Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МАКСИМА СИМСКОГО

ИСТОРИЯ ИЕРУСАЛИМСКИХ ПАТРИАРХОВ

со времен шестого вселенского собора до 1810 г.

65. Феодор был Иерусалимским патриархом 35 лет 1 и в 13-й год царствование его (Константина Погоната) имел место шестой святой вселенский собор, состоявшийся в Константинополе из 170 епископов, созванный против монофелитов, предавший анафеме Макария Антиохийского и ученика его Стефана. В нем принимали участие представители папы римского Агафона, Константинопольский патриарх Георгий, иерей Петр, местоблюститель патриархии Александрийской (ибо тогда не было патриарха в этой патриархии), иерей Георгий, местоблюститель Иерусалимского патриарха Феодора, и Андрей, уроженец Дамаска, прозываемый Иерусалимцем, который был Иерусалимским клириком и секретарем, впоследствии же был посвящен в архиепископы Критские. Отцы этого священного собора, приняв символ Св. Софрония Иерусалимского, утвердили его и провозгласили догматы, согласные [2] с этим символом, подтверждая постановление пятого вселенского собора, от которого до шестого прошло 149 лет. В 685 году по Рождестве Христовом после кончины царя Константина 2 [3] правил 10 лет его сын Юстиниан Ринотмет и был изгнан, и вместо него три года царствовал Леонтий. В первый год его царствования после Феодора, отправившегося к Господу, занял патриарший престол.

66. Иоанн, бывший патриархом 40 лет. Леонтий был изгнан, и вместо него воцарился Апсимар, он же Тиверий, царствовавший 7 лет. После него царствовал вторично Юстиниан Ринотмет в течение 6 лет. После Юстиниана царствовал Филиппик Вардан два года, или по Феофану 1 год и 3 месяца, после него Феодосий 2 года, затем Лев Исавр 3 по Божию соизволению, 24 года и 3 месяца. В это время учитель Иоанна Дамаскина, Козьма из Италии, покончил отшельническое житие [4] в лавре Св. Саввы, отстоящей на 80 стадий или на 4 часа от Иерусалима. А Иоанн Дамаскин со своим соучеником Козьмой, по исцелении руки его Богородицей, отправился в Иерусалим и, поклонившись спасительным местам его, поселился в лавре (житие его написал Иерусалимский Иоанн), и скончался на 18-м году царствования Исавра.

67. Илия 4 сидел на Иерусалимском престоле 34 года. В 738 по Р. X. приключилось большое землетрясение в Палестине, на Иордане и по всей Сирии, которым убито было много тысяч жителей и пали монастыри, особенно в Иерусалимской пустыни, 18 января в 4 часу. В 741 году по Р. X. по смерти Льва Исавра на престол вступил сын его Константин Копроним, такой же иконоборец, как отец, и процарствовал 35 лет или по Феофану 34 года и 3 месяца. В 28-й год его царствования после Иоанна Иерусалимского патриаршую кафедру занял

68. Георгий, бывший патриархом 36 лет. По смерти Константина царствовал сын его Лев 5 лет. В 780 г. по Р. X. после Льва царский скипетр держали православнейшие Константин и мать его Ирина в течение 15 лет. На 6-й год их благочестивого царствование был созван седьмой вселенский собор 367 отцов, второй в [5] городе Никее, для восстановления иконопочитания в 6286 г. от сотворения мира при Тарасии Константинопольском, Адриане Римском и Георгии Иерусалимском 5. От шестого до этого седьмого собора прошло 120 лет. Ирина царствовала одна 5 лет, после нее патрикий Никифор Геникос 8 лет 9 дней, или по другим 9 лет. После же Георгия Иерусалимского паству Христову пас

69. Фома 10 лет 2, при нем крытый свинцом купол храма Воскресения настолько испортился, что грозил падением. В то время появилась по всей Палестине саранча в невероятном количестве и вследствие этого произошел такой страшный голод, что люди умирали от него. А потому по Божьему устроению иерусалимские Сарацины убежали и никто не остался там, кроме немногих. Патриарх, воспользовавшись подходящим случаем, послал на Кипр и вывез оттуда 50 балок кедровых и сосновых для починки купола. В то время был в Египте некий христианин, обладавший в то же время и значительным богатством и большим милосердием, по имени Вукам. Узнав, что ремонтируется купол, он послал патриарху много денег, [6] написав, чтобы он тратил их на починку купола, и если денег не хватит, он пришлет еще, чтобы только он не принимал на этот ремонт денег от других, и чтобы все издержки были его. Блаженный Фома, конечно, обрадовался и поблагодарив Бога и того приснопамятного Вукама приступил к постройке; во сне он увидел, что сорок мучеников, пострадавших в Севастии, при восстановлении купола, поддерживают его, чтобы он не упал. Купол сделан был двойным, один деревянный, а над ним другой крытый свинцом, между ними было расстояние в рост человеческий. Сделав его как можно красивее и лучше, священный иерарх посвятил святой престол под колокольней тем святым мученикам, на вечную намять о их помощи в виде знака благодарности. Тогда султан Амбеталлах, сын Дахера, возвращался из Египта в Багдад и прошел чрез Иерусалим. Иерусалимские Агаряне наклеветали ему на патриарха, будто он обновил купол Воскресения и сделал его выше купола Сахры. Рассердившись, султан заключил под стражу патриарха и его клириков, пока он не сделает подробного исследования. Но в ту ночь один старик Агарянин пришел в тюрьму и сказал патриарху: я дам тебе спасительный совет, если ты будешь давать мне за это ежегодно тысячу динариев пока я жив, а после моей смерти будешь уплачивать такую же сумму моим наследникам. Патриарх обещал. Старец подал такой совет: когда приведут тебя в суд и обвинители будут свидетельствовать против тебя, скажи: Бог да укрепит владыку нашего, чтобы он [7] сжалился над нами и дал нам возможность утвердить купол; по указу, о владыко, царственности твоей, мы сделали его таким, не увеличив его и не уменьшив. Если же нет, пусть обвинители мои при твоей светлости укажут, насколько новый купол больше прежнего. Так как они сами этого не знают, ты освободишься от недобросовестного обвинения. Выслушав этот совет, патриарх согласился, что он спасителен. Он обрадовался и согласно обещанию дал старцу письменное обязательство в 1000 динаров; сумма эта выдавалась ему и его потомкам вплоть до патриаршествования Илии, при котором из всего потомства старца осталась одна-единственная дочь; у нее ходжетом было куплено то соглашение или договорное обязательство, оно уничтожено и выдача прекращена. На следующий день Фома был призван в суд, где находились лжесвидетели; он защищался, как ему посоветовали, и он Божиею помощью был оправдан в этом обвинении. Выслушав патриарха, султан сказал ему: такое суждение действительно было бы справедливо. А свидетелям он сказал: покажите мне, свидетели, какая разница между величиною второго купола и первого. Они же, не зная этого, ответили; мы посмотрим. Султан прогнал их оттуда, как лжецов. После того как предан был земле блестящее светило Фома, патриаршую кафедру занял

70. Василий, муж блистательный, ученик его и преемник, патриаршествовавший в течение 25 лет. По смерти Никифора царствовал сын его Ставракий 2 месяца. После него с 811 г. Михаил Рангави Куропалат, который, приняв ангельский чин, [8] променял земное на небесное. После него царствовал Лев Армянин 7 лет и 6 месяцев с 813 г. Когда предводитель Арабов Аарон умер в Хорасане и произошла междоусобная война в 801 г. (Феофан), вследствие этого явилась анархия и св. город был поруган и осквернен Агарянами. Опустели все лавры, аввы Харитона, Св. Кириака, и отца нашего Саввы; киновии великого Евфимия и чудотворца Феодосия точно также опустели. Из христиан одни умерли мученическою смертью, другие убежали на Кипр, третьи в Константинополь; их человеколюбиво приняли христианский царь Михаил и священнейший патриарх Никифор, и любезно оделил их, а монахам и мирянам, оставшимся на Кипре царь послал талант золота и всячески их ублажал. Тогда и почтенные отцы лавры Саввы Освященного, собравшиеся из разных мест и послужившие Богу ангельским житием, подвергнувшись всяческим мучением от безбожных Сарацин отдали души Богу 20 Марта. Тогда и священный отец наш Григорий Критянин, придя в Иерусалим, желал поклониться всем святым местам; а ужасы, которые он выносил от Агарян и Евреев в течение целых 12 лет, кто может подробно рассказать? Отправившись оттуда в Константинополь, он отдал Богу душу 5 Января. В 6310 г. от сотворение мира в Иерусалиме созван был собор 1509 отцов против иконоборцев, при Феофиле (Досифей в книге peri agapht). В это время Михаил Синкелл, с братьями своими Иовом, Феодором и Феофаном, ведшие отшельническую жизнь в пещерах и служившие Богу, отправляются Иерусалимским патриархом в Рим и получают поручение передать [9] докладную записку царю Льву Армянину. Они отправились, исполнили поручение и претерпели от иконоборцев множество неприятностей, пока не воцарились православные Михаил с Феодорою. Михаил Синкелл, прожив богоугодной жизнью 80 лет, упокоился о Господе 18 Декабря. Феофан, митрополит Никейский, поставляется Мефодием Константинопольским 11 Октября, а блаженной памяти Никифор, патриарх Константинопольский, был отправлен в ссылку Львом Армянином; вместо него поставлен Феодот, сын Михаила Мелисина, человек, который не имел никакого духовного образование, не знал Священного Писание и не отличался благочестием. Поселившись в патриархии, он начал есть роскошную мясную пищу и молодых не едящих мяса клириков, монахов и епископов, он заставил расстаться с этим обычаем и есть сколько угодно мясного. И там, где было некогда большое благочестие, воздержание и добродетель, там можно было видеть шутовство и слышать сквернословие. Такое безбожие делал этот безумный человек Касситера (об этом рассказывает Лев грамматик в своей истории). По смерти Льва, Михаил Травл царствовал 9 лет и 8 месяцев, или по Феофану 8 лет и 9 месяцев; после его смерти сын его Феофил держал царский скипетр 12 лет; после него сын его Михаил и Феодора 17 лет. В 15-й год царствования его, когда отошел к Господу Василий Иерусалимский, на патриаршую кафедру возведен

71. Иоанн, который, пробыв патриархом 4 года и испугавшись нападения Сарацин, отказался и ушел (по рассказу Евтихия Александрийского). В [10] 867 г. по Р. X. после Михаила царствовал Василий Македонянин 19 лет. На 3-ий год его царствования после Иоанна сел на Иерусалимский престол, предавший Сарацинам Дамаск, как некоторые говорят, и бывший патриархом 16 лет

72. Сергий и умер, и после него патриаршествовал в Иерусалиме

73. Соломон 5 лет и умер. После него патриархом сделался

74. Феодор, он же Феодосий, который послал дары священнейшему патриарху Константинопольскому Игнатию, хитон, наплечники и митру брата Господня. Митра эта была не золотая и не изукрашенная каменьями, но льняная и белая. Он отправил и письмо, в конце которого было написано следующее: Ты хорошо знаешь, священнейший владыка, причину, по которой мы не можем ни писать, ни посылать к вам, чтобы не попасть в подозрение у нашего правительства. Ибо они показывают нам большое благорасположение, дают право строить наши церкви и беспрепятственно управлять нашими народами; и теперь нам приказал написать наш эмир. Мы просим сказать боговенчанному владыке нашему, чтобы он даровал нам сколько пожелает Сарацинов, дабы при их помощи смягчить суровость наших правителей. Мы посылаем тебе, любезный и досточтимый владыка, хитон, митру и наплечники, архиерейское облачение Св. Иакова, брата Господня, а вместе с тем и драгоценные священные сосуды Св. Воскресения, серебряную точеную чашу, освященную нашей церковью (Михаил Синкел в похвале Св. Игнатия и из дел собора при Фотии). Этот патриарх Иерусалимский, пробыв на [11] патриаршей кафедре 9 лет, умер. После него патриархом св. города

75. Илия, сын Мансура, руководивший также Сарацинами при сдаче Дамаска, поэтому вся вселенная проклинала его; тем не менее он патриаршествовал 29 лет и умер. После него был

76. Георгий или Сергий. Василий Македонянин умер и 25 лет царствовал сын его Лев Мудрый с 886 г. по Р. X., после него царствовал брат его Александр год и 6 месяцев. После него сын Льва, Константин Багрянородный и тесть его Роман Лакапин 26 лет, и Константин один 15 лет. При этом блаженной памяти царе происходило то, что описывается в рассказе о священном огне, озаглавленном: Никиты, царского клирика рассказ, написанный для царя Константина Багрянородного о величайшем чуде, случившемся в его царствование, у святого и богоносного Гроба Господа нашего Иисуса Христа, в святую и великую Субботу, в 6455 г. от сотворение мира 7. По смерти Иерусалимского Георгия или Сергия, бывшего патриархом 4 года и 8 месяцев, преемником его стал

77. Лев, при котором Сарацины напали на Аримафею или Рамлэ, и разрушили церкви Св. Козьмы и Св. Кирика, и церкви Аскалона и Кесареи, христиане же, доведя это до сведение халифа Муктада в 313 г. бегства, получили указ и восстановили вновь церкви в том же виде, как они были ранее. После благочестивейшего царя Константина Багрянородного в 959 г. по Р. X., и 6467 г. от сотворение мира, сын его Роман царствовал 3 года и 4 месяца, или, как другие говорят, 13 лет. После него [12] царствовал 6 лет и 6 месяцев Никифор Фока. После патриарха Льва, прекрасно управлявшего Иерусалимом 17 лет и умершего на 3-й год царствования Никифора, на кафедре Иерусалимской сидел

78. Христофор Аскалонит (другие же говорят, что после Льва патриархом был Афанасий) 14 лет. При нем Сарацины в Вербное воскресенье ворвались в церковь Христова Воскресения и сожгли западные двери церкви Св. Константина; огонь дошел до средины потолка, затем загорелась и Св. Голгофа и храм Воскресения. Это случилось в первую Пасху патриаршествования этого Христофора. Но христиане довели это до сведение халифа Радда, который, рассердившись на злодеев, дал указ, и они восстановили все в лучшем виде, чем было прежде. Сарацины вновь напали на Аскалон, разрушили находящуюся там великую церковь Пресвятой Богородицы, и расхитив находившееся в ней сожгли ее. Безбожные Евреи с удовольствием уносили оттуда бревна и всячески побуждали Сарацинов разрушить церковь. Свинцовая крыша развалилась от огня и колонны пали. Из-за этой церкви епископ Аскалонский много хлопотал у правителя, добиваясь ее восстановления и, ничего не достигнув, отчаялся в возможности возвратиться оттуда, так как Аскалонские Сарацины пугали его, и остался в Рамлэ, где он умер и был погребен Христофором Иерусалимским. Умер и Никифор и после него царствовал Иоанн Цимисхий 6 лет и 6 месяцев. После него Василий и Константин Багрянородный, сыновья младшего Романа, царствовали 53 года с 968 г. по Р. X. В 4-й год их царствования после Христофора Иерусалимского [13]

79. Агафон занял патриарший престол и был патриархом 14 лет, или по другим Николай. И в 18-й год их царствования, после смерти Агафона Иерусалимского,

80. Иоанн занял его место (или по другим Христодул Аскалонский, после него Иоанн) в 6475 г. от сотворения мира, 365 г. бегства. При этом патриархе с дозволения Божия случилось, что сгорел храм Воскресения Божия. В Иерусалиме был некий мутевел, Мемет, сын Шембаха, требовавший денег больше, чем мог дать патриарх, ибо он их не имел; и не получая, что хотел, стал непримиримым врагом патриарха. Не будучи в состоянии выносить ежедневных угроз его, блаженнейший отправился в Египет, к султану Кяфуру, и обратившись к нему за помощью, получил указ, воспрещающий мутевелу брать с патриарха более положенного. Он получил и письмо к воеводе в Рамлэ Мухамету Абдалле, чтобы тот не позволял мутевелу мучить патриарха. С таким результатом благословенный Иоанн возвратился из Египта; но тот кровопийца еще более рассердился, получив эти документы. Даже воевода не в состоянии был смягчить его безжалостную душу, хотя от воеводы на помощь патриарху несколько раз посылался беилик с письменным приказанием и на словах беилик увещевал мутевела. Но этот ужасный человек был непреклонен. Рассердившись вследствие этого и став совершенным зверем, он потребовал к себе патриарха. Тот испугавшись ответил: в настоящую минуту я не в состоянии прийти. Служитель того лукавого человека и убийцы почувствовал жалость к патриарху и снес ему ответ. Тогда Иоанн, [14] заперев двери церкви, заперся и сам в отчаянии в храме Воскресения. Этот дикий зверь, увидим из этого, насколько безбожник хуже демонов человекоубийц, не обратил внимание на гнев Божий. Он даже не испугался указов султана, запрещающих значительные, тяжкие и незаконные поборы, хищный зверь! Бесстыдник не уважил и ежедневных увещаний воеводы в Рамлэ, но, дыша злобою, жестокий человек прискакал с другими подобными ему злодеями, и напал на патриарха, требуя, чтобы он отпер, дав и обманное амун-у-раги, обычное у них. Патриарх же от страха не отвечал. О долготерпение Твое, Христос! Тот был совершенно бешеным. Безбожный приказал, и служители сатаны сожгли двери церкви Св. Константина, затем и ворота Св. храма Воскресения, сожгли и купол над живоносным гробом. После того, устремившись точно дикие кабаны, они похитили найденные в храме священные сосуды и оттуда (ибо злоба не имеет пределов) бросились и на Св. Сион. Они сожгли и ту досточтимую церковь, похитив сколько могли. А богоубийцы Иудеи так радовались, что поступили с Христовыми церквами хуже Агарян. Найдя на второй день после сожжение храма благословенного патриарха Иоанна внутри храма, спрятавшегося в кладовую, где хранился елей, они убили кровопийцы его, бывшего патриархом два года и 6 месяцев. Смилостивься, Владыка, над грехами нашими! Мы стали поруганием для угнетающих нас, предметом издевательств и насмешек для окружающих нас! Помилуй, Многомилостивый, народ Свой и наследие Свое! Водрузи стяги Свой, Царь царей! Да не возрадуются наконец ненавидящие Тебя [15] ради имени Твоего святого! Это достойное слез и невыносимое бедствие случилось у христиан в 355 г. бегства, 23 Мая, в Понедельник, пред Троицыным днем. В 21-й год царствования багрянородных Василия и Константина, после убиения Иоанна Иерусалимского, патриарший престол занял

81. Христодул, он же Агапий Кесарийский (некоторые говорят, что после Иоанна был Агафон, а затем этот), бывший патриархом два года и 6 месяцев. Он построил ворота храма и восстановил алтарь и, умерев в Египте, был там похоронен. После того как он отошел к Господу, патриархом был

82. Фома 10 лет. Он восстановил разрушенные части храма и отстроил большую часть из сгоревшего и, умерев, был погребен в Иерусалиме. В 34-й год тех багрянородных царей сделался патриархом иерусалимским

83. Иосиф, бывший патриархом 3 года и 3 месяца. Он умер в Египте и погребен вместе с священнейшим Христодулом. В 38-й год этих царей и в дни султана Египетского Хакима-би-Амера-Аллаха сделался после Иосифа Иерусалимского архипастырем Аристон или

84. Орест, бывший патриархом 20 лет 8. Надо знать, что в Иерусалиме у христиан был древний обычай: в священный праздник Ваий несли масличные ветви, почитаемые иконы и честные кресты патриарх и все духовенство, надев каждый облачение, соответствующее его сану; они выходили из церкви Св. Лазаря в Вифании с песнопениями, в сопровождении воеводы и воинов их охраняющих [16] вплоть до храма Св. Гроба. Этот богоугоднейший обычай соблюдался не только в Иерусалиме, но и в Египте и других христианских городах, и церкви украшались оливковыми и пальмовыми ветвями, как это до сих пор делается повсеместно во всех православных церквах, однако не так блистательно, как в священном городе Иерусалиме. Часть этих ваий священники раздают благочестивым христианам, в виде благословения святого дня. Но в тот год султан Хаким издал грозный указ, чтобы никто из христиан в Иерусалиме и во всей подвластной ему стране не смел взять в руки ни одного листа, чтобы в церкви не было ни одного листика в тот день Ваий и чтобы в Иерусалиме совершенно прекратился этот обычай украшения. Кроме того он присвоил себе и все имение Св. Гроба и все церкви и монастыри в 403 г. бегства. Кроме того он послал к воеводам своего царства и другой указ, чтобы они разрушили все церкви и монастыри. В два года, какой христианин не заплачет, в Египте, Иерусалиме и Сирии разрушено было 1030 церквей и монастырей, расхищены находившиеся в них священные и драгоценные сосуды; разрушены церкви и монастыри, построенные, украшенные и обогащенные благочестивыми православными во славу и прославление Христа, Бога нашего. Беззаконное это повеление было послано к Варуху, воеводе Рамлэ; он при помощи сына Иосифа и Хасана, сына Дахара разрушил Св. Голгофу, Св. Константина и сербский монастырь, т. е. находящийся в Иерусалиме монастырь Архангела; ибо Сербы помещали в нем сербских паломников. Находившееся в них движимое имущество они похитили, [17] а также и имущество храма Воскресения, но храма он не мог разрушить. Говорят, что богоубийцы Евреи были виновны и в этих бедствиях христиан, так как они написали Хакиму, что идет толпа христиан якобы поклониться храму Воскресения, с целью овладеть Иерусалимом. Кедрин же рассказывает следующее. В 6518 г. от сотворение мира повелитель Египта Азиз, т. е. помянутый Хаким, вследствие ничтожной причины и столкновений, не стоящих внимания, нарушил мирный договор с Византийцами и разрушил великолепный храм, выстроенный в Иерусалиме над гробом Спасителя Христа, опустошил священные монастыри и спасавшихся в них разогнал по всей земле. В эти ужасные дни был некий муж из Палестинских Арабов по имени шех-Муферез, который с многочисленным арабским войском, напав внезапно на Варуха, схватил его, убил и стал властвовать над всей Палестиной в Рамлэ вместо него. Сильно принуждая Иерусалимских христиан, он убеждал их восстановить разрушенные Варухом церкви, Св. Голгофу и остальные, при чем и он помогал им в этом богоугодном деле, что и было сделано. Узнав это Хаким, послал военноначальника из Египта, по имени Коти-ил-Долэ о большим войском, который должен был убить Муфереза. Придя и найдя его больным и умирающим он прогнал детей его и людей в пустыню. В то время существовал некий христианин, по имени Али, по прозванию Хамара, из земли Арак, секретарь Хакима, который восстановил купол Св. Гроба; еще и другой христианин по имени Сукул, сын Басера, и этот приснопамятный наблюдал за восстановлением священного храма, [18] устроил водопроводы и восстановил сгоревшую крышу церкви Св. Константина. Широкий двор церкви Св. Константина все еще оставался не покрытым, ибо Хаким переменил свое мнение, так как Господь смилостивился над своими людьми, и он дал христианам разрешение восстановить и построить вновь разрушенные священные храмы. Он заключил мир с византийским царем Василием, отправив послом для скрепления мира патриарха Иерусалимского Аристона или Ореста с великолепными дарами. Брат же этого Ореста, по имени Арсений, патриарх Александрийский, очень хорошо управлял и Иерусалимскою патриархиею, и он восстановил крышу в церкви Св. Константина в том же виде, как она была раньше; он восполнил и то, чего не доставало до восстановления храма Св. Гроба. По смерти Багрянородных царей, случившейся в 6537 г. от сотворение мира и в 1028 г. от Р. X. воцарился Роман Аргир и царствовал 5 лет и 6 месяцев. Этот император, отправив посольство к султану, послал людей, чтобы великолепно возобновить храм Воскресения, но ему помешала смерть. Умер и священный патриарх Орест в Константинополе и был погребен там. После Романа императорский престол занимал с 1034 г. по Р. X. Михаил Пафлагонец 7 лет и 8 месяцев. В первый же год его царствование стал

85. Феофил Скифопольский патриархом Иерусалимским в течение 8 лет и умер. После Михаила Пафлагонца царствовал Михаил Калафат 4 месяца и 5 дней, после него был Феодор 3 года. С 1045 г. по Р. X. царствовал Константин Мономах 12 лет. Эти двое, Михаил Пафлагонец и Константин были исполнителями божеского дела, так как [19] они восстановили знаменитый храм Воскресения Христова. В первый год царствования этого Мономаха сделался иерусалимским патриархом

86. Никифор, бывший прежде иереем, родом Грек, плотник по профессии, имевший сына и дочь, живший в Египте. Он был послан Хакимом и с разрешения его был рукоположен в патриархи Иерусалимские 11-го Июня. Вернувшись в Египет, он был удостоен султаном большой почести, получив от него значительное вспомоществование. Ибо этот Хаким в конце жизни Богом был сильно изменен к лучшему по отношению к христианам. Поэтому он приказал христианам помогать этому патриарху обильным приношением денег, чтобы приобрести для храма Св. Гроба священные сосуды и драгоценные предметы, дав ему указ взять вновь под свою власть и управлять Иерусалимскими церквами, окрестными монастырями и церковью в Лидде, а также владеть вновь вакуфами и имениями Пресвятого Гроба. Так распоряжался он в конце жизни, после чего спокойно умер. Ему наследовал его сын Дахар старый, его родила одна пленная греческая христианка, которая повлияла на него, так что он изъявил желание, чтобы отстроен был храм Воскресение. Он отправил Никифора, патриарха Иерусалимского, послом к императору Константинопольскому, и посредством патриарха дает царю обещание восстановить храм Пресвятого Гроба и остальные церкви в Египте, Палестине и Сирии (исключая церквей, которые Агаряне называют мечетями), возвратить их имение, дать Грекам право управлять подчиненными им христианами и беспрепятственно вести торговлю о Агарянами в обоих царствах, [20] без всякого страха и взысканий. Царь это одобрил и любезно принимал Иерусалимского патриарха. Получив от царя охрану на возвратный путь, он отправился в Антиохию, а оттуда в Триполь, где он и умер, пробыв патриархом 5 лет; и Иерусалимская патриархия оставалась без патриарха 9 лет. Вышеупомянутый Дахар четвертую часть Иерусалима, именно гору Голгофы и Св. Сиона, отдал христианам с тем, чтобы они одни жили там. В 423 г. бегства Иерусалимский мутевел, желая восстановить разрушенные Иерусалимские стены, начал разрушать церкви в Св. Сионе, чтобы достать камни для постройки. Но великий царь Иерусалимский Бог помешал чудесным образом этому разрушению; ибо тогда приключилось такое большое и страшное землетрясение, какого никто до этого не видел. В 425 г. бегства, в первый день недели Ашота, пала часть Сахры в Иерусалиме и половина стены в Рамлэ и погибло множество народу. Город Иерихон, разрушенный жителями, а также Набулус со всеми селениями и Птолемаида сделались гробами для многих жителей. И море этой самой Птолемаиды ушло на расстояние часа и потом вновь вернулось на свое место. Это страшное землетрясение продолжалось и в Понедельник и на следующий день. Испугавшись Иерусалимские Агаряне перестали разрушать Св. Сион. После Константина Мономаха царствовала Феодора два года и 7 месяцев; после нее Михаил Стратиотик 1 год; после него Исаак Комнин 2 года и 3 месяца; после него Константин Дука 7 лет и 6 месяцев. После Никифора Иерусалимского

87. Николай, епископ Кесарии Палестинской, [21] занял патриарший престол в 1056 г. по Р. X., муж украшенный всяческими добродетелями и приобретший благодаря этому знаменитое имя. Он управлял патриархией прекрасно и богоугодно в течение 33 лет и затем покинул землю. С 1063 г. по Р. X. царствовал Роман Диоген 3 года и 8 месяцев, после него Михаил, сын Дуки, Паранинак 6 лет, после него Никифор Вотаниат 3 года и с 1081 г. по Р. X. Алексей Комнин 37 лет и 4 месяца. В 8-й год его царствования

88. Симеон Евхерий сделался Иерусалимским патриархом, при котором латиняне завладели Иерусалимом. В те дни Сарацины, управлявшие Иерусалимом, свирепствовали против христиан и чрезмерно притесняли их, так что последние стали бедными и, не имея никакого другого утешения эти благословенные проливали горькие слезы и громко стонали. Этот бесконечный произвол, насилие и издевательство портило и губило не только внешние и материальные предметы, худшая сторона их нестерпимого злодейства заключалась в издевательстве над божественными Таинствами Христовыми. В то время, как иереи совершали бескровное жертвоприношение, те жестокие и безбожные люди подходили к самому алтарю, и какого богохульства они только не совершали, издеваясь над иереями? каких только бессмысленных вещей не делали со святынею? Мне хорошо молчать, а им безбожникам хорошо было делать. В то время пришел поклониться Святым местам некий пресвитер, пустынник, по имени Петр, и увидя муки и невыносимые пытки христиан, почувствовал к ним сострадание, горько заплакал и сказал патриарху и клиру: Потерпите [22] еще короткое время и Божиею помощью вы освободитесь от этих бед. Сказав так и поклонившись святыне, он с божественною ревностью прибег к папе римскому и пав к его ногам рассказал, проливая поток слез, о всех невыносимых бедствиях, которые терпят христиане и Св. церкви в Иерусалиме от Сарацинов. Услышав это, папа сильно опечалился и тотчас же послал кардиналов и епископов ко всем монархам франкским, прося их поднять крест без всякого замедления и освободить Иерусалим от тирании нечестивых. Услышав это, монархи прибежали с большими силами, ибо войско их составляло 300 тысяч пехоты и 100 тысяч конницы. Напав прежде всего на Тарс в Киликии, они храбро сражались и завладели им, затем завоевали Антиохию, Лаодикию, Триполь, Тир, Птолемаиду, всю Палестину и самый священный город Иерусалим, который был взят ими в 1099 г. по Р. X., 15-го Июля, в Пятницу. Там царствовало семь царей 88 лет или как говорят другие 104 года, из которых первый по благочестию не хотел носить венца, говоря: Справедливо ли, чтобы я носил золотой венец там, где Царь царей, Бог наш Иисус Христос был венчан терновым венцом? Христиане радовались этому и прославляли царя. Услышав об освобождении Иерусалима от Агарян, многие христиане из разных мест стали приходить со всем домом и поселяться в Иерусалиме. Эти цари повелевали и по ту сторону Иордана, над Хорахом или Кораком и Сопаком; они воевали с Арабами, султанами Египетскими, эмирами Дамасскими и Вавилонскими. Дворцы их построили в восточной и западной части двора и [23] колоннады великой церкви Пресвятого Гроба, двора доходившего до Фороса, где были наружные ворота; гробницы же царей находились внутри храма, близ места Снятия со Креста Спасителя и под Св. Голгофою. Для их управления папа Пасхалий назначил франкского патриарха, а греческие патриархи жили в Св. Вифлееме. Поэтому Симеон или Евхерий лишенный власти латинянами и видя не только жестокость их, но и раскол и ереси, состязался за правду против них и написал в Св. Вифлееме чудное слово об опресноках, и пробыв патриархом 11 лет отошел ко Господу. После него

89. Евфимий был патриархом 23 года с 17-го года царствования Алексея Комнина и умер. После смерти Алексея царствовал сын его Иоанн Комнин с 1118 года 24 года или 25 лет 7 или 8 месяцев. На 2-й год его царствования стал патриархом иерусалимским

90. Ираклий или по другим Агапий, бывший патриархом 24 года и скончался. Умер и Иоанн и воцарился сын его Мануил Комнин в 1143 г., царствовавший 38 лет и на 2-й год царствования его стал Иерусалимским патриархом

91. Иоанн, занимавший патриарший престол 22 года и написавший также три слова об опресноках; и при Мануиле он присутствовал на Константинопольском соборе. Этот христолюбивый император Мануил (по описанию Св. мест Фоки) 9 покрыл Пресвятой Гроб чистым золотом, показав свое усердие к Спасителю своему; монастырь Св. Иоанна Предтечи, разрушенный землетрясением он восстановил, так как игумен этого монастыря доложил об этом царю и просил его [24] восстановить монастырь; точно также и монастырь пророка Илии, который находится между Иерусалимом и Вифлеемом, был построен древними богоугодными людьми и от землетрясения был разрушен до основания. Этот монастырь Комнин выстроил вновь, вследствие просьбы игумена этого монастыря, Сирийца; а также прекраснейший храм над Св. Пещерою в Вифлееме, выстроила вновь щедрая рука Багрянородного и изукрасила весь храм позолоченною мозаикою; за это пастырь, поставленный в стране латинян отплачивая императору за его щедрость в разных местах и в самом святилище Св. Пещеры воздвиг его прекрасное изображение. Так рассказывает Фока. Иоанн умер на 24 году царствования этого царя и стал патриархом по одним Иосиф, по другим Никифор, третьи же говорят, что после вышеупомянутого Евфимия был Агапий, затем Савва, затем Евхерий, затем Иаков, Арсений, Иоанн, но мы, опустив их, обратимся к житию Св. Леонтия. Итак после Иоанна

92. Леонтий занимал иерусалимский престол 17 лет, он был родом из Струмицы, называвшейся в древности Тивериополем, на границе Македонии, затем он был священником на Патмосе и игуменом тамошнего монастыря Иоанна Богослова; после этого он отправился в Константинополь и после смерти Иерусалимского патриарха, был сделан Иерусалимским патриархом царем Мануилом Комнином. По его и собственному побуждению патриарх пожелал поклониться тем местам, где ради нас очутившись среди нас шествовал Спаситель, он отплыл и прибыл в Птолемаиду, называемую также Аккой и весть о его прибытии разнеслась. Поэтому [25] стал стекаться к нему народ, одни чтобы получить благословение, другие здоровье. Отправившись оттуда чрез Назарет, он пришел в Иерусалим, и ночью вошел туда патриарх, и незамеченным вошел в храм и к Живоносному Гробу Господню, и преклонив колена, помолился Господу. Иерусалим страдал тогда от продолжительного бездождия, и Бог, вследствие присутствия и молитвы настоящего пастыря, послал обильный дождь, который наполнил цистерны и оросил поля. Народ Божий признал виновника, ради которого Бог сделал это и почтил его и прославил, говоря: архиерей Божий, великий, святой, придя к нам, спас нас от опасности засухи. А вновь поставленный архиерей латинян, воспылав незаконным гневом, послал ночью вооруженных людей с мечами, приказав им убить не совершившего никакого беззакония. Но поразивший некогда слепотою Сирийцев, искавших Елисея, Он же и этих сделал слепыми. Всю ночь старались они безо всяких результатов и вернувшись к пославшему их все рассказали, говоря что злоумышляющие против праведника не могут его схватить, так как его хранит Бог. Известие это распространилось по всей Сирии, Киликии и дошло до самого Мануила Комнина, который испугавшись, чтобы чего не случилось со святым, послал просить его вернуться в Константинополь. Узнав это, правитель Дамаска, хотя и был Агарянином, послал ему письмо, со всяческою любезностью звал его к себе, обещал отдать ему для жительства тамошнюю христианскую церковь, посвященную Божией Матери и выдавать ему содержание по золотому или червонцу [26] в день. Тот ответил хваля и благодаря эмира за его доброе расположение, но объясняя, что не может прийти к нему, так как царь, узнав замышляемое против него латинянами письмом призвал его к себе; вместо всякого дара и благодарности он просил эмира дать ему бумагу, охраняющую его от морских пиратов. Эмир тотчас же прислал такую бумагу, в которой писал, что ни он, ни Греки с ним находящиеся, не потерпят никакого зла, предоставляя ему взять с собою 60 латинян, если они пожелают отплыть с ним. Он много раз усиленно просил латинян дать патриарху разрешение отслужить архиерейским служением литургию у живоносного Гроба Господня, но просьба его не была уважена, и ему позволено было только как всякому поклониться раз святому месту. Поэтому он решил, что ему полезно уйти из Иерусалима; он это и сделал. Придя в столицу, он удостоил царя благословения, и бывший патриарх Антиохийский Кирилл больной тяжкою болезнью находился при последнем издыхании. Собрались сановники и члены синода, готовя ему отходную; пришел и Феодосий, патриарх Константинопольский, пришел и этот великий Леонтий Иерусалимский. Они стали вокруг больного, который лежал уже шесть дней в агонии, находился без чувств и ничего не понимал, что делалось. Эти два иерарха Христовы, не имея возможности подать в этом случае никакой другой помощи, постановили вызвать молитвою ангела помогающего отходу умирающего, и просить его как можно скорее освободить лежащего. По смирению своему они отдавали друг другу первенство, первый говорил: так как ты сидишь на престоле [27] Константинопольском тебе подобает совершить молитву, ибо согласно канонам я должен подчиняться тебе и без твоего разрешение не делать ничего, относящегося к архиерейскому служению. Константинопольский патриарх отвечал: власть может уступать добродетели, что пожелает. Тогда святой Леонтий, подчинился приказанию Феодосия, подняв честную свою руку, сказал: Страшным именем единосущной и живоначальной Троицы я взываю к тебе, ангел Господень, и нам смиренным равнослужащий, не медли взять душу брата из его тела. Исполни Господне приказание, не иди ко Господу, не приходи вновь к соратникам, пока ты не совершишь эту службу. Это сказал праведный, ангел же, услышав его слова, тотчас отделил душу от ее вместилища 10. Патриарх Леонтий написал 14 глав о Св. Троице. В 1181 г. по Р. X. приснопамятный Мануил покинул временное обиталище и сын его Алексей Комнин, процарствовав один год, был убит. Убийца его и — о ужас — дядя незаконно царствовал два года и 6 месяцев. При нем этот удивительный и пресвятейший Леонтий Иерусалимский 14 Июня переселился в вечную обитель, а честное тело его погребено в храме архистратига Стирийского, преисполненном чудесами и благовонными ароматами. В 6597 г. от сотворение мира, и в 1186 г. по Р. X. воцарился Исаак Ангел на 8 лет 6 месяцев, после того как был убит тиран Андроник. После блаженного Леонтия этим Исааком патриархом Иерусалимским был назначен

93. Досифей, родом Венецианец, подвизавшийся в Студийском монастыре, друг Исаака, [28] предсказавший ему, что он будет царствовать. Когда Исаак воцарился согласно его предсказанию, он удостоил патриарха величайших почестей и он приобрел большое влияние у царя и был сделан патриархом Иерусалимским. В это время некий монах Герасим восстановил Иерусалимский монастырь великого Евфимия и сделал завещание в пользу нескольких монахов; при этом присутствовал и царский посланник Иоанн Триха, логофет царской казны; завещание подписали патриарх Арсений, которого этот монах Герасим называет пресвятейшим, митрополит Васанский Герман, епископ Газский ипертим Мат, епископ Вифлеемский Илия. Латиняне, как мы говорили, находившиеся в Кораке и окрестностях, напали на Сарацин, возвращавшихся из Кябэ (паломничество в Мекку) и одних ограбили, других убили. Агаряне, которые не могли им сопротивляться, все же одержали верх и разрушили большой монастырь на Фаворской горе и кого нашли там умертвили; поэтому знаменитый храм Святого Преображения остается разрушенным до сих пор. По случаю таких повторявшихся поступков латинян, погубивших паломников, возвращавшихся из Кябэ, Агаряне очень рассердились и собрали со всех сторон громадное войско, под предводительством Аюба, переименованного в Саладина или Салахидина, эмира Дамаска; он соединился с Грузинами и напал на латинян. А последние не были объединены между собою, враждебно относились друг к другу король Иерусалимский Лузиниан и граф Триполийский Раймунд. В то время как латиняне находились в таком положении началась война, Франки были побеждены, [29] Сарацины завоевали Сирию, Палестину и самый Иерусалим; Лузиниан был взят в плен у Тивериады; 200 тысяч войска пало в 1189 г. по Р. X., города были разрушены, монастыри внутри и вне Иерусалима уничтожены, особенно монастырь на Елеонской горе, и Западная часть большого Вифлеемского храма и честной крест на храме Воскресения был сорван и показывался на Иерусалимских улицах; колокольни, кроме колокольни Воскресения и Св. Вифлеема, были разрушены; окна храма Пресвятого Гроба были заложены камнями; мраморные плиты его были выброшены; в доме Иоакима и Анны, этом великолепнейшем храме, где родилась Богородица, находящемся при Овчей купели, поселился Салахидин и был назван им Салахиэ; патриархия стала мечетью и училищем Агарян. И если бы не великое попечение императора Исаака Ангела, дарами умилостивившего Саладина, ставшего повелителем Иерусалима, и убеждавшего его при помощи посольства, чтобы он не делал зла православным и не уничтожал досточтимых мест поклонение и храма Воскресения, от мест поклонения не осталось бы и следа. Этот Саладин соединил владычество над Вавилоном с владычеством над Египтом и войною уничтожил власть Арабов. Он отдал некоторые места в Иерусалиме своим союзникам Грузинам, Св. Голгофу, монастырь Св. Феклы, монастырь Предтечи, монастырь Иоанна Богослова (которым теперь владеют Франки), монастырь Апостола Иакова, брата Богослова (которым теперь владеют Армяне), монастырь Св. Николая. Копты же, Абиссинцы, Иаковиты и Несториане также при Саладине получили места в Иерусалиме. Затем некоторые [30] историки рассказывают, что в 1230 г. по Р. X. Франки отправились с большим войском освобождать Иерусалим, и что Фридрих взял его хитростью, без кровопролития, и правил 45 лет. Другие же говорят, что тотчас же и христиане были изгнаны и места поклонения повреждены, и стены города разрушены Сарацинами, исключая только Св. храма; ибо вследствие посредничества патриарха и православных храм не подвергся разрушению. Досифей Иерусалимский с этого престола был переведен на Константинопольский престол, после того как царь изгнал Константинопольского пастыря Леонтия. Скоро все стали ненавидеть Досифея, как честолюбца, называли его пришельцем чужой церкви и прогнали с престола. После Исаака с 1195 г. по Р. X. сидел на престоле брат Исаака его ослепивший — о жестокость — Алексей 9 лет 6 месяцев. В 3-ий год его царствования в Иерусалиме

94. Иерусалимским патриархом сделался Николай на 15 лет и умер. А Ефрем Иерусалимский говорит так: после вышеупомянутого Досифея — Афанасий, после Афанасия — Леонтий, затем Григорий, потом Лазарь; а в песнопениях канонов находим после Иоанна — Николая, а после Николая вновь Иоанна. После Алексея — Алексей, сын ослепленного Исаака царствовал 9 месяцев и 20 дней, когда Франки взяли Константинополь в 6612 г. от сотворения мира, в 1204 г. по Р. X., 12 Апреля, в Понедельник. В Константинополе царствовали четыре Франкских царя, лет по одним 46, по другим 60, 8 месяцев, 13 дней. Они похитили священные предметы там находившиеся, которые по большей части были присланы в дар из Иерусалима. [31] Перечислим некоторые предметы, присланные блаженнейшим отцем и патриархом Иерусалимским Досифеем: Честное древо, принесенное из Иерусалима Св. Еленою; ветка честного древа, которое царь Ираклий принес в Константинополь, откуда вытекал благовоннейший сок, исцелявший все болезни; гвозди, терновый венец, багряница, сандалии Спасителя, копие, губка, трость, пеленки Христовы, пелена, хлеб, который Христос раздавал апостолам во время Тайной Вечери (хлеб этот лежал в золотом сосуде, украшенном жемчугом, имевшем греческую надпись: тут лежит Святой хлеб, который Христос раздавал ученикам во время вечери, говоря: приимите, ядите, сие есть тело мое, хлеб этот был кислый). Маленькая шкатулка с надписью: содержит меня Христа, принося кровь тела моего, она хранится в ризнице Св. Марка; это, как говорят некоторые, явилось от крови, стекавшей на кресте из непорочного бедра, по словам других из находящейся в Константинополе иконы Спасителя, проколотой Евреем, по словам третьих от иконы в Верите; церковь Св. Марка в Венеции была построена в 800-м году; священные же мощи Св. Марка были взяты Венецианцами из Александрии и перенесены в Венецию 30 Января. Камень Миропомазание, который принесла в Ефес Мария Магдалина; письмо Спасителя к Авгару; сосуд с миром, из которого был помазан Христос; отверстие колодца, где стоял Христос разговаривая с Самарянкой; 12 корзин и 7 круглых корзин, куда клали остатки при раздаче хлебов Господом; черепок, имеющий нерукотворенное изображение Господа; хитон Христа [32] вытканный сверху и священные его одеяния; шкатулка, изукрашенная в грузинском городе Тифлисе, содержащая один гвоздь креста, и другая золотая шкатулка, содержащая часть животворящей крови Спасителя и часть веревки, которой привязали Спасителя, еще другая шкатулка, содержащая часть савана и волос Спасителя. Кроме того, из Иерусалима были принесены в Константинополь омофор, риза и пояс Богородицы; икона ее, написанная евангелистом Лукой, которую послала из Иерусалима Пульхерии царица Евдокия. Мощи провозвестников Божиих апостолов, святых младенцев, Симеона Богоприимца, пророка Захарии, брата Господня Иакова, Св. мироносиц, Св. Лазаря, сестры его Марии, освященного отца нашего Саввы, находящиеся в Венеции. Волосы честного Предтечи, часть его иматия, локон пропитанный кровью, след честного его тела и крови, посох Моисея; рог для елея, из которого Самуил помазывал царей; трубы Иисуса Навина, от которых пали стены Иерихонские; топор, которым Ной строил ковчег, два креста разбойников, находившиеся под порфирной колонной в Форосе. А в 1203 г. по Р. X. после Мурзуфла провозглашается императором в Вифинской Никее Феодор Ласкарь, царствовавший 18 лет. В 7-й год его царствования после Николая Иерусалимского был патриархом

95. Иоанн 9 лет и скончался. После него патриархом был

96. Ефрем 17 лет и переселился в небесный Иерусалим. После Феодора царствовал зять его Иоанн Дука Ватац 33 года. А на 16-м году его царствования патриархом Иерусалимским сделался [33]

97. Леонтий, муж мудрейший, Лакедемонянин и чрез четыре года патриаршествования скончался. Затем

98. Симеон 23 года и отошел к Господу. После Ватаца царствовал сын его Феодор Ласкарь четыре года, после него Михаил Палеолог 24 года. В 6-й год его царствования Греки отняли вновь Константинополь у Франков. С 1283 г. по Р. X. после Михаила царствовал сын его Андроник 50 лет. Во второй год его царствования после Симеона занимал Иерусалимский престол

99. Никифор 20 лет. В 24-й год царствования Андроника стал патриархом Иерусалимским

100. Савва по смерти Никифора, уроженец Кесарии Палестинской, который прекрасно пас стадо Христово 14 лет и отошел в вечность. В 38-й год царствования Андроника был украшен саном патриарха Иерусалимского

101. Леонтий и украсил престол добродетелью и переселился на небо, и после него в 48-й год царствования Андроника по одним патриархом сделался Иеремия, по другим же Леонтий был после Никифора. Царь Иоанн Кантакузин рассказывает, что в 1332 г. по Р. X. после Андроника воцарился внук Андроника, сын Михаила, тоже Андроник Палеолог, царствовавший 9 лет. В 1342 г. по Р. X. воцарился этот Иоанн Кантакузин, помазанный Св. миром и венчанный на царство Лазарем, патриархом Иерусалимским. Поэтому мне кажется более достоверным, что согласно рассказу царя

102. Лазарь еще при жизни Андроника был по обычаю избран соепископами в Иерусалиме, а затем прибыл и в Византию, где должен был [34] быть утвержден и царем. Тем временем царь умер и Лазарь в Адрианополе повенчал на царство Иоанна Кантакузина. Поэтому враги Кантакузина ненавидели и друга его Лазаря. Тогда и некий Герасим с некоторыми другими отправился из Иерусалима в Константинополь с целью оклеветать и обвинить его. Воспользовавшись этим ненавидевшие Лазаря враги Кантакузина, близкие патриарха Константинопольского Иоанна, осудили Лазаря и беззаконным образом рукоположили обвинителя Герасима в епископы Иерусалимские. Лазарь же, перейдя в Галату, крепость латинян, искал способа пробраться к Кантакузину, но начальствующие лица в Византии и патриарх Константинопольский послали людей поймать патриарха. Латиняне предложили ему выбрать одно из двух: или исповедывать их догматы, получить от них многие благотворения и многие благодеяния от папы, или они передадут его разыскивающим его и он претерпит большие бедствия. Лазарь начал смеяться над их безумием; поэтому, связав его, они выдали его искавшим его людям. А патриарх Константинопольский пленился добродетелью этого мужа на основании ходивших о нем рассказов, называл исповедником, посадив его рядом с собою, удостаивал любезного разговора. Завладев Константинополем, Кантакузин выказал большое попечение о Лазаре и с Сергопулом отправил Мануила византийца послом к султану египетскому, иудейскому и сирийскому, который должен был просить за тамошних христиан и за него, чтобы султан возвел на иерусалимскую кафедру Лазаря, а Герасима изгнал бы. Все это было передано султану по просьбе царя, [35] Герасим отправился из Иерусалима к султану, чтобы оклеветать патриарха; но на третий день по его прибытии, по воле Божией, умер Герасим. После этого умер и султан и воцарился другой, без всякой причины поднявший гонение на христиан, к чему побуждал его великий враг христиан Шейхун, его архисатрап; только коптов не трогали, ибо он боялся их, как бы они не отвели Нил в другое место. Во время этого гонения многие христиане пали мучениками за Христа, многие отстали от веры, и последовали лукавому вследствие своего дурного поведение; ибо невозможно, чтоб кто-нибудь отрекся от незапятнанной веры Господней, кто вместе с верой творит и дела веры. Гонители схватили и патриарха Лазаря и сначала лестью, а потом с свойственною ему жестокостью Шейхун пытался опрокинуть несокрушимый столп веры, Лазаря. Увидев, что он не поддается, он присудил патриарха к смертной казни. Но султан не допустил этого и сказал: накажи каким-нибудь другим способом его непослушание. Тогда Шейхун, обнажив его тело, дал ему 500 ударов бычачьими жилами, мученик же Христов, имея в помыслах желанного Христа, стойко выдерживал испытание. Шейхун же, рассвирепев еще больше, дал патриарху еще столько же ударов. Пол стал красным от крови патриарха, мясо его стало распадаться, жилы и кости обнажились, и он был брошен в тюрьму, чтобы быть там убитым. Шейхун в скором времени умер насильственною смертью, патриарх был освобожден из-под стражи и вернувшись на свою кафедру, гонение прекратилось со смертью Шейхуна, на которой он уже не долго сидел, [36] был отправлен султаном посланником к Иоанну Палеологу, а вернувшись в Иерусалим он опочил в мире. При этом Кантакузине пришли в Иерусалим некоторые францисканцы и со свойственной им хитростью выпросили у патриарха для жительства монастырь Св. Сиона, а затем и от Грузин получили монастырь Иоанна Богослова внутри Иерусалима за ежегодную наемную плату в 100 червонцев. Иоанн Кантакузин царствовал 6 лет и 7 месяцев, а после него вступил на престол Иоанн Палеолог, он же Калоиоанн, сын третьего Андроника, в 1358 г. по Р. X. После Лазаря. бывшего патриархом 32 года, был

103. Марк 14 лет 11, после которого занял апостольскую кафедру

104. Евфимий. О нем мы находим в двух песенных канонах тропарь, в котором говорится: С вышними силами служить удостоились вы, досточтимые пастыри, священный Леонтий и Марк блаженный с Евфимием преславным, который священным ангелом приведен в Синай и там окончил славные дни священства. Откуда слагатель канона взял этот рассказ, я не мог найти ни в одной из имевшихся у меня исторических книг; может быть он и находится в арабских книгах. Итак этот божественный Евфимий, пробыв патриархом 19 лет, отошел к Господу. После Калоиоанна воцарился сын его Мануил Палеолог и царствовал 32 года с 1384 г. по Р. X. После же Евфимия иерархом Иерусалимским был [37]

105. Афанасий 22 года, муж украшенный добродетелью и мудростью, составивший на арабском языке душеспасительные проповеди на все воскресенья и праздники, которые читались благочестивым христианам. И о нем вслед за: Восста после этого небо, имеется тропарь, в котором говорится: Ты заблистал как солнце в Сионе, пришедшее с запада, Афанасий, отшельническою жизнью, подчинив прежде плотские страсти духу и умертвив телесные желание воздержанием, и претерпел мученический конец от варваров 12. Пробыв патриархом и подражая Христу 22 года, как сказано, отошел к Христу, Которого он желал. После же него в той же самой девятой песне Нил говорит не о Иоакиме, как другие, но прославляет Софрония, которому поет: Защищая паству от безбожных Агарян, Софроний, ты был брошен в темницу, где ты и кончил благочестиво жизнь. Поэтому тебя после смерти свыше прославил Создатель; ибо послав огонь над гробом твоим, великолепно прославил тебя. После Мануила царствовал сын его Иоанн 23 года и 3 месяца с 1425 г. по Р. X. А после святейшего Афанасия посажен был на престол брата Господня

106. Иоаким, бывший патриархом 40 лет. При нем происходил флорентийский собор в 1438 г. А в 1450 г. умер Иоанн и после него царствовал брат его Константин 4 года. Столичный город Константинополь становится подвластным Туркам; ибо в 1453 г. 29 Мая в первый день апостольского поста в 3 1\2 часа дня пал в сражении Константин Палеолог. Город был разорен — обстоятельство [38] достойное плача для христиан и им овладел монарх турецкий, второй Магомет. После смерти патриарха Иоакима патриарший престол занял

107. Григорий, который отправившись из Иерусалима к этому Магомету получил от него хрисовул в 861 г. бегства, подтверждающий актинамэ Омара Хатапа и остальные указы, которые в разное время арабские султаны выдали Иерусалимским патриархам касательно христиан, церквей и мест поклонения, и пробыв богоугодным образом патриархом 34 года отошел в вечную обитель. А султан Магомет, процарствовав 32 или 28 лет, умер; после него сын его Баязид царствовал 31 год с 1483 г. После же Григория в священном городе Иерусалиме был патриархом

108. Аталла или Дорофей 43 года. С 1514 года после Баязида был султаном сын его Селим 9 лет. Он покорил Алеппо, Дамаск и самый Иерусалим; когда султан был в Иерусалиме к нему вышел блаженнейший Дорофей и принял его с подобающими дарами. Султан удостоил патриарха разговором и даровал ему хат-шериф, подтверждающий согласно с распоряжением деда его, султана Магомета, чтобы под его властью и в его управлении находились христиане и все места поклонения, монастыри и церкви. Из Иерусалима султан отправился в Египет и вступив в большую войну с султаном Египетским, победил его и завладел Египтом. Придя в Константинополь, он умер. После него получил бразды правление сын его султан Сулейман, сидевший на престоле 48 или 46 лет с 1520 г. Он также, как и отец его, дал патриарху Дорофею или Аталле хрисовул, [39] подтверждающий права патриарха на святыни, лежащие внутри и вне Иерусалима и самый Святой Сион. Из книги блаженной памяти Досифея известно, что христолюбивые цари Трапезунтские насколько могли пеклись о Святом городе; и благочестивейшие царицы их с великим благочестием приходили сюда на поклонение, имея убежищем находящийся внутри Иерусалима монастырь Св. Евфимия, который в древности построила царица Анна Трапезунтская багрянородная. Точно также цари Грузинские были достойными покровителями и заступниками монастырей и мест поклонения при султанах Египетских, которые господствовали над Иерусалимом от Саладина до того времени, когда взял его султан Селим в течение 330 лет, и были эти султаны Черкесами, Абазгами и Грузинами. Известно, что в то время места поклонения находились в руках православных; о латинянах францисканцах сказано, когда они пришли и что имели, и в Вифлееме получили они от патриархов один домик. Точно также и Армяне, пришедшие в Иерусалим позже франков, получили от патриархов лежащий вне Иерусалима на Св. Сионе дом Каиафы, где Петр отрекся от Господа и домик в Вифлееме. Но при этом султане Сулеймане Каноне латиняне потеряли Св. Сион, т. е. монастырь, следующим образом. Некий еврей, близкий человек правителю Иерусалимскому, отправился на Сион поклониться так называемым гробницам Давида и Соломона. Францисканцы прогнали его, и он отправился к правителю и сказал ему: к чему позволяете вы латинянам владеть гробницами Давида и Соломона, и не владеете ими также как гробницей Авраама в [40] Хевроне. Правитель убедился, отправился туда с чиновниками и старшинами городскими, прогнал францисканцев и сделал Сион имаретом. Франки же тогда поселились в монастыре Богослова, наняв его у Грузин за 100 золотых, не считая других платежей, которые внесены в два ходжета. В подражание франкам поселились Армяне, и они наняли у тех же Грузин за 50 золотых монастырь Св. Иакова Апостола, сына Зеведеева. В то время храм Воскресения находился в руках православных; многие части его были испорчены и нуждались в поправках и ремонте от ветхости и особенно от бедности. Ибо патриархи нуждались и работали собственными руками из-за хлеба насущного, не имея ни священных сосудов, ни благопристойных облачений. Когда они совершали бескровное жертвоприношение, они служили в полотняных облачениях и с железным трикирием. При них не ремонтировали храма Воскресения, священного Вифлеема и монастырей, и они грозили падением. При этом султане Сулеймане Иерусалим был окружен стеною, так как он был разрушен, и был построен еще больший храм Сахра; стена, находящегося в Иерусалиме монастыря честного Предтечи была разрушена и камни ее положены во вновь построенную стену иерусалимскую. Святые двери храма Воскресения приказано было стражам запирать и прикладывать печати, и в надлежащее время отпирать их и брать с каждого приходящего христианского паломника, с франка — 14 пиастров, грека — 7 пиастров, с Караманли — 5 пиастров, с Араба и Копта — 3 пиастра, Абиссинца или Грузина — ни одного обола. Сбор этот султан приказал тратить на текэ, т. е. [41] богадельню, находящуюся там, где котлы Св. Елены, устроенную наложницею этого же султана. Надо сказать еще, что начиная с брата Господня Иакова и вплоть до этого Аталлы большинство патриархов были уроженцами Иерусалима или его окрестностей, и знали по-гречески и по-арабски; очень немногие были Греками и чужестранцами. Причина же следующая: Греки и Арабы враждовали друг с другом, первые потому, что потеряли места поклонения, Арабы же потому, что похитили их и боялись их потерять; поэтому они по большей части не позволяли Грекам приходить на поклонение в Иерусалим. От такого отсутствие сношений с греческими странами патриархами или епископами не могли быть Греки. Когда же царская власть была вручена одному султану, именно Константинопольскому, явилась вновь возможность для Греков, хотя и бедных большею частью, приходить безбоязненно с большим рвением и благочестием на поклонение местам, где шествовал Спаситель, и делаться патриархами Иерусалимскими епископам и монахам греческим. Поэтому и митрополит города Софии, возведенный на высочайший престол Константинопольский, патриарх Иеремия, движимый божественною любовью, пришел поклониться Иерусалимским святыням и увидеть собственными глазами священный огонь. Случилось, что в то же время, с той же целью пришли в Иерусалим и Иоаким Александрийский и Феофил Антиохийский; тут же находился и Аталла Иерусалимский или Дорофей. Когда они наслаждались всем желанным их душою и возвышенным сердцем, и настало время возвращаться домой, патриарх Константинопольский получил весть, что некоторые лица, не боящиеся [42] Бога, посадили на вселенский престол Иоанникия Созопольского; находившиеся же в Иерусалиме четыре патриарха с бывшими там священными архиереями составили собор, отлучили и предали анафеме Иоанникия, как прелюбодея и беззаконника. Затем истинный пастырь Константинополя, вернувшись из Иерусалима в столицу, был принят почетным образом, как подобало, духовенством, правителями и народом, а султан Сулейман вновь утвердил его патриархом. В то время пришел в Иерусалим из Пелопонеса блаженный Герман, уроженец селения Арахова в Триполитце, и он сделан был игуменом Св. лавры отца нашего Саввы Освященного, подвизался вместе с Иоакимом, прославившимся чудесами и мудростью. Они имели обыкновение ходить за сбором подаяний, первые по Палестине и Сирии, а незабвенный Иоаким в Египет. И так проживали они богоугодным образом в честной лавре. Обоих их Господь прославил на земле и сделал светочами церкви, Иоакима первым патриархом из Греков в Александрии, Германа же в Иерусалиме, также первым патриархом из Греков. Ибо блаженнейший патриарх Иерусалимский Дорофей, уснув сном праведного, упокоился в Господе. После него воссел на престоле

109. Герман в 7086 г. от сотворения мира, живший большую часть времени по ту сторону Иордана; ибо там было много христиан православных и находившихся в хорошем положении, а после султана Сулеймана при султане Ахмете они почти все ушли оттуда. В то время как патриарх находился за Иорданом, друзья латиняне, о которых речь была выше, воспользовавшись удобным [43] случаем, поставили над местом Снятия со Креста сундук или железный алтарь и служили там. Узнав об этом, Герман тотчас поспешил туда и войдя в храм собственноручно сбросил этот алтарь с места Снятия со креста и побранил их за этот поступок как и следовало. А в 933 году бегства, отправившись в Константинополь, он также получил от султана Канон Сулеймана хрисовул, подтверждающий между прочим, что и монастырь Св. Сиона принадлежит Грекам. Тот же блаженной памяти патриарх восстановил кувуклию Пресвятого Гроба, разрушенный раньше Арабами, укрепил его мраморными колоннами, украсил и покрыл свинцовою крышею, именно в том виде, как мы видим его теперь. В 1545 г. по Р. X. приключилось страшнейшее землетрясения в Иерусалиме и всей Палестине; от него рухнул купол прекраснейшей колокольни, который упал на купол церкви, находящейся между церквами Брата Господня и Сорока мучеников и разрушился вместе с ним. Колокольня в Св. Вифлееме, устоявшая против Агарян, как сказано, все же развалилась от землетрясения. Патриарх, находившийся ради сбора подаяний в Константинополе и собиравшийся возвратиться в Иерусалим, взял с собой своего племянника, бывшего в то время священником, постриг его, дал имя Софрония и назначил его своим преемником, а сам окончил земную жизнь, пробыв патриархом 46 лет. в 7116 г. от сотворение мира.

110. Патриархом Иерусалимским стал Софроний, муж благодушный и весьма благочестивый. Умер и султан Сулейман и на престол вступил сын его султан Селим, правивший 8 или 9 лет с [44] 1570 или 1566 г. После него был сын его, султан Мурат, царствовавший 20 или 22 года, после него сын его султан Мехмет с 1604 или 1595 г., правивший 8 или 9 лет. Этот Софроний хотел запретить народу спать в храме в высокоторжественные дни и есть там, а также и сбираться там; но все выносящий вследствие безмерного человеколюбие Христос явился ему во сне и сказал: Епископ, я претерпеваю это, но ты зачем хочешь помешать народу оставаться в храме моем? Достаточно их благочестие, во всем же остальном, надо делать им уступки. При этом патриархе Вифлеемские отцы, отправившись, по обычаю, в Великую Субботу в Иерусалим ради священного огня, и ничего не подозревая, оставили церковь на попечение францисканцев до своего возвращение; возжигатель свечей, как человек простой и простодушный, оставил и ключи от Св. пещеры. Возвратившись утром из Иерусалима в Вифлеем вместе с возжигателем свечей, они услышали нечто неожиданное, чего и представить себе не могли. Францисканцы не только не отдали ключи, но еще издевались над ними и дав взятку начальствующим в Иерусалиме лицам завладели Св. пещерою. В это время французский посол пришел из Константинополя в Иерусалим; дав судьям 6 тысяч червонцев, он отнял у православных Св. Голгофу. Блаженнейший Софроний пустил в ход все средства, роздал тем же судьям 12 тысяч червонцев и взял назад Св. Голгофу, но не целиком, а только Краниево место, где произошло распятие Спасителя, находящийся же к югу от него продолговатый четвероугольник остался в руках Франков. После Мехмета в 1603 или [45] 1617 г. по Р. X. воцарился султан Ахмет, правивший 14 лет. В это время блаженной памяти патриарх Иерусалимский на свой счет возобновил храм Св. Боговенчанных царей Константина и Елены в патриархии. Он же возвел и четыре свода в церкви Св. Вифлеема, находящиеся на двух сторонах Св. пещеры, ибо церковь грозила падением. Этот святой отец, прекрасно управлявший церковью и ведший богоугодную жизнь, передал патриархию родственнику своему Феофану.

111. Феофан воссел на Иерусалимский престол, рукоположенный Кириллом Александрийским и Дорофеем Антиохийским, пришедшими в Иерусалим на поклонение. Вследствие подагры и старости Софроний отказался от кафедры, пробыв патриархом 38 или 29 лет; после того как он прожил еще 11 лет, Архипастырь Христос Бог наш поместил его блаженную душу в небесном Иерусалиме. После Ахмета царствовал 18 лет султан Мустафа, а кредиторы притесняли патриарха, требуя 12 тысяч червонцев, о которых была речь. Поэтому он прибег к христолюбивым сердцам православных Греков и собрав требуемую сумму отдал ее кредиторам, освободившись таким образом от долга. Окончен был иконостас в храме Воскресения, начатый при Софронии, окончен же он был при этом Феофане в 1602 г.; а крест над иконостасом был сделан в 1608 г. и купол над Св. престолом; это сооружено было на деньги благочестивейших христиан, живущих на славном острове Крите, память которых да будет вечно прославляться. По древнему обычаю в вечер Сочельника Рождества в великой Вифлеемской церкви [46] совершался крестный ход патриархом, архиереями, духовенством и народом. Начинается крестный ход с западной и северной стороны, и духовенство входит в северную дверь вне Св. Пещеры при пении: Рождество твое, Христе Боже, затем выходит из Пещеры чрез южную дверь. В 1629 г. патриарх пришел в Вифлеем в Сочельник, во время крестного хода, когда нужно было духовенству пройти из северной двери Св. пещеры в южную, францисканцы заперли Св. пещеру, говоря: теперь наш возжигатель свечей ест хлеб. Поэтому поставили седалище и патриарх сел; а францисканцы вскоре после этого пришли и сказали: наш возжигатель свечей ушел в Иерусалим. Досточтимый патриарх смутившись ничего не ответил, но прекратив вечерню отправился отдохнуть в Иерусалим. Францисканцы же не удовольствовались этим, но произвели новое бесчинство; мраморное патриаршее седалище над Св. Голгофою, находящееся под западным сводом между двумя четыреугольниками, присвоив себе они сломали, а также свод против седалища, поставили железную решетку и отделили это место, так что доступ туда имели они одни. Священная почва Св. Голгофы была доступна для поклонения всем христианским народам, но они не имели права совершать там священнослужение, и только наши служили. Наши давали им позволение, и францисканцы служили по своему обычаю в вышеупомянутом месте. Но тогда они пожелали присвоить себе оба свода и место к востоку, где находится наш Св. престол, занимающий всю ширину свода, и где, как сказано, мраморное седалище, Патриарх встревоженный и преисполненный [47] божественною ревностью не замолчал и не успокоился, но отправился к местному судье и показал ему хрисовулы царей, содержащие подтверждение за нами со стороны султанов мест поклонения. Согласно с этими документами патриарх постановил приговор, и на основании приговора судьи патриарх получил вновь Св. пещеру и Св. Голгофу, и францисканцы были изгнаны оттуда; а отверстие, сделанные ими в мраморе, сохраняются до сих пор в вышеупомянутых местах и свидетельствуют о дерзости их проделки. Францисканцы начинают опять волноваться и дав много червонцев правителю Иерусалима Абуфулу просят его убить патриарха. Вследствие их просьбы, а главное вследствие червонцев, он засадил Феофана в крепость, а вечером отправился к судье и уговаривал его соединиться с ним и убить его. Но судья не согласился на это, вывел патриарха из темницы и водворил его в келлии. Он скрывался там из страха перед францисканцами; в праздник пророка Илии, празднуемый в его монастыре, лежащем между Иерусалимом и Вифлеемом, патриарх, переодевшись в женское платье, отправился в монастырь, а оттуда ночью убежал в Птолемаиду. Узнав это, Абуфул тотчас же написал губернатору Зиния, чтобы он схватил Феофана, и получил за это от францисканцев много тысяч червонцев; тот послал некоего евнуха с поручением привести патриарха; евнух нашел его отдыхающим около одного источника, близ Кармильской горы. Евнух же этот был Эфиоп и прежде христианин; увидев патриарха, он почувствовал к нему благоговение и получив от него в [48] подарок сто червонцев, отпустил его; вернувшись, он сказал своему господину, что не нашел патриарха. Спасшись таким образом, Феофан бежал морем в Константинополь. Его судят в царском диване, он одерживает победу, францисканцев признают неправыми, и султан Мурат дает хрисовул патриарху, он утверждает за ним места поклонения, отнимает у францисканцев место снятия со креста, Голгофу, Св. пещеру, а также сад, лежащий за алтарем Вифлеемской церкви и южный двор ее, где были гробницы христиан. Это произошло при посредстве важного сановника султана, который с этой целью послал его в Иерусалим, а лампады францисканцев сановник не выбросил из мест поклонение. В год от сотворения мира 7142, круг солнца 2, луны 17, Рождество Христово приходилось в Среду, Богоявление в Понедельник, Еврейская Пасха 5 апреля, Святая Пасха 6 апреля, армянская 13 апреля; ибо Армяне празднуют Пасху в течение каждых 90 лет неделей позже нашей Пасхи. В ту Пасху был в Иерусалиме некий Киркор, родом и исповеданием Армянин и наместник Армян; он силою принудил немногочисленных Коптов праздновать Пасху вместе с ним, хотя они этого не желали. Придя в наш монастырь, он сказал: совершите и вы все согласно обычаю вашему, получите священный огонь и давший вам эту благодать может быть и нам окажет ту же благодать. Сказав это, он возвратился с радостью, думая, что обманул Греков хитрыми словами. Наступил великий Понедельник и наших паломников повели по обычаю на Иордан; Армяне же остались с тем; чтобы отправиться на следующей неделе. Наступила [49] великая Пятница, патриарх Феофан пребывал в Константинополе, а в Иерусалиме находились Парфений Вифлеемский и Афанасий Газский; наши вошли в храм Воскресения, чтобы славословить Распятого за нас и погребенного Спасителя Господа Иисуса Христа, согласно с установленным свыше порядком Св. церкви Христовой. Но Киркор, раздав очень много золота и серебра местным властям, судье, правителю и мутевели Пресвятого Гроба, и послав более 10 тысяч серебром и драгоценные дары сатрапу Дамаска Кучук-Ахмету-паше, убедил их доказывать, что греческое исчисление Пасхи ошибочно, армянское же правильно. Взяв деньги, они делали то, чему он их научил, утверждая то, чего желал Киркор. В великую Субботу он привел в храм начальствующих лиц, и мулла запечатал печатью Св. кувуклий, а солдаты правителя и янычары крепости с оружием и палками окружили Св. кувуклий, не позволяя православным подходить туда; другие солдаты вошли наверх Св. кувуклия, ели и пили, так как Армяне принесли им вино и еду. Наши же возложили надежду на Господа нашего Иисуса Христа, спасающего в истине поклоняющихся Ему и верующих в Него, ради которого они страдали, и громко восклицали: Господи, Иисусе Христе, не лиши нас божественной Своей благодати. Услышал в Святом обиталище Своем Готовый помочь надеющимся на Него; прославилось всечестное имя Его, призванное на избранный народ Его. В девятый час той же великой Субботы внутри Пресвятого Гроба трижды раздались громкие удары грома, священный огонь сверкнул внутри, словно молния, и затем явился всем. Слава [50] Тебе, Господи! Толпа православных тотчас же подняла голос, со страхом, слезами и великою радостью громко провозглашая: Господи помилуй! Земля затряслась, некоторые солдаты от большого страха упали ниц на землю. Некоторые же из них стояли и дивились, глядя во все стороны, и все провозглашали единогласно: истинна вера христианская. Но Киркор, видя священный огонь, преисполнился завистью и обещал большие подарки солдатам и страже, если они не допустят никого из паломников и местных православных зажечь свечу о тот божественный и чудный свет. Одержимые корыстолюбием, они погасили их свечи, но не верхним платьем, а руками и водой, которую принес им Киркор. Видя это собственными глазами, франки поверили божественному чуду Священного огня, признав, что всегда в великую Субботу в 8-й час дня внезапно нисходит этот огонь на Гроб Господень. Таковые лукавые замыслы учиняли Армяне в Иерусалиме против православных, последние же прославились еще больше, укрепились в Христовой вере. и радовались, так как Бог чудесным образом устроил это. Эта история находится в священном кодексе, хранящемся в Иерусалимской патриархии, а мы заимствовали ее из сочинения Досифея Иерусалимского.

После этой удивительной борьбы Армян в Иерусалиме, они начали еще другую гораздо более тяжелую в Константинополе; они желали получить царское повеление иметь им первенство в Иерусалиме; султан Мурад находился тогда в окрестностях Адрианополя в лагере. Поэтому, по большому своему благочестию, многие тысячи наших [51] боголюбезных христиан отправились из Константинополя к султану. Визирь его, по имени Ибрагим, Армянин родом, был в дружбе с Армянами, и мусаиб, по имени Абаза-паша, также помогал им. Армяне имели и от иерусалимских чиновников и от судьи два донесения, подтверждающие их права. Визирь приказал Грекам и Армянам судиться у казаскера Румелийского. Когда они пришли в суд казаскера, он спросил единственного явившегося Армянина: Скажи мне, у кого взял Иерусалим Омар? Тот ответил: у Греков. Казаскер сказал: что же общего между Армянами и Иерусалимом? Он отнесся пренебрежительно и к кадию и к чиновникам, давшим помянутые донесения и постановил, что первенство должно принадлежать Грекам. Бог вновь даровал победу православным, получившим ходжет и на основании его хат-шериф. Но Армяне не остановились на этом; когда султан Мурад возвратился в Константинополь, они начали обходить дома вельмож, обещая дать царю 400 тысяч пиастров, если они одержат верх над Греками. Греки незлобивые и бедные, но богатые надеждою на Бога, боролись, чтобы по возможности дать отпор этому нападению. Они обратились к бостанджи-баши, бывшему из христиан; мать его была жива и по просьбе патриарха пришла из Еллады в Константинополь и будучи посредницею между ним и сыном, оказала патриарху не малую помощь. Этот бостанджибаши научил обратившихся к нему Греков, как следует поступать. Был день дивана, к которому обратилось множество Армян, и от чрезмерной толпы были переполнены двор и Св. София кругом; в этот день шел переодетый царь и с [52] ним бостанджибаши. Был тогда некий монах Святогробец, ставший впоследствии митрополитом Хиоским, и уроженец Хиоса, по имени Амигдал. Его-то бостанджибаши научил, как поступать. Последний согласно уговору, отправился с ними в диван; бостанджибаши сделал ему знак, чтобы он представился будто их не знает и говорил свободно. И говорит ему: послушай монах, какую цель преследует это собрание Греков? Тот ответил: не Греков, владыка, а Армян. Царь говорит: чего желают Армяне? Тот ответил: Армяне и Персы пришлецы, это место и царство принадлежит Грекам и Греки местные жители. Поэтому мусульмане, Омар и бывшие после него халифы, эмиры и султаны, также как оттоманские императоры издали указы, чтобы Греки владели Иерусалимом как своею собственностью, особенно Омар пишет в договоре, заключенном с патриархом Софронием, передавшим ему Иерусалим. чтобы все христиане, приходящие со всего мира для поклонения в Иерусалим, были подчинены патриарху и с его согласия поклонялись в Иерусалиме и чтобы каждый давал патриарху в дар полторы драхмы серебра. А теперь Армяне рассчитывая на свое богатство, желают отнять у Греков места поклонения и первенство, и будучи бесстыдными людьми думают своей толпой нагнать страх на царя. Царь сказал: разве царь знает это? верно нет и не помогает им. Царь не мог этого знать и особенно справедливейший султан Мурат не мог бы вынести, чтобы притесняли православного его рая и благодетельствовали Армянам. Мы боимся только Абазу-пашу, мусаиба Армян, который друг Армян, взял с них 30 тысяч пиастров с тем, чтобы [53] он не докладывал об этом деле правильно царю и нарушены были наши права. Царь сказал: ты знаешь наверно, что он взял такую сумму с Армян? Амигдал сказал: да, знаю и кроме того думаю, что лежащие в его казне мешочки с деньгами все еще запечатаны армянскими печатями. Царь послал человека исследовать его казну и оказалось, что Амигдал сказал правду и мешочки запечатаны. Поэтому он тотчас же отрезал голову Абазе-паше и став против алтаря Св. Софии, царь собственноручно убил стрелами много Армян; и если бы капуджилар-кехая Армян не помешал своими словами намерению царя, все были бы перебиты в тот день. Он казнил при помощи палача трех важнейших Армян, приказал визирю схватить 80 других Армян, и он не выпустил их из заключения, пока не получил с них обещанных 400 тысяч пиастров. Этот славной памяти султан Мурат, дав Грекам хрисовул, постановил, Грекам иметь повсеместно первенство перед Армянами. Копию с этого документа некий армянский иеромонах Афанасий, придя в суд Востока, вписал в синджили. Тогда прекратилась эта великая борьба с нами Армян, и Вседержитель Господь защищал постоянно свой избранный народ. Но началась вновь война с нами Франков, более тяжелая чем прежняя. Они подкупили вышеупомянутого визиря Ибрагима, и он из книг султана Сулеймана выцарапал имя Греков, написал имя Франков и сказал царю, что из хат-шерифа султана Сулеймана, имеющегося у Франков, явствует, что места поклонения в Иерусалиме отданы Франкам. Таким образом визирь обманул царя, который дал Франкам указ [54] владеть им местами поклонения, взяв за это с Франков 16 тысяч червонцев, а визирь взял 25 тысяч пиастров. Франки, придя в Иерусалим, взяли у Греков места поклонения. Но так как открылась война с Персами и царь выступил в поход против них и Багдада, по обычаю был назначен каймакамом вместо него Кара-Мустафа-паша, Албанец родом, друг Греков; он научил их, как поступить, чтобы вновь приобрести места поклонения. Тем временем великий Иерусалимский эконом священник Иоанн и Амигдал подали царю донесения об обмане, совершенном визирем. Царь говорил сам по-арабски с экономом и спрашивал каймакама. Из их слов он убедился, что все написанное в донесении верно и правильно, послал агу в Палестину и запечатал Св. пещеру в Вифлееме, ага привез с собой в Константинополь ключи от нее и некоторых францисканцев; Греки и Франки судились сначала в диване муфтия, затем в султанском диване, и Бог дал вновь одоление своему народу, уничтожив противников. Патриарх при посредстве каймакама получил от царя ключи от Св. пещеры, получил ходжет и хрисовул, удостоверяющие, что Греки господа всех мест поклонение. На этом хрисовуле султан написал собственноручно с боку подписи, повелевая и говоря мулле Иерусалимскому и паше: приведите в исполнение этот мой божественный указ, если же вы совершите какой-нибудь обман, я отрублю вам головы, так и знайте. Этот хрисовул ага принес в Иерусалим и вместе с судьями в Вифлееме передал места поклонения Грекам. С духовною радостью прославляя Бога, они открыли Св. пещеру, которая, как [55] сказано, была закрыта и запечатана в течение 9 месяцев. Согласно повелению хрисовула, наместник патриарха Афанасий Вифлеемский отдал монастырь латинянам и не хотел принять его от латинян, хотя султан приказал и этот монастырь отдать Грекам, как прежнее их владение, Афанасий же не принял. Патриарх обещал, что Иерусалимский престол будет давать ежегодно мечети султана Ахмета 420 венецианских червонцев, чтобы франки впредь не имели влияние на правительство и не доставляли им неприятностей из-за мест поклонение. Когда этот Феофан получил вновь места поклонения, он сначала оставил некоторые лампады латинян и Армян в Св. Голгофе и в Св. пещере Рождества Христова; но когда франки похитили наши лампады, они их выбросили. И мы с Божией помощью спасли эти места, выбросили оттуда лампады латинян. Армяне унесли свои лампады, хотя наши говорили им: друзья, оставьте ваши лампады. Они же ответили: завтра франки опять завладеют этими местами поклонения и тогда мы повесим их. И таким образом по милости Божией лампады Армян были удалены из Св. Голгофы и Св. пещеры вплоть до нынешнего 1801 г. Достойно замечания и следующее: при султане Мурате жил некий сановник из христиан, близкий человек султану, по фамилии Скарлат, движимый благочестием, он пожелал пойти на поклонения Св. местам, он попросил и получил от султана хат-шериф на право войти в Сахру. Он пришел в Иерусалим, поклонился Св. местам и собирался войти в так называемую Сахру, т. е. мечеть Омара. Видя, что он входит в ворота, один из местных Агарян сказал: [56] Христианин, ты имеешь указ, дающий тебе право войти, но имеешь ли также указ на то, чтобы выйти. Услышав это, он не вошел. Благодаря его посредничеству, отцы Иерусалимские получили право поднять стену в патриархии против церкви Св. Константина, которая была очень низкою. Монахи, жившие в лавре Св. Саввы, были Сербами, и так как на них ежедневно нападали Арабы, они для большей безопасности построили башню на западной стороне лавры к югу, издержав на эту постройку 12 тысяч пиастров. Поэтому и вследствие других ежедневных расходов, они впали в большие долги; и продав, что имели, даже таким образом не могли освободиться от долга. От страха перед кредиторами все они убежали из Иерусалима; затем франки и Армяне с большой готовностью предлагали уплатить за них долг с тем, что первые получат монастырь Архангела, а Армяне Св. Лавру. Но Феофан не мог потерпеть такого ужаса; а потому он уплатил кредиторам Сербов долг в 54 тысячи пиастров и не допустил, чтобы эти два монастыря похитили еретики, но и их принял в свое владение блаженный и великий ревнитель божественных мест. В письме священника Александрийского Герасима к богоносному этому Иерусалимскому патриарху Феофану говорится: вследствие больших долгов Св. Гроба, Феофан вынужден был дать священные сосуды Пресвятого Гроба и свою корону священнику Филофею и старцу Варфоломею с тем, чтобы они продали эти предметы в Египте. Когда они отправились туда и отдали на продажу священные сосуды, некий сановник из православных, по имени Сеиндаллах, увидя их в руках Евреев, очень [57] огорчился; а также вследствие увещания священника Герасима он отослал эти священные сосуды и корону, прибавляя 10 червонцев на уплату долга. Взяв это, оба отца возвратились к Феофану, который конечно обрадовался, прославляя Бога и обеими руками благословил христолюбивого Сеиндаллаха, память которого вспоминается с похвалою. Всесвятейший патриарх Кирилл с рвением о вере и большою любовью к дому Божию в Иерусалиме вследствие побуждение Иерусалимского патриарха сильно помог христианам облегчиться от тягчайшего долга, который отяготил Иерусалимский престол по причине склонных к препирательствам еретиков. Но эта помощь была недостаточна для полного освобождения Иерусалимской патриархии от долга. Поэтому патриарх Феофан решил прибегнуть к великодушному сердцу боговенчанного князя Василия, что и привел в исполнение. Без всякого предварительного извещения, он внезапно явился рано утром в Яссы во дворец воеводы. Узнав об этом, тот благочестивейший господарь удивился и босиком выбежал на встречу патриарху, целуя его и спрашивая о причине неожиданного его появление. Святой отец, неутешно рыдая и проливая потоки слез, вынул из-под платья веревку и подал ее Василию со словами: удави меня, дитя мое, а то меня удавят турки-кредиторы. Тот же был очень тронут, как человек с добрым сердцем, и стал утешать патриарха, как мог, а затем он как подражающий Христу протянул руку помощи и как Спаситель Петра, спас Иерусалимский престол от падения. Во первых этот благочестивейший муж подарил Феофану 12 тысяч венецианских [58] золотых, затем он послал в Иерусалим двух своих сановников с 40 тысячами венгерских золотых и уплатил большие долги Святого Гроба и в Константинополе и в Иерусалиме. Осталось однако неуплаченными четыре тысячи пиастров, ибо тех денег не хватило, поэтому турецкие кредиторы отправились из Иерусалима в Молдовалахию и получили долг с христианнейшего достойного вечной памяти воеводы Василия. Освобожденный Богом при посредстве удивительного Василия и получив свободное время, патриарх прежде всего отправился из Молдовалахии к Грузинам, оттуда в Иерусалим, из Иерусалима в Константинополь и оттуда в Москву. Там он рукоположил царя в архиереи, провозгласил его патриархом и назвал Филаретом, царицу постриг в монахини, а сына их помазав святым миром венчал царским венцом. После того он из православной Москвы отправился в Молдовалахию, которую сильно мучили безбожные иезуиты. Они заставляли православных поклоняться папе, а не слушавшихся их при посредстве тамошнего короля подвергали всяким пыткам. Они запирали православные церкви, старались погасить в тех местах священный огонь православия. Одиннадцать православных архиереев, не желавших следовать нечестивой ереси поклонения папе, эти звери заковали в тяжелые железные цепи и бессердечные словно священных агнцев зажарили на вертеле и сделали их на небесах мучениками и славными борцами за распятого за нас Христа. Видя это собственными глазами, мягкосердечный Феофан сильно опечалился и сердце его загорелось огнем веры и он совершил апостольское дело. Он тайно привел 12 иереев и [59] рукоположил их в архиереи на место тех священномучеников, собрал собор и словом и составленным им православным исповеданием изобличил ереси. Таким образом силою и благодатью Христовою укрепил паству Христову, отогнал свирепых волков от паствы Господа по истине апостол Христа тех времен, ничтожное потомство Лавана (неверующих) уменьшил, а славное потомство патриарха Иакова (верующих) Божиим благословением увеличил до количества почти бесчисленного и с тех пор до наших дней богоуслышанными молитвами того священного патриарха они увеличились в Молдовалахии. Совершив это он возвратился оттуда в Константинополь, где его приняли и по справедливости восхвалили за эти богоугодные дела остальные патриархи. Подвизаясь таким образом в доме Божием в течение целых 37 лет, он отошел ко Христу, чтобы получить полное воздаяние за подвиги ради Него понесенные. В 1645 г. 15 Декабря в воскресенье Праотцев, скончался он в Константинополе. Тело же его было погребено с должною почестью в монастыре Богородицы на острове Халки или по другим сведением на острове Проти, к востоку от Константинополя, в монастыре Св. Троицы. Иерусалимцы же лишенные прекрасного пастыря, зная, что Иерусалимская патриархия нуждается в патриархе миролюбивом, муже ревностном и смиренном, в вожде, а не в тиране и зная, что таков Паисий, игумен монастыря в Молдовалахии, прозываемого Галатой, просили покровителя и благочестивого защитника мест поклонения, воеводу Василия, содействовать им в выборе этого лица. Так и было сделано, по выбору Иерусалимских отцов был рукоположен в патриархи [60]

112. Паисий в Молдовалахии 23 Марта, в 6-ое Воскресение Великого поста в 7152 г. от сотворение мира или 1653 г.; Григорием Ларисским, наместником Константинопольского патриарха Парфения, Варлаамом Молдовалахским и третьим архиереем, согласно каноническим правилам. То был муж бедный, ревностный о вере, храбрый в борьбе с плотью, ростом малый, с густою бородою, смуглый, родом из Димицаны, родственник Феофана, из духовного звания, правдолюбивый и великодушный. После султана Мурада царствовал полтора года султан Мустафа, после него 9 лет султан Ибрагим, после него 40 лет султан Мехмет. Но Иерусалимские христиане навалили за Иерусалимом груду камней, как это делают Арабы при произнесении клятв, и согласились между собою не принимать Паисия, однако этот новый патриарх вошел в Иерусалим и устранил интриги христиан и он вразумил их на столько, что они обратились к величайшему послушанию, порядку и постоянному миру, который они и теперь проявляют по отношению к патриархам. Пробыв короткое время в Иерусалиме, он ушел из этого города и прибыл в Константинополь, затем он посетил много мест ради милостыни и отправился в Велиград; в этом городе случилось чудо, достойное быть записанным. Был праздник пророка Илии, т. е. 20 Июля, и одна католичка месила хлеб, увидев это православная христианка сказала ей: сегодня праздник пророка Илии, зачем ты работаешь?. Католичка ответила: праздник пророка был 10 дней тому назад. Они стали спорить об этом, католичка все-таки начала месить хлеб, но — о чудо — дрожжи в ее руках превратились в пемзу. Это чудо [61] распространилось по всей Сербии и было дознано, что исправление пасхалий католиками совсем не исправление, а опровергается божественными канонами, так как Бог всячески удостоверяет, что праздники православных правильны и ему угодны. Православные раздавали друг другу эти окаменевшие дрожжи, храня их в виде доказательства. Частицу этих дрожжей блаженный Паисий принес в Иерусалим и положил в церкви монастыря пророка Илии, лежащего между Иерусалимом и Вифлеемом, под честную его икону; частица эта хранилась там до 1770 г. Следует знать, что Армяне после взятие Константинополя пришли в Иерусалим во время Османлидов и право носить фелонь в виде почести получили от францисканцев, а место на хорах великой церкви получили от наших (однако обманным образом) и неизвестно когда храм Св. Константина на месте Обретения; Абиссинцев же они при помощи яда выгнали из Иерусалима и похитили их сосуды и места. Они взяли в Вифлееме дома Сирийцев и увеличили их; ибо Абиссинцы, будучи соседями Египетских султанов, получили от них внизу лежащее место в монастыре Авраама, называемое домом Авраамовым, храм Богослова и своды на южной стороне Св. кувуклия. Патриарх, возвратившись в Иерусалим и найдя, что Армяне завладели местами Абиссинцев, сказал им: отдайте нам конную мельницу, находящуюся против ворот патриархии, выходящих к Форосу. Они же насмеялись над патриархом и его спутниками. Тогда патриарх отправляется в Константинополь и выхлопатывает указ и на основании его хат-шериф, по которому Абиссинцы подчинены Грекам сами и их владения, и [62] возвратившись в Иерусалим он завладел всем Абиссинским монастырем их и принадлежащим им в великой церкви Св. Гроба, лампадами в нем и местами их в Вифлееме, согласно царскому указу. Армяне же, дав большое количество золота Хусейну-паше, губернатору Иерусалима и Газы, беззаконным образом взяли назад абиссинские владения, а также одну дверь Св. пещеры в Вифлееме, повесив там и лампады. Они пожелали скрепить это похищение царским указом, но дабы не свершилось это намерение в Константинополе, войско восстало против вельмож в Византии и убило всех, и таким образом их злой умысел был рассеян. Они вновь убедили визиря султана Мехмета написать фирман и, держа его в руках, он отправился к султану составить хат-шериф, какой желали Армяне, и в ту же минуту был удален со службы этот визирь, и вновь не осуществилось их намерение; ибо визирем сделался Кебрюли, Албанец, сын иерея, мать которого умерла монахинею. Патриарх, против которого злоумышлял в Иерусалиме Хусейн-паша написал своим наместникам в Константинополе, что он желает отправиться в Константинополь, они же донесли об этом в первом же диване Кебрюли и получили указ относительно патриарха, повелевающий ему вернуться в Константинополь, так это и произошло. Кебрюли отправил с указом агу в Иерусалим и привел его в Константинополь. Явившись в диван в 1656 г. он судился с Армянами и он вновь одержал верх по изволению Божию и бесстыдные Феопасхиты были посрамлены. Визирь написал донесение царю и получив сообразный с ним хат-шериф от султана, отдал [63] его патриарху со словами: Дай царю, судившему тебя, 50 тысяч пиастров, тот же ответил: мы бедные люди и мы вносим в мечети султана Ахмета 420 венецианских золотых. Тот опять говорит патриарху: дай 15 тысяч пиастров и отправляйся. Это его требование было исполнено, после того патриарх отправил хат-шериф в Иерусалим с некиим чаушем Хусеином, дав ему на путевые расходы 60 пиастров. Придя туда, чауш отправился к мулле, куда был призван и Хусейн-паша и по приказанию царя Греки получили абиссинские владения и на следующий день чауш отправился с муллою в Вифлеем, и они изгнали Армян из Св. пещеры и передали ее Грекам в 1657 г. Но смотрите, какие тут явились помехи и откуда они произошли. Некий наместник патриарха, по имени Анфим, вместо того чтобы радоваться успехам Паисия и приобретениям православных, стал завидовать, будто человек другой веры, и что же он делает против Досифея? Отправляется и снимает печати с храма, который, как мы говорили, посвящен был Богослову и лежал под монастырем Авраама, выходил на большой двор Св. ворот храма Воскресения и отдает храм Богослова Армянам. Этот же Анфим отдал им для жительства четыре камары над Св. воротами, это сделал Анфим.

А Хусейн-паша, условился с губернатором Дамаска и другими важными лицами отложиться от Кебрюли, и чтобы укрепить восстание и не бояться визиря, и Св. Иакова не дал Грекам и чаушу не позволил вернуться в Константинополь. Но так как Хусейн-паша в это время стал манзул (впал в немилость) и лишился власти, чауш [64] воспользовался случаем и отправился в Константинополь. Узнав от него все это, патриарх отправляется к визирю, рассказывает о происшедшем в Иерусалиме, возбуждает в нем гнев, отдает в царскую казну 100 тысяч пиастров, которые в Иерусалиме насильно отнял у греков Хусейн-паша. На этом основании визирь отправил к этому самому Хусейну 40 бакикуларов и получил от него 100 тысяч пиастров. Отправивши с некиим агою, по имени Измаилом, в сопровождении сорока человек, указ к Талроглу приказал возвратить Св. Иаков Грекам. Получив такую благую весть, борец за Иерусалим Паисий воздал хвалу Богу, радуясь не мало. Видя рвение его, делали то же самое Франки и Армяне. Восстановив половину церкви великомученика в Лидде и много потратив на это, он завладел этой половиной от средины ее, где гробница и мощи Победоносца, до западной границы. Он же восстановил разрушенный от времени монастырь пророка Илии, о котором мы часто говорили. Наместник его Анфим открыл заколоченные Саладином окна в храме Воскресения, исключая окон в куполе, и храм стал светлым. Он постановил, чтобы службы в течение суток совершались, как мы желаем, а не беспорядочно и в неопределенное время как прежде. Патриарх Иерусалимский отправился за милостынею из Константинополя в Грузию и остановившись в Синопе совершил следующее. Тогда приключился большой пожар, начавшийся с северной стороны и дошедший до крепости. Патриарх, налив воду в чашу и освятив ее послал диакона полить этою водою огонь. Когда это совершили, о чудо, огонь не пошел дальше и затем погас. Оттуда [65] он отправился в Грузию, где узнал ужасные вещи. Ибо брат дефтердара царского, имевший чин вали, знаменосец в Иерусалиме, варвар нравом так угнетал и притеснял Греков и Агарян в Иерусалиме, что не было никого равного ему со времени покорения Иерусалима Отоманами. Он требовал денег, никогда не находил их достаточно и упивался вином. Войдя в церковь Св. Константина, взял кадило и стал кадить. Вследствие его ненасытного корыстолюбия два наши монаха повесились в синодальной зале патриархии. Анфим скрылся, а также и другие отцы тайно бежали в Бруссу, ибо тогда находились там султан и визирь; со слезами они донесли о тиранстве вали, но визирь не сделал им ничего больше, как только сместил его и на его место назначил другого начальника в Иерусалим. Еще худшею вестью было новое похищение Св. Иакова; ибо великий драгоман Панаиотаки, получив взятку, рассказал визирю Кебрюлу неправду об этом монастыре. Поверив словам Панаиотаки, как Греку, визирь издал указ помянутому монастырю принадлежать Армянам; на основании этого указа, они вновь похитили этот монастырь. Кроме того они взяли и сад и ворота в Вифлееме, прибавив к этому и два дома Абиссинцев. Узнав это в Грузии патриарх был конечно сильно потрясен. Он был огорчен до глубины сердца и быстро возвратился в Константинополь, обдумывая чтобы ему сделать.

Тут патриарх заболел очень тяжелой болезнью, и пожелал отправиться в Иерусалим. Доплыв до Родоса и сев там на другое судно, он уже не ел и не пил и оттуда отправился в Кастеллориз, отстоящий на 10 миль к востоку и тут скончался. [66] Он переселился в вышний Иерусалим и приобрел нетленный венец за борьбу во имя Христово, пропатриаршествовав 18 лет. Тело же его было с почестью похоронено на вершине ближайшей горы, как того требовали место и время. Что должны были претерпеть те два врага Христовы и противники патриарха, друзья преданных анафеме еретиков и заклятых врагов православных, предатели святыни, как Искариот? Они претерпели достойное за свои безбожные дела, Анфим и Панаиотаки были скованы неразрывными цепями на веки, они были запачканы чернотою, которую никак нельзя очистить, служа предостережением грядущим поколением, чтобы и им не испытать того же самого. Находящиеся же в Константинополе святогробцы и выборные лица из православных, узнав о переселении патриарха Иерусалимского к Господу, озаботились преемником, и по вдохновению Божию сочли достойным Нектария Синайского, как человека мудрого и принадлежащего к Иерусалимской епархии. Так как скончался Иоасаф Синайский, Синайцы выбрали Нектария в архиепископы и послали его по обычаю для рукоположения в Иерусалим. Поэтому Константинопольские святогробцы послали Гавриила Филиппопольского с патриаршими и наместническими грамотами, приглашая Нектария сделаться патриархом Иерусалимским. Гавриил отправился в Яффу, а Нектарий из Египта в Газу. Встретившись в Рамлэ, они отправились в Иерусалим и в 1001 г. в Вербное воскресенье в 7169 г. от сотворения мира.

113. Нектарий Иерусалимский был рукоположен в храме Воскресения и вместо себя впоследствии рукоположил в архиепископы Синайские Ананию. Надо [67] знать и то, что кувуклий Пресвятого Гроба находился всецело во власти патриарха. Когда умер треблаженный Паисий, наместник его монах Лаврентий, простак умом и характером, обманутый францисканцами позволил им построить свод над Святым камнем.


Комментарии

1. Феофан рассказывает, что после Софрония (патриарха Иерусалимского) был Георгий, после него Феодор, после него Анастасий, при котором был Трулльский собор; после него Иоанн, патриаршествовавший 30 лет; а Досифей говорит, что после Феодора был патриархом Иоанн в течение 40 лет.

2. В его царствования Григорий Акрагантинец вследствие Божественного знамение пришел поклониться в Иерусалим на 18-м году жизни и был посвящен в диаконы Иерусалимским патриархом и затем возвратился в Рим, а составитель Синаксаря под 23 Ноября называет рукоположившего его Макарием, епископом Иерусалимским. Однако, насколько я знаю, никто из историков не говорит, чтобы в то время был Макарий Иерусалимский. Надо заметить, что при царе Ираклие (по рассказу Феофана) Мавия, полководец Омара Хатапа, взял Кесарию Палестинскую после 7 летней осады и убил там семь тысяч Греков. В 683 г. по Р. X. Авимелех, предводитель Арабов, послал строить храм Махо-Имакэ и хотел взять колонны в Св. Гефсимании, но некий Сергий, муж очень расположенный к христианам, начальник Мансура, логофет, очень дружный с Авимелехом и такой же, как он, патриций, начальствовавший над палестинскими христианами, прозываемый Клесом, просил не делать этого, обещая, что он попросит и убедит царя Юстиниана Ринотмета прислать другие колонны вместо тех. Поэтому Св. Гефсимания осталась не тронутою; ибо они написали царю, тот послушался их (царь послал Авимелеху колонны) и они исполнили обещание. В то же царствования родственник Феодора Едесского Михаил, юношею лет 20, пришел из Св. лавры Саввы Освященного в Иерусалим продать свое изделие и купить съестных припасов. На рынке его встретил евнух жены Авимелеха и повел его к ней, чтобы она купила его изделие; придя он сообщил ей о Михаиле. Она позвала его к себе, но не в состоянии была пробудить в нем сатанинское стремление, согласно своему желанию, ни обещаниями, ни угрозами, никакими соблазнами, она послала целомудренного юношу с двумя евнухами к Авимелеху и написала ему: этот бесстыжий монах покушался на мою честь, а потому или убей его или я умру. Авимелех, будучи женолюбивым (ибо он знал, что это явная клевета) и не желая отказать жене в ее просьбе, старался лестью и пытками совратить борца Христова в свою безбожную веру и, не будучи в состоянии это сделать, отрубил ему голову в окрестностях Иерусалима. Тогда произошло благородное состязание из-за останков девственного мученика; Иерусалимцы желали иметь его для поклонения, говоря, что он должен оставаться там, где пострадал. А монахи лавры Св. Саввы возражали, что справедливо похоронить его там, где он был монахом и подвизался. Узнав это, Авимелех постановил перенести его в Св. лавру и похоронить там. Когда ночью снесены были туда священные останки, огненный столб, сойдя с неба, видимый всеми, осветил пустыню, шествуя впереди вплоть до лавры. Св. Феодор, поклонившись святыне и оросив ее слезами, отправился в лавру, подчинился игумену Иоанну, став монахом, и в ангельской жизни провел 36 лет: в то же время пришел с ним, как сказано, и священномученик Михаил. Этот Феодор был и епископом Едесским и царя Вавилонского Мавию исцелил от неисцелимой болезни землею Св. Гроба и водою Св. лампады; окрестив его в реке Тигре с тремя его сыновьями, он назвал его Иоанном. Он дал Феодору золота два кентинария (200 фунтов), серебра 20, потиры, священные кадильницы, священные златотканые одежды, и другие драгоценные предметы, более ценные, чем золото, достойные царской руки и безупречной веры, сказав, что он может удержать, сколько нужно для своей епископии, остальное же должен поделить между пресвятым Гробом Господним и остальными Христовыми церквами. Сам он, безбоязненно провозгласив Христа истинным Богом, был умерщвлен Агарянами, наслаждаясь мученическим венцом на небесах. А священный Феодор, благоустроив все хорошо и богоугодно, возвратился в Иерусалим, омыв слезами места, по коим ступал Господь, благочестиво поклонившись им, вернулся в лавру и через три недели покинул здешний мир и погребен был близ своего родственника священного Михаила 19 Июля.

3. При нем Стефан. знатный уроженец Востока, пожелал отшельнической жизни, обошел мужские монастыри по Иордану и в пустыне, монастыри Св. Евфимия, Саввы и Феодосия, и познакомившись с жизнью каждого из них, впоследствии поселился в Константинополе. И Косьма, составитель канонов, был рукоположен в епископы Маюмские; в то же время действовал ученик его Петр, обличавший Агарян; вследствие того они отсекли ему голову мечом и он принял мученический венец.

4. А Феофан рассказывает, что после Иоанна был Георгий, и после того Феодор, который жил между шестым и седьмым вселенским собором; после него Илия во время седьмого собора. В 740 г. по Р. X. сыновья Ахима и Алима, родственники Магомета, возбудили рабов против своих господ. Они убили многих из бывших с Маруамом в одну ночь и, вооружившись оружием убитых, стали сильными людьми. Они поделились на две ветви, Каисинов и Иманитов, которые до сих пор находятся в Палестине и называются Кеис и Иемен, и постоянно враждуют между собой.

5. В это время монашествовал в лавре Св. Саввы пресвитер Иона, отец Граптов Феодора и Феофана, и, стяжав большую добродетель, в глубокой старости отошел к Господу 21 Сентября. Священный же отец наш был назван Коприсом (Навозником), потому что мать его, которая держала его младенца на руках и которая бежала от преследования Агарян вместе с другими односельчанами, положила его в навоз около монастыря Феодосия киновиарха; когда же Агаряне ушли, монахи взяли младенца и назвали его по этому случаю Коприсом, младенец питался молоком козы, которая паслась с другими, а в надлежащее время сама приходила и кормила младенца. Придя в возраст, он удостоился духа святого, сиял добродетелью, украсился священством, и 90 лет отошел к Господу 24 Сентября.

6. А Феофан говорит, что после Илии патриаршествовал Фома, после него Василий, после него Иоанн.

7. Правосл. Пал. Сборн. вып. 38. Ред.

8. Но мы нашли, что после Иосифа патриархом был Феофил, после него Никифор, после Никифора Орест.

9. Прав. Пал. Сборн. вып. 23. Ред.

10. Об этом подробно рассказывает Макарий Хрисокефал.

11. В другом источнике мы находим следующее: После Лазаря Софроний, после Софрония Дорофей, после Дорофея Феофил при Мануиле и Иоанне Палеологах; после Феофила Феофан, а после него Иоаким во время флорентийского собора в 1438 г. по Р. X.

12. Составителем этих двух песенных канонов, был Никон, как видно из акростиха.

(пер. П. В. Безобразова)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы для истории Иерусалимской патриархии XVI-XIX века // Православный палестинский сборник. Вып. 55. Часть 2. СПб. 1904

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.