Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

[Далее, по словам Ревилью, идет краткое восхваление доблестей Макария; эта опущенная издателем часть, по нашему предположению, занимает не более 2 — 3 страниц ватиканской рукописи, т. е. 30-45 греческих строк].

2. Авва Макарий ничего не знал по-гречески, тем не менее, он не остался дома, а пожелал идти с нами на бой 10 с халкидонитами и быть в числе 634. Вы не знаете, что пред отъездом нашим из Александрии я говорил множеству епископов египетских: "кто любит Бога, тот пусть [589] идет с нами на собор". Но епископы дали золота кубикулярию, посланному императором приглашать нас, чтобы тот не понуждал их. И он посадил их на корабль особо, а не посадил их вместе с нами.

3. Тогда сказал он старцу авве Макарию: "иди и ты с нами, садись вместе с твоими собратьями — епископами; ты будешь в своем обществе, и кто-нибудь позаботится о тебе при твоей старости; ведь у тебя нет своего человека". Но он ответил ему: "не затем я пришел сюда, чтобы искать себе покоя. Жив Господь! не ради своего телесного упокоения я войду на корабль; нет, я готов даже пешком идти до собора, где — как мне известно — Господь мой Иисус Христос подвергается оскорблениям еретиков". И еще сказал он ему: "жива душа твоя, сын мой! у меня нет золота больше полутора лукуджи". Услышав это, кубикулярий сказал ему: "так не хочешь ли ты отправляться завтра вместе с архиепископом"? И он сильно обрадовался и сказал: "о, если б я удостоился отправиться вместе с этим человеком Божиим"!

Пожелавшие остаться дома епископы дали, как я сказал, кубикулярию золота, и он позволил им остаться позади. А матросам приказал он отвалить от берега и плыть потихоньку. И сказал им: "дайте им остаться позади нашего корабля, пусть они совсем не подплывают к нему близко". "А когда, — прибавил он, — вы далеко отстанете от нас, пристаньте к берегу и высадите их на землю, и пусть они идут по домам. Ведь, в самом деле, не за ними послал нас император, он вызывает только архиепископа". Как он сказал, так матросы и сделали.

5. А апа Макарий вошел на корабль и сел в сторонке с человеком, которого он, как я слышал, называл Пинутион. Заметив, что он поместился в кормовой части корабля, я сказал ему: "поди сюда и садись со мною". Он не понимал, что я говорил ему; но по сделанному рукою призывному знаку подошел ко мне и сказал: "вот я; ты [590] звал меня, отче!" Я тоже не понимал, что он говорит. Но диакон Петр, знавший оба языка, перевел мне. А диакон Феопист сказал мне: "а этот немой зачем едет с нами? ну с кем он там станет догматствовать (dogmatizein) 11? Египтяне, что ли, еретики-то, что он станет с ними догматствовать?"

А я ответил ему: "нет, сын мой, не говори так об этом праведнике, не произноси таких слов о нем. Поверь мне, если бы вся земля была полна еретиков и дьяволов, молитвы такого мужа рассеют их как дым; и если бы весь мир был полон мечей и копей, он ничуть не побоится их. Я, как Иисус сын Навин, пойду на войну; а старец пусть будет у нас как законодатель Моисей: он станет молиться о нас, пока Бог не рассеет врагов-еретиков. А ты, Феопист, будь как Ор, а Петр будет как Аарон на недвижимом камне — Христе. Макарий будет как Моисей, а вы поддерживайте его воздетые руки. А я, малейший 12 подобно Иисусу, сыну Навину, буду поражать нового амалика, еретиков. А теперь идите вы к нему и переведите ему эти слова. А ты, сын мой Феопист, сейчас же поди, покайся и прими благословение от этого святого старца; и если он не простит тебя, то нет тебе покаяния 13.

7. И он тотчас же бросился к ногам его и поклонился ему и сказал: "прости мне, отче; согрешил я пред. тобою". И когда по моему приказанию Петр перевел эти слова, то святой, по великому своему смирению, сказал: "это я согрешил пред тобою, сын мой; прости мне". А я сказал ему: "поверь мне, отче, если ты не простил ему, то он отлучен". Тогда святой сказал ему: "Бог да простит тебе все грехи твои, сын мой".

8. Мы еще не отплыли из Александрии, когда святой увидел [591] диакона, выступавшего с необыкновенною важностью 14 и весьма самодовольного. И сказал он диакону Петру: "кто это?" Он сказал ему: "диакон из [здешнего] клира". А святой сказал ему: "и он пойдет с нами на собор?" — "Я не знаю", — сказал Петр. А епископ сказал ему: "если врагов наших еретиков только двадцать человек, этот будет двадцать первым между ними и будет отстаивать — ересь их". Диакон Петр передал мне эти слова, и я понял, что старец был духоносен 15, так как он вовсе не знал этого диакона внешним образом. И я приказал сыну моему Тимофею остерегаться этого человека.

9. Под вечер мы отплыли из Александрии. Он со своим человеком лег спать на одной стороне корабля, я с моими сынами на другой. В полночь он поднялся и закричал: "отче архиепископ, ты не спишь?" Я разбудил диакона Петра и сказал: "посмотри, что такое говорит старец". Петр сказал ему: "что ты говоришь, отче?" А он сказал: "Все собиравшиеся в путь с нами епископы разошлись по домам". Он сказал ему: "откуда ты узнал это, отче?" А он сказал: "я видел святого апа Псоти, епископа псоиского 16, мученика Христова; с ним стояли все епископы, и я и ты [Диоскор]. И видел я светлые венцы, опустившиеся на наши головы. И осмотревшись, увидел я Афанасия, apxиeпиcкoпa александрийского, и говорит он мученику Христову, апа Псоти епископу: "наши предшественники по кафедре говорят тебе: "догматствуй и пусть догматствуют и епископы [и посмотрим], хорошо ли они станут бороться или нет". И смотрел я на него, и он отворил дверь тьмы и проговорил: "змий древний". И тотчас я увидел огромного дракона, и в его пасти томос. И услышал я голос во тьме позади дракона: "Пульхерия, возьми эту книгу и передай ее Маркиану [592]

[Новый значительный пропуск около 20 листов ms. Vatic.. т. е. около 10 столбцов предполагаемого греческого текста. * Выдержки у Цёги исполняют его лишь отчасти *].

10. *Пинутион (диакон aпa Maкapия) сказал мне: В номе Шмим прямо против него есть монастырь Африви. Его архимандрит — святой апа Шенути 17, ходивший со святым Кириллом на эфесский собор. В старости, когда ему было сто девять лет, этот святой пророк вместо себя поставил над братиею одного из её среды, по имени Вису... А к западу от реки было одно селение, где поклонялись идолу, называемому Кофос 18. Он был поставлен над самым входом в дом, и все входившие в дверь склоняли пред ним головы и воздавали ему чествование. И пришли пресвитеры этого места и рассказали отцу моему обо всем, что делают язычники 19, как они уводят маленьких христианских мальчиков и приносят их в жертву своему богу Кофу. Однажды наконец их поймали, захватили их на месте преступления, когда они приносили христианских мальчиков в жертву своему богу на жертвеннике. Многих из них схватили, отдали под стражу и произвели следствие об этом происшествии. Не доводя дела до пытки 20, они сознались и сказали: "мы подзываем 21 маленьких христианских мальчиков, даем им куски хлеба или чего-нибудь съестного и заманиваем их в потаенное место, откуда не слышно их крика. Таким образом мы их убиваем, кровь их возливаем на жертвенник, из их внутренностей делаем струны, натягиваем их на кифары и поем нашим богам. Тело мы сжигаем и пеплом пользуемся для того, чтобы узнавать, на каком месте зарыт клад 22. Мы берем несколько пепла, [593] высыпаем его [на землю] и начинаем играть на кифарах со струнами из внутренностей маленьких мальчиков, и тотчас клад выходит наружу, и мы берем что хотим". И эти арестованные люди дали денег, и их отпустили на свободу, потому что власти 23 этого нома были люди корыстолюбивые.

Услышав это от пресвитеров, святой епископ авва Макарий встал и пошел с ними. Пошли с ними и мы, я (Пинутион) и два другие великие человека; а оба пресвитера шли впереди нас. Мы прошли к северу нома около пяти миль и увидели храм их. Отец мой пошел ко храму, а два пресвитера сказали ему: "отче! уйдем отсюда; иначе убьют нас". А он ответил: "жив Господь! если и убьют меня, я не уйду отсюда, пока не войду внутрь храма". Но едва подошел он ко входу, как демон сидевший на двери и идол Кофос завопили: "идите сюда! выгоните вон Макаpия ткоуского: ужас напал на нас, когда мы услышали его голос; если он еще пробудет здесь сколько-нибудь времени, то мы уйдем, и уже никогда не придем сюда, никогда не возвратимся к вам".

Услышав эти слова, жрецы вышли с оружием в руках, с мечами, копьями и топорами, а женщины взошли на кровлю храма, чтобы бросать в нас каменьями. И говорят ему: "это ты злодей 24, Макарий ткоуский, ты пришел сюда; чего тебе нужно? Наш бог уже открыл нам о твоей ненависти к нам. Уходи ты от нас, какое тебе до нас дело?" Святой ответил им: "если мне нет до вас дела, то вам какое дело до христианских детей, которых вы закалаете в жертву идолам?" Они отвечали: "это неправда." А святой сказал им: "а если не правда, то позвольте мне войти и осмотреть храм." И говорят ему: "войди". Оба пресвитера побоялись войти. Там стояли двадцать человек; они пропустили нас и хотели убить нас; а нас было только [594] четверо. И говорит нам: "сегодня кончена жизнь ваша, сейчас убьет, вас." И тотчас они бросились на отца моего, схватили его первого, точно агнца непорочного, а затем и нас троих. И порешили язычники принести нас в жертву их богу Кофу. Женщины ликовали и говорили: "отпразднуем сегодня праздник богу нашему над злодеями xpиcтиaнами". Но старший между ними сказал: "прежде чем убивать их, следует сперва дать знать нашему главному жрецу 25; позовем его на жертвоприношеше богу нашему Кофу". Прочие согласились с ним. Имя главного [жреца] было Омир 26. Когда посланный за ним вышел, я сказал отцу моему (я был связан вместе с ним):"...

Еще [я] говорил это, как вдруг святой апа Виса (посланный от апа Шенути) постучал в дверь. Они не отвечали ему. Он же воззвал и сказал: "Господи Боже вседержитель"!.. и двери храма тотчас отворились, и вошел святой апа Виса и с ним четырнадцать человек монахов. Увидев их, оцепенели от ужаса и сделались словно бездушные камни. Нас немедленно развязали. И говорит св. апа Виса отцу моему: "выбирай одно из двух: или ты зажги [храм], а я буду молиться, или ты молись, а я зажгу". И говорит ему отец мой: "нет, станем вместе и будем молиться, пока не спадет огонь с неба и не сожжет храм". И встали и начали молиться. И был им голос: "спасайтесь чрез двери храма". И не успели мы оглянуться назад, как огонь, словно огромная стена, со всех сторон охватил, храм, его стены рухнули, и огонь пожрал все до основания...

А на дороге отец мой встретил главного из них, Омира (он был главный жрец), и узнал отец мой в духе, что это был тот главный, за которым они послали... И тотчас отец мой приказал братии: "схватите его и свяжите"! И завопил нечистый жрец: "великий бог Кофос, архистратиг воздушный, брат Аполлона! спаси меня, ведь я твой [595] главный жрец". А отец мой говорит ему: "вот я сожгу тебя живым и с твоим богом Кофом вместе". И пошли [дальше] и подошли к селению. Множество православных вышли [навстречу] и пошли пред ними. Тогда он приказал им разложить огонь и бросит в него жреца Омира, и сожгли его вместе с идолами, которые нашли в доме его. Что касается прочих язычников, то многие из них сделались христианами и приняли крещение; другие не пожелали [этого], но взяли свое имущество, побросали его в воду и в ущелья, а сами ушли со своими идолами в пустыню. Когда подвели счет идолов, разрушенных в этот раз, то оказалось их триста шесть. В домах бежавших поселились христиане.*

И мы вышли на берег [в Константинополе]. Святой апа Макарий шел за нами одетый в грязное платье. Диакон Петр сказал ему: "авва Макарий, надень хорошую одежду, ведь мы идем представляться 27 императору". А Макарий сказал ему: "сын мой! сердце императора в десять тысяч раз грязнее моей одежды. Поверь мне, сын мой, что будь у меня другая одежда грязнее этой, и ее надел бы я, лишь бы мне облечься в светлое одеяние, когда я пойду на встречу царю — Христу. Евнухи и патриции, окружающие царя миpa сего, стараются одеваться роскошно, чтобы выглядеть красивее всех в его свите. Так и я стараюсь соблюсти в чистоте мой хитон и фелонь мою, чтобы войти мне и соединиться с теми, кого возлюбила душа моя, — с Иоанном крестителем и Елисеем пророком". Так говорил он, а я дивился сладости слов его.

После этого нас ввели к императору, но авву Макapия силенциарии не хотели впустить с нами в заседание 28. Тогда он сказал: "свитая в трое веревка не скоро порвется 29. Хоть вы и не допускаете меня, но туда уже вошли трое из моей епархии, которые крепче в вере, чем все [596] епископы, и при том весьма опытны". Тогда взглянул я, идет ли за мною старец, и — стал словно без языка во рту или лучше совсем без головы. Но обратившись, я увидел одного нотария и сказал ему. "сделай милость, приведи ко мне этого епископа, у него мои книги". И таким образом впустили его. Когда же он услышал те хулы, которые говорили еретики, захотелось ему оскорбить императора и предать его анафеме; но не находил он человека, который перевел бы слова его. Ибо смерть была сладка ему, что иному человеку приглашение на обед или на свадьбу; и положил он в сердце своем, что если он умрет за веру в Сына Божия, то это будет мученичество.

17. Расскажем теперь о нашем представлении Маркиану. Когда нас ввели туда, мы сели. Там были Максим антиохийский, Ювеналий Иерусалимский, Анатолий константинопольский, Стефан эфесский и я, малейший, Диоскор, и император и та, имя которой не хочется выговорить, — Пульхерия 30. Апа Макарий вошел с сыном своим Пинутионом и сел после епископов Паралии. И они слушали, что мы говорили с императором. Император сказал: "изложите веру и возвращайтесь на свои места". Я ответил ему: "Мы до сей минуты точно следуем вере отцов. Или ты не считаешь православными отцов наших, изложивших нам веру, Александра, Афанасия, Феофила и Кирилла, Юлия римского, Иннокентия и Целестина"? Я сказал это, желая выяснить, примет ли и выслушает ли он имена их, права ли, следовательно, его вера. В ответ на это Флавиан сперва переговорил с императором. Он сказал мне: "будет тебе, Диоскор! Древнее прошло, теперь все новое 31, именно мы сами". А я отвечал ему: "когда вы разрушаете то, что утвердили нам на соборах отцы наши [и я примкну к вам], то я сам себя делаю преступником 32". Флавиан сделал знак императору, чтобы он приказал прочитать томос Льва. [597]

18. Император повелел взять книгу. А я сказал: "что это ты вводишь среди нас"? Он сказал: "послание патриарха Льва". И я взял книгу из рук нотария, бросил ее на землю и сказал ему: "не вводи между нами богохульств этого человека; иначе право я наложу отлучение 33 на всю столицу и уйду домой". А императрица Пульхерия сказала мне: "как ты смел сделать это?! Был другой гордец в твоем роде, Иоанн, архиепископ этого города; но мать моя отправила его в ссылку, там он и умер. Или у меня теперь нет власти — сослать и тебя, как его"? А я сказал ей: "А что Бог сделал с нею? Не открылась ли в её седалище фистула, выделявшая червей? И съели бы черви все её тело, если бы она не притекла к мощам этого святого Иоанна. И ты не боишься, видя все, что случилось с нею? Делай и со мною, что угодно. Но, кажется, из того зла, которое твоя мать сделала св. Иоанну, сослав его, до сих пор не вышло ничего хорошего. Однако скажите мне, в чем я погрешаю против веры. Не греши, государь, против Бога, в руках которого твое дыхание? Я сын людей православных и могущественных. Прочь от меня ты, мирянин 34! Не оскверняй места, на котором пребывает Бог, чтобы не пасть тебе скоро. Не стеснюсь я пристыдить тебя, хотя бы убили меня за веру. Я помышляю о небе, где пребывает Христос".

19. Феодорит сказал в ответ: "мы, христиане, веруем, как отец наш Лев. А он говорит, что божество было отделено в то время, когда Он страдал и терпел мучения: затем: что божество Его наполняло Его тело, когда Он творил все чудеса". А я отвечал ему: "Отец мой Кирилл говорит: как железо, брошенное в огонь, раскаляется, но если ударить по нему молотом, то огонь ни мало не страдает 35 от этого удара: так божество Христово и Его человечество соединились 36 однажды [навсегда] нераздельным [598] единением и в страданиях, которые Он претерпел, и в чудесах Его". Когда я сказал это, поднялись с мест apxиепископы и епископы и весь синклит, и воскликнули: "по истине хороша вера Диоскора, и никакого порока нет в ней. Лесть — вера Флавианова. Мы веруем, как отец наш Диоскор".

Я же сделал им знак рукою. "Молчание! Слыши израиль!" И они умолкли, а я сказал им: "Веруете ли вы в четыре евангелия?" Они же сказали мне: "конечно, веруем; не христианин тот, кто не верует в четвероевангелие". Я продолжал: "хорошо вы сказали. Итак в тот час, когда Иисус был зван на брак, звали его как Бога, или как человека?" Они ответили: "как человека". А я продолжал: "хорошо вы сказали. А в тот час, когда Он претворил воду в вино, это знамение сотворил Он как Бог, или как человек?" Они ответили: "ясное дело, как Бог". И я сказал им: "Его божество не отделялось от Его человечества ни на мгновение ока. Вот я поймал вас [на слове] и представляю вам из ваших собственных уст свидетельство истины". И, выслушав это, они замолчали и ничего не могли сказать мне, потому что нечего было сказать им. А трибуны, силенциарии и референдарии, консулы и патриции, все воскликнули громким голосом: "Да живет царь во веки! нет веры как вера Диоскорова! никакого порока нет в ней. Весь мир согласен в этом. Гоните прочь от нас этих смутников 37 манихеев. Не дадимся в сети Нестория: он хотел увлечь нас в погибель с собою. Избавь нас, государь, от козней этих собак".

Еще они говорили это, как император сделал собранию знак рукою, чтобы они замолчали и слушали. И сказал мне император: "один ты высок ведением? Ты говоришь, хотя никто тебя не просит; ведь ты слова сказать не даешь прочим епископам. Не ты один начертаешь веру". И отвечали епископы: "что говорил Диоскор, то мы говорим; [599] мы назначили Диоскора быть языком нашим; все, что говорит он, — истина и нет в том никакого порока". Андракатис, о котором мы говорили выше, тогда был еще еретиком. Он взял послание еретиков, дал его императору и прямо 38 сказал: "если Диоскор не уйдет из среды нашей, то не обнародовать нам томоса Льва патриарха; а коль скоро уйдет он от нас, ты сделаешь все что тебе угодно. А теперь пусть он уходит, и епископы церквей подпишутся, и мы разойдемся. А когда мы разойдемся, повели собраться только нам одним, и мы научим тебя, что нужно делать".

Мы вышли. В тот день боголюбивый Никита позвал нас с пресвитером Лукою в дом свой; а еретики тоже после нашего ухода пошли во дворец. Сын боголюбивого Никиты, по имени Мисаил, был евнухом во дворце. Он был там, когда еретики приходили к царю, и слышал, о чем они говорили с императором и императрицей. Император повелел еретикам томос Льва присоединить к никейскому вероопределению 39, и они сделали это. Он предписал также собору собраться в Халкидоне, городе нечестивых, а меня сослать в это место. Молодой Мисаил бегом пришел и сказал отцу: "пусть этот старец египтянин, что исцелил глаза Селефия, — пусть он убежит и не показывается; так как император повелел убить его тайком об этом еретики говорили с ним и на этом он порешил с ними". И сильно прискорбно стало сердцу моему когда услышал я это об авве Макарии; но я вспомнил о видении, которое я видел на корабле, и о том, что сказали мне святые Иоанн креститель и пророк Елисей".

[Этим оканчиваются выдержки Ревилью, изданные до настоящего времени; *извлечения Цёги идут несколько далее*].

*Когда мы нашли (в Константинополе) корабль, на котором прибыли тавеннисийские братия, то я (Диоскор) понял устроение Божие, чтобы Макарий отправлялся с ними. [600] Я пригласил одного из них, по имени Анувиона, и переговорил с ним об апа Макарии, что ему нужно отправиться с ними, рассказал и о том, что император хочет убить его. Они обрадовались...

24. Апа Пафнутий, архимандрит тавеннисийский, рассказал нам, что он видел в Алексапдрии и что слышал об авве Макарии и о том, как он довершил свой подвиг... "Случилось мне [Пафнутию] отправиться на север... проходил я мимо монастыря св. апа Шенути архимандрита... Прибыв наконец на север, мы пробыли целый год в Канопе... Между тем император предписал всем епископам собраться в Александрии. Не прошло еще и полного месяца, как авва Макарий, епископ Ткоу, возвратился с собора [из Константинополя]... и я принял его к себе в монастырь в Канопе... Спустя немного дней прибыл в Александрию курьер 40 Сергий с томосом беззаконного 41 Льва, а вместе с ним и другой еретик, по имени Салофакиарий 42. И собрались все епископы на месте, называемом Кесарион, и он прочитал им предписание императора, в котором сказано: "кто первый из александрийского клира подпишется к томосу, тот и воссядет на престоле apxиeпиcкoпa александрийского". Протерий, тот самый, что захватил должность эконома Kecapиoнa, схватил томишко 43 своею рукою и сказал: "помокни 44 мне [трость в чернила], я подпишу свиток"...и подписал томос Льва. И сказал Протерию апа Макарий: "ну и пала твоя анафема на тебя же самого"... Они [епископы] испугались и подписали. Курьер обратился к апа Макарию и сказал ему: "подпиши и ты также". Апа Макарий сказал ему: "то во всяком случае не подпись, если ты и заставишь меня подписать [томос]; но не будет того, чтобы я подписал его". Курьер встал в сильной ярости и жестоко ударил его ногою 45, и он упал и тотчас же умер... [601] 25. И все множество православных в Александрии... взяли его и принесли в мартирион святого Иоанна крестителя и пророка Елисея... и положили его на раке этих святых... Малый город Ткоу произрастил тебя [, апа Макарий], велиикий город Александрия приняла тебя... А я [Пафнутий] принял к себе его диакона Пинутиона в монастырь в Канопе...


ПРИМЕЧАНИЯ.

(Церковно-исторические очерки и наброски).

А. Эдку или Кау?Б. Город Антеополь (национальная упругость коптов и эллинская культура). Церковная история Антеополя. Макарий, епископ антеопольский; сказание о нем коптского синаксаря. — В. Гангра и Петр, митрополит гангрскийГ. Апа. — Д. Петр Монг и Феопист.Е. Коптский и греческий язык в Египте. — Ж. Число 634 и его критическое значение. — З. Диоскор пред халкидонским собором. Торжество Диоскора (попытка отменить вселенские соборы; исповедание веры Иакова Барадея: "метран бейрутский" и «третий собор"). Протесты против разбойничьего собора. Упорство имп. Феодосия. Новый государь. Собор назначен. Интрига Феофила — ключ к тактике Диоскора. Влияние на монашество (много ли отделившихся от кафолической церкви?) Поболее епископов! Ветераны 431 г. в 449 г. Для чего нужен «старец» — епископ антеопольский? Опыт характеристики Макария (Фанатическая струя в африканской религиозности). "Начало конца": египетские епископы избегают собора (несколько цифр); почему? Четверо покидают знамя Диоскора. Диоскор отлучает папу: опыт хронологической установки факта; первоисточник сведений о нем; римские легаты 8 октября 451 г. Как относился к «отлучению» сам Лев в ? — И. Кубикулярий или магистран? I. Полторы номисмы. — К. Диоскор с точки зрения скромности, — Л. Египетская храбрость. — М. Эконом Кесариона. Вопрос о сане Протерия. Экономы-пресвитеры. Кесарион и его история. — Н. Тимофей Элур; за что его прозвали кошкою? О. Птолемаида и св. Псоти; сказание о нем синаксаря. — П.. Что думать о "видении"? Его догматическая несостоятельность. Замечательный сон Диоскора. — Р. Поход Макария на язычество. Кофос. Ауто- да-фе; черты нравов V в. — С. "Конференция" константинопольская — факт или сказка? Факты и их хронологическое освещение (во сколько дней от Рима до Константинополя?). Ни слова о Никее. Тенденция сказки: монофизитская критика собора халкидонского с точки зрения законности его состава и свободы совести. Кто были «мельхиты» на халкидонском соборе? Одна черта в поведении Диоскора и его египтян. — Т. Трое. — У. Паралия (история одной ученой ошибки) или Бурлос? — Ф. Диоскор, возводимый на пьедестал св. Златоуста. Легенда об Евдоксии (пара слов о 13 ноября). [602] Х. Самосознание Диоскора. — Ц. Вопрос о "разделении" естеств; одна из монофизитских вариаций на эту тему, Феодорит кирский и св. Кирилл: разность фразы и тождество воззрения (к вопросу о терминологии св. Кирилла), Феодорит и "томос" Льва в. Два вapиaнтa монофизитских представлений о Феодорите — Ч.. Сравнение с раскаленным железом у св. Кирилла, у Аполлинария, у Феодорита. Логично ли сравнение у энкомиаста? — Ш. Диалектика Диоскора. Вредное применение православных элементов в монофизитской доктрине. Монофизиты против точности. Из послания Диоскора к эннатским монахам. Православное учение (синодитское) под пером Диоскора. Монофизитизм под флагом благочестия в лице Евтихия. Елпидия, Диоскора; ответ Льва в. Монофизиты в отношении к арианству — Щ. Византийские eujhmiai. ЪЫ. Как кончил Диоскор? Легенда о Диоскоре (её вариации) для характеристики монофизитской полемики, а) Страдал ли Диоскор от светской власти и считал ли себя гонимым ею? б) Страдал ли Диоскор за веру? Он низложен ob contumaciam. Его мнения о "томосе" не спрашивали (один неясный поступок Диоскора). В изгнании. — Ь. Как кончил Макарий? Он не присутствовал на соборе. Возможность страдальческого конца. Церковь св. Иоанна и её история. К вопросу о времени хиротонии св. Протерия.

- - - -

А. 46 п. 1 Города Ткоу. Tkwoy. Ревилью аподиктично передает это название словом "Antaeopolis" и говорит о Макаpии как об одном из сподвижников св. Кирилла александрийского в Эфесе в 431 г. Не имея серьезных оснований думать, что последнее сообщение французский египтолог заимствует из коптского текста, мы можем и отожествление Ткоу с Антеополем принять лишь по устранении сделанных против этого возражений. Один из современных болландистов (van Hecke?), коснувшись под 24 октября 47 вопроса о нашем Макарии, выставляет мнение, что он был епископом города Атку близь Александрии, а не Антеополя в далекой Фиваиде, находя, что эта близость мест лучше всего объясняет союз Макария с Диоскором. Ученый иезуит имел перед собою три варианта названия кафедры [603] Макария: "episcopus Tacu" 48, "Atacuae" 49, "Kawi" 50 и в пользу предлагаемого отождествления с "Atku" сослался на авторитет не менее как самого Шампольона. Дополнив число вариантов еще тремя: "Atku" 51 "Caw" 52 и "Qau" () 53, представим разъясняющую вопрос справку.

а) Копто-арабские словари (так называемые Scalae) слово tkwoy передают по-арабски во-первых словом "Qau", поясняя его чрез антну 54, во-вторых словом "Atku" ("Atqu?") 55.

б) В настоящее время в Египте известны два относящиеся к нашему вопросу местности: одна под 26°53' сев. шир., 49°15' вост. долг. от Ф., называемая Qau-el-kebir, другая под 31°18' с. ш., 47°57' в. д., называемая Atku () 56 Edqu () 57.

в) Тождество города Кау-эль-кебир с древним Антеополем не подлежит никакому сомнению: развалины эпохи птолемеев [604] с греческими надписями доказывают это монументально 58.

г) Совсем иначе стоит вопрос об Атку или Эдку: существование этого городка в V-VI в. далеко небесспорно. В недалеком расстоянии от Александрии (в 42 верстах) и совсем — близко (в 14 верстах) от Розетты, между древними устьями канопским и болбитинским на узкой полосе между Средиземным морем и озером Эдку лежит городок Эдку на север от этого озера. С именем Эдку ставят в связь некоторые географические названия в иероглифических надписях 59; но при этом исходят из предположения, что существование Ткоу на севере нижнего Египта доказано Шампольоном, и не дают себе труда вспомнить чувствительный пробел в этом доказательстве, именно выяснить, как же этот Ткоу назывался у писателей греко-римских. Подозрительно уже то, что эти писатели: о Ткоу городе и озере хранят глубокое молчание 60. Но если бы и отыскалось это греко-римское имя, и тогда нужно было бы еще доказать, что в этом городе была епископская кафедра. В действительности же Шампольон не представил не только греко-римского, но даже коптского свидетельства о существовании Ткоу на севере Египта: сначала (I, 270) он пользовался Cod. Vat. 68 fol. 120 для установки орфографии коптомемфисского названия Антеополя Тkwoy, а потом (II, 242) на тот же cod. Vat [605] 68 61 сослался в доказательство (и притом единственное) того что Эдку есть Ткоу, именно на слова Диоскора о Макарии: "Ткоу, малый город, произрастил тебя, великий город Александрия приняла тебя". "Антеополь, говоритъ Шампольон, и тогда был значительным городом (действительно уже при птолемеях он был метрополиею отдельного нома) и остается таким до сих пор, как показывает самое его имя "Кау-эль-кебир", т. е. "великий Кау"; таким образом название "малый город" к нему совсем неприложимо". Но без труда можно допустить, что энкомиасту в ораторском пафocе; при контрастическом сопоставлении с "великою Александриею" могла показаться "малым городом", mikropoliV, и значительная метрополия. Возможно даже, что scalae, переводя Tкwоу словом "Атку", разумеют тот же Антеополь. Ср. Wuestenfeld, 210: "2 тиби (28 дек.) претерпел мученическую смерть св. Каллиник, епископ" города Аусим 62. Аусим, копт. Оушим, есть Летополь (DitouV) греков 63 под 30°7' сев. ш. 48°49' вост. долг. Взятый по повелению Диоклетиана, Каллиник был приведен в город Ансина (Антиноополь под 27°49' ст. т. 48°31' в. д.) к praeses 64 Фиваиды (304-305 г.) Apиaнy 65 и здесь подвергался истязаниям. Затем Apиaн взял его с собою в Атку (Atku), и здесь, после новых истязаний, св. Каллинику до плеч были обрублены руки. Из Атку Ариан повез его с собою в Тух (Tuch, Scheikh et Thoukh, Пацтогяс греков под 26° сев. ш., 50°22' в. д.) 66. Очевидно, здесь об Эдку не может быть и речи, и Атку есть Кау-Ткоу-Антеополь. [606] д) Во всяком случае в пользу Кау говорят следующие подробности похвального слова: аа) Макарий говорит (п. 9) о явлении ему св. мученика Псоти, епископа псоиского. Почему мысль епископа ткоуского занята воспоминанием именно о епископе-мученике псоиском, а не каком либо другом, напр. не о св. Каллиннике, пострадавшем одновременно со Псоти, это всего естественнее объяснить тем, что св. епископ псоиский для Макария был святым местным. Действительно Псои-Птолемаида лежит под 26°26' с. ш., 49е25' в. д., в расстоянии 82 верст от Антеополя вверх по Нилу, бб) Макарий представляется другом аввы Шенути, фиваидского подвижника, основателя существовавшего до конца XVIII в. "белого монастыря". Даже в момент назначения Маркианом четвертого вселенского собора Макарий был с Шенути в крепости 67 Псумвелдж, месте смерти Нестория. Но и "белый монастырь" и Псумвелдж лежат близь Панополя (что ныне "эль-Ахмим" под 26°34' с. ш., 49°24'в. д.) 68 — Таким образом вопрос о Ткоу решается не в пользу упомянутого болландиста, и исследователь volens-nolens должен принять Maкария ткоуского как епископа антеопольского.

Б. п. 1. Макарию, епископу города Ткоу. — Во дни фараонов между землями "белой короны" т. е. верхнего Египта, значится "сап-Нутер-уи", "ном (губерния) двух богов", раскинувшийся по обоим берегам Нила. На западе лежала метрополия Де-бу (De-bu), "башмачный город" (копт, atew, араб. Идфу), посвященный Гатор-Афродите и греками прозванный Афродитополем. На восточном берегу, в том пункте, где два отрога аравийских гор подходят к Нилу, стоял второй главный [607] город нома, Ду-ка (Du-qa, "город высокой горы", ныне "Кау-эль-кебир"). посвященный Сет-Тифону и прозванный греками Антеополем 69. Но сами египтяне упорно держались 70 национального [608] названия Ткwоу. При птолемеях политическое значение Антеополя возвысилось: он сделался метрополиею самостоятельного нома.

Полною неизвестностью покрыты первые века истории Антеополя, как города христианского. Гонение Диоклетиана, по-видимому, пощадило предстоятеля церкви ткоуской 71, и лишь на никейском соборе мы встречаем первого исторически известного епископа антеопольского, Дия, но затем он исчезает опять с исторической сцены 72. В 334 г. монахи одного монастыря антеопольского, стоявшего на стороне мелетиан, запутываются в нечестную историю с Арсением гипсельским. Они укрывают его у себя, чтобы поддержать молву об умерщвлении его Афанасием великим, во время, перед обыском, спроваживают своего таинственного гостя в Александрию, но гражданская власть привлекает к допросу, по-видимому, самого настоятеля, и он "не смог запереться" и поспешил затем известить главу мелетиан, Иоанна, [609] епископа мемфисского, что их интрига не удалась и что выступать на суде с этим ложным обвинением против александрийского apxиепископа значило бы безнадежно рисковать своею репутациею 73. После этого наступает опять пробел в церковной истории Антеополя и продолжается до 431 г.

На эфесском соборе епископ антеопольский Макарий подписался под актами первого и шестого заседания и 22 июня (на первом заседании) подавал свой голос по вопросу о православии послания св. Кирилла (88-й из 124 вотировавших) и неправославии послания Нестория (30-й из 34). Некоторым колоритом отличается лишь первый votum; о согласии учения Кирилла александрийского с никейским символом Макарий заявил в таких словах: "находя одну и ту же благодать Св. Духа в вере, изложенной... отцами... в Никее и в послании, я благоговею пред нею, пребываю в ней и желаю соблюдать ее, направляющую и спасающую род человеческий" 74. Более Макарий ничем себя не заявил. Ничто не позволяло выделить его из числа епископов заурядных. После 431 г. он исчезает с исторического поприща — навсегда, насколько оно освещается греко-римскими источниками, — лишь до 451 г. по согласному свидетельству монофизитских памятников. Монофизиты 27 паопи (24 октября) 75 прославляют его память как первого исповедника их вероисповедания. В их синаксаре 76 читается следующее:

[1] "В этот день блаженно 77 почил св. абу Макар, епископ Атку. На этом великом муже исполнилось слово [610] пророка Давида: блажен 78 муж, который не ходит на совет нечестивых и не стоить на пути грешных и не сидит в собрании развратителей; но — о законе Господа размышляет он день и ночь. Он соблюдал повеления Господа своего, поступал по правде и получил мзду; а сколько знамений и чудес сотворил Господь чрез этого святого! [2] Рассказывают о нем, что, будучи в городе Атку, он плакал всякий раз, как восходил на кафедру проповедовать народу; и когда один из доверенных учеников его спросил его с клятвою, почему он плачет, он признался, что он насквозь видит грехи и дурные деяния своей паствы — все равно, как другие видят масло в стеклянном сосуде 79. [3] Другой раз он видел Господа во святилище: ангелы, один за другим, давали Ему отчет о делах людских, и слышал oн голос: "епископ! почему ты небрежешь о своей пастве и не увещеваешь ее"? Он ответил: "Господи! не принимает она слов моих". Он ответил ему: "епископ должен увещевать свою паству, и если она не слушается, её вина падает на её голову". Поэтому он постоянно плакал. [4] Когда вместе с отцем Диоскором его позвали на собор и они пришли во дворец императора, служители не хотели пустить его, видя его плохую одежду, пока амба Диоскор объяснил им, что это епископ. Когда он вошел и услышал их речи о Христе, он в собрании произнес отлучение на императора. [5] Сам он давно готов был умереть за православную веру; однако они только изгнали его с патриархом Диоскором на остров Гангру, и отсюда Диоскор послал его в сопровождении одного верующего купца в Александрию, говоря: "там ты примешь венец мученический". [6] Одновременно с ним прибыл в Александрию и посол императора с посланием, содержавшим новую халкидонскую веру [611] касательно двух естеств; император дал ему приказание — первого подписавшегося под этим посланием назначить патриархом александрийским. Архипресвитер, именем Протерий, взял послание и хотел первый подписать его, как епископ абу Макар напомнил ему слова, сказанные ему отцом Диоскором при отъезде из Александрии: "после меня ты будешь обладать моею церковью". Вспомнив эти слова, он отказался от подписи. [7] Когда посол заметил, что епископ не соглашается с верою императора и даже и он (Протерий) не собирается подписаться, вскочил посол, бросился на святого абу Макара и пробил 80 ему сердце, так что он на месте испустил дух и получил мученический венец. Верующие взяли его и положили подле св. Иоанна крестителя и пророка Елисея, потому что оба они сказали святому во сне: "твое тело будет положено подле наших [мощей]". Так восшел он ко Христу, увенчанный венцом терпения".

Предполагая, что в основе многих подробностей этого синаксаря кроется хотя зерно исторической правды, мы воспользуемся ими в дальнейших примечаниях.

В. п. 1. В Гангру остров Пафлагонии. Факт ссылки Диоскора в Гангру засвидетельствован Evagr. h. e. 2, 5; Liberat. breviar. с. 14; Victor tunn. ad a. 453. Здесь он и умер 4 сентября 454 г. 81. Гангра (Gaggra), столица древних царьков пафлагонских, затем метрополия римской провинции Пафлагонии, знаменита в церковном отношении бывшим здесь (когда-то между 340 — 376 гг.) поместным собором 82. Гангра лежит среди материка; но наш автор называет ее "островом"; [612] Gaggran thn nhson 83. Действительно, Гангра, ныне турецкий городок Хангри (Kanghri, Changreh, под 40°53' сев. шир. 51°30' вост. долг, от Ф.) 84, лежит на полуострове, образуемом слиянием двух речек, Ширин-су ("сладкая вода") и Аджи-су ("горькая вода"), впадающих затем в Кизил-ирмак ("красную реку", древний AluV) 85. Но так как "островом" называют Гангру, сколько знаем 86, только монофизиты 87, то можно подозревать здесь заднюю мысль — представит положение Диоскора сколько возможно жалостным: изгнанник был отделен от людского общества не только сушею, но и водною стихиею! Почему выбор императора пал на Гангру, неизвестно 88. О Гангре в римское время ученые знают только то, что этот город стоял вдали от оживленного торгового движения, но был известен гастрономам своими превосходными яблоками: второй сорт во всей римской империи 89. Монофизиты дают два объяснения: а) "во всем свете не было острова, где жили бы жиды, кроме Гангры" 90; б) "епископ страны той был несторианин [613] (т. е. православный) и относился к Диоскору с неописуемым презрением" 91. Первое объяснение конечно неверно, последнее и во второй своей половине, быть может, передает действительный факт. Конечно, ссылая Диоскора в Гангру правительство не могло не принимать в соображение и того, насколько тверд в православных убеждениях местный епископ, не поддастся ли он искушению -смотреть на ссыльного не как на лишенного вселенским собором сана епископа, а как на великого Диоскора, атлета веры.

Митрополитом гангрским в ту пору был Петр. Рукоположенный Проклом константинопольским (434-447) не задолго до 451 г. 92, Петр в первый раз появляется на сцене истории в 449 г. на эфесском соборе. Он подписывается под актами первого заседания 8 августа; по вопросу о том, составлять ли новое вероизложение, Петр не подавал голоса; за Евтихия и против Флавиана и Евсевия он вотировал простым "согласен". На следующих заседаниях он тоже присутствовал, но совсем стушевался: по 8 вопросам, подвергавшимся 93 на них голосовании, в общей сложности подано 83 vota (от 1 до 21 на каждый вопрос), но голос митрополита гангрского совершенно отсутствует. С тем, что называли тогда dialalia, interlocutio (запрос или предложение), он не выступал ни разу во все время собора, т. е. ни на минуту не брал на себя руководящей роли. Эта бесцветность — на подобном соборе, когда клика Диоскора возглашала: "кто молчит, тот еретик" 94 — может служить даже свидетельством известной крепости нравственного характера; но пробным камнем должен служить халкидонский собор. [614] Еще ранее собора Петр подписался под томосом Льва в. 95, но подобно многим. Он присутствовал на халкидонском соборе, подписался под актами его 3, 6 и 15 заседания; вотировал: а) против Диоскора, но — тоже простым "согласен"; б) по вопросу о православии томоса Льва, но — в формуле, колоритом небогатой; в) по делу Ивы и в формуле очень содержательной, но — это был коллективный votum 6 епископов, и митрополит гангрский был между ними предпоследним, г) по вопросу о привилегиях константинопольской кафедры, но — его голос был совершенным эхом голоса митрополита амасийского. С dialalia и в Халкидоне Петр ни однажды не выступал; в ряду обличителей неправды собора Диоскорова, в роде Василия селевкийского, Феодора клавдиопольского и др., имени Петра не встречается; в состав высоковажной комиссии двадцати трех по составлению проекта вероопределения митрополит гангрский избран не был, хотя, вместо положенных трех, в ней оказалось лишь два депутата из понтийского диоцеза. Совокупность фактов такова, что она позволяет признать Петра гангрского лишь епископом заурядным. Но в послании епископов епархии пафлагонской императору Льву 96, составленном вероятно самим митрополитом, индивидуальность Петра просвечивает, быть может, яснее. Оно не выделяется из ряда других богатством красок, догматическою глубиною или изяществом изложения; подобно епископам геленопонтским и понто-полемонийским (хотя и без их содержательной аргументации), и пафлагонские энергично отклоняют мысль о созвании "попусту" нового собора; подобно многим, и они относятся довольно скептически к изображению деяний Тимофея Элура в послании египетских епископов, подозревая здесь значительную дозу преувеличения, но они твердо, как немногие, говорят, что если Элур действительно совершил то, что говорят о нем, то он "не только не достоин степени священства, [615] но должен быть исключен даже из числа мирян.." Но вполне индивидуальны следущие строки: "во власти Господа Бога — отпустить Тимофею его деяние, совершенное против святителя ни в чем перед ним неповинного; но ваш, государь, долг (vestrum vero est) — принести Господу Богу жертву правды, воздав по вашему усмотрению за злодеяния столь тяжкие". Здесь слышится закономерная, осторожная, справедливая даже и к преступнику, но твердая, но убежденно строгая натура, действительно способная к той щекотливой роли, какую возложил на митрополита гангрского Маркиан, сослав на этот "остров пафлагонский" экс-патриарха александрийского. Не диво, что действиями Петра, который, с первых же слов послания заявляет себя благоговейным чтителем церковной политики Маркиана, — остались так недовольны поклонники "великого" Диоскора. В последний раз в истории Петр гангрский является на константинопольском sunodoV endhmousa 459 г. 97.

Г. п. 1. Апа Пафнутий. Лицо неизвестное *из других исторических памятников. По encomion п. 24 он был архимандрит всей тавеннисийской конгрегации.* Титул "апа" = авва, весьма распространенный у коптов, прилагается ко всем подвижникам, кроме послушников 98. Мученик диоклетиановского гонения, 12-летний отрок Анув, тоже в коптском житии называется Апаноув, "отец Анув", хотя там же к нему прилагается эпитет "малый отрок" 99. Возможно, что апа не есть испорченное сирское "abba" . Джеорджи припоминает, что молодые македоняне называли старших "аппа" 100.

Д. п. 1. Диаконы Петр и Феопист. Петр, фигурирующий на страницах "похвального слова", есть пресловутый Петр Монг 101, монофизитский патриарх Александрии (477. [616] 482 — 490 гг.). В эпоху халкидонского собора он действительно был диаконом и известен как приспешник Диоскора в некоторых беззаконных деяниях последнего. Под предводительством диаконов Петра и Гарпократиона и пресвитера Мины Диоскор выслал "фалангу церковников или лучше сказать разбойников" убить опального александрийского диакона Исхириона и принести его мертвое тело ему, патриарху. Этот Гарпократион "всегда служил его (Диоскора) неистовству 102 вместе с вышеупомянутым диаконом Петром" 103. При такой исполнительности, знавший к тому же и коптский язык, Петр был полезен Диоскору, который довольно метко сравнивает его (п. 6) с Аароном (Исх. IV. 14 -16), хотя подобный комплимент сильно хромает с другой стороны: Петр был картавый (moggoV, blaesus 104.- В прошениях, поданных на Диоскора халкидонскому собору, имени Феописта не встречается 105; как factotum Диоскора он не был, следовательно, известен. Но быть может это говорит лишь о том, что "похвальное слово" в этом пункте не сходит с почвы фактической действительности. В самом деле, замечание Феописта (п. 5) отличается такою непосредственностью, что невозможно видеть в нем человека, посвященного во все тайны интриг Диоскора. Не даром этот последний отводит Феописту скромное положение Ора (п. 6).

Е. п. 2. Авва Макарий ничего не знал по-гречески. Эти слова, в виду п. 5, нужно принимать в смысле вполне буквальном Макарий не мог понять по-гречески даже такой несложной фразы, как "поди сюда". Его Пинутион знал не больше его. Деяния вселенского эфесского собора умалчивают о том, что Макарий говорил чрез переводчика или подписывался под актами чрез другое лицо; но едва ли отсюда следует заключать, [717] что показание энкомиаста ложно, так как полное незнакомство с греческим языком — совсем не такая черта, чтобы ее выгодно было для Диоскора эксплуатировать в монофизитских целях; по меньшей мере эти выгоды не настолько осязательны, чтобы из-за них он выдумал эту подробность. Сама в себе она не содержит ничего невероятного. Граница коптского разговорного языка 106 проходила очень недалеко от Александрии. В Эфесе в 449 г. Калосирис, епископ арсинойский (Arsinoh, ныне Мединет-эль-Файюм под 29° 20' с. ш., 48° 33' в. д., в 205 верстах расстояния по прямой линии от Александрии, которая лежит под 31° 12' с. ш., 47° 34' в. д.), говорил чрез переводчика, своего архидиакона Юлия, который за него и подписался под актами 107. Антоний великий, родившийся около Гераклеополя великого (ныне Ахнас, под 29° 10' с. ш., 48° 40' в. д., в 23 верстах прямолинейного расстояния от Мединет-эль-Файюм), говорил лишь по-коптски 108. Пимен великий (ум. ок. 450), всю жизнь проведший в нижнем Египте, в Ските (в 2 1/2 сутках пути от Александрии), Теренуф (ныне Терранэ, под 30° 24' с. ш., 48° 32' в. д., в 120 верстах прямолинейного расстояния от Александрии) и северном Диолке (ок. 31° 27' с. ш., 49° 23' в. д., ок. 167 верст по прямой линии от Александрии), — вовсе не говорил по-гречески 109. В 304 г. мученик Исаак, родом из Тифре в нижнем Египте (ныне Дефри под 31° 5' с. ш., 48° 40' в. д., около 100 верст от Александрии), на допросе отвечал чрез [718] переводчика 110. Вообще в IV — V в. даже на севере Египта, напр. около Панефиса (ныне Ашмун-эр-роман, близь Мензалэ под 31° 12' с. ш., 49° 35' в. д., в 182 верстах прямолинейно от Александрии), между подвижниками лишь крайне редко можно было встретить человека (как авва Иосиф), говорившего и по-египетски и по-гречески; преобладали люди, знавшие едва пару греческих слов (как авва Феодор) 111. Что подвижники фиваидские, напр. Пахомий великий, Иоанн ликопольский (ум. 395), говорили только по-коптски 112, это совершенно в порядке вещей.

Ж. п. 2. В числе 634. Точно число отцов халкидонского собора (как и других вселенских соборов) неизвестно. В послании халкидонского собора Льву великому число отцов полагается 520 113; но Люценций, легат папы, на самом соборе говорит о 600 епископах 114, с чем согласен и папа Лев в. 115. Общепринятое число 630 в первый раз встречается в 458 г. в послании епископов Геленопонта, подписанном митрополитом амасийским, который сам присутствовал на соборе, и епископом иворским, который посылал туда своего местоблюстителя 116. Что цифра 630 встречается в "похвальном слове" и зависящем от него коптском синаксаре 117, это служит далеко не в пользу происхождения первого от Диоскора. Экс-патриарх алескандрийский имел естественное побуждение представлять халкидонский собор по возможности малочисленным, и если здесь является максимальная цифра, то это свидетельствует о том, что "похвальное слово" окончательную редакцию получило в то [719] сравнительно позднее время, когда выражения "собор халкидонский" и "собор 680 отцов" сделались синонимами настолько общепринятыми, что и монофизитам не осталось ничего делать, как примкнуть к установившейся терминологии Энкомиаст все число "халкидонитов" определяет в 634. Эта цифра имеет некоторое значение как сознание самих монофизитов, что в Халкидоне было очень, очень мало лиц, на сочувствие которых Диоскор мог положиться. Однако то факт, что 17 октября 451 г. тринадцать египетских епископов вели на соборе агитацию, непонятную в её конечной цели, но в общем благоприятную для Диоскора 118. Почему же энкомиаст отличает особенно только четырех епископов? Ср. п. 16. Это разъясняет коптский синаксарь 119. "Разгневанный император приказал" сослать его (Диоскора) на остров Гангру, и он был сослан туда и вместе с ним амба Макарий, епископ Кау; двое других спаслись бегством. Собор халкидонский состоял из 630 епископов".

З. п. 2. Кто любит Бога, тот пусть идет с нами на собор. Вероятно лишь на основании этих слов Ревилью говорит о формальном соборе александрийском, выясняет поведение епископов из мотивов частью действительных, частью таких, которые обнаруживают в почтенном египтологе лишь человека западных понятий. В общем подробности "похвального слова" подтверждаются из других источников и дают возможность выяснить состояние Диоскора пред началом халкидонского собора.

В конце 449 или начале 450 г. 120 возвратился Диоскор в Александрию, обвитый удушающим облаком лести самой беззастенчивой, соборно провозглашенный "во всем мире единственным" [720] 121, на крайней вершине своего церковного могущества. Два пaтpиapxa были низложены по его слову: один отправился доживать немногие дни в безвестном уголке Малой Азии 122, другой похоронил себя от света в тиши монастырского уединения 123. На кафедре константинопольской сидел теперь бывший александрийский диакон и апокрисиарий, рукоположенный самим Диоскором и по-видимому подававший надежды — быть его подручником. Новый архиепископ антиохийский, вопреки канонам 124 хиротонисованный не собором местных епископов, а не имевшим никакой власти над Aнтиохиею архиепископом константинопольским, не должен был возвышать голоса на защиту своих собственных прав 125. Apxиепиcкопa иерусалимского Диоскор мог считать своим союзником. По востоку циркулировала, согласно императорскому указу, составленная Диоскором "противонесторианская" формула, обязывавшая епископов довольствоваться определениями "обоих эфесских соборов" и содержать их, ничего к ним не прибавляя и ничего от них не убавляя 126,- формула, [721] крепкими узами вязавшая богословскую мысль и в силу своей неопределенности развязывавшая руки грозному папе александрийскому, отдавая на его суд и милость всякое проявление догматического понимания. [722] Но и противники Диоскора действовали. Апеллировал Флавиан; апеллировал Феодорит; апеллировал этот неугомонно деятельный Евсевий, успевший пробраться даже в Рим. Немедленно собрался в Риме собор и от имени всей западной церкви [723] признал противозаконный деяния эфесские лишенными всякой силы; решено было просить императора о созвании нового вселенского собора в Италии, и в этом смысле Лев великий уже 13 октября 449 г. писал императору. Члены западного царствующего дома оказали энергичную поддержку папе. Но все эти усилия разбивались о непреодолимое упорство Феодосия II: в удивительном ослеплении он твердил лишь одно: св. собор в Эфесе действовал с совершенною свободою и но сущей истине; не достойных лишили сана; виновнику вредного новшества Флавиану воздано по делам его; священные требования веры и канонов нашли полнейшее удовлетворение: все порешено однажды навсегда; нет более споров; глубокий мир и полное согласие царствуют в церквах и державствует чистая истина 127.

Но летом на охоте с Феодосием случилось несчастие, и 28 июля его не стало. Престол перешел к августе Пульхерии и избранному ею Маркиану. Едва ли не самым первым 128 [724] действием новой императрицы была казнь временщика Хрисафия, привнесшего свою дозу в церковную смуту, причинившего глубокий вред государству 129 и своими темными интригами позорившего пред варварским миром имя доверчивого Феодосия, как христианина и цивилизованного государя 130. В лице Хрисафия пал крестник Евтихия, "достойный сын достойного отца", сильнейшая политическая опора монофизитства. Уже это одно показывало, чего должен был ждать Диоскор от нового царствования, и он решился на безумную попытку — подстрекнуть Александрию к восстанию против нового государя 131; но эта затея видимо кончилась [725] так убого неудачно, что правительство не нашло нужным даже наказать забывшего свой долг архиепископа. — Новости одна другой неприятнее приходили в Египет. Сношения нового императора с папою усилились, и уже спустя одну — две недели по воцарении Маркиан заговорил о новом вселенском соборе. Низложенные Диоскором епископы, в ожидании соборного решения, возвращены из ссылки. Останки св. исповедника Флавиана торжественно перенесены в Константинополь и положены во храме св. апостолов. Анатолий вступил в общение с папою, подписав его знаменитый "томос", и константинопольский sunodoV enghmouVa (в ноябре 450 г.?) последовал влиятельному примеру и увещаниям константинопольского архиепископа. Ненавистное всем монофизитам послание Льва в. становилось символом восстановления церковного общения между востоком и западом: напрасно же в Ефесе Диоскор со товарищи приложили столько "такта" и столько бесцеремонности, чтобы даже слух своих адептов защитить от приражения этого глубокосодержательного догматического памятника! Но и это еще не конец: весною 451 г. получено было в Константинополе послание папы (от 13 апреля), которым он приглашал Анатолия вычеркнуть из церковных диптихов имена Диоскора, Ювеналия и Евстафия беритского. Вероятно, константинопольская церковь не пошла так далеко в удовлетворении папских желаний, потому что 17 мая вопреки изволению Льва в. император подписал сакру, приглашавшую епископов на вселенский собор в Никею к 1 сентября того же года 132. Император выражал намерение лично присутствовать на соборе.

В. Болотов.

(Окончание следует).

Комментарии

1. Из сокращенных цитат, встречающихся ниже, нуждаются в особых пояснениях разве следующие три:

Д. вс. с., I, 892, M., IV, 1457. Это значит: "Деяния вселенских соборов, изданные в русском переводе при казанской духовной академии, том I, стр. 892 — место, читаемое у Mansi в tom. IV, pag. 1457". Ссылка на русский перевод делается не потому только, что это издание для обыкновенного читателя единственно доступное, но и потому, что без этого посредства проверка цитат по Манси затруднила бы даже академических ученых. Ср. ниже примеч. к п.. 1. Добрый пример этой двойной цитации подал, сколько знаем первый, проф. А. П. Лебедев.

R. Ё., 1883, 32. Revue egyptologique, annee 1883, page 32.

Wuestenfeld, Synaxarium der Coptischen Christen, aus dem arabischen uebersetzt, Gotha, 1879, S] 90.

2. Этому своеобразному "открытию" посвящены след. сочинения Ревилью: Le Concile de Nicee d'apres les textes coptes, Paris, 1873. Le Concile de Nicee et celui d'Alexandrie, Paris, 1874. Le Concile de Nicee d'apres les textes coptes et les diverses collections canoniques. Paris, 1881. О первом сочинении см. Чт. в Общ. Люб. Д. Просв. 1875, III, 64-78, статью проф. А. П. Лебедева. Так как Ревилью лишь дополнил отрывки, напечатанные еще в 1810 г. в G. Zoega, Catalogue codiccum copticorum mss. musei Borgiani и вновь изданные в 1852 г. в Pitra, Spicilegium Solesmense, то и оказалось возможным, что известный К. I. Фон-Гефеле, епископ роттенбургский, во втором издании своей Conciliengeschiclite (Freiburg i. Br. 1873) I. 286.287, еще не читая книги Ревилью, высказался тоже не в пользу изданных последним предполагаемых актов

3. Содержание этого слова по Cod. Vat. 68 вписано в E. Quatremere, Recherches critiques et historiques sur la langue et la litterature del'Egypte (Paris, 1808), 130, и A. Mai, Scriptorum Veterum Nova Collectio, Romae, 1831, V pars. II p. 164. Первый заглавие "слова" описывает совершенно так, второй — почти так (с неважною разностью), как оно читается ниже в п. 1. Несколько цитат у Катрмэра из Cod. Vat. 68 буквально сходны с текстом, издаваемым Ревилью. В Cod. Vat. 68 это "похвальное слово" начинается на листе 118 и оканчивается на л. (fol. recto) 162. На л. 163-176 той же рукописи помещена (под № 8) "беседа Иоанна Златоуста о младшем сыне, расточившем свое имение, — для чтения в неделю третью месяца паофи и неделю вторую месяца месори". По всей видимости это— homilia in parabolam de filio prodigo "Aei mei adeljoi", помещенная inter spuria в S. Joh. Chrysostomi Opp. t. VIII, pp. 33-39 (Migne, Patrol, col. 515-522); в греческом тексте беседы — около 17,000 букв. Это позволяет определить приблизительно и объем похвального слова".

4. Эту переделку нужно предполагать во всяком случае. Кто читал греческие похвальные слова, тот не согласится, чтобы литературно-образованный грек произнес слово столь не ораторское, разрешающееся в простой перечень самых мелких событий.

5. Пример в этом роде (и, к сожалению, не из монофизитского лагеря) у Migne Patr. s. gr. 157, col. 501. (Codin, de signis p. 40).

6. JronoV.

7. Acta s. Schenuthi I. с. Abel, Koptische Untersuehungen (Berlin, 1876) 176. Cf. Quatremere, Memoires geographiques et historiques sur l'Egypte (Paris, 1811) I, 18.

8. Уже печаталась эта статья, когда мы получили возможность воспользоваться весьма важным трудом Georgius Zoega, Catalogue codicum copticorum manuscriptorum qui museo Borgiano Velitris asservantur, Romae 1810. Музей ученого кардинала Стефана Борджиа в Вельлетри состоял а) из рукописей, вывезенных из Египта, и б) из копий с ватикансхих коптских рукописей, снятых собственноручно ученым (титулярным) епископом арсинойским, Рафаэлем Туки. Codex memphiticus Bogianus 54 представляет копию с № 7 Cod. Vat. 68 и описан Цёгою на pp. 99-107. Извлечения, им сделанные, восполняют несколько тексты Ревилью и введены нами как пп. 10-14 и 23-25 в нить "рассказов". Встречающиеся в этих номерах многоточия означают пропуски в извлечениях Цёги. В общей сложности эти восемь номеров дали бы до 3 столбцов греческого текста у Миня. Следовательно "похвальное слово" является у нас далеко не в полном виде. Дополнения и поправки, сделанные нами на основании "Каталога" Цёги, ставим между двумя **.

9. Разделение отрывков на мелкие главки сделано не Ревилью, а нами, не только для удобства ссылок в следующих за текстом наших пояснительных заметках, но и в смысле протеста против практики ученых издателей, — протеста, который конечно не имеет шансов бытъ услышанным там, где открытое ухо для него было бы не излишне. Думаем, что всякий ученый издатель, по тому же самому началу, по которому ныне не считают нужным воспроизводить scriptio continua рукописей, должен поправлять и другой недочет манускриптов, именно делить текст на более или менее мелкие параграфы. Явившись в самом editio princeps, это деление сообщило бы тексту устойчивость и при ссылках на него освобождало бы его от тирании пагинаций. Что в этом направлении лежит прогресс издательского дела, доказательство на лицо: наилучшим образом издается св. Писание, — и никто не цитирует св. книг по томам и страницам. А что необходимость цитировать по страницам можно по справедливости назвать тиранией, этого не станут оспаривать напр. те, кому приходилось иметь дело с сочинениями Климента александрийского — с их необозримыми главами и тремя — четырьмя употребительными изданиями. А при ссылках на деяния соборов, которые, к сожалению, изданы так, что их нельзя цитировать иначе как по страницам, возникает истинный сумбур пагинаций, один цитирует по Бинию, другой по римскому изданию, третий по Ляббе-Коссару, четвертый по Колетти, пятый по Гардуэну, шестой — по Манси, у седьмого вы встретите еще цитату по Балюзу и т. д., и по самому позднему из этих изданий, по Манси, вы не приищете ни одного незнакомого, нового для вас места, процитированного по одному из прежних изданий. И новое (Paris, Palme, 1884) издание Манси с этой стороны не лучше прежнего (Florentiae, Zatta, 1759)

10. polemoV.

11. В ms. Vatic. это место стоит на 120 листе. Quatremere, Recherches, 14.

12. elacistoV.

13. metanoia.

14. jantasiasthn.

15. pneumatojoroV.

16. Эти слова Quatremere, Mem. geogr I, 255 цитирует "Cod. Vat. 68 fol. 122

17. Это место Quatremere Mem. geogr. I, 17, цитирует как Cod. Vat. 68, fol. 128.

18.

19.

20. .

21. Букв, accersere soliti sa mus. Глаголы в подлинном тексте стоят в эмфатической форме, выражающей многократно повторенное действие.

22. = crhmata, ta crhmata, деньги.

23. .

24. .

25. .

26. .

27. apantan.

28. sunedrion.

29. Екклез. IV, 12.

30. Quatremere, Recherches, 113, цитирует эти слова Cod. Vat. 68 fol. 14".

31. 2 Кор. V, 17.

32. Гал. II. 18.

33. ajorismon.

34. w laikoV.

35. blaptetai.

36. ekoinwnoun.

37. planoi.

38. en parrhsia..

39. oroV.

40.

41.

42.

43 .

44. , bayon.

45. , (laktrismon, ictum calcis) .

46. Настоящее примечание имеет своею задачею не разъяснение текста "похвального слова", а обоснование первых строк примечания Б. Поэтому читателя, расположенного поверить автору на слово, он отсылает прямо к примечанию Б.

47. Acta Sanctorum, october, t. x. (edd. van Hecke, Bossue, de Buck et Carpentier, Paris, 1869) p. 581.

48. Martyrologium Copt., ex vers. Simonis Moysis, Romae, 1633.

49. Mai, Scr. Vet. N. Coll. IV, 2, 98 (Martyrol. arab. ex vers. S. E. Assemani).

50. J. Ludolf, Comment, ad hist, aethiop. (Francof. ad M., 16911, p. 396 (абиссинский календарь). Точнее следовало бы передать Qau, которое сам Лёйтгольф отождествляет с Антеополем.

51. "Wuestenfeld, Synaxarium der coptischen Christen (Gotha, 1879), S. 89, с пояснением: "bei Rosette", во так как гёттингенский арабист приступил к своему труду без прочной исторической арматуры [почему и не изъят от курьезных даже ошибок; напр., S, 12, из «томоса». (догматического послания Льва в.) он делает писателя «Фому», с которым Лев в. будто бы. полемизирует], то и в данном вопросе его слово не из решающих.

52. Wuestenfeld, 13; вероятно точнее было бы Qau.

53. Calcaschandi (копто-арабский календарь Калькашанди, ар. Ludolf, 396).

54. т. е. Anteou, Antaiou.

55. Quatremere, Mem. geogr. I, 216. 516. Champollion, L'Egypte sous les pharaons (Paris, 1814) I, 270. 272; II, 242.

56. Brugsch, Geographische Inschriften altaegyptischer Denkmaeler (Leipzig, 1857) I, 282. По приложенной к этому тому Karte des alten Aegyptens, entworfen von Brugsch, мы обозначаем положение Эдку и Кау.

57. Так в Brugsch, Dictionnaire geographique de l'ancienne Egypte (Leipzig, 1880) p. 1342.

58. Corpus inscript. graec. nro. 4712 (1. с. ap. Brugsch, G. Insclir. I, 133)... Antaiw kai toiV sunnaoiV JeoiV.

59. Brugsch в G. Insclir. I, 282 H'aka или H'a.t.ka, но в Dict. geogr. 1342 уже GaUU или TaGaU.T, что значит "перешеек", isthme; равно как и древнее название Канопа Ра. GUQ, "город на перешейке", а также и другое название Канопа (р. 1002) ZeQ — 'А. А на р. 7 в таблице "административных округов нижнего Египта при фараонах и птолемеях" читаем: "ном 4-й, его главный город (древнеегипетское название) Ezqa, (классическое) Canopus, (нынешнее арабское) Edqou". Так как классический Каноп стоял на месте не Эдку, а Абукира, то ясно, что знаменитый египтолог отождествляет, собственно не местности, а лишь звуки ZeQ' — A и EDQU.

60. Cellarius-Schwartz, Notitia orbis antiqui, Lipsiae, 1732, II, 774-786.

61. По Quatremere, Mem. geogr. I, 21G «малым городом» Ткоу называется в Cod. Vat. 68 fol. 160 [очевидно, мeсто, цитируемое Шампольоном]. 126.

62. Ср. Сергий, еп. ковенский, Полный месяцеслов востока (Москва, 1876) II, часть III, стр. 57.

63. Brugsch, Dict, geogr. 7. 9.

64. hgemwn.

65. Georgi, De miraculis s. Coluthi (Romae, 1793), clxii, clxiv. Cf. Ruinart, Acta martyrum (Ratisbonae, 1859), 512; Tillemont, Memoires a l'hist. eccl, V (S. Arrien).

66. Brugsch, Diet, geogr. 8., Норов, Путешествие по Египту и Нубии в 1834-1835 г. (Спб., 1840), II, 56; «селение Тук». Есть еще «ceлeниe Тук- эль-Ассерат» (Норов, II, 38) близь Птолемаиды; но чтобы в синаксаре шла речь о нем, более чем сомнительно.

67. kastron.

68.Cod. Vat. 68 fol. 151 L с. ар. Quatremere, Mem. geogr. I, 265. Норов, II, 36.

69. Brugsch, Diet, geogr, 1339. F. 8. Греческое название AntaioupoliV, равно как и эмблема города, крокодил, стоять в связи с этим культом Сета. Ср. Brugsch G. Inschr. I, 133. 134. Champollion I, 270.

70. Эта привязанность коптов к своим народным географическим названиям составляет слишком часто повторяющееся явление [ср. прим. О], чтобы не рассматривать его как любопытную черту национального характера египтян. Если вы основательно ознакомитесь со списком египетских епископий (напр. по Le Quien, Oriens christianus II, 513—616 или Wiltsch, Handb. d. kirchl. Geographie u. Statistik. Berlin, 1846. I, 181-186) и затем обратитесь к подробной карте современного Египта, то вы не найдете на ней и пятой доли знакомых вам названий, — и это совсем не потому, чтобы множество местностей исчезло с лица земли или арабы исказили древние их названия: муслимы победители добросовестно прислушивались к выговору покоренных туземцев и извратили его в общем очень немного, напр. вместо «Тиминъwр» (в позднем выговоре Damanhur)? «Перемоун» (Paramun), "Енис" (Almas) явились арабские Damanhur, Farama, Ahnas, и если эти последние для вас представляются незнакомыми местностями, то лишь просто потому, что греки называли их ErmoupoliV micra, Phlousion, HrakleouV poliV megalh. Удержались на карте лишь такие имена, как Tentura араб. Denderah (копт. Тентwре) или QmouiV; ар. Tel-etmoi (копт. Qмoyi), где греки без всяких мудрований переписали своими буквами египетские звуки, а все то, в чем первые думали проявить свою духовную самобытность, победа арабов смела с лица географии, и с этой стороны едва не тысячелетнее (332 г. до Р. Х. — 641 по Р. Х.) владычество эллинизма в Египте точно и не существовало! Особенно любопытен следующий факт (Strabon р. 545 1. с. ар. Cellar. II, 770). Единственное удобное для высадки место в западной части Дельты представлял берег против острова Фароса. Для защиты этого пункта от вторжения иностранцев Фараоны основали здесь колонию, которая не возвысилась даже до значения города (poliV), а оставалась скромным поселком (cwmh). Ее звали 'Рахшпс. Но в 332 г. до Р. Х. Александр в. именно здесь и прорубил окно для эллинского культурного влияния на Египет, создав на месте Ракоти великую, "золотую" Александрию. Но оказалось, что для великого македонянина было легче убедить жрецов Аммона признать в нем сына их двурогого бога, чем добиться от природных египтян признания для своего бесспорного исторического создания: новая столица Египта в высшей степени редко в коптской письменности называется Александриею; с упорством, похожим на тенденциозное игнорирование, её продолжают звать "Ракоти" "Похвальное слово» не составляет исключения. И только арабы, присвоившие ей имя "Искендерийэ", восстановили историческое право «Александра двурогого» (Искендер дзуль-Карнаин). Если прибавить к этому, что слово «саракоте», буквально значащее "александрийский мастер", в верхнем Египте означало что-то среднее между паразитом и плутом, то, кажется, мы в праве будем сделать некоторый вывод относительно того, насколько эллинская культура была популярна между природным населением Египта. Ср. следующие любопытные строки в одном копто-фиваидском рассказе (Steindorff, Gesios und Isidoros в Lepsius' Zeitschrift fuer agyptische Sprache und Alterthumskunde, 1883, S. 144): «а корабельщики были насмешники и очень дурные (ponhroV) люди. Да вы и сами знаете, что за народ (genoV) александрийцы (nhmrakote). А они были из этого города».

71. Предполагаем это потому, что если бы был епископ-мученик антеопольский, то для энкомиаста было бы естественнее заставить Мaкария увидеть своего венчанного небесною славою предшественника.

72. Вильч (Wiltsch I, 185), опираясь на Ле-Кьеня, первым исторически известным епископом считает именно Макария. Лишь в коптских памятниках Цёги-Ревилью (Rev. 18) в списке отцов никейских читается опущенное в латинской и арабской его редакции имя: "Диос. еп. Ткwоу". Если это имя не сокращено из "Диоскор"», то этот епископ не встречается ни в подписях к известному протесту против мареотской комиссии 335 г., ни в подписях к документам сардикского собора 343 г. Athanas. apol. с. ar. п. 50. 78.

73. Athan. apol. с. ar n. 67.

74. Деян. вс. соб., I, 533. 553. Mansi, IV, 1160. 1177.

75. Под этим числом Ludolf, 396: в абиссинском календаре: "Maqar[jo]s" и у Калькашанди: "abu Maqar ul-schahid [мученик] asqaf [епископ] Qau" и Wuestenfeld, 89. На "27", очевидно, нужно поправить и спутанную заметку в начале "похвального слова".

76. Wuestenfeld, 89. В. Acta Sanctor. (Oct. 24), X, 581, приводятся слова из Martyrologium coptiarum, ex vers. Moysis и оглавление синаксаря Ассемани-Маи. Текст в переводе Вюстенфельда полнее их обоих.

77. makariwV.

78. makarioV.

79. Перевод маронита Симона Моисея считается не точным (Wuestenfeld, vii); но в этом пункте он, кажется, заслуживает предпочтения: "и видел он грехи народа словно масло, плавающее поверх воды в сосуде".

80. durchbohrte. Mai-Assemani: calcibus impetitus.

81. Лев в. 6 дек. 454 г. уже знал о смерти Диоскора. Leon. ер. 140 cal. 111). Монофизиты совершают память Диоскора 7 тот (4 сент.), Wuestenfeld, 12. J. Ludolf, 390 (по календарям копто-арабскому Калькашанди и абиссинскому).

82. О времени собора этюд в Gwatkin, Studies of Arianism, Cambridge, 1882 pp. 185-188. Сам Гуоткин отдает предпочтение дате Тильмона: 340 г.

83. Появление эдесь (и выше в тексте) греческих слов объясняется тем, что коптский переводчик не мало греческих технических выраженй оставляет без перевода.

84. Местоположение поставлено приблизительно на основании не до точности согласных между собою карт Mannert, Geographie der Griechen und Roemer, Nuernberg, 1801. VI, 2. Kiepert, Atlas antiquus, Berlin, 6 Aufl. и Миркович — Риттих, Этногр. карта слав. нар. Спб. 1875.

85. Hammer, Geschichte des osmanischen Reiches, Pesth, 183 I, 204.

86. См. Cellarius II, 269 и в Ersch und Gruber's Encyklopaedie статьи I. H. Krause, Paphlagonia (1838, III, 11, 60) и Gangra (1851, I, 53, 361).

87. Кроме нашего энкомиаста еще в зависимых от него статьях синаксаря 7 тот и 27 паопи (Wuestenfeld 12. 89: die Insel Gagara) и в "исповедании веры Иакова Барадея" (ум. 578), Kleyn, Jacobus Baradeus, Leiden, 1882, 157.

88. После Диоскора в Гангре жил несколько времени Тимофей Элур, сосланный сюда в 460 г. (via Финикия, Kleyn, 11), Evagr. h. e. 2, 11; но когда он затеял здесь "parasunagwgaV poiein kai taracaV", его немедленно препроводили в Херсон, Theophan. a. 452; Victor tunn. a. 460; Liberat. c. 16.

89. Cellarius, Krause. В Itinerarium Antonini (IV в.) Гангра не значится. — Athenaeus, 111, 23.

90. Kleyn, 157. Вслед за Dr. Соrnill'ем Клейн полагает, что под "иудеями" разумеются несториане. Но совершенно положительный тон веpоисповедания не в пользу таких аллегорических толкований.

91. Wuestenfeld, 13.

92 Деян. всел. соб. (Казань, 1865) IV, 379. 380, Mansi, VII, 449. 452.

93. HoffmanD, Verhandlungen der Kirchenversammlung zu Ephesus, Kiel, 1873, S. 4.

94. Hoffmann, 63.

95. Д. ВС. соб. IV, 17; Mansi, VII, 16.

96. Cod. encycl. ep. 54, Mansi, VII, 608-610; Д. вс. с. IV, 646-651.

97. Mansi, VII, 917.

98 Peyron, Lexicon linguae copticae (Taurini, 1835), 9.

99. Georgi, lvii.

100. Georgi, 364.

101. Отождествляет их Ревилью.

102. th mania.

103. Деян. вс. соб., III, 579. Mansi, VI, 1017.

104. Liberat., brev., с. 16.

105. Д. вс. соб., III, 571-592. Mansi, 71, 1005-1033.

106. Даже и природные, греческою культурою не затронутые египтяне, как христиане, звали по нескольку греческих церковных выражений, потому что, судя по примеру у Georgi, 362, эктении в Египте имели следующий вид (заменяем коптские слова русскими): «Об agiasmoV дома сего и живущих в нем, tou Kuriou dehJwmen. Kurie elehson». Но конечно человек, отвечавший в церкви словами «Kurie elehson», чрез это еще не делался способным говорить по-гречески и в обыденной жизни.

107. Д. вс. соб., III, 396. 484. Mansi, YI, 856 . 923. 933.

108. Athanas., vita Anton., с. 74. Pallad., laus. с. 26.

109. Apophth. patr. Anoub, Poimhn. ob. rpg. oft. pr.y.

110. Georgi, cxlviii.

111. Cassian., Coll. 16,1; 11,3; 6,1. Inst. 5,33.

112. Pallad., laus., c. 43. Cp. Quatremere, Rech., 7-13.

113. Д. вс. соб. IV, 399. Leon. ер. 98 (77), 1. Та же цифра в латинском тексте рескрипта Маркиана Палладию от 28 июля 452 г. Mansi, VII, 502.

114. Д. вс. с. IV, 56. Mansi, VII, 57.

115. Leon. ер. 102 (77) 2; 27 янв. 452.

116. Д. вс. соб. IV, 644. Cod. enc. ер. 53. Mansi, VII. 607. Cf. Tillemont, XV, S. Leon, note 42.

117. Wuestenfeld. 13.

118. Д. вс.. соб. IV, 51. Mansi, VII, 52.

119. Wuestenfeld, 13.

120. После хиротонии Анатолия, которая по Theodor. leet. p. 387. была еще в 449 г.

121. Hoffmann, 29.

122. Prosper, Marcell., a. 449. Brevic. hist, eutych. Mansi, VII, 1062. Tillemont, XV, S. Leon, note 28. Св. Флавиан скончался в Ипепах, на границе Асии и Лидии, вероятно не достигнув еще места ссылки.

123. Martin, Brigandage d'Ephese (Paris, 1875), 206.

124. Nic. 4. 6. Antioch. 19; Const. 2; Leon ep. 104 (78), 5; 106 (80), 2.

125. В Константинополе при Анатолии решалось на соборе дело между двумя епископами первой Финикии, подведомой канонически архиепископу антиохийскому. Максим антиохийский в это время находился в Константинополе, но — на соборе не присутствовал, и ему прислали — к подписанию — состоявшееся решение. Д. вс. соб. IV, 84. Mansi, VII, 89.

126. Hoffmann, 79. Полный текст этого циркуляра не сохранился до нас. Но в "исповедании веры" Иакова Барадея (Kleyn, 159) уцелела одна черта, из которой видно, что Диоскор предусмотрительно застраховывал себя от ответственности за свои деяния. Основатель якобитской церкви в своем вероисповедании принимает, между прочим, учение "благородного, избранного Диоскора великого», в том числе и шесть его проклятий на халкидонскй собор. Третье из них произнесено на собор "за то, что на нем присутствовал митрополит беритский и многие другие отцы, бывшие участники третьего собора, и по духу лицеприятия, они послушались Маркиана и отступились от Господа Христа; между тем в актах третьего собора находятся их собственноручные подписи, что они не соберутся впредь ни на какой другой собор; и всякий, кто соберется на какой либо другой собор, кроме третьего, да будет проклят. Пусть же и падет на них их собственная клятва Позднее свидетельство, но нам оно представляется вполне надежным. Монофизиты имели все побуждения — хранить как сокровище слова первооснователя их секты, Диоскора, особенно такие, как его шесть анафематизмов, этот лозунга их вероисповедания. С деяниями ефесского (разбойничьего) собора монофизиты были знакомы лучше, чем православные писатели (Martin, 18-39). С другой стороны, приведенная анафема, судя по её внутренним признакам, могла явиться лишь под свежим впечатлением "акта, и позднейшие монофизиты не сумели бы сочинить ее. а) Честь, которую она оказывает епископу беритскому, хорошо отвечает действительности. Этот епископ — Евстафий. На эфесском соборе 449 г. он заметно выдается из ряда других богословскою эрудициею и догматическою проницательностью, но эти таланты он предлагает к услугам диоскорианскому направлению, и Диоскор находит возможным забыть, что своим соучастием в оправдании Ивы 25 февраля 449 г. Евстафий тяжко провинился пред монофизитами, и даже приобщает его, простого епископа, к числу jrpoe&pot , — честь, которой от Диоскора удостоились, кроме Евстафия, лишь два митрополита, талантливый Василий селевкийский и Евсевий анкирский, догматическую компеттентность которых ставит высоко и Феодорит. Из этих помощников Диоскора по председательству (пять человек) первое место как догматисту принадлежит Евстафию. В 451 г. даровитый епископ беритский, уже в звании митрополита, опять является в Халкидоне, но на этот раз идет под другим ветром, не жертвуя однако тем, что было научного в его прежнем ложном шаге, и одно из заявлений Евстафия на соборе было покрыто радостными выражениями сочувствия самих диоскориан. В 457 г. мы "опять встречаемся с Евстафием как с почтенным, выдающимся епископом (император обращается к нему в рескрипте наравне с митрополитами) и тонким и метким защитником послания Льва в. против Элура. По-видимому в это же время он выступал с каким то планом примирения протериан с элурианами, но конечно не имел удачи (Д. вс. соб. III, 228-231. 247. 288. 492. IV. 464. Mansi VI, 676-677. 696.744. 936. VII, 523; Theodoret, ep. 48. 85. 102. 82. 109; Leon. ep. 80 (60), 3; Migne, Patrol, s. g. 85 , 27-617. 1803-1804; Kleyn, 10). В анафематизме Евстафий назван митрополитом. Митрополитанство беритской кафедры началось в 450 г. и кончилось 20 октября 451 г. Евстафий торжественно заверял, что сам он не искал этого отличия: император Феодосий возвел Берит на степень гражданской митрополии, константинопольский sunodoV endhmouVa под председательством Анатолия усвоил кафедре беритской motu proprio преимущества митрополии церковной. Халкидонский собор отменил это решение, и в 458 г. Евстафий, хотя и отличаемый императором, подписывается как простой (хотя и первый за митрополитом) епископ своей епархии (Д. вс. соб. IV, 78-93. 539. Mansi, VII, 85-97. 557). Более епископы беритские митрополитами не титуловались (Wiltsch, I, 194. 445. 58). Это эфемерное митрополитанство Евстафия невольно наводит на мысль: не было ли оно дано талантливому епископу диоскорианскою партией в награду за его услуги в Ефесе и в поощрение к подобным же действиям и на будущее время? А в таком случае Диоскор имел основание вдвойне ненавидеть Евстафия как даровитого ренегата и как неблагодарного и именно на его голову прежде всех других призывать проклятие. Но едва ли мы в праве предполагать, что и позднейшие монофизиты сто лет спустя сохраняли такую отчетливую (до титула включительно) и признательную память о "метране бейрутском". б) В анафематизме об ефесском раэбойничьем соборе говорится как о "третьем соборе"; но это выражение до такой степени не согласно с терминологиею Иакова в других местах, что и Корнилль и Клейн видят здесь только lapsus memoriae; между тем оно как нельзя более отвечает диоскорианскому счету вселенских соборов. Известно, что эта пария игнорировала в Эфесе в 449 г. константинопольский символ и когда ей напомнили о его существовании в Халкидоне, она ответила воплями негодования: о другой редакции символа, кроме никейской, диоскориане не хотели и слышать (Д. вс. соб. III, 187. Mansi VI, 632. 633), обычные их выражения были: «святые и вселенские соборы, т. е. никейский и эфесский" (Д. вс. с. III, 490 ср. 463. Mansi, VI, 927. 908), "два собора" (Д. вс. с. III. 181. Mansi VI, 625), "оба великие и единственные собора, т. е. никейский и эфесский" (слова Диоскора, Hoffmann, 70 cf. 68). А в 457 г. элургане прямо заявляли: «собора же ста пятидесяти мы не знаем" (Д. вс. с. IV, 492. Mansi, VII, 537. Cod. enc. ep. 24). И на эфесском соборе 449 г. один льстец выразился так: "это третий вселенский собор, созванный в конце веков; этот собор, думаю, есть последний собор, собранный Св. Духом, во исполнение слов писания: "дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово» (Матф. XVIII, 16). (Hoffmann, 43). Последующим генерациям монофизитов эта оппозиция второму вселенскому константинопольскому собору была до такой степени непонятна, что напр. Иаков, принимая учение "великого Диоскора", на той же странице (Kleyn, 156) говорит: «и я, малейший из apxиepeeв, пpиeмлю три святые собора, никейский, константинопольский и ефесский", а коптские и абиссинские монофизиты 1 мехира (26 января) торжественно совершают память 150 отцев, в 381 г. в Константинополе собравшихся, восхваляют их победу над Македонием, Савеллием и Аполлинарием и ублажают за дополнение никейского символа. "На этом соборе они постановили каноны, которых и доныне держатся христиане всех вероисповеданий, руководствуясь этими правилами как законом" (Wuestenfeld, 272-274. Ludolf, 407). Коптский синаксарист не имеет даже правильного представления о тексте никейского, символа и полагает, что он читается буквально как константинопольский, только оканчивается словами: «и в Духа Святаго" (Wuestenfeld, 108. 109). Очевидно, эпигоны монофизитства могли лишь переписать третий анафематизм Диоскоров, но не могли его выдумать. — И так Диоскор, как человек глубоко постигший искусство — быть деспотом, попытался нанести удар тому, что было твердым оплотом внутренней церковной свободы, — вселенским соборам. Провозгласить себя неподсудным соборному авторитету, это было выше средств и быть может даже выше разумения александрийского папы, воспитанного среди живых преданий соборности; но он отменял соборы фактически, порешив, что в 449 г. был собор третий и последний, и кто соберется на четвертый собор, да будет анафема.

127. Leon. ер. 62 (post 47).

128. Prosper, Marcell. f. 450. Theoph. a. 443. По Просперу казнь Хрисафия падает на время между смертью Феодосия (28 июля) и воцарением Mapкиана (25 августа). Cf. Sievers, Studien zur Geschichte der romischen Kaiser (Berlin, 1870), 476.

129. Prisc., fragm. 12 (ex Suida).

130. Prisc. h. goth., exc. 3, h. byz., exc. 5. 6.

131. Софроний александриец в своем прошении халкидонскому собору писал (Д. вс. соб. III, 591. Mansi, VI, 1033): «Диоскор виновен даже в противогосударственном преступлении: когда, ко благу вселенной, божественные лавреаты входили (twn gar Jeiwn lauratwn, laureata, eisercomenwn) в великую Александрию, он не задумался раздать народу (pleistoiV) денег чрез Агораста, Тимофея и некоторых других и подбить его выгнать лавреаты (из города). Неприятно ему было: он так привык, чтобы его величали владыкою вселенной (despothV thV oikoumennhV, ср. Д. вс. с. III, 394. Mansi, VI 855; universalis archiepiscopus), и он хотел бы лучше сам властвовать (basileuein) над египетским диоцезом". В эту эпоху провозглашение о вступлении императора на престол сопровождалось торжественным внесением в города бюстов нового государя в лавровом венке (laureata). В 420 г. Гонорий провозгласил Констанция императором. Новый август, «по обычаю", известил восточного государя о своем вступлении на престол, отправив в Константинополь свои императорские изображения (elxovas). Феодосий, недовольный поступком своего дяди, отказался признать нового соправителя и выразил это тем, что не принял его изображений. Оскорблённый Констанций стал готовиться к войне с Феодосием, но среди этих сборов умер. Philostorg., h. eccl., 12, 12 — Преступление Диоскора до того беспримерно (политическое прегрешение Феофила — Socr., h. е., 6, 2, Soz. h. е., 8, 2 — сводилось лишь к покушению — лавировать между двумя политическими берегами, когда положение законного правительства было несколько поколеблено), что можно бы даже подозревать в словах Софрония какое-нибудь недоразумение, в особенности имея в виду слова, сказанные на халкидонском соборе: «обвинители говорят, что хотят, да не во всем нужно верить им" (Д. вс. с. IV, 324. Mansi, VII, 356). Но ссылается на свидетельство документальное (kai ta pracjenta para diajoroiV arcousi deiknusi),

132 Главный источник для истории между эфесским 449 г. и халкидонским собором — Leonis magni ep. 43 (39) — 95 (75). Cf. Hefele, Conciliengeschichte, 2 Aufl. (Freiburg im Br., 1875). II, 386-409.

Текст воспроизведен по изданию: Из церковной истории Египта // Христианское чтение, № 11-12. 1884

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.