Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРОКОПИЙ НАЗИАНЗИН АРАБОГЛУ

ПОПИРАЕМЫЙ ИЕРУСАЛИМ

ИСТОРИЯ ПРЕСВЯТОГО ГРОБА, ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ,

содержащая переводы важнейших указов о Иерусалимских местах поклонения, в разное время данных нам оттоманскими султанами и прежде всего актинамэ Омара Хаттаба, данный патриарху Софронию I во время передачи им Иерусалима в 638 г. по Р. X. и в 15 оттоманском году от бегства Магометова.

1.

Во имя Бога милостивого и милосердого Омар, сын Хаттаба.

Благодарение Богу, сделавшему нас преславными чрез ислам, почтившему нас верою, оказавшему нам милость чрез пророка Магомета, чрез него выведшему нас из заблуждения, сведшему нас во едино после того как мы были рассеяны, объединившему сердца наши, давшему нам победы над врагами, укрепившему нас в странах наших, сделавшему нас любящими братьями. Благодарите Бога, поклонники Божии, за такую милость. Настоящий документ есть грамота, написанная мною Омаром, сыном Хаттаба, и данная уважаемому и досточтимому патриарху царского народа Софронию на горе Елеонской, в месте священного Иерусалима, договор и обещание помощи подданным иереям, монахам и монахиням, где бы они ни оказались и где бы ни нашлись и удостоверение в их безопасности и пока подданный соблюдает условия подданства, мы и наши преемники должны охранять его безопасность. Грамота эта дана, чтобы устранены были от них всякие поводы к неприятностям сообразно с обещанным ими повиновением и послушанием, чтобы оказана была пощада им самим, [230] церквам их, монастырям и всем остальным принадлежащим им местам поклонения внутри и вне Иерусалима находящимся, каковы Камамэ (т. е. храм Воскресения), великая церковь в Вифлееме во имя Рождества Иисуса (да будет мир Ему) и пещера, имеющая три двери: южную, северную и западную, чтобы остальные живущие там христианские народы (именно Грузины и Абиссинцы) и приходящие на поклонение Франки, Копты, Сирийцы, Армяне, Несториане, Иаковиты и Марониты были подчинены и послушны помянутому Патриарху, и чтобы он был их главою, так как это дано честным и возлюбленным пророком, послом Всевышнего Бога, и скреплено печатью честной его руки, и он повелел, нам быть к ним благосклонными и щадить их. Поэтому и мы верные благодетельствуем им ради благодарности и уважения к тому кто облагодетельствовал их. А потому они освобождаются от харача, кафара и от всяких повинностей и пошлин на суше и на море, и за вход в Камамэ и другие места поклонения они не должны ничего платить. Остальные же христиане, входящие для поклонения в Камамэ должны платить патриарху каждый серебряную драхму с третью. Пусть каждый верный и каждая верная соблюдают то, что мы приказали в этом указе, каждый царь или судья или правитель, имеющий власть на земле, богатый или бедный из числа верных мужчин и женщин. Дано им настоящее наше повеление в присутствии собрания благородных сподвижников: Абдуллы, Османа, сына Аффана, Саеда, сына Зеида, Абдиррахмана, сына Ауфа, и остальной братии благородных сподвижников. Пусть всякий утвердится в [231] написанном в нашей грамоте и действует согласно с нею, оставив ее в их руках. Да благословит Бог и подаст мир владыке нашему Магомету и сподвижникам его и благодарение Богу, Господу миров, Бог нам достаточен, Он прекрасный защитник. Написано 20 месяца Ребиулевела, в 15-й год бегства пророка. И кто прочтет настоящее наше повеление и нарушит его, будет с настоящего дня и до дня судного нарушителем Завета Божия и ненавистником возлюбленного его посла.

2.

Сокращенный перевод указа султана Мехмета II завоевателя Константинополя, данного патриарху Афанасию.

На нем царская собственноручная подпись, или хат-шериф: Пусть будет поступлено согласно со священным моим указом, кто же нарушит этот благословенный и твердый мой хат, да подвергнется анафеме Божией.

ЦАРСКИЙ УКАЗ.

Когда силою Высочайшего Бога и с помощью честного пророка я взял Константинополь, пришли ко счастливому моему двору с разных сторон и из разных мест послы, поздравляя меня со взятием города от имени шахов и королей. Пришел со своими монахами и Иерусалимский греческий патриарх Афанасий и предъявил моему высокому двору находившиеся в его руках священные и собственноручные постановления честнейшего апостола и Омара Хаттаба и прежде бывших царей и просил, чтобы согласно издревле дарованной им милости, во владение и пользование их был отдан находящийся [232] в Иерусалиме Камамэ и все находящиеся в нем места поклонения, Св. Иаков (Иаков Зеведеев), Грузинский монастырь, и вне Иерусалима лежащие места поклонения, монастыри и церкви, великая церковь Рождества Иисуса в Вифлееме, Пещера и ключи трех дверей в церкви, южной, западной и северной, и живущие в Вифлееме христианские народы, подчиненные патриарху. и чтобы они сами и святыни их были освобождены от харача, баджа, кафара и всяких других насильственно взыскиваемых сборов. Согласно с тем указом и издревле дарованною им милостью, и наша царственность дарует им такую же милость и настоящим высочайшим указом я повелеваю, чтобы лица, управляющие округами, подчиненными моей царственности, оберегали Иерусалимского патриарха и монахов от причинения им притеснений кем бы то ни было. А кто из будущих преемников моих, из высоких визирей, улемов, сановников и рабов моего царского двора, одним словом кто-нибудь из Магометанского народа или ради угождения кому-нибудь или из-за денег, нарушит священные и высочайшие указы, данные издревле пророком Омаром Хаттабом, прежде бывшими царями и нашею царственностью, пусть подпадет гневу Божию и пророка. Да будет это известно. Написано в средине месяца Шеваля, в 862 год бегства, в Константинополе.

3.

Перевод указа султана Селима и, завоевателя Египта и Иерусалима, данного в Иерусалиме Патриарху Дорофею или называемому по-арабски Атталою.

На нем царская собственноручная надпись (хат-[233] шериф): Пусть будет приведено в исполнение согласно священному моему указу, а кто станет поступать иначе и нарушит его, да подпадет мечу Божию.

С помощью Высочайшего Бога и любимого апостола его придя в Иерусалим, дом Бога моего, я завладел им 25 месяца Сефера. Патриарх греческий по имени Атталла, придя с остальными монахами и подчиненными ему лицами, просил, чтобы им вновь как издревле владеть и пользоваться внутри и вне Иерусалима лежащими церквами, монастырями и местами поклонения, согласно со священным актинамэ Омара и указами прежде бывших царей. Поэтому и я повелел настоящим моим священным указом владеть ему лежащим против двери Камамэ к югу Мугтеселом (Место снятия со Креста) с двумя древними подсвечниками и лампадами, низом и верхом четырех сводов, находящихся в месте, называемом Голгофою, принадлежащем патриархии, низом и верхом семи сводов, находящихся в месте называемом владычицы Марии, срединою великой церкви, Гробницею и куполом со всеми местами поклонения, тремя церквами лежащими во дворе, вне Камамэ, против них лежащею церковью Св. Иоанна, церковью Св. Елены в патриархии, Св. Феклою, монастырем Св. Анны, монастырями Св. Евфимия. Св. Екатерины, Св. Михаила Архангела, Св. Георгия, Св. Иоанна Богослова с садом, Св. Василия, Св. Николая, Св. Димитрия, Св. владычицы Марии, другим монастырем Св. Иоанна, и другой церковью Св. Иоанна, Св. Иаковом Грузинским, монастырем Св. Георгия, вне Иерусалима лежащей гробницею Владычицы Марии, Св. [234] Сионом, Темницею Иисуса, домом Анны, гробницами находящимися в поле, Грузинским монастырем Креста, монастырем Св. Симеона, монастырем Св. Илии с масличными посадками и виноградниками, монастырем Св. Саввы, монастырем Св. Георгия в деревне, называемою Бет-Джалою, пещерою Рождества Иисуса в Вифлееме и ключами от двух дверей северной и южной, лежащими вокруг пещеры двумя кусками сада, маслинами и гробницами, монастырями и церквами, находящимися в остальных селениях, подчиненными патриарху Грузинами, Абиссинцами и Сербами, всеми их святынями, митрополитами и монахами. Патриарху дается право брать себе имущество, остающееся после умерших митрополитов, епископов и монахов и у ворот Иерусалимских и на реке, называемой Земзем-сую (Иордан), в Араб-кафаре и в портах он освобождается от уплаты таможенных пошлин и баджа, и тогда, когда делают кешфи. Согласно настоящему моему священному указу они должны быть освобождены от всяких вымогательств, и никакой другой народ не должен им делать притеснений, патриарх же греческий должен начальствовать над всеми народами. Согласно с актинамэ Омара-Хаттаба и с указами прежних царей издал я настоящий указ и настоящим моим священным указом повелеваю, чтобы он был приведен в исполнение, как сказано. Если же начиная с настоящего дня будущие цари или высокие визири, улемы, сулехи, кадии, воеводы, бейтулмалы, касемы, субаши, заимы, тимар-сахабы, мутаферики, чауши, сибахи, янычары и прочие служители и рабы двора моего станут нарушать настоящий мой указ, пусть они, кто бы ни были, [235] подпадут гневу и наказанию высочайшего Бога, имеющие же в руках священный мой указ, да повинуются ему. Написано в 923-й год бегства, в Иерусалиме.

4.

Перевод указа Канони-Сулеймана, который он дал патриарху Герману при венчании его на царство.

На нем собственноручная царская надпись (хат-хумаюн): Да будет поступлено согласно с священным моим указом, а кто нарушит его, да подпадет наказанию Высочайшего Бога и гневу высокочтимого пророка.

Указ.

Живущий в Иерусалиме греческий патриарх Герман доложил мне в прошении, что блаженной памяти отец мой султан Селим-хан когда он завладел Иерусалимом, и явился к нему с другими монахами и раями тогдашний патриарх Атталла и просил у его державы оставить под властью патриарха, как и прежде, принадлежавшие ему монастыри, церкви и места поклонения внутри и вне Иерусалима лежащие, блаженной памяти отец мой согласно с актинамэ Омара и указами прежних царей, смилостивился над ними и повелел иметь им под своею властью и в своем владении церкви, монастыри, святыни внутри и вне Иерусалима лежащие, лежащий против ворот Камамэ к югу Мугтесал с подсвечниками и лампадами, четыре свода над и под Голгофою, семь сводов над и под местом, называемым местом владычицы Марии, великий храм, средину храма и купол его со всеми местами поклонения в храме, вне храма [236] во дворе лежащие три церкви, против них лежащую церковь Иоанна, церковь Св. Елены над лестницею, церковь в патриархии, помещение над двумя дорогами, против них лежащие монастыри Св. Феклы, Св. Анны, Св. Евфимия, Св. Екатерины, Св. Михаила, Св. Георгия, монастырь Столпа (или Колонны), Св. Иоанна (Богослова) с садом, Св. Василия, Св. Феодора, Св. Николая, Св. Дмитрия, Владычицы Марии, другой монастырь Св. Иоанна (Предтечи), другую церковь того же, Св. Иаков (Заведеев) монастырь Грузинский с садом и масличною посадкою, темницу Иисуса, Св. Георгия, вне Иерусалима лежащую гробницу Владычицы Марии, Елеонскую гору, церковь на Сионе пророка Давида, монастырь масличный, дом Анны, кладбище в поле, монастырь Креста, принадлежащий Мингрельцам Грузинам, монастырь Симеона и монастырь Св. Илии, Св. Георгий в деревне Бет-Джале, пещеру Рождества Иисуса в Вифлееме, ключи от двух дверей в той же церкви, северной и южной, два куска сада вокруг этой церкви и маслины, кладбище, в других селениях лежащие монастыри и церкви, подчиненные патриарху Грузины, Абиссинцы и Копты и все их святыни. И когда они, согласно обычаю своему, ударяют в било и воскуривают фимиам каждый вечер и зажигают свечи от нисходящего Огня и идут крестным ходом, патриарх и сопутствующие ему лица пусть имеют первенство и пусть идут впереди остальных народов, а затем за ними остальные народы. И имущество, остающееся после смерти монахов и митрополитов, епископов и монахинь, да получает помянутый патриарх. Да не платят ничего у ворот Иерусалимских, у воды называемой Земзем-сую, у [237] Араб-Кафари, у пристани, при кешфи, и да будут освобождены от харажда, таможенной пошлины и бачи. И да восстановляют они церкви, согласно древнему их виду и плану, да строят келлии, отпирают и запирают двери и окна, да сооружают своды от дома к дому, да будут они освобождены от всяких вымогательств и да не тревожит их никакой народ, но патриархи греческие да главенствуют и начальствуют над этими народами, а народы пусть будут им подчинены. Поэтому согласно указу моего отца издал и я настоящий мой священный указ и повелел, чтобы поступлено было таким образом. Если же кто-нибудь, будь то царь, визирь, улем, сулехи, эмиры эмиров, воеводы, бейтулмалы, касемы, мутевелы вакуфов, субаши, зуамы, тимар-сахабы, мутеферрики, чауши, сибахи, янычары и остальные придворные мои станут нарушать актинамэ Омара Хаттаба, постановление отца моего и изданный царский мой указ, да подпадут гневу Божию и да дадут ответ Вышнему Богу, настоящий же священный мой хат вручите им. Так знайте и священному знаку моему верьте. Написано в 933 год бегства в средине Ребиулеввеля, в Адрианополе.

5.

Перевод указа султана Мурада IV, данного патриарху Феофану после мурафы (тяжбы) Франков о Св. Пещере Вифлеемской и Голгофе.

Собственноручная царская надпись на высочайшем указе: Поступай согласно со священным моим указом, если ты сделаешь иначе, отрублю тебе голову, да будет это тебе известно. [238]

Указ.

Живущий в Иерусалиме греческий патриарх и другие подчиненные ему греческие монахи подали мне прошение, в котором говорят, что Франки насильно отняли у них находящийся в Иерусалиме храм, именуемый Камамэ и Мугтесель, Рождество Иисуса в Вифлееме, сады, помещения, принадлежащую патриархии Голгофу, подсвечники, лампады, ключи от дверей северных и южных, святыни со времени Омара и до настоящего времени находившиеся в управлении греческого патриарха, в доказательство чего они имеют разные письменные документы прежних царей. По рассмотрении этого дела в столице шех-уль-исламом Яхой и высшими сановниками, визирем и казыаскерами, стало ясным, что вышеупомянутые места и ключи издревле принадлежали Грекам. Когда было дознано, что они принадлежат Грекам ими был составлен соответствующий судебный приговор, и кроме того их обязали вносить ежегодно в мечеть блаженной памяти отца моего султана Ахмет-хана по тысячи пиастров. Действуя несогласно с древним обычаем и пользуясь тем, что им дан был один ключ, Франки отняли из рук Греков и три ключа и совсем выгнали их оттуда; кроме того, завладев монастырем, который был наподобие крепости, с каждым днем увеличиваются в числе и живущих там вокруг раев, склоняя к своей ложной вере, посылают и детей их во Францию, от этого увеличивается и их сила. Все это было сообщено нам в иламе. Греки просили, чтобы согласно древнему порядку отняты были помянутые ключи у Франков и вручены были патриарху и [239] Грекам. Поэтому издан настоящий высочайший указ мой, дабы помянутые места, именно Вифлеем и сады с их принадлежностями, храм называемый Камамэ, лампады, помещения и ключи были переданы и вручены греческим монахам, и дабы впредь было поступлено согласно с священным моим указом, и дабы Франки не причиняли Грекам никакого ущерба в противность древнему обычаю и высочайшему моему указу. Взяв ключи у Франков отдайте их живущему в Иерусалиме греческому патриарху и греческим монахам и церковь Вифлеемская с принадлежностями ее, помещения, сады, Камамэ да будут переданы Грекам и патриарху греческому, и если Франки пожелают поклониться в помянутых местах, пусть входят с разрешения и дозволения греческого патриарха и пусть не совершают ни малейшего от этого отступления. Знайте это и верьте священному знаку. Написано в 1047 год бегства, в средине месяца Джемазиулевела, в Константинополе.

6-8.

Два высочайшие указа, данные против Франков султаном Мехметом IV при Досифее и скрепленные собственноручными царскими подписями, один от 1086 отоманского года, другой от 1088 г., будучи одинаковыми по смыслу и выражениям с указом султана Мурада IV и имея самую незначительную разницу, оставлены без перевода, точно также не переведен высочайший указ, возобновленный господином Досифеем в 1099 отоманском году при восшествии на престол султана Сулеймана II, одинаковый с прежде изданными и вышеупомянутыми. В этом последнем однако сделана следующая [240] прибавка: Франкам не идти крестным ходом раньше нас и пр. Смотри об этом во второй части.

9.

Перевод указа, данного патриарху Досифею в 1102 отоманском году султаном Ахметом II, чтобы не требовали впредь обещанную Феофаном за Вифлеем тысячу пиастров в Имарет султана Ахмета.

Живущие в Иерусалиме бедные греческие монахи подали моей державе прошение следующего содержания: В 1043 г. когда был решен спор о Иерусалимских святынях, чтобы владение святынями оставалось у нас Греков, во время этого суда было постановлено, что мы обязаны вносить ежегодно в мечеть султана Ахмета по тысяче пиастров. С тех пор и по настоящее время мутевели помянутой мечети брали с нас эту тысячу пиастров, и хотя эти святыни отданы другим, помянутые мутевели не только взяли с нас тысячу пиастров за прошлый год, но и требуют денег за этот год; так как эта тысяча пиастров была назначена за святыни, мы собирали ее с греческой раи и отдавали мутевели. Теперь же, так как святыни отданы другим, греческая рая не дает денег, а чтобы платили мы, бедные монахи, несправедливо. Мы просим, чтобы исследованы были книги и чтобы уничтожена была эта уплата, делаемая нами бедными, дабы мы не подвергались несправедливости. По просьбе их были исследованы книги и дознано, что делается неправильное и несправедливое взыскание, и так как помянутая церковь не принадлежит им в настоящее время, пусть отныне и [241] впредь не взыскивают с них неуплаченных денег. На этом основании издан настоящий высочайший указ, записанный и внесенный слово в слово и в книги вакуфа. И им дана настоящая копия Девшера-хазинэ (книги казны) списанная слово в слово е оригинала, чтобы впредь никто не требовал с них этой суммы, согласно с высочайшим указом, изданным в 1102 г. бегства во второй день Рамазана.

10.

Перевод указа султана Османа, данного патриарху Парфению после суда с франками о местах поклонения в Иерусалиме и о Св. Вифлееме.

Собственноручная царская надпись на нем: Да будет поступлено согласно с этим указом.

Указ.

Греческий Иерусалимский патриарх Парфений подал прошение моей державе, в котором говорит, что владея на основании царских указов, скрепленных собственноручными царскими подписями, внутри и вне Иерусалима находящимися местами поклонения им отданными и им присвоенными, и желая отправиться на поклонение места снятия со Креста, им не позволяют сделать это франки. Последние завладели находящимися в месте снятия со Креста двумя подсвечниками и лампадами и малым куполом над Гробницею Иисуса и отправляющихся туда на поклонение мучают. Так как пол под семью сводами, лежащими над местом, именуемым местом Владычицы Марии, греческое место поклонения, а место над этими сводами жилище франков, в то время как Греки отправляются в [242] помянутое место поклонения, франкские монахи нападают на них, бросая в них палками, камнями и кирпичами. Франки, завладев великою церковью в Вифлееме и находящеюся в ней пещерою Иисуса и ключами, не отпирают двери, но когда пожелают чрез два или три часа, надругавшись и насмеявшись над желающими войти. Завладев ключами от двух дверей северной и южной помянутой пещеры и вокруг церкви лежащими двумя кусками сада и масличной плантации, и гробницею Марии в Гефсимании, они доставляют неприятности Грекам и поступают беззаконно, в противность хранящимся у Греков древним документам. Из того что франки получили в 1169 г. указ на право восстановить помянутый кувуклий согласно с указом, изданным в 1060 г., из этой причины и из этого предлога очевидно, что они собираются увезти во Францию камни из мест поклонения, и что таким путем они собираются склонить Греков отправиться туда по необходимости ради поклонения и становиться католиками. Кроме этого прошения Греки предъявили общее от Иерусалимцев прошение, написанное на арабском языке, содержащее просьбу, чтобы издан был священный мой указ, прекращающий ущерб и неприятности, делаемые франками Грекам вопреки древнему обычаю и отдающий в собственность Грекам, как это было издревле, помянутый кувуклий и остальные места. Кроме того, после того как были рассмотрены записи врученных издревле Грекам высочайших указов прежних царей (записи эти хранятся в диван-калеми) оказалось, что на основании актинамэ Омара-Хаттаба, второго халифа, и на основании указов прежних царей издан был [243] высочайший указ завоевателем Иерусалима султаном Селим-ханом, скрепленный царской собственноручною подписью в 923-м году и содержащий, что Грекам должны принадлежать Мугтесел, лежащий к югу против двери Иерусалимского храма, именуемого Камамэ, два подсвечника и лампады, низ и верх четырех сводов над Голгофою, лежащих под патриархиею, низ и верх семи сводов, лежащих над местом называемым местом Марии, средина великой церкви, гробница и купол со всеми местами поклонения, три церкви, лежащие вне Камамэ во дворе, против них лежащая церковь Св. Иоанна, церковь Св. Елены в патриархии, Св. Фекла, Св. Анна, монастыри Св. Евфимия, Св. Екатерины, Св. Михаила, Св. Георгия, Св. Иоанна (Богослова) с садом, Св. Василия, Св. Николая, Св. Димитрия, Владычицы Марии, другой монастырь Св. Иоанна (Предтечи) и другая церковь его, Св. Иаков (Зеведеев) Грузинский, монастырь Св. Георгия, вне Иерусалима лежащая гробница Владычицы Марии, Св. Сион, Темница Иисуса, дом Анны, гробницы лежащие в поле, Грузинский монастырь Креста, монастырь Св. Симеона, монастырь Св. Илии с маслинами и виноградниками, монастырь Св. Саввы, монастырь Св. Георгия в деревне Бет-Джале, Пещера Рождества Иисуса в Вифлееме с ключами северных и южных дверей, вокруг нее лежащие два куска сада, маслины и гробницы, в других селениях находящиеся монастыри и церкви их, и никогда другой народ не должен заявлять притязаний на эти места. После этого блаженной памяти Сулейман-хан дал им указ, скрепленный собственноручною царскою подписью, изданный в 933 г. и содержащий, что все в нем написанное [244] должно быть беспрекословно приведено в исполнение и что, после того как франки завладели находящимся в Камамэ местом снятия со Креста и в Вифлееме находящимся Рождеством Иисуса с садами, сводами с Голгофою, лампадами и подсвечниками и ключами от северных и южных дверей (все это принадлежало Грекам), этот спор был рассмотрен в столице с большою тщательностью и вниманием в присутствии шех-уль-ислама и казыаскеров, согласно с документами, имеющимися у Греков и доказывающими, что все эти места принадлежат Грекам, и постановлен судебный приговор, чтобы все эти места вновь принадлежали Грекам. Поэтому греческий патриарх и его монахи просили в прошении, чтобы все помянутые места, именно Вифлеем, сады, Камамэ, лампады, своды и ключи были переданы Грекам, как это было издревле. На этом основании в 1047 г. издан был высочайший указ, скрепленный царскою собственноручною подписью блаженной памяти султана Мурат-хана, помянутый указ с собственноручною царскою подписью возобновил в 1054 г. преемник его султан Ибрагим-хан. Не смотря на все это франки не послушались и не подчинились, но насильно завладели находящимся в Камамэ Кувуклием и завели разные новшества (это было сообщено в прошении). Вследствие этого обе спорящие стороны судились в высоком моем судилище в присутствии сановников; франки заявили на суде, что имеют документы, доказывающие их права на старые места и просили отсрочку, но не смотря на то, что прошло 6 месяцев, они не в состоянии были представить в свое оправдание какой-нибудь письменный [245] документ. Поэтому согласно с священными указами, находящимися в руках у Греков, помянутые места были отданы им, а также помянутые ключи, отнятые у франков; кроме того были уничтожены их новшества. И чтобы они не причиняли неприятности Грекам и не отнимали у них ничего издан высочайший указ в 1086 г. и вновь другой подтверждающий его в 1088 г. султаном Мехмет-ханом и в 1099 г. вновь был возобновлен султаном Сулейманом-ханом указ о вышеупомянутых местах. Указы эти, как сказано, вписаны в книги. По рассмотрению врученных франкам документов, актинамэ врученного французам, и царского нисана, врученного монахам, найдено было, что постановлено, чтобы внутри и вне Иерусалима находящиеся места поклонения и места внутри Камамэ, издревле отданные для их жительства и уже находящиеся в их руках, оставались у них, и чтобы ни один народ не заявлял на них притязаний, кроме того, что им предоставлено право украсить покрывалами лежащую среди храма гробницу Иисуса и два крытые свинцом купола над гробницею, малый и большой, и внутри и вне этой гробницы в преддверии им предоставлено право слать ковры, чистить, совершать литургию, ставить подсвечники, вешать занавесы; а также чтобы им предоставлено было пространство между дверью этой гробницы и тем местом, где входят в церковь Греков (на границе поставлена железная решетка), лежащее среди этого места маленькую преграду или маленькое возвышение, и лампады повешенные в большом своде от имени короля французского, и что в одной половине Голгофы в месте, называемом [246] местом Распятия, им предоставлено право служить литургию и вешать подсвечники и лампады, чтобы им оказано было предпочтение пред остальными народами и предоставлено пользование низом и верхом семи сводов, называемых сводами Ситти-Мариам (Госпожи Марии); что когда они отправились к камню Снятия со Креста для совершения обычного своего богослужения, Греки насильно отняли у них первенство и воспрепятствовали им; что помянутые Греки, получив обманным образом указ, помешали им иметь ключи от дверей пещеры Рождества Иисуса, лежащей среди великой Вифлеемской церкви, издревле находившиеся в руках франков; что в месте, находившемся внутри великой церкви, где их гробницы, Греки устроили не существовавшую раньше дверь; что заперев двери двух кусочков садов, находящихся у Рождества Иисуса, они отперли вновь две другие двери и что это видели многие достойные доверия мусульмане, присутствовавшие тогда на заседании священного суда, что все эти помянутые и оспариваемые места издревле отданы в руки франкских монахов и об этом составлены были ходжеты и арзи-махзари; что на основании священных фетфа и признания прежних царей дан был в царствование султана Мурата в 1045 г. царский ниссан, в 1101 г. он был возобновлен в царствование султана Мустафы-хана и вновь возобновлен в 1115 г. и скреплен царскою собственноручною подписью, затем вновь возобновлен и скреплен царскою собственноручною подписью в 1144 г. и вновь возобновлен в 1169 г. Все это оказалось в царском нисане, и кроме того, что так как Иерусалим и окрестности его [247] были завоеваны мечем великих царей, моих предшественников, и стали по наследству моим царским имуществом, места поклонения, о которых ведется спор, не были даны в полную собственность спорящим народам, но для поклонения, пользования и совершения там и их обычных религиозных обрядов, и подданным и платящим харач издревле, а франкским монахам по прошествии известного времени из милосердия и сострадания дано право исправлять свои обычаи в отдельных отведенных им местах, вешать там лампады, украшать и пр., на этом основании и были даны им моими предшественниками письменные удостоверяющие их права документы; прежде всего на основании царского нисана, данного им в 1101 г., дан им указ в 1145 г., предоставляющий им право поклоняться в помянутых местах поклонения, совершать свои обряды, украшать и делать другое тому подобное, требуемое их религиею. Признано, что в этом указе, дающем право поклонения и совершения их обрядов, сказано также, что франки должны иметь в своем пользовании помянутые места поклонения; совершенно ясно, что в указах, данных обеим сторонам, предоставляется им право поклонения и запрещается предъявлять одной стороне притязания к другой; для большого выяснения правды были допрошены относительно спорных частей драгоманы и монахи спорящих народов, наконец, чтобы спор был окончен, прекратились прения и чтобы введен был надлежащий порядок, основанный на справедливости, были тщательно рассмотрены находящиеся у Греков древние оправдательные документы; рассмотрен был из [248] снисхождения находящийся у франков царский нисан и таким образом составлены были проекты указов, присланные моей державе, на них сделана была собственноручная царская моя надпись, что я даю право их написать. Франкам предоставлено право совершать свои обряды на камне снятия со Креста согласно с содержанием царского нисана; но так как по признанию обеих сторон в настоящее время это место — место поклонения обеих сторон, то когда отправляются туда для поклонения Греки им не должны мешать франки; так как два подсвечника, находящиеся на месте снятия со Креста принадлежат в настоящее время франкам, пусть Греки поставят туда тоже два подсвечника для прекращения спора и уравнения прав, в виду того, что по имеющимся у Греков документам у них издревле было два подсвечника, и пусть каждый народ чистит свои подсвечники. И так как в помянутом месте снятия со Креста обе стороны имеют лампады, пусть каждая сторона повесит свои лампады так, чтобы этим не мешать другой стороне. Находящаяся среди храма Гробница Иисуса есть место поклонения для обеих сторон, но так как франки восстановляют лежащий над помянутой Гробницей маленький купол, Греки подозревают франков, что они хотят взять каменные плиты Гробницы и отослать их в свое отечество, это подозрение дало повод к шуму и тревоге. Вследствие их подозрения в 1130 г., когда дан был указ Французам на право восстановить большой купол Камамэ и им дан был от царского дивана указ с собственноручною царскою подписью, постановляющий, что если в то время как поправляется [249] большой купол, малый купол над Гробницею Иисуса потерпит какое-нибудь повреждение, то его ремонт будет предоставлен Грекам: указ этот не только подтвердил их подозрение, но так как издревле помянутый купол кувуклия находился в ведении и под наблюдением Греков, постановил, дабы прекратилось подозрение Греков и они успокоились, помянутому малому куполу быть вновь как и прежде в ведении и под наблюдением Греков, и это не противоречит царскому нисану. И если помянутый купол потребует ремонта, ремонт должен делаться Греками, безо всяких препирательств со стороны франков. Из четырех сводов над Голгофою, два должны принадлежать Грекам, согласно с имеющимся у них древним документом, два другие должны принадлежать франкам, согласно с царским нисаном, и из семи сводов верхние пусть будут жилищем франков, а пол внизу пусть будет местом поклонения Греков. Согласно с признанием представителей обеих сторон, каждая сторона пусть совершает свои обряды в своем месте и не вторгается в чужое место, и пусть прекратится впредь нападение франков на Греков с палками, камнями и огнестрельным оружием. Великая церковь Вифлеемская должна принадлежать Грекам, согласно имеющимся у них древним документам и согласно с царским нисаном, а потому она должна быть вновь отдана Грекам при посредстве назначенного для того мубашира; находящаяся в великой церкви пещера составляет место поклонения обеих сторон, а ключи от ее дверей, издревле находившиеся в руках греческих монахов и впоследствии при помощи [250] хитрости и насилия перешедшие в руки франкских монахов, до сих пор находятся в руках у последних, а потому когда приходят туда Греческие паломники, они не отворяют двери по два и по три часа и мучают их. Поэтому пусть будет сделан отдельный ключ при посредстве мубашира и вручен патриарху и греческим монахам. и когда они совершают в пещере свои религиозные обряды, им никто не должен в том мешать и препятствовать. Относительно же двух кусков сада, лежащих под Рождеством Иисуса, которые присвоили себе франки, говоря что они принадлежат им, они подробно упомянуты в документах Греков, а также в царском нисане, данном франкам; они должны быть поделены поровну и наблюдать за ними должны обе стороны. Что лежащая вне Иерусалима гробница Владычицы Марии принадлежит Грекам, определенно сказано в изданных высочайших повелениях, скрепленных собственноручными царскими подписями, именно изданном в 923 г., изданном в 933 г. и изданном в 1167 г., в царском же нисане это совсем не содержится; а потому так как это ясно выражено в документах Греков и дабы исполнены были просьбы подданных, подчиненных державной моей царственности и моей раи Греков, так как это не противоречит царскому нисану и актинамэ франков, помянутая гробница Владычицы Марии, издревле принадлежавшая Грекам, должна быть вновь передана патриарху и греческим монахам, и пусть отныне и впредь Греки не тревожат франков относительно их мест поклонения и из-за их религиозных обычаев, и чтобы франки точно также ни по какому [251] поводу не беспокоили Греков, и чтобы прекратились их интриги и вред, причиняемый ими франкам; и если которая-нибудь сторона будет нуждаться в приказании или запрещении, вы должны объявить строгое приказание, чтобы по древнему и вышеуказанному способу место поклонения было открыто для совершения религиозных обрядов и чтобы одна сторона не препятствовала в этом другой; и вы должны блюсти и зорко наблюдать, чтобы не происходило никаких действий, нарушающих настоящий наш высочайший священный указ, на этом основании он и издан и послан чрез мубашира. Вы должны исполнить все, что в нем повелевается, наблюдая, чтобы и в самой малости он не был нарушен. Так знайте и верьте священному знаку. Написано в конце месяца Зилкаде в 1170 г. бегства, в Константинополе.

11.

Высочайший указ, возобновленный и скрепленный царскою собственноручною подписью султаном Мустафой III, будучи во всем согласным и схожим с вышеприведенным указом султана Османа III не переведен, как лишний.

12.

Перевод высочайшего указа с собственноручною царскою подписью, изданного султаном Махмудом II, данного патриарху господину Поликарпу в 1224 оттоманском году о восстановлении и возобновлении сгоревшего храма Воскресения.

Когда Омар Хаттаб завладел Иерусалимом, он дал народу греческому священный актинамэ, чтобы места поклонения внутри и вне Иерусалима [252] лежащие и находящиеся в их руках, именно Камамэ, и то что в нем находится, Вифлеем и все остальные монастыри и церкви, вновь находились в их владении и чтобы все остальные там находящиеся христианские народы были подчинены греческому патриарху; на основании этого священного актинамэ были даны им и следующими султанами и царями высочайшие указы, скрепленные царскими собственноручными подписями. Так как за несколько месяцев до этого произошел в храме Камамэ пожар, распространившийся из церкви Армянской, и в нем сгорели все серебряные сосуды Греков и сгорели деревянные постройки и жилища и наружная дверь помянутого храма и от сильного пламени пали и разрушились многие каменные их постройки и стены, Греки отправили соответствующие два судебные илама в высокую мою Порту и в общем прошении от имени патриарха, митрополитов и остальных представителей их народа просили позволения восстановить и выстроить вновь сгоревшие и разрушившиеся их части и места в прежнем виде безо всякого прибавления, расширения и увеличения. Так как восстановление помянутого храма было необходимо, муфтию был задан вопрос: если сгорит церковь в городе, взятом без пролития крови и мирным образом, разрешает ли закон и справедливо ли, чтобы он был выстроен вновь без всяких прибавлений живущими там подданными, или нет? Когда же он дал фетфу, что это дозволено, сделана была мною собственноручная царская надпись, чтобы согласно судебной фетфе и вследствие просьбы, выраженной в общем прошении греческого народа, [253] издан был высочайший указ, дающий право восстановить Камамэ, на каковом основании и издали настоящий высочайший указ, чтобы сгоревшие и разрушившиеся части и постройки Греков в помянутом храме были восстановлены в прежнем виде Греками без всяких прибавок, расширений и увеличений; указ был послан вам чрез Эльму-пашу-заде-эмир-Абдурахима, бывшего калфу калема, мектубджи (секретаря) визиря.

Вы, назначенные, должны собственнолично отправиться в помянутый сгоревший храм, должны найти все части, требующие восстановления и ремонта, должны все это подробно описать, зорко наблюдая, чтобы это восстановление и ремонт ни в чем не отступали от прежнего вида ни в высоту, ни в ширину, но как того требует священное судебное решение, чтобы все было совершено одинаково с прежним видом и планом; никоим образом не мешайте Грекам восстановлять храм и с этой целью берите с них деньги. Если обнаружится какое-нибудь нарушение с вашей стороны, вы будете беспощадно наказаны. Так знайте. Написано в 1224 году, в средине Сефера, в Константинополе.

13.

Перевод высочайшего указа султана Махмуда II, скрепленного собственноручною царскою подписью, данного патриарху Поликарпу о совершении нами литургии в Св. кувуклии и об уничтожении нововведений, заведенных франками в храме.

Царская собственноручная надпись: Содержание нашего царского указа должно быть тщательно приведено в исполнение и наше повеление и воля должны [254] быть точно соблюдены и нововведения, заведенные франками, несогласные с прежде изданными указами, должны быть уничтожены, и пусть никто, противодействуя высочайшим моим указам, данным Греческому народу, подданным Высокого моего Девлета, не препятствует им отправлять свои религиозные обряды и совершать литургию в месте, почитаемом ими Гробницею Иисуса, и высочайший указ да будет в силе на вечные времена.

Указ.

Так как до царственности нашей дошел илам и махзар, в которых говорится, что живущие в Иерусалиме в качестве мусафиров франкские монахи еще за сто лет до этого привезли из Европы большие органы и хотели поместить их в храм Камамэ, но им не позволяли это сделать Турки и рая, как вследствие громогласности органов, так и потому что не позволено делать никаких нововведений в храме, поэтому их намерение осталось неосуществленным. Воспользовавшись тем, что во время пожара Камамэ сгорели издревле находившиеся в них маленькие органы, помянутые франки просили, чтобы им по восстановлении храма дозволено было поставить помянутые большие органы; но им не позволил Саидский вали Сулейман-паша, бывший тогда Шам-валеси (Сирийским вали). Наконец при умершем Сирийском вали Сулеймане-паше они возобновили свое прежнее прошение. Наконец Греки согласились, чтобы они поставили свои органы, но для ослабления звука вынули приблизительно 150 труб и чтобы звук их был не громче сгоревших маленьких органов; им дано [255] было разрешение Сулейманом-пашой, обе стороны остались довольны, и таким образом шло это дело до сих пор. Но недавно франкские монахи не только прибавив в органы 47 труб усилили звук органа, но и сняли свою икону, находившуюся над дверью Гробницы Иисусовой, и вместо нее повесили другую очень большую икону. Когда было доведено до сведения священного суда, что все это становится причиною рассеяния Греческого народа, священный суд вызвал франкских драгоманов и объявил им, что никоим образом не могут быть приняты такие нововведения и им было приказано привести в прежний вид икону и орган; но так как франки не повиновались, дело это Греками было доведено до сведения Саидского вали, так как ты вали Сирийский в то время не пришел еще в Сирию.

На этом основании был послан от его имени мубашир и два буюрулду, которые должны были уничтожить помянутые новшества, как противоречащие хранящимся у Греков высочайшим указам. В то же время это дело, как и следовало, было предъявлено франкским монахам, но они остались при своем первоначальном объяснении, выказав достаточное варварство и упрямство. Поэтому посланы были в храм мубашир от отсутствующего паши и мубаширы, назначенные муллой и муселимом, которые сняли помянутую большую икону и вместо нее повесили старую; они вынули и прибавленные в орган 47 труб. Все это было доведено до нашего сведения в махзарах, иламах, такрирах и прошении находившегося в Константинополе иерусалимского патриарха, в которых они просят об [256] издании высочайшего указа, воспрещающего помянутым монахам делать такие беззакония и неприятности и препятствовать греческому народу совершать литургию в месте, называемом Гробом Господним. По расследовании документов оказалось, что, как объяснял народ греческий, франки, действуя вопреки актинамэ, данному Омаром Хаттабом, и высочайшим указам, с собственноручными царскими подписями, изданным славными моими предшественниками, не только насильственным путем завладели находящимся среди храма Кувуклием, который накрыли сверху вопреки их обычаю, против него, также в противность обычаю, повесили цепь с лампадами, поставили на северной стороне большой орган, но, кроме того, завели новшества и в разных других местах, оказалось также, что спорящие стороны судились в моем царском Диване в присутствии моих визирей и казыаскеров, и так как требование франков не имело оснований и было злостным, после суда и разбирательства были изданы два высочайшие указа, подтверждающие прежние; что после этого, франкские монахи, не повинуясь, начали вновь споры и пререкания, желая совершать литургию в противность царским указам, религиозным обрядам и древнему обычаю; кроме, того они повесили подсвечники со свечами. иконы и крест, делали и другие нововведения, что когда все это вновь выяснили Греки издан был царский указ в 1099 г. в конце месяца Джемазиулахыра, скрепленный царским хатом, и повелевающий уничтожить сделанные нововведения и франкам прекратить их борьбу и требование совершать литургию, так как город Иерусалим с окрестностями его [257] наследственное имущество царственности нашей, приобретенное мечем славных предшественников наших, и места поклонения ни той, ни другой стороне не отданы в полную собственность, но подданным дано право поклоняться и совершать свои религиозные обряды, франкам же по прошествии некоторого времени, в виде милости, даны при славных моих предшественниках сенеты, предоставляющие им право поклоняться в некоторых местах поклонения, совершать там свои религиозные обряды и также делать некоторые другие вещи, напр., вешать лампады и чистить их. А франки, сделав впоследствии своею собственностью эти места, не только препятствовали Грекам поклоняться там и совершать свои религиозные обряды, но хотели занять и места, издревле находившиеся в руках Греков и составлявшие их собственные места поклонения; когда все это было объяснено Греками, издан был и другой мой высочайший указ, скрепленный собственноручною царскою подписью, в конце месяца Реджеба 1223 года, возобновляющий прежде изданные и скрепленные собственноручною царскою подписью указы. Этим высочайшим указом постановлено, чтобы для прекращения споров и пререканий, место, считаемое гробницею Иисусовою, было местом поклонения обеих сторон, чтобы в остальных местах каждый народ имел право поклоняться и совершать свои религиозные обряды и чтобы один народ, в противность древнему обычаю, другому в этом не препятствовал. Так как все вышеуказанное вписано в книги калема царского моего Дивана и так как не соответствует моему царскому желанию, чтобы подданным моей державы [258] живущие в Иерусалиме в качестве мусафиров франки делали ущерб своими нововведениями, противоречащими их религиозным обрядам и издревле хранящимся царским указам, и особенно интригами, при помощи которых помянутые франки препятствуют им, вопреки древнему обычаю, совершать литургию в месте, почитаемом гробом Иисусовым, мы постановляем, чтобы впредь не допускались таковые нововведения франков, но тотчас же отменялись и уничтожались; кроме того, должно быть прекращено их препятствование Грекам совершать литургию в помянутом месте.

Поэтому и издан настоящий высочайший указ, с собственноручною царскою нашею надписью ради утверждения этого дела. Поэтому зная, что мы никоим образом не желаем, чтобы подданным нашим доставляли неприятности франки, живущие как мусафиры в царстве нашем или кто другой, и что, напротив, мы настоятельно требуем, чтобы они были защищены под тенью древа нашего царского милосердия, вы, паша, мулла, муфтий и прочие должны, если впредь франкские монахи не довольствуясь тем, что им уступлено, захотят вновь делать нововведения вопреки древнему обычаю и данным до тех пор сенетам и высоким указам, скрепленным царскими собственноручными подписями, с целью причинить вред подданным царства моего, тотчас же уничтожать их нововведения и останавливать интриги их, нарушающие древний строй, которыми старались они помешать Грекам совершать литургию в месте, именуемом гробом Иисуса, и вы должны всячески останавливать беззаконные их действия, нарушающие наши повеления. Вы должны [259] привести в исполнение настоящий высочайший указ, сообразно о обязанностью вашею повиноваться и подчиняться, не допуская ни малейшей интриги, клонящейся к нарушению моих царских повелений. Так знайте и верьте священному знаку. Написано в 1232 г. в средине месяца Зилкаде, в Константинополе.

14.

Следующий за этим высочайший указ, скрепленный собственноручною царскою подписью, схож с предшествующим, а потому нет надобности переводить его целиком. Но так как в нем прибавлено, что франки и Греки сравнены в кувуклии, мы переведем только следующее относящееся сюда место, а прежде всего находящуюся на нем собственноручную царскую надпись:

Настоящий высочайший указ должен быть приведен в исполнение с надлежащею заботливостью; замыслы франков, клонящиеся к нарушению священных моих указов, должны получить настоятельный отпор; ничего не должно быть сделано в противность высочайшим указам высокой державы моей, данным моим подданным, и не должно быть им причинено никакой помехи ни при совершении обрядов своей религии, ни при совершении литургии в месте, почитаемом ими за гроб Иисуса; настоящий же высочайший указ мой да будет в силе, пока того захочет Бог.

Перевод прибавки к предшествующему указу:

Поэтому и был издан недавно в 1232 г. высочайший указ мой, с собственноручною царскою надписью. Так как из иламов и махзаров [260] стало известно царственной державе моей, что между Греками и франками произошли споры относительно совершения их религиозных обрядов и что это следует упорядочить, согласно повелению моей державы, и так как недавно находящийся в столице патриарх Иерусалимский обратился ко мне с прошением, чтобы издан был священный мой указ об уравнении в правах обеих сторон, чтобы впоследствии не было больше повода к спорам и тяжбам, и чтобы прочими высочайшими указами были устранены происходившие до этого пререкания и успокоены обе стороны; но так как из хода дела видно, что франкские монахи, не довольствуясь уравнением с Греками по отношению к исправлению, по древнему обычаю, своих религиозных обрядов и по отношению к украшению мест поклонения, собираются произвести раздор из-за новой постройки, и так как очевидно, что этот способ действия противен на столько же древнему порядку, на сколько и царственному моему расположению к справедливости и беспристрастному управлению, издан настоящий высочайший указ мой, более строго чем предшествующий повелевающий, чтобы дело это было устроено без всякого отлагательства. А потому я повелеваю, чтобы вы привели в исполнение содержание указа, строго наблюдая, чтобы не было допущено ни малейшего нарушения, как со стороны живущих в моем государстве франков, так и со стороны других, и чтобы франки, довольствуясь дарованною им нашею царскою милостью, не тревожили подданных нашей царственности Греков и чтобы были уничтожены интриги их, клонящиеся к нарушению высочайших указов и древнего обычая. Так знайте [261] и верьте священному знаку. Написано в конце месяца Зилкаде 1234 года, в Константинополе.

15.

Перевод указа, изданного с царскою собственноручною подписью о церкви Пастырей:

Хотя вне Иерусалима лежащая церковь близ селения Бет-Сахур ил-Касара (теперь оно называется селением Пастырей) с ее принадлежностями, издревле находилась во владении и пользовании Греков, франкские монахи несколько лет тому назад завладели ею. Обе тяжущиеся стороны судились в священном суде, и франки объяснили, что помянутая церковь с ее принадлежностями есть их собственность, так как они купили ее на основании ходжета и оправдательного документа, заключающего в себе куплю-продажу. Но ходжет этот и оправдательный документ были составлены в деревне, и в них рассказывается об этой покупке, что из находящихся вокруг помянутой церкви деревьев и пещеры половина куплена франкскими монахами, а другая половина осталась в руках православных Арабов. Так как эта купля-продажа не была совершена в суде в присутствии представителей сторон, совершенно очевидно, что сделка эта не истинна, не тверда и незаконна. Кроме того засвидетельствовано многими ехлиисламами (мусульманами) и другими достоверными сведущими людьми, живущими там по близости и по соседству, что помянутая церковь была начиная со взятия помянутого селения Арабами церковью, и что жившие в этом селении духовные лица, наши подданные, всегда совершали в ней свои [262] религиозные обряды и служили литургию без всякого препятствия со стороны кого бы то ни было. Поэтому были посланы нарочные доверенные люди со стороны священного суда и мутеселима, чтобы на месте исследовать это дело, и эти люди собственными глазами видели и церковь и находящиеся в ней предметы, именно иконы, подсвечники, престол, и они убедились, что все эти предметы греческие, а не франкские. Хотя всем этим было удостоверено и ясно доказано, что помянутая церковь издревле принадлежит Грекам и находится в их владении, иск же и спор франков не имеет основания, что находящиеся в руках Греков священные постановления и царские повеления гласят, чтобы церкви Греков, находящиеся во всех селениях, оставались в руках Греков и не были отняты у них кем-нибудь, что внутри и вне Иерусалима лежащие места поклонения не отданы в полную собственность ни той, ни другой стороне, но им только предоставлено право совершать в помянутых местах свои религиозные обряды. Когда все это было доведено до сведения высочайшего двора моего в иламе Иерусалимского муллы и в поданном вместе с ним прошении жившего в столице греческого Иерусалимского патриарха, дело это было доведено до царской моей державы, чтобы сделано было надлежащее распоряжение согласно царской моей воле и моему приговору. Издан был собственноручный мой царский указ, повелевающий, чтобы помянутая церковь оставалась, как и издревле, в руках Греков, и чтобы попытка франков отнять ее у Греков была предотвращена. Согласно со священным моим царским желанием и приговором издан настоящий [263] высочайший указ, коим я повелеваю, чтобы тотчас же ты, визирь мой, помянутый Сирийский вали, ты, Иерусалимский мулла и остальные, чтобы вы привели в исполнение содержание указа, действуя согласно с царским моим желанием и приговором, внимательно следя, чтобы не было допущено ни малейшего нарушения. Так знайте и пр. Написано в конце месяца Ребиулеввела 1235 года, в Константинополе.

16.

Перевод илама (прошения), поданного Иерусалимским муллою об уравнении нас с франками в священном кувуклии:

Мы доводим до сведения высочайшего двора, что после изданного недавно и скрепленного царскою собственноручною подписью высочайшего указа об уравнении в кувуклии и после того как в заседании священного суда в присутствии преславного Сирийского вали Сулеймана-паши, муфтиев, улемов, мудерисов, аянов и остальных начальствующих и важных лиц, в присутствии уполномоченных и драгоманов от каждой стороны, народа греческого и народа франкского был прочитан этот указ и все обещали подчиниться ему, было сообщено франкам содержание высочайшего указа и объявлено, что так как место, на которое они заявляют притязания и которое почитается гробом Иисуса, есть общее обеим сторонам место поклонения, то согласно содержанию указа необходимо, чтобы обе стороны на равных правах поклонялись ему, украшали его и на равных правах совершали по древнему обычаю свои религиозные обряды; повинуясь высочайшему указу и благосклонно выслушав это [264] объявление, франки обещали впредь, безо всяких возражений и споров, следовать этому повелению. Так как перед дверью помянутой Гробницы со стороны франков поставлены были четыре подсвечника, а со стороны Греков только два, со стороны последних для равенства прибавлено еще два подсвечника, так что их стало четыре. Кроме того с наружной стороны над дверью Гробницы франки повесили икону на икону греческую выточенную из мрамора, и греческая икона не была видна, а потому помянутая икона франков была поднята выше и показалась икона греческая, и таким образом одинаково видны иконы обоих народов. Точно также и внутри Гробницы над дверью франкская икона, повешенная на выточенную там греческою икону, была поднята выше и таким образом стала видна греческая икона. Из двух каменных ступеней, ведущих в помянутую Гробницу, северная отдана франкам, а южная для уравнения прав Грекам. Кроме того после того как снята была икона, повешенная франками над Гробом на северной стороне, были повешены две иконы равной величины, одна со стороны франков, другая со стороны Греков. Точно также после того как снята была помещенная над гробницею франками серебряная рама, вместо нее была поставлена другая, пополам франками и Греками, и каждый народ поставил на своей половине по шести маленьких подсвечников. Так как над Гробом висела 21 греческая лампада и только 13 франкских, снято было 8 греческих, так что и у них осталось 13. Так как в кругу малого купола, находящегося над помянутой Гробницею, со стороны франков висело 12 лампад, а по средине [265] одна лампада, и со стороны Греков было повешено столько же лампад. Так как были сняты завесы, повешенные франками для украшения Гробницы, были помещены другие, одни со стороны франков, другие со стороны Греков в равном количестве. То же было сделано с завесою, повешенною над дверью помянутой Гробницы. Кроме того объявлено франкам, что чистить Гробницу должны впредь обе стороны, как внутри, так и снаружи, как наверху так и вокруг, оба народа на одинаковом основании, и чтобы лампады и подсвечники, которые ставят оба народа в праздники ради благолепия и украшения, ставились обоими в одинаковом количестве и один народ не мешал другому. Когда таким образом это было устроено и покончено, и они обещали жить между собою по дружески и миролюбиво, уничтожен был опор между обоими народами и получил надлежащее действие высочайший указ, изданный согласно царскому желанию и приговору. Греки просят, чтобы издан был высочайший царский указ, повелевающий вышеприведенному соглашению быть в силе и ненарушимым. Это написано для извещения, в виде прошения, а указ и прошение находятся у вас. Написано в средине месяца Реджеба 1235 года. Раб и молитвенник высокого Девлета, имам прежнего визиря Хасана-паши, Хусейн кади Иерусалимский.

17.

Перевод высочайшего указа, изданного вследствие вышеприведенного илама и скрепленного царскою собственноручною подписью:

Царская собственноручная надпись: Настоящий [266] наш высочайший указ, если того хочет Бог, да имеет силу и да будет обращено большое внимание, чтобы он ни в чем не был нарушен.

Указ.

Так как и этот указ буквально схож с предшествующими и переведенными, во избежание повторений он не переводится весь, но только следующее место:

Согласно с высочайшим указом, изданным в 1233 г. и скрепленным царскою собственноручною подписью издан был и в 1234 году другой высочайший мой указ, тоже скрепленный собственноручною моею царскою подписью, об уравнении в правах обоих народов и о том, чтобы франки не препятствовали Грекам совершать свои религиозные обряды и литургию в месте, почитаемом ими гробом Иисуса и составляющем общее им обоим место поклонения. Этот недавно изданный указ был прочитан всем публично на собрании, содержание его сообщено обеим сторонам, обе стороны уравнены в помянутом месте и спор и раздоры таким образом остановлены и прекращены, согласно с тем, что было написано в послании, отправленном тобою, Сирийским вали, и в иламе, посланном тобою, Иерусалимским муллою и в общем прошении и арзи-махзаре от имени остальных улемов и местных Иерусалимских жителей; в них кроме того изложена была просьба Греков, чтобы в виде подтверждения прежде изданного высочайшего указа издан был другой мой царский указ, который имел бы силу на вечные времена. Изданный по этому настоящий мой высочайший указ, [267] скрепленный собственноручною моею царскою подписью, посылается вам. Итак, знайте вы, подлежащие лица, паша Сирии, мулла Иерусалимский, муфтии и остальные аяны и вельможи, что помянутое спорное место не отдано в полную собственность ни одному народу, но отдано обоим народам на равных правах только для совершения религиозных обрядов, для украшения и для поклонения и что царственность моя совсем не желает, чтобы кем бы то ни было, было сделано малейшее нарушение этого высочайшего указа, и вы должны внимательно наблюдать за тем, чтобы не было сделано ни малейшего нарушения. Так знайте и пр. Написано в средине месяца Мухарема 1236 г., в Константинополе.

18.

Перевод высочайшего с царскою подписью указа султана Мурада IV, данного патриарху Феофану после суда с Армянами.

На прошении визиря царская собственноручная надпись:

Чтобы входили первые Греки, издай указ.

Указ.

Греческий Иерусалимский патриарх послал людей к высокому двору и они в прошении сообщили, что по обычаю, существующему со времени взятия Иерусалима Арабами, Греки первые входят в храм Камамэ и при поклонении священному огню и во время других крестных ходов они идут впереди остальных народов, именно Армян, Грузин, франков и Абиссинцев, и что по обычаю помянутые народы совершают свои религиозные обряды после Греков, но что пришел из Кизильбаши (Персии) некий [268] Горгор и, соединившись с некоторыми другими Армянами, привлек на свою сторону судей и при помощи денег получил некоторые документы, действуя против указов прежних царей и древнего обычая, они идут впереди Греков и совершают свои обряды раньше их, оскорбляя этим их и патриарха. Явившись в диван, Греки показали имевшиеся у них царские священные документы; точно также Армяне показывали некоторые документы и судились пред казыаскерами Анатолийским и Румелийским и на суде доказано было, что документы Армян подложны и получены за деньги, а царские повеления, имеющиеся у Греков истинны и действительны; поэтому и помянутые судьи постановили приговор, что право и первенство принадлежат Грекам, и дело это довели до моей державы, издан был скрепленный моею царскою подписью высочайший указ, чтобы народ Греческий и патриарх его имели первенство перед всеми остальными народами, первые входили в храм и остальные места поклонения, первые совершали свои религиозные обряды и богослужение каждый вечер и воскуривали фимиам, читали Евангелие и зажигали свечи от помянутого огня, и чтобы они и патриарх их шли впереди Армян, франков, Грузин, Абиссинцев и остальных народов. Если же Армяне или другие народы, не повинуясь настоящему нашему высочайшему указу, предъявят какие-нибудь документы или судебные ходжеты и будут требовать первенства над Греками, надо взять у них эти документы и запечатав их в мешок отослать к высокому моему двору, чтобы были наказаны дерзкие люди, осмелившиеся на такой поступок. Одним [269] словом греческий народ и его патриарх должны иметь первенство пред всеми народами и в храме и в остальных местах поклонения; а непослушных и действующих против настоящего нашего указа и причиняющих вред Грекам вы должны наказать как подобает, так как они действуют против законов и древнего обычая. Так знайте, а настоящий мой священный указ по прочтении оставьте в руках Греков. Написано в средине месяца Сефера 1044 г., в Константинополе.

19.

Перевод высочайшего указа, скрепленного царскою подписью и данного патриарху Паисию султаном Мехметом IV после суда с Армянами.

Собственноручная надпись на указе: Я привожу в исполнение актинамэ, данные во время халифа Омара и предка моего Селима, и пусть Армяне не делают неприятностей.

Указ.

Греческий патриарх Иерусалимский с подданными моего государства Греками и монахами подали прошение высокому двору моему, объясняя следующее: “Внутри и вне Иерусалима находящиеся места поклонения, именно храм со всеми Святынями в нем и остальные внутри и вне Иерусалима находящиеся места поклонения и церкви, и остальные христианские народы со Святынями своими и местами поклонения со времени завоевавшего Иерусалим Омара Хаттаба, согласно с данным им нам актинамэ, принадлежали Грекам. На основании помянутого актинамэ были изданы подтвердительные указы прежде бывшими царями, султаном Селимом, султаном [270] Сулейманом, а также султаном Ахметом. Но Армяне получив обманным образом указ на основании одного предъявленного ими ходжета, завладели местами, принадлежащими Грекам и ключами от них". Об этом было доведено до сведения блаженной памяти дяди моего, султана Мурада, и Греки судились в священном суде об этих спорных местах, и было доказано, что помянутые места принадлежали Грекам и Армяне не имели в них никакого соучастия. Поэтому после суда дан был Грекам судебный приговор и высочайшие указы, скрепленные собственноручною царскою подписью, чтобы им уплачивать в мечети султана Ахмета на масло по тысяче пиастров ежегодно, и теми царскими указами запрещено было Армянам делать притеснения Грекам. Но Армяне опять начали интриги и стали уверять, что помянутые Абиссинцы им подчинены и их ямаки, и в доказательство этого предъявили вновь указ, полученный ими обманным образом; а потому они вновь судились в диване пред лицом высших судей и моих визирей. По рассмотрении предъявленных обеими сторонами оправдательных документов было доказано, что помянутые Копты, Абиссинцы и их святыни подчинены Грекам, и что иск Армян недобросовестен, поэтому согласно с имеющимися у Греков священными постановлениями и судебными документами, дан был Армянам судебный приговор и правыми признаны Греки. Когда это дело в прошении и докладе было доведено до сведения моей царской державы, издан был собственный мой царский указ, чтобы Абиссинцы со своими местами поклонения и принадлежностями и ключи от двух дверей, издревле принадлежавшие Грекам [271] согласно имеющемуся у них актинаме, и впредь оставались в их владении, и чтобы впредь ни Армяне, ни другой какой народ не предъявляли притязаний к Грекам; на этом основании издан настоящий наш высочайший указ и послан к вам, когда он дойдет до вас, вы должны привести в исполнение заключающееся в нем царское мое повеление. Греки, согласно с имеющимися у них священными постановлениями и актинаме Омара и остальных царей и отца моего султана Ибрагим-хана, пусть имеют у себя в подчинении Грузин, Абиссинцев и Сирийцев и начальствуют над их местами поклонения и над их святынями, а также над принадлежащими им местами и святынями в храме Камамэ, Армяне же пусть не тревожат Греков. И если они начнут какую-нибудь тяжбу с Греками, пусть ей не дано будет хода, но да будет неуклонно исполнен настоящий мой высочайший указ, скрепленный царскою подписью, всеми сановниками, воеводами и пр. Так знайте, священной моей подписи верьте. Написано в конце Ребиулахира 1067 года, в Константинополе.

20.

Перевод высочайшего указа, изданного в царском лагере тем же султаном Мехметом IV, подтверждающего прежде изданный указ об Абиссинцах в Вифлееме, о саде и Св. Пещере:

Греческий патриарх Иерусалимский Паисий отправил в мой царский лагерь прошение, в котором говорит, что Греки и Армяне судились в присутствии высочайших казыаскеров и визирей. Рассмотрев находящиеся у Греков священные повеления и царские [272] постановления, данные честным пророком, преславным Омаром Хаттабом, великими блаженной памяти моими предшественниками, султаном Селимом, султаном Сулейманом, султаном Мурадом и остальными, довели это дело до моей царской державы. Согласно судебному приговору издан царский мой собственноручный указ, чтобы издревле находившиеся в руках Греков монастырь и места поклонения оставались по прежнему у Греков и чтобы не тревожили их Армяне. На этом основании послан был нарочный мубашир, чтобы на основании изданного мною указа возвратить эти святыни Грекам, и чтобы Армяне впредь не тревожили и не притесняли Греков. Армяне же, найдя поддержку в губернаторе Газы Хуссеине и не повинуясь высочайшему указу, изданному с собственноручною моею царскою подписью, нарушая древний порядок и обычай, насильственно завладели Грузинским монастырем Св. Иакова с его садом и другими принадлежностями. Кроме того, они владеют железною дверью к Вифлееме, ключом от нее, находящимися на верху вакуфными зданиями Абиссинцев, лежащим насупротив садом, и этим нанесли большой вред Грекам. Изложив все это, патриарх просил, чтобы издан был более строгий высочайший царский указ, подтверждающий прежде изданный, который повелевал бы возвратить Грекам помянутые монастыри, места и сады и приказывал Армянам и остальным народам перестать тревожить Греков и вести против них интриги. Итак издан настоящий мой царский высочайший строгий указ, и я повелеваю, чтобы поступлено было вышеуказанным способом, чтобы помянутые монастыри, сады и остальные места были переданы [273] Грекам, чтобы ими владели после передачи Греки, чтобы срыта была вновь построенная среди сада стена, чтобы впредь ни Армяне, ни другой какой народ не тревожил Греков, нарушая прежде изданный мною высочайший указ, скрепленный царскою подписью и только что поданный. Его вы должны привести в исполнение неуклонно, ни в чем от него не отступая; о тех же, кто не будет повиноваться и станет противиться указу, вы должны довести до моего сведения в прошении и иламе, направленном в мой царский лагерь, чтобы их постигла надлежащая кара, согласно с имеющим быть изданным высочайшим моим указом. Так знайте, священному знаку верьте. Написано в начале Мухарема 1068 г., в поле Чаби-паша.

21.

Перевод высочайшего указа, скрепленного собственноручною царскою подписью, данного патриарху Поликарпу после суда с Армянами о восстановлении сгоревшего храма Воскресения и остальных мест поклонения.

На указе собственноручная царская надпись: Настоящий наш священный указ, составленный согласно с иламом, содержащим соглашение обеих сторон, происшедшее после суда, пусть будет приведен в исполнение и никто да не противится ему, но да сохраняется нерушимым.

Указ.

Справедливейший судья мусульман, лучший судья правоверных, источник образования истинного знания, носящий на себе печать закона и веры, наследник мудрости пророков и апостолов, отличенных [274] безграничной милостью заступника Бога, владыка наш, судья Иерусалимский, да увеличатся твои добродетели, и гордость мудрецов, муфти и улемы, да увеличится мудрость ваша, гордость знатнейших людей муселим Иерусалимский, аяны и властители, да увеличится слава ваша, и гордость людей себе равных и сограждан, первые и важнейшие лица того места, да увеличится уважение ваше. Да будет известно вам всем, что при высокой моей Порте было собрано священное собрание, состоявшее из мудрых лиц, назначенных шех-ул-исламом, прежнего Анатоли-казыаскера, имеющего чин Румелии-казыаскера, Мухамеда Эмина, сына прежнего визиря Эмина-паши прежнего Стамбул-кадия, имеющего теперь чин Анатоли-казыаскерлыка, Мухамеда Тахира (Высочайший Бог да сохранит их мудрость), в присутствии славнейших мудерисов, образцов истинных мудрецов, Фетва-Эмина Мухамеда Рашида, касамаскера Селима Сулеймана (да увеличится их знание), вельмож высокого Девлета, гордости славнейших и почтеннейших, реис-ул-кутуб рекеба хумаюна моего (правителя канцелярии) Селида-Мухамеда-Эмина-Бахида, прежнего девтердара рекеб-хумаюна моего Юсуфа-Агиаха и начальника моего терсхане Ахмета Азиза (да продолжается слава его).

На суде присутствовали выборные представители армянского народа, Богос, сын Киркора, наместник армянского патриарха Иерусалимского, кехая сарафов Карапет, сын Каспара, сараф Ованез, сын Узуна Аретуна, сараф Килузоглу Антон, сын Микаела, сараф Киркор, сын Кеворка, секретарь Тигироглу Минас, сын Богоса, барутчи Аракел, сын Никогоса, они присутствовали на всех заседаниях, [275] где разбиралось это дело; со стороны Греков были выборные представители: митрополит Солунский Герасим, сын Иоанна, митрополит Иконийский Кирилл, сын Василия, кехая Иерусалимского патриарха Митрофан, сын Николая, хазнадар того же Патриарха Прокопий, сын Иоанна, сына Фахри, и Николай Кастрин, сын Феодора. Обстоятельно излагая дело и обвиняя Греков, Армяне подали прошение царственности моей светлой как луна. Говоря, что издревле Армяне владели сообща и на равных правах с Греками гробницею Иисуса, лежащею среди великой церкви, называемой Камамэ, местом снятия со креста, Голгофою, пещерою в Вифлееме, где родился Иисус, гробницею Владычицы Марии, как это сказано в имеющихся у них сенетах; кроме того, Армянам одним принадлежали верх и низ места, называемого Капу-Итчериси, лежащего внутри этой церкви на левой стороне, семь сводов в месте называемом Ситти-Мариам, два окна, выходящие на улицу, место литургии против Гроба, меслук воды (водопровод) против Гроба, место за Гробом, самое место, называемое Ситти-Мариам, комната находящаяся над сводами влево от ворот, малая церковь лежащая внутри помянутой церкви и называемая Чортчи, и место, называемое местом разделения риз Иисуса, маленькая комната за Гробом, церковь Св. Иоанна, лежащая во дворе помянутого храма, против двери храма монастырь Св. Иакова, лежащий на Сионе, где живет армянский патриарх, близь него лежащий монастырь. называемый монастырем Милостивой, монастырь, называемый темницею Христовою, церковь в Вифлееме, заключающая страноприимницы Армян, под ней находящуюся гостиницу с [276] железною дверью, место служения, лежащее на левой стороне в пещере Рождества Иисуса, ключ от северной двери, все это похитили у них Греки, ключ и находящееся у гробницы Ситти-Мариам место служения принадлежали Армянам, а также Абиссинцы, Копты и Сирийцы были подчинены и ямаки Армян; Греки же в их отсутствие не только уничтожили вырезав каиды, доказывавшие эти высочайшие указы, но и добыли другие указы, противоположные указам, имеющимся у Армян, будто они владеют некоторыми местами сообща с Греками, а другими одни только, желая совершенно изгнать Армян из Иерусалима. Когда сгорел храм, где у Армян были места, сообща принадлежащие им с Греками и отдельно им принадлежащие, и следовало места, находящиеся в общем владении, восстановить сообща Армянам и Грекам, а места отдельно принадлежащие Армянам следовало восстановить Армянам, Греки, представляя дело неправильно, выхлопотали указы, разрешающие восстановить храм им одним. На этом основании помянутые представители Армян просили, чтобы были уничтожены надписи и каиды имеющихся у Греков указов, и были изданы новые высочайшие указы, повелевающие, чтобы места, находящиеся в общем владении Греков и Армян были сообща восстановлены обоими народами, отдельно же принадлежащие Армянам — Армянами.

Все эти обвинения предъявляли Армяне. Когда представителей обвиняемых Греков спросили, что они могут сказать в свою защиту, они ответили: В 923 отоманском году, когда блаженной памяти султан Селим I, завоеватель Иерусалима, завладел Св. местами, патриарх Иерусалимский Аттала [277] пошел поклониться ему и просил его сжалиться над народом греческим и даровать ему вновь места и части, которые им издревле принадлежали, царственность его, почувствовав жалость и смилостивившись над Греками, даровала им все вышеупомянутые места и ямаки их, каковыми Греки владели, начиная со времени блаженной памяти второго халифа Омара, сына Хаттаба, вплоть до ныне царствующего султана. Преемники того блаженной памяти царя вплоть до настоящего дня не переставали подтверждать высочайший указ того блаженной памяти царя, издавая новые указы, украшенные их собственноручными подписями. Армянам изначала ничего не принадлежало в этих местах, ими владели одни Греки по милости высочайших отоманских царей, даровавших им много высочайших указов на владение этими местами. Так как и Армяне христиане, им с самого начала не мешают, но разрешают поклоняться Св. местам, и Греки будут оказывать им всякое содействие. После этого они предъявили высочайший указ того блаженной памяти царя, украшенный собственноручною царскою подписью, и он найден был согласным с каидом, хранящимся в диван-калеме. Указ этот был прочитан в присутствии всех, и найдено было, что он заключает следующее подробное перечисление: Грекам должны принадлежать находящиеся против двери храма к югу в месте снятия со креста два подсвечника и лампады, верх и низ четырех сводов, находящихся на Голгофе, верх и низ семи сводов, лежащих над Владычицей Марией, средина великой церкви и Гроб со всеми местами поклонения, вне храма во дворе лежащие [278] три церкви, против него находящаяся церковь Св. Иоанна, церковь Св. Елены в патриархии, Св. Фекла, монастырь Владычицы Мариам, монастырь Св. Евфимия, Св. Екатерины, Св. Михаила, Св. Иоанна с садом, Св. Василия, Св. Николая, Св. Димитрия, Владычицы Марии, Св. Иоанна и еще церковь того же Святого, грузинский монастырь Св. Иакова, церковь Св. Георгия, вне Иерусалима лежащая гробница Владычицы Мариам, Св. Сион, темница Иисуса, дом Анны, гробницы их в Июле, грузинский монастырь Креста, монастыри Св. Симеона, Св. Илии с масличными посадками и виноградниками, Св. Саввы, Св. Георгия в селении Бет-Джала, пещера Рождества Иисуса в Вифлееме, ключи от двух дверей в церкви северной и южной, вокруг лежащие сады, масличные плантации и гробницы их, церкви и монастыри, лежащие в остальных селениях, подчиненные патриарху Грузины, Абиссинцы, Сербы с их имуществом и святыней, с их митрополитами и монахами; им дано право получать наследство, остающееся после умерших митрополитов, епископов и монахов, они освобождены от уплаты пошлины и батчи, они освобождены от шиаты у ворот Иерусалимских, Земзем-сую и в Араб-Кафари, на пристанях, и они свободны делать кесфи, патриарх должен иметь старшинство над остальными народами, и никакой другой народ не должен его тревожить. Все это заключалось в прочитанном указе султана Селима. После этого они предъявили священный указ преславного сына его блаженной памяти султана Сулеймана, который вступив на царский престол в 927 г., подтвердил указ своего любезнейшего отца, издав новый [279] украшенный собственноручною его подписью. Он найден был согласным с его каиди, хранящимся в диван-хумаюн-калеми и в нем ясно постановлено, что во время появления огня и совершения крестного хода, Греческий патриарх должен идти впереди; раньше Грузин, Абиссинцев и Коптов и остальных народов, прежде всего должны войти он и лица с ним находящиеся и поклонится, а потом уже остальные народы. Греки имеют право ремонтировать храм согласно древнему обычаю, они должны быть освобождены от всяких взносов, и никакой народ не должен тревожить их. Коме того, Греки предъявили и другие указы высоких преемников блаженной памяти царей, одни возобновляющие прежние, другие же составленные в том же смысле, изданные в те времена, когда происходили споры между этими народами. Кроме того, они предъявили и священный мой высочайший указ, изданный в начале блаженного моего царствования, заключающий все содержание указов предшествовавших мне царей и подтверждающий это содержание. Они предъявили и священный высочайший указ мой, изданный моим диван-хумаюном в 1224 г. в начале месяца Сефера после пожара храма по просьбе Греков о восстановлении и ремонте храма, каковой указ найден согласным с шурути и содержанием прежде изданных высочайших указов и с священной фетвой, и каковой повелевает, чтобы ремонт частей требующих ремонта был сделан Греками, согласно древнему плану. Предъявив все эти указы, они разъяснили вопрос. Предъявляя каиды указов и копии с копий некоторых ходжетов, Армяне пожелали ответить и опровергнуть Греков. Так как Греки [280] говорили, что они не переставали оказывать покровительство им и другим народам, приходящим на поклонение, наконец, Греки и Армяне вступили в следующее соглашение. Сначала Армяне ответили следующее: так как в священном указе блаженной памяти султана Сулеймана определенно сказано, что ремонт этих спорных мест в случае надобности в ремонте должен быть сделан Греками, и так как изданный после пожара высочайший указ мой согласен с помянутым указом и священною фетвою, из этого следует, что Греки должны сделать ремонт. Затем Греки вступили в соглашение, что они не будут изъявлять никаких притязаний на принадлежащие Армянам вышеупомянутый означенный в высочайшем указе великий монастырь Св. Иакова, который находится на Сионе и в котором живет Армянский патриарх, а также на место, называемое темницею Иисуса, на находящуюся во дворе храма Камамэ церковь Св. Иоанна под греческим Авраамовым монастырем, на монастырь в Вифлееме, на странноприимницу Армянскую, на комнаты внутри храма, лежащие на левой стороне между комнатами греческими и коптскими, верхняя часть которых принадлежит Грекам, на место служения. называемое у Армян Киркор-Килисаси, а у Греков церковью Григория, и лежащее в храме на правой стороне у придела обретения Креста. Кроме того, Греки согласились, чтобы два подсвечника, которые Армяне имели на месте снятия со Креста, оставались там по прежнему, чтобы на месте снятия со Креста Армяне повесили вновь одну лампаду, хотя Армяне уверяли, что они имели там издревле две лампады, Греки признали за ними право только на [281] одну, а право на вторую отрицали, чтобы к иконе которую они имели издревле на колонне свода, прилегающего к великой церкви Греков, находящейся посреди храма, они могли прикладываться, как прикладывались и в древности, по одному или многим вместе, и на основании этого соглашения они могут стоять там, когда пожелают, но только не должны мешать Грекам проходить там; чтобы Армяне зажигали одну лампаду над дверью кувуклия, а внутри него лампады, какие они издревле имели, чтобы они могли по желанию, как издревле, покланяться Гробу Иисуса, чтобы первым и главным был греческий патриарх, чтобы Армяне по древнему обычаю поклонялись гробу Владычицы Марии два раза в неделю и слушали литургию в соседнем месте, чтобы они повесили внутри гроба Владычицы шесть лампад и три с наружи, чтобы они на Голгофе и в других местах совершали и впредь крестные ходы, как прежде, чтобы они покланялись и совершали богослужение на месте называемом местом, где разделили ризы Иисуса, чтобы раскрыв двери пещеры Рождества Иисуса, они покланялись в пещере; чтобы так как было в обычае у Армян совершать богослужение два раза в год в северной части Вифлеемской церкви Рождества Иисуса с письменного разрешения греческого патриарха, патриарх давал вновь в надлежащее время письменное разрешение, чтобы они имели вновь, как прежде, ключ от гроба Владычицы, чтобы им никоим образом не мешали поклоняться в местах поклонения по древнему обычаю, как выше подробно сказано, чтобы старшинство принадлежало патриарху греческому. Все это обещали Греки, и [282] таким образом представители обеих сторон войдя в соглашение покончили все споры и пререкания, и обе стороны потребовали, чтобы им дан был каждой высочайший указ, придающий этому соглашению нерушимую силу на вечные времена. Все это вышеупомянутые мои два сановника, Эмин-паша заде Мехмет-Эмин и Мехмет Тахир довели до моего сведения в иламе и прошении, от имени всех Армян. Когда этот илам был предъявлен царственной моей державе и рассмотрен моей венчанной головой, на нем была сделана священная царская собственноручная моя надпись, повелевающая, чтобы согласна с содержанием илама были написаны требуемые указы и вручены обоим народам; поэтому изданный мною настоящий высочайший священный указ мой дан народу Греческому. А потому вы, мулла, муфти, улемы, муселим и остальные, вы должны позаботиться о том, чтобы впредь сохранялось нерушимым это соглашение и низам, постановленное после суда обеих сторон, обещавших ничего не делать в нарушение изданных постановлений, и вы должны наблюдать, чтобы одна сторона не тревожила другую, нарушая порядок и соглашение, и вы должны заботиться о том, чтобы приведено было в исполнение высочайшее священное мое повеление и царский приговор, никоим образом не нарушая его и наблюдая, чтобы ничего не было учинено в противность ему. На этом основании издан настоящий мой высочайший указ, коим повелеваю вам привести его в исполнение. Так знайте, священному знаку верьте. Написано в начале месяца Шаабана 1224 г., в Константинополе. [283]

22.

Перевод высочайшего указа, изданного с собственноручною царскою подписью и повелевающего, чтобы прежде изданный после суда указ и скрепленный собственноручною царскою подписью был внесен и вписан в диван-хумаюн-калеми, в остальные калеми, в книги судов в столице и мехкемэ в Иерусалиме, Дамаске и Птолемаиде, и он был послан сатрапам Дамаска и Птолемаиды, муллам, наибам Дамаска, Иерусалима и Птолемаиды, к остальным там главенствующим и правящим лицам, мубаширу и руководителю построек Эльма-паша-заде-Абдурахиму.

Получив священный высочайший царский мой указ, да будет известно вам, что как объяснено уже в иламе, что совершенно сгорели и уничтожены пожаром, распространившимся из Армянской части церкви, так называемый в Иерусалиме Камамэ с серебряными в нем лампадами и остальною утварью и крытый свинцом купол, находящийся в средине храма, Гроб Господень под ним находящийся, деревянные постройки, наружная дверь храма, от силы огня большая часть стен и каменных частей помянутого храма рухнула; так как греческий патриарх с митрополитами и остальными старейшинами своего народа просил царского моего высочайшего повеления восстановить помянутый храм согласно древнему плану, был спрошен священный фетва, если в городе, сдавшемся добровольно без боя, сгорит какая-нибудь церковь, могут ли подданные восстановить ее по древнему плану, без всяких добавлений, насколько дозволяет закон, и когда последовал ответ, что могут, издан был священный мой с собственноручною царскою подписью [284] указ, согласный с священною фетвою, повелевающий, чтобы части, находящиеся под наблюдением Греков и нуждающиеся в поправке были восстановлены ими, ничего не расширяя и не делая выше, по древнему плану. Когда возникли между Греками и Армянами разные споры и пререкания относительно этого храма Камамэ, патриарх просил, чтобы спор был улажен в суде. Для рассмотрения этого дела назначены были судьи: имеющий чин казыаскерлыка Румелийского, сын бывшего визиря Эмина-паши, Мехмет Эмин, имеющий чин казыаскерлыка Анатолийского Мехмет Тахир, фетва-Эмин Мехмет Рафид, казамаскер Саид Сулейман, бывший реис царственности моей Мехмет Эмин Вахид, прежний девтердар Юсуф Агиах, Терпхане-Эмин Ахмет Азиз. После многих заседаний в Высокой моей Порте, когда созваны были обе стороны и разобрано дело, в общем иламе донесли: Армянам дан ответ, что восстановление спорных частей должно быть сделано Греками, во первых потому, что это определенно сказано в имеющемся у Греков высочайшем указе султана Сулеймана, именно, что всякий раз, когда эти части потребуют ремонта, ремонтировать их должны Греки, и никакой другой народ не должен принимать участия в этом ремонте, во вторых потому, что после пожара издан высочайший мой указ, согласный со священною фетвою и с помянутым указом, повелевающий, чтобы храм был восстановлен Греками; когда народ греческий обещал, что возвратит Армянам места, которыми они издревле владели, и не будет тревожить Армян никоим образом, и когда представители обеих стран вступили в соглашение и покончили споры [285] и пререкания, они просили, чтобы каждой стороне дан был высочайший указ, перечисляющий места поклонения и повелевающий хранить нерушимым состоявшееся соглашение. Когда помянутый илам был доставлен моей царской державе, на нем сделана была следующая собственноручная царская надпись: Пусть указы будут написаны сообразно с содержанием илама и даны обеим сторонам. Указы эти были даны обоим народам; указ, данный Грекам, был украшен собственноручною царскою надписью следующего содержания: Да будет приведен в исполнение настоящий мой священный указ, написанный сообразно с иламом, содержащим состоявшееся после суда соглашение, да никто не противится ему, но да хранится нерушимым. Затем было издано и другое мое собственноручное царское повеление гласящее: Содержание высочайшего моего указа и царской моей собственноручной надписи должно быть вписано в калем диван-хумаюна, в остальные калемы, в книгу здешнего, Иерусалимского, Дамасского и Саидского мехкемэ. Согласно с этим собственноручным моим царским указом данный Грекам высочайший мой указ, скрепленный собственноручною царскою подписью, внесен в диван-калем, в остальные калеми и в книги здешних судов. И вы, вышеупомянутые, вписав помянутый мой высочайший указ в книги судов Иерусалимского, Дамасского и Саидского, должны вновь возвратить его Грекам, неукоснительно исполняя заключающиеся в нем повеления; ибо для этого издан настоящий высочайший указ мой, врученный Грекам. А потому я повелеваю вам по получении указа привести его в исполнение, не допуская, чтобы нарушено было [286] заключающееся в нем соглашение, и чтобы согласно данным обещаниям один народ не тревожил другого. И ты, помянутый мубашир, действуй согласно сказанному в священном моем высочайшем указе и наблюдай, чтобы поправка требующих поправки частей и мест была сделана Греками без всякого расширения и увеличения, но древнему плану, избегая всеми силами покровительства одной стороне и пренебрежения к другой, так как это нарушило бы наше священное царское повеление и наше желание. Так знайте, священному знаку верьте. Написано в конце Рамазана 1224 г., в Константинополе.

(пер. П. В. Безобразова)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы для истории Иерусалимской патриархии XVI-XIX века // Православный палестинский сборник, Вып. 55. Часть 2. СПб. 1904

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.