Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Разделение

Пространство кв. мили. 25. на градус.

Народонаселение.

Малайя

100,000

21,000,000.

Микронезия

1,210?

...?

Полинезия

18,000

1,150,000.

Меланезия

381,000

2,400,000.

 

500,850

25,150,000.

Сии вычисления, хотя приблизительные, вовсе не увеличены нами. Они разнствуют с вычислениями Г-на Бальби, в его Abrege dе Geographie, но это весьма естественно, потому что писатели, которым мы следуем, гораздо далее раздвинули пределы части Света, нами описываемой.

Не смотря на свое междутропическое положение, климат Океании вообще умеряется ветрами с суши и с моря; очень мало найдется мест, вредных для здоровья.

Важнейшие города суть: в Малайи: Батавия и Манила; в Полинезии Аганья (Марианские острова.), Матавай и Гоно-Руру; в Меланезии Дори (или Дорей), залив Сандального леса (Остров Вити-Леву.), Сидней и Гобарт-Тоун. [534]

В Малайи, владения Голландцев заключают в себе до 10 мил. жителей. Когда Англичане основались на остр. Мельвилле, в северной Австралии, (что выказывало намерение их овладеть противоположным Тимору пунктом, который бы дал им возможность участвовать в торговле с Молуками и может быть завести колонии на юге Папуазии), правительство Батавии не замедлило овладеть югозападным берегом этой обширной и прекрасной Папуазии.

Северо-восточная часть острова Тимора и два малые острова Сабрао и Солор, население коих простирается до 140 т., заняты Поргаугаллиею.

Обладая большею частию Филиппинского Архипелага с тремя миллионами жителей Христиан и идолопоклонников Испания распространяет свои владения во внутренность Лейта, Самара и Миндоро, Минданао и Парагуа (Палаван).

Благодаря искусному управлению, владения Англичан в Океании содержат уже 200 т. подданных, и число это увеличивается ежедневно. Вся восточная сторона, (новая Галлия на юге), несколько важных пунктов на юге, на западе и на севере принадлежат ей. Придет время, и честолюбивая Англия займет может быть весь материк, почти равный с Европою!

Что сказать о беспечности Франции, некогда столь стремительной в завоеваниях, и ныне неимеющей ни сажени земли в безмерной Океании?

....А между тем некоторые Французские ученые и достойные уважения путешественники восставали против этого непонятного бездействия относительно колонизации. Г. Риензи представил на вид правительству острова Вейгиу и Св. Изабеллы, между множеством других, пощаженные Испаниею и другими Державами, которые могут сделаться центром торговли и цивилизации в Океании.

Пределы статьи нашей позволяют нам бросить только беглый взгляд на сделанные в разные времена открытия земель и островов, которые составили наконец нечто целое, названное по положению своему посреди Океана.

Берег полуострова Малакки, и острова Жаба-Дива (Ячменный о-в), были известны древним, так же как им были вероятно известны острова, лежащие между [535] Андаманом и никобаром, в проливе Малакском, и большой остров Сумадра или Суматра.

Аравитяне, по заведении колоний на восточном берегу Африки до Софалы и во внутренности обширного Африканского материка за Сахарою и берегом Нигера, основали поселения свои на большом острове Мадагаскаре, завладели большею частию островов Малайи, распространили там Исламизм, занесенный потом последователями их на берега новой Гвинеи.

Марко-Поло, Венецианец, первый из Европейцев, посетил в XIII веке часть Малайских островов. В 1513, Васко Нунец де Балбоа, Губернатор Испанской колонии Санта-Мариа, на перешейке Дарийском или Панамском, получивши известие, что с соседней горы видно было море, перешел показанное место, и быстро миновавши все пространство, отделявшее его от берега, бросился в море со щитом и мечем в руках, во имя Государя своего Гернандо Испанского, он овладел Океаном, покрывающим около половины земной поверхности, и не подозревая, что Океан этот заключал в себе третий Свет.

Семь лет еще неизвестно было это обширное пространство. Магалгаес, предприимчивый Португалец, первый возымел смелую мысль исследовать таинственный Океан; не смотря на страсть свою к похождениям, он открыл только два важные Архипелага: Марианский и Филиппинский, на котором островитяне Мактана умертвили его. Экспедиция его впрочем удостоверила, что никакого материка не было в этой части земного шара, на Сев. от экватора, и корабль, вышедший из Испании 10-го Августа 1519 года, вошел в гавань Сан-Лукар 17-го Сентября 1522 г., обошедши кругом весь шар земной, и тем доказавши его круглоту.

Возвращаясь из Тидора в Мексику, Альвар де Сааведра открыл Новую Гвинею. В 1595 г. Мендана открыл острова Нука-Гива (Маркизские), некоторые другие, также остр. Санта-Круц, на котором, не смотря на усилия свои, он не мог основать колонии, даже не отыскал снова островов Соломоновых, которые он посетил в 1587 году. Фердинанд Квирос, лоцман Луиса Пацца де Торреса, сделал открытие островов Св. Духа. Шутен и Лемер, оба [536] Голландцы, нашли в 1615 и 1616 г. множество островов; они обогнули северную часть Новой Гвинеи и приблизительно составили ее очертание. В том же году Дирк-Гартикс обошел западный берег Новой Голландии, которому он дал название своего судна (Eudraght). С этого времени до 1619 г. многие Голландцы открыли разные другие пункты; но Карпентару напрасно приписывают исследование залива Карпентарии; Абель Тасман сначала исследовал его (1642-1644), потом, открыл Новую Зеландию и назначил границу пространству земель Новой Голландии к В., обогнувши часть южного берега Новой Гвинеи.

Некоторые острова Повой Гвинеи и Новой Британии были означены Дампиером в 1699 году; другие (в 1767 г.) Валлисом и Картеретом. Бугенвиль, Кук, Лаперуз и многие другие прославились путешествиями, доставившими науке многие полезные открытия.

Океания, почти вся состоявшая из островов, имеет только малое число больших потоков. Невозможно однако же сказать уверительно, чтобы великий материк Австралии и Папуазии не заключал, в себе ни одной значительной реки.

Величайшая река Океании есть Каппуас и потом Бенджермассин, обе на острове Борнео или точнее Каламатане. Важнейшие реки Австралии кажется Брисбан и Гаксбери; после можно упомянуть: Индрагирина остр. Сумадре, Соло или Ренг-Аван на остр. Яве; Пеленджи на Минданого, Тахо на Люсоне, и Шинрана на Целебесе. Объем озер этой части Света не может сравниться с озерами прочих частей, но неизвестно ни одно, более Кини-Баллу на северовостоке острова Борнео, называемое туземцами морем. Можно упомянуть также Дана-Малайу, на том же острове. В области Примана на остр. Сумадре, Лаут-Донао и Панджиль на Сев, этого острова, на Маинданао озеро того же имени; Вай на Люсоне; Тапара-Караджи на о. Целебесе; озеро Артур в Тасмании, и Рота-Дуа в северной части Повой Зеландии. К этому мы прибавим, что недавно открыто большое озера в Австралии, и что большая река, также недавно узнанная, и названная Мурраем, впадает в это озеро, имеющее сообщение с морем не далеко от залива Ст. Винцента. [537]

В этих странах, не редки феномены; страшные тромбы, ужасные тифоны потрясают Океан и сушу. Плаватель встречает на пути своем млечное море, производимое потоком беловатой воды (Этот феномен замечается особенно в Июне, Августе, и Сентябре. Это периодическое белое море распространяется особенно на поверхности бассейна между островами Банды. Оно распространяет ночью блеск, сливающий его с горизонтом; во время кипения исчезают рыбы, и оно становится опасно для судов. Вода идет по направлению от Папуазии и берегов залива Карпентарии.) или огненное море, происходящее от блестящих испарений водных, на пространстве между Целебесом, Папуазиею и Молукками. Часто микроскопические, ракообразные животные придают морю такой красный цвет, что его называют кровавым морем; иногда яйца некоторых морских животных серого цвета составляют целые моря пыли в окрестностях Папуазии и северных берегов Австралии. Но фосфоричность сих вод составляет феномен, еще более изумительный. Колеблющиеся волны развиваются серебристыми тканями; в одном месте море походит на прекрасное звездное небо, в другом поток света обливает волны; яркие огни горят на их поверхности. Эти чудеса производятся обыкновенными зоофитами, недоступными простому глазу; и между тем огромные китородные мешают свои неистовые клики с разъяренными воплями бурь.

Нигде не находим столько волканов, как в Океании. За некоторыми исключениями, эти бесчисленные острова не принадлежат к первобытному образованию: они происходят от волканических переворотов. Полярность горных цепей и направление их от Севера к Югу весьма замечательны; посредине они представляют большую выгнутость от Востока к Западу. Главная цепь пересекает Папуазию. Острова Сумадра, Ява и Тимор образованы важнейшею цепью, которая, начинаясь от островов Андаманских и Никобарских, входит повидимому в Австралию мысом Диеменом. Острова Соломоновы, (Меланезия) выгнуты от В. к С.; напротив того Архипелаги Полинезии направлены от Севера к Югу. Следующая таблица представит высочайшие точки системы Океанийской Орографии. [538]

В Малайи цепь Сумадры представляет:

Туазы.

Гунонг Коссумбра, вышина коего

2,350

Гунонг Пассаму (гора Офир)

2,172

Берапи, волкан

2,050

Самые высокие горы Явы не простираются выше

2,000

Вершина горы Кристеля на остр. Борнео около

1,400

Гора Алвай, волкан на остр. Люсоне (Филиппины)

1,700

Гора Таал, волкан

1,264

Гора Каваян, на остр. Негросе

600

Гора Лампо-Батам на остр. Целебесе

1,200

Пик Серамский

1,333

В Микронезии.

 
Лотова жена

60

В Полинезии.

 
Волкан (остр. Успения Марианс. остр.)

1,000

Гора Мауна-Роа (остр. Гавай)

2,483

Мауна-Коа, там же

2,180

Оронена (остр. Таити)

1,705

Пик Эгмонт, в Икана-Мави (Нов. Зеландия) около

1,300

В Папуазии.

 
Гора Арфак около

1,500

В Меланезии.

 
Пик на Востоке от Лебединой реки (Австралия)

1,600

Каждый остров этого обширного Океана имеет свои земные и морские ветры, дующие или днем или ночью, и постоянно освежающие экваториальные и междутропические страны.

Многие острова так высоки, что вершины их редко не покрыты облаками, и издали кажутся неприступными утесами, восставшими из недр Океана. Склон тех, которые окружены подводными рифами и плодоносными равнинами, обыкновенно покат, между тем как другие отличаются крутизною.

Тейдской пик, на остр. Тенерииффе, под 28° Север., шир. покрыт снегом на 1800 туазов возвышения, тогда как [539] во Франции под 46° С. ш. линия вечных снегов стоит на высоте 1500 туазов. Гора Эгмонт (в Новой Зеландии) находится под 59° Юж. ш.; но так как холод сильнее ощутителен в пространствах Австралийских, чем под соответственными градусами северного полушария, то вероятно климат горы Эгмонта одинаков с климатом Франции. И так линия вечных снегов достигает 1500 туазов. Во внутренности Новой Зеландии многие горы покрыты вечными снегами.

Землетрясения обыкновенны в Океании, и волканы встречаются нередко. Между последними важнейшие суть: Гунонг-Апи в группе Банды, Баррень на острове того же имени и Томборо на остр. Сумбаве. Керауиа, на острове Гуай, представляет необыкновеннное явление: он находится не на вершине горы.

Австралия (Новая Голландия) представляет явление еще более изумительное: это волкан без кратера и лавы, беспрерывно изрыгающий пламя. Иногда чувствуют землетрясения в копях, без всякого признака их на поверхности: по этому с вероятностию можно предположить, что зародыш их находится на великой глубине. Потрясения, не сопутствуемые извержениями пламени, дают путь водам, которые, выхода из пещер, увлекают за собою растертый камень, пемзу, глины и другие безобразные вещества, которые Келлиан называет извержениями грязи.

В некоторых местах водяные столбы, извергаемые газами и наполненью грязью, возвышаются на 60 метров от почвы. Они сопровождаются взрывами, ветрами, свистом, подземным шумом, а иногда на несколько метров извергают камни, весящие несколько квинталов. Грязи, лежащие около отверстий, изрыгнувших их, получили название сопок, потому что, подобно воде, грязи эти заключают в себе много соли.

Нельзя исчислишь богатств Океании, потому что внутренности земель ее весьма мало известны. Впрочем можно с достоверностию сказать, что богатейшие на земном шаре рудники алмазов находятся на остр. Борнео; Филипины, Целебес, Тимор обладают рудниками золота; оловом изобилуют Банка, Сумадра, Билитун, Линган и Целебес; свинец и медь добываются на островах Люсоне, [540] Тиморе, Сумадре и южной части Новой Галлии; железо на остр. Сумадре, Целебесе, Борнео, Билли-туне и Тасмании; соль на остр. Яве, Бали и Целебесе, Океанийские земли изобилуют также серою, земляным углем, мрамором разных родов и драгоценными камнями.

Хотя прозябение удивительно обильно во всей Океании, Полинезия и часть Меланезии не представляют богатств Малайи. Мы покажем здесь произведения, свойственные каждой из великих частей Океании, нами назначенных, и ограничимся общим их обзором. Хлебное, банановое, кокосовое дерева и incarpus edulis растут в изобилии по берегам острова Таити, во внутренности коего растут eugenia и mimosa, бамбуки и пальмы. Зонтообразная пальма (parasol, coripha umbriculifera) раскидывает бесчисленные ветьви свои над хижинами туземцев и служит им кровлею. В тени сих дерев растут tacca pinatifida, sacharum spontaneum, mussaenda frondosa и abrus praecatorius, коего гороховидные семена прекрасного кораллового цвета с черными крапинками украшают руки и шею Полинезийских женщин. Сандальное дерево встречается часто. Жители обработывают сладкий картофель, ямс (igname) и оба рода Караибской капусты. Цитерские яблоки (evi) необыкновенно вкусный плод, Кава, крепкий напиток (Это слово равнозначуще с словом кавуа (кофе Аравитян) и одинаково с ним произносится. Может быть Аравитяне когда нибудь плавали в Полинезию.); то, тростник, из которого выделывается самый лучший сахар; вакуа доставляет листья, служащие на выделывание прекрасных рогожь, в которых так искусны островитяне Южного моря.

Между важнейшими деревьями упомянем черное дерево, ореховое дерево, tectona grandis (arbre а tek), употребляемое на построение кораблей, белый сандал, лингоа, железное дерево, каруарина, из которого дикие делают копья, самые тяжелые инструменты и более всего головоломы (atto в Таити), назначенные для битв; наконец cycas circinalis, доставляющая Папуазам миндаль, который они жарят и едят с наслаждением.

В Австралии ботаника является в формах самых стройных, необычайных и разнообразных. Но природа [541] отказала ей в растеньях питательных; она производит только саговую пальму, пальмовую капусту, корни арума и род диких бананов. Бедные туземцы должны кормиться побегами, наростами, корнями деревьев, соком мимозы и часто насекомыми, крабами (Род раков.), двуутробками (opossum) и ящерицами, едва изжаривши их на огне.

Рядом с померанцовыми, лимонными и другими деревьями, приносящими самые вкусные плоды или самые красивые цветы, растет ужасный Упас, доставляющий смертоносный яд.

Мы окончим этот обзор общим взглядом на историю торговли и промышленности, тесно связанную с нравами и обычаями жителей, о которых скажем тоже вообще.

Бугисы, Малайцы, Голоаны с успехом занимаются мореплаванием; земледелие принадлежит Тагалам, Биссайям, Дайям и Яванцам; искуство тканья и гранение драгоценных камней принадлежит Целебесцам, Балинайцам, Яванцам и Тагалам; жители Сумадры отличаются филограновою работою золота и серебра. Кора тутового дерева служит Каролинцам на выделку прекрасных тканей; драгоценные камни и алмазы гранят Яванцы. Полинезийцы и особенно жители Рутамы делают чудесные рогожи; в Новой Зеландии прекрасные плащи, а их пироги (лодки), пагеи (весла) и барабаны могут служить образцами скульптуры. Тоже самое можно сказать о жителях Новой Британии и Соломоновых островов. Дайи занимаются разработкою рудников; выделкою горшков Папуазы, живущие около Гавани Дори (Dorey, Dorery, Dori). В Австралии между туземцами торговля ничтожна; Европейцы же основали в Малайи сахарные заводы, мануфактуры, синильни и всякого рода фабрики и ремесленные заведения.

Самая обширная торговля производилась в Малайи. С средних веков Яванцы, Бугисы, Мангкассары и Малайцы торговали с Аравитянами. Жители Марианских остр. и Испанцы с о-вов Филиппинских меняют в гавани Гвагама произведения свои на произведения западных [542] Каролинцев. В Полинезии Новозеландцы меняют свой драгоценный formium tenax (самый лучший лен в свете, доставляющий руно, подобное шелку) Англичанам, поселившимся в Австралии; а гавань Гоноруру есть рынок Американцев, производящих торговлю Соед. Штатов с Китаем и вывозящих много сандального дерева из Гауая в Небесную Империю. Китайцы превосходят их количеством коммерческих дел: торговля их целою третью превосходит торговлю самих Англичан.

Батавия, Манила, Амбоина, Купанг, Дилли, Мангкассар, Сурабайя, Самаранг, Риу, Сингапура, Пинанг, Манадо, Ашен, Бевуан, Дори, Гоноруру, Матавай и Папеити; о-ва Помоту и Нука-Гива, Сидней и Гобарт-Тоун, залив островов и Гукианга в Нов. Зеландии сушь главнейшие торговые места.

Соедините людей разных стран Океании в одном пункте, хоть напр. в Сиднее, столице Австралии: Малаец предложит вам свои пряные коренья, ладан, янтарь, бетель и саго; он прибавит к этому золота, жемчугов и алмазов; Меланезиец продаст вам черного дерева, железного дерева, дикую менуру, эту чудную птицу, изумляющую своим лирообразным хвостом, и райских птиц, которых невозможно видеть без восхищения, и которыми черные Папуазы и Европейские красавицы украшают свои головы. Полинезиец принесет плодов хлебного дерева и сандал; он вам предложит своих дочерей желтолицых, но прекрасных и стройных, и вместе с тем свой страшный головолом. Старший между ними по цивилизации, Бугис, владыка морей Океании, храбрый плаватель и вместе с тем ловкий торговец, променяет Яванцу, Малайцу, Дайаку, Папуазу, опиум, арак, соль, бумажные материи, смертоносный крисс (Оружие прямое или с изгибами, часто напоенное ядом.) на бамбуки, каркуму, самый тонкий тростник и инбирь; он получит за это знаменитые птичьи гнезда, плавательные перья акул, оленьи жилы и трипаны (Голотурии, род зоофитов цилиндрической формы.), которые украсят столы сибаритов Небесной Империи, которые вознаградят его железною и медною посудою, шелковыми тканями, жаржором и чаем. [543]

Но Австралиец нагий и слабоумный не пользуется дарами природы и пренебрегает этим обширным рынком, а гордый и корыстолюбивый Европеец втесняется в среду сих народов, чтобы только себе лично упрочить власть и богатство. Весьма немногие являются в эти замечательные страны с целию обогатить ум свой полезными сведениями.

Все моря Океании посещаются китоловами для ловли кошелотов; охота за тюленями производится на Австралийских островах.

Мы представим вкратце историю важнейших торговых колоний.

Под начальствам Альфонса Альбукерка, Португальцы в первый раз объехали судоходные места между Явою и Сумадрою в 1510 году. В следующем году, покоривши город Малакку, победитель послал Антония Абрё известить о своем подвиге важнейшие государства Азии и о-ва Малайские. Абрё с тремя судами, в сопровождении Яванских и Малайских купцов, направил путь свой к Яве и Молукам; он вышел на восточной оконечности Явы, и потом, продолжая плыть к Амбоине (главный о-в Молук), овладел всеми островами, к которым приставал. В продолжении 1520-1521, эскадра из шести судов была послана в Молуки, под начальством Антония Бритто, который 17 дней пробыл на о-ве Агасай и осмотрел о. Мадуру. Четыре другие Португальские судна пристали в то же время к Молукам; и тогда же Испанский Адмирал Гернандо Магагассе, обогнувший мыс Горн, явился на Филиппинах, что изумило и опечалило Португальцев, которые около этого времени заключили договор с владетелем Зундским, впоследствии названном Королем Бантама. Ява была разделена тогда на две части: Зунда составляла западную, Ява восточную часть острова; берега егги около 800 года посетили Сиамцы, потерпевшие кораблекрушение в Бали на пути из Сиама в Мангкассар.

В 1598 году, Гутман, Голландский негоциант, изучивший тайны мореплавания Португальцев, во время [544] заключения в Лиссабоне за долги, воспользовался этими сведениями по возвращении на родину. Показывая путь соотечественникам, он приплыл к Бантаму, Король коего был в войне с Португальцами; там он предложил Монарху свои услуги, пособившие изгнать тех, которые в продолжении 90 лет были единственными властителями сих земель. Голландцам удалось завести факторию в самом Бантаме: то была первая их колония на Индийском архипелаге. Четыре года спустя, Индийская Компания основалась в Нидерландах.

В тоже время Англичане завели колонию в Бантаме. Они посланы были Индийскою Компаниею, которую Королева Елизавета совершенно преобразовала. Восемь лет спустя, первый Генерал — Губернатор Голландский, прибывши в Бантам, вздумал, что положение их неудобно для большой колонии, и в следствие этого, 4-го Марша 1621 г., взял приступом место Жакашру.

Португальцы потеряли все плоды своих блестящих экспедиций, а Голландцы пожали эти плоды. Всегда благоразумные, всегда соображаясь с выгодами, они увеличивали постепенно свои владения заключением союзов с различными туземными владетелями. Англичане завели множество контор, но хитрим колонистам Голландским искусными интригами удалось вытеснить опасных соперников; Англичане, будучи не в состоянии с ними бороться, имели благоразумие сосредоточить силы свои в Бенкулене на о. Сумадре, и держались там с успехом.

В конце 17-го века, Людовик XIV, завидовавший Ост-Индской торговле, послал Форбина с отрядом солдат; но трагическая развязка честолюбия Константина Фулькона (Этот ловкий и предприимчивый человек достиг звания Министра при Короле Сиамском и близок был к трону. Он поддерживал сношения с Людовиком XIV, и если бы не вспыхнула в Королевстве внезапная революция, погубившая Фулькона, то вся торговля Малайских островов и Азии перешла бы в руки Французов.) разрушила его обширные предприятия. [545]

В 1808 году, Маршал Дендельс (Daendels), назначенный Людовиком Бонапарте в Губернаторы, оказал необыкновенную деятельность и редкие дарования. Он уничтожил большую часть злоупотреблений во владениях Голландских на Востоке, и упрочил их благосостояние. Но прошествии трех лет, когда Голландия присоединилась к Франции, Наполеон сделал ошибку, назначивши на место Дендельса, Генерала Янсена: три месяца спустя по прибытии нового Губернатора, о. Ява и прочие владения Нидерландов перешли к Англичанам, которые сохранили их под своею властию до 13-го Августа 1814 г., и тогда уже возвратили их снова Голландцам.

История Арифметики в сих землях может представить наблюдения весьма любопытные. Вероятно каждый народ имел вначале особенную систему счисления; наречие их показывают следы этой системы; в первобытных формах сохранились числа Терната и Тамборы. Не смотря на это, общий характер встречается в Арифметике всех племен Океании, начиная от Мадагаскара до островов Филиппинских и до Южного моря.

На полуост. Малакке, племена, одаренные волнистыми волосами, знают только двойственное счисление; они означают единицу словом най, число два словом бе.

Наречие Эндское, одно из употребляемых во Флориде, имеет счисление четверичное. Слово вуту означает четыре, два раза повторенное значит восемь.

Малайцы, в своих торговых делах, употребляют Индийцев с Коромандельского берега и Китайцев. Яванцы производят счисление посредством цифр, полученных ими от Индусов, и изображают их зарубинками на бамбуковых палочках. Ловкость женщин в счислении и мене несравненно выше мужской, потому-то им и поручено производство торговли.

Пятеричное счисление вообще в употреблении у Малайцев и особенно у менее образованных племен восточного берега. На языке Целебесцов, слово лима означает пять; у других оно означается рукою. В Эндене говорят пять и одна, пять и две, вместо шести и семи. [546]

Полагают, что Зундские горцы употребляли для счислений число шесть, потому, что слово ганап означает шесть и итог.

Но в Малайи, подобно всем народам прочих частей Света, десятеричное счисление распространяется с успехами цивилизации. Однако же, за исключением Яванцев, все сии племена не знают в счислении выражения выше тысячи. Странно, что во всех сих областях употребляют большею частию ошибочные выражения 10 тыс. вместо 100 тысяч, ста тыс. вместо миллиона. Этого не находим только у Лампунов, которые имеют слово лака для выражения 10 тыс. — Для составления числительных порядочных, число увеличивают частицами ка или пенг. Австралийцы не считают далее пяти пальцев.

В Малайи гагам, меньшая мера хлебных зерен, означает количество риса, которое можно захватить в горсть; три гагама составляют пошонг, количество риса входящее в пригоршнь; геденг заключает в себе две пригоршни, сонгго пять геденгов, 24 сонгго равняются гамату, мере самой употребительной.

Скорлупа кокосового ореха есть общая мера жидкостей. Китайцы, обитающие в Малайи, употребляют меру тяжестей, называемую тагель, которая весьма разнообразна. Кати равняется 10 тагелям (около 20 Европейс. унций); сто кати составляют пикль (125 2/3 Франц. фунтов). Все эти меры употребляются в сношениях с Европейцами.

Для перца употребляется вес, называемый багара, коего тяжесть изменяется в различных островах от 396 — 560 фун.

До введения более верных весов, в окрестности Сумадры, употребляли рисовые зерна Для взвешивания золота 24 зерна красные с черными оконечностями, называемые ракат, составляют мас; 16 таких масов составляют тагель.

Части человеческого тела служат мерами протяжений, которые поэтому менее верны, чем меры тяжести. Шанкот означает длину человека от ног до конца протянутой руки. [547]

Верной путевой меры там не может быть, потому что нет больших дорог и перевозы совершаются обыкновенно водою.

В следствие этого, путь расчисляют обыкновенно днями, из коих каждый содержит 20 Англ. миль и обозначается словом унжутан. Для поверхностей делают вообще счисление приблизительное, соображаясь с работою буйволов. Горные Зундцы или Яванцы называют словом лувак, некоторое пространство земли, не обращая внимания на протяжение поверхности.

В Палембанге, Ашине, Бантаме и Шерибоне, общая монета есть пишис, небольшое оловянное лезвие, неправильное и углубленное в средине; 560 таких монет составляют Испанский пиастр. Некогда на о. Яве, именно под управлением Мажапагита, употребляли мелкую медную монету, изображающую фантастические фигуры, ныне непонятные.

Г. Раффель говорит, что древние Яванцы замещали числа символическими письменами, носившими название шандра санкала (свет Королевских числ). 10 Цифр изображали следующее:

1. Человек, земля, 2. глаза, лицо, 3. огонь, 4. вода, 5. ветер, 6. времена года, 7. горы, 8. животные, 9. пещеры, двери, 10. конец, побег, колесница. Посредством сих 10 символов составляют символические изречения.

В Малайи монеты древние редки: два раза только открыли там серебряные монеты. Однако же эта страна в наше время доставляет 1/8 всего золота, находящегося в обращении на всем Земном Шаре, и не смотря на дурную разработку алмазных копей, открыли алмаз (на о. Борнео), который считается третьим по красоте и величине своей.

На золотых монетах изображены легенды Арабскими буквами, и имена владетелей Мусульманских, что заставляет думать, что их чеканили уже по введении Исламизма. Наименование мас приспособлено к золотым монетам Кедды, Ашина и Мангкассара, в провинции Ашин 15 пишисов составляют мас, стоющий 18 франков.

На островах Филиппинских употребляются одни Испанские пиастры, в Австралии Английские монеты. [548] Китовые зубы употребляются вместо денег во многих частях Полинезии.

Нам остается рассмотреть и сделать классификации языкам и наречиям всех сих народов и заняться состояниям литературы сих стран; но прежде необходимо описать самых жителей и различные племена, к коим они принадлежат.

Малайцы. Самое обширное племя есть Малайское. Марсден колыбелью этих племен считает прежде бывшую империю Менангкарбу; Г. Риензи считает их урожденцами о. Борнео. Не выдавая суждения нашего за верное, мы скажем, что они покорили полуостров Малакку, получившую их название, и что весьма вероятно населили восточные берега Мадагаскара и Формозы. Часть Молукк и Никобар, Пинанд, Ниас, Сингапура, Лингинг, Бинтанг, большая часть приморских стран Сумадры и проч. населены этим племенем.

Занимая почти все острова Западной Океании, Малайцы принадлежат вместе Индийцам и Китайцам, но в следствие смешения народов кожа их ближе всего подходит к красно-кирпичному цвету Караибов и Иллиноисов, а иногда подходит к белому и черному. В Тернатии находим чрезвычайно смуглые лица, почти коричневые; на о. Тиморе одни темнокрасные, другие подобные цвету дубовой коры; на о. Борнео цвет их светлее. Паламбанг производит людей самых храбрых, Маинданао самых красивых, а Лингинг самых безобразных. Женщины хороши собой, опрятны, гибки и чрезвычайно сладострастны; красивейшие из Ниаса, Замбоанги, Илоило, Голо, Явы, Амбоина, Булакана (на о. Люсоне, величайшем из островов Филиппинских); обитательницы Формозы и Манилы почти белы лицом. Величина головы Малайцев менее одной седьмой их вышины; нос у них толст, короток, часто сплющен, рот очень велик, даже у женщин. Красота, вещь совершенно относительная, и потому Европейцы находят эти рты чудовищными; так узкие и косые глаза Китайцев нам кажутся отвратительными, а дети Небесной Империи уверяют, что у вас глаза бычачьи. Верно [549] то, что если полезное может быть украшением, то рот Малайцев очень красив; расширение воздуха несравненно более в тропическом, чем в умеренном поясе, потому и орган дыхания должен быть обширнее.

Рост Малайцев средний; они хорошо сложены и не очень толсты; ноги их малы и не портятся, хотя они и не употребляют обуви. Они обыкновенно питаются рисом, саго и пряностями. Некоторые также жуют смешение бетела, негашеной извести, орехов и табаку, что они называют сири, другие гамбир (Вещество весьма вяжущее, извлеченое из nanclea gambir большого лозного растения. Гамбир или кино содержишь в себь много чернильно-орешковой кислоты. В Китае и Батавии им чернят кожи.), который чернит им нёбо, язык и зубы, не вредя их деснам. Бетел и гамбир должны быть здоровы и полезны для желудка, потому что дыхание Малайцев нежно и благовонно. На островах Лингинг, Линганг, Пинанг, Сумадре, Яве и др. они обвертывают тело саронгом (род плаща) и никогда не ходят нагие. Оранг-Каия (или благородного происхождения) на о. Яве прибавляют к тому плащ, а иногда кулук (шапку). Жрецы носят тюрбан и одеты в белое. Хотя многие из Малайцев следуют учению Мугаммеда, однако весьма немногие бреют совершенно голову. Они вообще мореходы, торговцы, промышленники, ремесленники, а иногда занимаются морским разбоем. Вне городов их видят всегда вооруженными криссом, часто отравленным ядом упаса. Они храбры и берегут более всего свою независимость, но эти качества достаточно помрачены гордостью, завистью а распутством, к которым они очень способны; лицевой угол сих народов от 80-85 градусов, у немногих из них он открыт от 85-90, как у некоторых Европейских племен. Угол, о котором мы говорим, составляется из двух линий, идущих от верхних передних зубов одна до низу лба или начала носа, другая до ушных отверстий. Гибридами или смешанными почитаются Яванцы, Балинийцы, стоящие во всяком отношении на низшей степени, чем Малайцы, и которые кажется происходят от жителей Борнео и Индустана. Яванцы имеют цвет кожи желтый; последние белее и лучше сложены. [550]

Полинезийцы или Дайясы (Дайясы, а не Даяки.). Второе племя есть племя Полинезийцев. — Г. Риензи племя Дайясов называет колыбелью народов Малайских, Меланезийских и Полинезийских. «Цвет их бледно-желтоватый, более или менее темный, говорит сей писатель, лицевой угол открыт подобно Европейскому; высокий рост, правильная физиономия, нос и лоб высокие, волосы долгие и черные, красота, грация, гибкость и сладострастие их женщин, и особенно танцовщиц, сходство, хотя исчезающее их наречий, привычка к земледелию, рыбной и звериной ловле, искуство устроивать пироги и домашнюю утварь, их огромные хижины, их религиозные верования, человеческие жертвоприношения, их обычаи и особенный обряд посвящения или тапу — все показывает великое сходство между Дайясами и Полинезийцами. Сравнение было бы еще вернее с Тураджами и Целебесскими Бугисами; но Тураджи и Бугисы, у которых владения вельмож и жрецов почитаются священными, так же как в Полинезии и между Дайясами, принадлежат, по мнению нашему, к племени Дайясов, так же как Балинийцы и обитатели Ниаса, Нафсау или Поджи, Тернато, Гилоло и части Молукк, Архипелага Голо, островов Филиппинских и Палаос. Сии три последние племени, кажутся поселенцами из Целебеса и Борнео; но сходство Таитян, Ново-Зеландцев и особенно Баттасов (Они происходят от Биаджу племени Дайясов. Ученые означают Биаджу именем Малем, что по Индустански значит Горец.) с Дайясами поразительно, судя по рассказу достоверных путешественников. Мы присовокупим к этому, что язык их составляет так сказать средину между Малайским и Полинезийским, и что Малайцы и Яванцы берегов Борнео признают их аборигенами земли своей (Оранг-Бенуа)».

Различие климатов, сообщение с островами разных частей Океании, новые отношения, несходная пища, влияние иностранцев и более всего, смешение черного и Малайского [551] племен с Дайясами, объясняют хорошо перемены, случившиеся между ними и Полинезийцами, и все оттенки, встречаемые в этой части света. Совокупление Никобарцев и Андаманцов сделало из них мулатов; а смешение всех племен Океании произошло на островах Люсоне, Сумадре и на архипелаге Каролинском. Законы этикета начинают развиваться у Полинезийцев, совершенно незнающих употребления лука, как орудия войны, и употребляющих упоительный напиток ковы.

Цивилизация более всего сделала успехи между народами Гануай, Таити и Тонги, между тем как Ново-Зеландцы, обитая под суровым небом и на почве, бедной средствами к существованию, гораздо менее в ней успели.

Алфуры. На языке Дайясов острова Борнео, слово Алфуры означает диких людей; в некоторых частях Борнео их называют Пунам. Так в странах Кавказа, всем горцам дают название Лезгинов. Оно соответствует Беддам или Веддам острова Цейлана, обитающим в неприступных частях гор и лесов и считающихся аборигенами в разных частях этого острова. На Цейлане существует еще непокоренное племя, именуемое Рамба-Реда.

Малайские туземцы придали название Алфуров людям не одного цвета, потому что они не совсем черны. Обитатели Буру медного цвета, Сумадры (Баттас), Целебеса (Тураджи) темножелтого, а Люсона и Бугласа (смесь Эндаменов и Папуазов) черного двух оттенков. Следственно Малайцы обозначают названием Алферов все племена, живущие в диком состоянии.

Меланезийцы, разделенные на Эндаменов и Папуазов. — Распределяя племена по занимаемому ими пространству, на третьем месте стоят Иголоты или Папуазы, владеющие частию Меланезии. Они повидимому аборигены острова Борнео (Сей остров, который можно почесть за ofiicina gentium Океании, заключал в себе племя черных Эндаменов и Папуазов; сии последние, победивши Эндаменов, завладели берегами соседних островов, оттеснили их во внутренность земли и сами покорены были племенем Малайским.), где еще видны следы их существования. [552]

Цвет этого племени желтовато-черный. Иголоте и Дайер, названия, которые они имеют на о. Борнео и которые они придают себе сами в Новой Гвинеи. Смешанные или нет, но занимая одинаковую почву, Папуазы и Эндамены обитают в части Люсона, Миндоро, Бугласа, Маинданао, Тимора, Сумадры, Явы и Целебеса; некоторые кантоны Мадагаскара и внутренности Формозы и других островов называют их Аэтами, Негрильосами, Замбалами и проч. Папуазы чернее Эндаменов, и Мальте-Брюн ошибочно смешал сии два племени под именем Океанийских Негров.

Папуазы. — Слово Папуа есть испорченное Пуа-пуа (темный-темный), название, под которым известен этот народ. Папуазы довольно высоки, их кожа черна и блестяща с желтым отливом; лицевой угол их по меньшей мере 63-64°, и по большей до 69°; их черные волосы ни гладки, ни курчавы, но мягки и вьются сами собою; такой род руна дает головам их колоссальный вид; они редко татуированы, и за исключением Дори, ходят вообще нагие. Гибриды новой Гвинеи и Вегиу, поддерживают свои густые волосы посредством гребня со множеством зубьев. Другие, как напр. жители Новой Британии, распускают их по плечам в косичках, выкрашенных красною краскою. Между многочисленными изменениями этого племени, Вити занимает первое место; а племя острова Вандимена и Маликоло, последнее.

Малайский Папуазы. Смешение Малайцов и Папуазов производит разнородное племя Папузов. Они занимают области островов Вегиу, Салуати, Гамена и Батанты, и северную часть Новой Гвинеи от оконечности Сабело до гавани Дори. Их нравы носят отпечаток обоих племен: одни Магометане, другие обожают фетишей. Ростом они вообще малы, часто заражены ужасною проказою, господствующею между большею частию Черных Южного моря. Их лицевой угол изменяется от 69-64°.

Эндамены и Австралийцы. Подобно всем племенам Океании, племя Меланезийцев повидимому происходит с острова Борнео. Не смотря на это, Новую Гвинею можно также предположить колыбелью этого племени. [553]

Племя Эндаменов, представляющее печальное сходство с отвратительными черными Эндаменских островов, вероятно было многочисленным в Новой Гвинеи. Но эти несчастные Эндамены, сделавшиеся весьма редкими по причине беспрерывных войн и преследований со стороны Папузов, превосходящих их красотою, храбростию, умом, (разумеется относительно), оставили Папуазию. Весьма вероятно, что для избежания преследований, они переплыли Торресский пролив между подводными камнями, на шатких судах, и основались в Астралии, где рано или поздно угаснет их существование.

Австралийцы, подобно Эндаменэм, имеют кожу менее темную, чем негры Африканские; их цвет желтее цвета Папуазов и походит на цвет старой, тусклой сажи. Их лицевой угол весьма остр и не восходит далее 60-66°, тогда как угол орангу-утанга, которого они превосходят только даром слова, изменяется от 62-65°. Некоторые племена имеют цвет коричневый, скорее слегка желтый, чем черный; низ черепа округлый; лоб съуженый; волосы курчавые и жесткие, руки весьма длинные, ноги тонкие, еще длиннее рук, большая часть покрытые шерстью; рот у них непомерной величины, нос широк и приплюснут, с огромными ноздрями; лице их в профиль отвратительно, по сходству с животными. Они без смешения существуют в Новой Каледонии, равно как и в большей части архипелага Св. Духа, где славятся своим безобразием. Недоверчивые и робкие во многих племенах, они мстительны, преданы воровству, вероломны в земле Гранта. Их отвращение к Европейцам постоянно, и их нравы, обычаи и наречие чрезвычайно разнообразны. С грудью плоскою и отвислою, женщины обладают лядвеями более сильными, чем мущины, но они менее безобразны. Эти несчастные существа близко подходят к скотам; они живут парами или племенами, не имеют ни законов, ни промышленности. Некоторые верят в существование злого существа, и отрицают существование доброго; религию других составляет грубый фетишизм, вся [554] одежда их состоит из кожи кангару, которою они покрывают плечи, и лоскута самой грубой ткани, которыми обвязывают голову. Эти несчастные не имеют даже палаток и оспоривают норы у диких зверей. Австралийцы из окрестностей порта Джэксона строят род гнезд, посредством ветвей, сплетенных между собою и покрытых корою. Страна их так бедна, что вся пища их состоит из рыбы, мяса двуутробки (Четвероногое из рода дидельфов.), которых они убивают деревянными пиками, из птиц и белок, если им удастся поймать их влезая на деревья. Большую радость доставляет им находка дикого меда или смолы мимозы, которую они страстно любят. Оружие их составляют небольшие дубины. Они употребляют огонь и не едят сырого мяса, хотя их и называют людоедами. Наречие одних звучно и нежно, других дико, со свистом и прищелкиванием языка.

Вместо того, чтобы развращать эти несчастные твари сообществом с ссылочными, низводить их на степень скотов, приучая их к крепким напиткам, вместо того, чтобы уничтожать эти мирные племена, отнимая у них последние средства к существованию, Европейцы приобрели ли бы несравненно более славы и пользы, если бы они развили их ленивые умственные способности. Если они имеют печальное сходство с звериьми, за то обладают достойными качествами, не всегда встречаемыми у поработивших их: они любят своих матерей, детей и свободу!

Альбиносы. — Альбиносов, людей с зобами и опухолью по всему телу, и рабов Ниаса, коих кожа покрыта чешуею, должно рассматривать, как существа несчастные, удрученные безобразием и болезнями. На о. Яве обитатели Пуло-Ниаса, дают название Какерлаков тем, которые, подобно Папуазам, заражены белою проказою.

Вообще Океания заключает в себе четыре отличительные племени: Малайское, Полинезийское или Дайа, Эндаменское и Папуа. От совокупления сих племен произошли прочие изменения. [555]

АйталоПигмеи, Питекоморфы и Меламопигмеи. — Не легко сделать классификацию нескольким людям, встреченным Г-м Риензи на берегу Сумадры. Первые составляли семейство из трех членов; цвет их был дымной; они были ростом не выше 4 футов 6 французских дюймов, голова колосального размера, руки, ноги и остальная часть их тела были весьма малы. Они вышли из внутренности Палембанга, где жители хорошего роста. Прочие были среднего роста и кожу имели весьма смуглую; тело их, совершенно покрытое волосами, формами своими весьма сходствовало с обезьянами. Они сказали, что живут внутри Менанг-Карбу и составляют небольшой народ. Г. Риензи причисляет их к племени Эндаменов.

«Смотрите, говорит он, в знойных странах экваториальных, вот люди ростом не более Лапонцев и других племен, живущих посреди лесов и инеев Арктического полюса!»

Кроме сих двух отличий, он обозначает еще одно, найденное им на треугольном острове Панай (Филиппины). То были настоящие черные небольшого роста, но хорошо сложенные, которых он называет Меланопигмеями. Они живут в лесах, и дети их носят имена дерев или утесов. Один называется Папайя; другой Бату. Они так легки на бегу, что часто схватывают животных, не употребляя стрел, и тогда подобно хищным птицам остаются около трупа, пока не пожрут его. Эти люди не имеют, подобно Африканским неграм, курчавых волос. Они ведут весьма тихую жизнь посреди своего семейства и вдали от Испанцев и Биссайасов.

Религия. Нет веры, которая бы не имела последователей в Океании. Яванцы, Малайцы Сумадры исповедуют Исламизм. Браманизму следует большая часть островитян Мадуры и некоторые племена Явы.

Политеизм, пантеизм, род сабеизма вместе с фетишизмом господствуют над прочими племенами Океании. Некоторые племена Каролинских островов признают Троицу под именем Алуэлопа, Лагеленга и Олифата. Важнейшие боги Новой Зеландии суть: Нуа-Атуа [556] (Бог-Отец, Владыка мира, Бог Сын и Бог Птица или Дух). Каждый туземец имеет своего Атуа, который соответствует у них нашему Ангелу-Хранителю. Таитяне следовали той же вере прежде, чем Английские Миссионеры не обратили их к своим догматам. Во всех четырех частях видны церкви Католические, Кальвинические и Англиканские. Буддизм принят частию обитателей острова Бали и всеми Китайцами, поселившимися в Малайи.

Некоторые племена Борнео, Люсона, Австралии и Трансмании не имеют никакой религии, а большая часть Малайцев ограничиваются верованием в существование злых духов, и смутным понятием о будущей жизни.

______________________________

Статья эта извлечена из издания Г. Далли: Moeurs, usages et costumes de tous les peuples, etc. Обзор Океании еще не кончен в последнем выпуске, и тотчас, по получении следующего, мы постараемся представить читателям Москвитянина продолжение этих любопытных известий.

Г. Г.

Текст воспроизведен по изданию: Общий обзор Океании // Москвитянин, № 4. 1843

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.