Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 6

1626 (134) г. не ранее августа 13 — не позднее августа 31 1. — Отписка тобольских воевод А. А. Хованского и М. А. Вельяминова о предпринятых ими мерах для задержки иностранцев и русских торговых и промышленных людей, пытающихся морем и сухим путем проехать в Сибирь.

|л. 206| Государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопи твои Ондрюшка Хованской, Мирошко Вельяминов, Ивашко Федоров, Степашко Уготцкой челом бьют. [66]

В нынешнем, государь, во 134-м году июля в 1 день в твоей, государеве, цареве и великого князя Михаила Федоровича всеа Русии, грамоте за приписью твоего, государева, дьяка Ивана Болотникова в Тоболеск к нам, холопем твоим, писано, что немецкие люди от Архангельсково города и, не займуя Архангельсково города, ис своих земель и не по первой полой воде, хотят отискивать ходу, чтоб им пройти водяным или сухим путем в Мангазею. И по твоему, государеву, указу велено нам, холопем твоим, в Тобольску роспросити всяких людей, которые водяной путь старую дорогу из Мангазеи реку Таз и Зеленую, и Мутную реку, и Карскую губу, и Большое море окиян к Архангельскому городу ход, и на Пусто озеро знают, или которые люди про тот ход слыхали — в котором месте на Мутной и на Зеленой реке на волоку и в-ыных местех мочно поставити острог, и в том остроге поставити от немецких людей заставу служивых /л. 207/ людей, и много ли служивых людей надобно на тое заставу послать, и в одном ли месте застава надобна поставить или не в одном, и в кольких местех, и в которых урочищах, и по скольку человек служивых людей надобно поставить или не в одном и в кольких местех, и в которых урочищах, и по сколько человек служивых людей в котором месте на заставе надобно поставить, чтоб немецких людей в Мангазею не пропустить. Да и про то всяких людей велено роспросити в тех местех, в которых мочно поставити заставу и остроги от проходу немецких людей, лес на острожное ставленье есть ли или нет.

Да будет нам, холопем твоим, скажут, что такие места под остроги на Мутной и на Зеленой реке и в-ыных местех есть, а лесу на острожное ставленье в тех местех добыть будет не мочно, велено на то острожное ставленье лес в Тобольску приготовить тотчас. А приготовя лес на то острожное ставленье и роспрося про тот ход, велено, выбрав из детей боярских и ис служивых людей, сколько человек пригож, добрых, которым бы такой ход и острожное /л. 208/ ставленье было в обычей, и послати ис Тобольска тех детей боярских и служивых людей водяным путем, в судех, дав им твое, государево, жалованье и на острожное ставленье лес, и велено итти наспех днем и ночью до урочищ, в которых местех ставити остроги и, пришед на те места, поставити остроги и крепости всякие поделати, и жити с великим береженьем.

Да ис тех острогов велено посылати по скольку человек пригож, по переменам, водяным путем [67] и сухими дорогами к морю, откуды чаят приходу немецких людей, и велено про немецких людей проведывати, чтоб отнюдь в Сибирь, в Мангазею немецкие люди водяным путем и сухими дорогами ходу не проискали, и руских торговых и промышленых людей с моря и ис поморских городов водяным путем к Улуем, и на Канин нос, и на Тресковую, и на два острова, что у Варендеевских мелей, и на Моржевик малыми речками, и Большим морем на Югорской Шар, и на Карскую губу, и на Мутную, /л. 209/ и на Зеленую реку, и в Мангазею. А из Мангазеи на те ж места пропущати не велено.

А хто поедет руских людей тою заповедною дорогою к Арханильскому городу из Мангазеи или в Мангазею, велено со всеми товары и з запасы присылати в Тоболеск и в Тобольску тех людей роспрашивать: для чево они мимо твоей, государевы, указные дороги ходят, и собою ль, или с кем умышляючи, и не по ссылке ль с немецкими людьми, да о том велено писати к тебе, ко государю, к Москве.

А детем боярским и служивым людем, которых на заставу пошлют, велено приказати накрепко — буде они до Мутные и до Зеленые реки не дойдут, и острогов от приходу немецких людей не поставят, и воротятца назад в Тоболеск, а немецкие люди в Мангазею пройдут и дорогу прознают или хотя и руские люди тою заповедною дорогою в Мангазею пройдут — и им за то быти казненым смертью и животы их велишь ты, государь, /л. 210/ взяти на себя, государя. И они б дети боярские и служивые люди однолично тем тебе, государю, послужили, от приходу немецких людей на заставе острожок поставили. Да и о том велено приказати, как остроги поставят, и они б прислали в Тоболеск о том нарочно служивых людей, сколько человек пригож, и о том отписати — которою рекою и сколько днищами от Тобольска до тех мест, в которых остроги поставят, шли водяным путем, и вверх ли или вниз или сухим путем, волоками, и которые тем волокам урочища, и сколь велики те волоки, и летом и зимою в тех острогех служивым людем быть мочно ль или в тех острогех служивым людем доведетца быть одним летом, а зимою в тех острогех служивым людем быти не мочно, и зачем не мочно, и только в тех острогех зимою служивым людем быти не мочно, и тем острогом, /л. 211/ которые они поставят, стоять мочно ль, и каких людей блиско тех острогов нет ли, и приходу откуды каких воинских людей в те остроги не чаят ли, или как ис тех острогов служивые люди пойдут острожные бревна доведутца ломати, да что на заставах учнет [68] делатца, и о том велено ис Тобольска писати к тебе, ко государю, к Москве.

И в нынешнем же, государь, во 134-м году майя в 14 день писали к нам, холопем твоим, в Тоболеск з Березова, воеводы князь Лев Волконской да Илья Зубов: в нынешнем де, государь, во 134-м году апреля в 3 день, сказывал им в съезжей избе березовской казак Васька Пустозерец, что слышал он на Обдори у пустоозерсково самоядина у Левы, роду Лохиянина, что в прошлом во 133-м году приезжали з Большово моря в Карскую губу в дву караблях люди, и быв в Карской губе, отъехали в море; а в Карскую, государь, губу, пала Мутная река, которою преж сево ездили в Мангазею торговые люди /л. 212/ от Архангильсково города з Большово моря малыми кочами.

И мы, холопи твои, по прежнему твоему, государеву, указу, наперед твоей, государевы, нынешние грамоты послали ис Тобольска меж Мутные и Зеленые реки на волок, на заставу тобольских служивых людей 20 человек, да з Березова воеводам князю Льву Волконскому да Илье Зубову велели послать Березова города атамана Ивана Бабарыкина, да с ним березовских служивых людей 24 человеки, да в вожех тово березовсково казака Ваську Пустоозерца. И наказную память к Ивану Бабарыкину послали мы, холопи твои, ис Тобольска. А велели ему с тобольскими и з березовскими служивыми людьми итти з Березова на твою, государеву, службу меж Мутные и Зеленые реки, на волок, на заставу, днем и ночью. И, пришед в Зеленую реку, велели досмотрить /л. 213/ прежних заставщиков сына боярсково Федора Игнатьева с товарыщи признаки. А досмотря, и пришед на волок, рассмотрити места, чтоб было у воды и у крепости и блиско твоих, государевых, ясачных людей. А россмотря места и приготовя лес, поставити острожек и всякие крепости поделати не мешкав. И велели ему в том острошке быти до Семеня дни или до Покрова и, смотря по тамошнему делу, как мочно до заморозов вытти на Березов. И велели им в том острошке жити с великим береженьем: и в день и в ночь в воротех и по острогу караулы ставити крепкие, чтоб немецкие люди или самоядь на тот острожок на них безвестно пришли и дурна никакова не учинили. И велели ис того острошку посылати служивых людей человек по 5-ти и по шти по переменам, к морю, водяным путем и сухими дорогами, откуды чаят приходу /л. 214/ проведывать про немецких людей накрепко, чтоб, однолично в Сибирь, в Мангазею, немецкие люди водяным путем и сухими дорогами ходу не проискали, [69] и руских торговых и промышленых людей с моря и ис поморских городов к Улуем, и на Канин нос, и на Тресковую, и на два острова, что у Варендеевских мелей, и на Моржевик малыми речками, и Большим морем на Югорской Шар, и на Карскую губу, и на Мутную и на Зеленую реку в Мангазею, а из Мангазеи на те ж места на Русь пропущать не велели.

А хто будет от Арханильского города з Большово моря тою старою дорогою в Мангазею, а из Мангазеи на те ж места на Русь поедет, и тех людей велели мы, холопи твои, на заставах имати, и, приводя в острожек, роспрашивати накрепко: для чево они тою Мангазейскою старою заповедною дорогою мимо твою, государеву, указную дорогу ездят или с кем умышляючи, и не по ссылке ли с немецкими людьми, /л. 215/ а роспрашивая тех людей самих и речи их, написав на список, велели присылати в Тоболеск.

Да и того велели мы, холопи твои, проведывати: в прошлом во 133-м году з Большово моря в Карской губе прямо ль карабли были, и сколько караблей было, и какие люди, и для чево приходили, и до коих мест ходили, и по Зеленой и по Мутной реке, и на волоку, и у Карские губы, велели россмотрити — не поставлены ль какие признаки. Да будет найдут какие признаки, и те признаки велели мы, холопи твои, зжечь, чтоб однолично в Сибирь, в Мангазею, немецкие люди водяным путем и сухими дорогами ходу не проискали.

А перед заморозы, как пойдут з заставы, острожек велели розломати и острожные бревна устроить для переду, где пригоже. А на том месте, где был острожек, велели учинити для переду признаки, /л. 216/ какие буде пригоже, почему б вперед твоим, государевым, людем, которые будут посланы на заставу, то место знать. Да о том мы, холопи твои, и к тебе, ко государю, писали наперед сево в нынешнем же во 134-м году майя в 31 день с тобольским пешим казаком с пятидесятником с Осташом Онтоновым 2.

А по нынешней твоей, государеве, грамоте меж Мутные и Зеленые реки, на волок, на заставу, служивых людей не послали, потому что твоя, государева, грамота пришла к нам, холопем твоим, поздо, к морскому ходу не поспела. А писали мы, холопи твои, по твоей, государеве, грамоте ис Тобольска на Березов [70] к воеводам ко князю Льву Волконскому да к-Ылье Зубову, чтоб оне про немецких людей всякими мерами вести проведывали и твои, государевы, люди на Мутную и на Зеленую реку дошли здорово ль, и острог поставили ль.

Да и березовским служивым людем, которых пошлют они на Обдор для твоево, государева, ясачново збору, велели приказати проведывати накрепко у самояди тайно розговором: в прошлом, во 133-м году прямо ль в Карской губе /л. 217/ карабли были, и до которых мест доходили, и какие были люди, и для чево приходили, и в нынешнем во 134-м году з Большово моря в Карской губе не были ли ль карабли, да будет были — и многие ль люди и до коих мест доходили.

Да што у них каких вестей про твоих, государевых, людей и про немецких людей объявитца, и о том я, холоп твой, Ондрюшка, велел им отписать в Тоболеск тотчас. Из Березова, государь, воеводы и з заставы тобольские и березовские служивые люди в Тоболеск нынешнего 134-го году августа по 13-е число не писывали. А как, государь, з Березова воеводы или з заставы тобольские или березовские служивые люди к нам, холопем твоим, отпишут, и мы, холопи твои, о том к тебе, государю, отпишем тотчас.

На л. 206 об.:

Отметка о подаче отписки: 135-го ноября в 15 день подал отписку тобольский сын боярской Данило Булычев.

Помета: В столп.

ф. Сибирский приказ, ст. № 5, лл. 206-217.


Комментарии

1. Датируется на основании содержания отписки.

2. Начало упомянутой отписки (находящейся в том же столбце, лл. 185-189) оборвано. Содержание ее входит частью в содержание публикуемой отписки со слов: «... казак Васька Пустозерец, что слышал он на Обдоре...» (л. 211) кончая словами: «... твоими, государевыми, людьми, которые будут посланы на заставу, то место знать...» (л. 216).

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.