Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДЖЕЙМС КУК

ПУТЕШЕСТВИЕ К ЮЖНОМУ ПОЛЮСУ И ВОКРУГ СВЕТА

ОБЩЕЕ ВВЕДЕНИЕ

Вопрос о том, представляет ли собой неисследованная часть южного полушария только громадную массу воды или там есть материк, как это предполагала умозрительная география 1, в течение долгого времени привлекал к себе внимание не только ученых, но и большую часть морских держав Европы.

Разрешение столь любопытного и важного вопроса, вызвавшего такие различные мнения, являлось главным мотивом, побудившим его величество отдать приказ об этом путешествии, историю которого мы теперь представляем публике.

Чтобы читатель имел ясное представление о том, что было нами сделано, и мог точнее судить о том, в какой мере была выполнена поставленная перед нами большая задача, необходимо коротко рассказать о нескольких путешествиях, предпринятых для открытий в южном полушарии до той экспедиции, которой я имел честь руководить и о которой я теперь собираюсь дать отчет.

1519 г. Магеллан 2. Первый пересек обширный Тихий океан Фердинанд Магеллан — португалец на испанской службе. 10 апреля 1519 г. он вышел из Севильи с пятью судами, открыл проливы, названные его именем, через которые 27 ноября 1520 г. вышел в Южный Тихий океан.

В этом море им были найдены два необитаемых острова, местоположение которых точно не известно; затем он пересек экватор и открыл острова Ладрокес 3; после этого прошел к Филиппинским островам, на одном из которых и был убит в стычке с туземцами.

Его корабль «Виктория» («Победа») был первым, обошедшим вокруг земного шара и единственным из его эскадры, преодолевшим опасности и бедствия, сопровождавшие это героическое предприятие. [36]

По пути, указанном Магелланом, испанцы совершили несколько плаваний из Америки в западном направлении.

Но первое путешествие, курс которого можно проследить с точностью, было совершено в 1595 г. Альваро Менданья де Нейра 4. От предшествовавших экспедиций не сохранилось вполне достоверных сведений.

Однако нам все же известно, что во время этих плаваний были открыты Новая Гвинея 5, острова, названные Соломоновыми, и несколько других.

Мнения географов о положении Соломоновых островов весьма различны. Наиболее правдоподобно предположение. что они представляют собой группу, в которую входят острова, получившие впоследствии названия Новой Британии, Новой Ирландии и т.д.

1595 г. Менданья. 9 апреля 1595 г. Менданья вышел из Кальяо с четырьмя судами, чтобы установить положение этих островов; по пути на запад он открыл острова: Маркизские на 10° ю.ш.; Сан-Бернардо (по-моему, это тот остров, который коммодор Байрон назвал островом Опасности), затем — Солитария на 10°40' ю.ш. и 178° з.д. и, наконец, Санта-Крус, несомненно, тот же самый, который капитан Картерет назвал островом Эгмонта (Остров, открытый Картеретом, расположен не в архипелаге Санта-Крус, а в архипелаге Таумоту под 19°19' ю.ш, и 139°19' з.д.— Ред.).

На Санта-Крус умерли Менданья и многие из его спутников, и разбитые остатки его эскадры были отведены в Манилу старшим кормчим Педро Фернандес де Кирос 6.

1605 г. Кирос. Этот же Кирос был первым, посланным с единственной целью открытия южного материка; и действительно, он, по-видимому, был первым, кто имел некоторую идею о существовании этого материка.

Он отплыл от Кальяо 21 декабря 1605 г. как кормчий флота, состоявшего из двух больших судов и одного тендера (одномачтового судна) под начальством Луиса Пас де Торрес; направляясь на запад-юго-запад, они 26 января 1606 г., находясь, по их счислению, на расстоянии тысячи испанских лиг (миль) от берегов Америки, открыли на 25° ю.ш. небольшой низменный остров. Два дня спустя, они открыли другой возвышенный остров, с плоской вершиной, вероятно, тот же самый, который капитан Картерет назвал островом Питкерна. [37]

Оставив эти острова, Кирос, по-видимому, взял курс на запад-северо-запад и северо-запад к 10° или 11° ю.ш. и затем на запад, пока не дошел до залива Сан-Фелипе и Сантьяго на острове «Земля Духа Святого». На этом пути он открыл несколько островов; вероятно, некоторые из них были замечены позднейшими мореплавателями.

По выходе из залива Сан-Фелипе и Сантьяго суда разлучились. Кирос с «Капитаной» направился к северу и вернулся в Новую Испанию, испытав сильные лишения из-за недостатка провианта и воды. Торрес с «Альмирантой» и тендером направился на запад и был, по-видимому, первым, прошедшим между Новой Голландией и Новой Гвинеей.

1615 г. Лемэр и Скоутен 7. Следующая попытка делать открытия в Южном Тихом океане принадлежала Лемэру и Скоутену. Они вышли из Текселя 14 июня 1615 г. на кораблях «Конкордия» и «Горн». Последний, по случайности, сгорел в Желанной гавани (Десеадо). На «Конкордии» они открыли пролив, получивший имя Лемэра, и обогнув мыс Горн, были первыми, вступившими в Тихий океан.

Они открыли остров Собак на 15°15' ю.ш. и 136°30' з.д., Сондре-Грондт на 15° ю.ш. и 143°10' з.д., Ватерланд на 14°46' ю.ш. и 144°10' з.д. и в двадцати пяти милях к западу от него остров Мух на 15°20' ю.ш.; острова Предателей и Кокосовый на 15°43' ю.ш. и 179°13' з.д., на два градуса дальше к западу остров Надежды и на 14°56' ю.ш. и 179°30' в.д. остров Горн (В XVII в. долготу определяли еще очень неточно, нередко с ошибками на несколько градусов, у 15° ю.ш. разбросаны сотни островов, поэтому очень трудно установить, какие именно острова Полинезии были открыты Лемэром и Скоутеном. — Ред.).

Затем они прошли вдоль северного берега Новой Британии и Новой Гвинеи и прибыли в Батавию в октябре 1616 г.

 

1642 г. Тасман 8. За исключением открытий на западном и северном побережьях Новой Голландии никаких важных плаваний в Тихом океане не предпринималось до 1642 г., когда капитан Тасман вышел из Батавии с двумя судами, принадлежавшими Голландской Ост-Индской компании и открыл Вандименову Землю, затем небольшую [38] часть западного побережья Новой Зеландии, острова Дружбы и острова Принца Вильгельма.

 

1594 г. Ричард Хоукинс 9. До сих пор я считал полезным не прерывать описания хода открытий в Южном Тихом океане, иначе я бы уже прежде упомянул, что в 1594 г. Ричард Хоукинс, находясь на расстоянии около пятидесяти лиг к востоку от реки Лаплаты, был отброшен бурей к востоку от своего курса. Когда буря утихла, он, направляясь к Магелланову проливу, неожиданно увидел землю; он прошел около шестидесяти лиг вдоль берегов этой земли и весьма подробно описал ее. Он назвал ее в честь своей царственной госпожи королевы Елизаветы Мейден-Ленд землей Девы Хоукинса и утверждал, что она расположена в шестидесяти лигах от ближайших к ней берегов Южной Америки.

Впоследствии капитан Джон Стронг, вышедший из Лондона на судне «Фаруэл» в 1689 г., пройдя через пролив, разделяющий восточный остров от западного, обнаружил, что эта земля состояла из двух больших островов. Он назвал этот пролив Фолклендским в честь своего покровителя лорда Фолкленда, и это название по ошибке перешло на оба острова, разделяемые этим проливом 10.

Упомянув об этих островах, я хочу добавить, что будущие мореплаватели напрасно потеряют время, если станут искать остров Пепис на 47° ю.ш.; теперь стало точно известно, что «остров Пепис» не что иное, как эти Фолклендские острова 11.

 

1675 г. Ларош. В апреле 1675 г. английский купец Антон Ларош, возвращавшийся из Южного Тихого океана, где он совершил плавание с торговыми целями, был отнесен ветром и течениями далеко к востоку от пролива Лемэра к берегу; может быть к тому самому, который я посетил во время нынешнего плавания и назвал Георгией.

Оставив эту землю и направляясь к северу, Ларош на 45° ю.ш. открыл большой остров (На этой широте в Атлантическом океане нет островов); в восточной части этого острова он нашел хорошую гавань, в которой было много леса, пресной воды и рыбы.

 

1699 г. Г аллей 12. В 1699 г. знаменитый астроном доктор Эдмунд Галлей был приглашен на корабль его величества «Паромуор Пинк» для участия в экспедиции, посланной для того, чтобы установить более совершенные [39] способы определения долгот, изучить явление склонения магнитной стрелки на различных широтах. Целью экспедиции было также открытие новых неизвестных стран, которые, как полагали, расположены в южной части Атлантического океана.

В этом плавании он с точностью определил долготу многих мест; и по возвращении составил карту магнитных склонений и предложил способ определения долготы на море, с помощью наблюдения над положением неподвижных звезд. Но хотя он столь успешно выполнил первые два пункта своей инструкции, он не нашел на юге никаких неизвестных земель.

 

1721 г. Роггевен 13. В 1721 г. голландцы снарядили под командованием адмирала Роггевена три судна для новых открытий в Южном Тихом океане. Он оставил Тексель 14 21 апреля и, дойдя до этого океана, обогнув мыс Горн, открыл остров Пасхи; этот остров, по всей вероятности, был уже ранее замечен, хотя и не посещен Дэйвисом; и затем между 14°41' и 15°47' ю.ш. и между 142° и 150° з.д. он увидел несколько других островов, которые, по моему мнению, входят в число островов, замеченных последними английскими мореплавателями. Затем он на 15° ю.ш. и 170° з.д. открыл два острова, которые назвал островами Баумена, и затем Одинокий остров у 13°41' ю.ш. и 171°30' з.д. Эти три острова, несомненно, те же самые, которые Бугенвиль называет островами Мореплавателей,

 

1738 г. Буве 15. В 1738 г. Французская Ост-Индская компания 16 послала Лозье Буве с двумя судами, «Орел» и «Мария», для открытий в Южном Атлантическом океане. Он вышел из Лорианской гавани 19 июля; подошел к острову Санта-Катерина и отсюда взял курс на юго-восток.

1 января 1739 г. Буве на 54° ю.ш. и 11° в.д. открыл материк, или землю, которую он принял за материк. Из дальнейшего повествования будет видно, что мы сделали несколько попыток найти этот материк, но безуспешно. Поэтому весьма вероятно, что открытая Буве земля была не чем иным как большим айсбергом (В действительности Буве открыл небольшой остров). Отсюда он взял курс на восток и плыл, придерживаясь широты 51° до 35° в.д. Здесь корабли его разлучились: один пошел к острову Св. Маврикия, а другой вернулся во Францию. [40]

После этого плавания Буве интерес к открытиям прекратился до тех пор, пока ныне царствующий король не изъявил намерения делать открытия и исследовать южное полушарие и в 1764 г. не приказал привести свое намерение в исполнение.

 

1764 г. Байрон 17. В соответствии с этим приказом коммодор Байрон 21 июля 1764 г. оставил южную Англию, имея под своим командованием суда «Дельфин» и «Теймер». Посетив Фолклендские острова, он прошел через Магелланов пролив в Тихий океан, где открыл острова: Дизэпойнтмент («Разочарование»), Джорджа, Принц Уэльский, Дейнджер («Опасность»), Йорк и остров Байрона.

Он вернулся в Англию 9 мая 1766 г., а в августе следующего года корабль «Дельфин» снова вышел в плавание под командованием капитана Уоллиса, «Суолоу» — под командованием капитана Картерет 18.

Они плыли вместе до западного края Магелланова пролива и разделились уже в виду Великого Южного моря.

Капитан Уоллис взял курс в западном направлении и шел на таких широтах, каких до него не достигал ни один мореплаватель, но не встретил никакой земли, пока не дошел до тропика, где он открыл острова Уитсанди («Троицын день»), Королевы Шарлотты, Эгмонт, Герцога Глостер, Камберленд, Майтеа, Таити, Эймео, Тапаманоа, Хау, Сцилли, Боскавен, Кеппель и Уоллис, и вернулся в Англию в мае 1768 г.

 

Картерет. Его товарищ капитан Картерет шел по другому пути и открыл острова: Оснабург, Глостер, Королевы Шарлотты, Картерет, Гауэр и пролив между Новой Британией и Новой Ирландией; он вернулся в Англию в марте 1769 г.

 

1766 г. Бугенвиль 19. В ноябре 1766 г. коммодор Бугенвиль отплыл из Франции на фрегате «Будез» с транспортом «Этуаль». После непродолжительной остановки у берега Бразилии и на Фолклендских островах он через Магелланов пролив в январе 1768 г. вышел в Тихий океан.

На этом океане он открыл острова: Катр Фокардин, Лансье, Арп («Арфа») (полагаю, что это тот самый остров, который я впоследствии назвал Лагуной), Трум-Кап и Боу. Около 20 лиг дальше на запад он открыл четыре других острова, затем подходил к Майтеа, Отаити, островам Мореплавателей и Потерянной Надежды, которые [41] представлялись ему новыми открытиями. Затем он прошел между Гебридами, открыл мель Дианы и несколько других островов к северу, обошел с севера Новую Ирландию остановился в Батавии и прибыл во Францию в марте 1769 г.

Этот год был отмечен прохождением планеты Венеры под солнечным диском; это явление имело большое значение для астрономии и повсюду привлекало к себе внимание ученых, занимающихся этой наукой.

В начале 1768 г. Королевское общество 20 представило его величеству доклад о пользе, проистекающей из точного наблюдения над явлением в различных частях света и особенно из наблюдений, сделанных в южных широтах между 140° и 180° з.д., считая к западу от меридиана королевской обсерватории в Гринвиче. В докладе указывалось также на необходимость надлежащим образом снарядить суда для доставки наблюдателей к назначенным пунктам, но тут же упоминалось о том, что общество не в состоянии нести расходов по подобному предприятию.

В результате этого представления Адмиралтейство получило от его величества приказ приготовить для этой цели соответствующие суда. Во исполнение этого приказа был приобретен барк (трехмачтовое судно) «Индевор» («Попытка»), построенный для перевозки угля. Его переоборудовали для плавания в южных морях, а командование этим судном доверили мне. Вскоре после этого Королевское общество поручило мне, совместное астрономом, мистером Чарльзом Грин, произвести требуемые наблюдения над прохождением Венеры.

Первоначально предполагалось выполнить эту основную задачу нашей экспедиции либо на Маркизских островах, либо на одном из тех островов, которым Тасман дал наименование Амстердам, Роттердам и Мидлебург и которые теперь более известны под названием островов Дружбы 21. Но пока «Индевор» готовился к экспедиции, капитан Уоллис вернулся из своего кругосветного путешествия, в течение которого он открыл несколько островов в Южном море и среди других Таити. Этот остров предпочли всем вышеупомянутым островам, благодаря удобствам, которые он представлял и еще тому, что его положение было точно известно и считалось чрезвычайно подходящим для нашей цели. [42]

Вследствие этого мне было приказано идти прямо на Таити и по окончании астрономических наблюдений приступить к осуществлению плана открытий в Южном Тихом океане, идя на юг до 40 ю.ш.; затем, если я не найду никакого материка, идти на запад между 40° и 35° ю.ш., пока не дойду до Новой Зеландии, которую мне было приказано исследовать; отсюда я должен был вернуться в Англию по тому пути, который я найду удобным.

 

1768 г. Первое путешествие Кука. Следуя этим предписаниям, я вышел из Дептфорда 30 июля 1768 г. а из Плимута — 26 августа; останавливался у Мадейры, Рио-де-Жанейро и пролива Лемэр; и вышел в Южный Тихий океан, обойдя мыс Горн, в январе следующего года.

Я старался идти прямо на Таити, и это частично мне удалось, но я не сделал никаких открытий, пока не перешел тропик; здесь я прошел мимо островов Лагунного, двух групп Птичьего и Цепного и 13 апреля прибыл на Таити. Там я оставался три месяца, в течение которых производились наблюдения над прохождением Венеры.

Затем я покинул Таити; открыл и посетил острова Общества 22 и Охетероа, затем пошел к югу до 40°22' ю.ш. и 147°29' з.д. и 6 октября прибыл к восточному берегу Новой Зеландии.

Я исследовал берега Новой Зеландии до 31 марта 1770 г., когда я оставил ее и направился к Новой Голландии 23. Обследовав восточный берег этой обширной страны, который до сих пор еще не был посещен, я прошел между его северной оконечностью и Новой Гвинеей; высадился на последней, останавливался у острова Саву, в Батавии, на мысе Доброй Надежды и на острове Св. Елены и вернулся в Англию 12 июля 1771 г.

В этом путешествии меня сопровождали мистер Бенкс 24 и доктор Соландер 25. Первый был джентльменом, имевшим большое состояние; второй — учеником Линнея и одним из библиотекарей Британского музея 26; оба они были людьми известными в ученом мире благодаря их обширным и точным познаниям в естественной истории. Эти джентльмены, воодушевленные любовью к науке и желанием производить исследования в отдаленных краях, которые я собирался посетить, просили разрешения совершить путешествие со мной. Адмиралтейство охотно удовлетворило эту просьбу. [43]

Они были все время вместе со мной и подвергались всем опасностям и лишениям во время нашего утомительного и скучного плавания.

Путешествия Сюрвиля 27, Кергелена 28 и Мариона 29, рассказ о которых приведен в дальнейшем, не были своевременно доведены до моего сведения, и я не мог использовать их опыт. И так как результаты их путешествий не были обнародованы, я не мог сказать многого о них или о двух других путешествиях, которые, как мне говорили, были совершены испанцами: одно их них — к острову Пасхи в 1769 г., а другое — на Таити в 1773 г.

Прежде чем начать рассказ о моей экспедиции, я считаю нужным дать краткий отчет об ее снаряжении и о некоторых других вещах, столь же интересных и связанных с моей темой.

Вскоре после моего возвращения домой на судне «Индевор» было решено снарядить два корабля, чтобы дополнить сделанные в южном полушарии открытия. Характер этого плавания требовал судов особой конструкции и так как «Индевор» отправлялся на Фолклендские острова в качестве транспортного судна, то Управление военного флота приказало приобрести два судна, наиболее пригодные для этой службы.

В этот период времени разные люди высказывали различные мнения относительно размера и типа судов, наиболее пригодных для подобного плавания. Некоторые были за большие суда и предлагали корабли, вооруженные сорока пушками, или корабли Ост-Индской компании. Другие предпочитали большие, хорошо управляемые фрегаты или трехпалубные суда, используемые для торговли с Ямайкой 30 и имеющие большие каюты.

Но из всего того, что говорилось и предлагалось вниманию Адмиралтейства, насколько мне известно, наиболее отвечали своему назначению суда, предлагаемые Управлением военного флота.

Тип судов, наиболее пригодных для открытий, очень интересует настоящих и будущих участников подобных предприятий. Полезно поэтому привести здесь мнения Управления военного флота, с которыми я после опыта двух путешествий, длившихся по три года каждое, совершенно согласен.

Успех таких предприятий, как открытия в отдаленных частях света, зависит, главным образом, от оборудования, [44] учитывающего в первую очередь сохранность экипажа и судов, — а это зависит от типа, размера и свойств кораблей, выбранных для экспедиций.

Эти основные соображения важнее всех других при выборе типа корабля. Если при таком выборе не удовлетворено какое-либо из наиболее важных требований, и размер более полезных помещений уменьшен ради менее полезных, то это с самого начала может привести к неудаче всего предприятия.

Но и большая опасность, против которой следует принять меры во время путешествия для открытий, особенно в самых отдаленных частях земного шара, — это возможность сесть на мель у незнакомого, пустынного или, возможно, населенного дикарями берега; поэтому необходима такая конструкция судна, чтобы командир мог с наименьшим риском подойти к незнакомому берегу. Корабль не должен иметь большой осадки; но в то же время должен вмещать все продовольствие и вещи, необходимые для экипажа на все время плавания.

Корабль должен быть такой конструкции, чтобы он выдержал, если сядет на мель, и такого размера, чтобы его, в случае необходимости, можно было осторожно и удобно положить на берег для ремонта. Таких качеств нет ни у сорокапушечных военных кораблей, ни у фрегатов, ни у судов Ост-Индской компании, ни у больших трехпалубных вест-индских кораблей, ни у каких-либо других, кроме угольщиков, построенных в Северной Англии, которые особенно пригодны для данной цели.

С таким судном опытный и благоразумный моряк может смело действовать и лучше выполнить задание, чем с каким-либо судном другого типа или размера.

В общем, я глубоко убежден в том, что для плаваний с целью открытий в отдаленных, неизвестных частях земного шара наиболее приспособлены суда, построенные по образцу «Индевор», на котором я провел мое первое плавание.

Никакое судно другого типа не может вместить количество припасов, достаточное для большого экипажа в течение нескольких лет. И даже если какое-либо другое судно могло бы взять достаточный груз, оно окажется менее пригодным для открытий в южных водах из-за своей конструкции и размеров. [45]

Вот почему так незначительны были до сих пор открытия в южном полушарии. Все корабли иных конструкций, чем «Индевор», не были приспособлены к таким плаваниям, хотя их офицеры делали все. что было в их силах.

Именно такими соображениями руководствовались при выборе «Индевора» для первого плавания. Именно этим его качествам люди, находившиеся на его боргу, обязаны своей жизнью; и поэтому мы могли исследовать южные моря гораздо дальше, чем любой другой корабль это делал или мог делать. И хотя открытия не были главной целью нашего первого плавания, я тем не менее пересек значительное морское пространство, где до сих пор никто еще не плавал, открыл большие участки земли на высоких и низких южных широтах, отдал больше времени исследованиям и более точно нанес карту побережья вновь открытых обширных стран, чем какой-либо прежний мореплаватель во время одного путешествия.

Короче говоря, эти свойства кораблей, настойчивость и мужество экипажа дадут возможность выполнить задание и продвинуться дальше прежних мореплавателей.

Эти соображения совпадали с точкой зрения лорда Сандвич на этот вопрос, и Адмиралтейство купило два судна этого типа у капитана Уильяма Хаммонда из Гулля. Оба судна были построены (за 14 или 16 месяцев до покупки) в Уитби, тем же лицом, которое построило «Индевор».

По моему мнению, они были так хорошо приспособлены к выполнению предполагаемой задачи, словно были специально построены для этой цели.

Большой корабль имел водоизмещение в четыреста шестьдесят две тонны. Он был назван «Резолюшн» («Решимость») и отправлен для оснащения в Дептфорд. Водоизмещение другого корабля составляло триста тридцать шесть тонн. Этот корабль был назван «Адвенчур» («Предприятие») и был отправлен для оснащения в Вулидж.

Сначала предполагали обшить их медью, но вследствие того, что медь разъедает железные части, особенно около руля, пришлось отказаться от этого намерения и прибегнуть к старому методу обшивки и оснащения, как более верному; хотя принято изготовлять рулевые петли из меди, однако я полагаю, что она не столь прочна, как [46] железо, и я совершенно убежден в том, что она не выдержала бы такого плавания, какое проделал «Резолюшн».

Поэтому, пока не будет найдено средство для предупреждения действия меди на железные части, не рекомендуется употреблять ее для экспедиций этого рода.

28 ноября 1771 г. я был назначен командиром «Резолюшн», а Тобайас Фюрно (бывший второй помощник капитана Уоллиса) — командиром «Адвенчур».

Экипаж «Резолюшн» состоял из 111 чел., в том числе отряд морской пехоты в 20 чел.; экипаж «Адвенчур» из 81 чел., в том числе морской пехоты — 12 чел.

Я имел все основания быть вполне довольным выбором офицеров. Второй и третий помощники (Клерк и Пиккерсгил), лейтенант морской пехоты, двое других офицеров и несколько унтер-офицеров были со мной в первой экспедиции. Остальные были людьми, известными своими достоинствами, и все они в продолжение всего плавания по всякому случаю проявляли свое усердие и ревность к службе.

При оснащении этих кораблей мы не ограничивались обычным снаряжением, но снаряжали их наиболее полным образом и снабжали всеми предметами, которые нам казались необходимыми.

Лорд Сандвич обращал чрезвычайное внимание на снаряжение, посещал от времени до времени корабли, чтобы убедиться в том, что все необходимое было погружено на борт.

Нас снабдили самыми лучшими запасами провианта и всем остальным, что могло понадобиться в столь длительном плавании.

Виды провианта несколько отличались от принятых для употребления во флоте. Так, мы получили вместо овсяной муки пшеницу и сахар вместо растительного масла. По окончании погрузки каждый корабль имел на борту на два с половиной года провианта всякого рода. Среди прочих продуктов мы имели солод, кислую шинкованную и соленую (в кочнах) капусту в бочках, бульонные таблетки, ревень, горчицу, сгущенное пивное сусло, желе из моркови.

Некоторые из этих продуктов были уже прежде признаны весьма полезными противоцинготными средствами; другие были отправлены для испытания их с этой целью; это относится, главным образом, к сгущенному пивному [47]

Список членов экипажа кораблей

Офицеры, матросы и солдаты

На «Революшн»

На «Адвенчуре»

число

имена

число

имена

Капитан …

1

Джемс Кук

1

Тобайас Фюрно
Помощники ...

3

Роберт Купер

Чарльз Клерк

Риш Пиккерсгил

2

Джозеф Шенк

Артур Кэмп

Корабельный мастер …

1

Джозеф Гилберт

1

Питер Фаннин
Боцман …

1

Джеймс Грей

1

Эдуард Джонс
Старший плотник …

1

Джеймс Уоллис

1

Уильям Оффорд
Артиллерист …

1

Роберт Андерсон

1

Эндрью Глог
Лекарь …

1

Джеймс Паттен.

1

Томас Эндрюс
Помощники мастера

3

3

Унтер-офицеры …

6

4

Помощники лекаря …

2

2

Писарь …

1

1

Слесарь …

1

1

Старший матрос …

1

1

Зав. Оружием …

1

1

Его помощник …

1

1

Парусник …

1

1

Его помощник ...

1

1

Помощники боцмана

3

2

Помощники плотника …

3

2

Канониры …

2

1

Младшие плотники …

4

4

Кок (повар) …

1

1

Его помощник …

1

Рулевые …

6

4

Матросы …

45

33

Морская пехота

Лейтенант …

1

Джон Эдкомбл

1

Джеймс Окот
Сержант …

1

1

Капралы …

2

1

Барабанщик ...

1

1

Рядовые …

15

8

Всего …

111

81

[48] суслу (опыты с ним оказались удачными) и к желе из моркови. Последнее было рекомендовано нам, как очень сильное противоцинготное средство, но мы этого не находили.

Из солода изготовлялось сладкое сусло, которое давалось больным цингой или тем, чье состояние здоровья внушало опасение, — от одной до шести кружек в день, по назначению лекаря.

Кислая шинкованная капуста (к ней добавлялось немного можжевеловых ягод) — очень хорошее противоцинготное средство. На каждого человека полагалось два фунта в неделю, но я увеличивал или уменьшал эту порцию в той мере, в какой я считал это нужным. Бульонные таблетки давались здоровым и больным, и они оказывали на всех чрезвычайно благотворное действие.

Ревень, лимонный и апельсинный соки предназначались только для больных, особенно цинготных, и находились в полном распоряжении лекаря.

Для нас были изготовлены два остова небольших судов, водоизмещением в двадцать тонн, которые были доставлены на борт каждого из кораблей, чтобы их (если это понадобится) достроить и употребить в качестве вспомогательных судов или для спасения экипажа в случае кораблекрушения.

Нас также снабдили большим количеством рыболовных сетей, удочек и различных крючков для рыбной ловли. И для того, чтобы дать нам возможность получать свежий провиант в тех обитаемых частях света, в которых мы можем причалить и где деньги не имеют цены, Адмиралтейство распорядилось погрузить на борт обоих судов различные товары как для обмена у туземцев на припасы, так и для подарков, чтобы приобрести их дружбу и уважение.

Были также выбиты медали с изображением его величества, а на оборотной стороне с изображением двух кораблей. Эти медали предполагалось раздавать туземцам вновь открываемых стран и оставлять у них для засвидетельствования, что мы были первыми, открывшими эти земли.

На борт было погружено добавочное теплое обмундирование для выдачи экипажу, когда это будет необходимо. Короче говоря, у нас не было недостатка ни в чем, что могло способствовать успеху предприятия или обеспечить удобство и сохранить здоровье его участникам. [49]

Адмиралтейство уделило не меньше внимания науке, пригласив художника-пейзажиста Уильяма Ходже принять участие в этой экспедиции, чтобы делать зарисовки и пейзажи в странах, которые мы посетим. Подобные изображения могут дать более точное представление о тех местах, чем одни только описания.

Для общественной пользы считалось необходимым участие в этой экспедиции какого-либо лица, сведущего в естественной истории. Парламент предоставил крупную сумму для этой цели, и был приглашен Иоган Рейнгольд Форстер со своим сыном 31.

Палата Долгот 32 получила согласие Уильяма Уолса и Уильяма Бейли на производство астрономических наблюдений; первый должен был нести их на борту «Резолюшн», последний на борту «Адвенчура». Крупные усовершенствования, внесенные в астрономию и мореплавание, благодаря многим интересным наблюдениям, которые они сделали, оказали бы честь любым астрономам и математикам.

Палата снабдила их самыми лучшими приборами для производства астрономических наблюдений и опытов, а также хронометрами. Палата решила издать специальный отчет о работе этих часовых механизмов, а также об астрономических и морских наблюдениях, сделанных астрономами под редакцией Уолса.

Я весьма обязан Уолсу за то, что он во время путешествия сообщал мне свои наблюдения, предоставлял мне свой дневник и разрешил брать из него все, что, по моему мнению, может способствовать совершенству данного труда.

При обозначении курса и пеленгов, румбы приведены исправленные, а не со склонением компаса, кроме тех случаев, когда в тексте даны соответствующие указания.

А теперь необходимо сказать, что, собираясь отплыть в третью экспедицию, я оставляю этот отчет о моем втором плавании в руках моих друзей, которые любезно взяли на себя труд держать корректуру этих листов. Они полагают, что все, что я могу сообщить, лучше изложить моими собственными, а не чужими словами: так как этот труд предназначается главным образом для информации, а не для развлечения, то искренность и точность уравновесят недостаток красоты стиля. [50]

Поэтому я закончу это введение просьбой к читателю простить небрежности стиля, их, несомненно, немало в моем рассказе. Пусть он помнит, что это произведение человека, который не имел возможности долго обучаться в школах, но с молодых лет постоянно находился в море. И хоть я с помощью добрых друзей прошел все ступени морской службы — от юнги на судах-угольщиках до капитана королевского флота, я не имел случая заниматься литературой. Итак, публика не должна ожидать от меня изящного стиля или искусства профессионального писателя, но, надеюсь, будет смотреть на меня как на простого человека, старающегося усердно служить своей Родине и решившего дать, по возможности, полный отчет о своих действиях.

Плимутский рейд 7 июля 1776 г.


Комментарии

1. Умозрительная география — течение в европейской географии XVIII в., ожесточенным противником которого был Кук. Географы этого направления, исходя из чисто умозрительных, схоластических представлений о распределении суши и воды на земном шаре, полагали, что существует закон равновесия в пространственном размещении континентов. Колоссальной материковой массе северного полушария должен соответствовать близкий по размерам континент в южном полушарии. Умозрительная география следовала при этом древним, давно уже пересмотренным в ходе великих географических открытий, географическим легендам и превратно толковала данные новейших исследований, которые не согласовались с ее основной концепцией (прим. 74). Кук нанес смертельный удар основному положению умозрительной географии; он неопровержимо доказал, что в низких и средних шпротах южного полушария нет и не может быть еще неоткрытых земель значительной величины.

Кук не отрицал возможности существования материка близ южного полюса и привел убедительные доводы в пользу этого предположения. Однако после его знаменитого второго путешествия, разочарованные адепты умозрительной географии впали в другую крайность и создали теорию об отсутствии каких бы то ни было земель в Антарктиде. Этот географический миф суждено было развеять в 1820 г. русским мореплавателям Беллинсгаузену и Лазареву, положившим начало открытиям материка Антарктиды.

2. Магеллан Фернандо (1480—1521) — великий португальский мореплаватель. Но договору с испанским королем Карлом V в 1519 г. предпринял путешествие к Молуккским островам западным путем, открыл пролив, отделяющий Американский материк от Огненной земли (Магелланов пролив), и перейдя Тихий океан, открыл архипелаг Ладронес и Филиппинские острова, где был убит в стычке с туземцами. Спутник Магеллана Себастьян дель Кано, продолжая плавание, пересек Индийский океан и через мыс Доброй Надежды вернулся в Испанию (1522), совершив первое в истории человечества кругосветное путешествие.

3. Острова Ладронес, современное название — Марианские острова (архипелаг, расположенный в Тихом океане между 14 и 20-м градусами южной широты вдоль 145° в.д.), открыты 6 марта 1521 г. Магелланом и названы им островами Латинских парусов (по форме парусов, которыми были оснащены каное островитян). Уже Магеллан отмечал, что обитатели архипелага не склонны уважать собственность европейцев. В связи с этим испанские мореплаватели позднее дали островам наименование Ладронес («Воровские»). Испанцы утвердились там в 1565 г., когда Лопес Легаспи, подчинивший испанской короне Филиппины, основал на архипелаге Ладронес небольшое поселение. Острова стали в XVII—XVIII вв. важной опорной базой для испанских кораблей, совершавших регулярные рейсы между Акапулько (Мексика) и Манилой. Современное название дано было архипелагу в 1668 г. в честь вдовы короля Филиппа IV Марианы.

4. Менданья де Нейра Альваро (1542—1595) — выдающийся испанский мореплаватель, совершивший два путешествия (в 1567—1568 и 1595 гг.) в восточную часть Тихого океана.

Первая экспедиция была задумана испанским математиком и географом Педро Сармьенто де Гамбоа, жителем Лимы, столицы вице-королевства Перу. Но во главе экспедиции наместник Перу поставил не заподозренного в ереси Сармьенто, а своего юного племянника Менданью. Корабли экспедиции должны были направиться на поиски островов, будто бы открытых в Южном море, незадолго до завоевания испанцами Перу, перуанским мореплавателем Тупак Юпанки.

Менданья на двух кораблях: «Альмиранта» и «Капитана» вышел из Кальяо 19 ноября 1567 г. Следуя на запад, он лишь 15 января 1568 г. впервые увидел землю. То был небольшой остров, расположенный на 6° ю.ш., вероятно, в архипелаге Эллио. Менданья назвал его островом Иисуса. 1 февраля Менданья открыл большой архипелаг, получивший впоследствии название Соломоновых островов. До сих пор еще удержались названия, которые Менданья дал отдельным островам этой группы (Гвадалканал, Сан-Кристобаль, Санта-Исавель и др.).

11 августа экспедиция отправилась в обратный путь к берегам Калифорнии, открыв несколько атоллов в архипелагах, которые позднее были названы островами Гилберта и Маршальскими. 19 декабря Менданья достиг Нижней Калифорнии.

Название Соломоновы острова не встречается в донесениях участников экспедиции. Оно, несомненно, позднейшего происхождения. Соотечественники Менданьи, возбужденные слухами о новооткрытых сказочно богатых землях в Южном море, отождествили эти земли со страной Офир, откуда, по библейскому сказанию, царь Соломон получал золото для украшения иерусалимского храма. В Испании Менданья встретил холодный прием. Вторую экспедицию в Южное море ему удалось снарядить лишь после почти тридцатилетних хлопот, в 1595 г. В этой экспедиции главным пилотом был молодой португалец Педро Фернандес де Кирос.

Менданья и Кирос вышли из Кальяо 9 апреля 1595 г. и взяли курс к Соломоновым островам. В конце июля 1595 г. была открыта группа густо населенных островов, названная в честь вице-короля Перу маркиза Мендосы — Маркизскими островами. В бухте Мадре де-Дьос (Богоматери) на острове Санта-Кристина испанцы истребили сотни островитян и возбудили у местного населения чувство лютой ненависти к пришельцам. В начале августа Менданья отплыл на запад, открыл группу островов Сан-Бернардо (ныне острова Гемфри) и остров Солитарию и спустя две недели дошел до архипелага, которому он дал название островов Санта-Крус (Святого креста). Попытка основать на этих островах испанскую колонию не увенчалась успехом. Большая часть экспедиции, в том числе и сам Менданья, умерли от болезней, и экспедиция под командой Кироса, претерпев много лишений, через острова Ладронес (теперь Марианские) прибыла в Манилу в конце 1595 г.

Кук ошибочно приписывает Менданье открытие Новой Гвинеи.

5. Новая Гвинея. Трудно установить точно дату первого посещения ее берегов европейцами, но, несомненно, уже в 20-х годах XVI в., за 40 лет до первого плавания Менданьи, португальцы со своих баз на Молуккских островах и на Малакке и на Яве эпизодически появлялись на северных берегах Новой Гвинеи.

В 1525 или 1526 г. португалец Менесеш совершил плавание вдоль этих берегов, а в 1527 г. на Новой Гвинее побывал испанский мореплаватель Сааведра, посланный Кортесом из Мексики к Молуккским островам. Сааведра по имени обитателей острова назвал его Папуа. Название Новая Гвинея было дано другим испанским мореплавателем Иньиго Ортис де Ретесом в 1545 г.

В 1606 г. на южных берегах Новой Гвинеи появляются голландцы (Вилем Янсон), которые в начале XVII в. утверждаются на островах Зондского архипелага и вытесняют из морей, омывающих юго-восток Азии, португальцев. В 1606 г. испанец Торрес открыл пролив между Гвинеей и Австралией, названный его именем. В 1616 г, вдоль северных берегов проследовали корабли голландской экспедиции Скоутена и Лемэра.

В 1623г. южные берега Новой Гвинеи были обследованы голландской экспедицией Карстенса. Карстенс, следуя с востока на запад, дошел до берега Торресова пролива, но пройти через него не смог из-за многочисленных мелей и подводных камней. Он повернул на юг, углубился, следуя вдоль западного берега северной оконечности Австралии — полуострова Йорк, в воды залива Карпентария и вернулся на остров Амбойна в Молуккском архипелаге.

Тасман, совершивший свои два знаменитых плавания в 1642 и 1644 гг., в первом из них прошел вдоль всего северного берега Новой Гвинеи, а во втором путешествии повторил маршрут Карстенса. Ни Тасману, ни Карстенсу не удалось пройти через Торресов пролив, и поэтому в течение долгого времени мореплаватели, не зная об открытии Торреса, ошибочно считали Новую Гвинею частью Австралии.

В 1699—1700 гг. британский корсар Дампьер посетил северные берега Новой Гвинеи и открыл названный его именем пролив, отделяющий Новую Гвинею от острова Новая Британия.

Бугенвиль в 1768 г. не мог, следуя с востока на запад, пройти Торресовым проливом от Новых Гебрид к Молуккским островам и вынужден был обогнуть Новую Гвинею с севера. Лишь в 1770 г. Кук во время своего первого кругосветного плавания прошел с запада на восток через Торресов пролив.

Соперник Кука, капитан Дальримпль, в 1767 г. опубликовал материалы, касающиеся экспедиции Торреса, и установил за испанцами неоспоримое право приоритета на открытие пролива между Новой Гвинеей и Австралией (прим. 74).

6. Кирос Педро Фернандес и Торрес Луис Ваес. Педро Фернандес де Кирос (1560—1616), португалец родом, в молодости поступил на испанскую службу и вскоре заслужил репутацию талантливого инициативного и смелого мореплавателя. Кирос был главным пилотом второй экспедиции Менданьи, которая в 1595 г. открыла Маркизский архипелаг и острова Санта-Крус. Он возглавил экспедицию после смерти Менданьи и привел сильно поредевшую в плавании и измученную голодом, жаждой и тропическими болезнями команду Менданьи к берегам Калифорнии. Кирос был уверен, что ему и Менданье удалось в 1595 г. продолжить путь к Южному материку, легендарной Terra Australis, чьи фантастические контуры наносились почти на все мировые карты XVI в. У Кироса созрел план грандиозной экспедиции к берегам Южного материка, которая должна была закрепить за испанской короной необъятные земли в южном полушарии. К губернаторам, министрам, епископам, к папе и королю Испании Кирос отправлял десятки пламенных посланий. В этих мемориалах и письмах фанатический экстаз правоверного католика, мечтавшего об обращении в «истинную веру» туземцев — язычников, сочетался с трезвой расчетливостью конкистадора — достойного преемника Кортеса и Писарро.

Кирос говорит о райском климате и плодородных землях далекого материка, он высчитывает с точностью до червонца будущие доходы с еще не открытых земель и с библейским пафосом призывает церковь сплети «коснеющих в язычестве индейцев». В 1600 г. он едет в Испанию. Ни в Индийском Совете, ни в Торговой Палате его никто не желает слушать. Мемориалы Кироса кладутся под сукно, к нему относятся как к докучливому маниаку. Испании в ту пору было уже не до новых приобретении. Ослабленная и истощенная, она едва сдерживала натиск англичан и голландцев, которые стремились к полному господству на морских путях Испанской империи. Кирос едет в Рим и добивается поддержки папы. Воображение князей церкви воспламеняется мечтой о несметных богатствах Южного материка. Рычаги могущественного церковного аппарата приходят в движение, и в Мадриде выслушивают предложение Кироса.

В 1603 г. Кирос одерживает победу. В его распоряжение выделяются деньги и корабли. Еще два года, и экспедиция снаряжена. 1 декабря 1605 г. Кирос на трех кораблях («Альмиранта», «Капитана» и «Три волхва») отплывает из перуанского порта Кальяо на поиски Terra Australis. С ним едет толпа искателей наживы, которым не дают покоя лавры и поместья конкистадоров, некогда опустошивших Новый Свет на огромном пространстве от Рио Гранде дель Норте до Огненной земли. С ним португалец Луис Торрес — командир «Капитаны».

В конце января 1606 г. экспедиция открывает группу мелких, низменных островков, окруженных опасными мелями. Но здесь нет ни золота, ни пряностей, ни даже достаточного количества пресной воды. В промежуток времени с 16 января по 8 февраля Кирос открывает шесть островков южной группы архипелага Паумоту, разбросанного в юго-восточной части Тихого океана, на огромном пространстве примерно в 1 млн. кв. км. Миновав этот архипелаг, корабли идут дальше на запад. В апреле Кирос открывает еще два островка (в группе Бенкса). Наконец 1 мая корабли входят в залив, глубоко врезающийся в берега цветущей и густо населенной земли. Киросу кажется, что он у цели. Новооткрытой земле он дает название Южной земли Духа Святого (Эспириту Санто). Эта земля была одним из островов Новогебридского архипелага (остров до настоящего времени сохранил название Эспириту Санто).

На берегах залива Кирос закладывает город Новый Иерусалим. Монаха на испанском языке проповедуют темнокожим аборигенам евангелие, а колонисты разоряют и грабят туземные селения, уводят в Новый Иерусалим взрослых мужчин и женщин, истребляют детей и стариков.

Однако ожидания испанцев не оправдываются. На земле Духа Святого нет золота, а темнокожие «индейцы» бегут от пришельцев в леса. Болезни косят непривычных к влажному тропическому климату спутников Кироса. Среди командиров экспедиции назревают все новые и новые неурядицы.

При невыясненных обстоятельствах Кирос на «Альмиранте» разлучился с двумя другими кораблями и после двухмесячного пребывания на земле Духа Святого отплыл обратно в Америку. 23 декабря 1606 г. «Альмиранта» бросает якорь в гавани Акапулько на берегу Мексики.

Планы Кироса потерпели полное крушение. Попытка колонизации земли Духа Святого не удалась, надежды на несметные богатства южного «материка» не оправдались; однако Кирос с поразительным упорством хлопочет о снаряжении новой экспедиции. Преодолев все препятствия, исписав кипы бумаг, он добивается в 1609 г. от короля особого распоряжения вице-королю Перу о выделении кораблей для повторного плавания. Но в Лиме приказы из Мадрида выполняются далеко не сразу. Пять лет длится канцелярская переписка, Лима запрашивает дополнительные разъяснения, и в момент, когда вопрос об экспедиции был окончательно разрешен, Кирос, измученный упорной и тяжкой борьбой с испанскими чиновниками, умирает.

Торрес, обнаружив островной характер земли Духа Святого, покинул ее в июне 1606 г., направился на юго-запад, но, не обнаружив в этом направлении земли, повернул к северо-северо-западу. Он дошел до южного берега Новой Гвинеи и, следуя вдоль него на запад, открыл пролив (ныне носящий его имя), отделяющий Новую Гвинею от Австралии; за 164 года до Кука он проследовал водами этого пролива к Молуккским островам. В мае 1607 г. Торрес прибыл в Манилу. Подобно Киросу, Торрес посылал во многие учреждения Испании мемориалы и письма, настаивал на снаряжении новой экспедиции, но не добился ничего.

В 30-х годах XVII в. адвокат Ариас нашел в канцелярских архивах бумаги Торреса. Ариас тщетно доказывал, что необходимо закрепить за испанской короной открытия Торреса и вновь снарядить экспедицию к берегам земель, на которых некогда побывали Менданья, Кирос и Торрес. Мемориалы Ариаса без движения пролежали в архивах Манилы свыше столетия, а затем во время семилетней войны попали в руки англичан (1762 г.) (прим. 74).

7. Плавание Скоутена и Лемэра. В 1615 г. богатый амстердамский купец Исаак Лемэр организовал экспедицию для поисков нового морского пути из Атлантического в Тихий океан, в обход Магелланова пролива. В успехе предприятия были заинтересованы многие купцы — соперники и конкуренты Голландской Ост-Индской компании, которая контролировала все пути, ведущие в юго-восточную Азию и бесцеремонно задерживала чужие корабли, следующие через Магелланов пролив или вокруг мыса Доброй Надежды к островам Малайского архипелага.

Во главе экспедиции стали Вилем Скоутен, один из наиболее опытных голландских мореплавателей, и сын Иксаака Лемэра — Якоб Лемэр.

Скоутен и Лемэр на кораблях «Эндрахт» («Согласие») и «Гори» вышли 14 июня 1615 г. из Текселя и взяли курс к берегам Южной Америки. В январе 1616 г. они дошли до Магелланова пролива и, не входя в него, проследовали к юго-востоку вдоль восточного берега Огненной земли.

25 января корабли вступили в новый пролив. К западу лежала юго-восточная оконечность Огненной земли, к востоку — покрытый снегом высокий берег неизвестной земли, которую Скоутен и Лемэр назвали Землей Штатов. Этот пролив, названный именем Лемэра, вывел путешественников в открытое море — Тихий океан. 29 января, следуя на юго-запад, они увидели на севере линию берега и высокий мыс, вдающийся в море. Этот мыс — крайнюю южную оконечность Америки — Скоутен и Лемэр назвали по имени города, где снаряжалась их экспедиция, мысом Горн. Они остались в неведении относительно подлинных очертаний Земли Штатов (а земля эта была лишь небольшим гористым островом) и от мыса Горн направились на северо-запад. В Тихом океане Скоутен и Лемэр открыли четыре острова в архипелаге Паумоту (этот архипелаг еще в XVI столетии посещался испанцами); два острова (Кокосовый и Предателей (Теперь называются Босковен и Кеппель)) в группе Тонга (Дружбы) и двумя градусами западнее их остров Надежды (Нюафоа), остров Горн к северо-востоку от архипелага Фиджи и ряд мелких островов к северу от Соломоновых островов (Маркеп, ныне Мортлок, и др.). Обогнув с севера Новую Ирландию и Новую Гвинею (у берегов ее были открыты острова Вулкан и Скоутена), Скоутен и Лемэр 28 октября 1616 г. прибыли в Батавию.

Скоутен и Лемэр разделяли всеобщую веру в легендарную Terra Australis incognita — южный материк гигантских размеров и считали, что открытая ими Земля Штатов соединяется с Новой Гвинеей.

Таким образом, гигантское пространство Тихого океана, между мысом Горн и Новой Гвинеей, казалось им морем, омывающим берега южного континента.

8. Тасман Абель (1603—1659 г.) — выдающийся голландский мореплаватель. Родился в провинции Грониген, в молодости плавал на торговых судах в европейских водах. В 1633 г. переехал из Голландии в Нидерландскую Индию, был шкипером на кораблях Голландской Ост-Индской компании.

В 1639 г., совместно с Матвеем Квастом, был послан генерал-губернатором Нидерландской Индии на поиски богатых золотом островов в северной части Тихого океана.

В 1642 г. Тасман стал во главе большой экспедиции, организованной для поисков неведомой южной земли. На двух кораблях, имея в качестве главного пилота опытного мореплавателя Франца Вискера, Тасман вышел из Батавии 14 августа 1642 г. и направился к острову Св. Маврикия в западной части Индийского океана. Затем он свернул к юго-востоку и, следуя на относительно высоких широтах (45—49° ю.ш.), дошел до берегов неведомой земли, которую он назвал Вандименовой землей (современная Тасмания). Проплыв вдоль восточного берега этой земли, Тасман взял курс на восток и в декабре 1642 г. открыл землю, которую он назвал Землей Штатов, полагая, что она соединяется на востоке с одноименной землей, открытой в 1615 г. близ мыса Горн Скоутеном и Лемэром. Земля эта была западным берегом Южного острова Новой Зеландии. В одной из бухт Южного острова, в результате стычки с местными жителями — маори, Тасман потерял 7 матросов (бухту эту Тасман назвал «Бухтой убийц»).

Тасману не удалось пройти на восток через пролив, отделяющий южный остров от северного, и он продолжал путь, следуя вдоль западного берега Северного острова. Обогнув его, Тасман направился на северо-восток, желая посетить открытые Скоутеном и Лемэром острова Кокосовый и Предателей и открыл ряд новых островов группы Тонга или Дружбы. (Последнее название дано архипелагу Куком; Тасман же дал наиболее значительным островом этой группы, Тонгатабу, Эуа и Намука, наименования — Амстердам, Роттердам и Миддельбург). От островов Дружбы Тасман через отмели, окаймляющие архипелаг Фиджи, направился на северо-запад, обогнул с севера Новую Гвинею и 15 июня 1643 г. вернулся в Батавию. В 1644 г. Тасман и Вискер предприняли второе путешествие к северным и северо-западным берегам Австралии.

В дальнейшем Тасман руководил голландскими торговыми экспедициями в Сиаме (1647) и принимал активное участие в набеге на Филиппины (1648).

Главные заслуги Тасмана заключаются в том, что он открыл Новую Зеландию и Вандименову землю (Тасманию) и, обогнув Австралию с юга, доказал, что она не является частью легендарной Terra Australis incognita; однако в существование последней европейские географы продолжали верить и после плаваний Тасмана.

9. Хоукинс Ричард (1562—1622) — английский пират, один из наиболее типичных представителей плеяды дерзких и алчных рыцарей первоначального накопления елизаветинской эпохи. То во главе целой эскадры, то на небольшом корабле Хоукинс грабил испанские корабли в Атлантике и в Тихом океане. В поисках добычи он в 1593 г. совершил кругосветное путешествие и по пути опустошил и сжег чилийский портовый город Вальпараисо. В 1594 г. был взят испанцами в плен и вскоре после возвращения в Англию в ознаменование своих заслуг на пиратском поприще, получил титул вице-адмирала.

Кук ошибочно приписывает Хоукинсу открытие Фолклендских островов (прим. 10).

10. Фолклендские острова. Группа островов в южной части Атлантического океана в 550 км к востоку от входа в Магелланов пролив.

Фолклендские острова открыты английским пиратом Дэвисом в 1592 г. Английский корсар Хоукинс посетил их в 1594 г. В 1598 г. острова обследовал голландец Себольд де Верт. Его именем (острова Себольда) архипелаг отмечался на морских картах в XVII в. В 1690 г. (а не в 1689, как об этом говорит Кук) английский мореплаватель Джон Стронг открыл Фолклендский пролив, разделяющий два главных острова архипелага. Вскоре вся группа островов получила наименование Фолклендских.

В 60-х годах XVIII в. из за обладания Фолклендскими островами — важным стратегическим пунктом на пути из Европы в Тихий океан и к западным берегам Америки — возник серьезный международный конфликт.

В 1764 г. Бугенвиль, по поручению французского правительства, основал поселение на Фолклендских островах. Тогда Англия направила на острова коммодора Байрона, который заложил там крепость Порт-Эгмонт и объявил архипелаг владением британской короны. Франция в 1767 г. передала свое поселение на островах Испании, а испанские колонисты, три года спустя, овладели крепостью Порт-Эгмонт и захватили в плен ее гарнизон. Англо-испанские отношения обострились до крайности и в обеих странах шла усиленная подготовка к войне.

Смелость, проявленная Испанией, объяснялась тем, что весь конфликт был инспирирован ее союзницей Францией, мечтавшей о реванше за жестокие поражения Семилетней войны. Однако в самый решительный момент Франция отказалась поддержать испанские требования на Фолклендские острова. Испанцам пришлось заключить с Англией крайне невыгодное соглашение. Фактически острова перешли во владение Англии, а в 1833 г. были официально объявлены британской колонией. Но Аргентина, как «наследница» Испании, оспаривает английские права на эти острова.

11. Пепис — легендарный остров, будто бы открытый англичанами в 1684 г. в Атлантическом океане на 47° ю.ш. В первой половине XVIII в. не раз делались безуспешные попытки найти этот остров. Миф об острове Пепис весьма пригодился Англии в 1764 г., когда в Лондон дошли слухи о захвате французами Фолклендских островов. Посланный на поиски острова Пепис коммодор Байрон направился к Фолклендскому архипелагу, высадился на нем и торжественно объявил, что именно этот архипелаг и есть искомый остров Пепис, на который Англия имеет неоспоримые права (прим. 10).

12. Галлей Эдмонд (1656—1742) — английский астроном, автор ряда исследований о кометах. Дал расчет периодичности появления кометы, названной его именем. Друг и сотрудник Ньютона, издавший на свой счет знаменитые ньютоновские Principia в 1687 г.

13. Роггевен Якоб (1659—1729) — голландский адмирал, открывший в 1722 г. остров Пасхи и восточную группу островов Самоа. Под его командой в 1721 г. была отправлена на трех кораблях экспедиция в южную часть Тихого океана на поиски легендарной Земли Девиса, будто бы открытой в 1687 г. в 700 географических милях к западу от берегов Чили английским пиратом Девисом. 6 апреля 1722 г. в день Пасхи, Роггевен, следуя от мыса Горн к западу, открыл большой остров, который он назвал островом Пасхи. Хотя при высадке на берег островитяне не оказали ни малейшего сопротивления пришельцам, голландцы, чтобы внушить местному населению представление о силе огнестрельного оружия, расстреляли собравшуюся на берегу толпу мирных туземцев (об этой зверской расправе упоминает Кук). Разграбив остров, Роггевен в дальнейших поисках Земли Девиса отправился на Запад. Посетив архипелаг Паумоту, где один из кораблей экспедиции разбился о рифы, Роггевен достиг архипелага Самоа, открыв там острова Баумана (ныне Мануа) и посетил к югу от Самоа открытые Скоутеном и Лемэром острова: Кокосовый и Предателей (современные названия: Боскавен и Кеппель).

Затем Роггевен направился мимо Новой Британии к Новой Гвинее, обогнув ее с севера и через Батавию и Кейптаун вернулся в июне 1723 г. в Голландию.

Записки о кругосветном плавании Роггевена (Кук ссылался на них на стр. 183) принадлежат спутнику адмирала, немцу Беренсу.

14. Текселъ — остров в Голландии, у входа в залив Зюйдерзее. В XVII и XVIII в. в. на Текселе была главная база голландского военного флота и гавань Ост-Индской компании.

15. Буве Лозье — французский мореплаватель первой половины XVIII в. Результаты плавания Буве в южную часть Атлантического океана, сами по себе незначительные, во многом, однако, определили принятый Куком маршрут его второго путешествия.

Буве в июле 1738 г. на двух кораблях: «Эгль» и «Мари», вышел из Лориана (порт на Атлантическом побережье Франции) на поиски легендарной земли Гонневиля, которая на французских картах XVI в. нередко помещалась в южной части Атлантического и Индийского океанов. 1 января 1739 г. Буве открыл на 54°51' ю.ш. и 4° в.д. высокую, покрытую снегом, землю. Вдающийся в море небольшой полуостров Буве назвал мысом Обрезания (Сирконсинсьон).

В глазах географов умозрительного направления, полагавших, что в южном полушарии имеется материк, равный континентам северного полушария, открытие Буве расценивалось как доказательство существования подобного материка, одной из конечностей которого они считали мыс Сирконсинсьон.

Кук напрасно потратил немало времени на поиски земли, открытой Буве (в 1772 и 1775 гг.). Он не нашел мыса Обрезания и пришел к заключению, что Буве либо принял за берег земли высокий ледяной остров, либо открыл незначительный островок. Справедливым оказалось второе предположение Кука: Буве открыл не берег материка, а небольшой скалистый остров, географические положения которого он определил неточно (по данным Буве, 54° ю.ш. и 11° в.д.). В настоящее время остров носит имя Буве.

16. Ост-Индские компании. Торговые компании — ассоциации пайщиков, получавшие монопольные привилегии от европейских правительств на торговлю с Индией и странами юго-восточной Азии. В XVII—XVIII вв. Ост-Индские компании великих морских держав — Англии, Голландии и Франции — были инициаторами и проводниками широкой колониальной экспансии. Ожесточенно оспаривая друг у друга первенство в борьбе за мировые торговые пути и богатые земли, они сохраняли монопольные права на грабеж и эксплуатацию многомиллионного населения южной Азии.

Голландская Ост-Индская компания была основана в 1602 г. Это было объединение крупных купцов шести важнейших городов Голландии, почти независимое от правительства. Создав свой могучий флот, получив монопольные привилегии на торговлю с Востоком, компания изгнала оттуда португальцев, проникла в Индию, захватила значительную часть Малайского архипелага, обосновалась на мысе Доброй Надежды (1652), имела разветвленную агентурную сеть в Китае, после изгнания испанцев и португальцев из Японии монополизировала внешнюю торговлю этой страны.

XVII в. — эпоха наибольшего расцвета Голландской Ост-Индской компании. В XVIII в. она распространила свою власть почти на весь Малайский архипелаг, но потеряла в борьбе с англичанами свое былое торговое значение.

Британская Ост-Индская компания, основанная в 1600 г., была замкнутой корпорацией немногочисленных пайщиков — крупных купцов и видных английских аристократов. Полем ее деятельности была Индия, где Компания добилась особенного успеха в 50-х годах XVIII в., вытеснив оттуда французов и захватив значительную часть распадающейся Империи Великих Моголов.

Время Кука — апогей мощи и влияния Британской Ост-Индской компании. Но уже в последней четверти XVIII в. в борьбу с Компанией вступают новые, выдвинувшиеся в ходе быстрого роста капиталистических отношении группировки английской буржуазии, которые стремятся завоевать индийские рынки и принять активное участие в колониальном грабеже земель, захваченных Компанией. Кук относился резко отрицательно к Британской Ост-Индской компании, разделяя недовольство широких кругов английской буржуазии ее деятельностью.

Французская Ост-Индская компания, основанная в 1642 г. и неоднократно подвергавшаяся реорганизации, в отличие от британской и голландской, находилась под жестким правительственным контролем, и наиболее влиятельными ее пайщиками были крупные феодальные магнаты, король и принцы королевского дома. Дурно управляемая Компания, в которой слабое участие принимала французская торговая буржуазия, не могла одержать верх в ожесточенной борьбе с англичанами, и во время Семилетней войны утратила почти все свои позиции в Индии. В 70-х годах ее опорными пунктами были остров Св. Маврикия и город Пондишерри в Индии.

17. Байрон Джон (1723—1786) — английский мореплаватель, дед великого поэта Джорджа Байрона. За самодурство и дурной нрав получил у современников кличку «Джек — скверная погода». Был грозой собственных подчиненных и бельмом на глазу у Адмиралтейства. Это закостеневшее в рутине ведомство Байрон третировал и поносил при каждом удобном случае.

Первое знакомство с морем Байрон получил, плавая на корабле адмирала — пирата Ансона в 1741—1742 гг. В 1746 г. Байрону (тогда бывшему в чине коммодора) было поручено снаряжение экспедиции в южную часть Атлантического и в Тихий океан для розысков легендарного острова Пепис и южного материка. Байрон, не найдя в Атлантике острова Пепис, высадился на Фолклендских островах и объявил их владением британской короны на том основании, что острова эти есть не что иное как таинственный Пепис, будто бы открытый англичанами в 1684 г.

От Фолклендских островов Байрон проследовал через Магелланов пролив в Тихий океан. Им открыты в южной части Тихого океана два острова, в северной части архипелага Паумоту, остров Принца Уэльского, вероятно, один из островов в группе Манахики, три острова в архипелаге Токелау и один остров, названный его именем (ныне Нукунау) в архипелаге Гилберта.

18. Уоллис Самюэл (1728—1795), Картерет Филипп (умер в 1796 г.) — английские мореплаватели.

После возращения из кругосветного плавания коммодора Байрона, Адмиралтейство, желая довести до конца дотоле безуспешные поиски южного материка, направило в Тихий океан экспедицию под командой капитана Уоллиса на двух кораблях: «Дельфин» и «Сволоу» («Ласточка»). Меньшим судном — «Сволоу» командовал капитан Картерет. Корабли вышли в плавание летом 1766 г. В апреле 1767 г. при выходе из Магелланова пролива суда экспедиции разлучились, и в дальнейшем Уоллис и Картерет уже больше не встретились.

Уоллис пересек Тихий океан в интервале между 20 и 10° ю.ш. Он открыл пять островов в центральной части архипелага Паумоту между 148 и 137° з.д. на 18—19° ю.ш. Следуя далее на запад, Уоллис открыл Таити и четыре других острова в архипелаге, позднее названном Куком островами Общества (или Товарищества, как иногда их называют в русской литературе). Это было одно из самых значительных открытий в Тихом океане в период между плаваниями Тасмана и Кука.

От островов Общества Уоллис направился к Марианскому архипелагу, а оттуда через Батавию к мысу Доброй Надежды. 20 мая 1768 г. он прибыл в Англию. Кук ошибочно приписывает Уоллису открытие островов Боскавен и Кеппель. Эти острова еще в 1616 г. были открыты Скоутеном и Лемэром.

Картерет шел южнее, между тропиком Козерога и 20° ю.ш. Он открыл остров Питкерн (прим. 64) и остров Оснабург в южной части архипелага Паумоту. Следуя по маршруту Менданьи (1595), Картерет дошел до островов Санта-Крус и назвал этот архипелаг островами Королевы Шарлотты. Затем он направился на северо-запад, открыл у 5° ю.ш. небольшой архипелаг, названный его именем (к северу от Соломоновых островов) и пройдя через пролив, отделяющий Новую Ирландию от Новой Британии, обошел с севера Новую Гвинею. Картерет присвоил группе островов у северного берега Новой Гвинеи (ранее открытых голландцами) название Адмиралтейских. Через Батавию и Кейптаун, он в исходе 1768 г. вернулся в Англию, встретившись в Атлантическом океане с Бугенвилем, который так же, как и Картерет, завершал свое кругосветное плавание.

19. Бугенвиль Луи Антуан (1729—1811) — французский мореплаватель. Руководитель первой французской экспедиции, совершившей кругосветное плавание (1766—1769).

Бугенвиль вышел в кругосветное плавание из Лориана на двух кораблях, «Будез» и «Этуаль», в ноябре 1766 г. Пробыв до ноября 1767 г. на Фолклендских островах, Бугенвиль направился к Магелланову проливу и 26 января 1768 г. вышел в Тихий океан. 22 марта Бугенвиль открыл группу маленьких островов (Катр Фокардин) в архипелаге Паумоту (архипелаг этот Бугенвиль назвал «Опасным»). Продолжая плыть к западу, Бугенвиль в начале апреля прибыл на остров Таити, открытый в минувшем 1767 г. Уоллисом (но Бугенвиль не мог об этом узнать на пути к острову). От берегов Таити Бугенвиль направился к открытым Тасманом островам Дружбы, но, отклонившись к югу, попал на острова Самоа (названные им архипелагом Мореплавателей). В конце мая, продолжая следовать к западу, Бугенвиль дошел до южной Земли Духа Святого и нанес на карту пять островов этого архипелага, который он назвал Большими Кикладами (Новые Гебриды Кука). Продолжая плыть к западу, Бугенвиль дошел до пояса отмелей (мель Дианы) у восточных берегов Новой Голландии и доказал, что открытая Киросом Земля Духа Святого отделена от Новой Голландии широким проливом.

От полосы рифов и отмелей у берегов Новой Голландии Бугенвиль направился на север. К юго-востоку от Новой Гвинеи от открыл группу мелких островов — Луизиады.

Здесь экипаж получил отдых после опасного плавания среди рифов, и небольшой полуостров на одном из островов группы Луизиады, Бугенвиль назвал мысом Избавления (Cape Delivrance). В начале июля 1768 г. корабли экспедиции, двигаясь от Луизиад в северном направлении, неожиданно нашли Соломоновы острова, открытые и затем потерянные Менданьей. Бугенвиль прошел через пролив, разделяющий два крупных острова Соломонова архипелага (Шуазель и Бугенвиль). Попытки Бугенвиля пройти к Молуккским островам вдоль южного берега Новой Гвинеи не увенчались успехом, и он, не зная об открытии Торреса, пришел, как и ряд его предшественников, к заключению, что Новая Гвинея соединяется с Новой Голландией. Обогнув Новую Гвинею с севера, Бугенвиль 28 сентября 1768 г. прибыл в Батавию. 16 марта 1769 г. он вернулся во Францию через Кейптаун.

Плавание Бугенвиля не привело к открытию южного материка и вызвало поэтому мало энтузиазма во Франции. Следует, однако, отметить, что ни один исследователь Тихого океана в период между путешествиями Тасмана и Кука не сделал так много для познания южных морей, как Бугенвиль.

20. Королевское общество. Ядром этого общества была ассоциация британских ученых «незримая коллегия», основанная Бейлем, Уиллисом и Реном в конце 40-х годов XVII в. во время английской революции. В 1660 г., в год реставрации монархии Стюартов, эта организация была преобразована в «Лондонское Королевское общество по совершенствованию природных знаний». Во второй половине XVII и в XVIII столетии Королевское общество объединяло крупнейших представителей различных наук (физиков, астрономов, математиков, натуралистов, философов, географов) и являлось центром исследовательской мысли всеевропейского значения.

Насущные требования усиливающейся английской буржуазии определяли направление работ общества со времени его организации. Один из его основателей, Джон Уилкинс, говорил: «Занятие математикой и философией не только доставляет удовольствие, но и приносит реальную выгоду, особенно тем джентльменам, которые вкладывают свои средства в такие предприятия, как осушение шахт, угольные копи и т.д.». «Взаимопонимание» между подобными предприимчивыми джентльменами и деятелями общества немало способствовало процветанию последнего. Общество было штабом географической мысли и поддерживало все заморские предприятия английского правительства, способствуя успеху их осуществления.

21. Острова Дружбы (Тонга) расположены между 15 и 23° ю.ш. и 173 и 177° з.д. Архипелаг Дружбы состоит из трех небольших групп островов: Вавау (северная), Хапаи (центральная) и Тонгатабу (южная) и мелких, рассеянных на значительном расстоянии друг от друга, островков, рифов и отмелей.

Два самых северных островка: Боскавен и Кеппель, были открыты Скоутеном и Лемэром в 1616 г. (прим. 7). Главные острова архипелага открыл в 1643 г. Абель Тасман, который трем из них дал наименования: Амстердам, Миддельбург, Роттердам (современные названия этих островов: Тонгатабу, Эуа и Намука).

В 1767 г. архипелаг посетил Уоллис. Первое детальное описание островов, открытых Тасманом, принадлежит Куку (вторая книга, главы 1—3). Куку архипелаг обязан и своим современным названием, которое он дал в ознаменование дружественного приема экспедиции местными жителями.

22. Острова Общества. Архипелаг в Тихом океане под 148 и 155° з.д., 16—18° ю.ш. Площадь — 1 647 кв. км. Архипелаг состоит из 14 гористых островов вулканического происхождения, которые разделяются на две группы — северо-западную — Подветренные острова и юго-восточную — Наветренные. К последней группе относятся салаге крупные острова: Таити (1 042 кв. км), Моореа (132 кв. км), Табуинману (73 км). Из Подветренных островов наиболее значительный Райатеа (Ульетеа у Кука) — 194 кв. км. Климат тропический, морской, средняя годовая температура +25°. Архипелаг этот, вероятно, посещали еще в XVI в. испанские мореплаватели (Менданья, Кирос). Честь достоверного и документально засвидетельствованного открытия принадлежит Уоллису (прим. 18). Название дано Куком в честь Королевского общества.

23. Новая Голландия (Австралия). Исследования и открытия XVII—XVIII вв. Принято считать, что австралийский материк был открыт голландцами в начале XVII ст. Но смутные представления о «большой южной земле» к югу от Малайского архипелага европейские географы имели еще в XVI в.

Контуры большого острова и материка («Великая Ява» французской карты 1530 г., земля к югу от Новой Гвинеи в атласе Жака Ротса, 1542 г.) появляются на картах в ту эпоху, когда португальцы, обосновавшиеся на Молуккских островах, приступают к обследованию морей, разделяющих Азию от Австралии.

Трудно, однако, установить, чем руководствовались составители этих карт — сообщениями ли португальских мореплавателей или легендой о Terra Australis — великом южном материке, переходившей из поколения в поколение со времен классической древности до конца XVIII в.

Первое документально засвидетельствованное открытие австралийских берегов относится к 1606 г., когда голландец Вилем Янсон на корабле «Дейфкен» (Голубок), следуя вдоль южного берега Новой Гвинеи, вошел в воды залива Карпентария и посетил западный берег полуострова Йорк.

Янсон на два месяца опередил мореплавателя. Торреса (португальца на испанской службе), открывшего летом 1606 г. пролив между Новой Гвинеей и Австралией.

В 1611 г. голландец Броувер, направляясь из Европы к острову Яве, отклонился от обычного в то время курса (который проходил от мыса Доброй Надежды вдоль берегов Мозамбика, или Мадагаскара, к северо-востоку, следуя далее через область муссонов экваториальных широт Индийского океана) и, пользуясь попутным пассатом, прошел от мыса Доброй Надежды на восток, придерживаясь 30° ю.ш. Не доходя до берегов Западной Австралии, Броувер свернул к северу и прибыл на Яву, сократив более чем вдвое время перехода от Африки до Ост-Индии.

С тех пор голландцы стали пользоваться этим курсом и уже в 1616 г. амстердамский купец Дирк Гартогсон по пути в Батавию открыл участок западно-австралийского берега между 26°30' и 23° ю.ш. Область эту Гартогсон назвал Землей Эндрахт, по имени своего корабля (эндрахт — по-голландски согласие).

В 1618 г. голландцы открыли еще два участка на этом берегу Австралии севернее Земли «Эндрахт», а в 1619 г. Фредерик Хоутман прошел вдоль западного берега Австралии между 32 и 26° ю.ш. и открыл полосу опасных для мореплавания отмелей, получивших у голландцев образное наименование «Смотри в оба» (Abrolhos) — по-португальски буквально «Открой глаза». (В лексиконе голландских моряков было немало слов португальского происхождения.)

В 1622 г. голландцы дошли до крайней юго-западной оконечности Австралии — мыса «Леувин» (названном так по имени корабля «Леувин» («Львица»).

В 1627 г. голландский шкипер Франсуа Тиссен на корабле «Гульден зееперт» («Золотой морской конь») проник к южным берегам Австралии, дошел до 133° в.д. и нанес на карту Великий Австралийский залив, берега которого он в честь своего спутника, видного голландского чиновника Ньюйса, назвал Землей Питера Ньюйса.

Не менее усердно обследовали голландцы и северные берега. В 1623 г. Ян Карстенс повторил маршрут Янсона, но зашел дальше его в глубь залива Карпентария (название это дано Карстенсом по имени губернатора Голландской Индии Карпентера). К западу от залива Карстенс обследовал значительный участок северного берега Австралии и назвал его именем своего корабля — Землей Арнхейм.

В 1636 г. Херрит Томас Поол к западу от Земли Арнхейм открыл еще один участок северного берега Австралии.

Таким образом, к тому времени, когда Тасман предпринял свое первое путешествие (1642), большая часть западного, южного и северного побережий Австралии была уже известна. Однако голландцы не знали еще, являются ли новооткрытые земли частью материка или островами крупного архипелага. Вопрос этот был разрешен в результате двух плаваний Тасмана — 1642—1643 и 1644 гг. (прим. 8). Во второй половине XVII в. северные, западные и юго-западные берега Австралии приняли на картах очертания, близкие к современным. Но вплоть до первого путешествия Кука почти ничего не было известно о восточных берегах Австралии.

Голландские и английские плавания второй половины XVII в. и первой половины XVIII в. лишь уточнили положение ранее открытых частей материка, и путешествия Зеева (1648), Перебома (1658), Ван дер Валя (1678) и Дампьера (1699) не внесли ничего существенно нового в представление об австралийском континенте. Считалось, что Вандименова Земля, Новая Гвинея и Земля Духа Святого, открытая Киросом (Новые Гебриды), составляет часть Новой Голландии.

Кук во время своего первого путешествия, в 1770 г., обследовал до той поры неизвестный восточный берег Новой Голландии, нанес его на карту и прошел через Торресов пролив. Таким образом он завершил исследования нескольких поколений мореплавателей.

Однако ни в первом, ни во втором путешествии Куку не удалось установить существование пролива между Вандименовой Землей и Новой Голландией. Пролив этот был открыт Бассом лишь в 1798 г.

Название Новая Голландия дано было австралийскому материку спустя несколько лет после путешествий Тасмана (сам Тасман называл этот материк Compagnis Nieu Nederland) и удержалось до середины XIX в., когда оно было вытеснено современным наименованием — Австралия.

24. Бенкс Джозеф (1713—1820) — английский натуралист, спутник Кука в его первом кругосветном путешествии 1768 — 1771 гг. С 1778 по 1820 г. был президентом Королевского общества.

25. Соландер Даниелъ Карл (1733—1782) — шведский ботаник, ученик Линнея, долгое время проживший в Англии. Совместно с Бенксом принял участие в первом путешествии Кука и в обработке привезенных в Лондон ботанических коллекций.

26. Британский музей. Датой основания считается 1753 г., когда английское правительство приобрело большие собрания книг, произведений искусств и естественно-исторические коллекции натуралиста и любителя древностей Слоана (1660—1753). Фонды Слоана были ядром Британского музея, который рос с необыкновенной быстротой благодаря щедрым пожертвованиям различных меценатов, но еще более за счет беззастенчивого ограбления стран, вовлекаемых в сферу британской колонизации. В Британском музее хранится большая часть коллекций, собранных Куком и его спутниками.

27. Сюрвилъ Жан Франсуа Мари (1717—1770) — французский мореплаватель. В 1769 г. по поручению французского губернатора в Пондишерри (Индия), отправился на поиски Земли Девиса, якобы открытой англичанами в Тихом океане (в 700 милях от чилийского берега). По пути он посетил (одновременно с Куком) Новую Зеландию, и, следуя от ее берегов, пересек Тихий океан. В Кальяо при высадке на берег Сюрвиль утонул.

28. Кергелен-Тремарек Ив Жозеф (1745—1797) — французский мореплаватель. В 1771 г. снарядил экспедицию для поисков легендарной земли Гонневиля в южной части Атлантического океана.

Открыл небольшой остров на 49°20' ю.ш. и 67°10' в.д., который он сперва принял за часть южного континента. Кук посетил этот остров, названный впоследствии именем Кергелена, в 1776 г., и назвал его Землей Отчаяния.

Кук упоминает о том, что Кергелен совершил во время своего путешествия поступок, поставивший под сомнение его репутацию и честь. Действительно, Кергелена обвиняли в том, что он оставил на одном из необитаемых островов без достаточных оснований группу моряков из своего экипажа. Дело это было, однако, замято, и Кергелен отделался лишь несколькими месяцами домашнего ареста.

29. Марион-Дюфрен Никола-Томас (1720—1772) — французский мореплаватель. В 1771—1772 гг. на двух кораблях, «Маскарен» и «Маркиз де Кастри», совершил на свой собственный счет, но при поддержке губернатора острова Св. Маврикия, путешествие в Тихий океан. В Атлантическом океане Марион открыл несколько небольших островов на 45°30' ю.ш. и 44—45° в.д. (группу этих островов, названную Марионом островами Казерн, Кук посетил в 1776 г. во время третьего путешествия и два из них назвал именами Мариона и его спутника Крозе). В апреле 1772 г. Марион дошел до Новой Зеландии. На берегах Северного острова экспедиция избрала себе место стоянки, и здесь 8 июня 1772 г. Марион и 16 человек из его команды были убиты туземцами, жестоко оскорбленными наглым поведением французов. В отместку французские моряки сожгли дотла селение Такури и перебили свыше 50 маорийцев. Экспедиция вернулась на остров Св. Маврикия в конце 1772 г.

Крозе впоследствии выпустил в свет (1783) свои дневники и опубликовал карты, которые он показывал в Кейптауне Куку в 1775 г.

30. Остров Ямайка — в архипелаге больших Антильских островов открыт был Колумбом в 1494 г. Находился во владении Испании до 1655 г., когда был захвачен Англией. Ямайка была в XVIII в. важнейшим колониальным владением Англии в Вест-Индии. Весь остров был занят плантациями сахарного тростника, на которых работали негры-невольники. Ямайский сахар вывозился англичанами во все страны мира.

31. Форстер Иоганн Рейнгольд (1729—1798) и сын его Форстер Георг (1754—1794) — немецкие натуралисты, спутники Кука по его второму путешествию.

Иоганн Форстер начал свою научную карьеру в России, затем приехал в Англию и в 1772 г. получил приглашение принять совместно с сыном участие в экспедиции Кука. По возвращении из плавания между Куком и Форстерами возникли серьезные разногласия, поскольку последние не желали при составлении отчета о путешествии придерживаться официозного плана записок о путешествии, намеченного Адмиралтейством. Несмотря на строжайший запрет, Георг Форстер выпустил в свет в 1777 г. свои дневники, которые могут служить любопытным комментарием к запискам Кука (изданным тремя месяцами позже книги Форстера).

Форстер резко осуждает поведение офицеров «Резолюшн» по отношению к туземцам и в ряде случаев дает иное, более близкое к истине объяснение постоянных конфликтов между англичанами — спутниками Кука — и островитянами. Форстер отмечает, что почти всегда виновниками этих столкновений были европейцы, которые бесцеремонно нарушали мир и покой местных жителей и со скотской грубостью обращались с туземцами, на каждом шагу жестоко оскорбляя и обманывая их.

Для своего времени записки Георга Форстера и опубликованная в 1778 г. работа его отца, основанная на материалах экспедиции, представляли не малый интерес. Труды Форстера были в известном роде энциклопедией стран южных морей. Они заключали подробные описания природы и населения всех островов, обследованных в период трехлетнего путешествия.

Следует отметить, что под влиянием Руссо и отец и сын Форстеры нередко рисовали идиллические картины райского благоденствия на островах южных морей, искажая и произвольно толкуя наблюдаемые факты. Поэтому во всем, что касается быта, материального производства, религии и культуры туземного населения, следует с большим доверием относиться к запискам Кука, превосходного наблюдателя и человека с ясным и холодным умом.

Огромные ботанические коллекции Форстеров, частично ими обработанные, хранятся в Британском музее. Иоганн и Георг Форстеры опубликовали в конце 70-х и в 80-х годах несколько специальных исследований но флоре южного полушария.

32. Палата долгот — специальное учреждение британского морского ведомства, осуществлявшее руководство навигационными наблюдениями во флоте. Палата снабжала астрономическими приборами суда, выходившие в плавание, и получала от командиров кораблей подробные отчеты о действии этих приборов на практике.

(пер. Т. Е. Фрумкиной)
Текст воспроизведен по изданию: Джемс Кук. Путешествие к Южному полюсу и вокруг света. М. ОГИЗ. 1948

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.