Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АЛЕКСЕЙ I КОМНИН

ПИСЬМО ГРАФУ ФЛАНДРИИ

Этот документ — образец средневековой страшилки и одновременно школярское перечисление всего, чего бы то ни было, — появился в самом конце XI в., буквально накануне или во время Первого Крестового похода. С точки зрения средневековых хронистов с послания Алексея I Комнина графу Фландрии начинается история Крестовых походов. Константинопольский император был вполне убедителен и в ответ на его просьбу крестоносцы собрались отправиться в путь. На протяжении столетий идут споры о том, в какой степени является подлинным этот документ, описывающий ужасы притеснений, перечисляющее богатства и реликвии Константинополя, которые могут оказаться в руках того, кто попытается захватить столицу 1. Подобное упражнение в риторике и составлении списков, вне всяких сомнений, вызывало живой отклик у читателей. Но было ли оно составлено к Константинополе или Европе — по-прежнему открытый вопрос. Послание в значительной степени порочит и самого византийского императора. У одного из ранних историописателей крестоносцев, автора первой автобиографии эпохи Средневековья, который, впрочем, так в Святой земле и не побывал, — Гвиберта Ножанского — этот документ вызвал самое критическое отношение. В книге «Деяния Бога, совершенные через франков» Гвиберт отметил, что в послании — а в самом тексте этого пассажа обнаружить не удается — император «прибавил, [28] словно ему неведомо об умеренности добрых людей, дескать, помимо всего вышеперечисленного, их должно подвигнуть влечение к женским прелестям, как будто греческие женщины настолько прекрасны, что всякий предпочтет их обитательницам Галлии, и уже только ради одного этого французское войско отправится во Фракию» 2. Алексей Комнин, получивший, по словам Гвиберта Ножанского, «пурпур не по праву законного наследования», проникся ненавистью и завистью не только к могуществу крестоносцев, но и к их мудрости. Позднее историографы даже выдвинули версию о том, что император пытался отравить участников похода 3. Кроме того, еще до рождения Алексея, «ведьма предсказала его матери, что тот, кто ведет свое происхождение от франков, лишит его и жизни, и власти» — Гвиберт был уверен, что речь идет о Боэмунде Антиохийском, который женился на сестре короля Франции 4. Подвергся уточнению и список преступлений, совершаемых язычниками. В церквах, согласно Гвиберту, «они устраивают стойла для лошадей, мулов и прочего скота, превращают их в свои святилища, которые называют мечетями и совершают там бесчисленное множество постыдных сделок, так что это уже и не базилики вовсе, но базары и поприща» 5. Гвиберт не жалеет чернил, чтобы показать злокозненность императора Константинополя, нечестивость язычников и порочность их наставника — Магомета.


ПОСЛАНИЕ АЛЕКСЕЯ I КОМНИНА ГРАФУ ФЛАНДРИИ

Это письмо за четыре года до славного похода на Иерусалим было направлено всем западным церквам, но в первую очередь — Роберту, графу Фландрии, — от императора Константинополя. Сам граф возвращался с посохом и сумою от Гроба Господня, и на этом пути они встретились и имели теплую и дружескую [29] беседу. Этот император, как он сам признавался в своем послании, претерпел нестерпимые притеснения от негодного племени язычников под властью Сулеймана Старшего, отца того самого Сулеймана Младшего, которого наши затем разбили в сражении и обратили в бегство. Мы немало дивимся тому, почему же отношение этого самого императора к нашим людям всегда было пропитано ядом и он не чурался отплатить злом за добрые дела.

Господину и славному графу Фландрии Роберту, а также правителям всего королевства, ревнителям христианской веры, как мирянам, так и клирикам, император Константинополя желает здравия и мира. Во имя Господа нашего Иисуса Христа, и Отца Его, и Святого Духа.

О светлейший граф, великий заступник веры, уповая на Ваше благоразумие, я хочу поведать о том, как святейшая империя греков-христиан ежедневно терпит притеснения от печенегов и турок, которые непрестанно грабят и покоряют ее, подвергают ее побоям и поруганиям, совершают неописуемые убийства и глумления над христианами. Поскольку многочисленны и, как мы сказали, неописуемы злодеяния, которые они творят, из многого поведаем лишь о малом — о том, от чего даже воздух начинает дрожать от страха. Прямо над крестильной купелью они делают обрезание мальчикам и отрокам христианским. Глумясь над Христом, наполняют купели кровью, с крайней плоти стекающей. Более того, они принуждают мочиться туда, а потом силой водят их по всей церкви и заставляют проклинать имя и веру Святой Троицы. Тех же, кто отказывается, подвергают различным наказаниям и, в конце концов, убивают. Они берут в плен знатных матрон и их дочерей и насилуют по очереди, словно скот. Иные же бесстыдно надругаются над девственницами прямо на глазах и их матерей, которых в это время заставляют распевать нечестивые и похотливые песенки. В книгах сказано о том, что подобное уже происходило с людьми [30] Божьими в древности, ибо нечестивые вавилоняне, по-разному насмехаясь над ними, требовали: Пропойте нам из песней Сионских (Пс. 136, 3). Вот так и бесчестя девственниц, они понуждают петь негодные песни матерей, чей глас отзывается не пением, но громким плачем, ведь написано о смерти невинных младенцев: Глас в Раме слышен, плач и рыдание, и вопль великий; Рахиль плачет о детях своих и не хочет утешиться, ибо их нет (Мат. 2, 18). И хоть матери невинных младенцев не утешились, скорбя о смерти своих детей, они утешились спасением душ младенцев. А этим матерям куда хуже — ничто утешить их не может: ибо дочери их погибают и душою, и телом. Что еще? Переходим к самому худшему. Мужчин любого возраста и звания, а именно, отроков и отцов, юношей и стариков, знатных и слуг, и что еще хуже и мерзостней, клириков и монахов, и — о горе! то, о чем никогда не слыхивали прежде — епископов они марают грехом содомским; и бахвалятся, что одного епископа они уже подвергли этому. Не счесть скверны и разрушений, которым подвергли они места святые. А обещают совершить еще худшее. Кто удержится от слез? Кто не проникнется жалостью? Кто не содрогнется от страха? Кто не обратится к молитве? Ведь почти вся земля, от Иерусалима до Греции, да сама Верхняя Греция с прилежащими к ней областями: Малой и Большой Каппадокиями, Фригией, Вифинией, Малой Фригией, или Троей, Понтом, Галатией, Лидией, Пампфилией, Исаврией, Ликией, главными островами — Хиосом и Мителеной, а также множеством других, которых мы и перечислить не можем, островов и земель вплоть до самой Фракии подверглись их нашествию. И не осталось ничего, кроме Константинополя, который они угрожают отнять у нас в самое ближайшее время, если только помощь Господа и христиан-латинян не окажется быстрее их. Ведь с двумястами кораблями, которые построили ограбленные ими греки, гребущие волей-неволей веслами, они вторглись в Пропонтиду, что зовется Обширной, [31]берет начало в Понте и возле Константинополя впадает в Великое море. Угрожают как по суше, так и со стороны Пропонтиды захватить Константинополь в самое ближайшее, как мы говорили, время. Мы перечислили и описали тебе, граф Фландрии, приверженец веры христианской, лишь немногие из зол, что совершило это нечестивое племя. Прочее, дабы не вызвать у читающих отвращения, опускаем.

Потому во имя Бога и из сострадания ко всем грекам-христианам мы просим, чтобы всех воинов, верующих во Христа, каких только сможешь собрать в стране своей — больших и малых, и среднего достоинства — приведи сюда на подмогу мне и грекам-христианам, ибо годом ранее они освободили Галисию и прочие западные страны от ига язычников, а теперь ради спасения своей души смогут прийти на помощь Греческому царству. Я хоть и император, но нет мне никакого избавления, не найти мне опоры и надлежащего совета, постоянно я бегу от лица турок и печенегов и сижу в каждом городе до тех пор, пока их приход не становится неизбежным. И поскольку подданные Ваши — латиняне, горю желанием, чтобы ими был взят Константинополь, Вы должны приложить все усилия к тому, чтобы стяжать себе славную и неописуемую награду — радость на небесах. Уж лучше вам владеть Константинополем, чем язычникам. Ибо в этом городе драгоценные реликвии Господа: столп, к которому Он был привязан, бич, которым Его бичевали, багряница, в которую Он был облачен, терновый венец, которым Он был увенчан, трость, которую дали Ему вместо скипетра, одежды, которые делили распявшие Его, гвозди, которыми Он был прибит, большая часть того креста, на котором Он был распят, плащаница, что была во гробе после Воскресения, двенадцать корзин с ломтями пяти хлебов и двух рыб, голова Иоанна Крестителя с нетронутыми власами и бородою, реликвии: тела невинных младенцев, равно как и пророков, апостолов, мучеников, и в особенности первомученника Стефана, исповедников и дев — и в таком количестве,[32] что обо всем этом мы по отдельности писать не станем. Всем вышеописанным должны владеть вовсе не язычники, а христиане, и коли они получат все это — то оно послужит защите всего христианского мира, и наоборот, великий ущерб и позор выйдет от того, что они это все утратят. Но коли они не пожелают стараться ради этого и испытывают большую любовь к золоту и серебру, то обнаружат там золота больше, чем есть во всем мире. Одних сокровищ константинопольских церквей: серебра, злата, самоцветов и драгоценных камней, шелков, то есть палиев, хватит на все церкви, какие только есть на свете. Но все это превосходят неописуемые сокровища матери церквей, или Святой Софии, то есть Мудрости Божией, ибо они могут, без сомнений, сравняться с сокровищами храма Соломона. Что же мне говорить о сокровищах знати, если и богатства простых купцов никто исчислить не может? Что хранится в сокровищницах почивших императоров? Доподлинно говорю, не найдется языка, который об этом поведает, ибо там хранятся не только сокровища правителей Константинополя, но туда перенесены и сокрыты во дворцах все сокровища императоров Рима. Что тут еще сказать? Поспешите вместе со всеми Вашими людьми, соберите все Ваши силы, дабы подобные сокровища не оказались в руках турок и печенегов, которым несть числа. Каждый день ожидается прибытие шестидесяти тысяч, и опасаюсь, как бы этими сокровищами им не удалось понемногу соблазнить наших жадных рыцарей. Ведь именно так поступил Цезарь, который благодаря жадности завоевал королевство франков, и подобным образом Антихристу предстоит в будущем захватить весь мир. Действуйте, покуда у вас есть время, покуда не утратили и царство христианское и, что еще хуже, Гроб Господень, дабы стяжать себе на небесах не приговор, а награду6.


1 Joranson E. The Problem of the Spurious Letter of Emperor Alexius to the Count of Flanders // American Historical Review. 1955. Vol. 55. P. 811-832; Epistulae et chartae ad historiam belli sacri spectantes quae supersunt aevo aequales ac genuinae: Die Kreuzzugbriefe aus Jahren 1088-1100 / Herausgegeb. von H. Hagenmeyer. Innsbruck, 1901. P. 10-44.

2 RHC Occ. IV, 133.

3 MGH.SS. XXIII, 805.

4 RHC Occ. IV, 133-134.

5 RHC Occ. IV, 131.

6 Gesta Dei per Francos sive orientalium expeditionum regni Francorum Hierosolymitani historia a variis sed illius aevi scriptoribus litteris commendata / Rec. Jac. Bongars. T. I-II. Hanau, 1611. – 1, 883.

(пер. Н. С. Горелова)
Текст воспроизведен по изданию: Царствие Небесное: Легенды крестоносцев XII-XIV веков. СПб. Издательский Дом «Азбука-классика». 2006

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.