Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛЕКСАНДРИЙСКИЕ ДОКУМЕНТЫ,

ОТНОСЯЩИЕСЯ К ИСТОРИИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ЕГИПТЕ

В XVIII И XIX СТОЛЕТИЯХ

XXXI.

К 9 мая 1869 г. относится первое послание константинопольского патриарха Григория VI к “преподобнейшему архимандриту кир Нилу Есфигменскому". В послании заявляется, что патриарх из газет и устных сообщений узнал, что архимандрит Нил отправился в Египет и принял участие в делах александрийского патриаршего престола, однако не придавал веры слухам, полагая, что Нил, как знающий священные каноны и понимающий обязанности своего звания, никогда не впадет в ошибки антиканонических выступлений и соблазнительных действий. Но неожиданно патриарх получил общие прошения кинотов Александрии и Каира и многих тамошних, выдающихся по положению христиан, из которых с печалью узнал, что циркулировавшие о Ниле слухи справедливы. В виду горьких сожалений и жалоб христиан и явного отвержения Нилом священных канонов, патриарх Григорий и отправил ему свое церковное послание, в котором заявил, что поведение Нила, прибывшего без разрешения канонической его власти в другую парикию и допустившего вторжение и вмешательство в церковные ее дела, к соблазну и ропоту тамошнего православного народа, противоречит священным канонам и подвергает его эпитимии по суду этих канонов, а именно: апост. 15 (клирик, водворившийся в другой парикии без разрешения своего епископа, запрещается в священнослужении) и 33 (никто из чужих клириков не должен приниматься без рекомендательных грамот), I вс. собора пр. 15 и 16 (запрещается членам священного клира переходить из города в город и удаляться от собственной церкви), IV вс. с. пр. 4 (“монашествующие в каждом граде и стране да будут в подчинении у епископа, да соблюдают безмолвие, да прилежат токмо посту и молитве, безотлучно пребывая в [XXXIV] тех местах, в которых отреклись от мира, да не вмешиваются ни в церковные, ни в житейские дела, и да не приемлют в них участия, оставляя свои монастыри, разве токмо когда будет сие позволено епископом города, по необходимой надобности"), 5 (== 15 и 16 пр. I вс. с.), 13 (= ап. 33), 20 (епископу запрещается принимать клирика, принадлежащего другому епископу) и 23 (клирики и монашествующие, ,,не имея никаких поручений от своего епископа", не должны жить в Константинополе, “творя смятения и нарушая церковное устройство), V? вс. с. пр. 17 (никто из клириков, в какой бы степени ни был, не имеет права, без увольнительной от своего епископа грамоты, быть определен к иной церкви) и 46 (“мужи, проходящие житие монашеское, да исходят [из монастыря], когда настоит нужда, по благословению того, кому вверено начальство”), VII вс. с. пр. 21 (монах не должен оставлять свой монастырь и уходить в иной, и принимать его без воли игумена его не подобает), перво-второго с. пр. 3 (настоятель монастыря должен “с великим тщанием разыскивать подчиненных ему монахов, убегающих из монастыря, и водворять их в обители"; “призываемый же возвратитися монах, аще не повинуется, да будет отлучен епископом") и 4 (монах, удалившийся из своего монастыря в другой или “в мирское жилище", отлучается от общения церковного, ”доколе бежавший не возвратится в обитель, из которой преступно удалился"), лаод. 41 (”освященному или причетнику не должно путешествовати без правильные грамоты от епископа") и 42 (— “без повеления епископа"), ант. 3 (“аще кто-либо из священного чина, оставив свой предел, перейдет в другой, потом совершенно преселясь, пребудет в ином пределе долгое время, таковому не священнодействовати, и наипаче, когда собственный епископ призывает и убеждает его возвратитися в свой приход, а он не повинуется; аще же и упорствовати будет в безчинии, то совершенно да будет извержен от священнослужительства, без возможности восстановления в прежнем чине") и 20 (“никому да не будет позволено составляти соборы самим по себе, без тех епископов, коим вверены митрополии"), сард. 15 (“аще который епископ из иной епархии чуждого служителя церкви восхощет поставити какую-либо степень без соизволения его епископа, таковое [XXXV] постановление да почитается недействительным; аще же некоторые сие позволят себе, то от братий и соепископов должны быть увещеваемы и исправляемы"), карф. 54 (= 63: “никакой епископ да не усвояет себе чуждого клирика без рассуждения его епископа") и Феодора Вальсамона ответ 23 на вопрос александрийского патриарха Марка (монахам запрещается без епископского разрешения удалиться из своего монастыря в другой).

Посему Константинопольская церковь из достодолжной попечительности призывала архимандрита Нила, чтобы он в течение тридцати дней представил оправдание и поступил сообразно с указанными священными канонами.

XXXII.

К 22 мая 1869 г. относится ответ митрополитов Александрийской церкви — Амфилохия пилусийского, Феофана триполийского и Спиридония киринского на первое послание вселенского патриарха Григория к кир Нилу. В ответе сообщается, что иерархи Александрийской церкви с крайним удивлением и величайшим изумлением прочитали письмо его святейшества к “архимандриту Нилу". Так как из содержания письма видно, что патриарх не знает событий, или слышал о них от людей, не имеющих никакого права вмешательства, извращающих истину и вопреки всякой справедливости нарушающих дела Александрийской церкви, облеченной всецелым священным авторитетом, то иерархи признали целесообразным ответить на письмо его святейшества. И хотя иерархи хорошо знают, что никто не может обличать или совершать нападки против деяний автокефальной и совершенной Александрийской церкви, равной и подобочестной остальным святейшим патриаршим престолам, а с другой стороны — они не обязаны отдавать кому-либо отчет в своих действиях, будучи ответственны только пред Богом и кафолическою православною Церковью, тем не менее, почитая и уважая патриарха, который к тому же имеет и совесть, отягченную некоторыми обратившимися к нему христианами, они пишут ему настоящее письмо и в страхе Божием и по совести рассказывают для успокоения совести патриарха о событиях, будучи убеждены, [XXXVI] что патриарх, известившись, отклонит все то, что вновь может возбудить соблазны и поколебать согласие и единомыслие Божиих церквей, особенно в настоящие критические времена, когда православная церковь Спасителя нашего окружена столь многими опасными врагами.

Патриарх Григорий сообщил в своем письме к Нилу, что получил прошения епитропии Александрии и другой, давно упраздненной, епитропии Каира, и поэтому восстал против избранника Александрийской церкви. Не говоря уже о том, что коль скоро существует автокефальная и совершенная Александрийская церковь, эти епитропии могли обратиться к местным иерархам, — как это уже недавно и было, при чем необходимый ответ на запрос был и напечатан в александрийской газете “Эхо", — надлежит сказать, что хотя просители обеспокоили патриарха, но цель их была другая, именно — нападение на иерархию и, следовательно, вторжение в управление Александрийскою церковью, а лучше сказать — ее уничтожение. Между тем Александрийская церковь пребывает в каноническом своем праве. Ныне блаженнейший нареченный патриарх Нил в июне 1867 г. был его блаженством, кир Никанором, и частью священного клира избран местоблюстителем и диадохом александрийского престола, и это избрание было официально сообщено вселенскому патриарху и прочим автокефальным церквам и одобрено многими тысячами православных христиан. Спустя некоторое время, когда Александрийская церковь унаследовала мир и патриарх Никанор в августе 1868 г. возвратился на свой престол, то и остальной клир Александрии — архиереи и прочие признали указанное избрание Нила. Тогда же по общему всех мнению было одобрено предшествующее избрание кир Нила, как местоблюстителя и диадоха престола, при чем письменно выразили свое согласие на это и два отсутствовавших архиерея престола. В силу такого всеобщего и единодушного решения, состоялось обращение — посредством такририя и лично — к вице-королю Египта и заявлена была пред ним просьба об утверждении и исходатайствовании у Порты необходимого султанского берата. Когда вице-король одобрил избрание, то, после настойчивых приглашений со стороны всей Александрийской церкви и по требованию вице-короля, кир Нил в декабре 1868 г. прибыл [XXXVII] в Египет. Следует отметить, что после утверждения вице-короля Александрийская церковь, будучи вполне осведомлена в священных канонах и обычаях и зная, что кир Нил подчинен Есфигменскому монастырю на Святой Горе, постриженником и клириком которой он состоит, официально и благовременно испросила от указанной власти отпуск его: ведь существует такой именно обычай, что клирики монастырей, отправляясь из обители, получают отпускные грамоты от монастырской своей власти. Значит, Александрийская церковь заблаговременно позаботилась обо всем, как свидетельствует и официальная отпускная грамота Есфигменского монастыря. И вот, нареченный патриарх Нил был признан, как местоблюститель и диадох престола, всем клиром, подписавшим и помещенный по этому поводу в священном кодексе престола протокол, был признан в таковом достоинстве вице-королем и, спустя немного времени. снабжен необходимым султанским бератом, после чего вступил в исполнение своих высоких обязанностей. A затем, по одобрению патриарха Никанора, по голосованию находившихся в Александрии архиереев и по письменному согласию двух отсутствовавших, 16 марта кир Нил, согласно предписаниям канонов, был хиротонисан в митрополита Пентаполя с соблюдением всего церковного чина и со всею официальностью и гражданскою торжественностью, в присутствии представителя от вице-короля, многих консулов иностранных держав и бесчисленного собрания народа, при чем заранее, посредством официального извещения, был объявлен день хиротонии. Через три дня после этого патриарх Никанор, который и прежде уже выражал сильное желание отказаться от престола из-за старости и ради спокойствия и передать трудное его управление в более сильные и испытанные руки, созвал в патриархии Каира собор из присутствовавших архиереев и всего клира и принес отречение от престола, отечески всем рекомендуя для патриаршества диадоха престола, кир Нила. Его отречение, представленное и принятое египетским правительством, было охотно принято и собором, который вслед затем приступил к избранию пентапольского митрополита Нила папою и патриархом Александрии; архиереи же, участники собора, произвели и каноническое голосование в патриаршем храме в [XXXVIII] Каире, имея опять письменное согласие двух отсутствовавших архиереев и радуясь по поводу удачного и единодушного избрания такого достойного лица, которое они знали по слуху и по личному общению, как украшенное различными добродетелями и исполненное всякой способности, оказавшее многие услуги как вселенской, так особенно Александрийской церкви, избранным членом которой Нил состоял двадцать пять лет, представляющее ручательства в том, что новый патриарх, по Божественной благодати, направит бурно волнуемый корабль Александрийской церкви в пристань удобную и спокойную. С того времени кир Нил пребывает нареченным патриархом Александрии, согласно божественным канонам и обычаям церкви.

Когда все это совершилось, множество православных жителей Египта посредством прошений, покрытых тысячами подписей, одобрили отречение патриарха Никанора и избрание кир Нила. Вслед затем архиереи передали вице-королю такририй, сообщив о происшедшем и прося признать сообща избранного кир Нила патриархом, а также написать высокой Порте об издании необходимого султанского берата, дабы после этого состоялось провозглашение (или интронизация) его согласно церковным установлениям. Соответственно этому вице-король признал кир Нила патриархом и написал высокой Порте о берате.

Следует заметить, что те немногие лица, которые не имеют никакого права вмешательства в дела иерархии, несколько ранее обращались и к вице-королю, но не создали никакого препятствия против избрания Нила, которое и было произведено всем клиром и при благодарном одобрении народа, а равно признано законным и вполне каноническим со стороны вице-короля. Все документы относительно избрания кир Нила вместе с такририями находятся в архиве вице-короля и скоро будут изданы 30 для доказательства истины и обуздания распространителей неправды. И наконец, все эти деяния, будучи законченными, приобрели всецелую церковную и гражданскую силу, потому что кир Нил, законно и канонически избранный патриархом, был признан таковым со [XXXIX] стороны вице-короля, снабжен необходимым султанским бератом, как святейший Григорий может получить удостоверение в этом и от Порты, а скоро состоится и официальный гражданский прием его у вицекороля.

В виду таких непреложных и окончательно завершившихся событий, рассказанных с полною искренностью, для Александрийской церкви, напрягающей свои силы в защиту собственного возрождения, является делом весьма печальным видеть подобные поступки со стороны немногих впавших в заблуждение лиц, стремящихся присвоить себе иерархические права. И хотя теперь иерархи чувствуют невыразимую скорбь, но утешением для них будет то, что патриарх, извещенный об истине в делах, не будет придавать никакого значения несправедливым сообщениям немногих лиц, не имеющих, по постановлениям и гражданского правительства, никакого права вмешательства в иерархические дела.

XXXIII.

В ответе нареченного александрийского патриарха Нила на первое послание вселенского патриарха Григория VI сообщается, что общее письмо митрополитов Александрийской церкви, отправленное его святейшеству, освобождает его от необходимости подробно излагать александрийские события, потому что они описали их пространно и со всецелою искренностью, так что Нил считает необходимым лишь официальным порядком уведомить патриарха, что все произошло канонически во всех отношениях и получило уже окончательное и неизменное решение, а сам он, отправившись в Египет, был снабжен установленною отпускною грамотою канонической своей власти, и значит, все то, что о нем распространяется, лишено всякой правды. И прошлое Нила является неложным свидетелем его поведения, потому что он (да позволена ему будет эта похвала) верно и достойно, насколько было у него силы, служил всей православной Церкви и вселенскому патриаршему престолу, никто никогда не сделал ему какого-либо упрека и он никогда не дал повода к малейшему порицанию против церкви, на пользу и для славы которой он служил с преданностью и самоотвержением. И если он послушал зовущего [XL] его голоса Александрийской церкви, то сделал это лишь с тою целью, чтобы, при помощи Божией, содействовать, насколько от него зависит, возрождению священнейшего и славнейшего престола, ныне находящегося в бедствии и бедности и сохраняющего только тень прежнего своего блеска; при том он никогда не принял бы на себя столь тяжелое бремя, не представляющее ничего привлекательного, если бы его не окружила любовь клира и христиан и неоднократно не побуждал вице-король Египта. Патриарх знает, как Нил уважает его и почитает за добродетели и заботы о благосостоянии Божиих церквей, — пусть же его святейшество не обращает внимания на неосновательные представления немногих христиан (да и правительство Египта никогда не примет таких заявлений), главной задачей которых служит унижение церкви, но, принявши во внимание истинные интересы церкви, пусть его святейшество помолится о Ниле, подъявшем на себя трудное дело возрождения Александрийского престола, и благословит его, как и приличествует уважаемому и славному иерарху.

XXXIV.

Послание антиохийского патриарха Иерофея от 8 июля 1869 г. обращено к Нилу, как “митрополиту Пентаполя и канонически нареченному диадоху апостольского и патриаршего престола Александрии, во Христе Боге возлюбленнейшему брату и сослужителю". Выразив свое удовольствие по поводу путешествия и пребывания в Иерусалиме совместно с Нилом и иерусалимским патриархом Кириллом II, патриарх Иерофей писал, что он с пламенным чувством любви молится Всевышнему об устранении свыше весьма малых оставшихся препятствий и о благословении всемогущею Его рукою канонического и вожделенного для народа вступления Нила на I александрийский престол для управления данным ему от Бога духовным кораблем и приведения его в безопасную и небурную пристань, — и благая весть Нила об этом доставит антиохийскому патриарху радость. Далее патриарх уверял Нила, что он и до и после вступления его на престол не престанет, насколько от него зависит, защищать неограниченные прономии александрийского престола против всякого [XLI] антиканонического и несправедливого нападения — по принципу взаимного содействия, помощи и братского заступничества. О, если бы и христиане Египта лучше поняли гибель от последствий разделения и личных страстей, отвергли их, пришли к незлобивой любви Нила и получили отпущение грехов, переставши огорчать и обижать церковь, в отношении к которой они не имеют никакого права, как лишь превозноситься тем, что они являются истинными ее чадами. В заключение блаженнейший Иерофей сообщил, что с последнею почтою иерусалимский патриарх Кирилл отправил Великой Христовой церкви необходимые письма, и есть надежда, что в недолгом времени будет получен желательный результат.

XXXV.

15 июля 1869 г. константинопольский патриарх Григорий VI отправил “есфигменскому архимандриту" Нилу второе послание. В нем сообщалось, что патриарх, узнавши о том, что архимандрит Нил совершил в Александрии, 9 мая написал ему и указал на антиканоничность и незаконность его поведения и на вытекающую отсюда ответственность его по суду священных канонов, большая часть которых, как относящихся к предмету, и была отмечена, при чем патриарх, руководясь отеческим снисхождением и заботою, назначил срок в тридцать один день, дабы Нил мог представить оправдание относительно своего поведения. Но с недоумением патриарх узнал, что архимандрит Нил, пренебрегши первоначальною целью, с которою церковь выступила, чтобы напомнить ему о церковных правилах, касающихся прибытия его в Египет без канонического разрешения высшей духовной его власти, написал патриарху 22 мая письмо, представив свое определение, как законченный будто бы и непреложный факт, похваляясь прошлою своею жизнью, как будто она не была известна церкви, и заявив, что разрешение, которое архимандрит Нил получил от игумена своей метании, имеет будто бы каноническую силу и назначение. Так как из того, что кир Нил написал, ясно, что он не принял с должным вниманием указанные ему священные каноны, то патриарх Григорий, опять руководясь отеческим снисхождением и отсылая его к [XLII] упомянутым в первом послании священным правилам, снова повелевал ему, чтобы он, по получении второго послания, правильнее их оценил и возвратился в свою метанию, т. е. в монастырь Есфигмена на Афоне, иначе же, если окажется, что он не обратил внимания на настоящее письмо патриарха, к нему всецело будут применены все постановления указанных священных канонов.

(пер. И. И. Соколова)
Текст воспроизведен по изданию: Александрийские документы, относящиеся к истории православной церкви в Египте в XVIII и XIX столетиях, изданные профессором И. И. Соколовым // Православный палестинский сборник. Вып. 62. СПб. 1916

[LI] грамотами епископов или патриархов, а только собственного игумена. A в епископских престолах разве этого нет? Конечно, есть. Что же сказать об этом?

Все ли они нарушили божественные каноны, указанные патриархом Григорием, и должны возвратиться в свои метании, или речь идет о строгом и самом ограниченном применении этих канонов в отношении лишь Нила, а о прочих никогда невозможна никакая речь? ? затем, ведь не вчера и ныне даны подобные примеры, но в церковной истории они содержатся в бесчисленном количестве... Вселенский патриарх, конечно, имеет юрисдикцию во всей области своего престола, в пределах которого находятся и многочисленные митрополии и епископии. Но власть патриарха есть высшая и общая, нисколько не нарушающая юрисдикции низших церковных властей. Так и митрополиты и епископы имеют определенную юрисдикцию и свободное действие. Например, им, а не вселенскому патриарху, дано право снабжать рекомендательными и отпускными грамотами клириков, отправляющихся в другую церковь или желающих вступить там в разряд клира. И священные монастыри имеют свою независимость и самоуправление, а под непосредственною и исключительною их властью находятся все монахи и клирики, в них пребывающие. Правда, по некоторым канонам церкви священные монастыри подчиняются местному архиерею, но под таковыми монастырями разумеются те, которые основаны в городах и епархиях епископов, и такое подчинение нисколько не уменьшает их независимости и самоуправления, как это и видно из толкования Феодора Вальсамона на 1 пр. перво-второго константинопольского собора 32. [LII] и из 4 пр. IV вселенского собора 33. Да все это и не имеет никакого отношения к монастырям Афона, которые со времени своего основания и в последующее время пользовались исключительными прономиями, утвержденными византийскими императорами. Управление церковными и гражданскими делами издавна руководилось здесь не распоряжениями какого-либо внешнего епископа или патриарха, но собственным чином и древним обычаем этого священного места. Так, рукоположения священников и диаконов вовсе не подчиняются в правовом отношении распоряжениям какого-либо епископа или патриарха, но следуют особым уставам и определениям монастырей Святой Горы, где клирики каждого монастыря, а равно и монахи, канонически подчиняются непосредственно своим предстоятелям и духовным отцам. A если бы это было не так, то как настоятель монастыря, хотя бы и простой иерей, может собственною властью подвергать каноническим епитимиям подчиненного ему клирика, уличенного в каком-либо преступлении, при чем ни один архиерей, ни патриарх не может разрешить его от таких уз? Таким же образом клирик Св. Горы подчиняется власти константинопольского патриарха, который совсем не знает ни канонической епитимии, назначенной проэстосом, ни преступления клирика? A если предположит, что все клирики, как и монахи Св. Горы, посредственно подчиняются власти константинопольского патриарха, то тем более они канонически и по праву должны бы непосредственно подчиняться соседнему епископу, имеющему титул иерарха Иерисса и Св. Горы. Но какую власть он имеет на Св. Горе? Какими правами он здесь пользуется? Каких клириков он до настоящего времени в праве рукополагать? Кому он когда [LIII] либо выдал отпускную грамоту? Или кого он, как подчиненного себе, подверг епитимии? И хотя некогда, как видно из одного синодального деяния, епископ Иерисса и Св. Горы и просил, чтобы ему была дана некоторая власть на Афоне, но эта просьба встретила препятствие в царском приказе, что здесь не должно быть места епископскому праву. Поэтому все клирики Св. Горы подчиняются непосредственно и канонически собственным своим предстоятелям, как это видно и из того, что они, отправляясь в какую-либо епархию или государство, издавна получают отпускные свои грамоты не от константинопольского патриарха, а от своего настоятеля, который есть духовный их отец, — в противном же случае в архиве константинопольской патриархии оказалось бы много таких отпускных грамот, и такой порядок господствовал бы и доныне.

Указанные патриархом каноны не всецело относятся в Афону, в виду несоответствия им тех прономий, какие были дарованы Св. Горе царями. Так 15 ап. и 17 вс. VI собора правила говорят о власти епископа в отношении к клирикам его епархии. Но какому епископу подчинена Св. Гора? — Никакому, потому что Афон издавна пользовался самоуправлением и имел одно простое возношение и поминовение имени вселенского патриарха. Кто же состоит епископом или кириархом Св. Горы? — Никто, но вообще существует так называемый ныне священный синаксис или собор монастырей, а в частности — предстоятель или игумен каждого монастыря. Какой же епископ по праву рукополагает священников и диаконов каждого монастыря? — Случайный архиерей, даже и без епископии, при чем он не имеет никакой власти над рукополагаемым и после хиротонии. По чьему одобрению и решению рукополагаются тамошние монахи? — По решению своего настоятеля. К какой церкви они рукополагаются? — Ни к какой, но к монастырю, оставаться в котором они и дают обещание. Клирик, посылаемый для частного дела вне Св. Горы, от кого получает рекомендательную грамоту? — Ни от кого иного, как только от своего настоятеля, как выше было доказано. Кроме того, клирик, отправляясь из своего монастыря в другой или находящийся вне Афона без разрешения и согласия своего настоятеля, кем призывается возвратиться в свою метанию? — Духовным своим отцом, который [LIV] некогда должен будет дать отчет о душе его. Или, будучи приглашаем и отказываясь возвратиться, кем он подвергается епитимии, пока не возвратится? — Собственным настоятелем, имеющим над ним власть. С целью убедить патриарха в том, что такой от веков господствующий в монастырях Афона обычай не является совершенно произвольным, но утверждается на канонах, кир Нил анализирует 21 пр. VII вс. собора и 3 пр. перво-второго константинопольского собора, а затем говорит, что его самого, как монаха Есфигменского монастыря, рукоположил в священный сан хушский в Валахии епископ, который ни до рукоположения, ни после него не имел никакой над ним власти, а он продолжал принадлежать к святогорской своей метании. Указанные исключительные прономии Афона не опираются только на обычае или на каком-либо толковании священных канонов, но на царских пожалованиях. В царствование византийского императора Алексея I Комнина (1081-1118) константинопольский патриарх Николай III Грамматик (1084-1111), по собственному решению и побуждению, без ведома и распоряжения царя, издал для монастырей некоторое тяжкое повеление. Царь, узнавши об этом, своим питтакием сообщил патриарху, что он не имел права так поступить, так как монастыри Св. Горы подчиняются не патриаршей власти, но царству, и повелел патриарху снять свое запрещение и предоставить монахам свободу в управлении и устройстве 34.

Представив доказательства того, что монастыри Св. Горы не подчиняются в административном отношении ни патриарху Константинополя, ни епископу Иерисса, кир Нил далее говорит, что он не нарушил канонов и не оскорбил патриарха, коль скоро, следуя господствующему обычаю, получил отпускную грамоту от игумена Есфигменского монастыря, которому обязан подчиняться, а равно и не имел в виду пренебрегать честью и уважением к его святейшеству, добродетели которого он; напротив, весьма высоко ценит... Поэтому он и полагает, что патриарх откажется от личного к нему нерасположения, проникнется жалостью и сочувствием к [LV] бедствующей Александрийской церкви, признает правильным хиротонию его в сан митрополита пентапольского и избрание на патриарший престол, как не противоречащие божественным канонам и не умаляющие права его святейшества. Таково, по крайней мере, мнение патриархов Антиохии и Иерусалима, которые признали каноническим и действительным его вступление на александрийский престол. Нил просит Григория не относиться к нему неблагосклонно и не придавать значения распространяемым слухам о мнимом недовольстве православного народа в Египте, который в массе своей отличается кротостью, религиозностью и преданностью церкви и ее установлениям; лишь некоторые бунтовщики, преследующие личные интересы, создают смуту и беспорядки, ведут борьбу против Нила и стремятся убедить и патриарха, будто бы его избрание служит поводом к спорам и волнениям. В действительности, кир Нил весьма далек от намерения возмущать Александрийскую церковь или умалять права патриарха, проникнут глубоким уважением к нему, принял избрание с искренним желанием принести церкви посильную пользу и просил у его святейшества благословения и молитвы, чтобы увенчались успехом труды его на пользу Александрийской церкви.

Приготовив этот ответ на второе послание Григория VI, кир Нил надеялся склонить его быть более благосклонным к нему, в виду того, что он правильно поступил, получивши отпускную грамоту лишь от игумена Есфигменского монастыря. Но прежде чем ответ был отправлен по назначению, Нил неожиданно получил третье послание его святейшества, которое лишило его прежней надежды и показало, что патриарх решил вопрос окончательно еще до апологии Нила. Однако, Нил просил патриарха высказать и второе свое мнение, принявши во внимание его защиту, которая должна расположить его святейшество в пользу нареченного александрийского патриарха. Если второе мнение патриарха будет благосклонно для Нила, то он признает это истинным для себя счастьем и даром милости Божией, так как всякое недоразумение разом исчезнет и согласие восстановится. Если же, напротив, убеждения патриарха останутся неизменными и по прочтении настоящего пространного ответа кир Нила, тогда он, в виду того, что вопрос [LVI] об отпускной грамоте из личного переходит в канонический, просит патриарха сообщит все дело и прочим автокефальным православным церквам, дабы оне сообща, решили его. И если святейшие автокефальные престолы признают апологетические доводы Нила недостаточными и примкнут к мнению патриарха о смысле указанных им канонов, то Нил и его сторонники, как послушные чада православной церкви, стремящиеся к единению и славе ее, охотно подчинятся решению церквей, нисколько не желая давать места соблазнам, набрасывающим тень и унижающим православие. Наконец, Нил выразил уверенность, что патриарх Григорий в его апологии и апелляции, в случае необходимости, к мнению святейших престолов найдет дух примирения и послушания, а не дух спора и неповиновения.

Таким образом, обширное письмо Нила к патриарху Григорию содержит ряд суждений принципиального характера — по вопросу об юрисдикции вселенского патриарха вообще и в отношении к Святой Афонской Горе в частности и о пределах патриаршей власти в деле снабжения иноков и клириков отпускными грамотами. Аргументация “нареченного" александрийского патриарха довольно сильна и в значительной степени склоняет исследователя вопроса на сторону его апологетических доводов 35.

XLIII.

Послание нареченного александрийского патриарха Нила Св. Синоду от 20 сентября 1869 г. было отправлено по [LVII] получении им третьего послания патриарха Григория, которое исполнило его уныния, так как он никак не ожидал такого ответа. Кир Нил препроводил Св. Синоду несколько относящихся к делу документов [Stoiceia A', B', G', D', E', ST', Z' = №№ XXXI, XXXIII, XXXII, XXXV, XXXVII, XXXIX и XLII), указав и обстоятельства их происхождения, и заявил, что он обратился с апелляцией к прочим автокефальным церквам, запрашивая их мнения и суждения относительно истолкования священных канонов. Последнюю меру он признает необходимою, потому что его вопрос является уже не личным, но перешел в сферу общего значения, стал каноническим, так как дело идет о применении канонов и истолковании их, при чем личность Нила послужила только поводом. Если эта мера будет одобрена и принята прочими независимыми престолами и патриархом Константинополя, то Нил выразил полное убеждение, что право его и александрийского престола будет доказано, а особенно он утверждается “на сияющем в Святейшем этом и Священном Синоде (Русской церкви) божественном свете науки". И Св. Синод окажет вполне братскую услугу и величайшее благодеяние Александрийской церкви (но не Нилу, предпочитающему скорее удалиться, чем занимать такое трудное положение, полное огорчений, с целью возвысить пришедший в упадок престол), если посредством своего послания к Нилу признает совершившееся, как это уже сделали патриархи Антиохии и Иерусалима. Равным образом, Св. Синод облагодетельствует древний александрийский престол, если ему будет угодно сообщить вселенскому патриарху свое мнение в пользу Нила, как заявили готовность сделать это и автокефальные престолы Антиохии и Иерусалима, защищая прономии александрийского престола. И священный синод Эллады, признавая несправедливыми возражения Великой Христовой церкви, специально отправил в Константинополь епископа Фокиды Давида для ходатайства пред патриархом и примирения церквей, с целью прекращения ненормальных отношений. В заключении послания Нил выразил уверенность в содействии со стороны Св. Синода и получении от него ответа на его послания.

Однако, ожидаемого Нилом ответа от Св. Синода не последовало. [LVIII]

XLIV.

Интронизационное послание александрийского патриарха Софрония IV, отправленное Св. Синоду 25 июля 1870 г., после предварительного указания на характеризующий православную иерархию обычай — поддерживать мирными посланиями вновь поставленных предстоятелей церквей единение с первоиерархами остальных церквей и свидетельствовать о взаимном единомыслии, согласии и любви, содержит подробное сообщение о вступлении его на Александрийский престол. После отречения от вселенского патриаршего престола (4 декабря 1866 г.), Софроний, издавна стремившийся к любезной исихии, был проникнут желанием провести остаток жизни в спокойствии. Но Великая Христова церковь, которой священный клир и православное общество вдовствовавшего с некоторого времени святейшего патриаршего престола Александрии, по общим своим просьбам, предоставили избрание нового патриарха, призвала к этому служению пребывавшего на покое Софрония. После некоторых колебаний, патриарх принял это избрание и обычным порядком вступил в управление Александрийскою церковью 36. Сообщив об этом Св. Синоду, патриарх Софроний выразил и свою просьбу о молитве, дабы Господь укрепил его в предстоящем служении, засвидетельствовал о своих чувствах любви и искреннего уважения к Св. Синоду и заявил о необходимости для иерархов и впредь хранить единение духа в союзе мира.

XLV.

Мирное послание патриарха Софрония от 25 июля 1870 г. не дошло по своему назначению. Поэтому 30 ноября того же года Софроний отправил Св. Синоду другое краткое послание, в котором писал, что с печалью узнал от русского посольства в Константинополе об утрате его первого “канонического обычного послания”, как он и предполагал это, в виду замедления ответа; поэтому патриарх вновь препроводил Св. Синоду копию этого послания, в уверенности, что оно будет доставлено Св. Синоду, от которого в скорости будет получен и ответ. [LIХ]

XLVI.

Ответное послание Св. Синода на мирную грамоту патриарха Софрония IV последовало 9 февраля 1871 г.; оно свидетельствовало о великом “утешении" Синода по поводу прекращения смут в Александрийской церкви и избрания святейшего Софрония и выражало молитвенное благопожелание успешного его служения на многотрудном поприще.

XLVII.

В послании патриарха Софрония императору Александру II от 18 декабря 1880 г. сообщается, что в Старом Каире православным принадлежит древнейший монастырь св. великомученика Георгия, который издавна служил убежищем больных, бедных и умалишенных. Но, к несчастью, это священное учреждение филантропии и христианской любви два месяца тому назад разрушилось, и патриарх уже приступил к восстановлению его от основания, при чем расходы на постройку были исчислены в четыре тысячи английских лир. Содействие местного православного населения и патриаршей казны, обедневшей после конфискации церковных имений в Румынии, оказалось недостаточным для исполнения указанного христианского дела. Патриарх горячо просил государя оказать помощь для окончания постройки этого священного и благодетельного для бедных и больных братьев монастыря. В своем послании он указал и на то, что сорок лет тому назад император Николай Павлович весьма щедро помог в постройке и украшении патриаршей церкви в Каире, где непрестанно поминается за божественной литургией приснопамятное его имя. “Примите, ваше величество, — писал в заключении патриарх, — глубочайшую мою признательность, патриаршие молитвы и благословения и пожизненную преданность мою вашему богопрославленному величеству" 37... [LХ]

Прошение патриарха, по воле государя, рассматривалось в Св. Синоде, при чем имелся в виду и отзыв русского дипломатического агента в Египте по ходатайству патриарха, препровожденный 27 февраля 1881 г. управляющему министерством иностранных дел H. K. Гирсу. В отзыве сообщалось, что здание монастыря св. Георгия находится действительно в весьма плохом состоянии, а монастырское кладбище, где обыкновенно хоронят и русских подданных (умирающих в Каире в довольно значительном числе, так как в Египет присылают из России чахоточных больных), нуждается в увеличении и приличном устройстве. Работы по ремонту монастыря св. Георгия были уже начаты патриархом, и на них было израсходовано около пятидесяти тысяч франков, но потом работы прекратились по недостатку денежных средств. На устройство кладбища необходимо еще от 12 до 15 тысяч франков, а на приведение здания монастыря в надлежащий вид — от 90 до 100 тысяч франков, а потому сумма в 4.000 английских фунтов, о которой патриарх Софроний упоминает в своем прошении на высочайшее имя, не преувеличена. По мнению русского агента в Египте, со стороны нашего правительства было бы достаточно разрешить александрийскому патриарху открыть на этот предмет подписку в империи, а если на это не последует разрешение, то присылка хотя некоторой суммы дозволит патриарху продолжать начатые работы по ремонту монастыря св. Георгия, на окончание которых блаженнейший Софроний может открыть подписку между богатыми греками и сирийцами, живущими в Александрии и Каире 38.

Обер-прокурор Св. Синода К. П. Победоносцев в предложении Св. Синоду от 8 мая 1881 г. высказал следующее “заключение" по делу: .Представляя на благоусмотрение Св. Синода относительно разрешения александрийскому патриарху открыть в империи повсеместную подписку на нужды монастыря св. Георгия в окрестностях Каира, Хозяйственное Управление [при св. Синоде] полагало бы возможным на устройство православного кладбища при том монастыре отпустить в распоряжение александрийского патриарха Софрония, в [LХI] удовлетворение ходатайства его, тысячу пятьсот рублей на счет процентов с капитала в 50 тыс. рублей, пожертвованного московским духовенством на военные издержки и обращенного по Высочайшему повелению на устройство православных храмов в турецких владениях". Св. Синод в заседании 29 мая 1881 г. согласился с предложением отпустить в распоряжение патриарха Софрония 1.500 р. в удовлетворение его ходатайства, а предложение консула об открытии в империи подписки для сбора пожертвований на нужды александрийской церкви отклонил 39.

XLVIII.

Интересно по содержанию послание александрийского патриарха Софрония Св. Синоду от 3 февраля 1895 г. В июле этого года, — писал патриарх, — исполняется двадцать пять лет с того времени, когда, по милости Божией, возложено было на него тяжелое бремя управления патриаршим престолом святейшей Александрийской церкви, которая, обуреваемая волнами, как корабль без кормила, в разрушительной буре споров, оказалась жертвою человеческих страстей и раздоров. Патриарх сознавал величие бремени, которое возлагал на себя, но, будучи поставлен воином в воинствующей святой церкви Христовой, ради славы которой он трудился от юности своей, и не желая преслушать свыше призывавший голос, принял патриаршество, возложив свои надежды на великого и всемилосердного Бога. Патриарх не находит нужным распространяться о сверхчеловеческих двадцатипятилетних своих трудах, которые он подъял с целью устранить неустройства александрийского престола, потому что многие и разнообразные его бедствия оставили здесь, как всем известно, одни только развалины. Будучи лишен всего, патриарх однако со всею силою предался восстановлению этих развалин. В развалины превратились патриархии в Александрии и Каире, в развалинах патриарх нашел и два разоренных патриарших храма — без сосудов, облачений и украшений, а кроме этих двух храмов лишь весьма немногие оказались по [LХII] всему Египту, который в первые века христианства имел славное прошлое и многочисленные митрополии и епископии. Патриарх был подлинно опечален в своем сердце, увидев жалкое состояние александрийского престола, но не отчаялся и посредством непрестанных трудов и усилий и крайней простоты в жизни и экономии приступил, с Божией помощью, к исправлению недочетов и всюду соорудил новые церкви, украсил старые храмы, вновь устроил обе патриархии и прекрасную библиотеку, закончил устройство и других священных учреждений. После этого его святейшество надеялся, что миновали уже тяжелые дни и он в спокойствии проведет годы старости своей, пользуясь плодами многолетней своей работы. Но увы! — он ошибся. Затруднения увеличивались со дня на день и в последнее время достигли крайнего предела, так что он остался в совершенном одиночестве и не имеет никакого другого дохода, как только от богослужений, которые совершает в столь преклонном возрасте, и немногих других поступлений, которыми и старается покрыть ежедневные свои потребности, небольшие же доходы от имуществ в Москве расходуются на уплату процентов и погашений займа в 15.000 рублей, сделанного для покрытия долгов александрийского престола. В таком безнадежном положении патриарх обращает свои взоры к единоверному Русскому государству и к сестре — Русской церкви и от них ждет освобождения от бедствий. Державная и православная Россия, поставленная от Бога покровительницею Восточной православной церкви и часто простиравшая ей руку помощи и утешения, есть единственная и последняя надежда патриарха в деле уплаты долгов престола и обеспечения ему постоянных доходов. Уповая на такую помощь, патриарх просил Св. Синод разрешить его представителю в Москве, архимандриту Прокопию, в сопровождении иеромонаха Иоакима, которого патриарх намерен прислать из Египта, произвести в России сбор добровольных пожертвований. с обнесением повсюду для поклонения чудотворной иконы Богоматери и следующих святых мощей: части честной главы апостола и евангелиста Матфея, части св. мощей Кирилла патриарха александрийского, Иоанна Милостивого патриарха александрийского, Григория Декаполита, Григория Богослова, Григория Неокесарийского, Игнатия Богоносца, [LХIII] Св. мученика Маманта, св. мученицы Христины, препод. Феодосия Киновиарха, св. Евфимия Великого, великомученика Георгия Победоносца, св. апостола Фомы, св. апостола Иакова брата Господня, св. первомученика и архидиакона Стефана и препод. Луки. Патриарх выразил надежду, что Св. Синод с сожалением отнесется к страданиям старейшего александрийского престола, ныне бедствующего, и не только со всею готовностью даст каноническое разрешение представителям александрийского престола объехать обширную русскую империю и произвести сбор добровольных пожертвований от сострадательных русских людей, но и особо рекомендует их митрополитам и антипросопам их, чтобы это богоугодное дело имело успех, и александрийский престол возможно скорее освободился от своего бедственного и печального состояния. В заключение патриарх просил сообщить о решении по телеграфу, дабы он мог отправить в Россию иеромонаха Иоакима, и заранее выражал признательность от Александрийской церкви сестре ее — церкви Русской за все, что она сделает для облегчения ее бедствий 40.

Св. Синод, заслушав послание патриарха Софрония 2/23 марта 1895 г., приказал: “Приняв во внимание. что за многочисленностью разрешенных уже Синодом сборов пожертвований на иностранные духовные учреждения не представляется возможности к разрешению производства в близком будущем такового же сбора и в пользу александрийской патриархии, и что определением Св. Синода, от 6 февраля — 23 марта сего года, постановлено не дозволять впредь приезжающим из-за границы сборщикам иметь при себе св. мощи, иконы, кресты и другие святыни, Св. Синод определяет: предоставить г. синодальному обер-прокурору просить министра иностранных дел об оказании денежной помощи его блаженству из сумм, состоящих в распоряжении министерства".

17 июня 1895 г. обер-прокурор Св. Синода К. П. Победоносцев представил Св. Синоду следующее “предложение". [LХIV]

“Министр народного просвещения, в отношении от 27 минувшего мая за № 11432, сообщил, что Государь Император, по всеподданнейшему его, графа Делянова, докладу, в 19 день того же мая Высочайше соизволил на отпуск единовременно из находящегося в распоряжении министерства народного просвещения капитала, образовавшегося из доходов с Бессарабских имений, преклоненных св. местам на Востоке, семидесяти тысяч рублей в пособие на усиление средств Александрийской патриархии, присовокупив к сему, что о передаче означенных денег в ведение епитропа Св. Гроба, д. т. с. Филиппова, распоряжение сделано".

Св. Синод в заседании 28 июня 1895 г. заслушал и принял к сведению это предложение о Высочайшем Государя Императора соизволении и сделанном по оному распоряжении 41.

Так при содействии выдающихся наших государственных деятелей К. П. Победоносцева, графа И. Д. Делянова и Т. И. Филиппова Александрийской церкви было оказано щедрое пособие на многочисленные ее нужды.


Комментарии

30. В действительности издание этих документов не было произведено.

31. Послание патриарха Никанора снабжено четыреугольною — с обрезанными углами — печатью, на которой изображен крылатый лев, держащий книгу в передней лапе; над головою льва находится корона о крестом, а под ногами крестообразно расположены два ключа; в двух верхних углах печати вырезаны звезда (направо) и полумесяц (налево) На печати находятся надписи: NIKN-WRверху), PT-CS середине), ALX-DRSнизу). Под ключами поставлена цифра «1866». Кругом всей печати вырезаны две параллельные линии, между которыми изображен цветной узор.

32. Это правило определяет: «Да не будет позволено никому созидати монастырь без ведения и соизволения епископа, но с его ведением и разрешением и с совершением подобающей молитвы, якоже древле богоугодно законоположено, монастырь да созидается, все же к нему принадлежащее купно с ним самим да вносится в книгу, которая и да хранится в епископском архиве. И пожертвователь без воли епископа отнюдь да не имеет дерзновения самого себя или вместо себя другого поставити игуменом». «Думаю, — говорит Ф. Вальсамон в своем толковании, — что этим правилом не дано епископу право властвовать над монастырем, как будто бы он принадлежит его церкви на положении собственности, но [предоставлено] иметь в отношении к нему только епископские права. Таковыми служат: исследование душевных заблуждений, наблюдение за управляющими монастырем, в отношение его имени и запечатление [или утверждение] игумена. Итак, монастырь должен сохраняться свободным и самоуправляющимся, неотчуждаемым и не подлежащим дарению, местный же архиерей будет иметь в отношении к нему только указанные епископские права» ('PallhV kai PotlhV, Suntagma twn qeiwn kai ierwn kanonwn, t. II, 5. 649, 651-652, Aqhnai 1852).

33. «Истинно и искренне проходящие монашеское житие да удостаиваются приличные чести... Рассуждено, чтобы никто нигде не созидал и не основывал монастыря или молитвенного дома без соизволения епископа града... Впрочем, епископу града надлежит иметь о монастырях должное попечение».

34. Ср. П. И. Соколов. Состояние монашества в Византийской церкви с половины IX до начала XIII века (842-1204), стр. 250-252. Казань 1894.

35. Не находя возможным входить здесь в рассмотрение намеченного весьма важного историко-правового вопроса, мы лишь отметим, что относящаяся к нему литература указана в наших трудах: 1) «Состояние монашества в Византийской церкви» и пр.; 2) «Афон» (Православная Богословская Энциклопедия, под редакцией проф. А. П. Лопухина, т. II, ст. 189-236. П. 1901). См. также: Arcim. KallinikoV DelikanhV, PerigrajikoV katalogoV twn en toiV kwdixi tou Patriarcikou 'Arceiojulakeiou swzomenwn epishmwn ekklhsiastikwn eggrajwn peri twn en "Aqw monwn (1630-1863). KwnstantinoupoliV 1902; arcim. GerasimoV SmurnakhV, To "Agion "OroV. 'Aqhnai 1903; DhmhtrioV PetrakakoV, Neai phgai twn qesmwn tou 'Agiou "OrouV. 'Alecandreia  1914; Акты различных монастырей Афона, опубликованные Л. Пети, В. Д. Регелем и В. Н. Кораблевым в «Византийском Временнике», и др.

36. «Избрание патриархов Александрийской церкви» и пр., стр. 337.

37. Подлинное послание патриарха написано каллиграфически, но не без ошибок. К греческому документу присоединено прошение на французском языке, тождественного содержания; оно подписано патриархом по-гречески. Послание снабжено синею четыреугольною — с обрезанными по краям углами — печатью с изображением крылатого льва, держащего лапою книгу; вверху льва изображен венец, внизу — два крестообразно расположенные ключа. На печати находится надпись: SF-NSверху, рядом с венцом), PR-CS (посредине), ALX-DRSнизу, между ключами) и год 1870 (под ключами).

38. Дело Архива Св. Синода от 11 мая 1881 г., за № 198.

39. Там же, л. 1-2, 5.

40. Документ снабжен рельефною печатью, оттиснутою в верхнем левом углу. Печать представляет круглый вензель. Вокруг ее начертано «Patriarceion 'AlexandreiaV», посредине находится изображение крылатого льва, а внизу помещены два крестообразно сложенных ключа и надпись: SFNS P[atriarchV] A[lexandreiaV]. Печать выступает неясно.

41. Дело Архива Св. Синода от 2 марта 1895 г., № 3919, л. 8-10.

Текст воспроизведен по изданию: Александрийские документы, относящиеся к истории православной церкви в Египте в XVIII и XIX столетиях, изданные профессором И. И. Соколовым // Православный палестинский сборник. Вып. 62. Петроград. 1916

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.