Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Г. И. ЛАНГСДОРФ

ДНЕВНИК

1824—1826 гг.

ТЕТРАДЬ 16

1825 г. 5 января. ... (Продолжение текста, прерванного на с. 177 перед очерком об Алмазном округе.) не был объезжен и был диковат. Привыкшему к стойловому кормлению, ему, по-видимому, наши последние дневные переходы дались с трудом, и поэтому он предпочел попытаться вернуться к своему прежнему хозяину в Парауну ([а это] около 8 легуа). Его не испугали ни поднявшаяся в горных реках вода, ни крутые скалы, на которые почти невозможно взобраться. Так или иначе, а ночью он вырвался, и был найден след, свидетельство его возвращения. Итак, нам пришлось провести здесь еще один день, который был специально посвящен ботанике. Ветер, сопровождаемый попеременно дождем и солнечным сиянием, не благоприятствовал сбору насекомых. Пробродив несколько часов, я не обнаружил ни одного насекомого.

6 [января]. Всю ночь напролет шел дождь, и эта непогода сохранялась еще до 2 часов пополудни, а затем небо просветлело, что позволило нам совершить небольшую экскурсию на соседнюю высокую гору на востоке, где Ридель опять нашел немало новых предметов, а я отметил, что горы состоят из известняка. Это — серый, полупрозрачный у края известняк. Высота горы примерно на 200 или 300 футов больше, чем местоположение ранчо, где показания барометра составили 4200 футов.

Мы нашли, что погода очень холодная, сегодня утром было +12, а в полдень +15°.

6 января. После обеда сбежавшего коня привели назад; отправленный на розыски человек обнаружил его на удалении в 1 легуа, по ту сторону Конгоньяс, по пути в Парауну. Весь остаток дня сохранялась хорошая погода. [184]

7 [января]. Ночью опять шел сильный дождь, и наконец утром 7 января мы отправились дальше, в Лапинью (Далее это же название Г.И. Лангсдорф пишет с двумя ”п” (”Лаппинья”).), это — 2 1/2 легуа. Температура утром +12°.

Путь, которым приходится следовать, чрезвычайно плох, самый плохой за все время нашего путешествия по Бразилии. То приходится перебираться через очень болотистые места, где застревают нагруженные мулы, то, напротив, приходится взбираться на скалистые горы Серра-да-Лаппа, иначе говоря, ищешь любой способ обойти эти скалы, но оказываешься вынужденным возвращаться на тот же самый путь или тратишь четверть часа на обход скалистого хребта там, где было бы очень легко пробить эту скалу насквозь.

Можно составить себе некоторое представление об этой дороге, если я скажу, что нашим животным понадобились 6 часов, чтобы пройти расстояние в 2 1/2 легуа. Единственное доброе дело со стороны администрации Мейя-Серры по отношению к путешественникам — это мост через большую бурную горную реку Рибейран-да-Мейя-Серра, который сооружен перед скалистыми горами и который нередко создав трудности путникам, ибо во время сильного (Слово вписано над строкой.) дождя люди оставались на серре и не могли идти ни вперед, ни назад, так что им приходилось в течение многих дней терпеть голод и подвергать свою жизнь опасности (Здесь в тексте дневника имеется рисунок, состоящий из точек и черточек, видимо, изображает дорогу перед горами.).

Около 3 часов пополудни мы прибыли, наконец-то, в Лаппинью, спустившись с довольно высокой серры. Здесь, внизу, мы вновь увидали леса и капоэйру, растительность, как в мату-дентру, а кое-где немного альпийской растительности и (Предлог ”и” вписан над зачеркнутым: ”растений”.) больше растений, [характерных для] кампосов.

В горах г[осподин] Р[иде]ль обнаружил несколько новых кассий и, между прочим, несколько экземпляров настоящей альпийской мимозы. Странное дело! Форма самых высоких королевских деревьев в Бразилии, чьи стволы в прибрежных лесах достигают в высоту более 100 футов, здесь является в виде альпийского растения высотой в несколько дюймов, как бы ползущего по земле.

Лаппинья — это просто жалкая хижина и ранчо посреди лесной вырубки. Здесь ни за какие деньги нельзя было приобрести решительно ничего, а так как мы (в основном из-за непредвиденной (Слово вписано над строкой.) задержки в пути) уже съели почти всю провизию, взятую нами на несколько дней в Конгоньясе, то нам пришлось ограничиться весьма скудной пищей.

Непонятно, чем и как живут здесь люди и почему они не заведут себе огород или не выращивают на здешней хорошей почве немного кукурузы и бобов — нет это решительно непонятно.

7 января. В результате тщательных расспросов я узнал, что здешние жители фактическому владельцу этих земель Моррейре не платят никакой арендной платы, но живут здесь задаром; это — бедные люди, не имеющие никакой собственности и по этой причине не желающие улучшать эту землю обработкой или строительством, скажем, свинарника. В общем и целом было бы значительно целесообразнее подарить эту землю или не допускать на нее подобных поселенцев, которые не хотят заботиться даже об устройстве своей жизни и делают лишь самую малость, чтобы только не умереть с голоду.

Лаппинья расположена на высоте 3700 футов, т.е. существенно ниже той местности, откуда мы пришли, и температура воздуха здесь ощутимо выше, сегодня утром в 6 часов — +15°. Ночью дождя не было, правда, около 7 часов утра тучи затянули все небо и пошел очень сильный дождь. [185]

Сегодня мы отправились в Реашу-Фунду, это — 2 малые (Слово вписано над строкой.) легуа.

Мы выехали очень рано и уже около 10 часов были у цели путешествия. Поначалу нам пришлось еще взбираться на невысокую гору, затем мы вышли в большую луговую долину, откуда затем спустились вниз. Дорога, как и вчерашняя, очень плохая и каменистая. Реашу-Фунду находится на высоте 2500 футов, т.е. по сравнению с вчерашним днем мы находимся значительно ниже.

Погода была пасмурная; дождь то переставал, то начинался вновь. [На нашем пути] из Реашу-Фунду мы натолкнулись на несколько [параллельных русел] рек, через которые нам предстояло перебраться. Эти реки — Прету, которую здесь также называют и Парауной, а также Сипу. Эту последнюю оказалось необходимым переплывать на лодке, [поскольку она] слишком велика, [чтобы можно было переправиться вброд]. [Но на следующем русле] вода поднялась столь высоко, что нам пришлось задержаться здесь.

В целом сегодня дождь был не очень сильный, и мы питаем надежду, что завтра сможем переправиться через все три русла. Вечером температура воздуха +16°.

8 [января]. Хотя ночью дождь был небольшой, ранним утром он усилился. Уже в 6 часов утра я послал человека, чтобы исследовать состояние реки Парауна (она же Риу-Прету), и он возвратился в 8 часов с сообщением, что невозможно будет переправиться через эту реку, не замочив ящики. Поэтому я распорядился сегодня остаться здесь, благодаря чему господин Ридель получил возможность как следует разобрать свои растения и просушить их, причем два человека постоянно должны быть заняты сушкой бумаги у огня.

8 [января]. Наша теперешняя остановка, хотя она и не очень удачна, дает нам возможность получить продукты питания всех видов для людей и корм для животных. Нет только водки. Утром +15°.

Здешние жители — наследники, дети и внуки прежнего единоличного владельца этих протянувшихся на много километров земель, которые теперь разделены между четырьмя семьями. Каждый имеет на своей территории дома и фаз[ен]ды, а старая большая фаз[ен]да Реашу-Фунду является их общим владением. Здесь имеется часовня Н[осса]-С[еньо]ра-ди-С[ан]та-Анна, к которой относятся и живущие по соседству ок[оло] 5[00]—600 человек, собирающихся здесь по воскресеньям на мессу. Помещики платят молодому капеллану ежегодно 100 тысяч рейсов, а кроме того, он получает сборы за совершение исповедей, крещений, а также ежедневно читает мессу погонщикам и другим людям, которые платят по 1 1/2 патако за каждую мессу. Жилье и продукты питания он получает от фаз[ен]ды. Это — добропорядочный молодой человек, который ради собственного удовольствия обучает чтению и письму 4 детей одной из проживающих здесь семей: действительно достойное дело.

8 [января]. Он не уставал рассказывать мне о природных способностях этих детей, старшему из которых около 12 лет. За 1 1/2 месяца с тех пор, как он начал обучение, они научились довольно хорошо писать и читать.

Животноводство. В Мейя-Серра крупный рогатый скот должен развиваться очень хорошо, и там ему не дают совсем соли. Жители говорят, что почва солоновата, т.е. содержит селитру. Выше я уже упоминал, что обнаружил здесь известняк; жители, ничего не зная об этом, уже по собственному опыту пришли к выводу, что нет необходимости давать скотине соль.

Также произошло и в Лаппинье, однако здесь вновь появляются [солонцеватые] баррейрус; подобно тому, как и в других местах, [баррейрус] примешаны к красновато-желтой почве, содержащей селитру. В Реашу-Фунду тоже имеются баррейрус. Скотине никогда не дают соли, и она всегда жирная.

8 января. Нам, европейцам, должно было бы, однако, показаться странным, если бы мы узнали, что здесь, где животноводство является чуть ли не главным родом деятельности жителей, дающим им основные средства к существованию, употребляют [186] масло, привезенное из Европы. Столь сильно люди привержены предрассудку, думая, что европейское масло лучше здешнего, и они покупают его для пекарских целей за высокую цену.

Земельные угодья, прилегающие к Лаппинье, принадлежат тем же самым помещикам из Реашу-Фунду, т.е. семье Моррейрас (внукам), которые очень хорошо знают о лености жителей Лаппиньи.

Каково же наилучшее средство, к которому могло бы прибегнуть правительство, чтобы пробудить у такого рода людей рвение и активность к ведению (Слово вписано над строкой.) сельского хозяйства. Поощрение через вознаграждение? Или наказание за полную бездеятельность? [Для того и другого необходимо частое] посещение и осмотр земель. Несомненно, многое могла бы дать организация ежегодных ярмарок по продаже скота и награждение премиями.

При приготовлении сушеного мяса (см. выше) (Два слова вписаны над строкой.) соль сначала обжаривается в сковороде, а затем измельчается в порошок. Мясо отделяют от костей, натирают солью и вывешивают на воздух. При этом — что очень важно — мясо нарезается на длинные тонкие куски.

N.B. Там, где кусок еще остается слишком толстым, делают поперечные разрезы, которые натирают солью.

8 января. Мы перешли через горы и вновь находимся на значительно более низкой местности, высота — 2500 футов. Летом здесь гораздо теплее и (что очень странно) зимой много холоднее. В горах ничего не слышно о замерзании тропических растений, сахарного тростника, кофе, бананов, а здесь говорят и о том, и о другом. [187]

Здесь также чаще попадаются насекомые, в частности, отдельные виды бабочек. Период дождей не позволяет нам отправиться на охоту. В другое время они появляются в таких количествах, что начинают вредить садовым культурам. Неподалеку отсюда должны водиться броненосцы, которые, как и муравьеды, питаются белыми муравьями и иногда так сильно подрывают их пирамидальное гнездо, что при его обрушивании задыхаются под ним. То, что муравьеды защищаются также языком и засовывают его в ноздри и рот человека, по-видимому, является выдумкой!

В большинстве поселений здесь и в Алмазном округе перед дверью или жилищем установлен крест, чтобы жители не забывали о молитве.

После полудня, когда один из соседних помещиков возвращался после мессы к себе в имение, он пригласил меня к себе, а так как имение находится на расстоянии всего 1/2 легуа отсюда, а мы все равно не можем перейти через реки, то я с удовольствием отправился вместе с ним.

Итак, во второй половине дня я пришел в фазенду сеньора коменданта Мануэла Моррейры, где [мы] и пообедали между 4 и 5 часами (Под этой строкой, в самом низу страницы подписано еще два раза: ”Ман[уэ]л Моррейра. (Мануэл Моррейра)”.). Дело в том, что дома всегда ждут его возвращения с мессы, которое сегодня в связи с моим приходом случилось позже.

9 января (Дата, как и в большинстве других случаев, написана на полях. Под ней в данном случае вписана еще раз цифра 9.). Я намеревался сегодня ранним утром возвратиться к моим попутчикам, но бесконечный дождь привел к такому повышению уровня воды в реках, что ни о каком отъезде нечего было и думать, более того, невозможно было выйти из дому. Это был печальный день, в одиночестве, без книги, даже своего дневника я не захватил с собой; и я вынужден просидеть весь день в этом пустынном имении.

Фаз[ен]да с[еньо]ра Мануэла Моррейры расположена на расстоянии получаса пути к югу от Реашу-Фунду, у реки с таким же названием, текущей от Лаппиньи, в очень лесистой местности, у подножия высоких гор Лаппа, с которых неподалеку от селения в долину низвергается прекрасный каскад.

М[ануэ]л Мор[рейр]а — один из тех 14 наследников, которые выделились из фаз[ен]ды Реашу-Фунду. Эта фаз[ен]да имеет 5 1/2 легуа в длину и 3 легуа в ширину. Это очень деятельный человек, который за счет развития производства так разбогател, что сумел прикупить уже 8 частей земли и, следовательно, обладает достаточным количеством земли для выпаса скота, земледелия, вырубки леса и пр. Его земли простираются до Вертентис-да-Лаппинья, т.е. до начала Реашу-Фунду, где он имеет выпас для своей скотины, около 30—40 коров, нескольких быков, так как пастбище там, по-видимому, очень хорошее.

9 [января]. Основная продовольственная отрасль этого имения состоит в выращивании кукурузы, сахарного тростника, бобов, риса и т.д., а также в свиноводстве и выращивании кур, кроме того, в выделке и дублении бычьих шкур для продажи. Выделанные кожи предназначаются для изготовления либо подметок, либо ремней. Первые изготовляются с применением коры (Слово вписано над строкой.) барбатимона, а вторые с помощью коры другого дерева — аншики. Дерево барбатимон встречается чаще в сертане и в кампосах, а аншика — в изолированных рощах, наподобие здешней. [Применение коры] барбатимона делает подошву очень крепкой и непромокаемой в воде, а аншика дубит мягкую, очень белую, чрезвычайно пригодную для изготовления ремней кожу.

Ман[уэ]л Морр[ейр]а, который имеет в своих лесах много аншики, занимается только выделкой кожи для ремней. Способ выделки заключается в следующем.

Кожи, которые он скупает в окрестностях (у своих братьев), разрезаются вдоль посредине (Чтобы затем их было удобнее перевозить на ослах. — Примеч. Г.И. Лангсдорфа.), а затем помещаются в раствор извести и золы, а именно на 20 половинных [188] или 10 целых кож смешивают 1/4 алкейре извести с 1/2 алкейре золы, в зависимости от того, насколько толста кожа.

В этом растворе кожи оставляют примерно на 20 дней, чтобы с них можно было снять шерсть. По прошествии этого времени кожа укладывается на дерево, перекинутое через ручей, и с помощью скобельного ножа, т.е. [дугообразного] лезвия, полностью очищается от шерсти, становясь не только чистой, но и белой. После того, как кожа дочиста очищена от шерсти, она поступает в дубильную яму, где между двумя половинами (которые прежде были покрыты шерстью) прокладывается полоса дубильной коры аншики. [Это проделывается до тех пор,] пока дубильная яма не наполнится доверху; затем кожи покрываются сверху более толстым куском коры и в яму заливается вода.

В этой яме кожи остаются в течение 4 месяцев; кора вначале меняется раз в неделю, а затем каждые 2 недели, т.е. два раза в месяц. Вода же остается одна и та же постоянно, так как чем больше дубильного вещества будет в ней содержаться, тем она лучше. Через 4 месяца кожи вынимают из ямы, хорошо промывают в проточной воде и высушивают на солнце; затем их отбивают колотушкой, делая мягкими, и они готовы к продаже.

У хозяина есть несколько таких дубильных ям, в каждой из которых помещается около 300—400 половинных кож. Ежегодно он изготовляет примерно 800—1000 целых или до 2000 половинных бычьих кож. Невыделанная бычья кожа стоит примерно 960 рейсов, а половина дубленой кожи — 1200 рейсов.

Для того чтобы отдубить шкуру с шерстью, ее помещают не в раствор, а сразу в дубильную яму, где она лежит в течение 6—8 месяцев.

Дубильное вещество или кору получают следующим образом: рубят целые деревья и сдирают с них кору. Ее нарезают крупными кусками и, не измельчая, кладут в дубильную яму. Если дерево вновь прорастает из корней, то это хорошо, если же нет, то владелец тоже не придает этому большого значения, ибо он рассчитал, что ему в его лесных угодьях этих деревьев хватит еще лет на 30, и он сказал мне, что если дубильная жидкость однажды иссякнет, то он займется другим промыслом. Камедь аншики (В этом месте (и только здесь) название данного дерева написано Г.И. Лангсдорфом: ”анжика”.), по-видимому, очень красива, напоминает [по внешнему виду] топаз и используется в аптечном деле.

[Наш хозяин] — один из тех очень деятельных мужчин, с которыми я познакомился в Минас[-Жерайс]. Он — первый, кто встает ранним утром, чтобы заниматься домашним хозяйством. Он дает своим детям образование [в области] различных наук, и его пример достоин подражания.

Имея 30 рабов, разного возраста, он ни в чем не испытывает недостатка. У него крупные посевы кукурузы, сахарный (Слово вписано над строкой.) завод, плантации хлопчатника; женщины прядут и ткут, приготовляют сладости. Большой огород, крупная свиноферма. Каждые 10 дней в хозяйстве забивается свинья; множество кур и уток, есть мельница и помещение для дойки. Женщины делают индиго; имеется около 30—40 быков, в качестве тягловой силы для плохих и тяжелых повозок. Некоторое количество коров, только для получения хороших быков, поэтому мало молочных коров, только для домашнего хозяйства, чтобы лучше кормить телят. Молоко не используется для приготовления сыра или масла. Для собственных нужд имеются также кирпичная и известкообжигательная печи. У него страстное желание улучшить свое деревенское хозяйство за счет заимствования европейской предприимчивости.

9 [января]. Люди такого склада, лишенные предрассудков, могут сделать много хорошего.

Здесь я познакомился с одной из разновидностей кукурузы — ”милью-бурурука”, в которой содержится значительно больше муки и которая поэтому хорошо пригодна [189] для помола на мельницах в целях получения кукурузной муки срубы. У этой разновидности крупное зерно, у которого на переднем широком конце имеется маленькое углубление, что отличает ее от [другой разновидности] кукурузы — ”милью-пипока”. Эта разновидность имеет также более мягкое зерно, чем ”милью-ротонду”, т.е. обычная кукуруза, в большей степени используемая для обжаренной муки — ”фаринья ди милью” 336.

Хозяин дал мне кусочек камеди жатопового [дерева], из которой делают искусственные алмазы. Жатопа 337 — это бобовое растение кампосов. В здешней местности водятся следующие дикорастущие плоды: мангаба, мангабусса (из миртовых) 338, ага 339, пики 340, аратикум 341, гуабироба 342, аррасса, персидский полевой мирт (еще одна разновидность аги), волчья ягода, гравада из кампосов (бромелия), маракужа 343, жуас 344, гуаява 344а, женипапас 344б, жаботикаба 345, кашас-ду-кампу 346 и т.д.

9 [января]. Ввиду непрекращающегося дождя и нашей вынужденной задержки я справился у людей, знающих здешнюю местность, нет ли иного пути, по которому можно было бы напрямую добраться до Каэте, и к своему большому удовлетворению услышал, что можно было бы избежать всех рек и болот, [через которые проходит] основной путь, и, помимо того, имел бы дополнительное преимущество, если бы шел от фаз[ен]ды к фазенде, на каждой реке нашел бы лодку или мост и прошел бы более коротким и легким путем, так как отсюда через Санта-Лузию до Каэте 24 легуа, а новый, предложенный мне путь составляет всего 17 1/2 легуа, а именно, он ведет от Реашу-Фунду к фазенде Сипу, [далее на] Г[уарда]-мор-Жозе-дус-Сантус — 4 лег[уа], далее на фаз[ен]ду да-Серра кап[ита]на Жуак[и]ма да-Коста — 2 лег[уа], отсюда к дус-Лагис, [фазенде] сержант-мора Жуана Пинту Моррейры — 4 л[егуа], отсюда к часовне Такуарусса-ди-Сима — 2 л[егуа] ([Сима — название] аррайяла), далее к [фазенде] Пер[ей]ры Мануэла Жуак[и]ма — 1 л[егуа], далее до [фазенды] Ант[они]у Лописа на Серра-ди-Н[осса]-С[еньора]-да-П[иедад]и — 2 1/2 [легуа] [и до] Каэте — 2 [легуа].

***

Отсюда до Н[осс]а-С[еньо]ра-да-Консейсан — 9 лег[уа] и [наконец] до Барра-ди-Жекитиба — 9 лег[уа].

Другой путь следующий: от Реашу-Фунду до Ротулу — 3 л[егуа], отсюда до д[онн]ы Игнасии — 8 л[егуа], до Лагуа-Санта — 2 [легуа], далее до С[ан]та-Лузии — 5 [легуа], далее до Сабара — 3 [легуа], и [наконец] до Каэте — 3 [легуа].

10 [января]. Ночью был ужасный ураганный ветер и шел дождь. Однако утром снова было ясно и наконец-то показалось солнце. Вскоре после того, как мы позавтракали кофе и молоком, я сел на коня и вовремя добрался до Реашу-Фунду, где при свете солнца появилось много бабочек.

11 [января]. Уровень воды в [реке] Реашу сильно упал, и утром 11-го при хорошей теплой погоде (+15 1/2°) у нас не было никакой (Слово вписано над строкой.) надежды перейти вброд [реку] Реашу, которая является [здесь] единственной из крупных рек, пересекаемых нами [на нашем маршруте] трижды. Так что нам пришлось оставаться здесь.

12 [января]. Наши животные, которые в эти дни [паслись] на хороших пастбищах, были запряжены в половине девятого, а час спустя мы с божьей помощью отправились в наше далекое путешествие.

Господин Мануэл Феррейра, также один из наследников фаз[ен]ды Реашу-Фунду, оказался настолько добр, что вызвался быть нашим проводником.

Для того что попасть на фаз[ен]ду Мануэла Моррейры, нам пришлось сначала дважды перейти реку Реашу-Фунду. В первом месте перехода река несколько широка и мелководна, так что мы смогли перейти ее вброд с нагруженными поклажей животными, не промочив чемоданы. Во втором же месте вода в реке была еще так [190] высока, что пришлось сгрузить все чемоданы и перенести их на собственных плечах через реку, а затем погрузить вновь (Слово вписано над строкой.) на мулов, в результате чего мы потеряли около 1 1/2 часов. В таких ситуациях путешественник осознает значение мостов, которые здесь не строят через небольшие реки, так как подъем воды до уровня, позволяющего переходить ее вброд, происходит редко и только в период дождей, да и в этих случаях вода спадает очень быстро. Только с нами случилась такая неприятность, когда уровень воды в реке был выше того, который уже имел место в этом году, и из-за отсутствия мостов мы потеряли 4 дня.

12 (Переправлено из 11.) [января]. Итак, мы остались ждать прибытия наших животных и просидели до 12 часов у коменданта Ант[они]у Моррейры, где нам пришлось, пройдя 1/2 легуа, еще раз переходить реку Реашу-Фунду, где (Слово вписано над строкой.), по счастью, уровень воды спал настолько, что нам не пришлось перегружать груз с мулов. При всем том, однако, мы настолько припозднились, что лишь около 3 часов дня прибыли на ферму Мануэла Феррейры, нашего проводника, и решили воспользоваться его (Слово вписано над строкой.) приглашением и переночевать здесь. За исключением рек, дорога в целом хорошая, и в сухое время года можно (Слово вписано над строкой.) беспрепятственно преодолевать расстояние в 4—5 легуа в день.

О фаз[ен]де М[ануэл]а Ферр[ей]ры, которая называется фаз[ен]да ду-Мату-Гросу, я не могу сказать ничего особенного. Владелец уже в возрасте, ему 54 года, и он, по-видимому, живет в достатке. Фаз[енд]а расположена у [реки] Парауна, вода в которой стояла еще настолько высоко, что по этой причине нам пришлось сегодня остаться здесь.

13 января. Ближние горы состоят из известняка.

Рано утром мы все еще не могли переправиться через реку Парауна и поэтому вынуждены были сделать большой крюк, чтобы перейти реку значительно выше. Этот путь проходит мимо бедной хижины, в которой живет свободный негр. Лишь пройдя в обход около 3/4 легуа, мы подошли к реке, которая в том месте, где мы перешли ее, широка и мелководна, так что наши животные смогли перейти ее вброд не замочив ящики. На расстоянии 1/4 легуа от реки мы опять вышли на настоящую прямую и очень хорошую дорогу от фаз[ен]ды Мату, по которой мы и последовали и к 12 часам подошли к большой и глубокой реке Сипу, через которую в этом месте возле фаз[ен]ды, также называемой Сипу [и принадлежащей] таможенному инспектору Жозе дус-Сантусу, построен мост. Это — новая и очень красивая, большая фаз[ен]да, глядя на которую сразу замечаешь, что здесь царят порядок и благосостояние.

Хотя нас сразу же приняли очень вежливо и гостеприимно, пригласив расположиться здесь лагерем, мы все-таки имели различные причины (особенно из-за нехватки подковных гвоздей, которые мы могли купить только [на расстоянии] 2 легуа дальше и которых нам недоставало уже с Конгоньяса), чтобы проехать еще 2 легуа. Фаз[ен]да расположена на границе комарк Сабара и Серра-ду-Фриу. Рекруты, воры, мошенники переходят то на тот, то на другой берег [реки] Сипу по этому мосту.

Мы подошли к (Текст со слов ”Фаз[ен]да расположена” вписан мелкими буквами между соседними абзацами.) владению с[еньо]ра кап[ита]на Жоак[и]ма да-Коста-Вианны, отца священника в Реашу-Фунду, который снабдил меня рекомендательным письмом. Мы прибыли сюда в половине пятого вечера.

Здесь я должен напомнить, что со времени последнего дождя при наступлении теплых солнечных дней повсюду появились многочисленные бабочки, так что я теперь усердно их ловлю, особенно много Colias.

Капитан Жоаким да-Коста, возраст которого 74 г[ода] (Четыре слова вписаны над строкой.), очень много занимался медициной и фармакогнозией своей страны и охотно беседует об этих предметах. [191]

13 января. Он утверждал, между прочим, что в качестве верного средства против зоба применял следующий [рецепт]: обычную морскую губку (spongia) и корни федигозы (Cassia foetida) мелко растирают и, смешав в равных долях, прокаливают над огнем в закрытом глиняном сосуде. Это снадобье ежедневно дается больному небольшими порциями.

14 [января]. Очень хороший прием, прекрасное местоположение, хорошо устроенная фаз[ен]да, богатство, благосостояние, порядок. Рано утром негров посылают на работу, возвещая о ее начале ударом колокола.

Фаз[ен]да [полностью] называется фаз[ен]да Варжинья-ди-С[еньо]р-Жозе и расположена у истока реки Жабутикатуба. Вода бурлящей струей выходит из-под земли и уже на небольшом расстоянии от истока заставляет работать несколько мельниц. Здесь имеются различные мельницы: сахарная, набивная, мельница для зерна, лесопильня. Неподалеку от последней имеется источник теплой воды.

14 января. Вода выходит из белой мелкой гальки из кварцевого песка, очень чистая, светлая и без привкуса. После предпринятых сегодня утром попыток я установил, что наружная температура воздуха +18°. Вода теплого источника +20°. Вода другого ручья поблизости, который также называется Р[ибейр]ан-дас(Первая часть названия вписана над строкой.)-Агуас-Кентис, достигает +17 1/2 градуса. Температура воды в другом источнике у склона горы была около 18°, температура наружного воздуха +19°.

Мне рассказывали еще об одном ином теплом источнике, который находится в горах на расстоянии 1–2 легуа отсюда и называется Ас-Агуас-дас-Аррейяс. Никто не мог сказать мне, холоднее или теплее там вода, чем здесь; однако как о необычайном явлении мне рассказывали, что этот источник имеет свой исток в некоей бездне или пещере, которая наполнена очень чистым, тонким кварцевым песком, который настолько мелок, что им можно чистить олово и серебро, не царапая их.

14 января. Непосредственно возле дома я обнаружил глинистый сланец, железистую охру в виде конгломерата, песчаник (твердый кварцевый), из которого, вероятно (Слово вписано над строкой.), можно было бы изготовлять мельничные жернова. Много красной глины, смешанной с белым кремниевым песком. Эта глина плавится уже при довольно невысокой температуре, при которой здесь обжигают кирпич. Несомненно, что гончар мог бы использовать эту глину (pizarra) с большой выгодой. Поблизости имеется также известняк, неподалеку оттуда уже добывали селитру.

О том теплом источнике в серре рассказывают еще, что человек погружается в мягкий белый песок до шеи, а затем силой воды источника всякий раз вновь поднимается вверх и никогда не погружается в него целиком. Если позволит время, я с удовольствием побываю у этого источника.

Зерновые здесь уже в течение ряда лет повреждены гусеницами двух видов. Судя по описанию, один [вид] – это гусеница [Phalaena] geometra brumata.

14 января. Клистир из настоя коры одного дерева, которое называется здесь ”маринейро” 347, как сообщают, вымывает загрязнение из нарывов и излечивает их. Кора настаивается в течение ночи, затем утром проваривается и дается больному как для внутреннего, так и для наружного применения.

Приготовление масла из кокейро или кокосовых орехов [пальмы] макаиба (Здесь и далее у Г.И. Лангсдорфа: макаиба. Следует читать: ”макауба”.). Кокосовые орехи, величиной с яблоко, упавшие с деревьев, собирают в кучу и покрывают бычьей шкурой, чтобы происходила ферментация; начинается гниение (Два слова вписаны над строкой.); в зависимости от теплой или холодной погоды они должны оставаться в таком виде либо 2, либо 3 недели или же до 1 месяца. После этого с них снимают кожуру и сами [192] орехи (пульпа с ядром) еще два-три раза в течение 24 часов настаивают в закрытом виде.

14 января. После того, как все это проделано и орехи нагрелись от брожения (Четыре слова вписаны над строкой.), масса помещается в ступу или мельницу (внутреннее ядро настолько твердое, что не разбивается), и после того, как их хорошо разомнут, происходит выжимание масла с помощью хорошего пресса, а затем, чтобы ничего не терять, можно еще раз перевернуть всю массу, залить ее кипящей водой и еще раз все подвергнуть прессованию. В этом случае масло всплывает на поверхность воды, где его и собирают. Полученное масло очень хорошо для приготовления мыла и дает очень яркое свечение при горении, однако из-за высокой температуры горения оно очень быстро портит металл (в металлических лампах), поэтому лучше использовать его в глиняных лампах.

Оставшиеся орехи при желании можно вновь собрать и высушить, после чего разбить, обжарить и выварить из них некое подобие касторового масла. Говорят, что это масло твердое, белое, совсем как коровье масло, и пригодно для употребления в пищу. Однако лишь немногие жители считают, что имеет смысл затрачивать труд на приготовление такого масла.

См. также выше [описание] фаз[ен]ды капитана Жозе Нуниса в С[ан]та-Лузии.

Сегодня день был жарким и весьма благоприятным для ловли бабочек. Я воспользовался этим обстоятельством и в течение утра и после полудня поймал около 60 редких Colias с желтыми кончиками крыльев и еще один вид бабочек, крылья которых имеют вырезы, а также одну желтую с черными точками и много других [экземпляров], до сих пор редко представленных в коллекциях.

На фаз[ен]де Сипу мы были гораздо ближе к тому самому песчаному теплому ключу; нам потребовался бы целый день, чтобы посетить его отсюда. Поэтому, вероятно, изучение этого источника придется предоставить другому естествоиспытателю, равно как и многое другое.

В местности, прилегающей к Реашу-Фунду, водятся, как говорят, также Tatus canastras.

На этой ферме, как и на других хорошо управляемых фермах, можно найти кукурузу, фасоль, рис, свиней, кур, имеется мясо, вино, сахар, хлопок, пряжа и ткани, масло из клещевины и кокосовых орехов (Пять слов вписаны над строкой.), сладкие фрукты, дубленые кожи, молоко, сыр, есть также коровы, телята, быки, пшеница и рожь и так далее, даже [пекут] хлеб и, что мне очень понравилось, имеется много свободных работников, которых сюда пригласили и которые здесь больше зарабатывают на жизнь, чем [они могли бы иметь] в какой-нибудь бедной деревне; [здесь они] работают, например, сапожниками, портными, кузнецами или занимаются слесарным или плотницким ремеслом.

Здесь есть все, кроме соли, которую привозят извне.

В реках водится рыба, самая крупная рыба — куруматан 348. Здесь весьма полезным оказалось бы [устройство] пари, как в Жекитибе.

В Ротулу, где мы не были, добывают, видимо, много селитры. Антониу Моррейра в Реашу-Фунду; преклонный возраст (Два слова в тексте повторены дважды.).

Его отец, живший в Сайта-Лузии, женился на 60-м году жизни на 18-летней девушке, от которой у него было 12 детей (в том числе Антониу Моррейра), и умер в возрасте 115 лет. Нашему хозяину 74 года, он очень крепкий, крупного телосложения; он никогда не пил ничего, кроме воды, а вино только в качестве лекарства, одну унцию на прием.

15 января. Утром в половине шестого прекрасная погода, температура воздуха ок[оло] +15°. Вчера моя (черная) лошадь вновь сбежала; если ее сегодня вовремя [193] найдут, то мы поедем до фаз[ен]ды дус-Лагис, [принадлежащей] сержант-мору 349 Жуану Пинту Моррейре, дядюшке только что упомянутого человека.

Около 7 часов всех животных пригнали, между тем странно, что мои люди, уходя (Слово надписано над другим, густо зачеркнутым.) куда-либо, передвигаются (Далее зачеркнуто: ”чтобы”.) очень медленно и с большим трудом трогаются с места; только после повторных приказаний мне удалось добиться, чтобы они, правда, не позавтракав, вышли в путь около 9 часов утра.

Дорога в основном была плохой. Рано утром один человек выехал вперед и обещал быть нашим проводником, при этом он заявил, [что] все ложные пути будут помечены: при повороте на них [будут] положены ветки деревьев, (что является здесь общепринятым обычаем). Первые три или четыре дороги были, действительно, обозначены [таким способом], а другие нет, так что мы ехали как бы наудачу по полям и лесам, по горам и долам.

Первый раз свернув на ошибочную дорогу, мы попали на фаз[ен]ду Рибейран-ди-С[ан]та-Анна. Там [мы сделали] небольшой привал, во время которого я услышал рассказ хозяина о несчастье, постигшем его в связи со смертью его негров-рабов. В результате его некогда благополучная жизнь сменилась довольно бедственным существованием. Отсутствие рабов, почти полное прекращение занятия земледелием. Сейчас у него только три раба.

Хотя он и пытался нам устно как можно лучше объяснить, каким путем надо идти, мы довольно скоро оказались в затруднительном положении, ибо из множества предлагавшихся дорог нам все же пришлось выбирать наугад какую-то одну. Дорога оказалась настолько плохой, что мы с трудом могли поверить, что это и есть верный путь. Поэтому я отъехал приблизительно на 1/2 легуа в сторону, подъехал к одному дому, который я увидел в близлежащей долине, и к своему утешению узнал, что мы, во всяком случае, ненамного ошиблись. Хозяин был достаточно великодушен, настолько, что дал нам в провожатые раба, который должен был показывать нам дорогу до тех пор, пока мы уже никак не могли бы заблудиться, даже если бы пожелали этого. Таким образом, в половине четвертого мы, наконец-то, прибыли на ф[азен]ду с[ержа]нт-мора Жуана Пинту Моррейры, известного как один из самых богатых помещиков в этой местности, где мы были приняты с большим радушием и гостеприимством. Здесь царит не только изобилие, но даже настоящая роскошь.

Со времени нашего пребывания в Тежуку нас весьма по-разному принимали в домах; различны были также нравы и обычаи.

15 января. В большинстве случаев мы не видели ни одной женской фигуры, во многих домах мелькали только их тени сквозь или из-за (Два слова вписаны над строкой.) приоткрытых дверей; большинство женщин вообще не показывались, и лишь в очень немногих местах они занимались своими обычными делами и появлялись в помещении, не обращая на нас особого внимания, ограничиваясь, в лучшем случае, вежливым приветствием. Ни в одном доме не было случая (за исключением дома интенданта в Тежуку), чтобы мы ели за одним столом с женщинами данного дома!

Дерево, которое очень быстро растет и дает легкую хорошую древесину, особенно хороший уголь для пороха, называется гуринтиуба. Это один из видов деревьев, которые стоило бы специально [здесь] высаживать с учетом все возрастающей нехватки древесины.

16 [января]. Чувство, что после длительного перерыва ты опять оказался среди высокоцивилизованных людей, было столь приятно, что я решил провести нынешнее воскресенье здесь, особенно учитывая, что необходимо еще подковать мулов и лошадей. [194]

Здешние дамы еще не показывались, но мы их, несомненно, увидим сегодня во время мессы.

16 [января]. Расстояние от фазенды дус-Лагис до С[ан]та-Лузин [составляет] 5 легуа. Удивительно, как внешнее воздействует на внутреннее. На этой ф[азен]де, как и в других местах, где одновременно встречаешь порядок и благосостояние, мои негры, не дожидаясь моих особых приказаний, всякий раз были прилично одеты. Они надевали свои ливреи или другую хорошую одежду, чистое белье и так далее. Однако в тех местах, где царят грязь и беспорядок, они даже по большим праздникам оставались в своей будничной одежде.

Священник п[ад]ре Мануэл Жуак[и]м приходит каждое воскресенье за 3 легуа сюда, чтобы служить здесь мессу. Она началась около 11 часов, и тут появилось много пожилых и молодых женщин и девочек, относительно которых мы не знали, кто они такие. После мессы они вновь ушли во внутренние помещения дома, и мы не смогли их достаточно рассмотреть. Как это, по-видимому, обычно бывает здесь, к мессе пришло много наиболее уважаемых соседей, которые остались обедать. Только священник, пришедший за 3 легуа (а это 4 1/2 часа пути от его жилья и земель), отправился восвояси, не дожидаясь обеда.

16 [января]. Около 2 нас позвали к обеду, где мы увидали очень богато накрытый стол (Далее зачеркнуто: ”в совершенном”.). Все блюда были сразу же расставлены симметрично, даже виноград, дыни, жаркое, салат, десерт. За столом были только мужчины, дамы смотрели на нас из соседней комнаты через открытые двери. Это уже более высокая степень культуры, по крайней мере, они не скрывались [от нас], как в других местах.

Это уже было небольшое сближение. После обеда [подали] настоящее бордо и [другие] вина. Блюда [были] хорошо приготовлены. Скатерти из хлопка, изящные и красивые.

После кофе каждый занимался тем, что подсказывала ему его фантазия, кое-кто прогуливался по большой веранде, другие беседовали о политике, третьи говорили о своих посадках, а некоторые посвятили время послеобеденному сну. Я, предоставленный себе самому, гулял на веранде, или галерее, и заметил несколько молодых девушек в общей гостиной, к которым я приблизился и завязал с ними разговор. Они, скорее, робели, чем проявляли готовность к беседе, вместе с тем, однако, они не стали тотчас же искать задние двери, но отвечали скромно и непринужденно на мои вопросы. Подошел хозяин дома, заставил меня и дам сесть. Я узнал, что это — соседки, и, как мне показалось, заметил (Четыре слова вписаны над строкой.) других молодых дам в соседней комнате, готовившихся к выходу, одевая чулки. Действительно, прошло немного времени, как пришли хозяйка дома вместе с двумя взрослыми дочерьми и еще несколько других гостей женского пола.

Постепенно собралось все общество, сидевшее до этого за столом, и, прежде чем я успел осмотреться, я уже был окружен многочисленным обществом, состоящим из лиц обоих полов. Велись разговоры, шутили, принесли несколько гитар. Г[осподи]н Менетрие по настоятельной просьбе играл на флейте, дамы спели несколько арий в сопровождении гитары, и, наконец, начался даже небольшой танец в семейном кругу.

Я уже неоднократно, т.е. в С[ан]та-Лузия, в семье полковника Алмейды, в Жекитибе, а также здесь, замечал, что если мужчина желает познакомиться с дамами, пребывающими в скромном ожидании, то он должен проявить известную дерзость и вступить с ними в разговор. В различных местах я только после настойчивых расспросов познакомился с домашней хозяйкой, в других же местах, не проявив такого любопытства или вежливости (Два слова вписаны над строкой.), я вообще не видел женщин. [195]

Погода сегодня была очень жаркой. Бабочек я почти не видел. Мои охотники, Александр и Роберт, подстрелили по одному белому дятлу, а также несколько других редких птиц. Здесь также, должно быть, существует маленький петушок [вида] ”азара”, le petit coque d’Az[ar]a, мухоловка (?).

Г[оспод]а Ридель, Рубц[ов] и Менетр[ие] очень хотят завтра отправиться в С[ан]та-Лузию, а затем вновь на Серра-ди-Пиед[ад]и присоединиться к экспедиции. Поэтому я решил завтра еще остаться здесь и организовать охоту на дятлов и маленького петушка; я также рассчитываю заполучить несколько обезьян.

N.B. Сегодня написан № 33 в Мандиоку [и отправлен с] гостями господина Мануэла Роб[ерту] Вианны.

17 [января]. Несмотря на то что здесь на фаз[ен]де работают около 40 рабов, время от времени покупают новых. Так, [хозяин фазенды] Жуан, 74-летний старик, купил здесь неделю тому назад одного раба. Вначале он обходился с ним очень хорошо, как со своими детьми, ибо, как он сказал, рабы должны сначала проникнуться любовью к своему господину, и при таком обращении они никогда не сбегут, что в иных случаях нередко имеет место. Тот, кто хочет на Камчатке иметь хорошую собаку, должен делать то же самое. Он всегда должен сам кормить ее, часто, особенно во время еды, звать по имени и стоять возле нее, пока она не закончит есть, чтобы собака по-настоящему узнала своего господина и благодетеля, который дает ей пищу за работу.

Сегодня снова жаркий солнечный день. Г[оспода] Р[иде]ль и Менетрие уехали сегодня с сеньором Ант[они]у Пинту в С[ан]та-Лузию.

17 января. Выращивание свиней. Во всех крупных, хорошо управляемых ф[азен]дах просто необходимо обратить внимание на разведение и выращивание свиней, даже если это делается не на продажу, а, по крайней мере, чтобы жить в изобилии. Там, где есть кукуруза, там и всего вдоволь.

Раньше свиньи, которых здесь приходится примерно по 100 голов на каждый двор, причиняли большой ущерб, создавали беспорядок и грязь. Поэтому владелец огородил место в капоэйре неподалеку от дома крепкой стеной, где все свиньи (за исключением откармливаемых на убой) содержатся вместе. В этом загоне имеются колодец и болотце, вернее вода, вышедшая из колодца, которая образует заболоченное место, где и могут купаться свиньи. Здесь стоит также дом со свинарником, или свиным стойлом, в котором свиньи содержаться ночью или в дождливую погоду. Площадь огороженной территории равняется примерно 1 моргену 350, и мне очень нравится такой способ содержания свиней. Единственно, что они едят больше кукурузы, так как получают меньшее число кореньев, которые они вырывают из земли. Правда, на такой фаз[ен]де, как эта, кукурузе не ведется счет. Большой, очень вместительный пайол (кукурузный амбар) был еще наполовину заполнен зерном. В каждом кукурузном амбаре имеется площадка из лежащих рядом и несколько отстоящих друг от друга балок, с помощью которых производится обмолот кукурузы ([это называется здесь]: батер о милью, а баттейра) 351; [размеры площадки]: 12—15 футов в длину, 6—8 футов в ширину, 4 д[юйма] в высоту.

На (Над этим словом написана цифра 30.) всех крупных ф[азен]дах имеются охотники-любители, и у каждого есть несколько легавых и других охотничьих собак, к тому же имеются еще многочисленные дворовые собаки, так что временами, когда мы прибывали на фаз[ен]ды, нас окружали самые разнообразные псы. Обычная пища этих собак — кукурузная густая каша или пудинг, приготовленный на кипящей воде.

17 января. Здесь очень много лесов, множество птиц и дичи. Попугаи и обезьяны следуют за посевами кукурузы и немало портят [их].

В Рибейран-ди-С[ан]та-Анна хозяин фаз[ен]ды сказал мне, что в прошлом году [196] его посевы кукурузы были сильно повреждены огромным количеством броненосцев, ”тату”.

Певчие и другие мелкие птицы питаются плодами жабутикабы (если они зрелые). Эти растения плодоносят три раза в год.

Сегодня утром один негр с фаз[ен]ды, хороший стрелок, мой Александр и Роберту отправились на охоту, и я надеялся, что они вернутся с богатой добычей, но вместо этого все они вернулись около 1—2 часов пополудни домой без особых трофеев.

Самое интересное, что удалось сегодня подстрелить, это был молодой удав жибойя 352, или гигантская змея, а также крокодил-кайман, кроме того, утка-кряква, какой у нас еще не было.

17 [января]. В отношении удава интересно отметить, что эта змея имеет широкую приплюснутую голову, а при этом тонкую шею и очень короткую, толстую хвостовую часть от заднепроходного отверстия, как все ядовитые змеи (Четыре слова вписаны над строкой.), но не является ядовитой. Говорят, что она весьма прожорлива.

На ферме капитана Жуакима да-Косты нам снова повстречались палмейра-да-макаиба; здесь имеются большие группы этих деревьев. Это очень красивое в полезное пальмовое дерево. Его масло используется для приготовления мыла.

Масло получают здесь иным, лучшим способом, чем вышеописанный. А именно, когда кокосовые орехи собраны в одну кучу, их покрывают травой, а поверх еще несколькими деревянными планками или ветками, а затем, если не идет дождь, время от времени поливают, оставляя в таком закрытом состоянии до тех пор, пока они не сгниют. После этого снимается наружная тонкая оболочка, орехи снова складываются в одну кучу и лежат так до достижения состояния сильного брожения и разогрева.

17 января. После этого они подвергаются весьма сильному трамбованию, так что все маслянистые вещества выходят из ядра; после того, как это будет проделано, они опять поступают под пресс, а если хотят использовать их полностью, то можно поступить по вышеописанному способу, т.е. повторить все вторично и залить массу кипятком.

Сравни это описание с приведенным выше.

Я взял с собой несколько зрелых семян, чтобы посадить их в Мандиоке. Масло является здесь важным предметом внутренней торговли. Один баррель 353 — 8 медид и стоит теперь 1800 рейсов. В отношении посадок кукурузы нельзя забывать, что у этого растения можно использовать все.

17 января. Листья [пригодны] в качестве корма [для скота]; в особенности же [ценится] зола, получаемая из кочерыжки (сабуку) 354: [она] дает хорошее мыло, [а сами початки] могут использоваться в качестве заменителя дров. Молодое кукурузное зерно маринуется в уксусе (picle) 355, крупные зерна варят в соленой воде или обжаривают на огне; это хорошая пища.

18 [января]. Отъезд с фаз[ен]ды дус-Лагис, одной из самых красивых и хороших, которые мы посещали до сих пор; владельцем ее является старый, почтенный, очень образованный и опытный человек. Вместе с тем он очень гостеприимен и, как и всякий человек, имеет своеобразный характер. Так, щедрость и гостеприимство принадлежат к наиболее замечательным чертам характера этого человека. В его доме есть оратория, или часовня, и он каждое воскресенье приглашает священника для служения мессы, на которую собираются многие соседи, причем почти все они состоят друг с другом в родственных отношениях. И он как более богатый родственник оказывает всем им поддержку. Он очень любит, когда к нему приходит много родственников на церковную службу, и все они всякий раз остаются здесь обедать. Кажется, что чем щедрее он сам, тем больше ему помогает бог в его [197] хозяйственных делах, поэтому по большим праздникам он приглашает множество людей отовсюду, приглашает музыкантов из Сабара за 8 легуа отсюда, которые живут здесь по 4—5 дней, и тратит для того, чтобы доставить удовольствие другим, иногда по 3—4 тысячи крузадо. Здесь, в провинции Минас[-Жерайс], часто принято иметь в домах винные цистерны, из которых каждый открыто может пить столько вина, сколько пожелает. Вино из цистерн течет в различные часы дня. На столе в течение всего дня стоят блюда с закусками. Гости поют, танцуют, слушают мессу с музыкой, музыканты меняются и играют день и ночь.

Со своей стороны я за 2 дня общения с этим достойным человеком многое узнал и простился с ним с самыми искренними и дружескими чувствами. Во время прощания вся его семья (женская часть) вышла проводить нас, а оба его сына, Мануэл и Антониу Пинту, сопровождали нас, последний на расстоянии 1 легуа, а первый до аррайяла Такуарусса, это — 2 легуа. Приход, [отделенный] от Сабара и присоединенный к этой часовне, насчитывает 2000 душ (Фраза вписана мелкими буквами между соседними абзацами.).

Дорога в целом хорошая. Через большую реку Такуаруссу перекинут мост, по соседству с первой фаз[ен]дой, до которой мы дошли и которая отстоит (Слово вписано над строкой.) от дус-Лагис на расстоянии 3/4 легуа. Путь идет по большей части через капоэйру, перемежаемую кампосами: впрочем, по-видимому, все это искусственные (Слово вписано над строкой.) кампосы. Созданы они преимущественно в результате порубок или выжигания участков леса, ибо повсюду можно видеть капим-гордура или меладу, тянущиеся во многих местах вдоль берега реки.

Проделав еще 2 легуа, мы дошли до аррайяла Такуарусса, где имеется часовня, к которой относится [приход, насчитывающий] 2000 душ. Месторасположение [этого аррайяла весьма] живописно, кругом множество кокосовых деревьев.

[Здесь] производится много масла и мыла. Сильно развито животноводство; по соседству [расположены] добротные дома богатых плантаторов, например май[о]ра Жуана Пинту Моррейры, у которого самый лучший дом.

Патер Мануэл Жуаким, священник, [приезжающий к] май[о]ру Жуану Пинту Моррейре служить мессу, живет в 1 легуа отсюда. Он ожидал меня здесь, чтобы увести в свою фаз[ен]ду. Дорога скучная, поля и горы (Три слова вписаны над строкой.) целиком [покрыты] капим-гордура, в котором высится множество пальм-макаиб. Эти [пальмы] выглядят пожелтевшими, высохшими и жалкими. Кроме того, их душат сорняки, а к их корням не поступает ни воздуха, ни питания.

Часам к пяти мы прибыли к священнику, который обращался с нами очень открыто и дружески. Он [купил свою] новую фаз[ен]ду 2 года тому назад; занимается [он] больше всего животноводством и разведением кукурузы. У него большой огород и плодовый сад, а также кофейная плантация; он человек очень предприимчивый. На [его] огороде я видел чайный куст высотой более 5 футов, [который] выглядел очень здоровым. До сих пор я не видел еще [никогда чайного куста] красивее этого. По-видимому, здешний климат очень полезен для этого растения.

Молока и сыра [здесь] потребляют мало, поскольку хотят выращивать [в основном] тягловый скот (волов). Молоко, говорит хозяин, принадлежит теленку.

19 [января]. Этот патер менее чем за 2 года вырастил более 100 голов скота и очень доволен, поскольку получил преимущественно телок.

Я решил пройти немного обходным путем на фаз[ен]ду полковника Мотты, тестя президента Жозе Тейшейры, в 4 легуа отсюда. Вся экспедиция направляется к Антониу Лопису, где Ридель и (Далее зачеркнуто: ”Рубцов”.) Менетр[ие] присоединяется к Рубцову.

Священник Мануэл Жуаким был настолько добр, что дал мне в дорогу [198] проводника, без которого мне было бы, наверное, трудно найти правильный путь, тем более что это была, скорее, тропинка в поле. Мне пришлось по ней идти, но она со всех сторон была истоптана следами быков, коров и лошадей, так что саму эту тропу почти невозможно было различить. Я следовал (Два слова вписаны над строкой.) то низинами, то поднимался на холмы, сплошь поросшие капим-меладу, прорезанные то небольшими родниками, то узкими или широкими долинами, местами с оврагами, в которых стояли пальмовые деревья, задушенные капим-гордура и покрытые желтыми листьями.

Пройдя расстояние примерно в 1 легуа, я перешел по мосту через реку Вермелью, а также через несколько мелких ручьев. На протяжении всего пути, почти через каждые 1/2 легуа встречаются фаз[ен]ды или небольшие разбросанные (Слово вписано над строкой.) хижины в жилища, которые обычно стоят на берегу ручья, а поблизости есть небольшой лесок, каковые встречаются здесь чаще.

Через 2 1/2 легуа я подошел к фаз[ен]де одной вдовы по имени д[онн]а Фр[ансис]ка, откуда я отправил моего провожатого, данного мне священником, назад, домой, а на дальнейший путь взял с собой другого, местного. Далее я шел через большие кукурузные поля, а также по невспаханным землям, сплошь поросшим папоротником, которые являли собой весьма непривлекательный вид, особенно если, ты при этом не можешь отрешиться от мысли, что [все] это — следствие неоднократного выжигания всех лесов и кустарников и что это теперь навсегда погибшие поля и земли.

Следуя от фаз[ен]ды д[онн]ы Фран[сис]ки, приходится вновь подниматься и спускаться с большой горной гряды, которая здесь состоит из одной единственной, не очень высокой горы; эта гора до самой вершины и на склонах покрыта лесами (большой девственный лес). После восхождения на эту гору мне оставалось не более 1/2 легуа до места назначения, и, выйдя из леса, я с удивлением увидел самое большое из всех виденных мною до сих пор в Бразилии кукурузное поле. Все горы, холмы и, долины были засеяны кукурузой, и эти поля тянулись почти до самого селения, где вся свободная земля была занята посевами сахарного тростника. Около половины второго я подошел к фаз[ен]де крупного помещика Жуана да-Мотта, самой крупной фаз[ен]де, или, точнее, к такой, где более всего развито производство из всех тех, что мне встречались до сих пор. Устройство, распорядок хозяйственных дел, организация торговли, а также сельского хозяйства здесь такие же, как и на всех других фазендах, т.е. посадки кукурузы — это главное дело; здесь ежегодно засаживается 30—40 алк[ей]ре кукурузы, и урожай используется для поддержания хозяйства фазенды и для продажи муки, на корм свиньям и так далее. Кокосовая пальма макаиба по эту сторону; гор уже не произрастает; зато здесь выращивают рицин, или клещевину, фасоль, ямс, маниоку; производят сахар, кофе, хлопок, зерно; [развито] животноводство, [имеется] лесопильня (Слово вписано над строкой.) и так далее, здесь так же, как и повсеместно, только все в большем масштабе, так что избыточные продукты из года в год вывозятся на собственных вьючных животных в другие области страны. Особенность этой фаз[ен]ды заключается, однако, в очень большом рыбном пруде и механической хлопкопрядильной мануфактуре, которая, к сожалению, сейчас не работает, так как не хватает одного работника, который разбирается в механической части и управлении.

Полковник Мотта с удовольствием чинит тачки и повозки.

Как совершенно особенное исключение я должен заметить, что это третий [встреченный мной] дом в провинции Минас[-Жерайс] и единственная фаз[ен]да, где [относящиеся к] семейству дамы сидели во время обеда за одним и тем же столом, что и хозяин с гостями.

Два других дома [с этой же особенностью] были дом президента в В[ил]а-Р[ик]е и [199] дом интенданта в Тежуку. Мне хватило [как раз] всей второй половины дня, чтобы ознакомиться с устройством фаз[ен]ды. Амбары соответствуют площади посевов и [в это время] были еще наполовину пусты. Ввиду [непрерывной] торговли мукой мельницы-толчеи постоянно в работе.

20 [января]. Рано утром я в сопровождении двух старших сыновей [хозяина] отправился в Кокаэс, чтобы навестить моего старинного друга д[окто]ра Гомиди. Это — 3 1/2 легуа отсюда. [Доктор Гомиди] — ученый врач, а теперь и большой политический деятель, у него отличная библиотека.

21 [января]. До Гонгу-Соку 4 легуа, через фаз[ен]ду С[ан]-Жуан-ду-Морру-Гранди, где я вновь вышел на тот же самый путь, по которому я проезжал уже несколько месяцев назад. Здесь много золота и железа, бедное место; мастерская по отливанию колоколов. По соседству с деревней я вновь увидел развалины бывшего золотого прииска, и здесь, как и в других местах по реке, равно как и в намытой неподалеку земле, встречаешь множество железистого галечника, т.е. крупные и мелкие камни с богатым содержанием железа, гладко закругленные и отполированные так, как, пожалуй, не удалось бы отполировать их искусственным путем. Эти камни встречаются в отложениях, расположенных также и на высоте, где не проходили русла рек, и здесь их называют ”марумбе”, т.е. галечник титано-железной руды.

Мой конь не получил никакого корма в Кокаэсе и, пройдя 1 легуа, не мог двигаться дальше. Мне пришлось спешиться и вплоть до Сан-Жуан-ду-Морру-Гранди идти пешком, где я был очень хорошо принят в доме г[осподи]на [капитан]-мора Жуана Б[аптис]ты и где я задержался на 1 1/2 часа, чтобы накормить коня. Около 2 часов пополудни я прибыл в Гонгу[-Соку], где вновь встретился с моими спутниками по экспедиции, ”тропу” и со (Текст со слов ”с моими” вписан над строкой.) всей прежней компанией друзей и родственников г[осподи]на Жуана Б[аптис]ты. Хозяин дома отсутствовал. По этой ли причине или потому, что золотые прииски не давали больше золота возами, но я почувствовал другое настроение, меньше радости и веселья.

Время лечения и купания прошло; (N.B. При моем первом пребывании в этом месте я сравнивал его с водами в Германии), а теперь снова ждут другого, более приятного времени года. Дармоедов уже почти не было.

По соседству с рекой Доси проживает индейская народность накненук, которая постепенно устанавливает дружеские отношения с правительством. См.: Diario fluminense 356, № 147, 1824, 22 октября (каненуки (У Г.И. Лангсдорфа описка. Следует читать: ”накненуки”.) — это ботокуды).

Различные записи относительно ботокудов и других индейских племен, живущих в этой провинции, см. в новой газете: Abelha do Itaculumi 357, 1824—1825, [статьи] Гидо Марлиера, особенно в № 7 [от] 17 января 1825 [г.].

22 (Цифра переправлена из 21.) [января]. Я вновь встретил здесь Константина, который в то время, когда мы были в Барра-ди-Жекитиба, очень мало работал, а теперь вот в компании Александра вновь начал работать. Я отправился ловить насекомых; из-за пасмурной дождливой погоды ловля не оказалась особенно успешной. Небо было весь день затянуто тучами, а к вечеру начался очень сильный дождь. Господин Ридель работал прилежно. Менетрие занимался ерундой. Рубцов производил наблюдения.

У одного негра в этом доме была сильная дизентерия. Священник, пользовавшийся полным доверием в этом доме, лечил высокую температуру с помощью опиума.

Нехватка врачей и хирургов в стране заслуживает самого пристального внимания со стороны властей. Единственное, что можно извинить [эту нехватку] и что является самым большим препятствием для содержания врачей, это то, что эта страна — самая здоровая на всей Земле; ведь здесь люди живут до 100 и более лет без врачебной [200] помощи, без болезней и неприятностей. Чем ближе я продвигался от Реашу-Фунду реке Вельяс или к городу С[ан]та-Лузии, тем все чаще я сталкивался со случаями долголетия. Я считаю излишним приводить здесь дальнейшие примеры этого.

23 января. Дождливая погода, грустное настроение. Скучно тому, кому нечем заняться. Я систематизировал своих насекомых, Ридель — свои растения.

24 [января]. Сегодня с г[осподи]ном Сорожи отправил (Четыре слова вписаны мелкими буквами на полях.) в Мандиоку [посылку] № 34 с семенами.

Здесь, в Гонгу[-Соку], я видел самый большой зоб у одной негритянки. Он был значительно больше ее головы.

Бабье лето, веранику 358, о котором повсюду идут разговоры, будто оно обычно устанавливается здесь в конце января, в этом году не наступило, и я до сих пор напрасно ждал этого.

См. примечание о д[окто]ре Коуту 359.

24 [января]. День был настолько неблагоприятным, что 3 охотника, которых я послал на охоту, не подстрелили даже самой малости.

Все небо затянуто дождевыми облаками; погода хмурая, и, по-видимому, большой охоты на насекомых сегодня снова не получится.

N.B. Написал № 35 в Мандиоку.


Комментарии

336. Фаринья ди милью — см. примеч. 14; милью-бурурука, милью-пипока, милью-ротонду — распространенные в Бразилии сорта кукурузы.

337. Жатопа — правильнее жатоба; но этим термином обозначают Anisosperma passiflora из семейства тыквенных, что не соответствует описанию в тексте. Скорее всего, камедь была взята от малой жатобы, ”жатоба-мирим” (Copaifera officinalis) — дерево из семейства бобовых.

338. Мангаба, мангабусса (букв. большая мангаба, см. примеч. 303) — деревья Hancornia speciosa и Riberia sorbilis, точнее плоды этих деревьев (сами деревья называются мангабейрами, но Лангсдорф нередко заменяет название дерева названием его плода, как если бы он по-русски произносил ”яблоко” вместо ”яблоня”). Семейство — апоциновые, а не миртовые.

339. Ага — один из бразильских видов банана.

340. Пики, вероятно, пикуи — одичавшая яблоня.

341. Аратикум — общее название ряда растений из семейства аноновых.

342. Гуабироба — один из видов кампоманесии (семейство миртовые).

343. Аррасса — этот плод не удалось отождествить с каким-либо известным; маракужа (бразил. maracuja, индейское название maracuya) — плод дерева Passiflora edulis.

344. Жуас (жуаз) — плод дерева жуазейро (Zizyphus undulata) из семейства крушиновых.

344а. Гуаява — см. примеч. 149.

344б. Женипапас — плоды дерева женипапейро (см. примеч. 323).

345. Жаботикаба — см. примеч. 170.

346. Кашас (или: полевой кашас) — плод Hortia excelsa из семейства рутовых.

347. Маринейро (правильнее мариньейро) — дерево Guarea trichilioides из семейства мелиевых.

348. Куруматан — см. примеч. 120.

349. Сержант-мор — старший сержант, см. примеч. 123.

350. Морген (morgen) — старинная мера земельных площадей (0,25 га).

351. Батер о милью, а баттейра (португ. bater o milho, a bateira) — молотить кукурузу; обмолот.

352. Жибойя — см. примеч. 264.

353. Баррель, медида — см. примеч. 163, 176.

354. Sabuco (искаженное португ. sabugo) — кочерыжка (кукурузная), сердцевина.

355. Pic(k)le (англ.) — рассол, маринад.

356. Diario fluminense — газета, издаваемая в Рио-де-Жанейро.

357. Abelha do Itaculumi — см. примеч. 238.

358. Веранику (португ. veranico) — бабье лето.

359. В СПФ АР АН находятся ”Записка о провинции Минас-Жерайс” доктора Коуту, натуралиста, 1818 г. (написана в 1799 г.), и конспект, сделанный Г.И. Лангсдорфом в декабре 1824 г. [Ф. 63. Оп. 1. Д. 32. Л. 7—15 об.]. Жозе Виейра Коуту — бразильский географ.

Текст воспроизведен по изданию: Дневник русской комплексной академической экспедиции в Бразилию в 1824-1826 гг. под началом академика Г. И. Лангсдорфа. М. Наука. 1995

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.