Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БРАЗИЛИЯ В ОПИСАНИЯХ УЧАСТНИКОВ РУССКОЙ ЭКСПЕДИЦИИ

1821 – 1829 ГОДОВ

Предлагаемые вниманию читателя материалы извлечены из архива русской экспедиции в Бразилию в 1821-1829 гг. – одного из крупнейших научных предприятий Петербургской Академии наук в первой трети ХIХ в. Организатором и руководителем экспедиции был Григорий Иванович Лангсдорф.

Судьба Г. И. Лангсдорфа необычна. Он родился в апреле 1774 г. в местечке Вёлльштейн, в германском княжестве Гессен-Дармштадт 1, получил образование в Гёттингенском университете и в 1797г. стал доктором медицины. Вскоре ученый поселился в Португалии, где занялся медицинской практикой и естественнонаучными исследованиями. Живя в Лиссабоне, он установил связи с Петербургской Академией наук и в начале 1803 г. был утвержден ее членом-корреспондентом. В 1803-1808 гг. Лангсдорф участвовал в первой русской кругосветной экспедиции И. Ф. Крузенштерна и Ю. Ф. Лисянского, побывал вместе с посольством Н. П. Резанова в Японии, посетил Сахалин, Русскую Америку, Калифорнию, путешествовал по Камчатке и Сибири. В марте 1808 г. Лангсдорф приехал в Петербург и несколько лет жил в России, занимаясь обработкой собранных материалов.

В 1812 г. Г. И. Лангсдорф был избран членом Петербургской Академии наук и назначен генеральным консулом в Рио-де-Жанейро. Ученый еще в Португалии много слышал о Бразилии; неизгладимое впечатление произвело на него и пребывание на бразильском острове Санта-Катарина в 1803-1804 гг. во время путешествия на корабле «Надежда» под командованием И. Ф. Крузенштерна. Исследование Бразилии стало подлинной страстью Г. И. Лангсдорфа. В одном из своих дневников он отмечал, что годами собирал материалы об этой стране, обращая особое внимание на изучение «географических и политических условий... нравов, обычаев, языков» 2. В 1821 г. Лангсдорф возглавил русскую комплексную экспедицию во внутренние районы Бразилии. Задачи экспедиции, продолжавшейся до 1829 г., были весьма широки. Как писал Г. И. Лангсдорф, целью ее явились «ученые открытия, географические, статистические и другие исследования, изучение доселе неизвестных в торговле продуктов» 3.

Участники экспедиции (кроме Г. К. Лангсдорфа, в ее состав входили астроном – офицер русского флота Н. Г. Рубцов, ботаник Л. Ридель, художники Г. Флоранс, А. Тонэй и М. Ругендас, и др.) совершили путь в несколько тысяч километров, посетили провинции Рио-де-Жанейро, Сан-Паулу, Минас-Жерайс, Мату-Гросу и другие, подолгу жили во многих городах страны, останавливались в небольших селениях, крупных поместьях – фазендах, на таможенных постах, золотых и алмазных приисках.

Весной 1828 г. Лангсдорф и его спутники, поднимаясь по рекам Аринус и Журуэна, заболели тяжелой формой тропической лихорадки. В начале 1829 г. экспедиция была прервана. Г. И. Лангсдорфу так и не удалось оправиться от недуга. Лихорадка повлекла за собой психическое расстройство, сопровождавшееся потерей памяти. Ученый, лишенный всякой возможности работать, вышел в отставку и поселился в великом герцогстве Баденском, во Фрейбурге. Здесь он и умер в июне 1852 г.

Многочисленные коллекции, собранные путешественниками, были привезены в Россию К. Г. Рубцовым и Л. Риделем и переданы в различные музеи и кабинеты [116] Академии наук. Однако рукописный архив экспедиции, также доставленный в 1829 г. в Петербург, затерялся. Экспедиция Г. И. Лангсдорфа была надолго забыта. Только в начале 1917 г. русский этнограф Г. Г. Манизер подготовил книгу об этой экспедиции, но смерть ученого на фронте в том же году помешала ее своевременной публикации, и она была издана лишь в 1948 г. 4 Рукописный архив экспедиции, целое столетие считавшийся утраченным, был обнаружен в 1930 г. Л. Б. Модзалевским среди гербарных папок Ботанического музея.

Материалы первой русской экспедиции в Бразилию, хранящиеся ныне в Ленинградском отделении Архива Академии наук СССР, Центральном государственном архиве Военно-морского флота СССР и Архиве внешней политики России, весьма многочисленны и разнообразны. Большую научную ценность имеют путевые дневники Г. И. Лангсдорфа и других участников экспедиции. Сохранились и законченные работы путешественников, например описание провинции Мату-Гросу, принадлежащее Г. И. Лангсдорфу и Г. Флорансу, а также литературно обработанные части дневников, различные наброски, планы, библиографические заметки. Значительный интерес представляет обширная переписка Г. И. Лангсдорфа. В особую группу можно объединить снятые Г. И. Лангсдорфом в архивах Бразилии копии донесений и писем представителей администрации, переписанные и составленные им статистические таблицы, дающие сведения о численности, этническом и социальном составе населения различных районов страны, собранные участниками экспедиции материалы о внешней и внутренней торговле, добыче алмазов и золота, промыслах, сельском хозяйстве, строительстве первых железоделательных фабрик, данные об индейских племенах, слова их языков, фольклорные материалы, выписки из сочинений бразильских ученых, путешественников и государственных деятелей, прессы Бразилии той эпохи и т. п.

Интересны бытовые и этнографические рисунки М. Ругендаса, Г. Флоранса, А. Тонэя. Выполненные карандашом, тушью, акварелью, они служат великолепными иллюстрациями к дневниковым записям путешественников 5. В ЦГАВМФ хранятся недавно обнаруженные географом А. И. Алексеевым 28 карт маршрутов экспедиции и 8 красочных планов бразильских городов, портов и мануфактур, составленные и черченные Н. Г. Рубцовым 6.

Первым исследователем архива экспедиции Г. И. Лангсдорфа была советский этнограф Н. Г. Шпринцин (1904-1963). Она указала на его большую ценность и посвятила ряд статей исследованию некоторых этнографических и лингвистических материалов экспедиции 7. Н. Г. Шпринцин опубликовала также отдельные ценные отрывки из дневников путешественников 8.

Но архив экспедиции представляет, на наш взгляд, несомненный интерес и исторический источник. Многообразие материалов, собранных экспедицией, наличие дневников, которые параллельно вели разные лица, а также архивных документов, содержательных статистических таблиц, карт открывает перед исследователем значительные возможности для сравнения и анализа, помогает с большой долей объективности представить жизнь Бразилии начала прошлого века.

* * *

Для настоящей публикации отобраны такие отрывки из путевых наблюдений участников экспедиции, которые смогут дать читателю представление о положении различных слоев бразильского населения и об уровне экономического развития Бразилии в 20-х годах ХIХ в.

Записи Г. П. Лангсдорфа были сделаны им в 1824 г. во время путешествия по провинции Минас-Жерайс и в 1827-1828 гг. в местечке Диамантину – районе добычи алмазов провинции Мату-Гросу. Это лишь очень небольшая часть его дневников, написанных на немецком языке и насчитывающих около 1400 страниц убористого текста . Почерк Г. И. Лангсдорфа чрезвычайно неразборчив. Он писал самыми разными по цвету и составу чернилами, пользовался готическим письмом, делал причудливые сокращения окончаний слов, сливал вместе буквы, вставлял слова на [117] португальском, латинском, французском языках. Все это потребовало кропотливой расшифровки текста. Между тем путевые записи ученого очень интересны и поражают многообразием затронутых тем и обилием сообщаемых сведений. Они – своеобразная энциклопедия бразильской жизни той эпохи, писавшаяся одним из образованных людей времени под живыми впечатлениями виденного.

Рукопись Н. Г. Рубцова «Путешествие Лангсдорфа в Южную Америку в 1820-х годах» не входила в материалы экспедиции, найденные Л. Б. Модзалевским. Она была обнаружена Н. Г. Шпринцин в 1953 г. в ЛОААН среди бумаг вице-адмирала и писателя А. В. Фрейганга. Н. Г. Шпринцин назвала ее дневником Н. Г. Рубцова 10. Однако нам удалось установить, что она написана Н. Г. Рубцовым в начале 30-х годов, уже в России, вероятно по материалам его путевых дневников, которые пока не найдены. 11

Автор рукописи Нестор Гаврилович Рубцов родился в 1799 г. в Петербурге в семье шкипера. В 1818 г. он окончил Штурманское училище Балтийского флота. Способности Н. Г. Рубцова в области точных наук вскоре были замечены, и известный мореплаватель В. М. Головнин рекомендовал его Г. И. Лангсдорфу в качестве астронома 12.

Интересы Н. Г. Рубцова, однако, выходили далеко за пределы астрономических наблюдений. Об этом свидетельствует публикуемый нами отрывок из его рукописи. Он посвящен провинции Сан-Паулу, где экспедиция работала в 1825-1826 гг. Сведения о разных городах провинции и их населении, сельском хозяйстве, железоделательной мануфактуре, торговле, сообщаемые Н. Г. Рубцовым, показывают, как внимательно изучал русский путешественник бразильскую действительность.

Н. Г. Рубцов был ближайшим помощником Г. И. Лангсдорфа, и когда последний заболел; он, будучи сам тяжело больным, взял на себя руководство экспедицией. После возвращения в Россию в 1829 г. Н. Г. Рубцов почти безвыездно жил в Петербурге. В 1837-1860 гг. он заведовал архивом Гидрографического департамента Морского министерства 13. Умер Н. Г. Рубцов в июне 1874 г.

Последний публикуемый документ – отрывок из дневника художника Г. Флоранса (1804-1879) 14 – снова переносит нас и провинцию Мату-Гросу. В конце января 1827 г. путешественники достигли одного из крупных центров этой провинции – г. Куябы. Здесь они пробыли около года, совершая длительные поездки по окрестностям. Одной из них была экскурсия Г. Флоранса и Н. Г. Рубцова в г. Вилла-Марию (Сан-Луис-ди-Касерос), расположенный примерно в 300 км от Куябы на р. Парагвай. По дороге путешественники остановились в фазенде Жакобина, где встретились с индейцами племени бороро. Записи Г. Флоранса, сделанные в Жакобине, рисуют яркую картину богатого поместья на юго-западе Бразилии. Путешественник подметил характерные черты Бразилии того времени – острые противоречия между свободными и рабами, потомками португальских завоевателей и индейцами, помещиками-фазендейру и арендаторами-агрегаду. Нужно отметить, что сведения Г. Флоранса отличаются большой точностью. Это подтверждают записки Н. Г. Рубцова, также описавшего свои впечатления о пребывании в Жакобине 15.

В настоящее время Академия наук СССР подготавливает полное издание архива экспедиции Г. И. Лангсдорфа. В связи с этим нужно отметить значительный интерес, который проявляется к архиву русской экспедиции в Бразилии. В 1963 г. с ним познакомился побывавший а Ленинграде профессор университета в г. Сан-Салвадоре К. М. да Силва Нигра. Бразильский ученый отметил большую ценность рассмотренных материалов для изучения прошлого его страны 16. В бразильской прессе появились статьи об «открытии Бразилии в русских архивах». Бразильская культурная миссия во главе с крупным издателем Ассизом Шатобрианом, посетившая СССР летом 1965 г., предложила предпринять совместное советско-бразильское издание материалов экспедиции Г. И. Лангсдорфа.

Все это свидетельствует о том, что всестороннее изучение и публикация результатов многолетней деятельности первой русской экспедиции в Бразилии – важная задача советских латиноамериканистов. [118]

Все принадлежащие составителю подзаголовки, отдельные слова, даты и пр. в тексте документов даны в квадратных скобках. Перевод с немецкого дневников Г. И. Лангсдорфа осуществлен Ю. Х. Копелевич (док. № 1 и 2) и Н. Г. Шпринцин. (№ 3); отрывок из дневника Г. Флоранса (№ 5) переведен с французского Н. Г. Шпринцин. Отрывок из рукописи Н. Г. Рубцова (№ 4) воспроизводится по правилам современной орфографии и пунктуации, но с соблюдением особенностей языка оригинала. Подготовка публикации, вводная статья, редакция переводов и примечания В. Н. Комиссарова.


Комментарии

1. «История Академии наук СССР», т. II. М., 1964, стр. 712; Архив внешней политики России (далее – АВПР), ф. департамент личного состава и хозяйственных дел, личные дела чиновников, 1808-1831 г., № 991, л. 1 об.

2. Ленинградское отделение Архива Академии наук СССР (далее – ЛОААН), ф. 63, оп. 1, № 2, л. 82 об., 88 об.

3. ЛОААН, р. IV, оп. 1, № 1012, л. 19.

4. См. Г. Г. Манизер. Экспедиция академика Г. И. Лангсдорфа в Бразилию (1821-1828). М., 1948.

5. ЛОААН, ф. 63, оп. 2, № 1-131.

6. Центральный государственный архив Военно-морского флота СССР (далее – ЦГАВМФ), ф. 1331, оп. 4, д. 663, л. 1-36.

7. Н. Г. Шпринцин. Экспедиция академика Г. И. Лангсдорфа в Бразилию в первой четверти ХIХ века. – «Советская этнография», 1936, №1; ее же. Материалы русских экспедиций в Южную Америку, хранящиеся в Архиве АН СССР и в Институте этнографии. – «Советская этнография». М.-Л., 1956, и др.

8. Н. Г. Шпринцин. Живописное описание путешествия из Порту-Феличе в Куяба Г. Флоранса. – «Советская этнография», 1936, № 6; ее же. (совместно с М. В. Крутиковой). Индейцы гуато. – «Известия ВГО», 1948, т. 80, вып. 5; ее же. Индейцы апиака (Из материалов первой русской экспедиции в Южную Америку). – «Краткие сообщения Института этнографии АН СССР», № Х, 1950.

9. ЛОААН, ф. 63, оп. 1, № 1-7.

10. См. Н. Г. Шпринцин. Первая русская экспедиция в Бразилию. – «Вопросы географии». М.-Л., 1956, стр. 346.

11. Б. Н. Комиссаров. Новый русский источник по истории и этнографии Бразилии 20-х годов ХIХ в. (Записки Н. Г. Рубцова). – «Советская этнография», 1963 № 3, стр. 173.

12. АВПР, ф. Административные дела, П-21, 1821 г., д. 5, л. 17о6. – 18; ЛОААН, ф. 63, оп. 1, № 45, л. 11.

13. ЦГАВМФ, ф. 283, оп. 2, д. 3846, л. 1-14.

14. Известны два различающихся между собой списка дневника Г. Флоранса, написанных по-французски. Одни из них находится в Бразилии и неоднократно в 1875-1876, 1928, 1941, 1948 гг.) публиковался там в переводе на португальский язык. – H. Florence. Viagem fluvial do Tiete ao Amazonas de 1825 a 1829. Sao Paulo, 1948. Другой, неопубликованный, хранится среди материалов экспедиции Г. И. Лангсдорфа в ЛОААН.

15. См. рукопись Н. Г. Рубцова «Путешествие Лангсдорфа в Южную Америку в 1820-х годах». – ЛОААН, р. IV, оп. 1, № 1012, л. 74-75 об.

16. O. Tavares. Redescoberta nos arquivos da Russia do Brasil. – «Diario de Noticias». Salvador, 16.V.1965; см. также «O Cruzeiro», 19.ХII.1964.

Текст воспроизведен по изданию: Бразилия в описаниях участников русской экспедиции 1821-1829 годов // Новая и новейшая история, № 3. 1966

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.