.

На закате самая южная земля была на S, в 5—6 лигах от нас, и так как это самая западная точка на всем побережье, я назвал ее мысом Уэст-Кейп [Западный мыс]. Он находится почти в 3 лигах к югу от вышеуказанного залива, на 45°54' S и 193°17' W. [267]

Прибрежная полоса умеренное высоты, за исключением белого утеса, в 2—3 лигах от берега. К югу от Уэст-Кейп земля простирается на SO, к северу от мыса она тянется на NNO и NO.

В 7 часов поставили фок и направились в открытое море при сильном ветре от StO. В полночь ветер ослабел, сделали поворот через фордевинд и шли к берегу до 4 часов утра, когда легли на NO1/2N; дул умеренный ветер от SSO. В полдень обсервованная широта 45°13' S. Со вчерашнего дня прошли 62 мили. Курс NO 41°. Долгота, по счислению от Уэст-Кейп, 0°29' О, в это время находились в 1 1/2 лигах от берега. Измерили глубину, но лот пронесло на 70 саженях.

Незадолго до полудня прошли мимо узкого прохода, вдающегося в сушу, в котором на 45°16' S открылась очень удобная бухта [бухта Даутфул], образуемая островом, расположенным в средней части прохода. За бухтой поднимаются горы, вершины которых покрыты снегом, выпавшим, вероятно, совсем недавно (в этом нет ничего удивительного, ибо последние два дня было очень холодно).

Берег по обеим сторонам входа в бухту поднимается на значительную высоту и круто обрывается к морю. По этой причине я не рискнул ввести туда судно. Ясно, что здесь не могли дуть ветры, с помощью которых надлежало войти или выйти из бухты, то есть западные или восточные. Безусловно, было бы крайне неблагоразумно проникать сюда, ибо вернуться мы могли лишь при ветре, который, как мы позже узнали, дул в этих местах только один раз в месяц. Я упоминаю об этом потому, что на корабле кое-кто настаивал, чтобы мы зашли в бухту, совершенно не принимая в расчет вытекающих отсюда последствий 123.

Четверг, 15-е. Ясная погода. Легкий ветер от SW и SWtS, ночью переменный, тихий; иногда штиль. Вечером, будучи почти в двух лигах от суши, спустили лот, но его пронесло на 103 саженях. По азимуту поправка компаса составила 14°0', а но заходу 15°2' О. Быстро шли вдоль берега на NO, держась в 2—3 лигах от земли. В полдень широта 44°47' S. Со вчерашнего полудня прошли только 12 лиг по курсу NO1/4N. Долгота по счислению от мыса Уэст-Кейп 1°3' О.

Пятница, 16-е. Свежий ветер от SW, ясная погода. До 6 часов вечера продолжали держаться к берегу на NO1/2O, затем убавили паруса и на ночь легли в дрейф. По азимутам поправка компаса 13°48' О. В 4 часа утра поставили паруса, шли к берегу. На рассвете заметили нечто вроде залива, вдающегося в сушу, но, подойдя ближе, обнаружили что это всего лишь глубокая долина, окруженная со всех сторон холмами [бухта Мистейкн-Бей, современное название Биг-Бей], шли вдоль берега на NO 1/4 O, в 4—5 милях от него. В полдень самый северный мыс видимой нами земли был на NO 60°, в 10 милях [268] от нас. Обсервованная широта 44°5'. Долгота, по счислению от мыса Уэст-Кейп, 2°8' O.

Суббота, 17-е. Продолжали идти вдоль берега; днем нам повезло: дул очень крепкий ветер от SW. В 2 часа прошли мимо вышеупомянутого высокого мыса. Здесь поднимаются красноватые утесы, с них вниз сбегают четыре небольших ручейка, поэтому я назвал этот мыс Каскейд [мыс Каскадов]. Широта 44°0' S, долгота 2°20' О от мыса Уэст-Кейп. От этого мыса земля простирается на NO 76°, а затем берег отклоняется больше к северу.

На ONO, в 8 лигах от мыса, близ берега лежит небольшой низкий островок, который находился в 1 1/2 лигах от нас на StO [остров Окуру или Оин-Бей-Айленд]. В 7 часов убавили паруса, легли в дрейф под марселями, носом к морю. Глубина 33 сажени, грунт — мелкий песок. В 10 часов глубина 50 саженей, а в 12 часов — 65. С тех пор как легли в дрейф, прошли почти 5 миль на NNW. Два часа после этого лот проносило на 140 саженях, это показывает, что мелководье тянется только недалеко от берега.

С 2 до 8 часов утра штиль, туман, моросящий дождь. Затем поднялся ветер от SW, с которым мы легли вдоль берега на NOtO1/4O, держась почти в 3 лигах от земли. В полдень из-за тумана и дождя наблюдений не вели. Со вчерашнего полудня генеральный курс NOtO, прошли 55 миль. Долгота по счислению от мыса Уэст-Кейп 3°12' O.

Воскресенье, 18-е. Днем свежий ветер от SWtW, моросящий дождь. В 8 часов, будучи в 3 лигах от земли, убавили паруса и легли в дрейф, пройдя с полудня 10 лиг на NOtO. В это время глубина 44 сажени, а двумя часами раньше — 17 саженей, грунт — мелкий песок; находились в лиге от берега.

Большую часть ночи до 10 часов утра штиль, затем поднялся легкий ветер от SWtW. Шли вдоль берега на NOtN, имея крупную зыбь от WSW, начавшуюся ночью. В полдень обсервованная широта 43°4' S. Co вчерашнего дня прошли 54 мили. Генеральный курс NO 54°. Долгота от мыса Уэст-Кейп 4°12' О. Горы и некоторые долины, замеченные нами утром, покрыты снегом, который, как мы предполагаем, частично выпал днем и в первой половине ночи. Затем шел дождь, погода была не холодная.

Понедельник, 19-е. Днем свежий ветер от SWtW и WSW, пользуясь которым шли до 6 часов, затем убрали паруса. В 10 часов легли в дрейф и замерили глубину — 115 саженей. Видимо, находились в 5 лигах от берега. В полночь ветер упал, и мы поставили все паруса. В 8 часов утра ветер перешел на NWtN, привели круто к ветру и легли на NO. В полдень, будучи почти в 3 лигах от берега, повернули на другой [269] галс. Обсервованная широта 42°8' S. Долгота от мыса Уэст-Кейп 5°5' О. Со вчерашнего полудня прошли 68 миль. Генеральный курс NO 35°. Глубина 65 саженей. Земля простирается с NOtN на SSW.

Вторник, 20-е. Очень крепкий ветер от NWtN и NtW. Днем ясная погода, в остальную часть суток туман с дождем. Шквалы заставили нас полностью зарифить марселя. До 2 часов ночи шли курсом W, затем повернули на О, а после этого снова курс W до полудня, когда по счислению находились на 42°23' ю.ш. Генеральный курс SW 74°. Прошли 54 мили. Долгота от мыса Уэст-Кейп 5°55' О. Повернули на другой галс, легли на О.

Среда, 21-е. Днем очень крепкий ветер от NtW с дождем до 6 часов, потом ветер, сохраняя свою силу, перешел на S и SSW. Шли на NOtN до 6 часов утра. Чтобы подойти к суше, легли круто к ветру на OtN; вскоре увидели землю. В полдень счислимая широта 41°37' и долгота от мыса Уэст-Кейп 5°42' O. Прошли 92 мили. Генеральный курс NO 60°. В это время находились не более чем в 3—4 лигах от берега, но из-за тумана не видели ничего. Ветер был слабый, а на берег обрушивалась сильная зыбь от WSW, поэтому не решился подходить ближе.

Четверг, 22-е. Днем легкий ветер от SSW. До 8 часов шли вдоль берега на NO; почти в 2—3 лигах от земли измерили глубину — 34 сажени, шли на NWtN до 11 часов, потом легли в дрейф на глубине 64 сажен. В 4 часа утра повернули на NO при легком ветре от SSW. В 8 часов ветер перешел на W, и вскоре наступил штиль. В это время находились в 3—4 милях от берега, глубина 54 сажени, крупная зыбь от WSW под косым углом обрушивалась на берег, это заставило меня подумать о необходимости стать на якорь. Однако поскольку порой дул легкий ветер юго-западной четверти, могли держаться дальше от берега. В полдень самая северная видимая нами земля была на NOtO1/4O, в 8—10 лигах от нас. По счислению широта 40°55' S. Долгота от мыса Уэст-Кейп 6°35' O. Прошли 42 мили. Курс NO 36°. Над берегом густой туман.

Пятница, 23-е. С юга слабый ветер, иногда штиль; в первой половине суток туман, затем хорошая погода. В полдень обсервованная шпрота 40° 36'30" S, долгота от мыса Уэст-Кейп 6°52' О. Самый восточный видимый нами мыс был на NO 10°, в 7 лигах. Крутой утес или мыс, на траверзе которого мы находились вчера в полдень (близ него возвышается над водой несколько скал), был на SW 18°, в 6 лигах. Этот мыс я назвал Роке (мыс Скал) — широта его 40°50' S.

После того как мы прошли почти вдоль всего северо-западного побережья острова Тови-Поенаму, я думаю, пора описать его более подробно, тем более, что мы наблюдали его [270] неоднократно. Я уже упоминал в записи от 11 числа сего месяца, когда мы были близ южной части острова, что поверхность страны гористая. Горный хребет пересекает остров от самой западной оконечности, усмотренной нами в тот день, до самой восточной, о которой я упоминал 13 числа 124. Часть берега протяженностью 6 или 8 лиг осталась необследованной, нам лишь удалось увидеть горы в глубине острова.

Прибрежная местность близ мыса Уэст-Кейп довольно низкая и постепенно поднимается к подножию гор; большей частью она поросла лесом. От мыса Файв-Фингер до 44°20' ю.ш. тянется узкая гряда лесистых холмов, которая обрывается прямо в море. Сразу же за холмами лежит очень высокий горный хребет, по-видимому, это скалы, покрытые во многих местах снегом, который лежит здесь, быть может, со дня сотворения мира. Кажется, во всем свете нет страны более суровой и пустынной: повсюду взору открываются лишь вершины скалистых гор, лежащих, вероятно, так близко друг к другу, что между ними не встретишь долин. Между 44°20' и 42°8' ю.ш. горы отходят дальше, в глубь острова. Между морем и горами лежит ряд лесистых холмов и долин, по всей вероятности плодородных; многие из долин обширные, низкие, ровные и почти полностью заселенные; здесь много озер и прудов, что часто бывает в таких местах.

От 42°8' S до мыса Феруэлл (названного так позднее) земля не являет ничего примечательного; прямо от воды поднимаются холмы, покрытые лесом. Когда мы находились в этой части побережья, стоял такой густой туман, что нельзя было ничего разглядеть; однако иногда высоко над тучами сквозь туман виднелись вершины гор. Это подтверждает мое предположение, что непрерывная цепь гор пересекает остров на всем его протяжении.

Суббота, 24-е. Днем легкий ветер от SW. К наступлению темноты прошли вдоль восточного мыса, замеченного в полдень, не зная, в каком направлении лежит земля. На глубине 34 саженей почти в лиге от берега легли в дрейф. В 8 часов слабый ветер наполнил паруса, до 12 часов продвигались вперед. Снова до 4 часов утра лежали в дрейфе. Затем направились дальше

На рассвете заметили низкую землю, простирающуюся от вышеупомянутого мыса на OSO насколько хватает глаз; на восточной оконечности земли виднелись небольшие круглые холмы. Ветер перешел на О, и мы вынуждены были держаться круто к ветру. В полдень мыс был на SWtS, в 16 милях от нас обсервованная широта 40°19' S. Мыс я назвал позднее Феруэлл (мыс Прощания) по причинам, о которых я скажу ниже.

Воскресенье 25-е. Сильный восточный ветер ближе к полудню стал ослабевать; туман, дождь. Шли в лавировку, [271] но ничуть не продвинулись на ветер, поэтому в полдень наше местоположение почти ничем не отличалось от вчерашнего.

Понедельник, 26-е. В 3 часа дня ветер от N, под всеми парусами шли на OSO. С наступлением темноты из-за густого тумана убавили паруса. Всю ночь замеряли глубину — от 37 до 42 саженей. На рассвете заметили землю по пеленгу SOtO и остров близ нее на OSO, в 5 лигах от нас. Этот остров [остров Стефенс] виден от входа в пролив Королевы Шарлотты и лежит на NWtN, в 9 лигах от него. В полдень он был на SO, в 4—5 милях от нас, а северо-западный вход в пролив Королевы Шарлотты на SOtS, в 10 1/2 лигах. Обсервованная широта 40°33' S.

Вторник, 27-е. Свежий западный ветер, туман, моросящий дождь. Поскольку мы обошли остров вокруг, пора подумать и о продолжении плавания, однако перед этим необходимо пополнить запасы воды, ибо на борту оказалось много пустых бочек. Нам известно, что между вышеупомянутым островом и проливом Королевы Шарлотты есть залив, где, без сомнения, имеется якорная стоянка и можно достать воду. Обогнули остров и вошли в залив [бухта Адмиралти]. Близ западного берега, в 3—4 милях от входа, лежат три острова, они были с правого борта. При входе в залив замерили глубину, она изменялась от 40 до 12 саженей. В 6 часов у западного берега во второй бухте недалеко от упомянутого острова [о. Стефенс] отдали якорь на глубине 11 саженей, грунт — ил.

На рассвете я взял шлюпку и отправился на поиски воды и надежной стоянки. Нашли и то и другое. Заведя концы на берег, отправил туда офицера для наблюдения за доставкой воды. Плотник со своими людьми рубил лес, на баркасе свезли на берег пустые бочки.

Среда, 28-е. Ветер западный, утром перешел в очень крепкий с дождем. Занимались приемкой на борт воды, дров, ловили рыбу, в последнем, правда, нам не повезло.

Четверг, 29-е. Днем крепкий западный ветер. Утром восточный слабый, неустойчивый, весь день туман и дождь. Все это не помешало нам заниматься заготовкой дров и воды.

Пятница, 30-е. Умеренный ветер от SO. Днем и к ночи густой туман, дождь; затем погода прояснилась. Так как утром нам казалось, что будет устойчивый ветер от SO, то мы почти закончив приемку, оттянулись от берега, чтобы встать под паруса. В полдень отправился на катере обследовать залив, стремясь за короткое время осмотреть как можно больше.

Суббота, 31-е. Днем, пройдя 1 1/2 или 2 лиги вверх по заливу, высадился у мыса на западном берегу. С возвышенности смог разглядеть западный берег залива, лежащий на SWtW, в 5 лигах от нас, но мы так и не увидели входа в него. Между заливом и северо-западным входом в пролив Королевы [272] Шарлотты есть несколько проходов или небольших бухт и, без сомнения, в каждом из них можно найти удобную, якорную стоянку; благодаря островам, лежащим у входа в эти бухты, они частично защищены от морских ветров.

Побережье залива, по крайней мере то, что мне удалось видеть, очень гористое, неровное, поросшее лесом, кустарником, папоротником и т.п., что затрудняет продвижение в глубь земли. Населения не видно, и за время пребывания здесь мы не встретили ни одного туземца. Правда, нам попалось несколько лачуг, но они давно пустовали. Вечером, вернувшись на борт, нашел корабль в полной готовности к выходу в море. Окончательно решив покинуть эту страну и избрать такой обратный путь, который отвечал бы нашим задачам, я держал совет с офицерами корабля. Больше всего я желал вернуться назад, пройдя мимо мыса Горн для того, чтобы узнать, есть ли предполагаемый южный континент, существование коего остается сомнительным. Но нам пришлось бы в самый разгар зимы вступить в более высокие широты, а состояние корабля со всех точек зрения не подходило для этой цели. По той же причине пришлось отложить все мечты о плавании непосредственно к мысу Доброй Надежды, тем более, что нечего было надеяться на сколько-нибудь значительные открытия на пути туда.

Решили возвращаться ост-индским путем, то есть, покинув эти берега, взять курс на запад и идти до тех пор, пока не достигнем восточного побережья Новой Голландии, а затем идти вдоль побережья на север или в другом направлении, в котором тянется эта земля, и достичь северной ее оконечности. Если же этот замысел оказался бы практически осуществимым, мы предприняли бы попытку найти землю или острова, открытые Киросом. С этой целью на рассвете поставили паруса и, воспользовавшись ветром от SO и ясной погодой, вышли в море.

В полдень остров, лежащий у северо-западной оконечности залива, был на О 9°, в 10 милях от нас. Обсервованная широта 40°35' S. Залив я назвал Адмиралти-Бей, северо-западную точку — мысом Стефенс, а восточную — мысом Джексон, в честь двух секретарей Адмиралтейства. Залив можно узнать по острову, о котором я упоминал выше, он довольно высок и лежит на NO, в 2 милях от мыса Стефенс, в широте 40°37' S и долготе 185°6' W. Между островом и мысом Феруэлл, которые лежат на линии WtN—OtS, в 14—15 лигах друг от друга, есть большой глубокий залив. Идя по прямой от одного мыса к другому, мы не смогли осмотреть его. Вполне возможно, что близ моря здесь имеется низменность; глубины тут небольшие. Залив обозначен на карте Блинд [залив Тасман]; у меня есть основания полагать, что это та бухта, которую Тасман назвал заливом Голден-Бей [см. прим. 112] [273]

Перед тем как покинуть эту землю, я дам краткое и общее описание самой страны, ее обитателей, их нравов и обычаев и т.д.; при этом необходимо принять во внимание, что многое основано на догадках, ибо в каждом из посещенных нами мест мы пробыли слишком недолго, чтобы обстоятельно изучить жизнь страны; кроме того, мы делали наши заключения, по тому что нам удалось увидеть в разное время.


Комментарии

108. Бухта Хокианга занимает видное место в старинных маорийских преданиях. Именно сюда прибыл из стран Гаваики легендарный полинезийский Колумб  —  Купе, открывший Новую Зеландию. На языке маори бухта носит название «Хокианга нуи а Купе»  —  «Великое место возвращения Купе».

109. Персеваль, Джон, граф Эгмонт (1711  — 1770)   —  первый лорд Адмиралтейства в 1763 — 1766 гг., один из вдохновителей планов широкой экспансии в южных морях.

110. Речь идет о морских слонах (Mirounga leonina —   крупных животных с коротким (40 — 50 см) хоботом (самцы достигают в длину 7 — 8 м), которые, как правило, не встречаются у берегов Новой Зеландии; лишь отдельные особи изредка заплывают в пролив Королевы Шарлотты.

111. Судя по записям лейтенанта Кларка и анонимному дневнику, Кук выстрелил из мушкета и ранил новозеландца в колено (Beaglehole, 235, п. 3).

112. В декабре 1642 г. Тасман вошел в залив у северного берега Южного острова, где в столкновении с островитянами погибло трое его спутников. Этот залив Тасман назвал заливом Убийц. Современное название Голден-Бей. Он расположен сразу же к востоку от мыса Феруэлл, и Кук его не заметил, так как прошел в конце марта 1770 г. прямо от мыса Феруэлл к мысу Стефенс и обратно севернее глубокого изгиба берега, который образуется здесь заливом Убийц и заливом Тасмана. 31 марта 1770 г. Кук, правда, отметил, что между мысом Стефенс и мысом Феруэлл лежит залив (па карте Кука он назван заливом Блинд) и что именно здесь расположен залив Убийц. Но при этом он имел в виду скорее залив Тасмана, лежащий к востоку от залива Убийц. 16 января 1770 г. Кук находился в 70 милях к востоку (точнее, к востоко-северо-востоку) от залива Убийц, который расположен на 21' южнее Корабельной бухты, где стоял в те дни «Индевр».

113. Старый маори изложил Куку общие сведения о расположении островов Новой Зеландии.

Ваннуа (точнее, веннуа) на языке маори не только «остров», но и «округ», «земля», любое крупное или обособленное территориальное подразделение. Но, по-видимому, говоря о двух веннуа, каждое из которых можно обойти за четыре дня, он имел в виду не главные острова, а небольшие полуострова или острова в проливе Королевы Шарлотты. При этом оба веннуа он считал частью земли Тови-Поенаму, или точнее говоря, Те Ваи Пунаму (буквально «Страна зеленого камня»), а так маори называли: Южный остров. Вслед за этим старик упомянул о большой земле Эхейно-Моуве. В этом названии можно распознать искаженное Куком традиционное наименование Северного острова (на языке маори Те-Ика-а-Мауи; Мауи  —   легендарный герой народов Полинезии и Новой Зеландии).

Тейраухитте, правильнее Те раухити  —   «Земля к востоку», «Восток», либо юго-западная оконечность Северного острова (мыс Терахити  —  у Кука), либо весь южный выступ этого острова.

114. Бенкс указывает, что островитяне говорили о двух больших каноэ, пришедших из далекой земли, причем обе лодки были уничтожены местными жителями, а люди, которые в них находились, погибли. При этом Бенкс ссылается на Тупиа, который подтвердил (очевидно, со слов маори,) что предание о двух каноэ очень древнее; Тупиа говорил, что каноэ «пришли с одного из тех островов, которые он нанес на свою карту. На карте Тупиа название острова Оремароа нанесено к северо-востоку от Таити. Иоганн Форстер упоминает об острове О-Рима-Роа, считая, что именно этот остров Байрон в 1765 г. назвал островом Дизапойнтмент; на карте Байрона остров Дизапойнтмент показан к северо-востоку от Таити; таким образом, есть основание предполагать, что каноэ пришли на Новую Зеландию-с одного аз островов, лежащих близ Таити (Beaglehole, 245, и 2).

115. Ухоу, точнее уао,  —  общее наименование инструментов типа зубил или долот, которые вытачивались из камня (нефрита, базальта, обсидиана).

116. Гора Тануаепука  — самая высокая вершина хребта Каикура (2886 м), почти на тысячу метров ниже Пико-де-Тейде (Тенерифе), но выше горы Эгмонт. Кук наблюдал эту гору с востока, где снежный покров никогда не достигает столь низких отметок, как на склоне, обращенном к западу.

117. «Остров» Бенкса фактически является полуостровом, соединенным с основным массивом суши низким перешейком, который более или менее отчетливо виден только из бухты Акароа, расположенной южнее полуострова.

118. Решение Кука было совершенно правильным; следуя дальше на юг, он все более и более отдалялся бы от берегов Южного острова; повернув на запад, примерно на 45° ю.ш. и 173° в.д., он тем самым взял курс непосредственно к Южному острову, от которого в это время он находился на расстоянии около 100 миль.

119. «Индевр» 19 и 20 февраля снова подошел к Южному острову в районе устья реки Уаитаки. Кук был убежден, что он возвратился к берегам Южного острова, но мнение это разделялось далеко не всеми его спутниками. В этой связи очень любопытна запись Бенкса: «Земля казалась очень высокой, так что мы снова возымели большие надежды и решили, что наши желания сбылись, что перед нами, несомненно, часть Южного материка, тем более что касательно этого мы усмотрели намеки в некоторых книгах, где говорилось, будто голландцы, не удовлетворенные открытиями Тасмана, послали другие корабли, которые нашли землю на той же широте [что и Тасман] и проследили ее до 64° ю. ш. (Beaglehole, 255, п. 2). Разумеется, предположения Бенкса были неверные; «умозрительная» география, от влияния которой, к счастью, был свободен Кук, держала Бенкса в плену ошибочных представлений.

120. Саундерс (Сондерс), Чарлз (1713 — 1775) —   британский адмирал, под командой которого Кук служил в 1759 г. В 1766 г. был короткое время первым лордом Адмиралтейства. Мыс Саундерс  —   юго-восточная оконечность полуострова Отаго.

Отметим, что 21 марта Кук, будучи на 41°37' ю.ш., находился на 1 1/2 градуса севернее того места западного берега Южного острова, где 13 декабря 1642 г. впервые высадился Тасман. Кук 21 марта прошел мимо мыса, названного Тасманом Клиппиген-Хук (Скалистый утес) и который ныне носит название мыса Фаулуинд. Мыс Рокс, названный так Куком 23 марта, был открыт в декабре 1642 г. Тасманом, который открестил его Стейле-Хук (Крутой утес). Широта его, по современным данным, 40°55'30" S.

121. 4 марта Кук шел вдоль юго-восточной оконечности Южного острова; 6 марта он открыл острова Руапуки и Бенч в проливе Фово, отделяющем Южный остров от острова Стюарт. Не заходя дальше на запад в пролив Фово, Кук от острова Бенч направился на юго-восток к острову Стюарт; 9 марта он обогнул его и 10 — 11 марта снова, взяв курс к северу, достиг берега Южного острова. Таким образом, Кук принял остров Стюарт за южную оконечность Южного острова.

Пролив Фово был открыт в 1804 г. американским китобоем О. Смитом.

122. Бухта Даски (Dasky Saund)  —  глубокий и узкий залив в южной части западного побережья Южного острова. Здесь Кук пробыл с 26 марта по 8 мая 1773 г. во время второго своего путешествия. Подробное описание этой бухты содержится в его дневниках второго плавания.

123. Кук имеет в виду трения, которые возникли между ним и Бенксом. Бенкс, желая собрать больше материалов для гербария, настаивал на частых стоянках корабля. Однако Кук, учитывая огромный объем дальнейшей программы исследований, не мог в условиях надвигающейся зимы надолго задерживаться на берегах Южного острова. Бенкс несправедливо обвинял впоследствии Кука в недостаточном внимании к запросам натуралистов  —  участников экспедиции (Beaglehole, 266, п. 1).

124. Действительно, весь Южный остров пересекается горным хребтом Южных Альп, в котором имеются высокие пики (гора Кука, высочайшая на Новой Зеландии, достигает 3764м). Южные Альпы тянутся с юго-запада на северо-восток, образуя своего рода становой хребет Южного острова. Вследствие туманов Кук не заметил наиболее высоких пиков хребта.

(пер. Я. М. Света)
Текст воспроизведен по изданию: Джемс Кук. Первое кругосветное плавание капитана Джемса Кука. Плавание на «Индеворе» в 1768–1771 гг. М. Географгиз. 1960

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.