Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КАМБОДЖА - Дух торговой предприимчивости Английского народа в наше время обратился в особенности на восточные страны Азии. Посредством Нанкинского трактата он мощно приложил рычаг свой к Китаю и последняя неудачная миссия в Пекине не помешает ему стремиться к достижению его целей; деятельный сэр Джемс Брук отправился послом ко двору Сиамскому, — а теперь начинают уже бросать взгляды и на большой полуостров, лежащий между Сиамом и Китаем, почти нетронутый еще в коммерческом отношении, с царствами Камбоджею, Анамом и Кохинхиною.

О новых видах на Камбоджу в газете Singapur-Free Press пишут: «Пришла пора Англии открывать новые поприща для своей торговли, чтобы удержать в этом краю земного шара свое положение великой торговой нации. Новые узаконения о мореплавании уже начинают оказывать [49] влиниe на Европейскую вывозную торговлю. В самое это мгновение три Голландские корабля, объемом вместе более 2 000 (До 125 000 пудов) тонн выгружают в Сингапурской гавани полные грузы из Британских гаваней; отсюда они отплывут в Яву, где торговое управление надзирает за отправками в Европу и только Голландским кораблям позволяет нагружать товары для тамошней торговли. Теперь первый месяц новой системы, и если весь год дело пойдет также, то нельзя не предвидеть, каково будет Английским шкиперам: они почти перестанут участвовать в вывозной торговле, потому что Голландцы, уверенные в высокой перевозной цене при возвратном пути из Явы, будут в состоянии брать за перевоз из Европы сумму, едва покрывающую путевые издержки. Таким образом для Англии, очевидно, необходимо распространить свою торговлю. К этому сделан один шаг посольством в Банкоке. Но когда эта гавань и откроется, все еще останется весь берег между Менамом и Макао длиною более 1 800 англ. миль (2 700 верст) объемлющий весь Индо-Китайский полуостров, где только в одной гавани развевается иногда Английский торговый флаг. Это гавань Кампот, или, как ее неправильно называют, Кунпут. Прежде Индо-Китайский полуостров разделялся на три владения: Анам или Кохинхину на востоке, Сиам на северо-западе и Камбоджу на юге и в средине. Два первые, имевшие больше случаев запастись Европейским оружием и выучиться Европейскому военному искусству, сделались страшными соседями для Камбоджи, и с обеих сторон отрывали от ней область за областью, до тех пор как обе завоевательные державы близь Кампота сошлись одна с другою; полоса земли, на которой построен этот город, сделалась неутральною землею между враждующими сторонами; во время войны обе разоряли ее, во время мира обе оставляли в покое. Такими-то мирными периодами обыкновенно пользуются жители Камбоджи, чтобы возобновлять свои торговые связи с [50] иноземными народами. Подобный период наступил уже несколько лет назад, и еще продолжается.

Камбоджане, которых плаванию на собственных судах из единственной, еще принадлежащей им гавани, очень вредят Сиамские и Кохинхинские пираты, пригласили Китайских купцов, живущих в Сингапуре, предпринять плавание на кораблях, построенных на Европейский манер, — что до сих пор и производится удачно. Они возили в Кампот грузы пушечного металла, железных изделий, oпиума и т. п., и возвращались в Сингапур с сарачинским пшеном, камбоджскою смолою, перцем, красильным деревом и резною мелочью. Уже одно сарачинское пшено, которого разведение при некотором поощрении могло бы очень распространиться, дало бы способы к значительной торговле. И так вот где можно бы приложить клин, чтобы открыть внутренность Индо-Китайского полуострова для Английской торговли, ибо большая Камбоджская река, Майконг, протекает насквозь всю эту землю и даже делает возможным сообщение со внутренностию Сиама. Открытие этой торговли не сопровождалось бы таким громом, как военные экспедиции против Китая; но торговля была бы не менее прочна и выгодна. Вместе с тем, конечно, нужно бы объехать и описать еще неисследованный западный берег этого полуострова.

Тот же журнал сообщает, что некто из состоящих на службе царя Камбоджского, христианской веры, потомок Португальцев, в 16 и 17 столетиях поселившихся в столице этого царства, три месяца живет в Сингапуре, под предлогом занятий по изданию словаря Камбоджского языка, но вероятно для того, чтобы выпросить у Англичан помощи для прекращения чрезвычайно усилившихся в тех водах морских разбоев, а также чтобы завести торговые связи.

Прежде берег Камбоджи простирался от мыса Лейэнта в глубине Сиамского залива (12° 30' с. ш. 100° 50' в. д.) до мыса Ст. Джемса на восточном берегу полуострова (10° 20' с. ш. 107° 10' в. д.), и имел более 500 миль длины, включая в себе устья Майконга и много важных торговых городов, каковы: Сайгонг, Канкао или Атиен, [51] миль 25 южнее Кампота, и Шантибон, лежащий близко к границе Сиама, и ныне, по изобилию растущего там тикового дерева, сделавшийся большим морским арсеналом этой державы. Береговые владения Камбоджи, как упомянуто от завоеваний Сиамцев и Кохинхинцев очень уменьшились; но во внутренности полуострова, куда тяжелые орудия можно возить только по рекам, Камбоджа сохранила еще все владения, принадлежавшие eй триста лет назад. Самый город Кампот лежит под 10° 33' с. ш. и 104° 40' в. д., при устье реки Кампота; место для спуска якоря имеет три сажени глубины и довольно хорошо защищено длинным островом Ко-Дод, — однако прибой в известные времена года очень силен.

Текст воспроизведен по изданию: Камбоджа // Москвитянин, № 22. 1850

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.