Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЖЕЙМС КУК

ПЛАВАНИЕ НА "ИНДЕВОРЕ" В 1768-1771 ГГ.

THE JOURNALS OF CAPTAIN JAMES COOK ON HIS VOYAGES OF DISCOVERY

THE VOYAGE OF THE ENDEAVOUR 1768—1771

КНИГА ПЕРВАЯ

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНЫЕ СОБЫТИЯ В ЮЖНЫХ МОРЯХ

[НА ПУТИ К НОВОЙ ЗЕЛАНДИИ]

Четверг, 10-е. Ветер восточный. Генеральный курс SW 16°, прошли 50 миль. Широта 17°34' S. Долгота 151°41' W. Днем небольшой ветер, спокойно, в оставшуюся часть суток свежий ветер, облачность. В 6 часов вечера южная оконечность острова была на SO1/2O, в 4 лигах от нас: Счет пройденного пути я веду от гавани с координатами 16°46' ю.ш. и 151°27' з.д., из которой мы вышли. В 7 часов утра определили поправку компаса — 5°50' О. В полдень обсервованная широта 17°34' S.

Пятница, 11-е. Ветер восточный. Генеральный курс SW 4°. Прошли 85 миль. Широта 18°59' S. Долгота 151°45' W. Свежий ветер, ясная погода.

Суббота, 12-е. Ветер О, OtN. Генеральный курс StO1/4O. Прошли 77 миль. Широта 20°15' S. Долгота 151°36' W. Слабый ветер, прекрасная погода.

Воскресенье, 13-е. Ветры OtN. Генеральный курс SO 16°. Прошли 96 миль. Широта 21°47' S. Долгота 151°9' W. Умеренный ветер, ясная погода. Поправка компаса 5°40' О.

Понедельник, 14-е. Ветер NNO. Широта 22°26' S. Долгота 150°55' W. В полдень остров Охитироа [Руруту] был на О, в 2 лигах от нас. Свежий ветер, хорошая погода. В 2 часа дня на SO заметили землю, которую Тупиа называл Охитироа. В 6 часов были в 2—3 лигах от острова, протянувшегося с St О на SO.

Убавили паруса и всю ночь лежали в дрейфе. В 6 часов утра добавили парусов, направились к суше, прошли подветренной стороной острова, держась вплотную к берегу, где заметили нескольких туземцев.

В 9 часов приказал спустить катер и послал лейтенанта Гора, м-ра Бенкса и Тупиа на землю, дабы вступить в переговоры с населением, попытаться что-либо узнать об островах, лежащих к югу от Охитироа, а также выяснить, нет ли в заливе [183] якорной стоянки. Таковая, как нам показалось, там была, но я не собирался отдавать здесь якорь или делать стоянку в этих водах.

Вторник, 15-е. Ветры северные. Генеральный курс StO1/2S. Прошли 94 мили. Широта 24°1' S. Долгота 150°37' W. В полдень Охитироа был на NtW1/2N, в 31 лиге от нас. Поправка компаса 6°7' О. Свежий ветер, ясная погода. В 2 часа дня возвратился катер, он так и не пристал к берегу, поэтому моряки считали, что довольно опасно приближаться к острову в шлюпке при сильном прибое: кругом было много подводных скал.

Несколько каноэ подошло к катеру. Туземцы были вооружены, но не проявляли признаков вражды, пли, наоборот, расположения. Получив гвозди, бусы, они не удовлетворились этим, полагая, что им принадлежит по праву все, что есть в шлюпке. В конце концов они пришли в такое возбуждение, что наши люди, дабы припугнуть их, дали несколько выстрелов из мушкетов, не собираясь причинять кому-либо зла. Однако один из туземцев случайно был ранен в голову, и туземцы сочли за благо ретироваться.

Уже после того как наша шлюпка приблизилась к берегу, несколько туземцев вброд направились к ней, давая нам понять, что желают кое-что обменять. Это было похоже на ловушку: они хотели заманить матросов на берег, а затем захватить команду катера. Но этого не случилось, ибо я приказал избегать всякого риска.

Залив, где побывал катер, находится на западной стороне острова; глубина его 25 саженей, дно нечистое, скалистое. Обогнули остров, который, казалось, манил нас к себе, но не обнаружили ни бухты, ни надежной якорной стоянки, поэтому я решил, что высаживаться на берег бесполезно.

Судя по враждебному настроению туземцев и по их воровским замашкам, можно предположить, что нам не удастся мирно договориться с ними до тех пор, пока они не испытают на себе силу огнестрельного оружия, но подобное казалось мне делом бессмысленным, поэтому подняли шлюпки на борт и пошли к югу.

Остров лежит на широте 22°27' S и долготе 150°47' W, в окружности достигает 13 миль, относительно высок, однако населен мало и скуден. Растительность почти такая же, что и на островах, где мы побывали, то же можно сказать и о населении: об их телосложении, цвете кожи, привычках и вооружении. Что же касается одежды, то некоторые местные жители носят широкие пояса, сшитые из лоскутьев ткани, отличные по форме и окраске от тех, что мы видели прежде. Оружие и вообще все, что надето на туземцах, сделано очень искусно и свидетельствует об их незаурядной изобретательности. [184]

Тупиа сообщил мне, что здесь расположено еще несколько островов; они лежат на S, W и NW, а в трех днях пути при курсе на NO находится остров Маннуа (Птичий), до него от Ульетеа четыре дня пути, на день меньше, чем до Охитироа. По описанию я легко смогу найти этот остров.

Когда мы покидали Ульетеа, Тупиа стремился на запад, где, по его мнению, было много островов, большую часть которых он посетил. С его слов нам стало, ясно, что, видимо, два из них были открыты капитаном Уоллисом и названы им островами Боскавен [Тафахи] и Кепил [Ниутобутабу]; они лежат не более чем в 400 лигах к западу от Ульетеа. Тупиа сказал, что туда идти 10—12 дней, если же считать обратный путь, это отнимает 30 и более дней. Он добавил, что пахи, то есть большие проз, быстроходнее нашего корабля; думаю, что все это правда — проэ с легкостью проходят 40 и более лиг в день. Самый южный остров, на котором удалось побывать Тупиа, лежит в двух днях пути от Охетироа и называется Моутоу [остров Тубуаи, в 115 милях к OSO от Руруту]. Правда, Тупиа сообщил, что его отец однажды рассказывал об островах, расположенных южнее Моутоу. Но мы так и не могли установить, знает ли он или слышал что-либо о континенте или большой земле, расположенной там.

У меня есть все основания доверять Тупиа во всем, ибо когда мы покидали Ульетеа, чтобы следовать к югу, он предупредил нас, что, отклонившись немного к востоку (нам мешал ветер), мы сможем увидеть остров Маннуа, а если пойдем курсом, которого тогда придерживались, то окажемся у Охитироа. Дальнейшие события подтвердили его слова. Может быть, идя на юг, мы достигнем острова, о котором говорил Тупиа; во всяком случае я не стану отклоняться от курса, ибо окончательно решил следовать на юг в поисках континента.

Среда, 16-е. Ветры от NtW, W, WtS. Генеральный курс S 15°. Прошли 62 мили. Широта 25°0' S. Долгота 150°19' W. В первой половине суток свежий ветер, облачность, вечером шквалы с дождем, в остальное время суток умеренная ясная погода. В 8 часов утра на востоке заметили первые признаки земли, шли прямо к ней, но в 10 часов поняли, что это лишь облака. Держали круто к ветру на юг. В полдень обсервованное место корабля отличалось от счислимого на 10 миль к северу; эту разницу можно объяснить зыбью от SW, которая была в течение последних суток.

Четверг 17-е. Ветер от WtS к SWtS. Генеральный курс SSO. Прошли 76 миль. Широта 26°10' S. Долгота 149°46' W. Слабый ветер, иногда проходящие ливни. Весь день зыбь от SW более сильная, чем вчера, она, должно быть, вызвала разницу в 16 миль между обсервованной и счислимой шпротами. [185]

Пятница, 18-е. Ветры северные, штиль. Генеральный курс SO 8°. Прошли 38 миль. Широта 26°48' S. Долгота 149°42' W. Днем штиль, к вечеру легкий ветер, ясная погода. По заходу солнца поправка компаса 8°8' О, по восходу — 7°56' О. Плотники чинили шлюпки. Зыбь все еще идет от SW, но слабее, чем в предыдущие дни, обсервованная широта совпадает со счислимой.

Суббота, 19-е. Ветер от NW. Генеральный курс SOtS. Прошли 62 мили. Широта 27°40' S. Долгота 149°6' W. Слабый ветер, ночью дождь. Зыбь от SW продолжается, отсюда явствует, что поблизости нет земли.

Воскресенье, 20-е. Ветер отNW. Генеральный курс SO1/2S. Прошли 57 миль. Широта 28°24' S. Долгота 148°25' W. Весь день слабый ветер. Видели большого альбатроса.

Понедельник, 21-е. Ветер от NNW. Генеральный курс SO 5°. Прошли 80 миль. Широта 29°44' S. Долгота 148°22' W. Облачная погода, мгла. Очень крепкий ветер. Впервые за это время увидел двух капских голубков. По размеру они больше обыкновенных голубей, их спинки и крылья пестрые, с черными и белыми пятнышками, брюшко белое, головки и концы хвостиков черные.

Вторник, 22-е. Ветры от NtW, SWtW. Генеральный курс SO 14°. Прошли 81 милю. Широта 31°3' S. Долгота 148°0' W. Днем сильный ветер с ливнем и грозой, пасмурная, а затем ясная погода. Около полудня видели водоросли, альбатроса и небольших морских птиц.

Среда, 23-е. Ветры от SW, WSW. Генеральный курс SSO. Прошли 68 миль. Широта 32°6' S. Долгота 147°29' W. Большую часть суток слабый ветер и хорошая ясная погода, ночью дождь; видели небольших китов и птиц пинтадо.

Четверг, 24-е. Переменные ветры. Генеральный курс SSO. Пройдена 41 миля. Широта 32°44' S. Долгота 147°10' W. Днем слабые ветры и штиль, ночью умеренный ветер, облачно, утром шквалы с дождем. Утром поправка компаса по азимуту 7°18' О. В полдень убрали марселя и спустили брам-реи. Видели на NW полосы дождя темного цвета; верхний конец облака, откуда они шли, был около 8° над горизонтом.

Пятница, 25-е. Южные ветры. Генеральный курс NW. Прошли 26 миль. Широта 32°26' S. Долгота 147°32' W. Днем и ночью сильный ветер и шквалы с дождем, утром умеренные ветры, облачно. Днем отдали грот-марсель, который был порван, и заменили его новым. Всю ночь шли под одним фоком. Утром поставили нижние паруса и марселя, взяв один риф. Сильное волнение от S. Видели несколько альбатросов, пинтадо и буревестников, некоторые альбатросы были очень малы [186] примерно такие, каких мы видели у берегов мыса 1 орн. Все эти птицы обычно встречаются на большом расстоянии от земли.

Суббота, 26-е. Ветры юго-западные. Генеральный курс SO 6°. Прошли 13 миль. Широта 32°39' S. Долгота 147°30' W. Умеренный ветер, облачная погода, зыбь от SW. Утром по солнечным и лунным наблюдениям долгота была 147°18'40" W, она отличается от счислимой на 11'.

Воскресенье, 27-е. Ветер W, NNW. Генеральный курс SO 5°. Пройдено 55 миль. Широта 33°34' S. Долгота 147°25' W. Днем слабый ветер, облачно, затем свежий ветер, ясная погода. Поправка компаса по азимутам 6°40' О. Видели несколько альбатросов, пинтадо и буревестников.

Понедельник, 28-е. Северные ветры. Генеральный курс S. Прошли 110 миль. Широта 35°34' S. Долгота 147°25' W. Свежий ветер, облачность с дождем в последней части суток.

В 10 часов утра скончался помощник боцмана Джон Радон [Ридинг]. Смерть произошла по вине боцмана, который из самых лучших побуждений дал ему сегодня ночью начатую бутылку рому, которую Джон Радон, должно быть, выпил всю сразу. Поскольку он обычно никогда столько не пил, то очень опьянел (это видели матросы). После того как уложили его в постель, ничего не было замечено вплоть до 8 часов утра, когда обнаружили, что он лежит, потеряв дар речи 80.

Вторник, 29-е. Ветры NW, SW. Генеральный курс StO3/4S. Прошли 96 миль. Широта 37°0' S. Долгота 147°21' W. Днем свежий ветер и пасмурная, туманная погода, дождь. В 5 часов утра увидели на севере комету.

Среда, 30-е. Ветры западные. Генеральный курс StO1/4S. Прошли 81 милю. Широта 38°20' S. Долгота 147°6' W. Свежий ветер, ясная погода. В час ночи видели комету над самым горизонтом на востоке, она прошла через меридиан около 4.30 ночи. Хвост ее протянулся на 42°.

В 8 часов утра поправка компаса, определенная по азимутам, 7°9' О. Поставили новый комплект парусов. Видели обрывки прибрежных водорослей, птиц пинтадо, буревестников и одну зеленую птицу поменьше голубя, но не смогли решить, была ли она морским или сухопутным жителем; птицу эту видел только один человек, и возможно, он ошибся в цвете. Зыбь от SW.

Четверг. 31-е. Западные ветры. Генеральный курс SO 4°15'. Прошли 68 миль. Широта 39°28' S. Долгота 147°0' W. Днем свежий ветер, облачно. В 6 часов вечера легли на SW круто к ветру с глухо зарифленными марселями. В час ночи из-за сильных шквалов с дождем пришлось убрать марселя и идти под одним гротом. [187]

В 6 часов утра поставили остальные нижние паруса. Заметили водоросли, спустили лот, но его пронесло на 65 саженях. Вокруг корабля летали альбатросы, буревестники, много капских голубков и сотни других птиц по размеру меньше голубей. Спинки у них серые, брюшко белое, а кончики хвостов черные, от одного крыла к другому проходит темная полоса. Мы видели подобных же птиц близ Фолклендских островов и на побережье Патагонии, но только на крыльях у них не было черной полосы; летают они над водой, как черные буревестники или «птицы матушки Кэри». Возможно, наши знакомцы принадлежат к этому же семейству, но для отличия назвал их голубями.

Пятница, 1 сентября. Ветры западные. Генеральный курс SO 29°. Прошли 50 миль. Широта 40°12' S. Долгота 146°29' W. Очень сильный шторм, тяжелые шквалы с дождем. В 6 часов вечера шли под одним гротом, а в 6 часов утра поставили фок. Крупная зыбь от W. Вокруг корабля появились те же самые птицы, что и вчера, но не в таком количестве.

Суббота. 2-е. Ветер W. Генеральный курс NO 54°30'. Прошли 46 миль. Широта 39°45' S. Долгота 145°39' W. Очень сильный шторм, шквалы с градом и дождем. В 4 часа дня, находясь на 40°22' ю.ш. и не видя никаких признаков земли, повернули через фордевинд, шли под фоком, зарифили грот и убрали его.

Я решил идти к югу, пока дуют умеренные западные ветры, хоть мы и не надеялись встретить землю, но так как погода стала очень бурной, я отказался от своего намерения и пошел на север, ибо паруса и рангоут могли получить такие повреждения, что мы вообще не смогли бы продолжать наше плавание. Около корабля появилось несколько альбатросов, капских голубков, птиц размером немного больше голубя с темно-коричневым оперением и желтым клювом. К северу от мыса Горн мы видели таких же птиц. В полдень погода стала более сносной. Поставили зарифленный грот. Крупная волна от WSW.

Воскресенье, 3-е. Ветер западный. Генеральный курс N. Прошли 50 миль. Широта 38°54' S. Долгота 145°39' W. Днем и ночью очень крепкий ветер с сильными шквалами, утром более спокойно. В 5 часов утра отдали риф на гроте и поставили марсель с двумя рифами, а незадолго до полудня отдали все рифы.

Понедельник. 4-е. Ветер западный. Генеральный курс NtO. Прошли 26 миль. Широта 38°29' S. Долгота 145°32' W. Днем и утром слабый ветер, облачность; ночью спокойно. Птиц близ корабля было мало.

Вторник, 5-е. Ветер от W до NW. Генеральный курс NW 32°. Прошли 44 мили. Широта 37°52' S. Долгота 146°2' W. [188]

Свежий ветер, облачная погода. В 2 часа дня заметили водоросли. По азимутам поправка компаса 7°0' О.

Среда, 6-е. Ветры западные. Генеральный курс SW 87°30'. Прошли 70 миль. Широта 37°49' S. Долгота 147°30' W. Очень крепкий ветер, шквалы с дождем. В полдень заметили птицу, вся она была белая, кроме кончиков крыльев, и почти такой же величины, как альбатрос. На широте 19° S накануне прибытия на остров Георга видели двух таких же птиц.

Четверг, 7-е. Ветры западные. Генеральный курс SW 80°. Прошли 15 миль. Широта 37°52' S. Долгота 147°49' W. Очень крепкий ветер, сильные шквалы с дождем. В 3 часа дня на поверхности воды заметили какой-то предмет, должно быть, бревно, а может быть, и тюленя. В полдень сильный шторм, шквалы. Убрали марселя.

Пятница, 8-е. Ветры западные. Генеральный курс NtO3/4N. Прошли 76 миль. Широта 36°36' S. Долгота 147°40' W. Днем сильный шквал. Утром более спокойно; поставили марселя. В полдень обсервованная широта отличалась от счислимой на 13 миль к северу. Я думаю, это из-за сильного волнения от SW, которое наблюдалось за последние дни.

Суббота, 9-е. Ветры от SO. Генеральный курс NW 77°. Прошли76 миль. Широта 36°19' S. Долгота 149°12' W. Умеренный ветер, пасмурная погода, иногда туман, моросящий дождь

Воскресенье, 10-е. Ветры от S, WSW. Генеральный курс NW 52°. Прошли 97 миль. Широта 35°19' S. Долгота 150°46' W. Свежий ветер, облачность. В 9 часов утра нам показалось, что вода более светлая, чем обычно; бросили лот, но его пронесло на 100 саженях.

Понедельник, 11-е. Ветер SW. Генеральный курс NW 43°. Прошли 87 миль. Широта 34°15' S. Долгота 152°0' W. Свежий ветер. Большую часть суток густой туман, дождь.

Вторник, 12-е. Ветры западные. Генеральный курс NW 30°. Прошли 73 мили. Широта 33°12' S. Долгота 152°44' W. Свежий ветер, облачно, зыбь от SSW. Пролетело несколько альбатросов и капских голубков.

Среда, 13-е. Ветры от SW и WSW. Генеральный курс NNW. Прошли 74 мили. Широта 32°3' S. Долгота 153°16' W. Слабый ветер, иногда дождь. В 6 часов дня по азимутам поправка компаса составила 8°8' О. Любопытно, что пока мы шли между 37 и 40° ю.ш., погода была плохая, постоянно дули штормовые ветры, к северу же от 37° стало спокойнее.

Четверг, 14-е. Ветры переменные. Генеральный курс SW 86°. Прошли 33 мили. Широта 32°5' S. Долгота 153°54' W. Слабый ветер, временами штиль. Зыбь от SSW.

Пятница, 15-е. Ветер от NO до SO. Генеральный курс SW 77°. Прошли 139 миль. Широта 32°36' S. Долгота 156°34' [189] W. Днем умеренные ветры, облачно, к ночи шторм, шквалы. Около судна показалось несколько альбатросов, капских голубков и черных буревестников. У некоторых альбатросов белое оперение.

Суббота, 16-е. Ветры от SSO, S, WSW. Генеральный курс NW 60°. Прошли 100 миль. Широта 31°45' S. Долгота 158°16' W. Днем сильный шторм со шквалами, ночью спокойнее, крупная зыбь с S.

Воскресенье. 17-е. Ветры SW. Генеральный курс NW 25°. Прошли 100 миль. Широта 30°14' S. Долгота 159°6' W. Очень крепкий ветер, облачно.

Понедельник, 18-е. Ветры западные. Генеральный курс NtW1/2W. Прошли 78 миль. Широта 29°0' S. Долгота 159°32' W. Крепкий ветер, облачно, зыбь с юга.

Вторник, 19-е. Ветры переменные. Генеральный курс О. Прошли 6 миль. Широта 29°0' S. Долгота 159°25' W. Переменные легкие ветры, штиль. Поправка компаса по заходу солнца 8°36' О, а утром по азимуту 8°29' О; среднее двух величин 8°32 1/2' О. Крупная пологая зыбь с S.

Среда, 20-е. Ветры переменные. Генеральный курс SWtS. Прошли 20 миль. Широта 29°20' S. Долгота 159°47' W. Слабый ветер, штиль.

Четверг, 21-е. Ветры SO. Генеральный курс SW 50°. Прошли 62 мили. Широта 30°0' S. Долгота 160°42' W. Большую часть суток легкий ветер, ясная погода.

Пятница, 22-е. Ветер SO. Генеральный курс SW 34°. Прошли 81 милю. Широта 31°7' S. Долгота 161°35' W. Свежий ветер, облачность. Зыбь все еще продолжается, поэтому ясно, что в этой четверти нет земли.

Суббота, 23-е. Ветер SO. Генеральный курс SWtS. Прошли 62 мили. Широта 31°59' S. Долгота 162°44' W. Слабый ветер, облачная погода.

Воскресенье, 24-е. Ветер от SO до NO. Генеральный курс SW 35°. Прошли 97 миль. Широта 33°18' S. Долгота 163°51' W. Умеренный ветер, пасмурно. В полдень видели морские водоросли. Зыбь с юга почти утихла.

Понедельник, 25-е. Ветер NO. Генеральный курс SW 43 1/2°. Прошли 103 мили. Широта 34°30' S. Долгота 165°10' W. Та же погода, что и вчера. В час дня заметили бревно длиной 3 фута, толщиной 7—8 дюймов. В 6 часов вечера по азимутам поправка компаса 10°48' О. Утром для проверки подняли на палубу все шкиперское имущество.

Вторник, 26-е. Ветер от NNO. Генеральный курс SW. Прошли 136 миль. Широта 36°9' S. Долгота 167°14' W. Свежий ветер, хорошая погода. [190]

Среда, 27-е. Ветер NtO, западный. Генеральный курс SW 28°. Прошли 95 миль. Широта 37°33' S. Долгота 168'10' W. Сильный шторм, туман. Днем и вечером дождь; утром умеренная ясная погода. Вечером убрали марселя и грот и под фоком легли в дрейф курсом W. В 4 часа ночи поставили паруса. В течение суток часто видели морские водоросли.

Четверг, 28-е. Ветры западные. Генеральный курс SW 21°. Прошли 92 мили. Широта 38°59' S. Долгота 169°5' W. Днем и вечером очень крепкий ветер, облачность; утром штормовой ветер со шквалом. В 4 часа дня заметили спящего тюленя, недалеко от него плавали морские водоросли. Утром снова наткнулись на них, пролетали альбатросы и черные буревестники.

Пятница, 29-е. Ветры SW. Генеральный курс NW 59°. Прошли 60 миль. Широта 38°30' S. Долгота 170°14' W. Днем сильный ветер, шквал, затем свежий ветер, погода устойчивая. К часу дня были вынуждены убрать марселя, а в 4 часа снова поставили их. В 11 часов утра заметили птицу, похожую на бекаса, только у нее короткий клюв и по виду она напоминает тех, что обитают на суше. Около корабля летало несколько альбатросов, капских голубков, черных буревестников и голубей. Впервые заметили птиц 31 августа, с тех пор они часто попадаются нам на пути.

Суббота, 30-е. Ветер SO. Генеральный курс NW 87 1/2°. Прошли 90 миль. Широта 38°26' S. Долгота 172°20' W. Умеренный ветер, установилась хорошая погода. Заметили птицу с темно-коричневым оперением, размером с ворону — это морская птица, говорят, что ее можно встретить на Фолклендских островах. Опять появились морские водоросли.

Воскресенье, 1 октября. Ветры от S до WtN. Генеральный курс NW 16°. Прошли 43 мили. Широта 37°45' S. Долгота 172°36' W. Днем слабый ветер; ночью штиль. В 8 часов утра измерили глубину, лот пронесло на 120 саженях. Видели бесчисленное множество птиц, главным образом голубей, а также спящего тюленя (сперва мы приняли его за искривленное бревно). Эти животные отдыхают на поверхности воды, приподнимая ласты, и выглядят поэтому очень странно, совсем не так. как те, что я видел прежде. Мы обычно считаем, что тюлени никогда не покидают мелководья и не уходят далеко от суши, те, которых мы обнаружили в здешних водах, являются исключением из этого правила. Можно, однако, предположить, что мы находимся недалеко от суши, так как ежедневно нам попадаются прибрежные водоросли, плавающие на поверхности.

Сегодня мы подобрали небольшую деревянную палку, и судя по всему, она долгое время была в море. Обсервованная [191] широта значительно отличается от счислимой к северу, и я подозреваю, что с юга идет какое-то течение.

Понедельник, 2-е. Ветер WSW, SW. Генеральный курс NNW. Прошли 35 миль. Широта 37°10' S. Долгота 172°54' W. Слабый ветер. В 3 часа дня спустили шлюпку, чтобы проверить, есть ли течение, но ничего не обнаружили. Видели группу северных дельфинов-касаток. Утром спустили на воду шлюпку, и м-ру Бенксу удалось подстрелить альбатроса, размах крыльев которого был 10 футов 8 дюймов, а также двух птиц, похожих на уток. Правда, они отличались от последних своими головками и клювами, оперение у них темно-коричневое. Впервые мы повстречались с этими птицами на 48° ю.ш.

Вторник, 3-е. Ветры S. Генеральный курс NW 60°. Прошли 28 миль. Широта 36°56' S. Долгота 173°27' W. Слабый ветер, иногда штиль. Утром по азимуту поправка компаса 13°22' О. Видели нескольких летающих рыб и маленькую рыбешку, почти совсем прозрачную. В море подобрали небольшой кусок дерева с морскими уточками на нем, он долгое время был в воде. Около корабля появились большие альбатросы и другие птицы. Обсервованная широта отличается от счислимой на 10 миль к северу, то же наблюдалось и вчера. Полагаю, что где-то здесь должно проходить северное течение, хотя мы и не обнаружили его.

Среда, 4-е. Ветер SO. Генеральный курс SW 52 1/2°. Прошли 86 миль. Широта 37°43' S. Долгота 175°0' W. Слабые ветры, облачно. После полудня поправка компаса. 12°48' О. Дважды замеряли глубину, дна не достали, хотя вытравили 120 саженей линя. Видели прибрежные водоросли, однако их было меньше, чем накануне.

Четверг, 5-е. Ветры от SO до ONO. Генеральный курс SW 49 1/2°. Прошли 63 мили. Широта 38°23' S. Долгота 176°3' W. Очень слабый ветер и устойчивая, ясная погода. После полудня видели тех же птиц, что и в прошлую субботу; они величиной с ворону, цвет у них темно-коричневый или шоколадный, на крыльях белые перья. М-р Гор говорит, что множество таких птиц водится в Порт-Эгмонте на Фолклендских островах, и поэтому я назвал их порт-эгмонтскими курочками 81. Встретилось много дельфинов, больших и малых, у последних белые брюхо и морда. Утром видел двух порт-эгмонтских курочек, тюленя, водоросли и древесный ствол с сидящими на нем морскими уточками.

Пятница, 6-е. Ветры ONO. Генеральный курс SW. Прошли 62 мили. Широта 39°11' S. Долгота 177°2' W. Слабый ветер и ясная приятная погода. Видели тюленей, водоросли и порт-эгмонтских курочек. После полудня поправка компаса [192] по азимутам была 12°50' О, по заходу солнца 12°40' О; утром по азимутам 14°2' О; разница составляет 1°3'. К этому времени корабль прошел только 9 лиг. Вода казалась светлее обычного, это заметили уже несколько дней назад. Замерили глубину, но лот пронесло на 180 саженях.

Суббота, 7-е. Ветры NO, SO, переменные. Генеральный курс NW 70°. Прошли 41 милю. Широта 38°57' S. Долгота 177°54' W. Слабый ветер и устойчивая погода. В 2 часа пополудни заметили с вершины мачты землю на WtN и немедленно взяли на нее курс. К заходу солнца ее уже было видно с палубы. Поправка компаса по азимутам и заходу солнца 15°4 1/2' O. По солнечным и лунным наблюдениям, проведенным вечером, долгота равнялась 180°55' W. Этими и последующими определениями установлено было, что ошибка по долготе в счислении от острова Короля Георга равна 3°16', так что на самом деле корабль оказался западнее, чем мы предполагали, основываясь на счислении, занесенном в журнал. В полночь измерили глубину, но лот снова пронесло на 170 саженях.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

[ПРЕБЫВАНИЕ В БУХТЕ ПОВЕРТИ И ПЛАВАНИЕ ВДОЛЬ ВОСТОЧНЫХ БЕРЕГОВ СЕВЕРНОГО ОСТРОВА.

Высадка в бухте Поверти. Стычка с островитянами. Тупиа миротворец. Рейс к югу. Расправа у мыса Киднапперс. Рейс к северу]

Воскресенье, 8-е. Слабые ветры между ONO и N, ясная погода. В 5 часов вечера увидели проход, ведущий в бухту [бухта Поверти], который, казалось, тянулся далеко вглубь. Воспользовавшись попутным ветром, направились в него, но поскольку скоро стемнело, стали лавировать близ берега до наступления рассвета. К этому времени оказались с подветренной стороны гавани; ветер дул северный. В полдень обогнули юго-западную оконечность бухты, но [193] поскольку войти в нее не смогли, лавировали около. Видели несколько каноэ, на берегу какие-то постройки и людей.

Берег высокий, усеян белыми скалами, в глубине очень высокие горы; страна холмистая, покрыта лесами.

Понедельник, 9-е. Слабые ветры, ясная погода. После полудня вошли в бухту и отдали якорь на ее северо-восточном берегу перед входом в устье небольшой реки; глубина 10 саженей, грунт — песок. Пеленг северо-восточной оконечности бухты OtS1/2S и юго-западной S; стоянка наша в полумиле от берега.

Я направился на берег с партией людей на катере и яле. К нам присоединились м-р Бенкс и д-р Соландер. Высадились напротив корабля, к востоку от вышеупомянутой реки; заметив на другом ее берегу туземцев, с которыми я желал завязать переговоры, и выяснив, что реку нельзя перейти вброд, приказал перевезти нас через нее на яле, а катер оставить в устье.

Тем временем туземцы скрылись. Оставив четырех юнг охранять ял, мы проследовали дальше, вплоть до хижин, которые находились в 200—300 ярдах от реки. Не успели мы уйти, как на другой стороне появились четыре туземца. Им определенно удалось бы увести ял, если бы матросы на катере не заметили их и не крикнули часовым, чтобы те плыли вниз по течению; часовые так и сделали, но индейцы [indians] преследовали их по пятам. Боцман с катера выстрелил из мушкета в воздух, это заставило туземцев остановиться и осмотреться кругом, но на второй выстрел они уже не обратили внимания. Тогда боцман застрелил одного из них, готовящегося метнуть копье в шлюпку 82. Трое других на минуту-другую застыли на месте, совершенно потрясенные способом, каким был убит их товарищ. Придя в себя, они стали отходить и утащили за собой мертвого, которого, однако, в скором времени бросили.

Услышав мушкетные выстрелы, мы немедленно повернули назад и, натолкнувшись на тело, решили вернуться на корабль.

Утром туземцы собрались там же, где мы их видели вчера. Я высадился на берег с группой вооруженных людей. Вначале сошли только м-р Бенкс, д-р Соландер и я; толпа туземцев собралась на противоположной стороне реки. Мы обратились к ним на языке жителей острова Георга, но они лишь размахивали оружием над головами и танцевали воинственный танец 83. Мы решили отступить, пока не высадятся солдаты морской пехоты, которым я приказал стать в 200 ярдах позади нас.

Мы снова вернулись к реке, но уже с Тупиа, м-ром Грином и д-ром Монкхаузом. Тупиа заговорил с ними на своем родном языке, и нас приятно удивило, что они поняли его. После короткого разговора один из туземцев переправился на нашу сторону, за ним последовало 20—30 вооруженных человек. [194]

Каждому из гостей мы кое-что подарили, но они этим не удовлетворились, желая получить все, что было при нас, особенно ружья. Они пытались даже вырвать их из рук. Тупиа предупреждал нас, чтобы мы были начеку, так как туземцы были настроены недружелюбно. И вскоре нам пришлось убедиться в этом: один из них выхватил у м-ра Грина кортик, отказавшись возвратить его. Это воодушевило остальных, они стали еще более дерзкими. Заметив, что и остальные собираются присоединиться к смутьянам, я приказал застрелить человека, захватившего кортик. Он был тяжело ранен и вскоре умер 84.

При первых выстрелах (огонь был дан только из двух мушкетов) туземцы отступили к скале, возвышавшейся посреди реки, но видя, что один из них упал, вернулись, возможно, чтобы унести тело или оружие; мы смогли воспрепятствовать этому только пустив в ход штыки.

Когда они отошли от скалы, мы выстрелили из мушкетов, заряженных дробью, и ранили еще трех туземцев; раненые перебрались через реку, а затем их подобрали товарищи, которые сочли за благо отступить.

Поняв, что с хозяевами этого берега вступить в дружбу невозможно, и убедившись, что вода в реке была соленой, я решил на веслах обойти бухту в поисках пресной воды и, если представится случай, захватить нескольких местных жителей, доставить на борт и подарками попытаться добиться их дружбы.

Вторник, 10-е. После полудня на шлюпке обошел бухту, но из-за сильного прибоя, который обрушивался на берег, трудно было найти место для высадки. Приметив два каноэ, возвращающихся с моря, приблизились к одному из них. Нам удалось подойти очень близко, прежде чем туземцы заметили нас. Тупиа крикнул людям в каноэ, чтобы они шли борт о борт с нами, и стал убеждать их, что мы никого не тронем. Однако они пытались бежать; я приказал выстрелить из мушкета в воздух, полагая, что это заставит туземцев либо сдаться, либо выпрыгнуть за борт. Расчет мой оказался ошибочным, ибо они схватили оружие и кинулись на нас; пришлось выстрелить, к несчастью, двое или трое из них были убиты, один ранен, трое прыгнули в воду. Мы подобрали их, доставили на борт, одели и отнеслись к ним с наивозможной мягкостью; к всеобщему удивлению, наши пленники быстро ободрились и развеселились, как будто попали к своим друзьям. Туземцы были молоды, старшему не больше 20 лет, младшему около 10—12.

Убежден — гуманные люди, не испытав всего, что выпало на нашу долю, осудят меня за стрельбу, да я и сам понимаю, что причина, побудившая нас захватить лодку против воли ее хозяев, не оправдывает меня. Если бы я знал, что [195] туземцы окажут сопротивление, я бы не приблизился к каноэ, но так как они повели себя вопреки нашим предположениям, нельзя было спокойно ждать, пока сложит голову кто-либо из моих людей 85.

Утром решил отправить пленников на берег и остаться там до наступления вечера, чтобы посмотреть, какое действие окажет на других туземцев возвращение их товарищей. Послал людей под командой офицера заготовить дрова и вскоре после этого съехал сам, сопровождаемый м-ром Бенксом, д-ром Соландером и Тупиа, взяв с собою трех туземцев, которых мы высадили на западном берегу реки. Пленники весьма неохотно расставались с нами под тем предлогом, что они якобы теперь попадут в руки своих врагов, которые убьют и съедят их. Однако на берегу они по собственной воле покинули нас и спрятались в кустах. Вскоре мы увидели несколько групп туземцев, идущих прямо на нас, и немедленно отступили за реку, присоединившись к нашим матросам, которые рубили лес. К нам подбежали бывшие наши пленники, их никак нельзя было заставить вернуться к своим.

Едва мы переправились через реку, как 150—200 вооруженных местных жителей собрались на берегу. Тупиа обратился к ним с пространной речью, а их соплеменники показали все, что мы им подарили, причем часть подарков они положили на тело человека, убитого за день до этого. Это, кажется, убедило туземцев в наших добрых намерениях; один из них направился к нам, остальные уселись на песок. Каждый из нас постарался дать что-нибудь этому человеку, наши пленники также подарили ему кое-что из тех вещей, что они получили от нас; вскоре туземец вернулся на другой берег реки.

Я считал необходимым сделать все возможное, чтобы избежать ссор. С нами вернулись на борт трое туземцев, которых мы не могли уговорить остаться на берегу; это было тем более странно, что человек, побывавший у нас, приходился дядей одному из них. Когда мы уехали, туземцы унесли мертвого товарища, но убитый нами в первый день остался на том же месте, где его бросили.

Среда, 11-е. Я намерен был после полудня сняться с якоря, поэтому приказал свезти на берег трех юношей. Они покидали нас неохотно; впрочем, неизвестно, хотели ли они остаться с нами или боялись попасть в руки своих врагов. Последнее, правда, казалось маловероятным, так как переправившись на катамаране через реку, они стали свободно разгуливать среди туземцев.

В 6 часов утра снялись с якоря, вышли из залива, который я назвал бухтой Поверти (Бедноты), ибо нам не удалось достать там ничего из того, в чем мы нуждались. Широта бухты 38°42' S, [196] долгота 181°36' W (Во времена Кука долготу было принято считать от 0° до 360° — Ost или West.— Прим. ред.); она имеет форму лошадиной подковы, и ее можно легко узнать по острову, лежащему близ северо-восточного мыса. Два мыса, образующие вход в гавань, высоки — это обрывистые белые утесы; они удалены друг от друга на 1,5—2 лиги, располагаясь на NOtO и SWtW. Глубина бухты от 5—6 до 12 саженей, дно песчаное. Это хорошая якорная стоянка, правда, открытая юго-восточным ветрам.

Шлюпки могут идти вверх по реке и спуститься при любом приливе в хорошую Погоду, но в устье есть бар, над которым поднимается такая волна, что лодка не сможет ни войти, ни выйти. Так, в частности, случилось и во время нашего пребывания здесь. Однако я полагаю, что можно пристать к северо-восточному берегу реки.

Побережье залива по обе стороны от устья реки ровное и песчаное, но очень узкое; в отдалении видны лесистые холмы и долины, по всем признакам, густо заселенные, особенно те, что ведут в бухту. В глубине острова есть очень высокие горы. Каждый день на большом расстоянии от берега мы видели дым. В полдень юго-западный мыс бухты Поверти, который я назвал мысом Йонг-Никс-Хед в честь юнги, который первый заметил землю, был на NtW, в 3—4 лигах от нас 86. Находимся в трех милях от берега, глубина 25 саженей. Остров тянется с NOtN до S. Намерен идти вдоль берега на юг, до 40° или 41° S, а затем, если на пути не встретится ничего, что может побудить нас следовать дальше, вернуться на север.

Четверг, 12-е. Слабые ветры от NW и N, часто штиль. Днем, пока лежали в дрейфе, к кораблю приблизилось несколько каноэ, но туземцы держались на расстоянии до тех пор, пока их соплеменники не подошли к нам на лодках с другой стороны и не встали борт о борт с кораблем; остальные последовали их примеру.

Туземцы, видимо, слышали, как мы относились к тем, кто побывал у нас на борту, поэтому не колеблясь поднялись на судно. Мы приняли их хорошо; вскоре они вступили в торговлю с нашими людьми, приобретая ткани с острова Георга и предлагай взамен свои весла — единственное, что у них было. Наши гости оставили себе лишь несколько штук, чтобы добраться до берега. Владельцы одного каноэ дошли до того, что, продав весла, стали предлагать и суденышко. Побыв с нами часа два, туземцы уехали. Правда, трое из них под тем или иным предлогом остались на борту. Ни одна из лодок не вернулась обратно, чтобы забрать их, и, что еще удивительнее, оставшиеся не были обеспокоены этим. [197]

Вечером на NW поднялся слабый северо-восточный ветер, и под малыми парусами мы пошли вдоль берега, а в полночь легли, в дрейф. Вскоре наступил штиль, в 8 часов утра сменившийся северным ветром. Шли вдоль берега курсом SSW. На восходе и немного позже поправка компаса была 14°46' О. Приблизительно в это же время два каноэ подошли к кораблю, мы уговорили сидящих в одном из них приблизиться к борту и забрать трех туземцев. Вначале вновь прибывшие побаивались нас, но услышав от своих соплеменников, что мы не едим людей (можно предположить, что у здешних жителей есть такой обычай), они осмелели и подошли к борту. В момент отплытия находились на траверзе мыса, замеченного нами вчера в полдень; земля простиралась от него на SSW. Мыс я назвал Тейбл-Кейп (Столовый мыс) из-за его формы; он находится в 7 лигах к югу от бухты Поверти на 39°7' ю.ш. и 181°36' з.д., не очень высок, имеет совершенно плоскую вершину. Продвигаясь вдоль берега к югу от мыса, на расстоянии 2—3 миль от берега, измеряли глубину, она была от 20 до 30 саженей. Вдоль берега тянется цепь скал.

В полдень мыс Тейбл был на NO 20°, в 4 лигах, а маленький остров (самая южная видимая нами точка) на SW 70°, в 3 милях. Из-за большого сходства с Портлендом в Английском канале [Ла-Манше] я назвал остров этим же именем. Он находится почти в миле от мыса; его соединяет с берегом гряда подводных рифов. На NO 57°, в 2 милях от южной оконечности острова, есть подводная скала, о которую разбиваются волны.

Прошли между скалой и берегом, глубина 17, 18 и 20 саженей. На берегу острова собралась большая толпа туземцев, нам удалось разглядеть их и на материке (Так Кук называет Северный остров Новой Зеландии. Разумеется, Кук в данном случае подразумевает не континент, а значительный участок суши, «Большую Землю». — Прим. ред.), где в отдельных местах мы видели обработанную землю, разбитую на прямоугольные участки.

Пятница, 13-е. В час дня к западу от острова обнаружили землю, простирающуюся на юг насколько хватал глаз. Обогнув южную оконечность Портленда, вошли на мелководье с грунтом из битых камней, однако скоро вышли оттуда. К кораблю приблизились четыре каноэ, набитые до отказа туземцами. Некоторое время они держались у кормы, угрожая нам. Так как для измерения глубины необходимо было послать шлюпки вперед, мы желали как можно скорее удалить эту ораву. Я приказал выстрелить из мушкета в одного из туземцев, но это не возымело никакого результата. Тогда мы выстрелили из четырехфунтовой пушки, туземцы стали угрожающе махать копьями и веслами, но все же сочли за благо удалиться. [198]

Обойдя вокруг острова Портленд, легли на NW к берегу при слабом ветре от NO. Однако в 5 часов ветер упал, и мы вынуждены были отдать якорь на глубине 21 сажени, грунт — мелкий песок. Южный мыс острова Портленд был на SO1/2S, почти в двух лигах от нас, а низкий мыс на материке на NtO1/2N.

Как раз в этом направлении, позади земли, на которой лежит мыс Тейбл, имеется глубокая бухта; мыс, соединяясь с землей узким перешейком, превращает этот участок суши в полуостров, причем мыс является северной оконечностью этого полуострова, а [мыс против острова] Портленд — южной (Полуостров Махиа, расположенный к северу от острова Портленд.— Прим. ред.).

Когда мы отдали якорь, к кораблю подошли два каноэ и при этом настолько близко, что туземцы смогли подобрать вещи, которые мы им бросали, но к самому борту они не рискнули приблизиться. В 5 часов утра поднялся северный ветер, снялись с якоря и легли по направлению к земле.

Здесь в берег вдается очень большой залив, северо-восточной оконечностью которого является Портленд, вышеупомянутая же бухта — часть этого залива. Я хотел обследовать его, ибо в нем, видимо, есть надежная якорная стоянка, но, поскольку в этом у меня не было полной уверенности, а ветер стих, я решил зря не тратить время.

В полдень Портленд был на SO 50°, а самая южная видимая земля на SSW, в 10—12 лигах от нас. В 3 милях от берега глубина колеблется от 12 до 24 саженей, везде чистое дно. Вблизи прибрежной полосы местность невысокая, белые скалы чередуются с песчаными полосами. Вдали поднимаются довольно высокие хребты, а вся страна гористая, по большей части покрыта лесом и, судя по всему, очень красива и плодородна.

Суббота, 14-е. Днем слабые ветры от NO до NW. Продолжали идти вдоль берега, в 2—3 милях от него. Глубина от 20 до 13 саженей, ровное песчаное дно.

Видели несколько каноэ, вытащенных на берег, и какие-то строения, но не обнаружили ни бухты, ни удобного места, где можно было бы взять воду — главное, что мы искали.

Ночью слабый ветер, иногда штиль, сырая, дождливая погода. Утром слабый ветер переменного направления с переходом к тихой ясной погоде. Примерно в двух лигах от юго-западного угла большого залива, в котором мы находились в течение последних дней, спустили на воду катер и баркас, чтобы разыскать пресную воду. Как раз в этот момент несколько каноэ с людьми отошли от берега, поэтому я повременил посылать наши шлюпки. [199]

Сперва к нам подошло пять каноэ, в которых было человек 80—90. Мы сделали все зависящее от нас, чтобы завоевать их дружбу, бросали им вещи, но все без толку, туземцы не только не принимали подарков, но, казалось, имели явное намерение атаковать нас. Чтобы предотвратить последнее, вынуждены были зарядить картечью четырехфунтовую пушку и выстрелить с недолетом. В то же время с помощью Тупиа мы сообщили пришельцам о наших намерениях.

Ни одна лодка не приближалась к кораблю. Вскоре, однако, подошло еще четыре каноэ, туземцы одного из них передали все свое оружие товарищам и направились к судну, чтобы принять наши подарки. Думаю, их можно было уговорить подняться на борт, если бы не первые пять каноэ, которые опять оказались около кормы, угрожая нам. Это не понравилось их соплеменникам, и те немедленно вернулись к берегу.

В полдень обсервованная широта 39°37' S. Портленд был на OtN, в 14 лигах, самая южная видимая нам земля, образующая южную оконечность залива, на SOtS, в 4—5 лигах, а крутой утес в юго-западном углу залива — на SSW, в 2—3 милях от нас. По обе его стороны тянется полоса песчаного или каменистого берега, за ней лежит большое и, как я полагаю, соленое озеро.

К юго-востоку от утеса простирается в глубь земли обширная равнина, которая, видимо, тянется далеко к западу; здесь и там по ней разбросаны рощи с высокими, стройными деревьями. Очень возможно, что упомянутое озеро занимает значительную часть равнины. С севера на юг тянутся высокие горы; их вершины и склоны кое-где покрыты снегом, но равнина между горами и морем поросла лесом.

Воскресенье, 15-е. Днем шли к самой южной части суши, образующей южную оконечность залива. Слабый ветер от NO, глубина от 12 до 8 саженей. Мы не достигли назначенного места до наступления темноты и всю ночь лавировали у берега при слабых ветрах переменного направления, переходящих в штиль. Глубина от 8 до 7 саженей, поправка компаса 14°10' О.

В 8 часов утра, когда мы находились на траверзе юго-западной точки залива, несколько лодок подошли к кораблю, и мы купили немного рыбы, причем она была с душком. Только это у туземцев и было, однако я рад был начать торговлю с ними на любых условиях.

Вначале онп вели себя смирно, однако это продолжалось до тех пор, пока к борту не подошло каноэ с 22 вооруженными людьми. Мы сразу же заметили, что у вновь прибывших ничего не было для торговли, но так как они смело подошли к борту, дали им 2—3 куска материала. Ткань им очень понравилась. [200]

На одном из туземцев была черная шкура, напоминающая медвежью. Мне хотелось получить ее, чтобы определить, с какого животного она снята 87. Я предложил в обмен кусок красной материи, туземец подпрыгнул от удовольствия, немедленно сбросил с себя одежду и протянул ее нам, но не отдавал до тех пор, пока не получил ткань, а потом и вовсе не пожелал расставаться со своей собственностью и, оттолкнув лодку от борта, поплыл прочь. Его примеру последовали и все остальные. Вскоре они вернулись, одна из лодок подошла к борту, и туземцы предложили нам рыбу. Тиата, мальчик-индеец [таитянин], слуга Тупиа, был на борту, они стащили его в каноэ, пытаясь увезти в собой, и мы вынуждены были выстрелить по ним, тем самым дав мальчику возможность выпрыгнуть за борт. Затем легли в дрейф, спустили шлюпку и подобрали Тиата. За эту дерзкую выходку двое или трое из нападавших поплатились жизнью, но туземцы не отделались бы так легко, если мы не опасались бы убить ребенка 88.

Я назвал этот мыс Киднапперс (мыс Похитителей Детей). Его можно опознать по двум белым скалам в форме стога сена, находящимся вблизи. По сторонам мыса поднимаются довольно высокие белые крутые утесы. Широта 39°43' S. Долгота 182°24' W, мыс лежит на SWtW, в 13 лигах от острова Портленд.

Между песчаными мысами находится большая бухта, в которой мы провели последние два дня, я назвал ее заливом Хоук [Хоукс], в честь сэра Эдварда Хоука, первого лорда Адмиралтейства. Глубина здесь от 24 до 8—7 саженей, есть хорошие якорные стоянки. От мыса Киднапперс остров простирается на SSW, в том же направлении шли и мы, держась в одной лиге от берега. Ветер устойчивый, ясная погода. В полдень вышеуказанный мыс был на NO 9°, в 2 лигах от нас, а самая южная видимая нами земля на SW 25°. Обсервованная широта 39°50' S.

Понедельник, 16-е. Днем и утром свежие северные ветры; ночью переменный ветер, временами штиль. В 2 часа дня миновали небольшой, но довольно высокий белый островок, лежащий близ берега. На нем мы видели много построек, каноэ и людей; мы решили, что это, должно быть, рыбаки, так как остров казался совсем бесплодным. Заметили туземцев и на берегу небольшого залива, вдающегося в сушу.

В 7 часов самая южная видимая нами земля была на SWtS, а мыс Киднапперс на NtO1/4О, в 8 лигах от нас. В 2 лигах от берега измерили глубину — 55 саженей. В 11 часов легли в дрейф до рассвета, затем шли вдоль берега к югу.

В 7 часов миновали довольно высокий мыс, в 12 лигах к SSW от мыса Киднапперс. От этого мыса земля тянется еще на 3/4 румба к W. [201]

В 10 часов к югу увидели землю на SWtS. В полдень самая южная видимая нами земля была на SW 39°, в 8—10 лигах, а высокий крутой мыс с желтоватыми утесами на W, в 2 милях от нас. Обсервованная широта 40°34' S. Глубина 32 сажени.

Вторник, 17-е. Днем западные ветры, свежий ветер; ночью небольшой ветер переменного направления, штиль; утром слабый ветер от NW и NO. Полагая, что дальнейшие поиски бухты бесполезны, так как характер местности меняется к худшему, я решил, что дальнейшее продвижение к югу не приведет к сколько-нибудь ценным открытиям и лишь явится напрасной потерей времени, каковое с большим успехом может быть использовано в случае, если мы направимся на север. Поэтому в час дня легли на другой галс и взяли курс на N при свежем ветре. Земля в этот момент простиралась на SWtS в 10—12 лигах.

Крутой утес, или высокий мыс, на траверзе которого мы были в полдень, я назвал Тернегейн (мыс Обратного Поворота), ибо именно у него мы повернули обратно. Он находится в 40°34' ю.ш. и 182°56' з.д., в 18 лигах к SSW и SSW1/2W от мыса Киднапперс.

Поверхность здесь неровная: кое-где у моря возвышаются белые скалы, кое-где тянутся песчаные полосы. Лесные массивы, которых здесь не так много, как в заливе Хоук, чередуются с грядами меловых холмов, это напоминает Южную Англию. Местность, по-видимому, густо заселена. Держась берега, мы увидели несколько поселений, дымки заметили не только в долинах, но и на вершинах и склонах холмов. Насколько хватал глаз, тянулась цепь гор с вершинами, покрытыми снегом.

Ночью видели два больших костра, верный признак того, что земля эта населена. Мыс Киднапперс был на NW 56°, в 7 лигах от нас. Обсервованная широта 39°52' S.

Среда, 18-е. Слабый ветер переменного направления, хорошая погода. В 4 часа утра Киднапперс был на NW 82°, в 2 лигах от нас. Глубина 62 сажени, а когда мыс был на WtN (в 3—4 лигах) — 45 саженей, на половине пути между островом Портленд и мысом Киднапперс — 65 саженей. В полдень остров Портленд был на NO1/2О, в 4 лигах от нас. Обсервованная широта 39°34' S.

Четверг, 19-е. Днем слабые ветры от О и ONO; ночью свежий ветер от S к SW, густая облачность, гроза. В 5.30 дня легли на другой галс, на SO; остров Портленд был на SO, в 3 лигах от нас.

От берега отошла лодка, в ней было 5 человек. Они безбоязненно поднялись на борт и настояли на том, чтобы остаться с нами на всю ночь; не было никакой возможности отвязаться [202] от них. Только силой удалось бы выдворить их с корабля, а этого мне не хотелось делать. Правда, для предотвращения возможных козней со стороны непрошеных гостей, я приказал поднять каноэ на борт. Двое туземцев были вождями, трое других — их слугами. Один из вождей казался человеком открытого и мягкого нрава, и тот и другой с большим вниманием рассматривали все, что им показывали, и благодарили за подарки; оба не ели и не пили с нами, слуги же не отказывались от еды 89.

Несмотря на то что туземцы безусловно знали, как мы обошлись с их соплеменниками, побывавшими на корабле раньше, они с большим доверием относились к нам, полностью отдав себя в наши руки, не спрашивая, желаем ли мы этого, что особенно странно, если вспомнить поведение тех, с кем мы встречались прежде в этом заливе.

В 11 часов ночи прибавили паруса (ночь была темная и дождливая) и так шли до рассвета, в 7 часов утра у мыса Тейбл легли в дрейф и отправили на берег каноэ. В это время от берега отошло еще несколько лодок, но мы не имели возможности дожидаться их и отправились к северу. В полдень самая северная видимая земля была на NO 20°, а мыс Йонг-Никс-Хед, или южный мыс бухты Поверти, на NW, почти в 4 лигах от нас. Обсервованная широта 38°44'30" S.

Пятница, 20-е. Днем свежий ветер от SSW; ночью небольшой ветер переменного направления, дождь; утром свежий ветер от SW. В 3 часа дня миновали весьма приметный мыс, я назвал его Гейбл-энд-Форленд [мыс Щипца] — за сходство возвышающегося на нем белого утеса с щипцом крыши дома. Его легко заметить и по остроконечной скале, лежащей вблизи. Он расположен на NO 24°, в 12 лигах от мыса Тейбл. Между ними море далеко вдается в сушу, образуя залив. Здесь-то в 4 лигах от первого мыса и 8 лигах от второго и лежит бухта Поверти.

От Гейбл-энд-Форленд земля простирается на NtO насколько хватает глаз. Поверхность от бухты Поверти до Гейбл-энд-Форленд неровная, горы сменяются лесистыми долинами.

Держась вдоль берега, видели поселения, обработанные участки земли, людей. Вечером подошло несколько каноэ, и один из туземцев поднялся на борт; мы дали ему несколько безделушек и отправили обратно. Лавировали до рассвета, а затем пошли к берегу, чтобы осмотреть две бухты, открывшиеся нашему взору почти в двух лигах к северу от мыса. До самой южной мы так и не смогли дойти, а в другой бухте в 11 часов отдали якорь на глубине 7 саженей почти в 3/4 мили от берега грунт — темный песок. Северный мыс был на NO1/2N в 2 милях, а южный на SOtO, в миле от нас. Эта бухта не так защищена с моря, как мне казалось вначале, но поскольку [203] туземцы (многие из них подошли к нам на своих каноэ), видимо, были настроены миролюбиво, я решил запасти немного воды и осмотреть местность, прежде чем проследовать дальше на север.

Суббота, 21-е. Не успели мы отдать якорь, как заметили каноэ с двумя стариками, которые, судя по их одежде, были вождями. Я пригласил их на борт, и они не колеблясь приняли приглашение. Каждый из них получил почти по 4 ярда полотна и ерши.

Тканью они остались довольны, но ерши, видимо, не смогли должным образом оценить. Тупиа объяснил причину нашего прихода сюда, он постарался втолковать им, что мы не тронем их, если они будут вести себя мирно. Трудно даже представить себе, как бы они поступили, если услышали о случившемся в бухте Поверти.

В час или два дня с группой вооруженных людей отправился на шлюпке на поиски пресной воды. Оба туземца были с нами; так как прибой усилился, поднялся ветер, а затем пошел дождь, мы вернулись обратно, а вожди на каноэ отправились восвояси.

К вечеру стало спокойнее. Высадившись на берег, мы обнаружили два источника пресной воды; туземцы, по всем признакам, относились к нам дружелюбно и миролюбиво, и поэтому я решил остаться здесь по крайней мере еще на день, чтобы запастись водой и дать м-ру Бенксу возможность собрать образцы для коллекций.

Утром лейтенант Гор с большой группой людей направился на берег, чтобы наблюдать за доставкой воды, но из-за сильного прибоя трудно было свезти бочонки с корабля, и первая партия была доставлена на борт только около полудня.

Воскресенье, 22-е. Днем слабые ветры, облачно. В полдень, а может немного позже, к кораблю подошло несколько каноэ, туземцы начали торговлю. Наши люди продавали им ткань с острова Георга в обмен на местную, так как у туземцев не было почти ничего другого. Этот род обмена вначале, видимо, им нравился, причем они предпочитали ткани с островов [Общества] английским, но к вечеру цены упали более чем в 5 раз 90. Я пригласил нескольких человек на борт, показал им корабль, который им очень понравился.

Миролюбиво встретили местные жители наших людей и на берегу. Они вели себя лучше, чем можно было ожидать, но так как из-за прибоя доставка воды на борт была затруднена, я решил утром сняться с якоря. В 5 часов утра снялись с якоря и вышли в море.

Туземцы называют залив Тегаду [Анаура], он находится на 38°16' ю.ш., и поскольку ничего примечательного на [204] берегах его нет, я не стану его описывать. Здесь растет очень много дикого сельдерея. Мы купили у туземцев 10 или 15 фунтов бататов 91. Под них заняты большие участки, но плодов сейчас мало, ибо время для них слишком раннее. В полдень залив Тегаду был на WtS1/2W, в 8 лигах от нас, а очень высокая гора с двумя вершинами, возвышающаяся в глубине острова, на NWtW. Обсервованная широта 38°13' S. Ветер северный, свежий.

Понедельник, 23-е. Днем сильные ветры с N, облачная погода. В час дня легли на другой галс, шли к берегу. В 6 часов измерили глубину, оказалось 56 саженей; грунт — мелкий песок. Залив Тегаду был нa SW1/2W, в 4 лигах от нас.

В 8 часов сделали поворот, глубина 36 саженей, находились почти в 2 лигах от берега.

Всю ночь лавировали при слабом ветре. В 8 часов утра, когда были почти в лиге от залива Тегаду, к нам подошли каноэ, и туземцы сообщили нам, что в бухте, лежащей немного-дальше к югу (мы не смогли до нее дойти в тот день, когда остановились в заливе Тегаду), есть пресная вода и ее легка доставить на борт. Поскольку приходилось идти против ветра и все время лавировать, я счел, что мы лучше используем время, если подойдем к берегу бухты, чтобы запастись водой и установить дружеские отношения с туземцами.

С этим намерением мы направились к бухте, предварительно послав туда две шлюпки с вооруженными людьми, чтобы обследовать место, где можно набрать воды. Около полудня они вернулись, подтвердив сказанное туземцами.

Отдали якорь на глубине 11 саженей; грунт — мягкий песок. Северный мыс на берегу бухты на NtO, а южный на SO, источник находится в маленьком заливе у южной оконечности бухты, в одной миле от нас на StO.

Вторник, 24-е. Ветры западные, прекрасная погода. Вечером, как только завели шпринг, сошел на берег осмотреть источник; меня сопровождали м-р Бенкс и д-р Соландер. Я выяснил, что вода хорошая и место очень удобное, а выше отметок самого высокого прилива много леса. По всем признакам, туземцы не только дружески относятся к нам, но готовы обменять то немногое, что у них есть.

Рано утром послал лейтенанта Гора на берег наблюдать за рубкой леса и доставкой воды; с ним отправилась группа наших людей, включая всех матросов 1-й статьи, для охраны. После завтрака высадился на берег и пробыл там целый день. Незадолго до этого м-р Грин и я произвели несколько наблюдении солнца и луны. Средний результат по этим наблюдениям — 180°47' W, однако все предыдущие данные превосходили эту цифру. По среднему всех наблюдений определил долготу [205] побережья. В полдень квадрантом измерил высоту солнца и определил широту — 38°22'24" S.

Среда, 25-е. Ветер и погода, как вчера. Днем установили кузницу, чтобы починить металлические подпорки румпеля. К ночи доставили на борт 12 бочек воды и две или три шлюпки с дровами; таким образом, я считаю, что время не прошло зря. Туземцы не беспокоили нас, то и дело приносили на корабль и к месту, где мы брали воду, рыбу, которую мы обменивали на ткани, бусы и т.д.

Четверг, 26-е. Днем ветер от S и SW; хорошая погода, в остальную часть суток дождь. Несмотря на это, продолжаем принимать на борт дрова и воду.

Пятница, 27-е. Ветер от SW. Днем дождь; к ночи прояснилось. Утром послал катер, чтобы наловить устриц, но попытка оказалась безуспешной. Отправил людей измерить глубину бухты.

Высаживался на берег дважды. Первый раз в долине, прошел в глубь острова, но не встретил ничего примечательного; второй — близ северного мыса, где приказал нарвать сельдерея и противоцинготной травы 92 столько, сколько могло поместиться в шлюпке. В этот день закончили доставку воды, доведя запас до 70 тонн, но дров заготовили еще мало.

Суббота, 28-е. Слабый южный ветер, хорошая погода. Заготовляли голики из кустарника, растущего на берегу и весьма пригодного для этой цели 93; поскольку я намерен был утром выйти в море, нескольких человек послал на сбор сельдерея; его здесь очень много. Приказал приправлять им суп и овсянку, которую готовили каждое утро к завтраку; думаю продолжать так до тех пор, пока у нас есть эта зелень и пока не достанем что-либо для замены, ибо сельдерей очень полезен и является превосходным противоцинготным средством.

Воскресенье, 29-е. Днем слабый ветер от NO с грозой, разразившейся над сушей, ночью небольшой ветер с суши, густой туман; утром слабый ветер от NNO, ясная погода. В 4 часа утра отдали шпринг, в 6 часов выбрали якорь и вышли в море.

В полдень бухта была на NW 63°, в 4 лигах от нас. Туземцы называют ее Толага [местное название Уава]. Она сравнительно широка, глубина ее от 13 до 7 саженей, дно чистое, песчаное, есть хорошая якорная стоянка, залив защищен от всех ветров, за исключением северо-восточных, он находится на широте 38°22' S, в 4—5 лигах к северу от мыса Гейбл-энд-Форленд.

У южного мыса расположен высокий островок, и он лежит так близко к берегу, что его трудно заметить. Недалеко от северного мыса острова, при входе в бухту, две высоких скалы; [206] одна из них круглая, вторая вытянута вверх и как бы просверлена насквозь, отверстия напоминают арки моста.

Между скалами есть бухта, где мы нарубили леса и набрали воды. Близ северного мыса лежит довольно высокий скалистый остров, а мористее, на расстоянии мили от него — рифы, окруженные бурунами. Склонение здесь 14°31' О; полная вода бывает в полнолуние и новолуние около 6 часов. Уровень поднимается на 5—6 футов, но идет ли приливное течение с юга или севера, я не могу определить.

Во время нашего пребывания в заливе мы ежедневно понемногу торговали с туземцами, они продавали нам рыбу, бататы и некоторые весьма любопытные, по нашему мнению, мелочи. За это они получили от нас материю, бусы, гвозди и т.д. Ткани, которые мы приобрели на острове Короля Георга и на Ульетеа, они ценили больше всего, и мы охотно обменивали их, ибо у каждого на корабле они были.

Я приказал покупать у местных жителей все, что те предложат, без всяких ограничений, ибо знал, — только при этом условии туземцы будут охотно и по доступной цене продавать свои товары. Уверен, что тем самым можно побудить их привозить нам все, чем располагает остров. У меня были основания полагать, что так они и поступят, однако ничто не содействовало росту оборота торговли.

Четвероногих, кроме собак и крыс (да и тех в очень малом количестве), здесь не видели — ни домашних, ни диких; не заметно даже признака их существования. Мясо собак туземцы употребляют в пищу и подбивают свою одежду их шкурами.

Во время стоянки в бухте я высаживался на берег и поднимался на холмы, чтобы осмотреть местность. Однако удалось увидеть немногое, ибо обзору мешали еще более высокие горы. Вершины их большей частью голые, там можно увидеть только папоротник, но долины и многие склоны поросли лесом. То там, то здесь видны поля туземцев. В лесу мы обнаружили свыше 20 различных пород деревьев; образцы некоторых из них я взял на борт, ибо они не известны никому из нас. Дерево, которое мы рубили на дрова, напоминало клен. Оно выделяло беловатую смолу, у другого смола была желтая, возможно, ее удастся использовать в качестве краски. Встретилось нам и капустное дерево, которое мы срубили, чтобы достать капусту. Страна изобилует растениями и красивыми птицами, многие из которых нам не известны.

Почва на холмах и в долинах светлая, песчаная, весьма пригодная для выращивания всех видов корнеплодов, но мы видели здесь только бататы и ямс. Туземцы высаживают их на небольших круглых грядках; площадь поля обычно несколько акров. Участки тщательно спланированы и содержатся [207] в добром порядке, многие из них обнесены палисадами, которые, однако, могут служить только как украшение.

Понедельник, 30-е. Днем слабый ветер, облачная погода. В час дня легли на другой галс к берегу; в 7 часов залив Толага был на WNW, в лиге от нас. Сделали поворот и пошли от берега. До 2 часов ночи был штиль, затем поднялся ветер от SW, и мы легли на N. В 6 часов мыс Гейбл-энд-Форленд был на SSW, а залив Толага на SSW1/4W, в 3 лигах от нас. В 8 часов, будучи в 2 милях от берега, заметили, что рыбачьи каноэ пробовали идти за кораблем, но из-за свежего ветра не смогли догнать нас. В полдень обсервованная широта 37°49' S; островок, расположенный близ берега самой северной видимой земли, был на NO 16°, в 4 милях. От залива Толага прошли 13 лиг курсом NtO1/2O. Поверхность острова очень неровная; вдоль побережья несколько небольших бухт с песчаными полосами. Туманная, облачная погода не позволила нам рассмотреть местность в глубине страны. Недалеко от берега заметили лишь несколько поселений и поля туземцев. Глубина от 20 до 30 саженей.


Комментарии

80. Лейтенант Хикс отмечает, что Ридинг выпил три полупинты (0,84 литра) рому. Бенкс в связи со смертью Ридинга пишет: «Я неоднократно восхвалял себя за предусмотрительность, которая выразилась в том, что я отказался взять для себя вино на Мадейре, ибо смело могу утверждать, что не было на борту винной бочки, которая не была бы продырявлена к вящему неудовольствию ее владельцев; у последних было лишь слабое утешение, что джентльмены не заполняли опустошенных ими бочек соленой водой; впрочем, в ряде случаев тешиться было нечем, ибо часто бочки на две трети, а то и полностью наполнялись вместо вина соленой водой».

81. Порт-эгмонтские курочки (Catharacta Skua bonnelergi) —  разновидность большого поморника (отряд чаек), характерная для средних широт южного полушария.

82. Биглехол (169, п. 1) приводит чрезвычайно интересную справку: оказывается гибель этого островитянина нашла отражение в маорийских преданиях, причем сохранилось даже имя убитого. Его звали Те Маро.

83. Лейтенант Гор так описывает эти события: «Около сотни туземцев, все вооруженные, пришли на противоположный берег соленой реки и построились в ряды. Все время прыгая в стороны и назад, они стали размахивать оружием, причем лица их искажались гримасами, белки глаз вращались, и они громко пели хриплыми голосами; мне думается, что этим они желали устрашить врагов, исполняя для этой цели нечто подобное боевой пляске. Все это продолжалось 3 или 4 минуты» (Beaglehole, 169, п. 2).

84. Имя убитого Те Ракау. Стреляли Бенкс и лекарь Монкхауз. У Бенкса мушкет был заряжен дробью, но Монкхауз выстрелил пулей и был виновником гибели второго новозеландца. Кук подробно описывает обстоятельства этой стычки в варианте журнальной записи, не вошедшей в основной текст (Beaglehole, Appendix III, 5, 534 — 535). Таким образом, свою первую высадку на новозеландской земле английские мореплаватели ознаменовали кровопролитием. Пиккерсгил, который участвовал в столкновении, отметил исключительное мужество новозеландцев, на которых огнестрельное оружие (а ведь они видели его в действии) не произвело никакого впечатления.

85. Мидшипмен Бути в своих записках отметил, что в этой стычке было убито четверо островитян. В одной из версий журнальных записей (Beaglehole, CCXI) Кук более подробно излагает ход событий. Он, в частности, отмечает, что захваченные в плен юноши вели себя спокойно и дружественно, после того как с ними побеседовал Тупиа. Кук, оправдывая свое поведение, говорит, что в том случае, если оружие не было бы применено, новозеландцы «удалились бы с триумфом и бесспорно приписали этот триумф своей доблести и нашей робости». На эти доводы Кук, однако, не счел возможным опираться в основной версии дневника. Помощник штурмана Уилкинсон сохранил в своих записях имена пленников (Те Хоуранги, Икиранги и Марукауити) (Beaglehole, 171, п. 1).

86. Этот мыс был первой новозеландской землей, замеченной еще 7 октября. Паркинсон писал: «Капитан... обещал галлон рому тому, кто первый заметит землю днем, и два галлона тому, кто увидит ее ночью». Бути в своих записках отметил, что таким счастливцем оказался двенадцатилетний слуга Бенкса Николас Юнг, в честь которого мыс получил свое название. Биглехол полагает, что Ник заметил немые, а горы, расположенные в глубине острова.

87. Вероятно, Кук описывает здесь одежду из собачьей шкуры (топуни) и при этом весьма необычного цвета, так как черные собаки встречались в Новой Зеландии чрезвычайно редко. Местные новозеландские собаки (единственное домашнее животное маори) были больше похожи на лисицу, чем на собаку, и не умели лаять. В настоящее время они полностью вымерли (Beaglehole, 177, п. 5).

88. Биглехол (178, п. 1) приводит любопытный рассказ об этой стычке, записанной Уильямом Колензо в 1851 г. со слов потомков островитян-участников событий. По словам маори, убито было пять человек и несколько человек было ранено. Штурман Молинев своих записках полагает, что островитяне еще дешево отделались; если, пишет он, моряки не были бы озабочены тем, чтобы выручить Тиата, пострадало бы гораздо больше островитян.

89. Отказ от еды вызван был тем, что вожди соблюдали особое табу, которое запрещало лицам высоких рангов разделять пищу со слугами или рабами. Арики  —  вожди никогда не готовили пищи сами, и если при них не было слуг, то часто испытывали муки голода, лишь бы только не унизиться до такого «позорного» занятия.

90. Тапа не производилась в Новой Зеландии, поскольку там не произрастало бумажно-шелковичное дерево; поэтому таитянские материи ценились здесь необычайно дорого. Маори изготовляли ткани из дикого новозеландского льна (Phormium tenax).

91. Бататы (местное название кумара, batatas) культивировались повсеместно на Северном острове. Клубни бататов, содержащие большое количество крахмала, употребляются в пищу. Для маори бататы имели такое же значение, как и плоды хлебного дерева для таитян.

92. Новозеландские виды дикого сельдерея Apium prostratum и A. filiforme; противоцинготная трава Lepidium olearum (Beaglehole, 184, п. 2)

93. Речь идет о невзрачном на вид кустарнике Leptospermum scoparium. В записках второго путешествия Кук назвал это растение «чайной травой», так как из его листьев приготовлялся настой, несколько напоминающий по вкусу чай. Местное название этого растения манука.

(пер. Я. М. Света)
Текст воспроизведен по изданию: Джемс Кук. Первое кругосветное плавание капитана Джемса Кука. Плавание на «Индеворе» в 1768–1771 гг. М. Географгиз. 1960

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.